Архив рубрики: QHS

Онкопсихолог Дмитрий Лицов: «Психотерапия — это про веру»

Онкопсихолог Дмитрий Лицов: «Психотерапия — это про веру»

Алена Кореневская

«Онкология — болезнь бессилия», — считает магистр психологии Дмитрий Лицов. О физической и психоэмоциональной природе рака, взаимосвязи жизни и смерти, а также о помощи, которая не навредит.

Физическая природа рака

По моей оценке, страх занимает примерно половину трудностей в знаниях темы онкологии. Чтобы бояться меньше, надо просто знать, что такое рак, как он работает, откуда происходит и что можно с ним делать.

Если у нас первичная ячейка общества — семья, то первичная ячейка организма — клетка. Это такая «штука», которая несет в себе генетическую информацию, спрятанную в ДНК. Клетка делится и передает эту информацию дальше. Клетки собираются в «стаи» и образовывают органы, кожу, кости и так далее. В каждый момент времени в нашем организме происходит их деление — это естественный процесс. У всех нас есть так называемые атипичные клетки, неправильные, в которых по каким-то причинам нарушена эта самая информация, она искажена. Есть очень разные причины, почему так происходит. Сбой в работе клетки может случиться, например, в результате облучения, стресса, иногда организм просто барахлит и что-то делает не то. У нас есть иммунная система, которая тоже состоит из набора, так скажем, клеток. Их задача — отлавливать все инородное, нейтрализовывать, уничтожать. То есть, у каждого человека есть раковые клетки, но иммунная система с ними справляется. Допустим, порезали вы руку. Включается процесс заживления: клетки растут, делятся, а когда рана затянулась, рост нормальных клеток останавливается. Они как-то передают сигналы «стоп». А раковая клетка — нет. Если что-то идет не так и иммунная система дала сбой, атипичная клетка начинает делиться и передавать ту самую искаженную информацию. Она уже не выполняет предназначенных ей функций, но бесконтрольно размножается и таким образом появляется опухоль.

… и психоэмциональная

Если на уровне тела рак — это когда больные клетки делятся, поедают здоровые и за их счет живут, то на уровне психоэмоциональном, душевном тоже присутствует некое «поедание» себя. Имеется много исследований на эту тему и данные подтверждаются: есть что-то, за что человек начинает себя уничтожать. Это может быть вина, обида, гнев. И мы в своей практике видим, что примерно в 75% случаев за полтора-два года до развития рака, в жизни пациента произошло какое-то тяжелое событие, эмоциональная потеря, с которой он не может справиться: развод, смерть близкого, дети выросли и ушли из дома, потеря имущества, денег — что-то исчезло очень ценное и значимое для человека. И он с этим не может справиться. Человек попадает в хронический стресс, который в конечном итоге угнетает иммунную систему, она перестает улавливать атипичные клетки и развивается онкология.

Показательный для меня пример — немецкий врач-онколог Хаймер, который работал в клинике Шерите. Он всегда был противником теории психологического или эмоционального основания для заболевания, но с ним произошла такая история: его сына застрелил на улице какой-то сумасшедший. Через полтора года у самого Хаймера развился рак и у его жены тоже. После успешного лечения он задумался о возможной связи. Проанализировал тысячи историй болезни онкопациентов и выяснил, что определенный вид психоэмоциональной травмы вызывает определенную форму рака. Травма (потеря, стресс) откладывается в определенном участке коры головного мозга, отвечающего за конкретные зоны человеческого организма, которые в результате перестают нормально функционировать. Эти зоны мозга подают посттравматические, искаженные травмой сигналы тем органам, с которыми они связаны. Там зарождается рак.

Надо ли говорить правду

 

Часто возникает вопрос, а надо ли человеку знать, что у него рак? В Европе принято говорить об этом диагнозе, и я считаю, что это правильно. Человек имеет право знать, что с ним происходит и перед чем он стоит. Но наш коллега, врