Архив рубрики: эзотерика

Юваль Ной Харари: Смыслом жизни бесполезного класса станут компьютерные игры

Юваль Ной Харари: Смыслом жизни бесполезного класса станут компьютерные игры

Лишние с точки зрения экономики люди смогут проводить все больше времени в трехмерных виртуальных мирах, в которых они найдут больше эмоций, чем в реальном мире

Проблема будущего -это отсутствие занятости и чувства удовлетворенности

Алгоритмы и роботы отберут у людей сотни профессий, но на смену им придут новые виды занятости, пишет в своей колонке в The Guardian историк и автор книги «Homo Deus: краткая история завтрашнего дня» Юваль Ной Харари. Так в будущем популярностью будет пользоваться профессия дизайнера виртуальных миров. Однако освоить ее сможет не каждый. «Работа потребует креативности и гибкости, и пока неясно, сможет ли 40-летний безработный таксист или страховой агент перестроиться и стать дизайнером виртуальных миров», — пишет Харари.

Юваль Ной Харари: Смыслом жизни бесполезного класса станут компьютерные игры

Даже если обладатели традиционных профессий смогут найти новую специализацию, мир продолжит меняться. Через какое-то время каждому специалисту придется «переизобретать» себя заново, уверен Харари. Проблемой будущего станет не просто создание новых рабочих мест, а создание профессий, с которыми люди справляются лучше алгоритмов.

«К 2050 году сформируется новый класс людей — бесполезный класс. В него войдут не просто безработные люди, а люди в принципе не способные устроиться на доступную работу», — пишет историк.

Бедствовать бесполезный класс не будет — развитие технологии приведет к накоплению капитала и позволит выплачивать гражданам безусловный основной доход. Проблемой будущего станет не отсутствие денег, а отсутствие занятости и чувства удовлетворенности. Если у людей нет дела и нет конкретных целей, то они начинают сходить с ума, убежден Харари.

Юваль Ной Харари: Смыслом жизни бесполезного класса станут компьютерные игры

По мнению израильского историка, в будущем многие обретут свое предназначение в компьютерных играх. «Лишние с точки зрения экономики люди смогут проводить все больше времени в трехмерных виртуальных мирах, в которых они найдут больше эмоций, чем в реальном мире», — пишет Харари.

Тысячелетиями люди искали смысл жизни в виртуальных, вымышленных образах. Харари сравнивает с играми религию и потребление. Оба этих конструкта также требуют от человека следования правилам и ритуалам в обмен на определенные блага и переходы на новые уровни.

Уже сегодня многие отказываются от работы в пользу видеоигр. Согласно исследованию американских экономистов, 22% американских мужчин без высшего образования не работали ни дня за последние 12 месяцев. По данным Американского бюро статистики труда, за последние 15 лет количество свободного времени у низкоквалифицированных рабочих увеличилось на 4 часа в неделю, и 3 часа из этого дополнительного времени тратится на видеоигры.

Харари предполагает, что к 2050 году люди будут исследовать новые игровые сценарии — либо в формате видеоигр, либо в формате новых религий и идеологий.

Юваль Ной Харари: Смыслом жизни бесполезного класса станут компьютерные игры

Смысл жизни будет заключен в новых видах деятельности и новых ритуалах. Работа, по определению историка, была смыслом жизни только в определенные периоды истории и в определенных мировоззренческих системах.

В своей книге «Homo Deus: краткая история завтрашнего дня» Юваль Ной Харари описывает возможные религии будущего. К ним он относит датаизм — новую идеологию, согласно которой человек утратил свою доминирующую роль в цифровом мире и стал лишним звеном. Другая система ценностей — техногуманизм — делает ставку на развитие возможностей человека с помощью нейроинтерфейсов и киборгизации. По прогнозам Харари, к 2100 году человек разумный перестанет существовать как вид, так как человечество само себя модифицирует с помощью искусственного интеллекта и биотехнологий.

Джо Диспенза: Мы получаем ТО, что отправляем

Джо Диспенза: Мы получаем ТО, что отправляем

Осознанное намерение нуждается в энергетической подпитке, в катализаторе — и таким катализатором выступают приятные эмоции. Сердце и разум действуют сообща. Чувства и эмоции объединены в состояние бытия. И если наше состояние может за 2 минуты свернуть и развернуть нити ДНК, то это многое говорит о человеческой способности создавать реальность.

Джо Диспенза: Мы получаем ТО, что отправляем

Коммуникация с квантовым полем происходит главным образом через мыслии чувства. Поскольку наши мысли сами являются энергией (электрические импульсы мозга легко измерить такими приборами, как энцефалограф), именно они являются важнейшим каналом, по которому мы передаем сигналы квантовому полю.

Джо Диспенза: Нужно и чувствовать себя так, словно то, чего мы хотим, уже присутствует в нашей жизни

  • Мысли и чувства воздействуют на ДНК
  • Квантовое созидание: благодарите прежде, чем получите результат
  • Мы получаем то, что отправляем

Чуть позже я объясню, как это работает, а пока мне хочется рассказать вам об одном удивительном исследовании, которое доказывает влияние наших мыслей и чувств на материю.

Мысли и чувства воздействуют на ДНК

Доктор Глен Рейн, специалист по клеточной биологии, решил проверить способность целителей воздействовать на биологическую систему. Так как молекула ДНК более стабильна, чем клетки или бактериальные культуры, было решено, что целители должны взаимодействовать с пробирками, содержащими ДНК.

Опыт проводился в калифорнийском центре «Математика сердца». На счету его специалистов уже было множество уникальных исследований, в том числе в области физиологии эмоций и взаимодействия сердца и мозга. Им удалось проследить связь между эмоциональным состоянием человека и сердечным ритмом. Так, отрицательные эмоции (например, гнев или страх) нарушают сердечный ритм, а положительные (любовь или радость), напротив, делают его очень четким. Специалисты из «Математики сердца» назвали такой ритмический рисунок сердечной слаженностью.

Доктор Рейн сначала исследовал группу из 10 участников, которые в совершенстве владели техниками достижения сердечной слаженности, разработанными в центре. С помощью этих техник испытуемые вызывали в себе сильные положительные чувства (например, любовь и благодарность), а затем в течение двух минут держали в руках пробирки с образцами ДНК в дистиллированной воде. При анализе этих образцов никаких статистически значимых изменений выявлено не было.

Специально обученные участники из второй группы проделывали то же самое, но с небольшим дополнением: они не просто создавали позитивные эмоции (чувства) любви и благодарности, но одновременно удерживали в голове намерение (мысль), которое заключалось в сворачивании либо развертывании нитей ДНК. На этот раз анализ показал статистически значимые изменения конформации (формы) молекул ДНК. В некоторых случаях нить ДНК оказывалась свернутой или развернутой на целых 25 %!

Участники из третьей группы, также прошедшие специальный тренинг, удерживали четкое намерение изменить ДНК, однако получили указание не приводить себя в благоприятное эмоциональное состояние. Иными словами, они пытались воздействовать на материю исключительно силой мысли (намерения). Результат? Нулевой!

Позитивное эмоциональное состояние, в котором пребывали участники первой группы, само по себе не влияло на ДНК. Не подкрепленное эмоциями твердое намерение участников второй группы также не произвело эффекта. Желаемый результат был достигнут, лишь когда субъекты удерживали в мыслях четкие цели и подкрепляли их положительными эмоциями.

Осознанное намерение нуждается в энергетической подпитке, в катализаторе — и таким катализатором выступают приятные эмоции. Сердце и разум действуют сообща. Чувства и эмоции объединены в состояние бытия. И если наше состояние может за 2 минуты свернуть и развернуть нити ДНК, то это многое говорит о человеческой способности создавать реальность.

Эксперимент доктора Рейна доказывает, что квантовое поле не реагирует на наши желания — чисто эмоциональные запросы. Не реагирует оно и на наши цели, т. е. мысли. Квантовое поле откликается лишь тогда, когда мысли и эмоции согласованы друг с другом, а значит, передают один и тот же сигнал. Когда положительная эмоция, испытываемая от всего сердца, накладывается на четко сформулированное осознанное намерение, квантовое поле получает сигнал, на который последуют поистине поразительные ответы.

Квантовое поле реагирует не на наши желания, а на наше состояние бытия.

Джо Диспенза: Мы получаем ТО, что отправляем

Квантовое созидание: благодарите прежде, чем получите результат

Для получения желаемого результата надо привести мысли в соответствие с чувствами, а затем перестать заботиться о конкретных деталях его достижения. Это прыжок в неизвестность, и, чтобы вместо однообразных, предсказуемых результатов наша жизнь наполнилась радостью новых ощущений и квантовых сюрпризов, мы должны его совершить.

Но чтобы желания воплотились в реальность, нам потребуется еще один прыжок в неизвестность.

Когда вы обычно испытываете благодарность? Скорее всего вы ответите: «Я благодарен за мою семью, за то, что у меня есть дом, друзья, работа». Что объединяет все эти вещи? То, что они у вас уже есть.

Как правило, мы благодарны за то, что уже произошло или присутствует в нашей жизни. Нас с вами заставили считать, что нельзя радоваться без причины, испытывать благодарность без повода, чувствовать любовь без достаточных на то оснований. То есть наше внутреннее состояние зависит от внешних факторов — модель Ньютона в действии.

Новая же модель реальности требует от нас, квантовых созидателей, совершить внутренние изменения (на уровне мозга и тела, мыслей и ощущений), не дожидаясь, пока органы чувств зафиксируют какие-либо внешние изменения.

Можете ли вы быть благодарны за желаемое событие и радоваться ему еще до того, как оно произойдет? Можете ли вообразить будущую реальность настолько живо, чтобы погрузиться в нее уже сегодня?

В терминах квантового созидания: можете ли вы быть благодарны за то, что существует в квантовом поле в качестве потенциала, но пока не материализовалось? Если да, значит, вы вышли за рамки причинности (зависимости от внешних факторов для совершения внутренних изменений) и научились сами вызывать желаемые следствия (меняться изнутри и этим воздействовать на внешний мир).

Испытывая благодарность, мы сигнализируем полю, что то или иное событие уже произошло. Но только благодарность не должна оставаться на уровне мыслей.

Нужно и чувствовать себя так, словно то, чего мы хотим, уже присутствует в нашей жизни. В этом случае тело (которое воспринимает только чувства) уже сейчас испытает эмоциональное переживание будущего события.

Джо Диспенза: Мы получаем ТО, что отправляем

Мы получаем то, что отправляем

Жизненные события формируются по следующей схеме.

Если мы когда-либо испытывали страдание, оно сохраняется в нас на уровне мозга и тела и выражается в мыслях и чувствах — следовательно, мы посылаем в квантовое поле сигнал, соответствующий страданию. А в ответ универсальный разум посылает в нашу жизнь очередное событие, которое вызовет аналогичную ментальную и эмоциональную реакцию.

Наши мысли подают сигнал (я страдаю), а эмоции (страдание) притягивают событие, находящееся на той же эмоциональной частоте, т. е. хороший повод пострадать. Мы в самом прямом смысле постоянно просим у универсального разума доказательств его существования, и он отвечает нам на языке событий. Вот какова наша сила!

Центральный вопрос: почему мы не посылаем сигнал, который бы привел к благоприятным результатам? Как нам измениться, чтобы наш сигнал соответствовал событиям, которые мы хотим привлечь в свою жизнь? Мы должны до конца поверить в то, что, осознанно выбирая мысли (сигналы) для передачи в квантовое поле, мы будем получать вполне ощутимые, хотя и неожиданные результаты. Тогда и произойдут желаемые изменения.

Объективный разум наказывает нас не за грехи (т. е. мысли, чувства и действия), а через них. Так как мы проецируем в поле сигнал, состоящий из мыслей и чувств (в частности, страдания), которые были вызваны негативным опытом прошлого, стоит ли удивляться, что поле дает столь же негативный отклик?

Сколько раз вы произносили примерно такие слова: «Невероятно! Почему со мной все время это случается?»

Исходя из нового понимания природы реальности, вам должно быть очевидно, что подобные утверждения отражают вашу приверженность ньютоно-картезианской модели, в которой человек является жертвой причинно-следственных связей. Теперь вы уже знаете, что вполне способны сами вызывать желаемые следствия. И вместо того, чтобы реагировать привычным образом, вы должны задаться вопросом: «Как мне изменить свои мысли, чувства и поведение, чтобы получить желаемый результат?»

Соответственно наша миссия состоит в том, чтобы осознанно перейти в такое состояние сознания, из которого можно установить контакт с вселенским разумом, напрямую подключиться к полю вероятностей и четко сигнализировать ему о своей готовности измениться и получить желаемый отклик в форме жизненных событий.

Джо Диспенза «Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели»

Спиральная динамика — возвращение к уровням существования

Спиральная динамика — возвращение к уровням существования

В предыдущей статье мы увидели, как понимание феномена развития психики человека менялось в модели спиральной динамики от её основателя Клэра Грейвза до современных интерпретаций. Здесь мы рассмотрим базовые полагания теории в её изначальной версии. Если, подобно тому, как это бывает на вводных тренингах по СД, поспешить сразу перейти к описанию уровней, мы рискуем попасть в ту же ловушку, из которой и родилась эта серия статей, — путаница в интерпретациях. Поэтому я предлагаю сперва внимательно разобраться с природой процесса, описанного Грейвзом. В этой статье я придерживаюсь именно тезисов доктора Грейвза, в некоторых местах приводя сравнения с другими психологическими моделями и теориями.

То, что мы думаем

Итак, то, что описывает спиральная модель, Грейвз назвал уровнями существования. Но что это такое?

Грейвз обнаружил феномен стадийного развития психики взрослых людей, но в своём понимании природы этого процесса он сам прошёл длинный путь: находя объяснение, видя опровергающие факты, сомневаясь, идя глубже. Попробуем проследовать в своих размышлениях за ним.

Напомню, что своё исследование учёный начал с анализа большого количества ответов своих студентов на вопрос:

Что такое психологически зрелый («psychologically mature») взрослый («biologically mature») человек?

Сначала Грейвз резонно предположил, что все ответы — это просто разные убеждения людей о том, «как правильно жить». Ведь человек всегда стремится свои онтологические убеждения спроецировать на все сферы жизни и на других людей. Тогда понятно, почему из этого рождались разные мироописания и представления об окружающих (в т. ч. о «зрелых взрослых людях»). Остановись Грейвз на этом тезисе — и дальше действительно можно было бы классифицировать эти установки, наиболее крупные категории заменить на понятие «цМем» (что сделали Бек и Кован) — и дело с концом. Достаточно сложно объяснить, почему во всём многообразии этих установок независимые оценщики раз за разом выделяли одни и те же 4 – 5 групп (неужели все современные онтологии столь очевидно сводятся к нескольким базовым убеждениям?). Но допустим даже, что это предположение верно.

Куда сложнее вписать в эту концепцию другой феномен. Так как Грейвз достаточно долго наблюдал за объектами своего исследования, категории их ответов менялись (речь идёт не просто об изменении какого-либо убеждения, а именно о переходе в другую категорию). Происходило это в результате личной или групповой работы, изучения литературы, давления авторитетов и просто важных событий в жизни студентов. И в случае таких изменений категории сменялись всегда в одном и том же порядке.

Почему бы личные установки, ценности и картины мира, при всём их многообразии, в своей трансформации обнаруживали такую последовательность?

Это уже нельзя было игнорировать. К тому же, Грейвз заметил закономерности между категориями ответов студентов и определёнными паттернами в их поведении. И тогда сделал следующий шаг.

То, как мы думаем

Второе предположение Грейвза: уровни — это системы личности в миниатюре.

Давайте присмотримся к этому месту внимательнее — здесь происходит важный переход в концептуализации, который упускается в разговоре об уровнях как о развитии ценностей и представлений о мире. Мы начинаем видеть, что процесс формирования ценностей и мироописаний бесконечно разнообразен. Он происходит в результате воспитания, социализации, адаптации к среде, собственных размышлений, рефлексии, психотерапии, философствования, этических дискуссий… всё это, помноженное на многочисленные индивидуальные особенности личности (темперамент, конституция, системы конденсированного опыта, пиковые переживания) даёт огромное число факторов, из которых мы почти непредсказуемо («нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся…») приходим к тем или иным ценностным установкам. Они, в свою очередь, начинают влиять на наше дальнейшее самоопределение и осмысление мира, обуславливая изменение ценностей и онтологии. Это разнообразие путей с трудом поддаётся типологизации (если это вообще возможно).

Выходит, что ценности — это вторичный феномен, являющийся продуктом определённого процесса. Но помните один из основных тезисов Грейвза?

Важно не то, во что человек верит, но как он в это верит.

Критика критики мема о 6 – 9. Источник: paulspurpose.com

То есть закономерности, выделенные в уровни, можно проследить в том, «в каких отношениях» со своими ценностями находится человек; каким образом выстроена, функционирует, определяет поведение и изменяется его картина мира. Вот это качество Грейвз позднее назвал «Тема», утверждая, что она уже дальше разворачивается в конкретный образ жизни, ценности, убеждения и прочие индивидуальные особенности (называемые им «Схема»).

Но в чём природа этого качества? Откуда берётся «Тема»?

P.S. Замечу здесь, насколько приятно читать Грейвза, столь живо описывающего свои переживания во время исследования. Выглядит это примерно так: «И тут я собрал все вот эти данные, посмотрел на них и подумал… @^&#%! Твою ж мать, это какой-то хаос, не объяснимый ни одной теорией! И на черта я в это залез?.. Ну ладно, ничего не поделаешь, теперь придётся с этим по-честному разбираться…»

Собственно, в этом месте поиска Грейвз и начинает углублённую часть эксперимента: наблюдение за поведением студентов из-за одностороннего стекла, измерение психодинамических показателей, интриги в колледже (ведь всё это должно было по-прежнему выглядеть обычным учебным курсом). Единого паттерна у объективных психодинамических метрик не выявилось: какие-то росли вместе с уровнем, какие-то снижались, иные менялись циклично, многие вообще не показывали никакой корреляции. Так, например, выяснилось, что уровни не коррелируют с интеллектом, темпераментом, интроверсией/экстраверсией, лишь косвенно — с социально-экономическим бэкграундом.

Кстати, это позволяет нам увидеть некорректность изображения уровней в виде типичных образов. «Оранжевый» представляется как активный, напористый предприниматель-лидер? Вовсе не обязательно.

И всё же внутри одной категории ответов студентов прослеживалось общее свойство мотива. А в их поведении — психологические способности, принципиально недоступные на более ранних уровнях. В попытке объяснить это Грейвз вводит два новых понятия и делает третий шаг в своей концепции.

«Функция от двух переменных»

Экзистенциальный вызов («existential problem», «conditions of living») — это воспринимаемые условия жизни и то, какую задачу они ставят перед человеком.

Функциональная система («functional system», «neurological coping system», «means for living») — это комплексная психическая система, обеспечивающая механизмы/инструменты для жизни.

Что важно понять про эти два термина? (стараюсь тут следовать за Грейвзом, немного дополняя из современных изысканий)

  • Экзистенциальный вызов складывается и из объективных факторов среды, и из их восприятия (то есть он субъективно-объективный). Так, с одной стороны, сложно спорить, что жизнь в богатой городской семье или в трущобах ставит разные вызовы перед человеком. С другой — не забывайте опыт Виктора Франкла с его утверждением: «И в концлагере никто не может отнять твоего переживания смысла».
  • Согласно Грейвзу, к моменту, когда одни экзистенциальные вызовы оказываются решены, происходят две вещи. Во-первых, сам образ жизни на предыдущем этапе порождает ряд новых проблем (например, пока отстаивал свои границы и брал всё по праву силы на уровне CP — «красный» — нажил себе кучу врагов). А во-вторых, освобождается психическая энергия, которая позволяет эти новые проблемы заметить, осознать и принять как экзистенцию.
  • Функциональная система — штука сложная и не сводящаяся к одному феномену. Хоть Грейвз и пытался определить «расположение функциональных систем в головном мозгу», современная нейрофизиология опровергает модель зонирования высших психических функций. Более того, как мы увидим в следующей статье, функциональную систему даже не получается определить через одну когнитивную способность.
  • И всё же у каждой функциональной системы есть ряд способностей, не доступных ранее. На мой взгляд, по глубине это сравнимо с появлением новых когнитивных возможностей у ребёнка. Сравните с появлением способности оперировать абстрактными понятиями (Пиаже, Выготский). Или с научением контролировать собственные моментальные импульсы через раннюю игру (Эльконин). Подобно тому, как у детей эти способности формируются медленно, накопительным образом, а затем вдруг происходит качественный переход, Грейвз такое изменение у взрослых называет «квантовым скачком», который по мере интеграции в психику меняет почти всё восприятие.

Таким образом, эта пара — экзистенциальный вызов и функциональная система — и формирует уровни существования, через которые постепенно проходит человек в своём «нескончаемом испытании».

Верный вызов — верный инструмент

Что не есть уровни существования

Пройдя вместе с Грейвзом по этой цепочке умозаключений, давайте попробуем отличить уровни существования от других феноменов, с которыми их часто путают.

  • Уровни существования ≠ культурные нормы и ценности. С этим мы уже разбирались раньше: ценности и мировоззрения значительно зависят от культуры, среды, воспитания и пр. — они порождают многочисленные варианты «схемы» жизни, относящиеся, тем не менее, к одной и той же «теме».
  • Уровни существования ≠ психотип (или другие особенности характера). Всё разнообразие типов личности и типов социализации по-разному преломляется через каждый из уровней развития (например, см. проявление разных эннеатипов через призму СД в статье Деборы Оотен). Я предполагаю, что определённые психотипы с большей вероятностью могут «застревать» на определённых этапах развития или особенно ярко обнажать их характерные черты. Но не нашёл серьёзных исследований таких закономерностей.
  • Уровни существования ≠ проявление конкретных психопатологий. Когда мы диагностируем невроз или психологическую травму у человека, можно говорить о связи самой травмы с периодом проживания определённого уровня (в этом — мощный психотерапевтический потенциал СД). Но это ещё вовсе не значит, что человек так на этом уровне развития и остановился. В своей практике я часто наблюдал случаи, когда реальный переход на следующие уровни уже произошёл, при этом «за спиной» осталась травма, которая даёт о себе знать в виде неосознанных реакций, включаемых «триггерами». Проекции таких травм на текущее состояние человека многие интегральные психотерапевты называют «тенью». В версии Кена Уилбера травмирующие опыты порой могут вызывать «аддикции» и «аллергии» к целым уровням. И всё же обнаружение человеком того, что экзистенциальный вызов, бывший актуальным в травмирующем опыте, уже пройден, даёт большую силу и возможности (особенно в терапии). Кстати, поэтому я скептично отношусь к формуле, что «истинный уровень развития проявляется в стрессовых (=триггерных) ситуациях».
  • Уровни существования ≠ конкретные навыки мышления. Часто оранжевый уровень приравнивают к развитому критическому мышлению и долгосрочному планированию. Зелёный — это мышление в масштабах всего человечества и понимание чужой картины мира. А жёлтый — системное мышление и умение действовать в динамичной неопределённой ситуации. И есть целые школы, технологии и методики, которые достаточно успешно развивают эти когнитивные навыки. Однако по другим критериям видно, что навыки мышления еще не гарантируют переход на следующий уровень существования (хотя, вероятно, могут способствовать ему).

Движение по спирали

Хорошо, к этому моменту мы, кажется, разобрались с тем, что такое уровень существования — связь воспринимаемого экзистенциального вызова и активированной функциональной системы.

Опираясь на это понимание, давайте разбираться, как Грейвз описывал процесс движения вверх по уровням.

  • Психика человека при развитии проходит уровни последовательно. Это объясняется тем, что способности новой функциональной системы опираются на весь предыдущий потенциал сознания.
  • Психика — открытая система, то есть нет финальной точки, к которой она приходит в своём развитии. Сегодня это кажется почти очевидным, но для современников Грейвза именно этот тезис был одним из наиболее радикальных и прорывных. Иными словами (вспоминая начало исследования), нет никакого финального состояния «взрослого здорового человека».
  • В этом развитии последовательно чередуются стадии с доминированием «экспрессивной» системы (выстраивающей стратегии восприятия и поведения по принципу «меняй мир под себя») и «жертвенной» системы (принцип «адаптируйся под мир»). Кстати, «мир» здесь понимается в широком значении, включая внутри-психический (то есть пример жертвенной установки может быть «адаптируй свои желания под разрешение внутреннего конфликта»). Обратите внимание: это не то же, что «индивидуальные vs. коллективные» уровни в современных версиях СД.

 

P.S. Кстати, визуальный образ спирали у Грейвза демонстрирует именно это чередование: динамику жертвенной и экспрессивной систем, одновременно присутствующих в человеке. При этом на каждом уровне одна находится на «взлёте» (доминирует), а другая — на «плато» (подчиняется). К сожалению, уже у Бека/Кована этот образ модельного хода потерялся.

 

 

 

Каждый новый уровень действительно включает в себя предыдущие

Так как часто именно это — место многих неверных интерпретаций, давайте разберёмся подробнее.

Итак, уровень складывается из экзистенциального вызова и функциональной системы. Одно из условий перехода — текущий вызов должен быть решён. Но это не значит, что он просто исчезает. Потребность остаётся, но с неё смещается экзистенция. То есть её удовлетворение переходит в фон внимания и перестаёт ощущаться смыслом жизни.

Например, фиолетовый уровень связан с достижением ощущения безопасности и сохранности. Один из основных способов его получения — слияние с группой «близких своих», своим трайбом. Поэтому экзистенциально важным оказывается принятие этой группой.

При здоровом переходе с фиолетового уровня человеку по-прежнему важно групповое принятие. Но он больше не чувствует полной зависимости от группы, так как ощущение безопасности и стабильности, которое группа давала, стало базовым переживанием (произошла его интериоризация). При этом принятия самого по себе уже недостаточно для ощущения полноты и осмысленности жизни. Тогда человек готов им рискнуть ради новой «звезды», зажжённой на Пути.

Способности же, развитые в рамках функциональной системы, при переходе продолжают использоваться и пополняют общий инструментарий психики. При этом они перестают быть единственными доступными для определённого типа ситуаций.

Например, если красный уровень пройден здоровым образом, человек теперь может использовать силу и волю при необходимости; а может — просто договориться. Он может найти в себе отвагу пойти навстречу своему страху, но не пытается обязательно «переться напролом» или вытеснять едва замеченный страх. Он может решиться делать новое дело сам; но готов и принять помощь.

  • Собственно, из этого следует ещё один ключевой тезис. Основная психодинамическая характеристика, у которой Грейвз обнаружил стабильную корреляцию с ростом уровня, — это степень свободы поведения.

То есть количество вариантов осознанного действия, из которых человек по факту выбирает в открытых ситуациях, увеличивается с каждым уровнем.

Динамика перехода

  • Переход происходит, когда новый экзистенциальный вызов уже вышел на первый план, но функциональная система, способная отвечать на него, ещё не сформировалась полностью. Этот разрыв вызывает ощущение когнитивного диссонанса, что приводит к тому, что психика сперва начинает перебирать предыдущие стратегии, но попытки действовать из них не приносят успеха.
  • Этот момент — кризисная точка. Именно из неё может произойти «откат» — возвращение и фиксация в предыдущем уровне до следующей попытки (к сожалению, часто именно это и случается).
  • Или же происходит «ключевой инсайт» (активированная функциональная система всё-таки позволяет по-новому взглянуть на вызов). Под инсайтом здесь имеется в виду не чисто интеллектуальное понимание, а целостный опыт «складывания кусочков паззла воедино».
  • Далее новая система проходит через период конфронтации. Это важно. Именно в этой конфронтации — с внешней средой, сопротивляющейся изменениям, или с инерцией собственного сознания — новая функциональная система крепнет и образует новые стратегии поведения.
  • Наконец, система проходит период консолидации, когда выработанные инструменты наиболее успешно позволяют отвечать на экзистенциальный вызов, а он сам переходит в фоновую зону внимания. Открывая пространство для следующего перехода.
  • Во всём процессе перехода фигурирует то, что Грейвз называет «психологическое время» — этим понятием он обозначает плотность внутренних событий, которые позволяют происходить процессам перехода.

Здесь важно подчеркнуть отличие того, как Грейвз понимал развитие психики, от некоторых современных интерпретаций спиральной динамики. В них авторы стремятся уйти от концепции, собственно, уровней существования, говоря, что все «цвета» находятся в человеке, проявляются в нём одновременно, но какие-то из них доминируют.

Я предполагаю, что такое описание было выбрано как своего рода «прививка» против двух частых заблуждений: превращения СД в конкурс «доберись скорей до высших уровней» у особо азартных читателей; и негативная оценка более ранних уровней, их отрицание.

Но эта же метафора, как мне кажется, сбрасывает со счетов фундаментальность феномена перехода. По словам Грейвза, в человеческой психике действительно заложены потенциалы для всех уровней существования, подобно тому, как в ребёнке уже есть потенциал к развитию сложного мышления, а в семени уже есть потенциал дерева… В том смысле, что человек как система способен до них дорасти.

Но если определённая функциональная система ещё не развита, а новая проблема пока не стала настоящей экзистенцией — переход не произошёл — то важно это так и увидеть.

Эта путаница очень ярко отражена во многих современных сообществах, где распространены т. н. «зелёные» ценности: гуманизм, плюрализм, всесвязность, любовь, принятие… И всё же многие люди в таких сообществах, честно эти ценности разделяющие, «резонирующие с ними», в своём поведении и мышлении принципиально отличаются от тех, кто, по моим догадкам, находится на зелёном уровне существования.

Впрочем, про зелёный уровень (и остальные) мы ещё поговорим подробнее в третьей статье. Здесь же давайте подытожим общее понимание уровней развития человека у Грейвза.

Итог

  1. В процессе развития обнаруживаются новые экзистенциальные вызовы, и активируются более сложные функциональные системы, позволяющие на эти вызовы отвечать.
  2. Эта пара (экзистенциальный вызов + функциональная система) образует «тему» — определённую призму восприятия себя и мира, из которой уже может рождаться огромное разнообразие ценностей, убеждений, онтологий, веры и поведения («схема»).
  3. Переходы между уровнями — качественны. Переход влечёт за собой изменение почти всех аспектов психики: восприятия себя и мира, ценностей и пр.
  4. Уровни структурированы иерархически (да). Действительное восприятие более позднего уровня практически недоступно психике до перехода. А вот более ранние уровни в здоровой ситуации включены в текущий (при этом вызов переходит из экзистенции в фон внимания, а психические способности используются как неединственный инструмент).
  5. Последующие уровни не «лучше» предыдущих, но их переход — это процесс развития. У каждого уровня есть травмы, девиации и слабые стороны. Кроме того, более высокие уровни могут оказаться менее социально успешными во многих сообществах. Однако с каждым следующим уровнем возрастает степень свободы поведения, расширяя спектр действия человека, а восприятие себя и мира становится более сложным.
  6. Переходы последовательныа сама система — открытая. То есть она не приходит к финальному состоянию, нет никакого конечного состояния под названием «психологическая взрослость».

Проследив весь этот путь от базовых полаганий Грейвза, мы наконец-то можем ответить на многие вопросы, разъяснить противоречия, закрыть «пробелы», которые часто возникают при поверхностном изучении теории.

И всё же даже из этой глубины рассмотрения (или, на самом деле, только лишь из неё) мы задаём вопросы, которые требуют дальнейшего понимания, исследования и поиска.

Какова природа этого загадочного процесса, вызывающего переход, особенно первую его стадию — когнитивный диссонанс? Что значит утверждение: для этого должно пройти «достаточное психологическое время» — учитывая, что оно не очень связано с временем хронологическим? Можно ли этот переход форсировать?

Грейвз говорит, что он рассматривает человека как биопсихосоциальную систему. То есть очевидно, что развитие опирается и на биологические, и на психологические, и на социальные процессы. Но как именно эти разные аспекты влияют на движение?

Какие социальные среды способствуют развитию или тормозят его? Так, и из модели, и на практике видно, что «оранжевая» предпринимательская среда ещё никак не гарантирует переход индивида на этот уровень (вместо этого предпринимательские установки могут усваиваться лишь как догмы или провоцировать чувство неполноценности из-за неготовности им соответствовать). А «зелёные» сообщества, по нашим наблюдениям, могут тормозить переход из фиолетового или синего уровней для индивидов, обеспечивая комфортные условия принятия группой. Эти разнообразные паттерны почти не исследованы и не описаны.

А какие организменные изменения способствуют или даже необходимы для перехода на определённые уровни? Действительно ли некоторые телесные практики задействуют механизмы в организме, важные для перехода на зелёный и дальше (и если да, то какие)? Какие соматические эффекты есть у переходов? А как на развитие влияет работа по расширению спектра восприятия и состояний сознания (вопрос пока систематически не исследованный в движении «интегральной теории» Уилбера)?

А какие когнитивные навыки и привычки способствуют развитию? И почему, с другой стороны, научение им само по себе ещё не обеспечивает переход? Как наиболее эффективно психологически поддерживать и фасилитировать стадию перехода?

Вообще, если подробно всматриваться в процесс развития, в нём обнаруживается огромное число элементов: мышление, установки, привычки, телесная осознанность, внимание… Собственно, последователи Уилбера называют их «линиями развития». Но как эти элементы действительно взаимно влияют друг на друга, усиливают, тормозят или дают синергетический эффект?

И, наконец, вопросы чисто прикладного характера. Например, как наиболее валидно можно диагностировать уровень существования человека и/или состояние перехода? Сам Грейвз в своих книгах предупреждает об опасности прямой поверхностной оценки (и прямо выступает против тестов и опросников, «определяющих» уровень). И, тем не менее, уже есть множество тестов, ассессмент-инструментов и пр. Большинство попадает ровно в предреченную Грейвзом ловушку, оценивая лишь внешние проявления уровня (ценности, установки, убеждения — то, во что человек верит, а не как он верит).

Самостоятельная диагностика по типу «в описании какого уровня вы узнаёте себя» тоже обладает очень низкой валидностью из-за всего спектра когнитивных искажений, представлений о себе и сложности глубокой рефлексии. Параллельная ветка исследований — Джейн Лёвинджер, Сюзанны Кук-Гройтер и Терри О’Фаллон — предлагает диагностировать человека через языковые паттерны, используя лингвистический анализ на основе ответов на открытые вопросы. Мы в проекте «Базовые психотехники» разрабатываем тренинговые упражнения, которые фокусируют ситуацию на определённом аспекте поведения и восприятия. Тогда через анализ своих переживаний и реакций можно обнаружить травмированные и устойчивые зоны и частично — актуальный уровень.

Возможно, качественная диагностика совмещает разные методы, но вопрос её разработки точно ещё открытый.

 

Спиральная динамика: история развития

Спиральная динамика: история развития

Эта статья предполагает, что читатель уже имеет базовое знакомство с моделью спиральной динамики (СД). В статье упоминаются различные источники, через которые можно познакомиться с теорией. Если вы еще не сталкивались плотно с этой моделью, рекомендуем обратиться к любому из приведённых источников и изучить один из источников.

© Clare Graves, “The Never Ending Quest” (2005)

Изображение из книги Клэра Грейвза «Нескончаемое путешествие» (Clare W. Graves, The Never Ending Quest, 2005)

За последнее десятилетие модель эволюционного развития, распространившаяся под названием «Спиральная динамика», успела приобрести широкую известность в России (в мире, по нашим наблюдениям, первая волна моды на данную теорию развития уже спала). Институты учат и продают курсы, Греф открывает бирюзовые Сбербанки, в группах в Facebook идут и идут дискуссии, коучи консультируют до самого Байкала, новые книги выпускаются с российским соавторством.

Это, несомненно, хорошее явление, способствующее распространению этой мощной теории и связанного с ней новаторского подхода. Спиральная динамика, рождённая изначально как психологическая теория, применяется к бизнесу, коучингу, политике, маркетингу, образованию, социологии, социотехнике.

Однако при таком большом количестве интерпретаций теория неизбежно искажается. У этого есть несколько причин.

Во-первых, перекладывая модель на новые области, разные авторы по-разному трактуют сами основания теории: что такое эти «уровни» и какую природу они имеют? Как происходит переход? Что значит, что уровни включены друг в друга? Как они связаны с ценностями, поведением и т. п.? Самые известные авторы становятся «источниками», от которых отталкиваются новые интерпретаторы. Для них такое понимание самой теории  —  уже аксиома.

Вторая причина :  в какой-то момент сама модель и теоретическая база, лежащая в её основании, начинают использоваться просто как язык. Цвета стадий очень удобны для отсылок к типичным ситуациям: «синяя бюрократия», «страна оранжевых менеджеров», «зеленые слоганы», «красный лидер» (и, конечно, «бирюзовая организация»). У нас возникает соблазн подогнать какие-то черты людей / организаций / групп / картин мира под цвета, закрывая глаза на расхождения описанных ситуаций и изначальных характеристик уровня, добавляя расхождения, на которые мы закрываем глаза.

В итоге, все интерпретации спиральной динамики начинаются примерно одинаково. Но, подобно двум линиям, расходящимся под углом, противоречия становятся заметнее по мере удаления от центра. Так, первые уровни данной модели развития (бежевый, фиолетовый) описываются всеми сходно. Но если посмотреть на зелёный уровень (6-й по счету в модели) у разных авторов, то порой в даваемых описаниях сложно опознать одну и ту же теорию.

В этом цикле статей мы хотим немного «расчистить карту местности», проследить изменение понимания теории эволюционного развития, «вернуться к истокам»  —  к базовым тезисам Клэра Грейвза о природе этого самого развития,  —  и задать вопросы в их отношении. Наша цель  —  не «возвратить святую истину первоисточника», а внести ясность и посмотреть современным взором на действительно прорывные понимания.

Это исследование задумывается как цикл статей:

  • Первая статья  —  это историческая справка. Мы проследим, «как мы здесь оказались» и какие базовые изменения вводились в теорию в каждой из последующих интерпретаций.
  • Вторая статья  —  разбор тех самых базовых предположений и тезисов, которые предлагал Грейвз.
  • В третьей статье мы предложим своё описание уровней развития, отталкиваясь от Грейвза и дополняя его своим опытом работы со спиральной динамикой.

В конце попробуем задать вопросы, которые действительно нас волнуют, адресуя их самой теории. И через них пригласим в дискуссию.

Эволюция эволюционной теории

Клэр Грейвз. Возникновение экзистенциальных вызовов

Основоположником теории является Клэр Грейвз (1914 – 1986). Во времена, когда он создавал теорию, у неё  не было ни красивого названия «Спиральная динамика», ни цветовых обозначений. Только академический хардкор : Грейвз называл её  «теорией эмерджентных циклических уровней существования» («The Emergent Cyclical Levels of Existence Theory»), причем уровни в ней он обозначал парами букв английского алфавита: ANBOCPDQERFS, A’N’, B’O’…

На дворе  — 19 60-е, господствуют несколько основных психологических школ: бихевиоризм, психоанализ, начало экзистенциально-гуманистической психологии. И, так как тогда Грейвз преподавал психологию в колледже, студенты все время задавали ему вопрос: «Так какая же психологическая теория все-таки истинна; какая верно описывает человека?» Д-ру Грейвзу это окончательно надоело, и он начал своё исследование. Своим студентам, еще не успевшим изучить психологию (чтобы не спутать, «студенты» в американских колледжах 1960-х годов  —  это люди из разных социальных слоёв населения в возрасте от 18 до 66 лет) Грейвз задавал один вопрос:

Что такое психологически зрелый («psychologically mature») взрослый («biologically mature») человек?

Слегка обескураженные вопросом, студенты все же начинали обсуждать и думать самостоятельно, а затем писали эссе, которые Клэр собирал, тайно копировал и сохранял (по языку, которым он описывает своё исследование, он вообще тот еще конспиратор был).

Эта процедура повторялась каждый семестр, а ответы доктор Грейвз отдавал независимой комиссии (каждый раз  —  разным людям, не знающим предыдущих результатов), которую просил классифицировать ответы-представления студентов. И раз за разом больше ¾ всех эссе попадало в одни и те же категории. Сначала  —  два больших типа (представления типа «нужно адаптироваться под окружающий мир» и «нужно менять мир под себя»), а те дальше разбились на подтипы. Удивившись такой повторяемости эксперимента, Грейвз начал фиксировать множество психодинамических показателей в поведении студентов, ситуации, в которых они меняли свои представления, способы учиться, динамику группы…  —  и находить корреляции с категорией их ответов.

Наблюдения показывали, что эти ответы часто представляли собой «систему личности в миниатюре», но для определения лежащей за этим закономерности важно не то, во что человек верит, но как он в это верит:

[…] предположение, что не то, что именно человек думает, раскрывает его психологию, но то, как он думает, — вот что предоставляет важнейшие сведения для понимания человека. (Clare Graves, The Never Ending Quest, 2005)

Так Грейвз пришёл к выводу о появлении в развитии психики уровней существования  —  иерархически организованных систем, которые во многом определяют ценности, убеждения, переживание мира, но не являются ни одним из перечисленных феноменов сами по себе (подробнее об их природе по Грейвзу  —  во второй статье).

Появление «Спиральной динамики»

Работа Грейвза,  —  так и не получившая большого признания и популярности при его жизни , —  была подхвачена его учениками: Доном Беком и Крисом Кованом1. В целом, распространение теории, запоминающаяся терминология («спиральная динамика» и цвета уровней)  —  их заслуга. Но нас больше интересуют содержательные изменения, произошедшие на этом этапе.

Во-первых, Бек и Кован вводят понятие цМема. Слово «мем» использовал Ричард Докинз, называя им «единицу культурной информации», затем термин развил Михай Чиксентмихайи. Бек и Кован говорят:

«Мем содержит набор поведенческих инструкций, передаваемых от одного поколения к другому, социальных артефактов и ценностных символов, скрепляющих социальные системы. Подобно интеллектуальному вирусу, мем размножается через различные концепции, такие как стили одежды, новые слова в языке, стандарты популярной культуры, архитектурный дизайн, формы искусства, религиозные выражения, социальные движения, экономические модели и моральные императивы относительно того, как должна строиться жизнь». (Дон Бек, Кристофер Кован, «Спиральная динамика. Управляя ценностями, лидерством и изменениями в XXI веке»)

А дальше авторы предполагают наличие мемов более высокого уровня, мета-мемов, или ценностных мемов (отсюда  — «цМем»).

«Эти цМемы представляют собой организационные принципы, действующие подобно аттракторам для наполненных содержанием мемов, описываемых Докинзом и Чиксентмихайи […] цМемы обладают такой жизненной силой, что овладевают целыми группами людей и начинают сами структурировать их мышление. ЦМемы определяют направление и процесс формирования убеждений».

Из описания, в котором Бек и Кован говорят о том, что цМемы живут «собственной жизнью», захватывают большие группы людей, транслируются через поведение и социальное устройство, вырисовывается образ нескольких близких понятий: эгрегор (из мистицизма), культурный код (из социологии), социальный сценарий (из социальной психологии). Важно, что цМем  —  феномен культурный. И это первый важный сдвиг теории  —  из психического/психологического поля в культурологическое.

Такое рассмотрение влияет на то, как авторы дальше описывают уровни. Так как книга все-таки американская, то и уровни-цМемы описываются такими, как они сформировались в этой конкретной культуре. «Оранжевый»  —  это «яппи» с Уолл-стрит, «синий»  —  религиозный католик-прихожанин, «зелёный»  —  эко-активист или искатель духовных опытов. Яркие узнаваемые персонажи позволяют легко найти ассоциацию для каждого уровня. Но в этих картинках теряется из вида, как тот же уровень проявляется в другой культуре / ином сообществе / при другом воспитании.

Уровень существования становится культурно-специфичным

Вторая черта  —  Бек/Кован описывают ситуацию так, что в разных сферах жизни человек развит до разных уровней: на работе  —  оранжевый, в семье  —  зелёный, в религии —  синий… Такое рассмотрение логично для теории цМемов: скажем, в Индии бизнесмен с предпринимательским материалистическим взглядом на мир, каждое утро совершающий ритуал перед божествами в офисе, дабы привлечь к себе прибыль и удачу  —  частое явление. Социальные сценарии сменяются в разных общественных сферах несинхронно. А психология с удивлением замечает способность человека рационализировать противоречащие установки в собственной картине мира или просто не замечать нестыковки.

Распределение цМЕМов (ценностных мемов). Спиральная динамика

Версия Бека/Кована снимает этот парадокс, однако она же уводит нас от понимания уровней спиральной динамики как уровней существования, фундаментально распространяющихся на всё пространство жизни человека. Если удерживать это предположение Грейвза, нам еще придётся объяснять такое разное поведение человека в рамках одного уровня развития.

Третья особенность:  Бек и Кован сразу пытались заточить спиральную динамику под полезность для менеджеров (основная аудитория такой литературы в США). Отсюда такой фокус на проявлении уровней в корпоративной культуре и организационном устройстве.

Грейвз действительно упоминал (хотя и в незначительной степени) особенности самоорганизации разных уровней при выполнении задач открытого типа без руководства преподавателя (наблюдая за ними из-за одностороннего стекла). Чаще всего «синие» создавали несколько иерархий, «оранжевые» сражались за авторитет, «зеленые» организовывали общий круг, а «желтые» быстро переконфигурировались, меняя ситуативных лидеров.

Диаграммы организационных структур. Переложение авторское, основано на источнике: Clare Graves, «Never Ending Quest», 2005

Переложение авторское, основано на источнике: Clare Graves, «Never Ending Quest», 2005

Но эта динамика была лишь в «гомогенных» группах: состоящих только из людей сходного уровня. В реальной же ситуации в игру вступает множество факторов: взаимодействие разных уровней и их текущая позиция в лидерской структуре, принятые нормы, переходы и взаимовлияние. Бек и Кован предупреждают об опасности упрощения и «окрашивания» целых организаций в цвета, тогда как уместнее через призму спиральной динамики описывать конкретные феномены группового взаимодействия. Но «слово сказанное…». Последствия этого мы еще увидим в дальнейшем пути теории.

«Интегральная эволюция»

Кен Уилбер

Кен Уилбер

Примерно в то же время, что и у Бека/Кована, спиральная динамика начинает фигурировать в работах писателя и философа Кена Уилбера —  автора «интегральной теории». Уилбер проанализировал несколько десятков эволюционных моделей из психологии, социологии, культурологии и др. дисциплин (среди них — теории Гебсера, Лёвинджер, Пиаже, Фаулера, Торберта, Кук-Гройтер, Тейлора, Эриксона и т. д.), а заодно и описания из религиозной / эзотерической литературы, тоже содержащие стадии развития человека.

Обнаружив общие закономерности в этих моделях и сходства между ними, Уилбер объединил их, сказав, что всё это  —  общие уровни развития человека (человечества/общества), где каждая из теорий описывает этот феномен с разных сторон. Сперва он поместил уровни на одну шкалу, проведя аналогии между моделями, которые описывали развитие конкретных сторон личности, общества и стадии духовного просветления.

Кен Уилбер, «Интегральная психология»

Пример сопоставительных таблиц из книги: Кен Уилбер, «Интегральная психология»

Подход Уилбера и вправду очень широкоохватный, но достаточно эклектичный. Тем не менее, сам этот сравнительный анализ очень многое дал, расширив разговор об эволюции сознания за пределы конкретных областей, которые на тот момент занимались этим.

Что меняется содержательно в уилберовском рассмотрении уровней?

Во-первых, тот факт, что сперва Уилбер соединил психологические/социологические модели развития с духовными стадиями, внёс некоторую путаницу. Правда, позднее он разделил это на два «вектора развития»: вектор «вертикального» (личностного) развития  —  «стадии-структуры сознания» — и горизонтального (духовного) развития  —  «стадии-состояния сознания». В поздних версиях теории эти векторы могут развиваться сравнительно независимо друг от друга (объясняя существование действительно продвинутых йогов с комплексами подростка и очень зрелых личностно людей, смеющихся над разговорами о просветлении и духовности). Это нашло отражение в «матрице Уилбера — Комбса»:

Решётка Уилбера — Комбса (Рис. 4-1 из книги «Интегральная духовность» Кена Уилбера)

Матрица (решётка) Уилбера — Комбса

Грейвз, однако, с эзотерикой и духовностью никак не связывался. Увлечение мистицизмом, духовными поисками и экспериментами с изменёнными состояниями сознания он относил к потерянному поиску молодых людей, перешедших на зелёный уровень. Хотя из описания Грейвзом желтого уровня создаётся ощущение, что речь идёт о людях с сознанием за пределами обычной человеческой психики (какой мы привыкли её видеть).

Второе важное изменение  —  сводя вместе столько разных моделей, Уилбер говорит, что они, «подобно ученым, смотрящим на разные склоны одной горы», описывают развитие разных сторон личности. В более поздних работах он называет их «линиями развития» и утверждает, что они тоже развиваются сравнительно независимо друг от друга. Среди линий Уилбер выделяет когнитивную, моральную, эротическую, линии развития эго, эмпатии, потребностей…

Получается, что человек может находиться на одном уровне когнитивно (интеллектуально), на другом —  эмоционально, на третьем  —  по развитию эго. В «Интегральной психологии» Уилбер привносит сюда еще и теорию множественного интеллекта Гарднера, и отныне все эти линии развития  —  это разные типы интеллекта.

Спиральная динамика в модели Уилбера описывает линию развития ценностей (и, соответственно,  —  «ценностный интеллект»).

Вот в этом месте теория сужается от «цМемов» (у Бека и Кована) до просто ценностей, которые могут эволюционировать независимо от развития других характеристик.

Такое прочтение сильно повлияло на то, как сегодня применяют спиральную динамику: сталкиваясь с ситуацией, где то, что человек декларирует как свои ценности, его поведение, его эрудиция и мощность мышления противоречат друг другу, консультанты говорят: «Ну, это же просто разные линии развития. Мышление убежало вперёд и восприняло новые идеи, а этика и поведение остались на месте».

Корректность такого рассмотрения  —  это один из фундаментальных вопросов к теории, который нас интересует. Но об этом позднее.

(Просветленный) бирюзовый бизнес

Фредерик Лалу. Открывая организации будущего (Reinventing Organizations)

Следующая волна популяризации «разноцветной теории» начинается с выходом книги Фредерика. Лалу «Открывая организации будущего».

Лалу занимался, скорее, журналистским, а не научным исследованием разных форм организаций (преимущественно  —  бизнеса). Задавшись вопросом о том, как бизнес может работать в современном мире и взяв спиральную динамику за основу, Лалу находил, интервьюировал и описывал организации, работающие по «новым принципам»: гибкий график, опора на миссию и ценности, большая свобода сотрудников, распределенное принятие решений, орг. структура, основанная на командах и т. д. Их он сравнивал с бизнесами предыдущих уровней развития, чтобы проследить такую же цепочку эволюции, как и в развитии сознания (у Грейвза) и культуры (Бек/Кован).

Лалу, во многом, является соратником Кена Уилбера. В частности, поэтому он взял цвета уровней у Кена, назвав «изумрудным» (teal) уровень, который в спиральной динамике соответствует желтому (в русском издании этот уровень был несколько некорректно переведён как «бирюзовый», что породило немало неразберихи в русскоязычной среде). Есть в книге и ряд конкретных нестыковок с описанием уровней у других авторов. Многие консультанты указывают, что организации, описанные Лалу как «бирюзовые», на самом деле, отражают характеристики зеленого уровня. При этом зеленые организации у Лалу описаны как непродуктивные и наивные (неплохой разбор здесь у Максима Цепкова).

Скорее всего, корректно говорить, что полностью воплощенных здоровых зеленых организаций почти нет в России и единицы на Западе (не путать с примерами просто комфортной корпоративной культуры типа Google). А «желтых» (=«бирюзовых» у Лалу) мы пока не наблюдаем. 

Или не опознаем  —  ведь, по всей вероятности, они будут иметь совсем другую форму, не схожую с классическими представлениями о бизнесе.

Нам, опять же, интересно, какие содержательные изменения привели к этим расхождениям.

  1. В версии Лалу спиральная динамика была полностью перенесена на организации. Парадоксально, но расширение теории на новую область в определенном смысле сузило её.
  2. Так как Лалу опирался на Уилбера и Бека/Кована, там, где дело касается человека, он говорит, в основном, об эволюции ценностей, а не уровнях существования (которые шире по своей природе).
  3. Уже у Бека и Кована описание двух полюсов спирали (в оригинале  —  экспрессивная система и жертвенная система) немного смазано. Лалу полностью заменяет их на пару «индивидуальные» — «коллективные» уровни. Это меняет фокус переходов, хотя по Грейвзу представитель любого из уровней вполне может вести себя как волк-одиночка или предпочитать коллектив. При этом такие психодинамические показатели как «автономность», «тенденция к отношениям», «независимость» на большой выборке в исследовании Грейвза не обнаруживали прямой корреляции с уровнями.
  4. Так как речь идёт о «цветах организаций», у Лалу уровни становятся полностью культурным феноменом, который может существовать вне зависимости от психологии конкретных людей. Организационный уровень почти полностью сводится к сумме корпоративной культуры (в т. ч. неявной) и механизмов управления, которые, в свою очередь, могут интегрировать в себя очень разных людей.
  5. Вследствие этого Лалу целые компании окрашивает в разные цвета. Но, кажется, с точки зрения логики Грейвза, корректнее говорить, что принципиально разные формы организаций  —  это формы, порождённые разным сознанием. Например, не «non-violent communication — это зеленая практика», а «NVC придумали и распространяли люди, с вероятностью находящиеся на этом уровне». Именно на этом месте происходит сбой многих консультантов по «бирюзовому бизнесу» и CEO, пытающихся такими стать. Перенос самой формы лишь меняет тип менеджмента в организации, не трогая само мышление. Как это работает в обратную сторону? Если «человек у руля» переходит на более высокий уровень существования, вероятно, прошлые методы взаимодействия с людьми окажутся для него неорганичными, неудобными, тяготящими. Но он вполне может остаться в них просто потому, что не нашёл/не смог воплотить новые формы управления  —  культурный пласт не подоспел. Каким цветом назвать такую организацию?
  6. Наконец, еще одно важное отличие  —  даже не в содержании, а в стилистике изложения. Так как работа Лалу  —  публицистика, опирается она на образы. Вырисовываются яркие персонажи и компании, олицетворяющие уровни развития. А типичные черты того или иного «цвета» перечислены в конце каждой главы общим списком. И получается, что уровни мы опознаем не по ключевому принципу (у Грейвза это  пара «экзистенциальный вызов — функциональная система; у Бека/Кована  —  цМем; у Уилбера  —  объём воспринимаемых феноменов), а по чертам поведения. Каждый уровень  —  это определенный «анекдот» (в смысле, зашифрованный типичный образ). А там, где черты реальных людей/компаний не соответствуют образу, честно определить их уровень становится невозможно.

Эти особенности спиральной динамики по Лалу вносят путаницу среди тех, кто знакомится с теорией через этого автора. Поэтому, пока мода на «бирюзовые организации» продолжает шагать по миру, я очень рекомендую копнуть чуть глубже в истоки теории Спирали.

Современное развитие спиральной динамики. Мир

С момента публикации Грейвзом первых версий «Теории уровней существования» прошло уже, без малого, полвека. Поэтому многие теорию в её современной интерпретации просто используют: обучают ей или берут в свою деятельность как готовую модель (бизнес-консалтинг, коучинг, терапия).

Но есть и некоторые ветки развития теории.

Одно направление  —  это выяснение связей между уровнями существования и другими психическими / организационными феноменами. Например, в своей статье Дебора Оотен делится результатами своего исследования, в котором она накладывает уровни развития на типы личности по эннеаграмме. Особая ценность таких рассмотрений в том, что они помогают перестать клеймить все проявления человеческого поведения лишь как определенный уровень спирали. Отдельное выделение типов личности и их преломление на СД возвращают нас к нахождению сутевой механики каждого уровня.

Из концепции Деборы Оотен: сопоставление спиральной динамики и эннеаграммы

Другие ученые занимаются уточнением модели развития, создавая новые версии. Например, Терри О’Фэллон и Тим Барта создают собственную модель, именуемую STAGES.

Она в большей степени основывается на разработках Дж. Лёвинджер / С. Кук-Гройтер и воодушевлена учением Шри Ауробиндо. Но по сути описывает тот же феномен взросления и трансформации психики, что и Грейвз. Кроме того, что уровни здесь несколько иначе организованы (так как авторы обратили внимание на другие повторяющиеся паттерны развития), особенно ценными кажутся две вещи:

  1. Авторы начали подробнее сопоставлять уровни со стадиями развития в возрастной психологии (которые в большей степени изучены). Общий принцип, по которому психика человека продолжает развитие, подобное таковому в детском и подростковом возрасте, кажется ценным для общего понимания теории.
  2. Авторы рассматривают типы невротических и других психологических травм, возникающих на определенном уровне или переходе (здесь они называются «теневым материалом», термин введен Карлом Юнгом, позднее заимствован и популяризован Уилбером). Это сильно расширяет применение модели для психотерапии и даёт понять, что один уровень можно «пройти» очень по-разному и с разными последствиями.

Терри О’Фэллон. STAGES

Терри О’Фэллон. STAGES

Исследования Грейвза провоцируют еще одну ветку изысканий: физиология движения по уровням существования. Грейвз выдвинул ряд спекуляций об организменных процессах, связанных с развитием сознания. Например, качание маятника «выражай себя <-> жертвуй собой» он связывал с изменением баланса адреналина и норадреналина, а также доминированием работы правого или левого полушарий мозга; пытался прикинуть, что происходит в головном мозгу при активации новых функциональных систем. При переходе на «желтый» уровень он отмечал резкий скачок электропроводимости кожи, а заодно гадал, что происходит с гормональной системой, если там практически пропадает психологический страх.

Все эти эффекты невозможно было полноценно исследовать в 60-х. Казалось бы, сейчас прорывы в технологиях исследования мозга должны открыть дорогу таким экспериментам. Но, к сожалению, я не нашёл известных исследований, продвинувших понимание физиологических / неврологических изменений при развитии психики.

Я посетил «Нейрофорум 2018» (23 ноября 2018). Общение с нейрофизиологами, нейропсихологами, когнитивистами подтверждает, что в эту сторону исследований особо не ведется.

А в России?

В русскоязычной среде есть свои «звезды» спиральной динамики. Но, как мне кажется, в основном у нас идёт применение и переложение теории на разные области, рост её популярности  —  в большей степени, чем дальнейшее развитие идей.

Резкий скачок популярности теории у нас произошёл с переводом Лалу («Открывая организации будущего»). Теория удачно легла на несколько растущих или оформляющихся сообществ: «Живые города», движение Rapid Foresight (и вообще среда вокруг АСИ и НТИ), бизнес-форумы, начавшие затрагивать вопросы ценностей («Winning The Hearts», «ПиР», «Бизнес со смыслом», «Люби что делаешь») и др. Получилось, что СД, в основном, укрепилась в предпринимательско-инновационных кругах, чуть меньше  —  среди психологов и социальных активистов, в том виде, в котором она дошла до России.

P.S. Я допускаю, что упустил из виду часть глубоких изысканий, идущих в России. Но я сам пока знаком, скорее, с теми специалистами спиральной динамики, которые наиболее публичны и известны (а прорывы зачастую происходят не на свету софитов, в чем убеждает нас данная статья). Поэтому, боясь допустить ошибку, не берусь перечислять имена. Впрочем, их несложно обнаружить, лишь начав поиск в рунете.

Итог

Теория развития сознания Грейвза, опередившая своё время, прошла через ряд интерпретаций и пониманий новых авторов. Это позволило применить спиральную динамику в бизнесе, социологии, политике, духовности и, в целом, популяризовало идею о том, что сознание человека продолжает развиваться, а не просто приходит в «точку взрослости» (и не просто делится на «правильное» и «неправильное»).

С другой стороны, изменялась и сама теория. От уровней существования к цМемам, к ценностному интеллекту, к формам организации… Практически каждая интерпретация по-своему отвечает на вопрос: а что, собственно, развивается (эволюционирует)? Из этого и разные следствия.

Эволюция спиральной динамики

Мы предлагаем удерживать в сознании сложность и разнообразие этих прочтений теории, помня при этом базовые положения, предложенные Грейвзом. Именно к ним мы и приглядимся более пристально в следующей статье. Не претендуя на истинность этой версии. Но, по крайней мере, понимая, с чем именно мы полемизируем.

Примечания

  1. Крис Кован (Chris Cowan) скончался в 2015 году. Прим. ред. 

Спиральная динамика: описание уровней. Часть 2

Спиральная динамика: описание уровней. Часть 2

Первую часть текста можно найти здесь.

ЗАМЕТКА О ПЕРЕХОДЕ «СИНИЙ-ОРАНЖЕВЫЙ» — у Кук-Гройтер «Эксперт»

У Грейвза этот этап описывается лишь как один из переходов, подобно переходным стадиям других уровней. Мы же, вслед за С. Кук-Гройтер, выделяющей этот этап в отдельный уровень «эксперт», остановимся на нём подробнее. Одной из причин для этого является интересная и частая психодинамика, приводящая к его формированию и стабилизации.

Перспектива восприятия.

Этот переход происходит благодаря появлению ранней перспективы 3–го лица — возможности увидеть со стороны другого, ситуацию взаимодействия с ним и себя в этой ситуации. По сути это — первичная рефлексия, благодаря которой мышление начинает анализировать и сравнивать различные мироописания и убеждения, сравнивать предлагающих эти описания авторитетов, а главное — сравнивать себя с другими.

Экзистенциальные вызовы.

Отсюда начинают проявляться первые сомнения в прежних авторитетах и истинах, предложенных ими. Собственное «Я», которое, согласно закономерности экспрессии-жертвенности, вновь начинает желать проявлять себя, всё еще ориентируется на социальные критерии успеха, но уже не довольствуется просто соответствием им — оно хочет быть лучше других. При этом всё ещё сильно давление изнутри управляющего механизма вины, всё ещё эффективно действует разделение людей на своих и чужих.

И в этом противоречии психика часто находит интересный выход. Оставляя за основу принцип веры в истину авторитета, сама авторитетность переносится внутрь. «Я» пользуется исключительно социальными критериями для идентификации, но разотождествляет себя с группой.

Ключевым вызовом становится быть уникальным, отличаться от всех других.

Динамика уровня.

Какой-то набор убеждений, сформировавшихся к этому моменту перехода (зачастую это те самые установки, которые ранее были переняты у внешней референтной группы), присваивается как собственное знание. При этом ригидность по отношению к обратной связи и опровергающим аргументам остаётся. Если раньше отрицались утверждения, идущие вразрез с мнением референтной группы («мы правы, а они — нет»), теперь психологический фильтр отвергает всё то, что противоречит своему экспертному мнению («я лучше знаю, что истинно, а остальное — ложно»).

Травмы-аддикции.

Взаимодействие с человеком, застрявшем в активном выражении стадии эксперта, может быть не самым лёгким. Ему бывает свойственен бунт против «взрослых», закрытость от обратной связи, нарциссизм, обидчивость в случае непризнания, взгляд свысока на окружающих и установка «я знаю, как правильно», нападение на которую воспринимается особенно болезненно.

Однако стоит распознать в этом не злую волю «эксперта», а настоящий внутренний кризис и когнитивный диссонанс, чем и является эта стадия. За этим поведением с вероятностью стоит незамечаемая боль от потребности быть не «одним среди многих», но уникальным — и одновременно вина за это желание; отказ от чужого авторитета, но отсутствие иной точки опоры. Эксперт боится быть «втянутым обратно в рутину конформизма безликой массы», но ещё больше боится порвать со своей внутренней зависимостью от одобрения этой «массы».

Закономерности.

В модели Грейвза эта стадия — переход между синим и оранжевым уровнями. Поэтому она включает в себя черты и того и другого. Очень ярко видно смешение установок («подавляй себя ради награды в будущем» и «выражай себя эффективным образом») при попадании в паттерн постоянной смены социальной группы в поиске идеала. Личность ещё не способна взять на себя ответственность за активное изменение или формирование социальной реальности вокруг, при этом продолжает надеяться, что «где-то там» будет лучше. Получается что-то вроде «выражай себя через поиск в надежде награды в будущем».

С точки зрения Кук-Гройтер, «эксперт» — это дифференцирующая стадия. В ней явно вновь прослеживается отделение и отличение себя от социального окружения. А точка кризиса, когда старый способ восприятия мира перестаёт работать, происходит перебор и поиск стратегий на основе имеющегося опыта, но новая система ещё не созрела, создаёт диссонанс разных частей внутри личности или личности и мира, пока что не нашедших пути к синтезу.

Итого.

Переходная стадия «эксперта» держится на сохранении баланса двух страхов: потерять уникальность и потерять социальную идентичность. Впрочем, культура и здесь предусматривает пространство для реализации. В обществе, где, зачастую, глубокая уверенность в своей экспертности оказывается даже выигрышнее самой экспертизы, стратегии поведения эксперта позволяют успешно строить карьеру, зарабатывать социальное признание и в целом делать много полезных вещей.

Но стоит человеку, застрявшему в этом переходе — будь то бунтующий подросток или уверенный в себе взрослый — немного помочь, ослабить оценивающее давление внешней среды, и тогда у него появится возможность сделать ещё один шаг к тому, чтобы действительно опереться на себя, не опасаясь, что подумают окружающие… и перед нами откроется величие следующей стадии развития.

ОРАНЖЕВЫЙ (ER) — у Кук-Гройтер «Сознательный» (conscientious) или «Достигатель» (achiever)

«Выражай себя разумным способом»

«…После этого [социальных проектов] в образование я ушёл уже с чисто „миссионерским” заходом — менять мир через изменение людей. […] Постфактум, я считаю, что первые версии [лагеря] LifeCamp были, в общем, дилетантскими педагогически, но драйвовыми и живыми […].

Так или иначе, всё это всем очень нравилось (и нам, и участникам, и родителям), подростки зажигались от нас и много копировали. Но происходило вот что.

Мы обнаруживали, что яркие эффекты, происходящие на эмоциональной волне программы, не превращались для участников в долгосрочные изменения.

И вот на этом месте мы всей командой усиленно начинали учиться.

Искать примеры инновационных педагогических практик, изучать литературу, подтягивать знания из разных дисциплин, прокачивать собственные компетенции. […] Мы немного увлекались EdTech, но быстро уверились, что он особо не меняет статус-кво. Какие-то вещи мы видели, но всё равно изобретали велосипед сами (например, когда хайп о компетенциях и навыках XXI века уже шёл вовсю, мы-таки сами занялись разработкой собственной модели компетенций будущего).

Нас вёл драйв и желание заниматься действительным развитием, а не профанацией, становиться профессионалами и экспертами в этом. Мы понимали, чего нам не хватает, расширяя видимость своей „зоны незнания”, но при этом были уверены в своих силах.

Нас поражала глубина и разнообразие разработок, уже существующих в мире, но воодушевляло чувство, что „правильных ответов” ещё не найдено (поэтому мы продолжали экспериментировать и думать самостоятельно, опираясь на труды других).

И главное — это была часть нашей практики, а не оторванное обучение. Наши проекты менялись и становились глубже, сложнее, осмысленнее и (!) радикальнее с тем, как менялись и учились мы сами».

Воспоминания автора о периоде развития образовательного проекта в 2014 – 2016 годах. Из заметки «Отцы и дети в образовании».

Перспектива восприятия.

Ключевым необходимым (но не достаточным) фактором перехода становится полноценное формирование расширенной перспективы 3–го лица. В отличие от стадии эксперта, сознание которого способно увидеть другого, ситуацию взаимодействия с ним и себя в этой ситуации за счёт первичной рефлексииоранжевый весь этот комплекс воспринимает и в прошлом (ретроспективная перспектива) и в будущем (проспективная рефлексия — обычно в реальном горизонте максимум 5 – 20 лет). Картина такой сложности позволяет психике критически сравнивать множество точек зрения (Грейвз называл это «multiplistic cognition»).

Предпосылки экзистенциальных вызовов.

Успешное освоение предыдущих уровней ведёт к тому, что психологическое «я» интериоризирует ощущение самой способности упорядочить мир, а значит перестаёт зависеть от идентификации с социальной группой, ролью и авторитетами.

Эти изменения в перспективе и идентификации вместе влекут за собой огромные изменения. Появившееся рационально-критическое мышление позволяет взглянуть на мир и себя в нём новым, не зашоренным взглядом. Знание освобождается от неприкасаемого авторитета — внутреннего или внешнего — и теперь способно сомневаться в собственной правоте. «Откуда я знаю то, что я знаю?» — инсайтовый вопрос, который ведёт к порой неприятным, но важным открытиям оранжевого уровня.

Оказывается, большая часть моих убеждений сформирована авторитетом или группой, а не мной! Оказывается, моя истина может оказаться ошибочной! Оказывается, я живу по проторённой тропинке того, как принято, а не «своей жизнью»! Кто вообще сказал, что правильно и хорошо, а что неверно и плохо? Кто сказал, что социальный мир — такой как есть, и его не изменить, когда в нём куча ошибок? Кто совершал за меня выборы в жизни?

В интенсивном варианте кризис перехода на оранжевый уровень может сопровождаться переживанием «всё, что я до этого знал о мире — неверно» или «я жил не свою жизнь».

Экзистенциальные вызовы.

Исходя из этих предпосылок сознание рождает новый экзистенциальный вызов — познать мир в его истинности и быть автором своей жизни.

Воистину это время перемен! Замечая теперь большое количество недостатков и заблуждений как в себе, так и во внешнем мире, оранжевый встаёт в проактивную позицию по отношению к ним и принимается за изменения. В этом месте формируется ещё один ключевой мотив этого уровня — быть лучше/лучшим и улучшать. Поэтому одно из названий оранжевого — достигатель. Причём это не столько соревновательность с другими, сколько стремление стать лучшей версией себя, опираясь на собственные критерии, а не социальное одобрение. И такие же изменения привносить в мир — делать его лучше.

Но что значит «лучше», если прежние ориентиры больше не работают? Ответ на этот вопрос становится третьим вызовом оранжевого уровня — сборка новой, целостной, созданной самостоятельным творческим усилием картины мира и этической системы.

Динамика уровня.

Социально оранжевый уровень может проявляться огромным количеством различных способов. Он может выбрать более-менее типичные социальные ниши, являющиеся «обителью» оранжевого мировосприятия: прорывная наука (та её часть, которая действительно пропитана духом исследования, а не затхлостью бюрократии), «дисруптивные» стартапы, политическое реформаторство, инновационные проекты. Или наоборот предпочесть путь маргинала, двигать изменения, совсем не популярные в обществе, которые он считает необходимыми.

В частой ситуации, когда полноценный переход на оранжевый происходит во взрослом возрасте, предыдущие критерии, по которым строилась карьера, обесцениваются и толкают в сторону поиска «работы со смыслом» и нового способа самореализации. В эту потребность успешно попали толпы коучей, карьерных консультантов и тренингов поиска своего предназначения.

В большинстве случаев естественным стремлением оранжевого, как и ранее, будет присоединиться к группе своих. Но теперь важно, что это группа единомышленников, разделяющих схожие ценности и выбранных осознанно. Кроме того, привязанность к ней не так велика, как на предыдущих уровнях — оранжевый сверяет свой внутренний компас с ориентирами группы и, в случае несовпадения, не так боится потерять себя, если группу придётся покинуть.

Так, в моём опыте я как раз нашёл такую группу единомышленников, с которой провёл несколько супернасыщенных лет. И тем не менее, в один момент наши критерии разошлись, что послужило для меня поводом выбрать покинуть группу. При этом в выходе ощущалось гораздо меньше бунта (который является обратной стороной страха) или обиды, но ощущение спокойной благодарности. И кажется это — тоже важный опыт проживания стадии осознанного сознания.

Мышление на этом уровне ценит коллаборацию и здоровую конкуренцию, которые позволяют совместно прийти к лучшим и более эффективным результатам. А в споре между несогласными оно видит возможность для рождения истины. При этом истина найденная экстраполируется на всех и следует следующей логике (даже не будучи описанной такими словами):

То, что я считаю правильным и хорошим — правильно и хорошо для всех. Если я столкнусь с противоположными аргументами, я готов их рассмотреть и, в случае ошибки, изменить свои представления. И тогда мой новый, более правильный ответ о хорошем вновь будет применяться ко всем.

И вот примерно в этом месте и пролегает ключевое ограничение оранжевого мышления. «Возможно то, что я знаю — ошибочно. Существует множество точек зрения — но среди них точно всегда можно найти истину и/или первопричину, это лишь вопрос усердия и достаточной разумности».

Очень демонстрирующая цитата из культового романа Айн Рэнд «Атлант расправил плечи»:

«Противоречий не существует. Если ты усматриваешь где-то противоречие, проверь исходные данные. И найдёшь ошибку где-то в них».

Опять же, речь здесь не о декларации убеждения или принципа жизни — это специфика самой когниции. И внутри уровня она совершенно естественна, но часто незаметна.

Здоровая интеграция.

Здоровым образом интегрированный оранжевый уровень даёт уже не только «базу», но «продвинутые» личностные способности (относительно социальной нормы), которые и сегодня встретишь не часто. И именно с опорой на них происходит дальнейшее развитие.

Интеграция оранжевого учит отпускать внешний авторитет (человека или группы), но вместо этого опираться в познании на собственные суждения, рациональное мышление и рефлексию.

Кстати, честное принятие в себе этой неотъемлемой способности открывает и некоторые неочевидные двери. Например, это позволяет допустить себя к опыту следования за Учителем (в смысле духовного наставника), признав, что ты уже не попадёшься на удочку конформизма или слепой веры, и следовательно отпустив связанный с этим страх/скептицизм1.

Интегрированный оранжевый учит отвязывать свою идентичность от социальной роли и группы (хотя концепции «я» ещё предстоит пройти немало других отождествлений) и, тем самым, гораздо свободнее взаимодействовать с группой — выбирать «своих» по целям и ценностям, не зависеть от их одобрения.

Здесь формируется очень сильная, адекватная, критическая работа с фидбэком: способность открыто принимать его как информацию, использовать для собственного развития и не обижаться / не раниться, если обратная связь ощущается недостоверной.

Здоровый оранжевый позволяет выстраивать собственную согласованную этическую систему и действительно стараться следовать внутренним стандартам (даже если они идут наперекор общественному мнению). Собственно, это качество Кук-Гройтер включает в альтернативное название стадии — conscientious (совестливый/сознательный).

Эта способность, в свою очередь, опирается на сильную рефлексивность, умение видеть внутренние противоречия и пересматривать собственные убеждения, использовать сложные типы рационального мышления, включая дивергентное, абстрактное, прогнозирующее, стратегическое, системное.

Наконец, этот опыт учит совершать осознанный проактивный выбор, ставить самостоятельные цели на обучение (отсюда ставшие уже популярными life-long self-directed learning) и брать на себя ответственность за изменения в мире.

Травмы.

Невозможно (да и не нужно) избежать этой стадии. Однако и она содержит в себе риск формирования теневого материала. Стоит заметить, что к этому моменту в развитии он может выглядеть уже не как классические «травмы детства» (сильные эмоциональные реакции, зачастую вытесняемые в бессознательное), а скорее проявляться в виде убеждений, которые будто затвердевают, прикрывая незащищённое место в психике и не позволяя ей расти дальше.

Травмы-аллергии.

Частая «рана» оранжевого происходит, когда переход на уровень формирует независимое мышление и собственную этику, а агрессивная социальная среда резко осуждает или даже подавляет эти проявления. Тогда может происходить регрессия из оранжевого уровня на более ранние стадии или переход «вопреки» социальному давлению. Последний случай вызывает сильную душевную боль, так как сознание привыкает испытывать когнитивный диссонанс, но боится выражать его вовне.

Этот сценарий уж очень любим русскими писателями, художниками и режиссерами, показывающими страдания души от невозможности жить по совести в агрессивной социальной среде конформизма и лицемерия (при этом в культурном контексте муки остаётся лишь топить в алкоголе). Я не пытаюсь обесценить этот важнейший духовный выбор, необходимый для взросления, в его культурном стереотипе. Но считаю, что сам феномен — общечеловеческий, а не специфичный для одной нации.

Другая возможная «аллергия», не дающая оранжевому интегрироваться, связана с убеждением «рациональное мышление равно безэмоциональности», которое не позволяет этой необходимой доминанте полноценно развернуться в жизнь.

Иной вариант — тянущееся с более базовых уровней недоверие своим ощущениям, которое здесь превращается в недоверие собственной рефлексии и вызывает нерешительность: «А то ли я вижу? Может, мне кажется? Может, я всё не так трактую? Может, я вообще зря это делаю?»

Ещё один сценарий бывает связан с тем, что оранжевое желание достигнуть (например, стремление «изменить мир»), в силу разных причин, терпит неудачу. И тогда дальнейшее развитие базируется не на переживании «вырастания из такого мотива», а на оправдании его нереализованности: «ну, и это всё равно невозможно, а значит — бессмысленно». Похожая история, например, с неуспешной социальной/финансовой/отношенческой реализацией, после которой «псевдо-зелёный» дауншифтинг или убегание в духовность превращаются лишь в отказ от игры, в которой не получилось выиграть. Важно, что здоровая интериоризация этой потребности в достижении связана не столько с объективными внешними критериями («сколько денег нужно заработать, чтобы пройти оранжевый уровень?»), сколько с внутренним ощущением успеха. И здесь критически важной становится честность с собой по этому поводу.

Забегая вперёд, вы можете заметить, что многие вещи, описываемые как «пороки зелёного уровня», зарождаются раньше и имеют своё разрешение, прежде всего, в здоровой интеграции оранжевого.

Травмы-аддикции.

Обратная сторона застревания в этом уровне часто выражается в редукционизме. Невидимое действие установки «у всего есть первопричина и возможность найти истинное описание», помноженное на какой-нибудь эмоциональный триггер, творит чудеса со всем этим рациональным мышлением. Я ярко столкнулся с этим в ситуациях сложных конфликтов с большим количеством действующих сил и факторов — где умные и добрые люди, эмоционально вовлечённые в конфликт, легко оказывались заложниками внутреннего желания найти главного и единственного виновника.

Застывшее в оранжевой ловушке сознание не очень может мириться с непознаваемым или непредсказуемым. Поэтому, хоть сильной стороной этой стадии является способность открытого ума, постоянного вопрошания и исследования, в некоторых случаях мышлению проще придумать какую-нибудь концепцию, которая «наконец-то всё объясняет» или просто не замечать очевидной «дырки в теле знания».

Наконец, очень частым препятствием, не дающим сознанию переступить этот порог, является избегание и незамечание собственного теневого материала и того, какое влияние он оказывает на психику. «Способ № 1 сделать это из инструкции оранжевого уровня» — сбежать от сложных переживаний в аналитику.

Мифы об уровне.

С оранжевым мышлением часто связывают конкретные воззрения: как правило, либертарианский, капиталистический, меритократический, индивидуалистичный взгляд на мир.

Важно увидеть — подобно тому, как синее сознание порождает огромное разнообразие идеологий и догм, противоположных друг другу, но с единой психологической структурой; так и оранжевый уровень из хитросплетений представлений о справедливости и собственных рассуждений даёт начало очень разным этическим системам.

Сравните максималистскую, жестокую, но последовательную этику «разумного эгоизма» всё той же Айн Рэнд:

  • «Клянусь своей жизнью и любовью к ней, что никогда не буду жить для кого-то другого и не попрошу кого-то другого жить для меня»
  • «Незачем забивать себе голову мыслями о людях, которые не способны ни опровергнуть аргумент, ни принять его»
  • «Она не понимала природы своего одиночества. Его можно было описать только так: это не тот мир, в котором я хотела бы жить»
  • «Кто среди людей является самым низменным? — Человек, не имеющий цели»
  • «Один лишь принцип компетентности способен стать основой того морального кодекса, который можно приравнять к золотому стандарту»
  • «Когда один человек действует во имя жалости, ставя ее выше справедливости, он наказывает добро во имя зла. Спасая виновного от страдания, он заставляет страдать невинного»
  • «Бегите прочь от человека, который скажет вам, что деньги — зло. Эта сентенция, как колокольчик прокаженного, предупреждает нас о приближении грабителя»

… и представления ранних Стругацких с духом утопического коммунизма из «Понедельник начинается в субботу» и «Полдень: XXII век»:

  • «Сюда пришли люди, которым было приятнее быть друг с другом, чем порознь, которые терпеть не могли всякого рода воскресений, потому что в воскресенье им было скучно. Маги, Люди с большой буквы, и девизом их было — „Понедельник начинается в субботу”. Да, они знали кое-какие заклинания, умели превращать воду в вино, и каждый из них не затруднился бы накормить пятью хлебами тысячу человек. Но магами они были не поэтому. Это была шелуха, внешнее. Они были магами потому, что очень много знали, так много, что количество перешло у них, наконец, в качество, и они стали с миром в другие отношения, нежели обычные люди. Они работали в институте, который занимался прежде всего проблемами человеческого счастья и смысла человеческой жизни, но даже среди них никто точно не знал, что такое счастье и в чём именно смысл жизни. И они приняли рабочую гипотезу, что счастье в непрерывном познании неизвестного и смысл жизни в том же. Каждый человек — маг в душе, но он становится магом только тогда, когда начинает меньше думать о себе и больше о других, когда работать ему становится интереснее, чем развлекаться в старинном смысле этого слова…»
  • «Сначала он говорит: „Хочу есть”. Тогда он ещё не человек. А потом он говорит: „Хочу знать”. Вот тогда он уже Человек. Ты чувствуешь, который из них с большой буквы?»
  • «Красть вещи могут и звери, но только люди могут возвращать украденное»2.

На собственном опыте я убеждался, как в различные периоды поиска истины оранжевого уровня и Рэнд, и Стругакцие (такие разные по духу и декларируемой этике) откликались очень большим резонансом — «вот оно»!

Дальше, здоровый оранжевый — это вовсе не эгоистичный индивидуалист, карьерист, думающий исключительно о собственной выгоде и выигрыше в гонке.

Так, называя эту стадию «достигатель», мы говорим вовсе не о бездумном карабкании по карьерной лестнице (характерно, скорее, для поздней синей стадии) или соревновании исключительно ради победы над другими (проявление незакрытого красного).

В некоторых случаях оранжевый действительно находит своё выражение в стремлении добиться карьерных и финансовых высот. Но, если речь о проживании оранжевой, а не более ранней стадии развития, то психологически за этим часто кроется желание «доказать им всем, что я смогу, несмотря на всеобщую убеждённость, что это невозможно / не принято». То есть даже тогда мотивом является действие вопреки социальным нормам, принятым в окружении. Кроме того, если в детском периоде недостаток какого-то ресурса (например, денег) переживался как данность, то с вероятностью желание и возможность менять статус-кво, присущие оранжевому уровню, спроецируют эту нехватку как новую цель жизни.

Многие современные прогрессивные движения, которые интегралисты относят к «зелёным», от социального предпринимательства и гражданского просвещения до правозащиты и эко-активизма, на деле преимущественно являются местом реализации для оранжевого сознания. Резонно предположить, что сами идеи этих движений на заре своего существования были предложены людьми ещё более зрелыми, но, став культурной нормой, были подхвачены оранжевым мышлением, стремящимся внедрить разумные улучшения в мир.

Не проходит факт-чекинга и частое утверждение о том, что оранжевый держится обособленно и предпочитает быть одиночкой. Мы уже писали, что скорее человек на этом уровне стремится найти и выбрать группу единомышленников со схожими целями и ценностями, а также ценит коллаборацию и здоровую конкуренцию как путь к общему благу / истине.

А вот другой миф, кажется, наоборот необходимо признать и легитимизировать. Среди специалистов, использующих СД, хорошо известен феномен, когда у участников тренингов, часто тяготеющих к оранжевому уровню, модель развития со стадиями моментально вызывает желание «как можно быстрее взобраться на верхнюю ступеньку спирали». Дальше, в зависимости от честности внутренней оценки, некоторые умудряются себя на этой верхней ступеньке сразу и разместить (впрочем, играет роль и искаженное описание высших стадий развития, но мотив тот же). Совсем недавно (прямо в период написания статьи) и я вновь столкнулся с этим явлением. И в этом совершенно нет повода расстраиваться или пытаться завуалировать стадийность модели развития, чтобы не провоцировать достигаторское отношение к ней! Ведь этот мотив — естественная (и очень важная!) призма восприятия этого уровня. Не встреться человек с теориями доктора Грейвза, С. Кук-Гройтер, Кигана, Лалу и прочих «девелопменталистов», он бы точно нашёл другую или придумал собственную схему, которая «всё объясняет» и показывает, каким надо стать / сделать других (что знакомо и вашему покорному слуге).

Закономерности.

В логике Грейвза оранжевый — конечно же экспрессивный уровень. Он стремится скорее изменять мир принципиальным образом в соответствии со своими представлениями, а не себя.

Не поймите неправильно. Здоровый оранжевый часто ориентируется на саморазвитие («улучшаться и улучшать»). Но «развивать себя» здесь означает движение в той же логике — обнаружить недостатки, поставить цель, каким надо стать, и приложить все возможные усилия, чтобы этой цели достигнуть.

Согласно Кук-Гройтер это — вновь интегрирующая фаза. Отношения с миром по принципу «его надо изменять» — хоть и конфликтны по своей природе, но плотно связывают субъекта с его окружением. Нахождение единомышленников гармонично вплетает в социальную сеть. А приведение своих действий в соответствие с собственной этикой рождает ощущение внутренней удовлетворённости.

При этом переход с предыдущей стадии «проворачивает» психику вокруг ключевого фактора — вины. Причём сама вина как функция психической системы никуда не делась и продолжает действовать (психодинамически всё то же чувство заставляет испытывать дискомфорт при обнаружении заблуждений, а не игнорировать их). И если синий уровень полностью управлялся виной, то оранжевый (подобно красному, шагающему за страх) стремится вину преодолеть. В здоровом варианте — как раз через действительное следование своим внутренним стандартам. К сожалению, в случае травмы это же стремление провоцирует вытеснение вины.

Итого.

Если все ловушки оранжевого уровня преодолены, многие вершины достижений покорены, и удивительные открытия сделаны, то со всем огромным и бесценным багажом опыта проживания оранжевого уровня сознание смело прыгает в область теней, неведомых до этого.

ЗЕЛЁНЫЙ (FS) — у Кук-Гройтер «Индивидуалист» и «Плюралист»

«Подавляй желания ради награды сейчас»

Вдруг выясняется, что всё то, что казалось собственным независимым мнением, осознанными ценностями, авторской этикой и самостоятельным выбором — по природе своей является обусловленным! Обусловленным воспитанием и нацией, культурой, языком, распространёнными мнениями, детскими травмами, а главное — самой природой мышления и психологических реакций.

Собственные воспоминания.

[…] Что это всё — лишь нескончаемые желания получать, «хочу, хочу, хочу», стремления к благополучию, продуцируемые психикой (даже если эти стремления кажутся возвышенными).

Что это всё — лишь «огромный культурный багаж», заложенный и причудливо трансформировавшийся в нас.

Что это всё — лишь игра теней и травм, которым мы говорим «нет», вытесняя и не замечая драйверы своего поведения.

Отрывок из пьесы «Иранская конференция» Ивана Вырыпаева.

Зелёный уровень — важнейший, сложный, загадочный переход. Как бы мы его ни называли: поворотной точкой, началом нового порядка (как у С. Кук-Гройтер или Кигана) или последним уровнем предыдущей ступени (как у Грейвза) — это, с очевидностью, определённый рубеж, меняющий направление и качество самого процесса развития.

И вместе с тем этот уровень достаточно сложен для понимания вне собственного опыта.

Перспектива.

Итак, как и на предыдущих уровнях, необходимым условием и катализатором перехода становится формирование новой перспективы восприятия — перспективы 4–го лица. Буквально — это появившаяся способность субъекта замечать и видеть процесс собственного восприятия, мышления и принятия решений.

В каком-то смысле это можно считать результатом того, что рефлексия становится всё сложнее, тоньше, высвечивает большее пространство мышления — и в какой-то момент происходит качественный скачок.

Чуть-чуть спекуляции о феноменологии. Вглядываясь в этот процесс, мы видим, что рефлексия, доступная ранее, по природе своей рассудочная и аналитическая. То есть восприятие и мышление происходит в моменте естественным образом, а потом рассудок смотрит на воспоминания об этом, сравнивает с результатом, анализирует и делает выводы о том, как стоит мыслить и поступать в следующий раз. Это «потом» может быть через пару секунд или через неделю после мыслительного акта, но оно всегда ретроспективно. Для оранжевого сам момент рационального анализа — и есть собственный, свободный выбор. Но перспектива 4-го лица позволяет увидеть сам процесс мышления, формирования отношения и принятия решения. Если оранжевое сознание могло посмотреть со стороны на некоторые из своих убеждений и реакций, отождествляя себя с субъектом, совершающим выбор; то новый взгляд вдруг и это совершение выбора видит как такой же разворачивающийся процесс.

«Понимание не есть интеллектуальный процесс. Приобретение знаний о себе и изучение себя — две разные вещи. Ибо знание, которое вы накапливаете о себе, всегда является прошлым […] В сфере психологии изучение себя всегда происходит в настоящем, знание же — всегда в прошлом».

Дж. Кришнамурти, «Свобода от известного».

Это может звучать достаточно сложно. В конце концов, тренировке навыка такого наблюдения себя до степени высочайшей ясности ума посвящены психотехнические системы во многих духовных традициях. И это — лишь один из способов его концептуализации. Доходя до этой стадии развития, человеку вовсе не обязательно описывать своё восприятие такими схемами. Эта способность может развиться спонтанно или стать результатом созерцательной практики или опыта изменённого состояния сознания. Но если психика ещё не готова для перехода и интеграции следующего отсюда инсайта, то знание оттесняется на периферию сознания, остаётся пассивным, ожидая времени, когда сможет прорасти.

Экзистенциальные вызовы.

И всё же настаёт момент, когда смысл наблюдаемых явлений допускается в сознание, запуская одновременно несколько мощных процессов изменения.

Первый — это осознание собственной тотальной обусловленности.

Важно, что речь идёт о прямом опыте, а не интеллектуальном знании идей об обусловленности сознания.

Конечно, психика, которая больше не может «развидеть увиденное», настойчиво требует что-то с этим всем сделать. Возникает искренний вопрос «как вновь обрести себя». Но так как предыдущими способами это сделать уже невозможно, потребностью становится найти смысл вне себя.

Связанное изменение — зелёное сознание начинает видеть весь процесс формирования мнений и убеждений не только в себе, но и в других. Обнаруживается сходность и единая природа психических феноменов с другими людьми и частями мира, их взаимосвязь. И это открывает путь для ещё одного ключевого вызова — быть частью большего целого

Формулировки обоих вызовов, возможно, не совсем точно схватывают их специфику (ведь и переживание становится сложнее). Нам кажется близкой метафорой ощущение разобранного пазла: его элементы распадаются, ты точно знаешь, что должна получиться цельная картина, и почти сенсорно ощущаешь мучительное желание её увидеть, складывая хоть какие-то подходящие друг другу кусочки.

Грейвз точно обобщает это стремление фразой «to pull things together», которую мы перевели как «чувствовать связность с миром».

Динамика уровня.

Кук-Гройтер выделила два подтипа проживания зелёного уровня. Наши наблюдения подтверждают, что проявляются как бы два вектора-способа, через которые психика интегрирует перспективу 4-го лица. Я предполагаю, что чаще всего вначале субъект отчётливо тяготеет к одному из них, а по мере реализации зелёного уровня вектора сходятся вместе.

Общим для обоих типов является отношение с познанием, выходящее из новой перспективы восприятия: все знания и убеждения — есть лишь различные интерпретации и точки зренияИстину невозможно познать из-за обусловленности сознания.

Естественным образом это вызывает кризис смысла и целей, сформированных на предыдущем уровне. Твёрдые основания, на которых основывались убеждения, как стоит улучшать себя и переделывать мир, начинают дрожать и уходить из-под ног.

Ты верил другим в том, как верно жить.

Ты создавал собственное видение, как верно жить.

И вот ты больше не знаешь этого.

Окрас и интенсивность этого переживания бывают разными — например, похожими на пролог к зелёному уровню. В силу каких-то (пока не ясных нам) причин это новое переживание первично направляется либо на себя, либо на других. В первом случае мы имеем дело с вариацией зелёного «индивидуалист», а во втором — «плюралист»3.

Индивидуалист Плюралист
Базовое переживание — «и внутри меня нет истины!». Видит обусловленность собственного сознания, в т. ч. самостоятельных выборов, целей, стремлений и знания. Базовое переживание — «и твоя истина не хуже / лучше моей!». Видит, что другие люди обусловлены своим восприятием, конфликтуют из-за разницы интерпретаций, а многие, кого мы привычно не замечаем — страдают.
Как следствие — тенденция к обесцениванию всех точек зрения. Как следствие — тенденция к приданию равной значимости всем точкам зрения («услышать все голоса»).
Стремление к исследованию себя и природы сознания (психонавтика), работе с собой и собственной тенью. Стремление к помощи другим и исцелению мира, работе с «тенью мира».
В современной культуре: исследование провоцирует интерес к глубинной психологии, терапии, духовным практикам, психоделикам. В современной культуре: исцеление провоцирует интерес к активизму, борьбе за равные права и экологию, диалогу и работе с глубинными травмами (индивидуальными и коллективными).
Внутренний диссонанс толкает на поиск способа выйти за пределы «я» (обрести смысл вне себя и вырваться из ограничений сознания). Внутренний диссонанс толкает на поиск способа выйти за пределы дихотомии «мы — они» (увидеть такого же человека в каждом, принимать даже врага).
Ощущает глубину в одиночестве (как говорят в некоторых кругах — «единочестве»), связи с наиболее глубинным в себе. Ощущает глубину в единстве с другими, связи с ними на глубинно-человеческом (не путать с «сентиментальным») уровне.

 

Красивая ирония заключается в том, насколько эти две вариации противопоставлены друг другу по внешним проявлениям, насколько они не понимают и даже обвиняют друг друга в пике своего проявления. И всё же в глубине за ними стоит один и тот же феномен развития психики. А полноценное освоение зелёного уровня, кажется, действительно неизбежно проходит через интеграцию этих двух полярностей в поле сознания.

Здоровая интеграция.

Путь освоения и интеграции зелёного уровня — это включение в себя сложных новых способностей.

Зелёное мышление учится видеть обусловленность мышления и поведения (и своего, и чужого). А значит — видеть границы применимости тех или иных моделей и убеждений, рассудочного/аналитического способа познания.

Его сознание становится чувствительным к контексту и перспективе восприятия. Зелёный начинает выносить суждения не по принципу «прав / не прав», а учитывать неочевидные обстоятельства и взгляд другого.

Как следствие, интегрированный зелёный способен к безоценочному принятию позиции другого (что, конечно, не значит обязательного согласия с ней). В каком-то смысле это — начало (или новый виток?) действительной способности к состраданию.

Тонкость рефлексии теперь позволяет видеть и постепенно осознавать свой теневой материал и даже наиболее базисные убеждения (к которым психика не могла прикоснуться на предыдущем уровне). Осваивать зелёный — это учиться задавать наиболее смелые вопросы к себе.

Наконец, необходимым условием (и наградой) освоения зелёного становится интеграция телесной осознанности. Да-да, помните, мы говорили о том, как психика возвращается к «бежевой телесности» на этом уровне? Видя, что сознание неразрывно взаимосвязано с телом, его состоянием и реакциями, составляет с ним одно целое (а не только управляет им), зелёный учится переставать раздёргивать себя на части, а работать с единым субъектом.

Травмы.

В пике своей здоровой интеграции зелёный уровень предстаёт невероятно красивой, глубокой и мудрой стадией развития, сильно расширяющей степень свободы поведения, по сравнению с предыдущим этапом. Откуда же тогда те частые проявления, наблюдение за которыми заставляет нас задумываться, «а не тупик ли это»? Конечно, и здесь нас поджидают ловушки, не всегда прозрачные по своей механике.

Травмы-аллергии.

Мы обнаружили несколько достаточно типичных случаев, когда очевидно, что человек имел опыт перехода на зелёный, но «обжёгся». Психика не справилась пройти травмирующий опыт и, по сути, «соскользнула» в предыдущий уровень, дополнительно поставив блок на повторный переход. Например, соприкосновение с собственным теневым материалом (тем, который наиболее противоречит позитивному образу себя) вдруг превращается в закрытость от обратной связи и позицию эксперта — «буду помогать всем пройти трансформацию, только не замечать необходимость изменений в себе». Другой частый случай — бегство в интеллектуализацию и придумывание теорий, которые «всё объясняют». Если раньше на оранжевом это было естественным образом действия, то теперь психика вообще-то может действовать иначе, но предпочитает «защититься» от неопределённости мира интерпретаций. Этот же трюк отлично подходит, чтобы избежать работы по интеграции тела (что, видимо, всё же является необходимым для прохождения зелёного уровня) — получаем тот самый сценарий, когда «всё про зелёный понимаю, но живу по-старому».

Ещё один барьер — неспособность справиться с появляющейся глобальной ответственностью, что превращается в эдакий «осознанный эгоизм». Это прямо большой соблазн. С одной стороны, человек, прошедший опыт перехода, и правда осознаёт, что стремление «спасти весь мир», «создать утопию» и «переделать общество» (свойственные для оранжевого уровня или специфических вариаций более ранних травм) — ошибочно. Но вместо того, чтобы найти более сложный способ социального действия (помощь миру из принятия его недостатков и сострадания; работа и с собой, и с другими), субъект вырабатывает в качестве защиты «аллергию» на любые формы прогрессорства4. Мне доводилось сталкиваться с такими примерами, в которых социальный активизм высмеивался свысока — но при внимательном взгляде за этим проглядывали страх и боль собственного неразрешённого противоречия.

К сожалению, мы наблюдаем много именно таких проявлений среди прогрессивных кругов, в том числе продвигающих спиральную динамику и прочее «эволюционное мышление». Опасность в том, что этот дискурс позволяет такую травму назвать переходом на следующий уровень и не замечать избегания. Мол, «мы уже переросли эти детские болезни зелёного, стали жёлтыми/бирюзовыми и теперь занимаемся реализацией своего второпорядкового мышления». Ну а на поверку имеем дело всё с тем же материалом, описанном нами в предыдущих уровнях. Отчасти цель этой статьи — развенчать такие мифы и дать трезвый взгляд, от которого можно отстроить собственное развитие.

Травмы-аддикции.

Впрочем, психика часто имеет все основания пытаться защитить нас от полноценного перехода на зелёный уровень (пусть даже такими способами). Ведь на обратной стороне медали — ловушки «аддикции», которые затягивают в самую пучину кризиса зелёного.

Нет, это не карикатура «вечного консенсуса», как у Лалу. Действительно войдя в мир, где всё есть лишь интерпретации с одинаковой истинностью (а точнее — её отсутствием), мы сталкиваемся с растерянностью и неспособностью вообще совершить выбор или расставить приоритеты. «Чем действительно стоит заниматься?», «как на самом деле надо устроить мир?», «что наиболее важно?»: простого ответа на эти вопросы больше нет, истинного и финального ответа не будет — и мы зависаем в решении не давать никакого ответа.

Другой риск. Вот ещё недавно был смысл жизни — тот, что я выбрал (решил/создал/привнёс). А в следующее мгновение выясняется, что выбор этот — лишь продукт обусловленного ума, а значит — уж простите — на экзистенцию всей жизни никак не тянет. И как ни подступись к этому «изнутри» — из размышлений, из эмоций, из желаний, из идей — ты не преодолеешь это фундаментальное ограничение. В случае, когда само стремление иметь ответ на вопрос «ради чего я живу» очень велико, сознание загоняет себя в тупик и переживает принципиальную невозможность обрести смысл жизни.

Наконец, сознание которое не отгораживается от боли мира, теперь отчётливо видимой, при возгонке рискует взвалить на себя единолично всю ответственность за этот мир. Эдакий «эффект сотой обезьяны», когда мне точно суждено оказаться тем, кто наконец-то изменит всё (напомним, что во временной перспективе, оперативно доступной в перспективе 4-го лица, результаты, полученные после моей жизни, психологически не устраивают). С одной стороны, это легко превращается в испытание гордыней, затягивающей в свои сети. Если же здесь постигает разочарование, то интенсивность его может быть гораздо выше, чем на любом из предыдущих уровней.

И это — предельное выражение «ловушки-аддикции» зелёного уровня. Переживание абсолютного бессилия перед лицом нахлынувшей неопределённости и боли мира. Не зря Грейвз писал, что именно на зелёном уровне самый высокий процент суицидов, не связанных с личностным социальным давлением. Это — точка, в которой честный (и вообще-то очень зрелый) кризис зелёного уровня оказывается сильнее базового желания жить, с которого начинается развитие самого первого — бежевого — этапа.

Мифы.

Во-первых, интегралисты отождествили постмодернизм как культурный феномен (истоки которого, наверное, и правда можно частично проследить в сознании зелёного уровня зрелости) с самим этим уровнем, ненамеренно сыграв тем самым злую шутку.

За зелёный уровень существования принимается всё подряд, кроме него самого: те самые постмодернистские идеи, настроения и ценности (построенные на их отрицании), экологические убеждения, мода на духовные практики, майндфулнес и телеску, травмы предыдущих уровней, замаскированные под флаги нового мира (например, зависимость от группы синего, страх агрессии красного или незакрытая потребность в эмоциональном принятии фиолетового)… Мы не зря так подробно разбирались в базовых механизмах психологического взросления и описывали динамику предыдущих уровней с их возможными травмами — нам кажется небезосновательным, что на деле вокруг нас далеко не так много примеров людей с доминантой зелёного уровня, как указано во многих описаниях (от 10% до 15% в статистиках, приводимых Уилбером и Беком/Кованом), а потому его определение часто спекулятивно.

И ещё про его возникновение. Конечно, зелёный уровень существования (а значит — психологической зрелости) «появился» вовсе не в XIX или XX веке. Люди дорастали до него, когда про «смерть искусства», устойчивое развитие и равенство прав никто и не слышал. Кажется корректным представление о том, что во второй половине двадцатого века произошла волна (возможно — очередная из многих) попадания артефактов зелёного сознания в массовую культуру, что и преломилось в социальном контексте этими идеями. Но сами по себе «зелёные идеи», воплощаясь, никак не гарантируют перехода в психике. На этом пересечении начинают рождаться экспериментальные формы социального взаимодействия, которые пока не обеспечивают здоровой реализации интегрированного зелёного. Например, идея горизонтальных сообществ, кажется, имеет в своей основе зелёное мышление. И эти сообщества часто осуждают за зависимость от группы, отказ от лидерства, вечную погоню за консенсусом, избегание конфликтов, конфронтацию с людьми, не разделяющими эти ценности, — осуждают справедливо. Но при внимательном взгляде эти проявления оказываются признаками предыдущих уровней или более ранними травмами. Наконец, как и любой другой уровень, зелёный имеет свои типичные травмы и ловушки — их следует отличать от варианта здоровой интеграции.

Зелёный уровень существования вообще очень легко спутать с идеями, которые помечены этим ярлыком.

Например, идеи обусловленности сознания можно найти и в очень древних текстах по всему миру: от буддийских клеш до платоновской пещеры. Сегодня это — «попса массовой культуры», ставшая практически банальной. Вот и получается, что на словах почти каждый образованный человек понимает это, использует как аргумент в споре или как оправдание своим действиям/бездействию. Но опыт переживания этого инсайта, способность в прямом наблюдении обнаружить такое свойство себя кардинально отличается от интеллектуального знания (хотя, наверняка, описываемого в субъективном пространстве совсем другими словами).

То же увлечение духовностью и психоделиками давно стало мейнстримом5 и очевидно свойственно не только зелёному сознанию. Но заметьте, что мотивация здесь совершенно иная. Это не тяга к кайфу, не необходимость справиться с собственной эмоциональной болью, не принадлежность к группе «людей, занимающихся саморазвитием», и даже не развитие ради улучшения себя. Скорее это искренний вопрос, «как вновь обрести себя».

То же касается активистов. В образах, рисуемых в книгах по СД, зелёный часто забвенно спорит с теми, кто не соглашается с его ценностями равенства, экологии и принятия; он держится группы своих, застревая в ней и противопоставляя себя мейнстриму. Кажется, мы уже увидели, что это — миф, порождаемый проявлением других уровней, принявших «зелёные ценности».

Напротив, мы утверждаем, что здоровый интегрированный зелёный — это этап зрелости, на котором впервые человек способен преодолеть внутри себя вечное противостояние «мы — они». Это степень внутренней мудрости, которая, встречаясь с иными ценностями, может видеть не врага, а искренне сказать: «хорошо, я вижу, почему ты так считаешь и этого желаешь; давай найдём способ действовать вместе». Это сознание, которое уже не может игнорировать, что вокруг есть люди, которые не нравятся, исповедуют другую веру, отличаются по ценностям, и всё же они — такие же люди.

Это, заметьте — в известном смысле, парадокс. Что делать, если люди, которые тебе могут активно не нравиться, с которыми ты не соглашаешься — такие же, как ты? В поиске ответа на этот вопрос зелёный развивает в себе способности к состраданию, безоценочному взгляду (не безразличному, а именно безоценочному) и принятию другого в его полноте. Слова эти тоже уже замылились — в силу того, что мы много о них слышим, но так мало видим людей, действительно на это способных.

Иными словами, кажется мы рано ринулись строить «бирюзовые» организации и зачислять в ряды второпорядкового мышления — ведь на самом деле мы ещё так мало понимаем и видим примеров настоящего, интегрированного зелёного уровня развития.

Закономерности.

Согласно Кук-Гройтер индивидуалист/плюралист — дифференцирующий уровень. На нём психика буквально расщепляется на множество частей, потому что субъект видит, что она и состоит из множества частей. Обнаружение этой расщеплённости, в которой совершенно непонятно, где же есть целостное «я», может вызывать сильный стресс, растерянность, диссонанс, ощущение попадания в цикл (образ змеи, кусающей себя за хвост). Сознание базово остро чувствует свою отдельность от других людей и мира (и именно поэтому стремится эту связность восстановить: через духовность, коммунность, помощь другим). А малое проявление зелёного мышления в окружении усугубляет сложность в нахождении единомышленников.

В модели Грейвза зелёный — жертвенный уровень с установкой «подавляй себя сейчас ради награды сейчас». Личная экспрессия подавляется, но не ради безопасности или социального одобрения. Источником подавления становится собственная психика, которая теперь в личной экспрессии замечает и обусловленность этой экспрессии, и причину отделённости от мира. Той самой «наградой сейчас» оказывается глубинная связь с собой, миром и другими.

Управляет же этим механизмом, на наш взгляд, неопределённость. Подобно страху на фиолетовом или вине на синем, нахлынувшая неопределённость (которую теперь невозможно развидеть) заставляет психику считаться с собой и адаптироваться под себя в поисках нового мира. Как неопределённость может превратиться из хозяина положения в драйвер развития — мы увидим на следующем уровне.

Итого.

Травмы и ловушки зелёного показывают, насколько действительно большим и сложным оказывается переход на этот уровень. И хоть нередко именно с ними мы и имеем дело, во многих случаях психика пока ещё не добирается до этих проблем. Возможно, очень продуктивным шагом было бы создание сообществ, помогающих интегрировать, включая друг в друга, все уровни вплоть до зелёного. Кстати, такая задача самому зелёному в пиковой форме должна быть по силам — ведь, вопреки тезису из книг Бека/Кована, зелёному уже должно быть вполне доступно понимание и принятие людей, находящихся на предыдущих уровнях развития. И если травмы / непрожитые опыты на ранних стадиях, тем не менее, компенсируются психикой, позволяя ей взрослеть и переходить на следующие уровни — то переход с зёленого уровня, кажется, так не работает. Он действительно требует и исцеления, и проживания, и интеграции, и, в конце концов, трансцендирования всех предыдущих структур. Так как жёлтый (в модели Грейвза) уровень начинает движение в сторону, отличную от того, что мы обыденно привыкли называть зрелой личностью.

ЖЁЛТЫЙ (GT / A’N’) — у Кук-Гройтер «Стратег»

«Выражай себя, но никогда за счёт других и так, чтобы от этого выигрывали все живые существа»

Здесь нам необходимо сразу сделать оговорку. Мы убеждены, что понимание психодинамики уровня требует двух факторов. Во-первых, длительного и глубокого наблюдения за развитием людей (в идеале — вместе с ними), позволяющего анализировать не их слова или даже поведение, но то, что за этим стоит. А во-вторых, нужно иметь проживание этого уровня в собственном опыте, иначе, что бы ты ни увидел — интерпретироваться и ощущаться это будет через призму более раннего восприятия. Так вот, с предыдущими уровнями у нас был шанс поработать — и в групповых процессах, и в терапии, и в работе с сообществами, и в собственной рефлексии. А вот примеров психики, дозревшей до второго порядка (если всё-таки не опираться на одни лишь заявления об этом), оказалось вокруг не так много. И главное — каждый из нас в коллективе авторов этой статьи признаёт, что к переходу на жёлтый уровень сознания мы сами ещё пока не подобрались. А значит мы можем лишь делать предположения на основе теории, экстраполяции имеющихся закономерностей и пиковых опытов, вероятно, отражающих какие-то аспекты нового уровня. Так что жёлтый для нас — это скорее область интригующего исследования, а не достоверного описания. А уровни выше жёлтого мы пока не берёмся описывать, чтобы избежать профанации.

Перспектива восприятия.

Жёлтому уровню открывается расширенная перспектива 4-го лица, так описываемая С. Кук-Гройтер. Всё то восприятие, которое было доступно ранее (в перспективе 4-го лица), помещается субъектом в системный контекст всего мира. Видение собственного «я» включается в исторический и культурный контекст, во временную рамку всей своей жизни и исторической перспективы.

«Эта перспектива — действительно мироцентрична. Если более ранние стадии могли проявлять глобальные ценности, цели и взгляды, стратег (жёлтый уровень) способен принять и воплотить в себе эти принципы. Он интернализует системное мышление. Он не только видит взаимосвязанность аспектов внешнего мира, но и собственного восприятия»6.

Попробуем подобраться к пониманию жёлтого, так же взглянув на него с разных сторон.

Экзистенциальные вызовы.

Что же является ключевым вызовом для жёлтого сознания, находящегося в таких отношениях с миром и с собой? Ну, вообще мы не знаем. Из написанного выше лучшие найденные нами формулировки — воплощать самим собой внутреннюю свободу (а не бороться за неё) и жить с миром (а не за его счёт). Как выглядит воплощение этого вызова?

Динамика и интеграция уровня.

За основу мы взяли очень точную и многослойную формулировку Грейвза о психике этого порядка — «he is a man who has ambition yet is not ambitious». Человек, у которого есть амбиция, но он не амбициозен.

Такое сознание обеспечивается резким снижением роли компульсивности и психологического страха практически до уровня их феноменального отсутствия. Осознать масштаб этого изменения можно лишь увидев, в какой степени наше обыденное восприятие и поведение обусловлено компульсией (то есть автоматической реакцией на события сейчас, базово сводящейся к стремлению испытывать удовольствие и избегать боли) и страхом (имеется в виду не объективный страх актуальной опасности, а страх психологический как паттерн мышления). Это не значит, что жёлтый сразу же становится просветлённым и избавляется от этих феноменов психики навеки. Но здесь начинается путь освобождения из их прежде невидимых уз.

Это требует, чтобы потребности, бывшие ключевыми вызовами на предыдущих уровнях, были интернализованы. То есть ощущение безопасности (фиолетовый), проявление своего «я» (красный), чувство своего места (синий), и достижения (оранжевый), и даже переживание связности с миром (зелёный) — реализуются преимущественно изнутри, а не зависят от внешних обстоятельств. Именно поэтому для перехода на жёлтый правда необходима здоровая интеграция всех предыдущих уровней, без избегания какого-то из них.

Как следствие такой внутренней трансформации можно предположить и ряд изменений в поведении. Так, жёлтый, вероятно, способен полностью принять фундаментальную неопределённость жизни и учиться действовать в ней. Он, наверняка, любит учиться и постоянно учится (как формально, так и естественно в любой ситуации) — причём делает это осознанно именно ради самого учения, а не иного мотива, например, признания группой/авторитетом, самовыражения или применения для конкретной задачи.

Жёлтый выстраивает отношения с миром из позиции «взрослый — взрослый». В отличие от предыдущих уровней, базово строящихся на ощущении мира как родителя (от которого ждёшь удовлетворения потребностей), опасного взрослого (от которого надо защищаться) или наоборот ребёнка, которого надо спасти/перевоспитать — здесь это отношения равных. Сама идея отношений «взрослый — взрослый» давно уже стала популярной благодаря Э. Берну и транзактному анализу. Но одно дело — понять идею, совсем другое — прийти к состоянию, когда индивидуальное сознание становится соразмерным миру, в котором оно живёт.

Наконец, вот это качество «амбиции без амбициозности» очень напоминает классическое описание карма-йоги, в которой ты полностью, беззаветно и с глубоким удовольствием способен отдать себя труду и не ожидать за это никакой награды — в том числе даже психологической в виде одобрения или собственной гордости за результат. Это сходно с метафорой садовника, который сажает семя и ухаживает за ростком, но не пытается контролировать, какое дерево вырастет.

Мы предполагаем, что индивидуальные отношения человека на жёлтом уровне существования с группой или сообществом единомышленников не менее удивительны. Вероятно, он способен войти в такую группу «всем сердцем и всем собой», разделить групповую ответственность, вкладываться в развитие группы, устанавливать глубокую личную связь с её членами… и при этом психологически нисколько не зависеть от неё. Это состояние, которое достаточно сложно представить — принадлежность к группе, не обусловленная личностными мотивами (психологическими или прагматическими) бытия в ней.

Мифы об уровне.

Одна из сложностей заключается в том, что черты, описанные в перспективе восприятия жёлтого, в определённых интеллектуальных кругах являются общим дискурсом: о них говорят, по ним пишут статьи, делают тренинги и пр. Но сложно представить, что значит, когда этот интеллектуальный канон становится перспективой, действительностью нашего существования. Обнаружить это можно лишь по поведению человека и глубинному контакту с ним, а не по словам и идеям.

Самоорганизация, которую бизнес-консультанты СД называют главным достижением жёлтого, вероятно доступна и гораздо раньше. Распространение такой формы организации и инструментов для неё — скорее вопрос сдвига наиболее массовой организационно-культурной нормы. Психологически же эта форма должна быть доступна уже со здорового оранжевого уровня и гармонична для него. А вот орг. форма, соответствующая групповой динамике, описанной нами выше, пока даже не ясна. Согласитесь, не похоже, чтобы среди организаций, считающих себя уже бирюзовыми, речь шла о подобной трансформации. Мой хороший друг George Pór, занимающийся сейчас темой сообществ, делает ставку на то, что он называет «трансформационные сообщества практики» — такие сообщества, целью которых является одновременно вертикальное развитие своих членов, собственной групповой динамики и внешнего мира. Впрочем, он сам считает, что примеров таких сообществ пока нет, они лишь начинают попытки формации (видя несколько сообществ с таким потенциалом, я склонен согласиться).

Нельзя не упомянуть о ещё одном искажении, которое часто заставляет видеть второй порядок там, где его нет. Это очень точное замечание, названное Уилбером «до/над заблуждение» (pre/trans– fallacy). Если кратко — это ошибочное отождествление проявлений дорационального (доконвенционального) ума, присущего ранним стадиям развития, и пострационального (постконвенционального). Так, непосредственная открытость и присутствие ребёнка, не обременённого ответственностью, может противопоставляться «менее мудрому» сознанию взрослого, погружённого в планы о будущем. Или мифическое мышление племенного человека романтизируется и становится «ближе к истине», чем современный рационализм.

Постконвенциональное развитие действительно как будто меняет своё направление. Оно выходит за пределы чистого рацио, включая эмоции, тело и интуицию; учится осознанному присутствию в моменте «сейчас»; проходит путь от автономности и независимости отдельного «я» к связности с миром. Но пройти за пределы рационального мышления — совсем не то же самое, что так и не развить его.

Поэтому тэги, которые ассоциируют с второпорядковым мышлением: «жить в потоке», «быть в сейчас», «доверять интуиции» — порой очень легко спутать с беспечностью и мифической рационализацией своих желаний, а порой — с просаженными личными границами или другими травмами предыдущих уровней.

Закономерности развития.

В спиральной динамике жёлтый — экспрессивный уровень. Экспрессией становится не изменение мира в угоду своим желаниям или видению «как надо», но служение ему (столь по-разному переживаемое). Но служение — активное, уникальное, авторское, из собственной целостности (поэтому оно всё же — экспрессия).

В модели Кук-Гройтер это интегрирующая стадия, в которой элементы, бывшие разрозненными, объединяются в системные паттерны: противоречащие точки зрения и части собственного сознания, воля и её обусловленность, свои высшие устремления и тень, внешнее и внутреннее, сознание и подсознание, рацио и интуиция, одиночество и связность… Поэтому наша гипотеза, что мощным актуальным инструментом при переходе на жёлтый оказываются практики интеграции полярностей.

Наконец, если зелёный уровень управляется и доминируется нахлынувшей воспринимаемой неопределённостью мира, то жёлтый совершает переход, преодолевая (или точнее — интегрируя) её. Если вспомнить метафору попытки собрать разрозненный пазл на зелёном уровне («to pull things together»), жёлтый больше не нуждается в том, чтобы создать «теорию всего», видя общую картину в каждом элементе пазла и их сочетаниях. Впрочем, напомним, что это — лишь наше предположение, пока не подтверждённое эмпирикой.

Итого.

По уже упомянутым причинам мы не берёмся говорить о возможных травмах жёлтого уровня и динамике, приводящей к следующей трансформации. Но так или иначе, переход на него — это очень большая и непростая работа с собой. Путь, на котором нужно и приложить немало усилий, и найти в себе смелость отпустить многие привязанности (в том числе — стремление к контролю над собственным развитием). Но и этот же путь таит в себе чудеса и радость открытия нового мира. Который нам ещё предстоит исследовать.

Подведение итогов

Итак, каков же лейтмотив развития психики, прослеживаемый в виде тонкой прослойки за отдельными уровнями?

Мы точно видим закономерности, связанные с последовательностью уровней, невозможностью их «проскочить» в развитии. Парные закономерности, связанные с чередованием экспрессии/жертвенности или интеграции/дифференциации, а также с «ключевым фактором», вокруг которого происходит трансформация (страх — вина — неопределённость).

Точно верными кажутся тезисы Грейвза (а позднее — Уилбера и других интегральщиков) о том, что каждый следующий уровень превосходит (трансцендирует) предыдущий, но включает его способности в себя. Это означает, что необходимым условием развития является воплощение, освоение и интеграция каждого уровня.

Среди всего разнообразия проявлений выделяется общий вектор развития, сходно названный всеми проанализированными нами авторами: каждый следующий уровень увеличивает степень внутренней свободы поведения и позволяет воспринимать более сложный мир.

Р. Киган так описывает переходы по стадиям развития: то, что на предыдущей стадии является субъектом (то есть точкой идентификации, на которую невозможно посмотреть со стороны), на каждой следующей становится объектом (с которым можно оперировать и управлять им).

Сходное переживание сопровождало меня в рефлексии собственного опыта задолго до того, как я познакомился с теориями развития. Тогда я описывал его следующим образом: то, что на предыдущем этапе жизни было моим «зачем» (смыслом, ради которого я живу), на следующем виделось лишь как «почему» (причинами, обуславливающими мои действия, обстоятельствами, которые можно преодолеть).

И вот видя эти не всегда очевидные, но достоверные закономерности, мы задаёмся вопросом — зачем вся эта модель нужна?

Может быть, она является, в лучшем случае, очередным самосбывающимся пророчеством — красивым объяснением, которое работает ровно в той степени, в которой люди верят в него (что верно, например, для волны распространения моды на бирюзовые организации)?

Или всё же эти теории — разные двери, позволяющие нам интуитивно схватить более тонкий причинно-следственный пласт объективной реальности и высветить часть скрытого процесса развития человеческой психики?

Во втором случае эти понимания дают нам не просто точную оптику, позволяющую лучше видеть, что происходит с человеком в терапии, в группе, в процессе взросления. Это ещё и вызов. Вызов работать и помогать, в том числе на более тонком и сущностном уровне изменений. И себе, и другим.

Ведь красивейшая ирония мира проявляется в том, что видение универсальных закономерностей развития сознания нисколько не умаляет, а лишь ещё ярче высвечивает бесконечное разнообразие путей, по которым наши души проходят своё «бесконечное странствие»:

Ваши сердца знают, но молчат, о секретах дней и ночей.

Но уши ваши жаждут услышать о том, что знает сердце.

И вы услышите в словах то, что вы всегда знали в мыслях.

И вы дотронетесь пальцами до нагого тела ваших мечтаний.

Так это и должно быть.

Ведь скрытый родник вашей души должен подняться и побежать, журча, к морю;

И сокровище ваших бесконечных глубин должно открыться вашим глазам.

Но пусть не будет весов, чтобы взвешивать это сокровище, которое вам неизвестно;

И не стремитесь измерить глубину познанья себя при помощи мерной рулетки,

Потому что Я – это море, которое не имеет границ и которое невозможно измерить.

Не говорите: «Я нашёл правду», а скажите: «Я нашёл крупицу правды».

Не говорите: «Я нашёл дорогу, которой идёт душа», а скажите: «Я встретил душу, идущую моей дорогой».

Потому что душа идёт всеми дорогами.

Потому что душа не идёт по прямой и не растёт, как тростник.

Потому что душа, как цветок лотоса, открывает свои лепестки один за другим и число их нельзя сосчитать.

Халиль Джебран, «Пророк».

 

Спиральная динамика: описание уровней. Часть 1

Спиральная динамика: описание уровней. Часть 1

Влад Сакович

Перед вами — третья, заключительная статья в цикле, где мы глубоко разбираемся с моделью спиральной динамики, известной изначально как «теория циклических эмерджентных уровней существования»(а вот — первый и второй тексты)
. Исследование, которое когда-то задумывалось небольшим предприятием по «прояснению белых пятен и противоречий», обернулось полномасштабным изысканием. Здесь публикуется первая часть третьей статьи, которая заканчивается описанием синего уровня. Вторую часть текста читайте по ссылке.

Как мы описываем уровни

Первые две статьи подготовили нас к тому, чтобы понять спиральную динамику не как набор карикатурных образов. Под цветовыми обозначениями здесь мы имеем в виду не ценности, не «цМемы», не этические системы, убеждения или картины мира, не уровни организации, корпоративной культуры или общественных настроений.

Речь об уровнях существования, как их понимал Грейвз. Повторим краткие тезисы:

  • Уровень существования — это феномен развития и качественных переходов в психике взрослого человека.
  • Природа уровня не в том, что человек думает, а в том, как он думает. Важно не спутать саму структуру психики с тем, что человек считает/знает.
  • Любой тест или поверхностный анализ поведения и позиционирования человека дадут лишь внешнюю атрибутику, но не механику уровня.
  • Процесс развития — открытый. Он имеет определённые закономерности, но проявляться может с высокой степенью разнообразия.

Вот мы как раз и попробуем «очистить» описание уровней от многообразных вариантов их проявления (в терминах Грейвза — «схемы») и вычленить само сущностное ядро каждого уровня — «тему».

Возможно, этим ядром являются закономерности, общие для различных моделей? Сравним теорию Грейвза с моделью стадий развития эго С. Кук-Гройтер

Видим, что, во-первых, двое учёных выделяют разное количество уровней (например, то, что Грейвз описывает как переход от синего к оранжевому, Кук-Гройтер выделяет в отдельный уровень «эксперт»).

Во-вторых, они видят разную закономерность в попарном чередовании уровней. У Грейвза: экспрессивный-жертвенный; у Кук-Гройтер: дифференцирующий-интегрирующий. При этом сам паттерн чередования не совпадает — см. таблицу ниже.

В-третьих, оба исследователя по-разному выделяют точку «квантового скачка». У Грейвза это — переход на жёлтый уровень; а у Кук-Гройтер разворот начинается со стадии «индивидуалист-плюралист» (аналог зелёного).

Из сравнения мы делаем вывод, что феномен развития психики взрослого человека, его природа и механика — универсальны. А вот конкретные уровни и их взаимоотношения являются лишь элементом модели. Можно выделить 8 уровней, можно 10 или другое количество — получатся разная степень детализации и разные закономерности.

Помня о возможной ошибке упрощения, мы всё же возьмем за основу уровни, выделенные Грейвзом, и про каждый из них опишем:

  1. Перспективу восприятия — доступный уровень когнитивной сложности, определяемой по модели С. Кук-Гройтер (нам кажется, что это — наиболее точный способ описать то, что Грейвз называл «функциональная система» уровня).
  2. Экзистенциальные вызовы — глубинные желания/потребности, ответ на которые рождает ощущение осмысленности жизни.
  3. Здоровую интеграцию — какие способности развиваются и включаются в психику в результате успешного освоения уровня.
  4. Динамику уровня — характерные способы, которыми уровень проявляется в поведении и социальном взаимодействии (с возможными типичными вариациями).
  5. Травмы-аллергии — травмирующие опыты, случившиеся в процессе становления уровня, или неинтегрированные способности, которые позднее обуславливают болезненные реакции и/или запреты на проявления какого-то аспекта уровня.
  6. Травмы-аддикции — зависимости или «застревания» на определённом аспекте уровня, заставляющие вновь и вновь возвращаться к его выражению. Как правило, возникают в результате нерешённого, но вытесненного вызова уровня или из-за болезненного опыта перехода на следующий уровень.
  7. Мифы — частые заблуждения о механике уровня и его проявлении, распространённые среди специалистов по СД.
  8. Закономерности развития — к какому типу относится уровень в модели Грейвза (экспрессивный-жертвенный), Кук-Гройтер (интегрирующий-дифференцирующий), и как он связан с предыдущим этапом развития.

Наши выводы о природе уровней развития строятся из сравнения нескольких моделей и собственного опыта. Опыт, в свою очередь, мы брали из длительной работы с людьми в режиме тренингов, курсов и терапии, работы с несколькими сообществами и собственной рефлексии.

Поехали!

БЕЖЕВЫЙ (AN) — у Кук-Гройтер «Симбиотический»

«Выражай себя для удовлетворения физиологических потребностей»

В психологическом рассмотрении теории бежевый уровень существования проходится практически всеми в раннем возрасте (предположительно: 0 – 1,5 года; можно относить к бежевому уровню и преперинатальный период развития, но это — место отдельной дискуссии).

Перспектива восприятия.

На этом уровне когниции доступна лишь ранняя перспектива 1–го лица — обращение внимания на внешний мир, в котором предметы и явления постепенно приобретают границы и дифференцируются от собственного тела.

При нормальном развитии психика неизбежно развивается дальше, поэтому среди взрослых людей, кроме случаев тяжелых психотических расстройств, этот уровень почти не встречается.

Экзистенциальные вызовы.

В абсолютном выражении бежевого психика заточена на единственное желание — выживать, удовлетворять физиологические потребности, по возможности избегать боли и испытывать физическое удовольствие. И учиться тому, что способствует такому существованию.

Здоровая интеграция.

Взрослый человек с интегрированным бежевым уровнем находится в здоровом контакте со своим телом: не ведётся на поводу у телесных желаний, но при этом их осознаёт. Может управлять балансом телесного расслабления и алертностиЧувствует боль как телесный сигнал, способен изменить поведение в связи с ней, преодолеть или оставаться с болью. Интеграция бежевого позволяет чувствовать витальность в теле и контроль над ним.

Наконец, какие бы события и переживания ни происходили, здоровый бежевый позволяет в фундаменте всегда чувствовать факт и безусловную ценность своей жизни — «я живу и хочу жить» (психологически это переживание — антоним предельной депрессии или апатии, доходящих до суицидальных порывов).

Травмы.

Самые ранние травмы бежевого уровня могут относиться к перинатальному периоду развития1. Впрочем, их терапии может быть посвящена отдельная статья (особенно учитывая, что некоторые авторы видят истоки интеграции перинатального опыта в духовных учениях и мистериях2).

Тяжёлые случаи «аддикций» бежевого находятся в области психиатрических патологий психотического и аутического спектра, что также заслуживает отдельного исследования.

Зато с чем мы часто имеем дело (и даже считаем нормой) у взрослых здоровых людей — это подавление систем, связанных с бежевым уровнем, при дальнейшем развитии. «Сиди в классе неподвижно», «трогать себя стыдно», «здесь неприлично разминаться», «мальчики не показывают, что им больно», «плотские желания греховны», «пока не доешь, из-за стола не выйдешь», «врач лучше знает, что не так с твоим телом» — всем нам знакомые установки. Конечно, это формулировки, свойственные русскоязычной среде, но аналогичные табу и запреты, в разной степени стыдящие проявления бежевого можно найти почти во всех современных культурах, где развивающаяся «оторванность» от тела стала практически нормой.

Результатом такого подавления (или действительных нарушений раннего развития) становится неспособность различить телесные сигналы, игнорирование тела и его влияния на психоэмоциональное состояние, «бегство в голову» (эффекты, попадающие под общий термин disembodiment). Частые случаи — сильные бессознательные запреты на получение удовольствия (или паническое избегание/вытеснение боли) и базовое ощущение недостатка витальности.

Будучи игнорируемыми, эти травмы почти неизбежно отражаются в виде психосоматических симптомов и заболеваний. А еще они забавным образом становятся препятствием к дальнейшему развитию на более поздних уровнях (зелёный и дальше) — но обо всём по прядку.

Мифы об уровне.

Во-первых (из очевидного) — хотя взрослые, находящиеся на бежевом уровне существования, почти не встречаются, здоровая интеграция его способностей критически важна на протяжении всего пути развития. Интеграция бежевого — это нормально и хорошо, а отрицать его — равно блокировать развитие.

Понятной реакцией на культурное отчуждение от многих проявлений бежевого стало распространение телесных практик, телесно-двигательной терапии, романтизация архаических культур, не имеющих таких запретов на телесность. Надо понимать, что речь здесь идёт не о «возвращении на бежевый уровень» (что когнитивно было бы вряд ли возможно), а о здоровой интеграции и признании его как основы.

Также, в контексте терапии важно различать ситуации, когда базовые слои психики подавляются стыдом (который появляется в процессе развития сознания позднее) от нарушения нормального развития телесности в период формирования бежевого. Во втором случае недостаточно работы с разрешением себе телесности или возвращением внимания к ней, но и требуется очень глубокая проработка самой способности.

Итого.

Бежевый уровень создаёт основу для нашего дальнейшего развития. Его «родные» способности, коренящиеся в нашей телесной воплощённости и витальности, затем влияют на все аспекты нашего пути. Поэтому в работе со взрослыми людьми часто важным оказывается «начать с основ», вернуться к чисто телесному «я» и сперва полностью интегрировать его, прежде чем продолжить путешествие.

ФИОЛЕТОВЫЙ (BQ) — у Кук-Гройтер «Импульсивный»

«Подавляй желания в угоду традициям предков»

Пару лет назад я оказался в далёкой индийской деревне, которая, ввиду инфраструктурных особенностей, до недавнего времени была практически отрезана от «цивилизации» (даже от ближайших индийских городов, не говоря уже о влиянии глобализации). У них сохранилась анимистическая религия (в которой фигурируют многочисленные духи лишь с лёгким влиянием индуизма) и поклонение почитаемым (но вполне конкретным) предкам, жившим в деревне в разные эпохи. Так вышло, что попали мы туда аккурат на главный местный праздник — понгал (когда-то давно адаптированную его версию). И вот нас приглашают в один дом за другим — присоединиться к обрядовому празднованию. Везде совершают сходный ритуал с небольшими вариациями: от трёх до семи рисовых шариков разных цветов размещаются на банановом листе, украшаются узором, а рядом зажигается древесина сандалового дерева (делает это всё, конечно, отец семейства, остальные наблюдают).

Мы попытались спросить, что означает этот обряд. Логично предположить подношение какому-то божеству. Но почему такое число рисовых шариков? Что значит их цвет? Почему после этого скотину водят вокруг дома? Почему вы совершаете эти действия и что они значат?

В ответ на наши вопросы мы не встретили раздражения или упрёка. Впрочем, как и убедительного ответа. Лишь недоумение. Что значит, «почему»? Потому что мой отец так делал. И его отец. И его дед…

Это не было «встречей двух культурных цивилизаций, по-разному отвечающих на этот вопрос». После «так делали мои предки» дальнейшие вопросы были абсурдными и вообще-то просто не возникали.

Фиолетовый — второй выделяемый уровень развития. В психологии детского развития он должен соответствовать возрасту 1,5 – 3 года, в котором осваивается язык, формируются многие паттерны близких взаимоотношений и привязанностей, мир объясняется магическим образом и видится сказочным.

Перспектива.

Когнитивно фиолетовый уровень обусловлен всё той же ранней перспективой 1–го лица (С. Кук-Гройтер), в которой теперь появилось время, но оно никуда не течёт, оно статично (а точнее — повторяется одинаковыми циклами). «Как было во времена моих предков, так же есть и сейчас, и так же будет всегда».

Именно это мы можем видеть в приведённом выше примере. Мышление не идёт дальше этого циклического восприятия, в котором мир и правила жизни в нём естественным образом объясняются традициями (а как ещё?). Есть лишь очевидная истина и ничего больше.

Экзистенциальные вызовы.

Ключевую роль в переходе на фиолетовый играет время. Хотя оно мыслится циклическим, время всё же появляется в восприятии. И именно оно рождает основной вызов/потребность этого уровня — чувствовать безопасность и сохранность. То есть уже недостаточно выживать сейчас, важно также знать, что и завтра со мной всё будет в порядке.

Эта же потребность рождает и сильнейшее стремление быть принятым группой своих близких. Это — те близкие, кто обеспечивает непосредственную безопасность (а значит моя сохранность зависит от их ко мне отношения). В культурном развитии этот инстинкт можно проследить в привязанности к племени (отсюда — «фиолетовый трайбализм»), а на индивидуальном уровне — в зависимости от семьи (в первую очередь — от матери).

Здоровая интеграция.

Необходимость чувствовать отношение близких и добиваться их принятия стимулирует развитие навыков, которые, интегрируясь в функциональную систему, остаются с нами на всю жизнь. Это способность чувственно и всем собой присоединиться к группе. Умение дифференцировать и проживать свои эмоции, чувствовать и сопереживать другому.

Если в этот период человек проживает позитивный опыт доверия близким и присоединения к группе, в дальнейшем мы можем ожидать способность входить в открытые доверительные отношения, просить и принимать помощь и получать радость от простого человеческого взаимодействия (например, с удовольствием входить в примитивную, досоциальную игру).

Несложно увидеть, что здорово интегрированный фиолетовый уровень создаёт базу для близких и интимных отношений во взрослом возрасте. Конечно, зрелые отношения потребуют большого количества навыков и с более поздних стадий развития, но травмы этого уровня почти неизбежно окажут на них сильнейшее влияние.

Травмы-аллергии.

Если в опыте проживания фиолетового были события, которые интерпретировались как предательство, отвержение, опасность среды, противоречивые сигналы отношения — жди теневого материала с фиолетового уровня. На этой почве вырастают блоки на эмпатию, замечание/проявление эмоций, доверие, просьбу о помощи. Эти травмы почти гарантированно дают о себе знать в близких отношениях (причём как в романтической связи, так и в ситуации близости в группе), выражаясь в реакциях страха, избегания близости и сохранения безопасной дистанции.

В некоторых случаях фантазия, являющаяся доминирующим когнитивным инструментом на фиолетовом уровне, может быть подавлена / внутренне запрещена, что позднее становится препятствием для развития дивергентного мышления.

Травмы-аддикции.

Обратная сторона травмированного фиолетового — «застревания в нём» — выражается в неспособности отличить чужие эмоции и намерения от своих. Это буквальное растворение в другом (как правило, перенесённое с родителя).

Травма-аддикция фиолетового ведёт к невротической зависимости от нахождения в группе или близких отношениях (потеря этой связи отождествляется с потерей безопасности, вызывая панику, сильнее даже чем боль от деструктивных отношений).

Когнитивно эта аддикция может быть выражена в магическом мышлении или детской доверчивости.

Практически любой теневой материал с фиолетового уровня благополучно вытесняется психикой в область бессознательного. Именно поэтому в терапии в частых случаях таких травм необходимым и эффективным способом оказывается регрессия в детский возраст, перепроживание и интеграция этого опыта.

Однако в моём опыте индивидуальной работы иногда простое осознание, что травма тянется «оттуда», но сам уровень существования уже изменился, оказывало сильное терапевтическое воздействие. В этой ситуации обнаруживается, что сама экзистенциальная потребность — получить безопасность — на самом деле уже закрыта, интернализована и является нормой (а человек «забыл это заметить»). А так как функциональная система всё это время благополучно продолжала развиваться, после отпускания травмы происходит резкий скачок развития.

Мифы об уровне.

Во-первых, важно понимать, что следование традициям на фиолетовом является не ценностной установкой («следовать традициям хорошо и правильно»), присущей и другим уровням развития. Это естественный (и единственный?) способ психики вообще помыслить безопасность. Потеря этой опоры в виде традиций и заветов означает потерю безопасности и вызывает иррациональный страх. Поэтому не стоит путать консерватизм с фиолетовым традиционализмом.

То же относится к потребности фиолетового в принятии близких и принадлежности к группе. Эта древняя (или ранняя) потребность здесь завязана на чувство безопасности и принципиально отличается от конформизма, коллективизма или коммунности более поздних стадий развития.

Менее очевидны когнитивные маркеры фиолетового. Мы уже показали, что действительное фиолетовое мышление практически не способно задать вопрос «почему» после первичного объяснения. Оно магично по своей природе (подобно тому, как ребёнок приписывает стулу, об который он ударился, злую волю) и доверчиво.

При этом к проявлениям фиолетового уровня часто относят веру в приметы и гороскопы, знаки и суеверия, народную медицину и религиозные силы и пр. Как правило, при близком общении с человеком с такими убеждениями мы обнаруживаем вполне функциональную способность мыслить на более сложном уровне в других сферах жизни. Отдельные же иррациональные, «магические» убеждения (возможно, действительно оставшиеся с раннего периода развития, а иногда — приобретённые позднее) как будто бы стоят особняком в картине мира. Иногда оказывается, что их просто «забыли пересмотреть» (например, я долго по привычке при простуде продолжал пить мумиё, хотя и научных доказательств его биологической активности нет, и в детстве-то оно не оказывало никакого эффекта).

В других случаях человек будто начинает реактивно защищать свои магические убеждения при попытке взглянуть на них критически. Но и тогда стоит увидеть более тонкий слой происходящего. За этим цеплянием проглядывает совсем другой мотив, сформировавшийся позднее, который успешно реализуется таким описанием мира. Это может быть подтверждение собственной силы и значимости, снятие с себя ответственности за определённые события, усиление групповой идентичности, рационализация собственной тени… Опять же, если мы работаем с развитием людей, это различение оказывается очень важным. Потому что тогда мы понимаем, что есть смысл работать не с самими убеждениями, а с осознанием скрытых потребностей, стоящих за ними. Осознанная работа с ними откроет путь уже и так сформировавшемуся критическому мышлению, запуская цепочку изменений.

Наконец, по внешним признакам некоторые проявления фиолетового уровня можно спутать с т. н. постконвенциональным мышлением. С этим мы разберёмся, когда доберёмся до ошибки «до/над» (pre/trans fallacy) на зелёном уровне.

Итого.

Фиолетовый уровень стремится обрести устойчивую безопасность через то, что безусловно следует традициям предков (потому что иного не может себе представить) и соединяется с близкими «своими» в эмоциональном контакте. Здорово прожитый фиолетовый даёт возможность доверять, открываться, сопереживать, присоединяться к группе и просить о помощи. Травмы проявляются в проблемах в близких отношениях и отсутствии базового чувства безопасности.

КРАСНЫЙ (CP) — у Кук-Гройтер «Оппортунист» и «Защищающийся»

«Выражай себя несмотря ни на что»

«И тут с Эмили что-то случилось, очень важное. Она вдруг поняла, кто она. Трудно сказать, почему это не произошло за пять лет до этого или не могло бы произойти ещё через пять; и уж совсем непонятно, почему это пришло как раз в тот день. Только что она играла в дом, на самом носу корабля, […] и вдруг в мозгу у неё сверкнуло, что она — это она. Эмили остановилась как вкопанная и стала оглядывать себя всю — всё, что можно было увидеть. Видно было не так уж много — платье спереди да руки, когда подняла их, чтобы рассмотреть, — но этого оказалось достаточно, чтобы составить представление о маленьком теле, про которое она вдруг поняла, что это — её тело.

Она рассмеялась, даже с издёвкой, пожалуй. Подумала: „Вот это да! Это ж надо, что тебя — из всех людей как раз тебя — вот так поймали! И теперь ведь никуда не деться, не вылезть. Во всяком случае, не скоро: это надо вырасти, прожить всю жизнь, состариться — тогда только избавишься от этого дурацкого наряда!” […]

Окончательно убедившись в том потрясающем факте, что теперь она — Эмили Бас-Торнтон (откуда взялось это „теперь”, она не знала; уж конечно, ей не приходила в голову такая чушь, будто раньше она была кем-то другим), она стала размышлять, что же теперь будет».

«Сильный ветер на Ямайке», Ричард Хьюз.

Примерный возраст прохождения красного уровня в детском развитии — 3 – 7 лет. Переход на него связан с появлением психологического «Я» (эго). Этот феномен — до сих пор крайне загадочный, особенно на фоне последних исследований и философских изысканий о природе (или её отсутствии) этого самого «Я»3. Вряд ли кто-то из нас помнит это как конкретное событие появления в сознании понимания «Я — это я!» (описание такого внезапного переживания своей индивидуальности десятилетним ребёнком в романе Р. Хьюза — это яркая, но всё же метафора). Но интеграция этого ощущения ложится в основу перспективы 1–го лица.

Перспектива восприятия.

Перспектива 1-го лица: субъект способен чётко выделять себя из внешнего мира, а других людей понимать как отдельных субъектов со своей волей и желаниями.

Экзистенциальные вызовы.

Раз «Я» появилось, то ключевым вызовом красного уровня становится ощущать, защищать и проявлять его.

Этому новоприобретённому «Я», чтобы окрепнуть, нужно упражняться в максимальном своём проявлении. Поэтому у детей это часто возраст гипертрофированной самостоятельности («я сам!»), удовлетворения от прямого проявления власти (способности управлять вещами и… людьми), отстаивания своих границ («я так не хочу», «не делай этого со мной» — в вербальном выражении или сразу как проявление агрессии).

«Я» также крепнет от внешнего подкрепления, поэтому на красном уровне так важно внимание других. Самоидентичность может распространяться не только на своё тело и психологическое состояние, но и на вещи, находящиеся во владении («это моё!»). Поэтому лишение внимания или собственности здесь, по сути, вызывает чувство потери себя или собственной неполноценности. Именно это чувство Грейвз называет позором/стыдом (shame), отличая его от вины (guilt).

Здоровая интеграция.

Полноценное проживание красного уровня формирует в человеке важнейшие способности, становящиеся ещё одним фундаментом для дальнейшего развития: осознание и проявление своего намерения/желания, способности проявлять и выражать себя (психологическое начало творчества), удерживать личные границы, взаимодействовать с чужой волей (в том числе, с агрессией) и совершать волевое усилие.

Эти качества психика «выучивает» из успешного опыта достижения желаемого силой воли, отстаивания своих границ и преодоления представлений о своих возможностях. Так как красный — это первый, собственно, социальный уровень, важным здесь оказывается опыт признания другими своей самости, уважения ими границ и имущества, опыт защиты и заботы о других (а не только борьбы с ними).

Говоря образно, здоровый интегрированный красный — это фигура мастера боевых искусств (который не применяет свою силу без необходимости, ибо уверен в ней), экспрессивный артист, лидер группы, мощный спикер или тренер.

Ещё одной важной способностью, формирующейся на красном уровне, становится преодоление страха. В сознании уже устойчиво появляется концепция времени, причём оно с очевидностью приносит изменения. И если фиолетовое сознание защищалось от этого страха «иллюзией постоянства», то мышление красного уровня учится страх преодолевать. Схожим образом формируется умение совершать волевое усилие, преодолевая усталость/дискомфорт (поэтому опыт занятия серьёзным спортом в раннем возрасте точно остаётся с человеком на всю жизнь).

Динамика уровня.

По внешним проявлениям весь опыт проживания красного уровня – это подтверждение и тренировка своей способности и права проявлять себя до тех пор, пока чувство «я — это я» не будет интернализировано. Основная мотивация — это само удовольствие от реализации намерения, достижения желаемого.

При этом чувство вины (guilt) на этом уровне развития когнитивно ещё не сформировано. Поэтому, например, ребёнок может следовать правилам, идущим вразрез с его желаниями, пока опасается наказания или ждёт поощрения, но тут же нарушит их, будучи уверен, что за ним не смотрят (понятия честности, справедливости и порядочности пока ещё не имеют психологического коннотата в сознании). Поэтому метод обучения «кнутом и пряником» является уместным и эффективным на этой стадии развития (попробуем уйти от универсальной этической оценки его как «негуманного». Ведь в здоровом виде «пряником» здесь как раз может быть признание, внимание и уважение прав и личных границ ребёнка/человека; а «кнутом» — адекватный, но прямой запрет на действия, опасные для него самого или нарушающие чужие границы).

Но красный уровень вовсе не обязательно воплощается в образе непослушного властного хулигана. Один и тот же мотив находит разные формы выражения. С. Кук-Гройтер выделяет 2 наиболее типичных способа проживания красного, отличающихся по критерию отношений со страхом — «оппортунист» и «защищающийся».

«Оппортунист» совершает шаг в неизвестность, идя наперекор своему страху.

Тип «защищающийся» формируется, когда субъективно для преодоления страха чувствуется недостаток силы, опасность мира ощущается выше способности за себя постоять. Тогда основным механизмом работы со страхом становится не его преодоление, а создание максимальной защищённости. Такой тип характерен для более спокойных, размеренных, интроверсивных типов характера (и зачастую связан банально с физической слабостью относительно сверстников).

ОППОРТУНИСТ ЗАЩИЩАЮЩИЙСЯ
Проявляет «Я» через активное самовыражение, привлечение внимания, соревнование и активное, силовое отстаивание собственных границ. Стремится избегать риска и не быть заметным, чтобы не попасть в неприятности. Учится взаимодействовать с агрессией, но чаще через избегание или урегулирование конфликта4.

 

В своём здоровом выражении оба подтипа могут успешно адаптироваться, социализироваться и быть в групповых отношениях, отличающихся друг от друга.

ОППОРТУНИСТ ЗАЩИЩАЮЩИЙСЯ
С вероятностью соберёт вокруг себя группу (или включится в существующую), позволяющую демонстрировать свою силу и храбрость, поощряющую риск и соревнование за статус. Причём, при достаточной внутренней уверенности, это будет группа равных. А несогласованность самоощущения и внешнего проявления будет подталкивать к формированию заведомо опрессивной группы более слабых, в которой собственному «я» ничего не угрожает. Скорее войдёт в группу «своих», которые держатся в стороне, поддерживают и помогают друг другу, создают внутри себя комфортную среду — «островок безопасности». Опять же, психодинамика за социальными проявлениями двух подтипов стоит совершенно сходная.

Травмы-аллергии.

Как же часто эти опыты остаются непрожитыми, запрещёнными или травмирующими. Типичные признаки не интегрированного красного — синдром «не знаю, чего хочу», неразличение собственной позиции (особенно в ситуации конфликта или открытого выбора). Ещё во времена моей работы с самоопределением с подростками это была самая частая проблема — дети, с раннего детства затасканные по кружкам и секциям «для общего развития», так и не научившиеся выбирать самостоятельно, «разучившиеся хотеть».

В смежные травмы попадает слабая сила воли, неспособность выйти из зоны комфорта, нарушенные личные границы. Отсутствие устойчивого опыта преодоления страха обуславливает запрет на открытое проявление себя и неспособность взаимодействовать с агрессией.

Травмы-аддикции.

Травмы «застревания» в красном внешне выглядят противоположным образом, но выходят из «раны» на всё том же месте и заставляют повзрослевшего, казалось бы, человека подсознательно снова и снова возвращаться к удовлетворению «красных» потребностей. Неконтролируемая агрессия как стремление защитить своё «я» при малейшем приближении к границам; обсессивная зависимость от вещей в своём владении, нарциссизм и выпячивание себя, зависимость от похвалы, реактивный протест против всего и всех, эгоизм и игнорирование потребностей других — так часто коренятся в подсознательном стремлении показать «Я есть! Увидьте меня!».

Так как формирование красного уровня всё еще происходит в раннем периоде развития, появившееся там травмы часто вытесняются из сознания. В случае попадания в такую травмированную область психика незаметно задействует стратегии поведения из возраста, когда травма была сформирована. Поэтому, например, в отношениях на триггер могут подсознательно проявляться успешные способы манипуляции родителями для получения желаемого или привлечения внимания из детства (демонстративная обида, синдром жертвы, психосоматические проявления и пр.).

Опять же, даже не приближаясь к крайним проявлениям, травмы красного уровня в той или иной степени свойственны очень многим из нас. «Хорошая новость» в том, что, зачастую, для их исцеления достаточно короткого, но интенсивного периода проживания того опыта манифестации своего «я», который не был пройден в детстве, чтобы потребность, символически преувеличенная в сознании (тем самым обращая на себя внимание), нормализовалась.

Мифы об уровне.

Во-первых, в нашей «цивилизованной культуре» проявления красного часто табуированы и запрещены не меньше, чем предыдущие уровни. Каждый раз, когда мы работали с последовательным прохождением уровней развития в «прогрессивных сообществах», красный сперва вызывал бунт и отказ — ведь «это же плохо, выпячивать себя, проявлять силу и агрессию! Надо уметь договариваться, не идти в конфликт и думать об интересах других». Очень важно здесь честно взглянуть на себя и различить, где моя этика действительно отдаёт предпочтение гуманистическим ценностям («я выбираю не использовать силу, так как могу её использовать»), а где она лишь прикрывает реальную внутреннюю слабость, оправдывая возможность не идти в опыт, который вызывает страх.

Интегрированный красный обеспечивает здоровые и необходимые для развития проявления индивидуальности и воли. Лишь будучи пройденным и включённым в структуру психики (а не подавленным запретами), он перестаёт скрыто доминировать в личности, прорываясь в «щели» рационального мышления. Красный — это нормально.

Далее — красный уровень не тождественен его стереотипному образу. Так, из многих описаний красного создаётся карикатура властного, агрессивного, напористого и задиристого хулигана. С вероятностью, такое поведение свидетельствует скорее о травме в процессе развития, но не является обязательным атрибутом уровня (вспомните о подтипе «защищающийся»). Часто красный уровень соотносят с архетипом героя. Но этот образ лишь воплощает внутреннее переживание необходимости подкреплять чувство «Я есть» и страха его потерять. Героизм же является лишь одной из культурных интерпретаций такого сознания, но никак не его сутью.

Ещё одно заблуждение состоит в смешении красного и оранжевого уровней. Встречающееся описание оранжевого как эгоистичного корпората, кладущего свою жизнь на зарабатывание безмерных денег любым способом, покупку дорогих машин и элементов социального статуса — скорее уместно рассматривать как проявление травмированного красного уровня (и уж точно не нормальный образ оранжевого).

Конечно, это ещё не значит, что человек так и остановился в своём развитии на красном уровне. Психика продолжает взрослеть, а травмы маскируются, рационализируются или вытесняются в область подсознательного. Стремление к большим деньгам и власти превращается в мировоззренческую установку, объясняемую «необходимостью обеспечить семью». Или наоборот, паталогическое избегание конфликтов прикрывается неэтичностью агрессии, а боязнь взять лидерство — нежеланием выпячивать себя или стремлением к «горизонтальным группам без иерархии» (обратите внимание — никакого отношения к действительной идее неиерархичности, приписываемой зелёному уровню, а ведь как похоже! Ещё один пример того, что уровень существования определяется не тем, что человек думает, но тем, как).

Закономерности развития.

В циклическом чередовании модели Грейвза красный — экспрессивный уровень. Так как под экспрессией Грейвз понимает выражение «я», красный можно считать первым экспрессивным уровнем, с которого начинается чередование. Экспрессия здесь наиболее явная и очевидная — проявление «я» и исполнение желаний как ведущий мотив.

В модели Кук-Гройтер красный относится к дифференцирующим уровням, то есть отделяющим себя от привычного окружения, от своего предшествующего способа существования. Это «уровень-прыжок», на котором происходит резкое расширение перспективы. Этими изменениями объясняется, что дифференцирующие уровни с большей вероятностью испытывают стресс, отчуждённость и потерянность — в них заложен внутренний конфликт изменения.

Наконец, есть ещё один чередующийся паттерн, который мы заметили при движении по стадиям. Мы делаем предположение, что уровни попарно связаны «переворачивающимся» отношением к одному ключевому фактору. Так, анализируя динамику перехода «фиолетовый — красный», можно заметить радикальное изменение отношения к страху, который является одним из ключевых факторов и там, и там. И если фиолетовый во многом определяется страхом (который обуславливает зависимость от семьи и традиций, тип привязанности и другое), то красный стремится преодолеть страх (в здоровом выражении; а в случае травмы — вытеснить его). И это стремление выйти за пределы страха как раз определяет красный. Дальше выясняется, что похожая закономерность прослеживается и в более поздних уровнях. И это мы проследим дальше по ходу описания.

Итого.

Красный уровень разворачивает и проявляет «Я», увеличивая сложность восприятия мира и запуская череду трансформаций, делающих «Я» всё более автономным и самодостаточным (до переломного момента). Несмотря на его кажущуюся эгоистичность, агрессию и связь с насилием, именно здоровая интеграция красного уровня позволяет независимой личности становиться. С другой стороны, многими проблемами насилия и власти мы обязаны скорее травмированному, не интегрированному красному уровню. Поэтому включение его красоты в себя, вместо подавления и запрета, может заложить фундамент сильного «я», проходящего через более поздние трансформации.

СИНИЙ (DQ) — у Кук-Гройтер «Дипломат»

«Подавляй желания ради награды в будущем»

Серия экспериментов нейрокогнитивиста Ребекки Сакс о развитии социального сознания5.

Перед ребёнком разыгрывается история — аналог т. н. теста на определение заблуждения («false belief test»). Персонажи этой истории — два пирата. Один оставил свой сэндвич на сундуке и ушёл. За время его отсутствия ветер роняет сэндвич на землю. Позднее приходит второй пират, оставляет свой сэндвич на сундуке и уходит. Далее первый персонаж возвращается и… ребёнка спрашивают, как себя поведёт наш герой.

В эксперименте 2-летние дети просто не способны смоделировать мышления персонажа и уверенно отвечают, что пират берёт с земли сэндвич, который действительно его.

5-летний ребёнок уже может примерить на себя роль персонажа, он понимает, что здесь возникнет ошибка, и верно угадывает, что пират возьмёт сэндвич, лежащий на сундуке. Но на вопрос, совершил ли пират злой поступок и стоит ли его наказать — пятилетка также отвечает утвердительно, воспринимая правило справедливости «не бери чужое» буквально.

И лишь в возрасте 7 лет ребёнок делает вывод, что если кто и виноват в этой ситуации — так это ветер. К этому возрасту формируется способность полноценно угадывать мысли, эмоции и намерения других людей по их действиям и обстоятельствам («читать мысли») и на основе этого выносить моральные суждения. Эти изменения отчётливо коррелируют с изменением работы мозга по мере того, как отдел мозга, отвечающий за эту часть социального интеллекта, специализируется.

Примерно к 6 – 7 годам в условиях нормального развития в психике накапливается достаточно предпосылок для перехода на следующий уровень. Синий оказывается гораздо шире и многограннее по спектру стратегий адаптации, чем красный. Он открывает горизонты бесчисленных способов социализации, а культурный слой услужливо предлагает множество ролевых фигур, в который синяя психика может найти себе место «по вкусу». И хоть часто в популярной психологии развития эта стадия рисуется очень узкомыслящей, несостоятельной и чуть ли не раболепской, мы считаем важным отдать должное её здоровым проявлениям и способностям, обеспечивающим её. Но обо всём по порядку.

Перспектива восприятия.

Переход на синий во многом обусловлен созреванием в психике полноценной перспективы 2–го лица (Кук-Гройтер делает чуть более детальное различение, выделяя стадию «ориентированный на правила» с, собственно, перспективой 2–го лица и стадию «дипломат» с расширенной перспективой 2–го лица). Когнитивно здесь мышление наконец-то полностью способно осознать точку зрения другого человека (мы включаем это в психологические понятия когнитивной и предикативной эмпатии). Причём, как видно из описанного эксперимента Ребекки Сакс, в формировании этих психических функций у детей тоже прослеживается стадийность.

Предпосылки экзистенциальных вызовов.

Перспектива 2-го лица, будучи полностью сформирована, вызывает огромные изменения в психике и структуре потребностей. Если на красном уровне сознание уже научилось воспринимать себя и других как отдельных волевых существ, а теперь — ещё и моделировать точку зрения другого… выясняется, что этот самый другой каким-то конкретным образом смотрит на меня, что-то обо мне думает и как-то меня оценивает! Более того, все смотрят друг на друга таким образом. Благодаря этому формируется представление о социальной роли, которой я должен соответствовать в глазах окружающих.

Правила, которые до этого были скорее границами мира (некоторые из которых можно нарушить, а некоторые, ради собственной же безопасности — не стоит), превращаются в нормы, которые можно считывать и понимать, наблюдая за социальными взаимодействиями — осознавать, что «здесь так принято». Это открывает сознанию огромный мир социальных связей и культуры, профессий, групп, отношений, социальных статусов, институтов, гендерных ролей, законов, этических систем, правил поведения, наций, религий, законов природы…

Ещё одна магическая трансформация — фигура референтного взрослого (это может быть конкретный человек, родитель, собирательный культурный образ или даже фигура Бога), говорящая как стоит себя вести, что хорошо, а что плохо — интериоризируется, входит внутрь психики и превращается в… вину.

Что же происходит с «Я»? При таком расширении восприятия мира эго становится тесно в собственных границах, оно хочет «быть частью чего-то большего», поэтому собственная идентичность распространяется на социальную роль и группы, с которыми происходит идентификация.

Экзистенциальные вызовы.

Во всём открывшемся многообразии социальности сознанию надо как-то сориентироваться, поэтому одним из ключевых экзистенциальных вызовов становится упорядочить мир и жизнь в нём: разложить по полочкам, назвать понятиями, объяснить, разделить на «плохое» и «хорошее», мочь спрогнозировать будущее.

Понимание норм, видение того, как тебя оценивают другие и управляющая функция стыда формируют стремление соответствовать хорошему образу — быть правильным или правильной.

А расширенное чувство самости теперь стремится идентифицировать себя с социальной ролью и группой, бесконечно дорожа этой идентичностью.

Динамика уровня.

Значительная часть динамики синего уровня управляется появившимся чувством вины. Тем чувством, которое является причиной огромного количества детских и подростковых травм, используется как сильнейшее орудие манипуляции, подавляет креативность6 и создаёт репрессивные, дискриминационные общества.

Но то же самое чувство вины (и его «двойник» — чувство праведности и честности) позволяет нам делать то, что мы считаем правильным, по собственной воле, а не только пока на нас смотрят. Оно же лежит в основе чувства справедливости, оно позволяет выработать способность отложить сиюминутное удовольствие ради большей цели7, оно позволяет создать образ идеального себя и стремиться к нему. Оно же является началом формирования этики, вырастающей из базовых представлений о «хорошо и плохо» во все сложные и разработанные философско-этические системы в культуре.

Эти представления, в свою очередь, помогают отвечать на вызов упорядочивания мира. Вот только формирующиеся в ответ на него системы убеждений и описаний мира складываются весьма специфичным способом. Многое напрямую перенимается как готовые ответы из семьи и/или доминирующей культурной парадигмы, что-то берётся из конкретной группы, окружавшей человека в период поиска ответа на актуальный вопрос, что-то «доращивается» из более ранних установок и встраивается в общую картину. В итоге иногда получается достаточно моногенная онтология и этика; чаще же к взрослому состоянию мы имеем весьма эклектичную систему убеждений, описаний «как тут всё устроено» и «как правильно», содержащую большое количество внутренних противоречий. В ней могут сочетаться прагматичный взгляд бизнесмена, парочка суеверий о необходимости задобрить фигурки божеств в офисе на праздник для удачи и стремление «быть социально-ответственным предпринимателем» (реальный кейс, ага). Но всё это не подлежит сомнениям.

Дело в том, что мышление на этой стадии за истину принимает то, что сказал авторитет (опять же, этим авторитетом в своё время мог оказаться родитель, школьные учителя, старший друг, общая культурная трансляция). И эта истина абсолютна, всё иное — ошибочно. Единственный способ изменения убеждения — смена авторитета (что, в свою очередь, может происходить не раз за период проживания синего уровня).

Собственно, это К. Грейвз наблюдал у части студентов в своём исследовании, находящихся на синем уровне: их представления менялись лишь при изучении учёных и авторов, являющихся социальным авторитетом для них (например, признанных психологов для одних студентов, но цитат из Торы — для других), помноженных на социальный авторитет самого Грейвза (на этих студентов наиболее сильное впечатление оказывал длинный список регалий и дипломов Грейвза). Стоит ли упоминать, что взгляды при этом менялись на те, что давали перечисленные авторы (или образовывали частичный синтез)?

За распознаванием этой особенности синего уровня лежит понимание, что ценности и этические системы вторичны по отношению к уровню существования психики и не так уж сильно отличаются друг от друга по сути. Убеждённые христианин, мусульманин и атеист; воинственный патриот и не менее воинственнный (по отношению к милитаристам) пацифист; приверженец коммунизма или капитализма; верящий в необходимость власти или горизонтальных сообществ — все эти персонажи разделяют противоположные ценности, но стоящая за ними структура мышления может быть совершенно идентична — догматические убеждения по принципу веры и идеологии.

Убеждения на синем уровне, как правило, соответствуют принятой социальной роли. Ролей этих много и разного масштаба: «я сын в своей семье», «я пятиклассник», «я москвич», «я россиянин», «я хороший гражданин», «я доктор», «я предприниматель». Отождествление с ролью и группой позволяет сформировать способность поставить интересы группы выше собственных, обнаружить свою связь с людьми, не являющимися непосредственными близкими. На обратной стороне медали лежит трансформировавшийся страх потерять идентичность. Если на красном уровне он связан с потерей собственной автономности и внимания других, то здесь это страх быть непризнанным за «своего» в группе своих же.

Сам по себе синий действительно предоставляет огромное разнообразие опыта. Его освоение позволяет входить и успешно социализироваться в различных социальных группах и ролях. А если конкретная группа/роль больше не даёт одобрения или входит в противоречие с текущими убеждениями — почти всегда есть другая, к которой можно присоединиться. Конечно, это требует пойти на риск — выйти из существующей группы и на мгновение будто потерять себя, прежде чем ассоциироваться с новой ролью. Вероятно, это социальное разнообразие, позволяющее найти «своё место», является своего рода естественным буфером, создающим условия достаточного психологического комфорта, чтобы многие взрослые люди сегодня оставались с доминантой на синем уровне.

Здоровая интеграция.

Вхождение в большое количество социальных контекстов, групп и идентификаций (в том числе оппозиционных друг к другу) формирует основу для здоровой интеграции синего уровня. Успешно пройдя через этот опыт, человек может свободно социализироваться в разных ситуациях (в том числе новых и неожиданных), считывать нормы поведения и предугадывать мысли и чувства других.

Такой человек может становиться хорошим командным игроком, беря на себя необходимую ответственность за группу, считая себя её частью.

Внутренне интегрированный синий означает дисциплину, способность следовать долгосрочным целям и стройно логически мыслить. Ему хорошо знакомо этическое чувство, он способен управлять своим поведением на основании этических принципов, а не только выгоды или страха наказания.

Эти способности очевидно являются основой и для дальнейшего развития, ясно обнаруживая зоны, в которых они травмированы.

Травмы.

Возможные травмы синего уровня имеют уже сознательный характер, хотя и часто тянутся из детского/подросткового опыта, поэтому могут по-прежнему вытесняться сознанием.

Травмы-аллергии.

Типичные «аллергические» явления можно обнаружить в реактивном отрицании или страхе любых правил, страхе присоединения к социальной группе и отсутствии этики в поведении (беспринципность).

Очень частый случай здесь — травма опыта, связанного с адаптацией в конкретной социальной ситуации. Скажем, подросток со здоровыми отношениями в семье по каким-то причинам попадает впросак на первом свидании с девушкой. Добавьте сюда посмеявшихся в неудачный момент сверстников и отсутствие понимания родителей — и мы получаем глубоко сидящую установку «я плохой ухажёр», которая дальше подсознательно подтверждается всегда на первых свиданиях (но почти не проявляет себя в ситуациях, которые так не интерпретируются).

Очень сложные изменения в психике синего уровня закладываются при потере родителя в раннем подростковом возрасте (в отличие от не менее страшной ситуации, когда это происходит в раннем детстве, здесь может сформироваться чувство вины за уход родителя, отказ от выбора референтного взрослого в дальнейшем, раннее взросление).

Травмы-аддикции.

К травмам-аддикциям можно отнести различные проявления неудовлетворённой потребности в социальном принятии и упорядоченности мира. Они прослеживаются в паническом страхе группового отвержения, страхе «быть не как все», конформизме, страхе непредсказуемых изменений, а также в ригидности мышления, догматизме, идеологизированности.

Так как психодинамика нахождения в группе здесь завязана именно на чувство идентичности, то страх группового отвержения оказывается даже сильнее страха социального порицания, что порождает сложные девиации, в которых человек может оказаться в роли вечно виновного, но ассоциироваться с этой ролью и держаться за неё, потому что она, по крайней мере, обеспечивает ему понятное и гарантированное социальное место в группе (конечно, такие случаи, как правило, имеют свои корни ещё в просаженных границах с красного уровня и даже более ранних травмах; впрочем, неисцелённые травмы ранних уровней почти всегда трансформируются и компенсируются при дальнейшем развитии, приобретая порой причудливые формы).

Вообще, если в терапевтическом процессе наиболее сильной действующей эмоцией является вина, с высокой вероятностью это подсказывает о травме именно на синем уровне.

Мифы об уровне.

Во-первых, синий уровень — это вовсе не «тупое, бездумное следование правилам». Напомним, в здоровом выражении важность правил связана со стремлением упорядочить мир правильным образом. Поэтому синий следует правилам, искренне считая их проявлением порядочности и этичности (и, естественно, очень болезненно воспринимает необходимость соответствовать правилам, заведомо глупым).

Во-вторых, давайте приглядимся к групповой ориентации синего. Понятно, почему потребность идентифицироваться с ролью/группой и желание «быть хорошим/-ей» в рамках принятых правил рождает тот самый поведенческий конформизм. Однако не думайте, что это выражается лишь в конформизме следования за мейнстримом («быть как все»). Часто человек находит маргинальные, «нонконформистские» группы, построенные как раз по принципу противопоставления себя другим — «быть не как все» (подростковые субкультуры, политические протестные движения, многие активистские движения), и ассоциирует себя с ними. Вот только базовый механизм повторяется: убеждения авторитетной группы принимаются за истину, а идентичность работает в режиме «быть как все эти, которые не такие как все». Более того, выбор пути «волка-одиночки», не присоединяющегося ни к какой группе и протестующего против всех — есть смысл рассматривать как частный случай всё той же идентификации с определённой социальной ролью (то есть, по сути, психодинамикой синего уровня, которая, правда, тоже может выходить из более ранней травмированности).

Иногда отыгрывание «асоциальных» или бунтарских ролей исходит из травмы синего: ведь даже игра в жертву системы или члена оппозиции мейнстриму оказывается не так страшна, как нарушение психологического статуса-кво и выход из типа существования, завязанного на эту роль.

Так или иначе, социальная игра (в каком-то смысле идентичная детским социальным играм, формирующим когнитивные способности синего уровня8), стремление играть в неё хорошо, по правилам и выигрывать — действительно характеристика синего уровня. И мы предполагаем, что именно ей являются многие феномены, описанные в литературе по СД как выражения оранжевого, зелёного или даже более поздних уровней. Стать успешным бизнесменом — по сути, амбициозная вариация просто игры в бизнесмена и общего соответствия социальным критериям успешности. Заниматься эко-активизмом зачастую психологически сводится к стремлению ощущать себя среди разделяющих эко-ценности людей и соответствовать их критериям этичности (при этом, конечно, важно — демонстрировать это). И вот теперь дань моде на спиральную динамику и интегральную теорию — нужно обязательно сделать свою организацию «бирюзовой», мышление «второпорядковым», а сознание «глобальным». И вновь мы видим — уровень существования определяется не ценностями и идеями («что человек думает»), а структурой сознания («как он думает»), которую нельзя изменить одним желанием вскарабкаться по лестнице взросления.

Закономерности.

По Грейвзу, синий уровень является жертвенным — в нём, с очевидностью, индивидуальные желания личности подавляются ради соответствия социальной роли, группе и правилам. «Подстраивай себя, чтобы соответствовать миру». Установка типа «подавляй желания сейчас ради награды в будущем» даже не обязательно указывает на конкретное мировоззрение с призом за хорошее поведение (будь то рай, социальный успех или абстрактное счастье), но скорее выражает подспудное ощущение отсроченности «настоящей жизни» (хотя не ясно, насколько оно обусловлено нашей западной установкой по отношению к детям: «вот вырастешь — и тогда…», — не столь присущей другим культурам с ранним взрослением).

У Кук-Гройтер синий — интегрирующий уровень. Он связывает субъекта с его окружением, вся его динамика заключается в складывании всё большей целостности и упорядоченности в картине восприятия. Поэтому в своём пике проживание синего сопровождается внутренним покоем и удовлетворённостью.

И подобно тому, как в паре фиолетовый — красный ключевым фактором являлся страх, переход синего и оранжевого происходит вокруг отношения к вине. Синий определяется и управляется ей, позволяя, однако, освоить многие социальные навыки.

Итого.

Синий уровень — этап освоения человеческого, социального, культурного мира. Чем сложнее конкретная культура, тем большее разнообразие социальных идентичностей и норм она предоставляет: современных и архаичных, здоровых и токсичных. Понимание закономерностей развития позволяет разглядеть за этим многообразием ценностей и установок единую структуру сознания. Которое, успешно интегрировав свою социальную природу, найдя «своё место», может вновь выйти за границы коллективного «мы» к следующему уровню развития.

Вторую часть статьи, в которой описываются оставшиеся уровни СД, читайте здесь.

Примечания

  1. См. теорию перинатальных матриц С. Грофа. 
  2. См. Е. Торчинов — «Путь запредельного. Религии мира. Психотехника и трансперсональные состояния». 
  3. См. работы Томаса Метцингера, например: видео выступления на TEDx и книгу «Туннель эго». 
  4. Иронично, что здоровая естественная миролюбивость и способность примирять враждующих в основании своём лежит во всё том же стремлении защищать своё «я», что и агрессия. 
  5. Источник: публикации Ребекки Сакс и её TED-выступление. 
  6. См. выступления Кена Роббинса. 
  7. См. эксперименты с «Marshmallow challenge». 
  8. См. исследование «Психология игры» Д. Б. Эльконина. 

Закон Притяжения в мире мысли: Как аукнется, так и от­кликнется» — да еще и со всех сторон!

Закон Притяжения в мире мысли: Как аукнется, так и от­кликнется» — да еще и со всех сторон!

Вселенной управляет один Изначальный Закон.

Его проявления многообразны. Некото­рые из них нам знакомы, о других мы ничего не знаем. Тем не менее, с каждым днем мы понемногу узнаем все больше и больше, и покров тайны постепенно приподнимается.

Мы со знанием дела обсуждаем закон гравитации, но игнорируем другое, не менее чудесное проявление Изначального Закона:

  • Закон Притяжения (Привлечения) в мире мысли.
Закон Притяжения в мире мысли: Как аукнется, так и от­кликнется» — да еще и со всех сторон!

Мы признаем, что атомы, образую­щие материю, притягиваются друг к другу, что Земля притягивает к себе все, что на ней есть, и что существует сила, удерживающая кружащиеся миры на их орбитах, но закры­ваем глаза на поистине могущественный за­кон, который творит нашу жизнь. Согласно этому закону, то, чего мы желаем или боим­ся, притягивается к нам.

Когда нам становится ясно, что мысль есть проявление энергии и что она, как маг­нит, обладает силой притяжения, мы начина­ем находить ответы на вопросы «Почему?» и «Зачем?» касательно множества событий, которые раньше были нам непонятны. Ничто не вознаграждает ученика столь щедро за его время и труд, как изучение принципов, по которым действует могущественный Закон Притяжения в мире мысли.

В процессе мышления мы распространя­ем тонкие эфирные вибрации мысли, столь же реальные, как и вибрации, которые прояв­ляются через свет, тепло, электричество, маг­нетизм. То, что наши органы чувств не вос­принимают вибрации мысли, не доказывает, что их нет. Силы мощного магнита хватит на то, чтобы притянуть кусок железа весом в сто фунтов, но эту могущественную силу нельзя ни увидеть, ни попробовать на вкус, ни обо­нять, ни услышать, ни потрогать.

Сходным образом нельзя ни увидеть, ни попробовать на вкус, ни обонять, ни услышать, ни потро­гать и вибрации мысли. Хотя, действительно, существуют свидетельства о людях, особен­но чувствительных к психическим проявле­ниям и способных воспринимать мощные мысленные вибрации. Более того, многие из нас могут подтвердить, что иногда они отчетливо чувствуют мысленные вибрации других людей — как в их присутствии, так и на расстоянии. Телепатия и сходные с ней феномены — не пустые фантазии.

Свет и тепло — проявление вибраций, гораздо менее интенсивных, чем вибрации мысли, и разница между ними лишь в частоте. Научные источники дают интересную трак­товку этого вопроса.

Выдающийся ученый, профессор Элиша Грей в своей небольшой книге «Чудеса природы» пишет:

«Тот факт, что есть звуковые волны, не различимые человеческим ухом, и световые волны, не видимые глазом, позволяет строить гипотезы. В нашем мире существует большое, темное, беззвучное пространство между ча­стотами от 40 000 до 400 000 000 000 000 ко­лебаний в секунду и бесконечный диапазон за пределами 700 000 000 000 000 колебаний в секунду, где исчезает свет, и это — богатая почва для самых разных предположений».

М. М. Уильямс в своей работе под назва­нием «Краткие научные очерки» говорит:

«Между самыми быстрыми колеба­ниями, создающими слышимый нами звук, и самыми медленными, вызывающими у нас ощущение слабейшего тепла, нет по­степенного перехода. Между ними — огромная пропасть, достаточно широ­кая, чтобы вместить еще один мир между нашим миром звука и нашим миром тепла и света. Нет никакой причины отрицать возможность существования такого про­межуточного мира или говорить, что он не может вызвать у человека некие со­ответствующие ощущения при условии, что есть органы восприятия, восприни­мающие его движения и переводящие их в ощущения».

Я цитирую вышеуказанных авторов ис­ключительно для того, чтобы дать вам пищу для размышлений. Мысленные вибрации существуют. Это полностью доказано — к удовлетворению многочисленных иссле­дователей данного вопроса, и, поразмыслив немного, вы убедитесь, что ваш собственный опыт также служит тому доказательством.

Закон Притяжения в мире мысли: Как аукнется, так и от­кликнется» — да еще и со всех сторон!

Мы часто слышим известное в Менталь­ной Науке утверждение, что «мысли мате­риальны», и часто повторяем эти слова, не осознавая до конца их смысла. Если же нам удастся по-настоящему их понять, мы поймем многое из того, что ранее было нам неясно, и сможем использовать чудесную силу — Силу Мысли — так же, как мы используем любое другое проявление Энергии.

Как уже было сказано, мысля, мы распро­страняем вибрации очень высокой частоты, столь же реальные, как и вибрации света, тепла, звука и электричества. И когда мы поймем законы, управляющие созданием и передачей этих вибраций, у нас появится воз­можность использовать их в повседневной жизни так же, как мы используем более из­вестные нам формы энергии.

Из того, что мы не видим, не слышим, не можем взвесить или измерить вибрации мысли, вовсе не следует, что их не существует. Есть такие звуковые волны, которые человеческое ухо не слы­шит, зато некоторые из них хорошо слышат насекомые, а другие улавливаются чувстви­тельными приборами, изобретенными чело­веком. Также есть световые волны, которые не воспринимаются человеческим глазом; некоторые из них улавливаются приборами, а другие — и их подавляющее большинство — обладают настолько высокой частотой, что не изобретен еще инструмент, способный их уловить.

С появлением новых, все более точных приборов люди узнают о новых вибраци­ях — и все же эти вибрации были столь же реальны до изобретения приборов, как и после. Предположим, что мы не имеем при­боров для регистрации явления магнетизма. В этом случае у нас были бы все основания от­рицать существование этой могущественной силы, поскольку ее нельзя попробовать на вкус, потрогать, обонять, услышать, увидеть, взвесить или измерить. Но это не помешало бы магниту притягивать железо.

Для регистрации каждого вида вибра­ций нужен свой специальный прибор. В на­стоящее время мозг человека, похоже, един­ственный прибор, способный регистриро­вать мысленные волны, хотя оккультисты говорят, что в этом веке ученые изобретут аппарат, достаточно чувствительный, чтобы улавливать и фиксировать проявления мысли. Не исключено, что упомянутое изобрете­ние может появиться в любой момент. В нем есть потребность, и, несомненно, эта потреб­ность скоро будет удовлетворена. Впрочем, для тех, кто работает в области практической телепатии, лучшего доказательства, чем их собственные опыты, не требуется.

Закон Притяжения в мире мысли: Как аукнется, так и от­кликнется» — да еще и со всех сторон!

Мы постоянно излучаем более или менее сильные мысли и пожинаем их плоды. Наши мысли не только влияют на нас и окружаю­щих, но и обладают силой притяжения. Они притягивают к нам чужие мысли, жизненные обстоятельства, людей, вещи, «удачу», со­ответствующие той мысли, которая преоб­ладает в нашем сознании. Мысль о Любви привлечет к нам Любовь других людей, со­гласующиеся с этой мыслью обстоятельства и людей. И наоборот мысли о Гневе, Ненависти, Зависти, Злобе и Жадности притянут к нам рой подобных мыслей, родившихся в созна­нии других людей, и привнесут дисгармонию в нашу жизнь.

Сильная и продолжительная мысль делает нас центром, привлекающим соответствую­щие мысленные волны других людей. В Мире Мысли подобное притягивает подобное. Здесь действует правило: «Что посеешь, то и пожнешь» или же «Как аукнется, так и от­кликнется» — да еще и со всех сторон.

Мужчина или женщина, которых напол­няет Любовь, видят Любовь повсюду и при­влекают к себе Любовь других. Человек, в чьем сердце живет Ненависть, получает всю Ненависть, с какой только может справиться. Человек, думающий о Борьбе, сталкивается со всей мыслимой Борьбой. Так оно и проис­ходит: каждый получает то, что призывает по беспроводному телеграфу своего Сознания. Человек, поднимающийся с утра не в духе, приводит в то же настроение и свою семью еще до того, как они успевают позавтракать. Женщина, привыкшая ко всем придираться, за день всегда найдет повод, чтобы удовлет­ворить свою склонность.

Это важный аспект Мысленного При­тяжения. Подумав, вы увидите, что человек сам творит себе препятствия, хоть и винит в них других. Я знал людей, понимавших, что необходимо придерживаться позитив­ных, спокойных мыслей и не подпадать под воздействие окружающей дисгармонии. Так вот, эти люди чувствовали себя в полной безопасности, в то время как вокруг них бу­шевали бури. Человек, постигший Закон Притяжения в мире мысли, перестает быть игрушкой штормов в Океане сознания.

 

Человечество шагнуло из эры физической силы в эру интеллекта, а сейчас стоит на по­роге новой эры — эры силы психической. В области психических энергий, как и в дру­гих областях, действуют свои законы, и нам следует познакомиться с ними. В противном случае мы зайдем в тупик, не умея действо­вать на уровне намерения.

Из книги Аткинсона Уильяма Уокера «Закон привлечения и сила мысли»

Энергетические привязки

Энергетические привязкиЭнергетические привязки

Ольга Руди

Бывали ли у вас ситуации в жизни, когда, расставшись с человеком, вы на протяжении нескольких лет вспоминали его? Попытка выбросить его из головы и своих мыслей оканчивались одинаково, вы всё равно думали об этом человеке. Виной всему прочная энергетическая привязка, которая образовалась между вами

В процессе любого общения между людьми образуется энергетическая связь. Общаясь, мы создаём энергетические каналы, с помощью которых происходит взаимообмен энергиями. Иногда мы говорим «Я к нему привязался» даже не подозревая о том, насколько буквально передают суть эти слова. Когда человек от чего-то или кого-то зависит, душевно страдает или появляются негативные эмоции, можно говорить о наличии энергетической привязки.

Энергетические связи людей

Привязка — это энергетический канал, образующийся во время взаимодействия человека с другими людьми, объектами или эгрегорами.

Давайте с вами разграничим два понятия: энергетический канал и энергетическая привязка. Это не совсем одно и то же. Энергетические каналы возникают как данность во время общения двух людей, по этим каналам происходит взаимообмен энергией. Без энергетических связей с другими людьми человек выжить не может, их нельзя удалить, это нарушит человеческую природу.

Привязка — это тоже канал, но здесь мы имеем дело с энергетическим нарушением. Этот канал построен на зависимости человека от кого-то или чего-то. Нарушается правильное течение энергии, человек, имеющий привязку, становится энергетически несвободным. Так же в процессе жизни мы сами создаём привязки к вещам, событиям, а это тормозит наше развитие, делает нас зависимым и легко управляемыми другими. Опасны не сами привязки, это всего лишь энергетические каналы, а определенная энергия нарушения во взаимодействии — когда люди не свободны, и стараются подчинить себе другого.

Привязки отягощают общение. При этом человек будет ощущать сильную тягу к тому, к кому привязан. Степень прочности привязок очень высокая, они лишают человека свободы и препятствуют его духовному развитию.

Энергетические привязки

Привязки могут быть активными и пассивными, в зависимости от того, течет ли по ним энергия.  Примеры привязок:

  • Жалость, желание помочь, спасти. Многие попадаются на эту удочку. Считая, что он делает доброе дело, человек может долгие годы кормить такого энергетического дармоеда и при этом думать, что без его поддержки тот не выживет. Это паразитические отношения.
  • Обида. Это чувство считается одним из самых сильных, негативно влияющих на здоровье. Дело в том, что при обиде человек вновь и вновь возвращается мыслями к обидчику, щедро отдавая при этом тому свою жизненную энергию.
  • Месть, желание доказать свою правоту. Сложно забыть и отпустить человека, когда то и дело прокручиваешь у себя в голове зловещий план возмездия, представляешь, что ему скажешь, какое у него тогда будет лицо т.д. и т.п.
  • Чувство вины. Здесь мы имеем дело с агрессией, направленной на самого себя. Эти лишение себя права на ошибку. Чувство вины — непродуктивная эмоция, ведь человек никак не исправляет содеянное, а занимается самобичеванием. Индивидуум, который чувствует свою вину перед другим, часто думает о том, как же вымолить у того другого прощение и что можно сделать, чтобы загладить свою вину. Результат — прочная привязка.
Энергетические привязки
  • Материальные потери. Невозвращенный долг связывает двух людей на долгое время, при этом, чем крупнее сумма, тем прочнее привязка. Впрочем, у того, кто дает в долг, все же есть выход: мысленно распроститься со своими деньгами, как будто они потеряны, и искренне простить должника. Представить, что эти деньги он ему подарил на день рождения, к примеру. У должника ситуация хуже, как бы он ни старался, он не сможет забыть того, кому он задолжал. Единственный способ избавиться от привязки — отдать свой долг или отработать его. Грабеж, воровство, мошенничество — все это тоже формирует привязки между преступником и жертвой. Вывод: избавляйтесь от привязанности к деньгам и вещам.
  • Чувство обязанности отплатить за оказанную услугу. Здесь тоже есть ощущение долга, но долга не материального. «Теперь я у тебя в долгу», — говорит один человек другому, тем самым создавая мощную привязку. Долги нужно отдавать, но тут мы забываем, что другой человек добровольно сделал для нас доброе дело, и в этом случае бывает достаточно искренней благодарности.
  • Люди живут вместе, но фактически они уже чужие, они уже прошли этот этап, но никак не могут двинуться дальше, потому что связывают друг друга. Или один из партнеров давно перерос уже эту связь, ему бы надо идти вперед, но другой не дает ему развиваться. Что питает привязку в этом случае — привычка, чувство долга, обязанность, забота о детях, привязанность к совместно нажитому имуществу, жалость к партнеру (как же он без меня). Все, что угодно, но не любовь.
  • Потребность обладать другим человеком, зависимость, страсть, ревность и т.п. Человек вновь и вновь думает о предмете своего вожделения, мечтает о нем, страстно желая его заполучить. Человек становится похожим на ребенка, которому не дают любимую игрушку. Он требует ее и ничего вокруг больше не видит. Не путать с любовью. Любовь не ущемляет право на свободу другого.
  • Невзаимная любовь. Это настолько долговечная тонкоматериальная структура, что может сильно испортить здоровье человека, выжимая из него все соки. Такое состояние изматывает и того, кто любит, и того, кого любят. Это сильная вампирская привязка. К тому же, новая любовь не может появиться у человека, если вся его энергия уходит к тому, к которому он чувствует безответную любовь.
  • Самые прочные — родительские привязки. Часто родители (особенно матери) стремятся полностью контролировать своего ребенка, душат его развитие своим вниманием и заботой. О любви говорить здесь не приходится, это зависимость и желание подчинить себе другую личность. Последствия могут быть весьма неприятными. Ребенок или найдет в себе силы разорвать привязку, что чревато полным прекращением общения с родителями, или останется неполноценной личностью. Например, если мать в подростковом возрасте не принимает своего сына как независимую личность и не отпускает его, то ее энергия плотно блокирует его основные чакры, что приводит к крупным неудачам в личной жизни мужчины. Женщине нужно обратить внимание на отношения со своим отцом. Хотя, справедливости ради нужно сказать, что привязки между дочерью и отцом бывают куда как реже, чем между матерью и сыном.
  • Сокрытие и вытеснение своих истинных чувств к другому человеку. Всегда надо прислушиваться к своему сердцу, отбросив прочь стереотипы и ханжество. Иногда люди, чувствуя любовь к другому, ее скрывают, боясь показаться глупым, смешным, или быть отвергнутым, или просто потому, что «так не принято» или «я не такая». Любовь необходимо выплеснуть, отдать, сказать другому человеку, какой он хороший, как ты его ценишь.

Важно! Привязки подчас весьма живучи. 

После того, как вы уберете привязки, человек, от которого вы «отвязывались», скорее всего появится опять в вашей жизни, он подсознательно почувствует, что вы прекратили его «кормить». Чтобы восстановить привязку, он даст о себе знать, например, позвонит по телефону.

Энергетические привязки

Что же делать тем, кто подозревает их наличие у себя и хочет от них избавиться? Для того чтобы убрать привязку, необходимо осознать, какими своими эмоциями вы ее создаете и питаете. Необходимо убрать свой негатив, принять другого человека таким, какой он есть, простить его и с любовью отпустить. После этого можно убирать привязку.

 

Если вам сложно это сделать, подумайте, хотите ли вы до конца  жизни испытывать негативные чувства по отношению к этому человеку? Пока не решите эту проблему, снова и снова будете испытывать разочарования.

Удаление привязки не предполагает удаление энергетической связи. Освободившись от привязок, мы не перестанем любить друг друга! Мы обретем свободу и дадим свободу другим, признав за ними право самим распоряжаться своей судьбой. Это и есть безусловная любовь. Можно любить все, что мы любим, и быть свободными от привязок к этому. 

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

 

Системные расстановки по Хеллингеру. Что это такое?

Системные расстановки по Хеллингеру. Что это такое?

  

Игорь Львов

Системные расстановки по Хеллингеру. Что это такое?
(взгляд постороннего)

Метод системных расстановок по Хеллингеру имеет неоднозначную репутацию. Многие его отвергают и считают вредным шарлатанством, но есть и много приверженцев. Расстановки по Хеллингеру собирают очень противоречивые отзывы, и я захотел разобраться по возможности объективно. Я не психолог и навело меня на эту тему присутствие при обсуждении системных расстановок в компании знакомых психологов. Мне захотелось понять, как применяется метод расстановки в психологии, и в чем его суть. Что главное в методе системных расстановок по Хеллингеру?

Я начал с личного опыта, приняв участие в одной расстановке «заместителем», а в другой клиентом. Впечатление оказалось неоднозначным. Мне потом объяснили, что я еще не готов к такой работе над собой.  А может, мне не повезло со специалистом-расстановщиком. Но повторять опыт я не стал, прежде всего, по материальным соображениям. Я пошел другим путем. Прочитал несколько основных книг по системным расстановкам, в т.ч. и самого Берта Хеллингера, беседовал со специалистами, как расстановщиками, так и с другими, изучал дискуссии на форумах и в соцсетях, смотрел, какие отзывы собирают системные расстановки.
В первую очередь меня интересовало самое популярное направление системных расстановок – семейные системные расстановки по Хеллингеру.

Содержание.
Расстановки по Хеллингеру. Описание метода. Часть 1.
Расстановки по Хеллингеру. Описание метода. Часть 2.
Отличия «духовных расстановок» от системных расстановок как метода психологии и психотерапии.
Системные расстановки по Хеллингеру, обучение.
Заключение.
Расстановки по Хеллингеру. Описание метода. Часть 1.

Начнем с того, что сейчас существует два направления системных расстановок по Берту Хеллингеру.
Первое направление — это использование метода расстановок в психологии, в консультировании и психотерапии.
Второе направление системных расстановок – это духовная практика, основанная на философии Берта Хеллингера и его последователей. Его называют «духовные расстановки». Представители этого направления не считают, что метод расстановок имеет отношение к психологии и психотерапии.  «Мы занимаемся системными расстановками, а не психотерапией», — говорят они.
Сразу отмечу, что принципиальных отличий я не нашел, но об этом будет сказано ниже.

В Москве первое направление представлено в Институте консультирования и системных решений (ИКСР), второе в Центре Современных системных расстановок Елены Веселаго. Есть и другие центры, где проводят расстановки и обучают им, но ИКСР и Центр Елены Веселаго являются ведущими. Надо отметить, что представители этих направлений относятся друг к другу не очень дружелюбно.

Вот что пишет Елена Веселаго про эти направления:
«Ситуация осложняется также и тем, что расстановки сейчас развиваются в двух направлениях, принципиально различающихся по философии и технологии ― так называемые «классические терапевтические расстановки» и «свободные духовные расстановки». И если для классических расстановщиков на первом месте стоит умение строить стратегию работы, взаимодействовать с клиентом, формулировать и реализовывать гипотезы, то для расстановщиков духовной традиции важно умение «слышать поле» и следовать ему. Развитие этих двух групп навыков требует совершенно разной квалификации и опыта». (с сайта https://constellations.ru)

К отличиям этих двух направлений мы еще вернемся, но в их основе лежат одинаковые принципы, на которых основан метод. Разберем их на примере семейных системных расстановок по Хеллингеру.

Итак, что происходит на семейной системной расстановке:

1. Человек, для которого проводится семейная системная расстановка (Клиент), обозначает свою проблему, с которой он хочет разобраться (Запрос). Расстановщик может ему помочь в ее формулировании, задавая вопросы.

В семейных системных расстановках описание клиентской  ситуации дается через взаимодействие различных элементов его семейной системы. В нее могут входить не только самые близкие родственники (родители, дети, братья, сестры), но и бабушки, дедушки, предки и даже умершие дети. Расстановщик помогает Клиенту, задавая вопросы  об особых судьбах в семье, рано умерших детях, каких-то значимых событиях и т.д. Задача – определить семейную систему Клиента, к которой он принадлежит.  (В ходе расстановки эта система может меняться через включение в нее новых элементов, но об этом ниже).

2. Назначаются «заместители» каждого из элементов семейной системы Клиента. Они выбираются из  других людей, пришедших на расстановку в качестве наблюдателей. Но это могут быть и специально подготовленные люди, которые натренированы быть «заместителем». Например, один «заместитель» назначается на роль отца Клиента, другой на роль матери, третий на роль сестры и т.д., Сколько Клиент назовет членов своей семейной системы, столько и «заместителей».

Важно, чтобы Клиент выбирал «заместителей» спонтанно, не обращая внимания на внешность, возраст, сходство с кем-либо. Иногда «заместителей» выбирает сам расстановщик. Это обосновывается тем, что у Клиента есть свои стереотипы, взгляды и даже страхи, и они могут влиять на выбор Клиентом «заместителей». Но выбор должен быть спонтанным, ни на чем не основанным.

3. Расстановщик или Клиент расставляют «заместителей». Каждого из них ставят на определенное место, подбираемое, исходя из ощущений Клиента, где, как он чувствует, тот должен находиться.  Основное – это ощущения Клиента, за которыми он должен идти, чтобы почувствовать, куда нужно поставить того или иного «заместителя». Поощряется, чтобы Клиент прикасался к «заместителю» в момент подыскивания ему подходящего местоположения. «Заместители» молчат, просто стоят на том месте, куда их поставили.

4. После того, как их расставили по местам, «заместители» начинают словами описывать свои чувства, физические ощущения и мысли. И вот здесь возникает основной фундамент семейных расстановок по Хеллингеру – «заместительское восприятие». Считается, что «заместитель» чувствует состояние того человека, которого замещает.  Он как бы говорит от его имени, передавая, что тот ощущает.

Системные семейные расстановки по Хеллингеру имеют в основе так называемое «заместительское восприятие».
Считается, что существует поле, войдя в которое в расстановке, или, как говорят расстановщики, «находясь в контакте с полем», «заместители» ведут себя, чувствуют, говорят те же самые слова, как члены семейной системы Клиента.

Это поле и есть источник информации «заместителю» о состоянии своего прототипа. Иногда его называют морфическим или знающим. «Заместители»  не обладают какой-либо информацией о том человеке, которого они замещают, также они ничего не знают и о Клиенте. Они основываются только на своих ощущениях. Именно о них они сообщают вслух во время проведения расстановки.

«Доверие информации, чувствам и ощущениям, приходящим из поля посредством заместительского восприятия, является основным признаком метода системных расстановок». (Елена Веселаго, Современные системные расстановки. Введение в метод, с сайтаhttps://constellations.ru)

5. По тому, что чувствуют «заместители», в  том числе и по отношению друг к другу, Клиент воспринимает ранее неочевидные для него обстоятельства ситуации в своей семейной системе. Осознание клиентом своей ситуации, причин ее возникновения является главной целью системных семейных расстановок. Напомним, что ощущения «заместителей» — это ощущения тех, кого они замещают, членов семейной системы Клиента.

6. «Заместители» говорят о своих пожеланиях по изменению своего местоположения. Расстановщик и Клиент их переставляют. Если меняется местоположение одного «заместителя», то другие могут почувствовать изменение в своих ощущениях и восприятии других «заместителей». Это дает импульс к следующей перестановке одного или нескольких заместителей. В конечном итоге ищется такое взаимное расположение «заместителей», при котором они чувствуют себя комфортно. В течение всего этого процесса Клиент осознает свою семейную систему, обращает внимание на неочевидные для него обстоятельства, которые, будучи перенесенными в реальный жизненный контекст, могут помочь решить исходную проблему.

7. В процессе системной семейной расстановки могут добавляться новые элементы и,  соответственно, их заместители. За этим следит расстановщик. По тому, как «заместители» себя чувствуют, куда смотрят или перемещаются, расстановщик может сделать вывод, что в семейной системе Клиента кто-то отсутствует. Если это происходит, то расстановщик спрашивает Клиента, кто это мог бы быть. Таким образом, в процессе расстановки семейная система Клиента может изменяться. Итак, общее, что лежит в основе всех направлений системных расстановок по Хеллингеру, это понятия «заместительское восприятие» и «поле»,  через которое «заместителям» передается информация о тех людях, которых они замещают (прототипов).

Кроме семейных системных расстановок по Хеллингеру существуют и другие: организационные, просто расстановки на какую-то проблему, например, на деньги, на отношения с мужчинами, на поиск работы и т.д. Вместо элементов семейной системы вводятся элементы другой, к которой принадлежит человек в данной ситуации.

Но «заместительское восприятие» и поле остаются, это основа метода системных расстановок по Хеллингеру.

Расстановки по Хеллингеру. Описание метода. Часть 2.

С понятиями «заместительское восприятие» и «поле» все более или менее понятно. Есть такие феномены, не поддающиеся объяснениям в рамках современной науки, которые мы просто принимаем на веру. Но с общей теоретической основой системных семейных расстановок все гораздо запутаннее.
Ни в одной книге и статьях специалистов-расстановщиков четкого описания теоретических основ системных семейных и других расстановок я не нашел. Тексты похожи на философско -мировоззренческие рассуждения, основанные на личном опыте и примерах из проведения системных расстановок. Напоминают философские трактаты.
Но попробуем все-таки разобраться применительно к системным семейным расстановкам, на какой теоретической базе основан этот метод. Еще его называют системно-феноменологическим подходом, т.к. он базируется на проявлениях (феноменах) внутренней личной жизни человека, которые и подлежат изучению. Феномены внутренней жизни человека рассматриваются через включенность его в разные системы.
Если говорить о семейных системных расстановках, то рассматривается семейная система. В других видах расстановок будут другие системы, например, в организационных расстановках система будет слагаться из разных элементов в контексте организации, в которой человек работает.

Главное! Изучению подлежит исключительно личный опыт человека, его чувства, переживания, мысли при взаимодействии с определенной системой. Как он сам себя воспринимает в этой системе. При этом не выдвигается каких-то предварительных гипотез и интерпретаций. Только наблюдение.

Метод семейных системных расстановок в психологии имеет общее теоретическое основание с «духовными расстановками».
А именно, что многие проблемы в жизни клиента объясняются пережитым членами его семьи и даже его дальними предками. И это пережитое оказывает влияние на жизнь человека. Выявить это влияние и есть задача системных расстановок.

Вот что пишет директор Института консультирования и системных решений (ИКСР) Михаил Бурняшев, ведущий представитель психотерапевтического направления в системных расстановках.
«Расстановки работают со слоями нашего бессознательного, и это зачастую не только личное бессознательное. Это в некотором роде такой архив памяти, в который записывается информация не только о личном опыте и переживании, но и о семейных, родовых процессах, и так далее…. В православной культуре есть такое явление – отмаливание грехов предков, представление о том, что бог наказывает за грехи отцов и дедов вплоть до седьмого колена. Это феномен, который очень четко показывает, что чувства, или последствия определенного рода поступков, которые связаны с виной, передаются внутри семейных систем». (с сайта  http://rasstanovka.ru)

Методологическую основу метода системных расстановок заложил Берт Хеллингер. На русском языке она наиболее полно отражена в книге Г. Вебера «Два рода счастья».  Один из основных теоретических постулатов, лежащий в основе системных расстановок по Хеллингеру, гласит, что разного рода травмы могут передаваться из поколения в поколение. В этом случае человек, не осознавая этого, живет под влиянием такой травмы, во многом определяющей его поступки, эмоции, восприятие и т.д. Он как бы переживает не свои чувства, а те, которые ему передали «по наследству».
Этот постулат относится как к методу расстановок в психологии, так и к «духовным расстановкам».

Кроме этого, Бертом Хеллингером и его последователями разработана философская система, постулирующая законы, которым подчиняется любая система. В короткой статье разбирать эти законы смысла нет, т.к. материала о них в интернете достаточно. Главное, что если эти законы как-то нарушаются в семейной истории человека, то это негативно влияет на его судьбу. Можно сказать, что в этой теории заложены и моральные нормы, например, уважение и благодарность родителям, необходимость относиться к ним с почтением. С другой стороны, утверждается, что свою энергию надо отдавать в основном детям, а не родителям. Также много внимания уделяется иерархичности в системах, в том числе и в семейной.
В целом, философия Б.Хелленгера и его последователей эклектична, в ней использованы различные психологические и философские, а также религиозные  теории.

Можно сказать только одно, что если человек хочет получить пользу от системных расстановок или им обучиться, то ему будет необходимо принять эту философию.
Отличия «духовных расстановок» от системных расстановок как метода психологии и психотерапии

Вернемся к вопросу об отличиях системных расстановок как метода психологии и психотерапии и «духовных расстановок».

Главные отличия, насколько мне удалось понять, заключаются в том, что в «духовных расстановках» нет «хорошего решения», которое достигается путем задавания вопросов «заместителям» об их состоянии. В системных расстановках психотерапевтического направления вопросы задает специалист-расстановщик и на основании ответов исправляет их местоположение, добиваясь комфортной ситуации для всех «заместителей», ищет «хорошее решение», интерпретирует происходящее в расстановке.
В «духовных расстановках» считается, что надо полностью довериться полю, роль расстановщика здесь в бережном и мягком сопровождении. А то, что открывается в расстановке с помощью «заместительского восприятия» через поле не может быть хорошим или плохим. Просто надо это принять как данность, и тогда Клиент увидит решение своей проблемы.

Приведем фразу Елены Веселаго, ведущего специалиста в Москве по «духовным расстановкам».

«Мое кредо как специалиста в помогающих практиках: сопровождать естественное движение клиента к исцелению его души и тела, помогать раскрывать его смыслы. Я сохраняю позицию спутника и со-участника этих движений, оставаясь специалистом по их исследованию, но не становясь экспертом «сверху»».

Также в «духовных расстановках» используются элементы различных духовных практик. В качестве элементов системы могут появляться  ангелы, Дух, нечеловеческие сущности и т.д.
Основное отличие «духовных расстановок» от метода системных расстановок в психологии заключается в философии и мировоззрении.
Есть еще отличия в конкретных техниках работы расстановщиков разных направлений, но чтобы разобраться в них, необходимо отдельное исследование.

Еще я обратил внимание, что специалисты, использующие метод расстановок в психологии, пытаются придать ему рациональное объяснение. Они привлекают для этого эпигенетику и нейрофизиологию, ссылаются на различные исследования, привлекают другие психологические теории.
Например, директор Института консультирования и системных решений Михаил Бурняшев пишет, что расстановки – это 3D психоанализ. Однако один мой знакомый психоаналитик при слове «расстановки» начинает использовать ненормативную лексику.

По мнению специалистов, все эти научные объяснения «притянуты за уши». Берется что-то из научных исследований, например, открытие «зеркальных нейронов», и делаются совершенно необоснованные утверждения для подтверждения каких-то положений теории системных расстановок.

Справедливости ради надо отметить, что это относится и ко многим другим психотерапевтическим направлениям. Даже психоанализ не имеет научных подтверждений.

С другой стороны, ведь никто не требует научного обоснования, например, от дзэн буддизма?

Однако все основные направления психотерапии основаны на какой-либо теории личности – психоанализ, гештальт, экзистенциальная терапия, юнгианская и т.д. Эти теории сформулированы достаточно конкретно и вошли в учебники психологии. В системных расстановках такой теории нет. Наверное, поэтому так трудно четко сформулировать теоретические основы этого направления, кроме понятий «заместительское восприятие» и «поле», которые принимаются без доказательств.

Метод системных расстановок был создан Бертом Хеллингером, как психотерапевтический. Но впоследствии Хеллингер объявил «новую философию», стал, в сущности, проповедником своих новых идей.
Системные расстановки часто отвергаются из-за новой философии Берта Хеллингера, который в настоящее время выдвигает неприемлемые для многих взгляды. Например, он утверждает, что евреи должны простить Гитлера, что инцест — это неумелое проявление любви и следствие того, что мать отказывает мужу-отцу в сексе и т.д.
В новой философии Хеллингера нет этому осуждения. Он считает и проповедует, что все это надо принимать и осознавать причины.

Необходимо отметить, что «духовные расстановки» не отвергают взглядов Б. Хеллингера в том плане, что нет ничего хорошего и плохого, а все движется так, как движется. Главное – осознать и понять причины, а это можно сделать с помощью расстановок.
Кстати, из-за подобных взглядов Хеллингеру запретили заниматься психотерапией в Германии. Но его книги, написанные много лет назад «прежним Хеллингером», по-прежнему являются основными для расстановщиков.

Метод системных расстановок по Хеллингеру давно уже живет и развивается в отрыве от своего создателя, хотя и носит его имя.
Нынешний Хеллингер не признается даже его учениками и соратниками, принимавшими участие в разработке метода системных расстановок. Разумеется, у Хеллингера есть и почитатели, исповедующие его новую философию. Но их не так много.

И лично мне не очень понятно, какое значение имеют взгляды Б.Хеллингера в настоящее время для оценки системных расстановок? Например, выдающийся философ 20 в. Мартин Хайдеггер был нацистом, но его труды изучаются на всех философских факультетах.

Главное, на что я обратил внимание, это то, что представители «духовных расстановок» на первый план ставят исследование «поля» с помощью «заместительского восприятия», а использующие метод системных расстановок в психологии не очень акцентируют на этом внимание. Но в обоих направлениях «заместительское восприятие» и «поле» являются фундаментом.
И еще я заметил, что расстановщики-психологи негативно относятся к «духовным расстановщикам», считая их шарлатанами, порочащими метод. «Духовные расстановщики» гораздо более терпимы к своим конкурентам, т.к. разделяют системные расстановки как метод психологии  и как духовную практику.

Мои выводы. 

Метод системных расстановок по Хеллингеру имеет больше отношения к эзотерическим направлениям и духовным практикам, чем к психологии.

«Духовные расстановки» и метод расстановок в психологии имеют гораздо больше общего, чем отличий. В обоих случаях все основано на «заместительском восприятии» и «поле», с помощью которого передается информация. Они отличаются в философских подходах, интерпретациях в нарушении семейных систем и в каких-то техниках, используемых расстановщиком.

На мой взгляд, эти отличия не очень принципиальные, тем более, что многое зависит от специалиста-расстановщика. Можно провести аналогию с психоанализом, в котором существует много разных школ и направлений, часто не соглашающихся друг с другом, но везде в основе лежит теория Фрейда.

Системные расстановки по Хеллингеру. Обучение.

Как обучают системным расстановкам? Основное обучение идет через личный опыт, получаемый из участия в расстановках.

Обучающийся, принимая участие в расстановках в качестве наблюдателя, «заместителя», клиента, овладевает техническими приемами, но главное — приобретает собственный опыт самопознания, учится «читать поле», анализировать и интерпретировать происходящее в процессе расстановки. Таким образом, через личный опыт учатся взаимодействию с клиентом и заместителями с целью раскрыть  проявленную ситуацию в расстановке, чтобы помочь клиенту достичь глубокого контакта с происходящим.
Считается, что расстановщик должен проработать собственные проблемы, как осознанные, так и бессознательные. В теоретическом плане он должен усвоить теорию, которая во многом является философско-мировоззренческой.

В Москве основными центрами по обучению методу системных расстановок по Хеллингеру являются Институт консультирования и системных решений (ИКСР) и Центр современных расстановок Елены Веселаго. Есть и другие места, где проводят обучение методу системных расстановок по Хеллингеру.

Рекомендация. Прежде чем записаться на обучение системным расстановкам, желательно получить опыт наблюдателя, «заместителя» и Клиента. Также полезно ознакомиться с основной литературой по системным расстановкам. В первую очередь, это книги Б.Хеллингера «Порядки любви», «Порядки помощи», «Источнику не нужно спрашивать пути» и Г. Вебера «Два рода счастья. Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера». Если вы не сможете принять написанное в этих книгах, то учиться системным расстановкам не имеет смысла.
Так же необходимо определиться, что вам ближе — «духовные расстановки» или метод системной расстановки в психологии.

********************************************************************************

 Запись на консультацию

Пуповина: Энергетическая связь с матерью

 Пуповина: Энергетическая связь с матерьюПуповина: Энергетическая связь с матерью

Первые несколько лет пока у ребенка не сформировались в целостном виде энергетические оболочки ему просто жизненно необходима защита матери, ее безусловная любовь и ласка. Это позволяет ребенку постепенно создать свои поля и тонкие тела, которые будут защищать его от внешнего воздействия.

Каждый из нас находится в постоянном взаимодействии с другими людьми, в том числе и энергетическом. Это взаимодействие не видно обычному глазу (так же как не видны и другие спектры волн и излучений, например радио и рентген). Но именно это взаимодействие и формирует наше эмоциональное настроение, наше восприятие мира и окружающих.

Энергетическая связь ребенка с матерью

Энергетическая связь ребенка с матерью формируется на внутриутробном этапе развития параллельно с плацентой и они дополняют друг друга, так как обмен энергией жизненно необходим для формирования здорового ребенка.

Когда ребенок рождается, то ему перерезают пуповину и прекращается поступление по ней питательных веществ от матери. Но энергетическая связь от матери к ребенку при этом остается целостной.

Для чего же нужна эта связь: 

  • Мать отслеживает все изменения своего ребенка, его волнения и переживания;
  • Даже находясь на расстоянии мать ощущает если с ребенком происходит какие то перипетии ;
  • Мать как представитель рода передает ребенку свою и родовую энергию, которая поддерживает и защищает его.
Пуповина: Энергетическая связь с матерью

Первые несколько лет пока у ребенка не сформировались в целостном виде энергетические оболочки ему просто жизненно необходима защита матери, ее безусловная любовь и ласка. Это позволяет ребенку постепенно создать свои поля и тонкие тела, которые будут защищать его от внешнего воздействия. И когда человек начинает ходить в школу, то к этому времени у него уже закончилось почти формирование своих энергетических структур и он может самостоятельно плавать в социуме.

Когда ребенку исполняется 13-15 лет, то начинается подростковое созревание, начинают бурлить гормоны. И в этом возрасте ребенок воспринимает в штыки излишнюю заботу и опеку от родителей и особенно от своей матери. И у многих в этом возрасте происходит разрыв этой энергетической пуповины. И это нормально, так как у матери и ребенка свои сформировавшиеся структуры и нет необходимости в искусственных подпорках.

Пуповина: Энергетическая связь с матерью

Если энергетическая пуповина разрывается естественным образом, то оба могут почувствовать эмоциональный и энергетический дискомфорт, спад настроения и некоторую депрессию. Но через некоторое время все стабилизируется и далее по жизни идут две самодостаточные единицы. И это наиболее правильный и гармоничный способ решения этого вопроса.

Почему у взрослых людей сохраняется постоянная энергетическая пуповина с матерью: 

Если к 18-21 году у человека остается энергетическая пуповина с матерью, то это уже может мешать повзрослевшей личности идти самостоятельно по жизни, создавать собственную семью, так как на энергетическом уровне он остается зависимым и несамостоятельным.

  • У матери очень сильна воля, а может даже у нее это единственный ребенок или она разведена. И повзрослевший ребенок ее единственная отрада в жизни, ее надежды и мечты. Она не готова отрывать его от своего сердца и противится всякому ему самостоятельному плаванию по жизни и выходу из родового гнезда;
  • Женщина создает идеальный образ своего ребенка, даже если ему уже за 20. В ее сердце это самое любимое и ненаглядное чадо и даже мысль жить отдельно от ребенка вызывает в сердце невыносимую боль. И мать всеми силами и средствами пытается сохранить эту связь как можно дольше.
  • Мать видит, что ребенок вырос слабым и физически и эмоционально, произошла недоразвитость в социальном плане. И мать пытается всегда и везде помогать своему ребенку, сопровождать его на важные встречи и события. Тем самым у матери возникает комплекс вины перед ребенком, считает себя ответственной и виновной в том, что ее чадо не может уйти в самостоятельное плавание.
Пуповина: Энергетическая связь с матерью

Чем характеризуется не разорванная энергетическая пуповина у взрослого человека: 

  • полное отсутствие взросления на уровне эмоций и поведенческих факторов;
  • нарушение ролей в половом поведении человека, его нерешительность в создании полноценных отношений без оглядки на мнение матери;
  • боится осуждения и негативного мнения матери, так называемые подкаблучники;
  • обитает с родителями после 25 лет при условии наличия возможности и желания жить в собственном жилье;
  • боится приводить в семью и знакомить с матерью свою вторую половинку, так как боится негативной реакции и криков осуждения;
  • боится нарушать правила и модели поведения, заложенные в детстве, хотя для его возраста это нормально и не вызовет осуждения общества;
  • вынуждены скрывать от матери важные изменения в своей жизни, свои занятия и увлечения;
  • считает себя еще ребенком, за которым нужен уход.

Разорвать связь можно через различные ритуалы, практики.При разрывании связующего канала у вас сохранятся теплые и близкие взаимоотношения с матерью, просто вы станете самодостаточным и станете ощущать себя взрослой личность, способной к самостоятельной жизни.

https://econet.ru/articles/pupovina-energeticheskaya-svyaz-s-materyu

********************************************************************************

 Запись на консультацию

Сомнения и страх являются двумя основными блокирующими частотами.Шишковидная железа

Сомнения и страх являются двумя основными блокирующими частотами.Шишковидная железаСомнения и страх являются двумя основными блокирующими частотами.Шишковидная железа

На протяжении веков было известно, что шишковидная железа (эпифиз) представляет собой орган взаимодействия между высшими измерениями и физической реальностью. Его можно назвать порталом между индивидуальной личностью, мозгом и Божественным Разумом

На протяжении веков было известно, что шишковидная железа (эпифиз) представляет собой орган взаимодействия между высшими измерениями и физической реальностью. Его можно назвать порталом между индивидуальной личностью, мозгом и Божественным Разумом. Метафизики, такие как Декарт и Эдгар Кейси, определяли его как «место обитания души». Точнее сказать, шишковидная железа — это «био-звездные врата», мост между физическим и не физическим, между дуальностью и высшим измерением. Она очень сложно устроена, и она является экраном от трехмерного мозга к Бесконечному Разуму.

Эпифиз является посредником продвинутого знания в проявлении реальности. Он работает с гипофизом, чтобы открыть мост, портал между физическим и не физическим, между разумом и духом. Какому бы знанию вы ни позволили себе верить, оно становится реальностью после того, как шишковидная железа открывает врата к Божественности. Она делает это путем перевода частоты мысли в тепловой био-химический электрический поток сквозь ваше тело, и открытия разуму. Ваш человеческий мозг каждую секунду преобразовывает мысли, которые вы создаете, в тысячи био-химических [элементов]. Как мы объясняли, не каждая мысль обычного мозга проникает в Высший Разум.

Кристаллический фильтр шишковидной железы

Проблема большинства людей, касающаяся постоянства их убеждений, состоит в слепом принятии ментального трехмерного программирования. Вы можете думать позитивные мысли, думать о положительных изменениях, но если глубоко в своем уме вы сомневаетесь, что все это произойдет, то так и будет.

Каждая эмоция, которую вы чувствуете, каждый момент радости и страха, производит химический фермент в вашем теле. Некоторые из них становятся трамплинами, другие препятствиями. Каждый из них поступает в шишковидную железу. Эпифиз — это тонко настроенный кальцитовый кристалл, пьезоэлектрический по своей природе, наподобие кварца. Это частотный экран, разновидность фильтра.

В зависимости от частоты мысли или эмоции, шишковидная железа является стражем на пути того, что поступает в портал творения Божественного Разума. Это, в достаточно конструктивном виде, защитный механизм, который не допускает проявления некоторых негативных мыслей. Он также не позволяет входить любым мыслям с негативным полем. Негативные мысли — это страх, сомнения и тому подобное. Поймите, это работает в обоих направлениях. В соответствии с этим, каждое намерение, в котором вы сильно или слегка сомневаетесь, не может войти в программирование. Вы понимаете?

Сомнение является одним из блоков, которые мешают проявлению ваших желаний. Если вы сомневаетесь, вы не верите. Сомнение создает в мозге биохимическую реакцию. Оно активирует нейронный поток в мозге, который направляется от гипофиза к эпифизу и блокирует открытие «портала» (входа через шишковидную железу). Сомнение появляется из-за того, что вы не верите.

Как мы уже упоминали, жизнеобеспечивающий аспект программирования мозга индивидуальной личности использует «страх» в дуальности как систему предупреждения. Однако, аспект дуальности — это обоюдоострый меч, поскольку такой страх в отрыве от контекста может перейти во многие негативные эмоции, включая депрессию, сомнение, ненависть, ревность и самопрезрение. Это, в своей основе, негативные аспекты страха, а страх создает помехи в аурическом поле и может привести к аурическому «протеканию». Как учат в «Метатронических ключах», человеческая аура должны быть целостной, чтобы расшириться в Меr-Ка-Na. Энергетическое поле, покрытое трещинами и разрывами, не способно оптимально работать в Законе Творения.

Био-химический процесс

Окружающие вас мыслеобразы убеждений сотворены в массовых полях всем человечеством, согласуясь в макро. Индивидуально они проецируются в соответствии с вашим световым коэффициентом. Это проявляется в физической реальности. Это вовлекает физический процесс. Частоты мысли воспринимаются цифровым способом и сразу же био-химически продвигаются непосредственно в мозг.

Ментальные ферменты связаны с шишковидной железой, которая получает их как гео-кодированные передачи. Каждый образ, каждая мысль интерпретируется и сортируется согласно своей энергетической подписи. Они должны пройти через программные параметры убеждений после попадания в шишковидную железу. Ваши экраны мозга определяют их как реальные или нереальные, правдоподобные или не правдопдобные в зависимости от светового коэффициента, запрограммированного в мозге. Био-химические вещества производятся с ингредиентом принятия или ингредиентом отторжения, что, соответственно, позволяет открыть или закрыть врата к Высшему разуму.

Эти био-химические вещества направляются как закодированные нейроны и являются приемно-выводным механизмом этой энергии мысли, содержащим все закодированные данные, необходимые для преобразования (или не преобразования) любой мысли или образа в физическую реальность.

Мысли, совпадающие с убеждениями, направляются для воспроизведения внутреннего образа внутри мозга через каждое нервное волокно физического тела. Это изначальное пламя созревания для формирования новой реальности.

Следующий шаг осуществляется через чистое намерение ума, силу воли, которые направляются посредством усиления эмоций и чувств.

После этого физическое тело высвобождает образ в цифровой кодировке к тонкому телу, целостному аурическому полю в состоянии пластичного застывшего светового кода, проецируемого и усиленного системой чакр.

Аура должна быть неповрежденной и оптимальной в протяженности и цикле 13-20-33. Затем он [образ] проходит через Mer-Ki-Va к полям Меr-Ка-Va и Меr-Ка-Na. Всё приводится в движение с помощью воли. Чистота и интенсивность, которые вы вкладываете в мысль-желание или цель, в значительной степени определяет незамедлительность материализации. Как только вы научились механике сознательного творения, важно затем использовать двигатель искреннего желания с образной визуализацией и эмоцией, чтобы завершить процесс физического проявления.

Закон сознательного творения

Не существует ни физического объекта, ни опыта в вашей жизни, который бы вы ни создали сами. Это включает в себя вашу физическую форму, ваше тело. Мастера, в вашем физическом образе нет ничего, что бы вы ни создали. Фактически, если бы вы были способны увидеть себя в других воплощениях, вы бы удивились тому, как много подобных физических характеристик вы создали в том, что называется последовательными воплощениями.

Если у вас есть Божественная Мудрость, вы можете создать неограниченное количество миров. Если вы обладаете знаниями, тогда вам нечего бояться, потому что тогда нет ни одной вещи, ни одного элемента, ни территории, ни понимания, которые могли бы когда-либо угрожать, запугать или поработить вас. Когда страх предоставляет знания, то он называется просветлением.

У вас есть естественный ритм существования в физической и не физической реальности. Это ваше состояние бодрствования и сна. Сон является одной из ваших самых ценных природных целительных практик и средств, как связь между внутренними и внешними реальностями и вселенными.

Ваше обычное сознание извлекает пользу из путешествия и отдыха в других областях не физической реальности, в которые вы входите во время сна. И так называемое спящее сознание будет также благом при частых переходах в пробужденное состояние в физической материи.

Позвольте обратить ваше внимание, что образы, которые вы видите в обоих [состояниях] являются в своей основе ментальной интерпретацией цифровых частотных полей основных единиц сознания. Частота, которую принимает ваш мозг, это, фактически, цифровой код, кристаллический паттерн символов (похожих на крестики и нолики), который вы интерпретируете и переводите в образы и чувства.

Вам не сложно принять, что вы создаете свои мечты, однако также надо признать, что вы создаете свою физическую реальность, тем не менее вы творите и то, и другое. Вы также определяете, что из этого является реальным, а что нет.

Мы снова говорим… сомнения и страх являются двумя основными блокирующими частотами, препятствующими проявлению ваших желаний. Фактически, все негативные эмоции в первичной основе базируются на страхе. Преодоление страха и замена его ЛЮБОВЬЮ, особенно истинное принятие и любовь к себе, являются ключевой частотой, необходимой для преодоления дуальности. Шишковидная железа — это система вхождения в Божественность, это сложный кристаллический компьютер, фильтрующий частоты. Это забытая информация. Пришло время вспомнить, время знать.

Что такое генетическая травма (ГТ)?

Что такое генетическая травма (ГТ)?

Генетические травмы – это программы, заложенные на клеточном уровне, которые достались нам от предков и выражающиеся в неосознанных шаблонах поведения, в рамках стратегий защиты для «выживания». В современном мире уже нет тех угроз, с которыми сталкивались наши предки, но возникшие механизмы и реакции на внешнюю среду, благодаря которым люди смогли выживать, перешли к нам. Мутирующие в процессе человеческой эволюции, они записаны на генетическом уровне и в каждой клетке нашего тела, активизируясь в моменты стресса.

tablitsa_travmy

ГТ можно рассматривать так же, как скорлупу, или панцирь, благодаря которому мы закрываемся от окружающих и защищаемся от боли, но тем самым, мы закрываем от мира свой внутренний потенциал и таланты, для реализации которых мы пришли в этот мир и это тело.

Травма, это отпечаток в теле, которое дает нам возможность проявляться на уровне социума. Она активизируется и работает только в присутствии другого человека, или в момент взаимодействия ним (звонки, переписка и пр).  Заметьте, когда вы одни – нет смысла обороняться или защищаться. Важно понимать, что ГТ активируются бессознательно и автоматически.

Мы все пришли с заложенной в нашу генетику одной из шести травм:

travmy-1

  1. Подавление
  2. Отрицание
  3. Стыд
  4. Отвержение (предательство)
  5. Вина
  6. Разделение.

Травма подавления – самая первая травма, заложенная в нас от первобытных предков, когда она проявлялась как страх перед стихией, хищниками и болезнями. Единственным способом спастись от агрессивной внешней среды, для наших предков  – это убежать, спрятаться и закрыться.

Как работает эта травма? Это страх подавления podavlenie(контроля), что человек будет подавлен кем-либо (начальником на работе, в детстве это может быть давление со стороны родителей, когда ребенок с данной травмой не оправдывает возложенных ими на него ожиданий), или в случаях возникновения конфронтации, активизируется подавление и агрессия к окружающим, со стороны человека носящего данную травму.

При угрозе внешнего давления, из-за страха, человек закрывается от того, что ему говорят, подавляет те чувства и эмоции, которые испытывает внутри себя. Этот человек бежит как от внешнего подавления снаружи, так и от собственных внутренних переживаний.

Реакция этой травмы является поверхностное дыхание, человек словно «не впускает в себя жизнь», разрывая связь со страхом, через частое и неглубокое дыхание, тем самым отделяя самого себя от своих глубинных переживаний, не желая чувствовать их.

Человеку с этой травмой свойственно избегание анализа происходящих событий, чувств и состояний, и мыслей о том, что причиняет боль. Когда он, внутри себя отделяется от своей внутренней правды, то ему становится сложно поделиться с другими тем, что он переживает внутри.

Исцеление: Честность/Правда

Прежде всего, учитесь быть честным перед самим собой, в том, что вы испытываете и чувствуете, переставая разотождествляться со своей глубиной, и идти в нее. Учитесь делиться своими страхами и озвучивать их другим. Делясь своими опасениями, для вас корректно также задавать прямые вопросы, получив ответы на которые, вы сможете получить основание для вашей личной безопасности, в которой нуждается любая первая линия.

Наблюдайте за своим дыханием, это поможет вам увидеть, когда ваша травма начинает активизироваться, особенно, когда хочется уйти в проживание реакций этой травмы. Учитесь дышать в такие моменты полной грудью.

Помните, что когда вы начинаете подавлять других, таким образом вы переносите свою травму на них, и они в ответ могут начинать подавлять или отвечать вам агрессией. Никто не желает сделать вам плохо, пока вы не начинаете нападение. Ваша защита не нападение – а честность.

Дар людей, исцеливших в себе травму подавления – это уникальность, индивидуальное творчество и привнесение в мир чего-то нового, что будет реализовываться другими людьми.

Травма отрицания – самая сложная в процессе исцеления травма, человек не видит ее в себе, и отрицает то, что она у него есть, утверждая окружающим, что с ним все в порядке, однако она заметна окружающим.

Как работает эта травма?otritsanie «Все вокруг виноваты, кроме меня», «Сам ты дурак!», «Я нормальный, это ты просто через меня видишь свою проблему, которую решить внутри себя не можешь»: одни из многочисленных мантр людей с травмой отрицания, в которых они старательно пытаются отрицать то, что с ними что-то не так, и перенести всю проблему и вину на другого.

Реакцией этой травмы является гнев, т.к. людям, в которых генетически заложена данная травма, очень сложно сдерживать его внутри себя, когда включается отрицание всего нового, что доносят окружающие, но они не распознают сами в себе. Следствием здесь могут являться очень яркие в проявлении своего отрицания через гневность, злость и раздраженность.

Исцеление: Расслабленность/Допущение/Вместо «Нет» и отрицания — учиться говорить «Может быть»

Если в вашей жизни повторяется какая-то ситуация, или окружение неоднократно говорит одно и то же, причем разные люди, для вас это повод задуматься, и допустить, что может есть доля правды в том, что вам говорят, и в вашем поведении действительно что-то не то.

Учитесь смотреть на себя со стороны, и тогда вы сможете через осознанность замечать свое отрицание всего того нового, что пытается донести вам мир, о вас самих, через повторяющиеся ситуации и циклы, которые именно с вами случаются достаточно часто.

Наблюдайте за собой, когда вы начинаете испытывать гнев. Ваше исцеление лежит через расслабление, то в моменты гнева пробуйте сначала расслабляться через дыхание, воссоединяясь со своими воспоминаниями. Сталкивались ли с подобной ситуацией прежде? Говорили вам ранее эти слова? Если и нет – это не повод изливать гнев. Мир хочет подтолкнуть вас к тем изменениям, которые сделают вас к максимальной реализации и воплощению вашего дара. Пробуйте выливать ваш гнев в физическую активность (уборка)  или творчество (танцы, пение). Ваша задача – максимум расслабления.

Дар людей, освободившихся, через исцеление, от травмы отрицания – это яркость и уникальный имидж, умение вызывать интерес у окружающих своей яркой личностью. Они очень хорошо знают, как можно красиво преподнести любую идею или товар так, чтобы это заинтересовало других одним своим внешним видом (упаковкой).

Травма стыда – при этой травме человек может внутри себя часто проживать ощущение, что он ничего не стоит, не ценен или не достоин чего-либо. Отличие от других побуждает к доказательству собственной ценности и значимости, доходя буквально до жертвенности в ложном я. Эти люди склонны часто заниматься делами других людей, или выполнять чужую работу, лишь бы не возвращаться к себе и к собственным переживаниям, связанным со стыдом.

Реакцией травмы стыда stydaявляется избегание – в первую очередь, человек бежит от собственного чувства стыда, чтобы не видеть его. Уйти с головой в работу, чтобы сбежать оттуда, где не получается быть собой, где ошибся на виду у всех. Когда человека с 3 линией в чем-то начинают обвинять, то он чувствует себя «обнаженным» и уязвимым, и начинает или пытаться пристыдить (раздеть) провокатора в ответ, или уходит в дела, в юмор, или убегают (физически).

Исцеление: Юмор/Перестать избегать

Ваше исцеление лежит в том, чтобы перестать избегать собственного чувства стыда, и не бежать оттуда, где, как вам кажется, вы опростоволосились. Позволяйте оставаться себе в этой уязвимости, и тогда вы сможете увидеть что произойдет, и скорее всего в случившемся, ничего страшного и не было.  Помните – ваша уязвимость (нагота) всем видна, как и у любого другого человека, и в этом нет ничего страшного или смертельного. Пока вы бегаете – вы избегаете раскрытия своего собственного потенциала и природного дара на уровне коллектива.

Еще один путь к исцелению – это юмор, здоровый юмор по отношению к себе. Юмор не с целью высмеять или принизить себя, а с любовью к себе. Не существует идеальных людей, но когда нам показывают на наши ошибки – лучше найти в этом повод добро пошутить над этим. Через юмор по отношению к себе можно развить самоуважение и настоящее уважение в лице окружающих вас людей.

Дар третьей линии – это стратегическое видение любых процессов, и на всех уровнях, а также большой потенциал в видении, где и как, можно зарабатывать. Человек с исцеленной травмой стыда видит жизнь во всех ее проявлениях, и способен развить в себе талант заглядывания в будущее.

Травма отвержения – ключевым моментом тут является «оборона», страх того, что тебя отвергнут или последует предательство, вынуждает носителя данной травмы с раннего возраста возводить защиту вокруг сердца. Травмы находятся на подсознательном уровне, и когда ребенка с данной травмой оставляют одного на короткое время (как дома, так и в общественном месте, магазине), или на длительный период с чужими или незнакомыми люди – то он начинает трактовать внутри себя это как собственную ненужность, и предательство со стороны любящих людей.

Т.к. в момент предательства сжимаетсяotvergnutost и «болит сердце», то вокруг него начинает строиться защита, которая, позже, выражается как напряжение в области груди, с которым человек настолько «срастается», что не замечает и не чувствуя его. В более зрелом возрасте, люди с этой травмой, могут бояться влюбиться и любить, во избежание той потенциальной боли, которую может причинить им тот, к кому они испытывают чувства.

Реакцией четвертой травмы является отвержение другого прежде, чем он отвергнет тебя. И такое отвержение может выражаться в чем угодно – в словах, интонации, движениях и любых других проявлениях. Обладатели этой травмы часто выглядят злыми. Они склонны не замечать за собой отсутствие в них доброты, или тех тонких механизмов, которые включаются для того, чтобы оттолкнуть другого прежде, чем тот войдет в доверие. Ведь доверившись – открываешь свое сердце, а т.к. велик страх того, что за доверием последует предательство, которое побуждает отвергать первым.

Исцеление: Нежность/Осознанность/Доверие

Следует научиться быть нежным, прежде всего к самому себе, создавая комфорт для расслабления себя и своего тела: просмотр любимых фильмов, посещение приятных вам мест, приятный уход за телом, в виде горячей ванны и прочие, актуальные для вас вещи и процессы. Через расслабление будет уходить накопившееся напряжение в области груди, и будет легче ходить, дышать и проявляться в жизни.

Переполняющее чувство нежности и заботы будет все чаще появляться в вас, когда вы заботитесь о себе. Ваша нежность – главное оружие в теме отвержения. Когда вы научитесь быть нежным для самого себя, вы с легкостью сможете транслировать эту нежность и на окружающих, делясь ею с ними и исцеляя тем самым их травмы.

Еще один ключ к исцелению травмы отверженности – осознанность. Учитесь осознавать внутри себя, что ваши мысли или фантазии о том, что другой человек вас сейчас предаст или отвергнет – лишь иллюзия. Если этот человек сейчас с вами – то у него на то есть причины, и наврятли он с вами для того, чтобы втереться поближе к вам в доверие, а затем жестоко вас бросить или разойтись. Учитесь доверять, и если вам говорят, что вы дороги и любимы – то это так и есть.

Дар, лежащий за исцелением четвертой травмы – это талант в налаживании контактов, связей через «продажи». Продажи являются отличным поводом для завязывания новых контактов, и налаживания взаимосвязей. Человек справившийся в травмой отвержения способен помогать с процессом исцеления, т.к. видит в них их травмы. Помните, все мы сопричастны, и никто не отвержен  — говорит исцелившийся человек, и несет это в мир.

Травма вины – одна из самых сложных травм, заключающаяся в том, что пятые линии любят простоту и универсальность, когда возникающие проблемы  и разбирательства это то, что они так не любят и стараются избегать, но в любых взаимоотношениях рано или поздно начинаются трудности.

На пятые линии всегдаvina возлагаются ложные проекции, и когда они перестают им соответствовать, то могут поступать из ложного — чувства долга (я должен быть хорошим), что противоречит их природе. Когда во взаимоотношениях что-то перестает работать, то они начинают в этом обвинять или себя (я виноват, что все пошло так), или другого (он виноват в сложившейся ситуации), и как следствие – могут бежать из этих связей, чтобы не чувствовать давления.

Реакцией травмы вины выступает состояние жертвы, когда человек начинает обвинять во всем другого, делая из себя жертву, а обвиняемого главным тираном, деспотом и пр. Чувствуя себя виноватыми, вначале они терпят, но со временем,  люди с этой травмой начинают в абсолютно любых фразах, поступках и действиях, видеть и слышать обвинения, от чего исчезает объективность при взаимоотношениях с любым человеком. «Виноват во всем ТЫ!», «Я тебя обвиняю в..» — мантры людей, впавших в состояние жертвы, которая винит во всем другого.

Обратной стороной может стать выход из состояния жертвы, но за этим следует поиск тех людей, кто находится в этой роли, и они ловко могут манипулировать ими, играя и давя на чувство вины. «Если ты меня бросишь – я умру», «Я без тебя не смогу!» — одни из тех фраз, когда люди с этой травмой начинают вводить в чувство вины других людей, испытывая при этом одновременно удовольствие от самоутверждения, но и безумный страх в том, что сейчас могут начать обвинять их в чем-либо, и бросят.

Эти фазы могут (жертва-обвиняющий) сменять друг друга, тем самым вводя человека в состояние эмоционально нестабильности, благодаря чему взаимоотношения усложняются для него в разы, и  совместное сосуществование с кем-либо становится невыносимым, и они разрывают связи, оставаясь при этом в одиночестве.

Исцеление: Прощение/Распознание момента, когда активируется чувство вины

Учитесь замечать, когда вы начинаете ощущать чувство вины. В теле это проявляется вибрацией страха, между грудью и животом.

Ваше  исцеление лежит через прощение: прощение себя в том, что вы не оправдали чьих-то ожиданий, и прощение других, что они не оправдали ваши личные от них ожидания.

Если что-то начинает усложняться или переставать быть удобным – в этом нет ничьей вины. Каждый из нас время от времени допускает ошибки, т.к. никто не идеален. Если что-то перестало быть легким, то требуется корректировка, или работа над этим, а не обвинения себя или всех вокруг.

Исцеленная генетическая травма вины раскрывает дар человека – управление. Эти люди отличные координаторы, практичные управленцы, способные разрешить любую сложную ситуацию. Прирожденные лидеры, видящие уязвимые места других людей, но не бьющие по ним, а способные помочь справиться со «слабостями», и вывести на новый уровень.

Травма разделённости – каждый из нас получил эту травму, в момент рождения, через шок и кризис — разделение с матерью, которая питала и защищала нас. Однако у людей с шестой линией, словно не наступила новая фаза, и они застряли в этом чувстве – что они отделены от этого мира. Отсюда ложная надежда и вечное желание слиться с кем-либо в единое целое, стремясь через эту «соединенность» ощутить покой и счастье.

Дети с шестой razdelennostлинией отличаются своей «непохожестью», т.к. шестая линия несет собой потенциал к мутациям, она видит весь мир глубже и насыщеннее, однако, в нашем обществе все, что отличается – подвергается сильной гомогенизации. Через давление от родителей и общества «Будь таким как все», эти дети теряют связь со своей уникальностью, разделяя их со своей внутренней сутью и потенциалом. С возрастом у них начинается активное изучение разных систем, течений, религий и знаний. Через подобный духовный поиск они ищут себя, становясь отшельниками, и отдаляя свое сердце от социума.

Люди шестой линии по своей натуре мягки и чувствительны к другим, но проживая теневую сторону своей травмы, ее реакцией  выступает недовольство к окружающим, что те бесчувственны, и требовать, чтобы они стали такими же чувствительными и глубокими. Оторваться от другого становится невозможным, страх одиночества побуждает людей с травмой разделенности требовать от своего партнера постоянного присутствия в их жизни.

Также эта травма может проявляться в мыслях, что все окружающие вокруг абсолютно бесчувственные и не глубокие, последствием чего является закрытость, и не любовь к людям.

Исцеление: Забота/Перестать быть жертвой

Прежде всего – признайте для себя самого тот факт, что в этом мире мы все действительно разделены, но одновременно, наша разделенность является лишь иллюзией. Мы все связаны, вы не являетесь жертвой этой системы. Отдаляясь от людей и окружающих, в бесконечных духовных поисках — вы отдаляетесь от себя самого, и своего потенциала. Возвращайте себя в жизнь, в социум, через заботу. Начните с заботы к себе, уделяя даже 5-10 минут внимания и заботы себе и своему телу, например через расслабление, объединяясь со своей собственной энергией. Через заботу к другим  все больше будет приходить чувство объединенности со всеми миром, и тогда вы окажетесь в процессе раскрытия своего дара.

Величайшим даром шестой линии является филантропия. Они владеют избыточным потенциалом любви, который реализовывается через раскрытие таланта и потенциала другого человека. Для них важно вкладывать эту безграничную любовь, ведь им есть чем с радостью поделиться, причем бескорыстно. Раскрывая дары других людей, они тем самым делают мир лучше, открывая каждому его красоту, и показывая через свою заботу – что никто не разделен, и все мы – одно целое.

Травма, в своем роде, является вашим внутренним кривым зеркалом в восприятии действительности, но когда она трансформирована – вы начинаете смотреть на мир так, каковым он есть на самом деле, без искривлений. От генетической травмы нельзя избавиться, она заложена в нас на клеточном уровне, и это то, что будет проявляться при взаимодействии с внешним миром, так или иначе. Однако трансформируя ее, мы перестаем быть заложниками ее теневых сторон, и, высвобождаясь от страхов, нам легче реализовывать заложенный в нас потенциал.

Один из главных ключей к возможности трансформировать в себе травму, и принять те тени и негативные стороны, которые она несет собой в вашу жизнь – это сознательный подход к ней, и самонаблюдение за тем, как этот механизм начинает в вас работать при взаимодействии с людьми. Через узнавание можно научиться видеть и чувствовать в моменте, когда она активизируется, и как это выражается в эмоциональном и физическом состоянии.

Начиная узнавать травму, и осознавать ее влияние на вашу жизнь, учитесь переставать бояться. В каждой травме лежат свои страхи, но главный страх – страх того что вы останетесь один (разделенность). Даже если страшно – оставайтесь с этим страхом, пробуйте идти в него, и осознавайте, что это лишь иллюзия, которая не является действительностью. Только поняв и прожив это, вы можете перестать быть подконтрольным вашему страху.

Мы все есть части единого целого, а наша человеческая разделенность – лишь иллюзия, которая плодит те самые страхи. Пока вы будете бояться и действовать из с вами скорее всего и будет происходить именно то, чего вы боитесь больше всего.

 

***************************************************************************

ПРО ТРАВМУ ОТВЕРЖЕНИЯ

ПРО ТРАВМУ ОТВЕРЖЕНИЯ

В Генных Ключах (Дизайн Человека, да и не только) есть понятие основной генетической травмы, с которой человек родился и которая движет им всю жизнь.

Она является основным безсознательным мотивирующим на действия фактором.

Есть 6 типов:

1. травма Подавления

2. Отрицания

3. Стыда

4. Отвержения

5. Вины

6. Разделенности

Сегодня мы поговорим о травме Отвержения. И хотя у каждого есть «основная», они все взаимосвязаны и травма отвержения касается каждого.

Травма отвержения иницирует шаблон поведения, где сознательно или несознательно человек предпочитает избегать острых углов в общении, уладить конфликты полюбовно или еще лучше не доводить до их появления. Если же все-таки конфликт случается, он всегда проявит стремление смягчить последствия. Ему внутри неприятно, что о нем могут думать плохо. И это не значит, что он не умеет или вообще не вступает в конфликты: просто его сердце кажется слишком чувствительным к ним. Есть и такие, которые сами предпочитают отвергать и начать конфликтовать до того, как это сделают с ними.

За этой травмой стоит глубокая потребность нравится другим и потребность, чтобы другие тебя любили и принимали.

Учитывая наш век индивидуализации, где каждый тянет одеяло на себя и делает вид, что ему почти или совсем не нужны другие, это утверждение, если вдуматься, звучит странно.

Более того, многие идущие духовным путем, знают, что нужно «стереть свою личную историю», забрать право у других решать за себя, убрать важность других из своей жизни, таким образом снизив их влияние.

«Отвержение» изнутри отдает тихой ноющей болью, от которой хочется спрятаться всеми возможными способами. Отсюда маски: холодность, резкость, закрытость в общении между людьми. Обнажиться — это больно, но каждый из нас нуждается в людях.

Есть глубокая внутренняя потребность в любви других…не просто мамы и папы, мужа, жены, ребенка, друга, но даже любви соседки или коллеги, с которым ты встречаешься раз в месяц. Даже просто человека на улице, прохожего, с которым ты стоишь в очереди в магазине.

Для меня лично это было открытием…

Зачем мне, по большому счету, самодостаточному человеку, нужна любовь сплетничающих бабок на лавке? До сих пор я работала в обратном направлении — забирала у них право определять мою жизнь и убирала любую зависимость от общества, пытаясь таким обрахом освободить себя. Я даже научилась перестать оценивать людей — и соотвественно вычеркнула важность того, что оценивать будут меня и через плохую или хорошую оценку влиять на мой выбор в жизни.

Но вот, я вернулась к тому, что мне больно, когда меня «отвергают».

Отвержение — не обязательно открытый конфликт. Как для меня — достаточно, чтобы я уловила в человеке даже намек на неприятие — и я уже чувствую это «травму». Даже лучше сказать рану.

Как говорится в генный ключах — проработка основной генетической травмы открывает дверь к предназначению, так или нет, но дверь эту надо было открыть…

И это очень трудная работа, потому что преодолевая отвержение, ты полностью обнажаешь свое сердце. Ты вынимаешь его из груди и помещаешь на асфальт. С ним ничего не случится, просто ты разрешаешь каждому ходить по нему, если ему вздумается, и принимаешь эту боль.

Мне эта проработка давалась этапами, не постоянно: в какой то период жизни «люди начинали меня отвергать»: коллеги, прохожие, просто кто-то. БП — всегда в первом ряду и держит флаг Отвержения: если я хотела в него упасть за поддержкой, он превращался в лужу…

Пришлось искать глубину в себе..

В какой-то момент, когда начался очередной этап проработки, я мысленно ощутила себя в центре круга, а людей — в ячейках за его пределами и позволила себе почувствовать, что каждый из них меня не понимает, говорит плохо обо мне, отвергает меня и что я никак не могу это изменить. Даже так,- я просто перестаю пытаться что то менять: я разрешаю им думать о себе плохо… Образ Моники Белуччи в Малене: только вообще не пытаясь держать голову высоко в надежде, что они поверят, что у меня все хорошо. Боль входит и выходит…

Я пыталась войти в эту степень Принятия достаточно долгое время…

Принимая отвержение другого человека, ты принимаешь его боль, из которой он отвергает тебя и если не закрываешься — учишься «держать удар» и оставлять сердце мягким и сострадательным. Ты становишься уязвимым и сильным одновременно. Уязвимым и сильным… Любой может причинить тебе боль. Но ты в своем сердце превращаешь ее в любовь. Это не значит, что ты становишься сливным бочком и не можешь дать отпор. Ты становишься настолько сильным, чтобы действовать Только из Любви. И там, где нужно, ты дашь отпор. Проблема в том была, что до этого момента ты давал отпор не из любви, а защищая свое сердце от боли.

Теперь ты не боишься боли, ты умеешь ее принимать. Ты становишься пустотой, которую нельзя задеть, но Той пустотой, в которую может упасть другой, чтобы самому исцелиться… Принимая чужую боль Правильно – ты помогаешь ему.

Но почему все-таки так больно? Почему нам так нужна любовь других? Что меня связывает с прохожим на улице или соседкой? У Ума, конечно, ответ есть.

Люди с активированной травмой отвержения, исцеляя самих себя, имеют возможность проявить себе и миру, Что нас связывает с другими…

Если такой человек спросит себя: почему я не хочу, чтобы бабка Маша меня отвергала и говорила обо мне плохо? Честный ответ будет: потому что я люблю бабку Машу и она мне дорога, мне важно, что она обо мне думает. Когда у тебя открыто сердце — есть часть тебя, для которой это — Правда.

И когда ты открываешь свое сердце настолько, чтобы признать свою «зависимость» от других, ты становишься по настоящему от них свободен. Именно в этот момент ты стираешь свою личную историю, хотя бы потому что снижаешь Важность ее стирания. Ты отдаешь Должное всем людям в твоей жизни, а не искусственно занижаешь важность.

Травма отвержения в своем высшем потенциале связывает души людей, когда-то разделенных на множество частей.

Она показывает, что тот, кто способен причинить тебе боль — является частью тебя.

ТУРИЙЯ

Истинные причины нашего раздражения — вы удивитесь!

Истинные причины нашего раздражения — вы удивитесь!Причины возникновения раздражения

1. Умные люди говорят, что нас раздражает в людях то, что свойственно нам самим. А точнее то, что мы не хотим в себе принимать и признавать. Тех черт характера, которых у нас нет, в другом человеке можем просто не заметить, либо отнесемся к ним равнодушно.
2. Люди не оправдывают наши ожидания. Чем ближе нам человек, чем более «своим» мы его считаем, тем больше от него требуем. Но у него-то свои цели и устремления и он не должен, да и не может сделать нас счастливыми.
3. Нас часто раздражают чужие успехи. Это происходит потому, что мы сравниваем свои слабые стороны с сильными сторонами других людей. Этому нас учили родители, учителя, да все наше общество, в котором поощряется соревнование, которое нетерпимо к ошибкам, которое плевать хотело на индивидуальность и личные склонности человека.
4. Мы с головой погружены в материальность, считаем ценными материальные вещи, те, за которые отдаем деньги (которые так тяжело зарабатывать!) и совершенно не ценим истинные ценности — человеческие взаимоотношения, то, что достается нам бесплатно.
Мы любим вещи и пользуемся людьми. То есть, по большому счету, относимся к людям, как к вещам.
5. Мы не живем настоящим, а терзаемся прошлым и беспокоимся о будущем. Как часто, вместо того, чтобы наслаждаться радостью настоящего момента, дарить и принимать всю любовь, уважение, признательность, мы портим все дело воспоминаниями о нашей негативной реакции на какие-либо поступки человека, либо страхами о будущем, что нам эту любовь и уважение не удастся удержать.
6. Таково созданное нами общество. И чтобы изменить его, нужно начать с себя. То есть за все общество в ответе каждый в отдельности и все вместе. Конечно же, вы скажете: ну что может сделать один человек? Я лично всегда задаю себе такой вопрос: «Если не я, то кто?»
Ответственность — другое название свободы.
Что из этого получается:
1. Нелюбовь и неприятие себя порождает нелюбовь окружающих, потому что мир вокруг — это лишь отражение мира внутри.
2. Негативные эмоции (которые и есть сама жизнь) раскрашивают всю нашу реальность в соответствующие тона. Мы сами притягиваем так называемую «черную» полосу.
3. Раздражаясь, мы отдаем свою силу. То есть заявляем Вселенной, что эти люди могут оказывать влияние на нашу жизнь. И Вселенная конечно же отвечает всегда одно и тоже: «Слушаю и повинуюсь.» (Фильм Секрет)
Что с этим делать:
1. Помнить, всегда помнить, пока это не станет ощущаться всем существом, что мы — одно, что мы едины. Что нельзя победить за счет других, но можно — вместе (Фильм Код Моисея). Что каждая душа пришла в этот мир для того чтобы решать свои задачи, и никто ничего вам не должен.
2. Принять себя целиком, полюбить, перестать сравнивать себя с другими. Принять как свои достоинства, так и свои недостатки, ибо «в каждом темном уголке души могут таиться сокровища» (Фильм Код Моисея).
А когда мы примем и полюбим себя, мы автоматически полюбим и примем других таких, какие они есть.
3. Взять на себя ответственность за всех людей, которых мы притягиваем в свою жизнь. Каждый встреченный нами человек показывает нам нас, люди лишь зеркало наших отношений с миром.
4. Мы всегда вольны сами выбирать как реагировать на поведение другого человека. Мы можем не реагировать автоматически, рефлекторно (обижаться на оскорбление или радоваться похвале), а сами выбрать, создавать свои чувства, то есть быть креативными в этом вопросе.
Дипак Чопра «Семь Духовных Законов Успеха».

СЕКРЕТ ВЕЧНОЙ ЖИЗНИ точно скрывается в наших клетках

СЕКРЕТ ВЕЧНОЙ ЖИЗНИ точно скрывается в наших клетках

Однажды могущественный шумерский король по имени Гильгамеш отправился на происки, как это часто делают персонажи мифов и легенд. Гильгамеш стал свидетелем смерти своего лучшего друга Энкиду и, опасаясь подобной участи, отправился на поиски бессмертия. Великий король не смог найти секрет вечной жизни, но и не горевал особо, поскольку подвиги его будут жить куда дольше его смертных лет.

СЕКРЕТ ВЕЧНОЙ ЖИЗНИ точно скрывается в наших клетках

Перемотайте на четыре тысячи лет вперед плюс-минус столетие, и Гильгамеш, известный и по сей день, несмотря на прошедшее время, был бы рад узнать, что сегодня многие занялись поиском долголетия. Но вместо борьбы с эпическими монстрами и хитроумными богами, люди занимаются наукой и бизнесом, чтобы продлить себе жизнь и раскрыть секреты человеческой биологии.

Среди них и Обри де Грей, биомедик-геронтолог, основатель SENS Research Foundation, которая ищет возможности улучшения регенеративной медицины и применения ее к возрастным заболеваниям. SENS означает Strategies for Engineered Negligible Senescence.

Этим термином де Грей описывает широкий массив (из семи, если точно, пунктов) медицинских вмешательств, которые могут излечить или предотвратить различные типы молекулярных и клеточных повреждений, которые в конечном итоге приводят к возрастным заболеваниям вроде рака и Альцгеймера.

Многие из этих стратегий сосредоточены на стареющих (сенесцентных) клетках, которые накапливаются в тканях и органах по мере старения людей. Не совсем мертвые, стареющие клетки перестают делиться, но остаются метаболически активными, извергая все виды белков и других молекул, которые могут вызывать воспаление и другие проблемы.

Для молодого организма это не проблема (и, вероятно, частичное поддержание общее биологической функциональности), поскольку здоровая иммунная система может с этим справиться.

Но по мере старения сенесцентные клетки продолжают накапливаться, и в определенный момент иммунная система перестает с ними справляться. Добро пожаловать в старость.

О мышах и людях

Исследователи вроде де Грея считают, что лечение клеточных основ старения может не только предотвратить заболевание, но и значительно увеличить продолжительность жизни человека. Насколько? По мнению де Грея, в библейских пропорциях — на веки.

Де Грей говорит, что наука сделала большой шаг вперед за последние 15 лет. Например, ученые научились копировать митохондриальную ДНК в ядро. Митохондрии служат энергостанциями клетки, но крайне уязвимы для мутаций, которые приводят к клеточной дегенерации. Копирование митохондриальной ДНК в ядро поможет защитить ее от повреждений.

Другое достижение, которого удалось добиться шесть лет назад, состояло в том, что ученые впервые выяснили, как убивать стареющие клетки. Это открытие привело к новым экспериментам на мышах, которые показали, что удаление этих клеток — тикающих бомб — предотвращало развитие заболеваний и даже увеличивало срок жизни грызунов. Теперь эту антивозрастную терапию вот-вот должны опробовать на людях.

«Думаю, в следующие несколько лет прорвется поток достижений — как только сделаны первые шаги, развитие будет протекать прогрессивно проще и быстрее», говорит де Грей. «Думаю, высоки шансы, что мы достигнем радикального омоложения мышей через шесть-восемь лет. Возможно, нам удастся взять мышей среднего возраста и удвоить их продолжительность жизни, что на порядок больше, чем можно сделать сегодня».

Вокруг да около

Ричард Фарагер, профессор биогеронтологии из Университета Брайтона в Соединенном Королевстве, недавно сделал открытие в лаборатории, связанное с омоложением стареющих клеток посредством химических компонентов, обнаруженных в шоколаде и красном вине. Он надеется применить свои находки к животным в будущем — в данном случае к лошадям.

«Нам повезло получить финансирование от благотворительной организации на рассмотрение возможных методов лечения старых лошадей», говорит он. «Думаю, это прекрасная идея. Многие аспекты физиологии, которые мы изучаем, у людей и лошадей похожи».

В прошлом году Фарагер и его коллеги продемонстрировали в статье, опубликованной в BMC Cell Biology, что химические вещества на основе ресвератрола, были способны реактивировать белок, фактор сплайсинга, участвующий в регуляции генов. Химические вещества заставляли клетки омолаживаться и делиться подобно молодым.

«Если лечение сработало в системах старого пони, я уверен, что их можно перенести на клинические испытания на людях», говори Фарагер. «Время — вопрос исключительно денежный. При нормальном финансировании клинические испытания можно было бы провести за пять лет».

СЕКРЕТ ВЕЧНОЙ ЖИЗНИ точно скрывается в наших клетках

 

Время — деньги, деньги — время

Фарагер утверждает, что последние прорывы связаны не с тем, что появились новые технологии вроде искусственного интеллекта или метода редактирования генов CRISPR, а со сдвигом парадигмы понимания клеточного старения. Решение «проблемы старения» — вопрос не технологий, а денег.

«Честно говоря, когда ИИ и CRISPR удалят кистозный фиброз, мышечную дистрофию Дюшенна или синдром Гоше, я гораздо более охотно послушаю рассказы об удивительном прогрессе. Исправьте одну распространенную генетическую болезнь у населения, используя эти прикольные штуки, и тогда поговорим. Я верю в самое мощное технологическое развитие из всех: деньги».

Де Грей более серьезно относится к роли, которую сыграют технологии в стремлении победить старение. ИИ, CRISPR, белковая инженерия, достижения в терапии стволовыми клетками, инженерия иммунных систем — все внесут свой вклад.

«На самом деле нет ничего особенного в том, как эти технологии будут вносить вклад», говорит он. «Особенность в том, что нам потребуются все эти технологии, потому что придется чинить много разных типов повреждений, каждый из которых требует особенного подхода».

Дело в крови

Стартап из Сан-Франциско считает, что машины сыграют большую роль в поиске правильной комбинации факторов, которые приведут к долгой и здоровой жизни — и затем в разработке препаратов, которые воспользуются этими открытиями.

BioAge Labs привлекла около 11 миллионов долларов в прошлом году на развитие своей платформы машинного обучения, которая просматривает большие наборы данных в поисках факторов крови, таких как белки или метаболиты, которые связаны с биологическим возрастом. По мнению создателей стартапа, эти факторы могут предсказывать, сколько проживет человек.

«Наш интерес связан с исследованиями в области парабиоза, когда было показано, что соединение систем кровообращение у старых и молодых мышей — так, что у них будет одна кровь на двоих — делают старых мышей здоровее и живее», говорит Эрик Морген из BioAge.

Вооружившись этой идеей, можно было бы менять хорошие и плохие факторы для производства эффекта омоложения.

«Основное внимание в BioAge уделяется выявлению этих факторов в человеческих данных, охарактеризованию важных молекулярных путей, в которых они участвуют, а затем использованию этих путей», говорит он. «Это сложно, и мы используем машинное обучение для добычи сложных наборов данных и определения, какие индивидуальные факторы и молекулярные пути лучше всего отражают биологический возраст».

 

Сохранение ради будущего

Конечно, нет никакой информации о том, когда любая из этих антивозрастных терапий выйдет на рынок. Вот почему Forever Labs, биотехнологическому стартапу из Анн-Арбора, штат Мичиган, нужны ваши стволовые клетки уже сейчас. Компания предлагает услуги по криогенному замораживанию стволовых клеток, взятых из костного мозга.

В основе процедуры, по словам CEO Forever Labs Стивена Клауснитцера, лежит теорияисследований, показывающих, что стволовые клетки могут быть ключевым компонентом для восстановления поврежденных клеток. Это связано с тем, что стволовые клетки могут развиваться во множество других типов клеток и делиться бесконечно, чтобы пополнять другие клетки. Клауснитцер отмечает, что тысячи клинических исследований рассматривают использование стволовых клеток для лечения возрастных заболеваний.

Однако у стволовых клеток есть свой срок годности, который обычно совпадает с возрастом, в котором большинство людей начинают испытывать серьезные проблемы со здоровьем. Стволовые клетки, собранные из костного мозга в более раннем возрасте, потенциально могут обеспечить ресурс для лечения в будущем.

«Мы твердо уверены, что, имея доступ к своим сокровенным запасам, вы сможете жить долгую и здоровую жизнь», говорит он. «Существует веская причина полагать, что если вы начнете поддерживать популяцию костного мозга, количество клеточных ядер в костном мозге, и пополнять ее так, чтобы она не снижалась с возрастом, вы можете абсолютно избежать сердечно-сосудистые заболевания, инсульт и Альцгеймер».

Также сохраненные стволовые клетки могут использоваться сегодня для разработки методов лечения хронических болезней вроде остеоартрита. Но самые волнительные перспективы — и причина, по которой он сам поместил свои 38-летние стволовые клетки в лед — лежат в методах лечения будущего, которые будут использовать стволовые клетки.

«Я могу начать вводить их обратно не ради лечения возрастных заболеваний, а для уменьшения снижения стволовых клеток, так чтобы вообще никогда не болеть», говорит он. «Не думаю, что это можно сравнить с бессмертием, но шагом в этом направлении — определенно».

 

Осторожнее с бессмертием

Социальные последствия более долгоживущего человеческого вида — гадание на кофейной гуще. Мы знаем, что к середине века мировое население в возрасте 65 лет и старше достигнет числа в 1,6 миллиарда; в возрасте 80 лет — почти 450 миллионов. Если многие из этих людей смогут жить здоровой жизнью в свои пожилые годы, можно будет избежать колоссальных трат на медицину и здравоохранение.

Фарагер работает над будущим, в котором важнее всего будет здоровье человека. Бессмертие человека — совершенно другой вопрос.

«Чем дольше будет продолжительность жизни, тем больше нам потребуется контроль рождаемости и тем меньше у нас будет новых умов. Для прогресса это может выйти боком».

И кто на самом деле хочет жить вечно?

«В моей жизни были счастливые моменты, но и сильные разочарования также были. Никакие препараты не вымоют из меня эти переживания», говорит Фарагер. «Я больше не смотрю в будущее с безграничным энтузиазмом и не думаю, что это кризис среднего возраста. Недаром так много «имморталистов» — молодые люди. Им нужно быть осторожнее со своими желаниями».

НЕВИДИМЫЕ НИТИ, которые связывают людей друг с другом

НЕВИДИМЫЕ НИТИ, которые связывают людей друг с другом

НЕВИДИМЫЕ НИТИ, которые связывают людей друг с другом

© Анна Кирьянова

Невидимые узы: синхронизироваться надо правильно

Невидимые узы связывают людей друг с другом. Иногда – вольно, иногда – невольно, мы оказываемся соединены с другим человеком невидимыми нитями

Только подумали о нем – он звонит, только подошли к двери – а он за дверью, только начали писать сообщение – а от него уже пришел месседж, только хотели что-то сказать – а уже слышим свои слова от другого человека…

Обыденные вещи, привычные, с каждым такое случалось; но жизнь идет своим чередом и мы забываем о маленьком чуде. Как забываем, по выражению профессора Ротенберга, о падающей звезде. Увидели, и дальше пошли. И рассказать особо некому – это же наше личное чудо тайной связи.

Только сейчас ученые заявили, что при общении и эмоциональной связи возникает синхронизация мозга одного человека с другим. Вот как айфон и планшет синхронизируются, если говорить простым языком. И оба мозга начинают работать в одном и том же «режиме», в одних и тех же вибрациях. Это приблизительное описание феномена, но по крайней мере понятно, что мы имеем в виду под «синхронизмом».

У этого термина много значений: в физике, в социологии, в психологии…Загадку синхронизма описал еще великий Карл Юнг; но он боялся быть обвиненным в мистике и оккультизме, поэтому позвал в соавторы физика Паули. И писал очень научно, очень доказательно и очень, извините, непонятно.

Феномен описал, а объяснение довольно туманное получилось. Ведь так трудно объяснить загадочные, но обыденные вещи! Любовь, дружбу, понимание, полное совпадение внутренних принципов, странную духовную связь, вещие сны, предчувствия – все это есть. Но объяснить сложно.

Недостаточно пока у науки данных; да и как их собрать – это же личные сны, личные чувства, личное безмолвное общение и совпадение мыслей! Недоказуемые это вещи.

Но между людьми существует некая связь, это бесспорно.

И когда-то ученый Фламмарион опубликовал в газете просьбу поделиться такими историями – историями разговоров на расстоянии, снов и видений, предчувствий и пророчеств. За неделю редакция получила около 8 тысяч писем от читателей с удивительными рассказами; а Фламмариона попросили покинуть Парижскую академию наук – нечего заниматься антинаучными исследованиями! И явление связи, бессловесного общения, «телепатии» осталось за бортом научных исследований.

Только в последние годы эксперименты показали странные вещи; точные приборы фиксировали вспышку активности в мозгу человека, когда другой человек на другом континенте говорил ему «привет!». Этот «привет» немедленно вызывал вспышку активности в мозге адресата, хотя между людьми было расстояние в десятки тысяч километров…

И интернет позволил провести опыты с крысами; крыса, подключенная к подобию интернет-устройства, могла на расстоянии передавать другой особи информацию о спрятанной поилке. Опыты продолжаются, результаты впечатляют, но тут же забываются…

Но как мы чувствуем своих близких! Как у нас болит душа, если с родным и дорогим человеком что-то неладно! «У меня за тебя сердце болит!», — так мы говорим. Мы испытываем тревогу и беспокойство, когда что-то происходит с близким человеком. Мы не можем спать или видим тревожные сны. Хотя мы ничего иногда не знаем о происходящем в жизни того, кто нам дорог – так бывает, так складываются обстоятельства…

И в давние времена, когда не было почты, когда служить уходили в чужие края на четверть века, близкие почему-то знали, жив ли их солдатик. Или сразила его вражеская пуля далеко от дома; или убили лихие люди купца в торговом путешествии; или затонул корабль Синдбада-Морехода…

Это знание было ничем не подтверждено; бергсоновская «интуиция», но, как правило, так все и было. Каким-то образом близкий человек передавал информацию: во сне, через знаки, а иногда – через проницательного толкователя. Писем не было, а синхронизм – был. Информация от человека была. И по сей день мы чувствуем тех, кого любим, тех, кто нам близок, и звоним в самый тревожный момент, чтобы спросить: «что случилось? У меня сердце болит за тебя!»…
…Матери в роддоме просыпались точно в тот момент, когда начинали плакать именно их дети. Хотя палата с новорожденными находилась в другом крыле здания. Это научно подтверждено.

А наблюдения за парами близнецов легли в основу науки, психогенетики; близнецы отлично умеют общаться на расстоянии. Испытывать одновременно одни и те же эмоции. Более того, события в жизни разлученных близнецов с поразительной точностью совпадали – вплоть до имен супругов или кличек собак.

И травмы, и болезни – все это совпадало; то, что происходило с одним близнецом, происходило и с другим, даже если они имели разный характер. Или вовсе не знали о существовании друг друга. Они находились в «синхронизации» с момента зачатия; и удивительным образом одновременно переживали те или иные события и болезни.

И смерть одного близнеца очень часто влекла за собой смерть другого – хотя для нее не было никаких предпосылок. Пожалуй, связь между близнецам наиболее точно описывает явление «синхронизации», эти тонкие узы, которые связывают людей крепче всего на свете…

НЕВИДИМЫЕ НИТИ, которые связывают людей друг с другом

Иногда синхронизация происходит не от любви и эмоциональной близости.Ехал один писатель со знаменитым Буниным в поезде. И всю дорогу Бунин эмоционально жаловался, что у него болит рука. В вагоне некуда деться, в тесном купе поневоле будешь слушать жалобы литератора! Когда молодой писатель, наконец, вышел на платформу вокзала, у него самого так разболелась рука, что дурно стало. Бунин словно «сглазил» коллегу, передал ему свою болезнь, транслировал свое состояние…

Писатели вообще странные люди; вся их жизнь, работа – это слова и образы, это судьбы персонажей, это создание своего собственного мира. И Горький, который запомнился нам «буревестником революции», показывал удивительный «фокус»: шел по улице за каким-то человеком и пристально смотрел на него. И передавал мысль: «споткнись и упади!». И жертва «фокуса» действительно падала. Каким-то образом Горький синхронизировался» с посторонним человеком – и вызывал падение. А на рынке Горький мысленно принуждал торговцев продавать ему товар очень дешево – и с удовольствием показывал этот трюк своим друзьям.

Долгая жизнь в народе, среди босяков, бурлаков, нищих и разбойников кое-чему научила писателя, обладавшего от природы сильной волей, умением передавать окружающим свое состояние. Такое умение синхронизироваться антропологи и философы прежде называли «магией», умением влиять на людей своей волей – или волей темных сил.

Сейчас понятно, что такой «дар» связан с деятельностью мозга, который каким-то образом может начать работать « в унисон» с мозгом другого человека, иногда более слабого.

О насильственной «синхронизации» антрополог Леви-Стросс пишет так: шаман надевает одежду папуаса, полностью копирует его походку и движения, мимику, речь – он ходит и ходит, все ускоряя движение, по кругу, изображая жертву в мельчайших подробностях, как талантливый актер. А потом издает страшный крик и падает замертво – это смерть! И через некоторое время жертва погибает без видимых причин.

С точки зрения «синхронизации» обряд становится понятным – это злоумышленное копирование. Поэтому мы не любим, когда кто-то вдруг начинает копировать нас. Покупать такую же одежду, употреблять наши любимые выражения, посещать те же места, набиваться в друзья нашим личным друзьям…

Казалось бы, ну что тут плохого? Может быть, наша стрижка и одежда так хороши, что служат примером для подражания? И нам гордиться надо? Но копирование отталкивает от подруги, заставляет избегать «повторюши»- коллеги; мы инстинктивно не хотим синхронизироваться с другим человеком.

Мы ощущаем тайный недобрый умысел в этом копировании; это – посягательство на нашу личность! И в триллерах про маньяков злодей сначала втирается в жизнь человека, а потом начинает копировать жертву – вплоть до мельчайших подробностей. Желание отстраниться от того, кто нас повторяет, вполне естественно.

И поэтому не стоит в сети посещать страницу недоброжелательного человека или того, с кем вы расстались и хотите забыть – именно «синхронизация» и происходит. Каким-то образом мы вступаем в общение и отдаем свою энергию; слабеем и тревожимся, не можем найти покоя…

Если это враг – мы отдаем ему свою энергию. Если тот, кого мы хотим забыть – вновь вступаем в общение, растравливаем раны, напоминаем о себе. А недоброжелатели поэтому так склонны следить за нами в сети; им хочется синхронизироваться с нами, разгадать наши замыслы и разрушить планы, причинить вред, заставить думать о себе.

Лучше заблокировать враждебно настроенного человека и того, кого мы хотим вычеркнуть из жизни. А они – ну что же, пусть следят с фальшивых аккаунтов, это вредит больше им, чем нам.

Наше решение порвать связь нас защищает от опасной синхронизации. И вообще, в жизни и в сети следует окружать себя по возможности здоровыми, успешными, энергичными людьми со сходным образом мыслей и мировоззрением – именно потому, что неизбежно произойдет синхронизация. И лучше бы, чтобы она усиливала нас, а не ослабляла…

Мысли о каком-то сильном, уверенном, состоявшемся человеке, доброжелательный и искренний интерес к его жизни, поздравления в его адрес и добрые слова о нем – тоже могут способствовать синхронизации. И через некоторое время мы можем приобрести качества того, кто является примером для нас; разделить с ним его триумфы и трофеи.
Синхронизацию успешно применяют в крупных корпорациях, фирмах, создавая общность интересов. В любом коллективе происходит синхронизация: она укрепляет коллектив, создает общность интересов, заставляет трудиться лучше; хотя не всегда это благо для отдельного человека.

В религиозных общинах пробуждение в одно и то же время, совместная трапеза, совместный труд, совместное выполнение обрядов, одинаковая одежда, общие слова и даже мимика – все это служит укреплению духа и коллектива. Очень часто изгнанный из такой общины человек погибает без видимых причин – он лишился «общей энергии», утратил синхронную связь с другими, значимыми людьми – и энергия жизни кончилась!

С большой осторожностью надо подходить к работе, где принято утром петь гимны, делать упражнения, копировать тренера или начальника; иногда за такими требованиями стоит опасная манипуляция…

…Успех работы со специалистом, психологом, философом, врачом – тоже зависит от того, насколько мы «синхронизированы». Если у нас общее мировоззрение, общие образы, общие смыслы, если мы «подобны друг другу», то мы говорим на одном языке – пусть этот язык – не совсем речь, а нечто более глубинное, создающее основу речи, некий мета-язык, матрица. Только в этом случае возможен целительный эффект от работы, если речь идет о душе, о психике, о «тонких материях». И целительное влияние в этом случае будет происходить не только при личной встрече – но и при паузах в общении.

Незримые узы, «мысленный телеграф», как называл это Марк Твен, будут передавать положительную информацию и поддерживать не хуже добрых слов и благословений! Так что синхронизироваться надо правильно. И тогда жизнь постепенно наладится и мы не утратим бодрости духа, необходимой нам в жизненной борьбе…

********************************************************************************
 

9 практик Экхарда Толле, которые изменят вашу жизнь

9 практик Экхарда Толле, которые изменят вашу жизнь9 практик Экхарда Толле, которые изменят вашу жизнь

Практики для познания истинного себя — того, кто вы есть на самом деле

Все, что необходимо для наступления положительных перемен в жизни — это большое желание сделать ее лучше, регулярно применять духовные инструменты. Ну, и конечно же, подтверждать все это конкретными действиями.

Экхарт Толле в своей книге «Новая Земля» рекомендует простые практики, которые помогут вам улучшить здоровье, избавиться от беспокойства и вредных привычек. Применяя их в своей повседневной жизни, вы обретете внутреннюю гармонию, умиротворение, уверенность в себе, научитесь слушать свое тело, повысите свой уровень осознанности.
9 практик, которые изменят вашу жизнь

1. Чувствование внутреннего тела 

Большинство отождествляет себя с телом. Тело — это я. Духовно пробужденные люди, знают, что они не тело, а душа, живущая в теле. Но немногие из них осознают это постоянно, каждую секунду.
Часто люди недовольны своим телом. То их не устраивает вес, величина носа, то цвет глаз, кожи. Иногда люди отвергают его целиком, избегают смотреть на себя в зеркало.
Неважно, как ваше тело выглядит снаружи, за внешней формой оно представляет собой насыщенное и живое энергетическое поле. Чтобы выйти за пределы тела и понять, что вы не тело, нужно в него войти. Эта практика позволяет принять и полюбить свое тело, наладить с ним контакт. Благодаря этой практике вы научитесь осознанности, вы будете находиться в настоящем моменте.

Практика чувствования внутреннего тела:

  • Выполняйте эту практику с закрытыми глазами. Но как только почувствуете тело, откройте глаза и сфокусируйтесь на ощущениях в теле.
  • Сделайте три глубоких вдоха/выдоха
  • Попробуйте обнаружить едва уловимое чувство жизненности, струящееся и разливающееся по всему вашему телу. Почувствуйте свое тело изнутри.
  • Почувствуйте отдельные части своего тела. Ощутите кисти рук, затем руки целиком, ступни, ноги.
  • Включите в этот процесс остальные части тела: живот, грудь, шею, голову. Пока не начнете осознавать внутреннее тело как единый процесс жизненности.
  • Выработайте чувствовать свое внутреннее тело при любой возможности.

2. Ощущение изобилия 

Многие жалуются, что с ними обходятся недостаточно хорошо: «Меня не уважают, на меня не обращают внимания, меня не хвалят, не благодарят, не признают. Со мной не считаются».
А в добром к себе отношении они подозревают какую-то скрытую мотивацию и думают: «Окружающие хотят мной манипулировать, хотят меня использовать. Меня никто не любит».
Они считают себя «нуждающимся маленьким “я”», чьи потребности никогда не удовлетворяются.

Эта основная ошибка восприятия того, кто они есть, вызывает функциональное нарушение во всем, что касается их отношений.
Они убеждены, что им нечего отдать, и что мир или окружающие отказывают им в том, в чем они нуждаются. Если мысль о недостатке — будь то деньги, признание или любовь — стала частью того, кто вы, по-вашему, есть, вы всегда будете ощущать нехватку.
Вместо того чтобы чувствовать благодарность за то доброе, что уже есть в вашей жизни, вы видите только нехватку.
На самом деле, если вы считаете, что мир вам отказывает, это значит, что ВЫ отказываете миру, потому что глубоко внутри считаете себя маленькими, которым нечего отдать.
Вам ничем не нужно владеть, чтобы чувствовать себя изобильным, хотя если вы постоянно чувствуете себя изобильными, вещи почти обязательно к вам придут.
Изобилие приходит только к тем, у кого оно уже есть. Это кажется почти несправедливым, но это так. И изобилие, и нехватка — это внутренние состояния, проявляющиеся в вашей реальности. 
Практикуйте изобилие: 

Когда вам кажется, что люди отказывают вам в похвале, высокой оценке, помощи, заботе и так далее — дайте им это.

У вас этого нет? Тогда просто действуйте как будто это у вас есть и это придет. И вскоре после того, как вы начнете отдавать — вы начнете получать. Вы не можете получить того, чего не отдаете. 

3. Не отвечай обидчику

Эго всегда настороже и всегда готово защищать себя от всего, что считает направленным на его ослабление. Когда кто-нибудь меня упрекает или критикует, эго видит в этом попытку уменьшить его и тут же старается вернуть свое самоощущение на прежний уровень, для чего прибегает к самооправданию, защите или осуждению.
Ему неважно, прав другой или нет. Его больше интересует самосохранение, чем правда. Мощной духовной практикой в моменты проявления эго будут попытки сознательно позволить ему ослабнуть и не пытаться его восстановить. 

Практика «Не отвечайте обидчику» 

В моменты проявления эго попытайтесь сознательно позволить ему ослабнуть и не пытаться его восстановить.  Например, когда кто-то вас упрекает, критикует и обзывает, вы вместо того, чтобы относить это к себе или немедленно защищаться, ничего не делайте. Позвольте своему «образу я» остаться уменьшенным или ослабленным и очень внимательно отнеситесь к внутренним ощущениям. 
Несколько секунд вам будет немного дискомфортно, как будто вы уменьшились в размерах. В действительности вы становитесь шире. Через «уменьшение» вы становитесь шире и создаете пространство для того, чтобы на первый план выступило Сущее. Тогда ваша истинная сила, тот, кто вы есть за пределами формы, может засиять сквозь явно ослабленную форму.
Разумеется, это не означает, что вы приглашаете других оскорблять или ругать вас или делаетесь жертвой неосознанных людей. Порой ситуация может потребовать дать кому-нибудь сдачи в совершенно определенных выражениях. Когда в ваших словах нет никакой эготипической потребности защищаться, тогда за ними стоит сила, а не реактивная вынужденность. То, что эго представляется слабостью, на самом деле является единственной подлинной силой. 

9 практик Экхарда Толле, которые изменят вашу жизнь

4. Осознавание себя осознающим 

Способ обнаружения внутреннего пространства — осознавайте себя осознающим. Какая польза от этой практики? Вы останавливаете поток мыслей, заглядываете вглубь себя и входите в контакт со своим высшим аспектом.
Проговорите или подумайте: «Я Есть» — и ничего к этому не добавляйте. Осознавайте спокойствие, наступающее вслед за «Я Есть». Чувствуйте свое присутствие, обнаженное, неприкрытое, неодетое существование. Ни молодость, ни старость, ни богатство, ни бедность, ни плохое, ни хорошее, ни прочие вещи не имеют к нему никакого отношения. Это пространственное лоно всего творения, всех форм.

5. Как ощутить умиротворение и спокойствие 

Эта практика поможет людям, страдающим от навязчивых мыслей, постоянного беспокойства.
Вы учитесь замедляться, успокаивать свой ум. Практикуя это упражнение регулярно, вы постепенно откажетесь от оценочных суждений “хорошо-плохо”, что расширит ваше сознание.
Выполнять ее можно в любое удобное время, например, когда вы сидите в очереди к врачу или в каком-нибудь гос.учреждении.

 

Практика как ощутить умиротворение и спокойствие:

  • Выберите какой-нибудь предмет поблизости — ручку, кресло, чашку — и исследуйте его визуально. Начните смотреть на него с большим интересом, почти с любопытством. Избегайте объекты, вызывающие сильные личные ассоциации и напоминающие о прошлом — они будут стимулировать появление мыслей.
  • Отпустите все напряжение и, оставаясь бдительным, расслабьтесь. Отдайте все свое внимание предмету, каждой его детали. Если придут мысли, не вовлекайтесь в них. Можете ли смотреть без участия голоса в голове, комментирующего, выносящего суждения, сравнивающего или пытающегося что-то понять, разгадать?
  • Теперь прислушайтесь к звукам, слушайте их также как вы смотрели на окружающие предметы. Одни звуки могут быть естественными (шум воды, голоса птиц), другие созданные человеком. Одни могут быть приятными, другие — нет. Не разделяйте их на плохие и хорошие. Позвольте каждому звуку быть таким, какой он есть. Ключом здесь является расслабление и бдительное внимание.
  • Если вы смотрите и слушаете таким образом, то можете начать осознавать тонкое, поначалу едва уловимое чувство спокойствия и умиротворения.

6. Осознавание своего дыхания 

Осознавайте свое дыхание. Замечайте свои ощущения во время дыхания. Чувствуйте, как воздух втекает и вытекает из вашего тела. Замечай, как грудь и живот при вдохе и выдохе слегка расширяются, а потом спадают.
Чтобы создать некоторое пространство там, где до этого была непрерывная последовательность мыслей, достаточно одного цикла вдох-выдох. Один осознанный цикл дыхания, проделанный много раз в течение дня — это превосходный способ внесения пространства в свою жизнь. 
Дыхание происходит само собой. Все, что вам нужно делать — это наблюдать как оно происходит. Но это не предполагает никакого напряжения или усилия.
Наблюдайте короткую паузу, особую точку покоя между выдохом и вдохом, перед началом следующего вдоха.  У многих людей дыхание неестественно поверхностное. Чем больше вы осознаете дыхание, тем большую естественную глубину оно обретает, — начинает восстанавливаться само по себе.
Осознавание дыхания вталкивает вас в настоящий момент — это ключ для всей внутренней трансформации. Осознавая дыхание, вы абсолютно присутствуете. Вы заметите, что не можете одновременно думать и осознавать дыхание. Осознанное дыхание останавливает ум.

7. Избавление от вредных привычек 

Давно укоренившиеся компульсивные стереотипы поведения можно назвать аддикцией — неким энергетическим полем, живущим в вас в виде псевдосущности или псевдоличности, и временами захватывающим вас целиком.
Она завладевает даже вашим умом, голосом в голове, становящимся тогда голосом аддикции. Если у вас есть навязчивые стереотипы поведения, такие как курение, переедание, выпивка, телевизор, интернет-зависимость или что-нибудь еще, то вот что вы можете сделать:

Практика избавления от вредных привычек 

1. Когда вы замечаете в себе поведение навязчивого желания, остановитесь и сделайте 3 осознанных вдоха-выдоха. Это пробуждает осознанность.
2. В течении нескольких минут осознавайте само это навязчивое побуждение как некое энергетическое поле внутри себя.
3. Осознавайте, чувствуйте свою потребность физически проглотить или умственно потребить определенную вещь, или стремление осуществить действие по реализации этого навязчивого желания или стереотипа поведения.
4. Сделайте еще несколько осознанных вдохов и выдохов. После этого вы обнаружите что навязчивое желание исчезло на некоторое время. Или, что оно все еще сильнее вас, и вы не можете с ним справиться иначе, как дать себе волю и снова реализовать его.
5. Сделайте эту аддикцию поведения частью своей практики. По мере роста осознанности эти стереотипы поведения будут ослабевать и в конце концов растворятся.
6. Помните, что отлавливать каждую мысль, направленную на оправдание аддиктивного поведения, нужно сразу, как только она приходит вам в голову. Спросите себя: «Кто это там говорит?» И поймете, что это говорит аддикция. Пока вы присутствуете как наблюдатель своего ума, вероятность того, что ей удастся обмануть вас и заставить сделать то, что она хочет, становится меньше.

8. Потеряй себя, чтобы найти

Когда вы перестаете придавать особое значение тому, кто вы есть на уровне формы, тогда тот, кто вы есть за ее пределами обнаруживается более полно. Уменьшаясь, вы становитесь больше. Для эго это будет выглядеть так, будто вы себя теряете, но на самом деле происходит обратное.
Вот несколько способов, при помощи которых люди бессознательно стараются подчеркнуть свое отождествление с формой. Если вы достаточно бдительны, то сможете обнаружить некоторые из этих стереотипов поведения и в себе: 

  • Вы требуете признания за свои труды и злитесь или расстраиваетесь, если не получаете его;
  • Добиваетесь внимания, рассказывая о своих проблемах, излагая свою историю болезни или устраивая скандал;
  • Высказываете свое мнение, которого никто не просит и которое никак не влияет на ситуацию;
  • Больше сосредоточены на том, как выглядите в глазах другого человека, чем на нем самом, то есть используете окружающих с целью получить эготипическое отражение или усилить собственное эго;
  • Стараетесь произвести впечатление путем демонстрации своего имущества, знаний, хорошей внешности, положения, физической силы, и т.д.;
  • На какое-то время раздуваете свое эго посредством гневных реакций и выступлений против чего-то или кого-то;
  • Принимаете сказанное на свой счет, обижаетесь, делаете себя правыми, а других неправыми, ментально или вербально выражая тщетное и бесполезное недовольство;
  • Хотите быть замеченными или выглядеть важными.

Если вы обнаружите в себе подобные стереотипы, проделайте эксперимент. Испытайте, как это ощущается, и что происходит, когда вы оставляете этот стереотип. Просто отбросьте его и посмотрите, что произойдет. 
Это еще один способ генерирования сознания. Перестав придавать своей ориентированной на форму персоне особое значение, вы раскроете огромную силу, вливающуюся в мир через вас.

9. Пробужденное деланье 

Пробужденное деланье — это сонастроенность вашей внешней цели (того, что вы делаете) с внутренней целью (пробуждением и нахождением в пробужденном состоянии).Посредством пробужденного деланья вы сливаетесь в одно с внешней целью Вселенной.
Через вас сознание втекает в мир. Оно вливается в ваши мысли и наполняет их вдохновением. Оно втекает в ваше дело, ведет и вдохновляет его. Есть три пути, какими сознание может втекать в то, что вы делаете, и, тем самым, через вас приходить в мир — это принятие, удовольствие и энтузиазм.  Каждый представляет собой определенную частоту вибрации сознания. Если вы не находитесь в состоянии либо принятия, либо получения удовольствия, либо энтузиазма, приглядитесь и увидите, что создаете страдание себе и другим.

Пробужденное деланье 

Эталонные состояния/ чувства чередуются в течении дня. Каждое из них соответствует определенному типу ситуаций:

  • Принятие. Если вы не можете получить удовольствие от своего знания, то можете, по крайней мере, принять то, что вы должны этим заниматься. Принятие означает: сейчас этого требует данная ситуация, данный момент и поэтому я делаю это с готовностью.
  • Удовольствие. Когда от своего занятия вы получаете настоящее удовольствие, то покой, сопутствующий в действии состояния уступания, превращается в чувство жизненности.
    Если центром своей жизни вы делаете настоящий момент, а не прошлое или будущее, то ваша способность получать удовольствие от того, чем занимаетесь — а вместе с этим и качество вашей жизни- возрастают невероятным образом.
  • Энтузиазм. Означает, что в том, что вы делаете, уже есть глубокая радость, и теперь к ней добавляется такой компонент как цель или видение, над осуществлением которой вы работаете.

Когда к удовольствию от того, чем вы уже занимаетесь, добавляется цель, то энергетическое поле или частота вибрации меняется. 
К удовольствию добавляется определенное качество, которое можно назвать структурным напряжением или упругостью, и таким образом удовольствие превращается в энтузиазм. Все эти практики направлены на познание истинного себя — того, кто вы есть на самом деле.
Они позволяют раскрыть все ловушки эго, в которые мы попадаем каждый день, чтобы сделать выбор — взять свою жизнь в свои руки, а не идти на поводу у беспокойного ума.

@Экхарт Толле

Майкл Ньютон. «Путешествия души».

Майкл Ньютон. «Путешествия души».

Гипнотерапевт-регрессолог Майкл Ньютон стал известен благодаря исследованиям сообщений от своих клиентов, рассказывающих во время сеансов гипнотической регрессии о своей жизни до рождения на Земле. Автор книг «Путешествия души», «Предназначение души», «Воспоминания о жизни после жизни», «Жизнь между жизнями».


Эта книга о методике достижения воспоминаний души, связанных с ее жизнью вне человеческого тела, посвящается всем практикующим гипнотерапевтам, которые общаются с душами пациентов, используя технику духовного возвращения, и тем, кто ищет ответы на вопросы о своем духовном бытии.

Если же вы не терапевт, если просто хотите знать, как доктор Ньютон смог достичь столь ошеломляющих результатов, а возможно, и попробовать самим погрузиться в духовное измерение, книга послужит вам учебником, в котором описаны методы и принципы ученого, пионера в этой области духовных исследований. «Духовное измерение» больше чем свод правил — книга стимулирует читателя на собственные размышления о чудесах нашего многомерного мира и о том месте, которое мы в нем занимаем и как бессмертные души, и как смертные человеческие существа.

Почему Вы находитесь здесь, на Земле? Куда Вы пойдете после смерти? Что с Вами произойдет, когда Вы окажетесь там? Во многих книгах написано о прошлых жизнях, но до появления этой волнующей книги имелось мало информации о продолжающемся существовании нашей души в период, предшествующий нашему новому рождению.

Когда д-р Майкл Ньютон, дипломированный гипнотерапевт высшей категории, начал методами регрессии возвращать своих пациентов в прошлое, чтобы пробудить их воспоминания о предыдущих жизнях, он неожиданно сделал открытие колоссальной важности: на духовный мир можно “взглянуть” через ум субъектов, которые погружены в гипнотическое состояние сверхсознания; и в этом измененном состоянии сознания пациенты способны рассказать о том, что делала их душа между жизнями на Земле.

То, что Вы сейчас прочитаете в этой книге, потрясет основы Ваших представлений о смерти. В течение многих лет автор погружал сотни людей в глубокие воспоминания о духовном мире. Двадцать девять случаев, приведенных здесь, включают отчеты людей разных убеждений, религиозных, духовно не определившихся и тех, кто занимает промежуточное положение,— и все они демонстрируют замечательную последовательность в ответах на вопросы о духовном мире.

 

Метод ЛБЛ Майкла Ньютона – Лекция в Москве


Метод ЛБЛ Майкла Ньютона –Жизнь Между Жизнями-О воспоминаниях Души,

Запись на индивидуальный сеанс  погружения в прошлую жизнь и исцеления  здесь

Я , как терапевт, работаю в следующих техниках:

Реинкарнационика и регрессивная терапия и

Исцеление Временных линий

Практика холосценденции: чему мы можем научиться у околосмертного опыта и как культивировать это знание в повседневной жизни?

Практика холосценденции: чему мы можем научиться у околосмертного опыта и как культивировать это знание в повседневной жизни?

© Alex Grey

Удивительна медицински задокументированная история исцеления Аниты Мурджани от рака в терминальной стадии. Однажды, находясь в состоянии комы, она осознала себя, испытав интенсивное околосмертное переживание.1 Об испытанном опыте она рассказывает в своей книге и серии интервью. Анита описывает, что в процессе околосмертного опыта она переживала себя как чистое нелокальное сознавание, причём сам опыт сопровождался, как она описывает, неожиданно открывшейся способностью видеть всё, что происходит вокруг на 360°. Другой аспект её переживания состоял в том, что она ощутила на расстоянии своих родных, слышала — и впоследствии воспроизвела — вещи, произнесённые внутри и вне реанимационного отделения, которые она никоим образом не могла услышать (по крайней мере, согласно преобладающим стереотипам о возможном и невозможном), получила уроки о любви, заботе о себе и смысле жизни… и чудесным образом исцелилась от рака в критической стадии. Многие лица, пережившие околосмертный опыт, сообщают о сходных переживаниях, — правда, чаще всего не в такой драматической форме. Как поясняет Анита, наша современная культура выстроена на чувстве страха, так что вместо благополучия (wellness) мы повсеместно ищем и выделяем болезнь (illness). Тем самым мы весьма избирательно конструируем своё восприятие вокруг страха смерти и заболевания. (Ссылки на материалы об Аните и её интервью приведены в Приложении ниже.)

Опыт Аниты имеет определённое сходство с открытиями, сделанными в холосценденции — интегральной метапрактике, применимой к практической психологии, психологической коррекции, межличностной коммуникации, саморазвитию и внимательному осознаванию. Парадигма холосценденции разработана психотерапевтом Сергеем Куприяновым, к. мед. н.,  как следствие обширного профессионального опыта в сфере психотерапии и психологического консультирования; общий его стаж в этой сфере около 35 лет. Тогда как Анита столкнулась с необычайными переживаниями во время клинической смерти, пролив свет на некоторые экстраординарные потенциалы человеческого сознания, практический компонент холосценденции представляет собой квинтэссенцию нескольких десятилетий профессиональной работы с тысячами людей в самых разных ситуациях и испытываемых ими состояниях (не только обыденных переживаний с точки зрения состояния бодрствования, но и многообразных вершинных, или пиковых, состояний, возникающих спонтанным образом во время психологических процессов; по всей видимости, пиковые переживания часто могут опосредовать процессы исцеления и завершения незавершённых травматических ситуаций).

Холосценденция как многообразный процесс исследования разворачивающейся феноменологии переживания включает в себя сознательную культивацию непрерывного медитативного взаимодействия с другими людьми и энергетическим потоком жизни как таковой (причём осознавание производится с открытыми глазами, чтобы облегчить интеграцию с обыденной жизнью). Основной принцип состоит в том, что все разворачивающиеся состояния и уровни сознания-и-бытия одновременно включаются в потоке взаимодействия с собой и другим человеком, причём активируются как сознательный, так и интуитивный ресурсы человеческой психики. Иными словами, всевключение производится из мгновения в мгновение, а также постепенно и прогрессивно аккумулируется привычка сознания к более высоким уровням бытия.

На фото: Анита Мурджани (слева) с Уэйном Дайером, Экхартом Толле и Дипаком Чопрой

На фото: Анита Мурджани (слева) с Уэйном Дайером, Экхартом Толле и Дипаком Чопрой

Можно выделить некоторые характеристики, которые объединяют и околосмертное переживание Аниты Мурджани, и переживания, возникающие в результате последовательного применения принципов холосценденции:

  • Жизнь напрямую переживается через сознавание-как-таковое (пустоту, пространство тишины, дух), а не только исключительно через органы чувств;
  • Происходит одномоментное переживание всех элементов опыта в целом и в динамике;
  • Общение с другими осуществляется не через «размышление и говорение по поводу», а через пространство осознавания (вы «даёте место» другим людям и событиям, а не «мыслите» их);
  • Производится одномоментное задействование измерений локальности и нелокальности, времени и надвременности: как ограниченные пространством-и-временем формы, так и сознавание, запредельное и априорное времени-и-пространству, интегрируются в едином многомерном присутствии;
  • Любовь, вера, сострадание и сочувствие к другим существам возникают из пространства тишины (или ничто), а не из пространства явленных феноменов/вещей;
  • Ценность уникального сущностного Я (то есть ваша ценность в глазах тишины, духа, безмолвного пространства) постигается напрямую;
  • Измерение смерти включается в более широкое понимание жизни, выходящее за пределы традиционных жизнеописаний (ригидно структурированных жизненных нарративов — историй о возможностях и ограничениях бытия).

Приятный аспект холосценденции состоит в том, что не нужно физически умирать для того, чтобы извлечь эти уроки и прагматически их интегрировать в своей жизни. Вы работаете со своими страхами жизни-и-смерти путём постоянного восстановления контакта с глубинной тишиной своего сердца, открывающей прямой доступ к сокровенному источнику творчества и тому, из чего соткана любовь, — то есть к сознаванию как врождённому потенциалу. Тишина и безмолвие культивируются посреди повседневной деятельности, причём нет никакой необходимости уходить из мира. Вместо ухода практикуется активная и творческая жизненная позиция по ответственному объятию множества благ и трудностей современной жизни.

На фото: Холосцендентное медитативное взаимодействие во время мастер-класса Сергея Куприянова по холосценденции на 1-й Интегральной европейской конференции (Будапешт, Венгрия, май 2014)

На фото: Холосцендентное медитативное взаимодействие во время мастер-класса Сергея Куприянова по холосценденции на 1-й Интегральной европейской конференции (Будапешт, Венгрия, май 2014)

В работах известного и противоречивого автора и антрополога Карлоса Кастанеды предложена заслуживающая внимания концепция двух путей познания реальности: путь сновидцев (когда основной фокус работы находится в необычных состояниях осознанных сновидений, а также, как в случае с Мурджани, околосмертных переживаний и различных других случаях, таких как методика рабо-ты с пациентами в состоянии комы, предложенная Арнольдом и Эми Минделлами) и путь сталкеров («сталкеры» — это термин для обозначения индивидуумов, которые следуют принципу осмысленного проживания жизни и исследования реальности в пространстве бодрствующего сознания). Если согласиться с такой интерпретацией, то можно сказать, что в холосценденции особенно подчёркивается важность второго пути, однако оба они интегрированы в объединяющем охвате (равно как и сущностные положения десятков других подходов).

Определённый интерес здесь представляет также и холосцендентный подход к нарративной терапии. В классической нарративной терапии проводится работа с жизненной историей, которую мы рассказываем сами себе и другим о себе; раскрываются проигнорированные ресурсные события и качества нарратива (повествования о себе и мире). В классическом варианте нарративного подхода взаимодействие преимущественно ограничивается ментально-рациональным планом, ограниченным линейным временем. В холосцендентно-нарративной терапии реальность познаётся не только через локальное время, но и через голографически взаимосвязанные нарративы, или описания, одномоментно представленные во вневременно́м и нелокальном пространстве сознавания как присутствия в настоящем. Можно натренировать доступ к этому пространству через стабильную практику многомерного взаимодействия с реальностью, другими и собой.

Алекс Грей, часть картины «The Soul Finds It»

Таким образом, работа ведётся с глубинными спонтанно возникающими состояниями тишины, пиковыми и необычными состояниями, энергетическим полем. Холосценденция позволяет укреплять конструктивные нарративы и способности к смыслосозиданию через прямое задействование переживательного и энергетического измерений, заземления нарратива в грубой и тонкой телесности. Из возникающих более интегрированных психотелесных состояний открывается возможность работать с психоэнергетическими ресурсами и процессами. Известны исследования голографической модели памяти, согласно которым всё, что мы когда-либо испытывали, принципиально нам может быть доступно. Потенциально мы помним всё. В помощь приходит и важное осознание, что мы плетём свои истории не просто посредством слов, но и посредством всего нашего существа. Мы непрестанно сообщаем свои смыслы и душевный опыт друг другу и самим себе.

Для того чтобы скорректировать свою жизненную траекторию, нам необходимо открыть и культивировать доступ ко всем этим многообразным потенциалам. Переживания Аниты являются одними из множества задокументированных подтверждений, что территория, открываемая и исследуемая холосцендентным подходом, а также другими целостно ориентированными парадигмами, является очень реальной и весьма доступной каждому из нас для независимого исследования. Возможность для этого открывается, как только мы оказываемся готовы к тому, чтобы позволить своей многомерной жизненной истории разворачиваться спонтанными и конструктивными образами. Холосценденция как интегральная трансформирующая практика позволяет воспользоваться прозрениями, получаемыми в таких экстраординарных состояниях, как околосмертные переживания, пиковые состояния и т. д., интегрировать их в своей повседневности и вновь спонтанно вспоминать и перепроживать их благотворное влияние, позволяющее повышать и поддерживать высокое качество жизни.

По материалам С. Куприянова.

Приложение

Приложение 1. Несколько слов об околосмертных переживаниях

Комментарий Эрика Томпсона:

Околосмертные переживания (ОСП) встречаются всё чаще и чаще, особенно по мере того, как прогрессирует наука реаниматологии. Теперь эта наука зачастую, хотя и не всегда, способна возвращать человеку жизнь даже тогда, когда он находился в состоянии клинической смерти в течение нескольких часов. Есть задокументированный случай японской девушки, совершившей самоубийство и бывшей мёртвой в течение более чем трёх часов. После шестичасового процесса реанимации она ожила. Врачам, находящимся на передовом краю этой науки, пациенты часто рассказывают о своих ОСП.

Приложение 2. Ссылки на материалы об Аните Мурджани

Материалы на русском языке:

  1. Книга Аниты Мурджани «Умираю быть собой» («Dying to be me») была переведена на русский язык под названием «Моя победа над раком» (2013). Книгу можно приобрести в бумажном виде и в электронном. Пожалуйста, поддерживайте отечественных книгоиздателей.
  1. Обзор книги: «Жизнь после Жизни: история Аниты Мурджани, автора книги „Умираю быть собой“»:
    http://thinkingcreature.com/life-after-life/
  1. Описание околосмертного опыта Аниты на русском сайте Фонда исследований околосмертных переживаний: http://www.nderf.org/Russian/anita_m_nde_ru.htm

Материалы на английском языке:

  1. Подробное интервью Боба Олсона с Анитой Мурджани (англ.):
  1. Выступление Аниты Мурджани на TEDxBayArea (англ.):
    http://www.youtube.com/watch?v=rhcJNJbRJ6U

Примечания

  1. По теме околосмертных переживаний (ОСП; англ. near-death experience, NDE) рекомендуем переведённое на русский язык интервью Сэма Парниа журналу «Wired»: «Сознание после смерти: Странные истории с передового края реанимационной медицины» (23 апреля 2013). 

 

ДИПАК ЧОПРА: УПРАЖНЕНИЕ ДЛЯ ИСПОЛНЕНИЯ ЖЕЛАНИЙ

ДИПАК ЧОПРА: УПРАЖНЕНИЕ ДЛЯ ИСПОЛНЕНИЯ ЖЕЛАНИЙ

Все мы часть Вселенной, поэтому наши желания — суть проявления самой Вселенной.

Дипак Чопра: Упражнение для исполнения желаний

Все мы часть Вселенной, поэтому наши желания — суть проявления самой Вселенной. 

В намерениях изначально присутствует механизм их исполнения. Каждый из нас должен иметь ясные намерения. И если мы сумеем убрать с пути эго, наши намерения непременно сбудутся. 

Намерение притягивает нужные обстоятельства, силы, события, ситуации, контакты.

О частностях не беспокойтесь: если переусердствовать в стараниях, результат может оказаться прямо противоположным желаемому. Предоставьте нелокальному разуму возможность синхронизировать явления Вселенной и исполнить ваше намерение.

Намерения — те же силы природы: они как сила тяжести (но намного могущественнее). На законах физики не нужно концентрироваться — они и так работают. Никто не скажет: «Я не верю в силу тяжести». Сила тяжести проявляется независимо от того, понимаем мы происходящее или нет. С намерением дело обстоит точно так же.

Чтобы высвободить энергию намерения, следует установить связь с полем сознательного разума. Это можно сделать разными способами, лучше всего — посредством молитвы. Когда человек достигает определенного уровня сознания, любое его желание исполняется.

Некоторые люди связаны с полем сознательного разума настолько тесно, что все их намерения сбываются сами собой: под их желания подстраивается все мироздание. Это не значит, что исполняется любая прихоть; дело в том, что намерения таких людей соответствуют намерениям Вселенной. И намерения эти действительно сбываются, но только потому, что Космический Разум использует их для исполнения собственной воли.

Намерение и прихоть — далеко не одно и то же. Намерение предполагает сосредоточенность, а также некоторую отстраненность. Когда вы мысленно сконцентрировались на каком-то желании, следует отпустить его и предоставить Вселенной заниматься деталями. Если абстрагироваться от результата не получается, то в дело вмешивается эго и желание не сбывается. Если намерение не сбывается сразу, вы разочаровываетесь.

Безусловно, лучший способ научиться реализовывать свои намерения — это согласовывать их с космическими намерениями, гармонизировать свои планы с планами Вселенной. Когда такое соответствие установится, в вашей жизни появится больше синхронистичности — и вы это обязательно заметите. Устанавливать гармоничные отношения лучше всего с помощью обыкновенной благодарности. Осознайте, что вы благодарны Вселенной за все, что получаете. Поблагодарите мир за доставшееся вам место в жизни; за то, что вам посчастливилось участвовать в общей судьбе человечества. Гармония предполагает отказ от всевозможных обид и жалоб. Жалость к себе — детище эго. Так, животным обиды и недовольство неведомы. Только ворох эмоций мешает проявить человеческие намерения. Чтобы создать чистое намерение, необходимо научиться отпускать его.

Упражнение Сосредоточиться на намерении

Лучший способ сосредоточиться на намерениях — записывать их. Уединитесь в каком-нибудь укромном месте, где вас никто не побеспокоит. Напишите, чего вы хотите; опишите все уровни вашего намерения. Упомяните и физические радости, и удовольствие для эго, взаимоотношения, самооценку и духовные желания. Запишите как можно более детально.

По мере исполнения (или изменения) желаний вычеркивайте соответствующие пункты из списка или добавляйте новые.

Погрузитесь в  и представьте, что было бы, если бы все ваши желания исполнились. Возможно, вам удастся представить реализацию ваших мечтаний как на материальном, так и на духовном уровне. Не пытайтесь упорядочить мысленные образы; не беспокойтесь, если они покажутся вам несбыточными, нереальными. Просто наблюдайте за ними, ощущайте их полноту. Главное — уделить должное внимание всем четырем уровням устремлений. Если удастся достичь нужной степени соответствия, внутренний диалог прояснится и обретет большую силу — с его помощью вы попадете на уровень единого сознания.

Намерение не нуждается в постоянном внимании, но в концентрации оно очень даже нуждается. Со временем привычка концентрироваться обязательно выработается. 

Просматривайте составленный список один-два раза в день. Читайте его перед самой молитвой. Молитва успокаивает внутреннюю сущность человека. Эго исчезает. И вы отстраняетесь от возможного результата, не вникаете в детали и не мешаете глубинному разуму все организовывать и располагать частности в нужном порядке. Главное здесь — абстрагироваться от уровня эго, уровня «я», от самооценок, и не мешать нелокальному разуму исполнять ваши желания посредством синхронистичности.

Вначале можно быть сколь угодно эгоистичным. Вначале все ваши желания могут вертеться вокруг «себя» и разного рода мелочей. Но со временем вы начнете понимать, что самореализация должна происходить во всех измерениях, а не только на личном уровне и уровне эго. Когда заметите, что ваши желания исполняются, эгоизм пойдет на убыль: вы осознаете, что можете получить все что угодно.

Тому, у кого еды вдоволь, даже в голову не придет постоянно что-то жевать. То же и с намерениями. Когда вы поймете, что желания сбываются, вы станете меньше думать о личных потребностях. Вас начнут больше интересовать нужды остального мира. Это поэтапный процесс. Будьте терпеливы — но приготовьтесь к чудесам.

Дипак Чопра, «Спонтанное осуществление желаний»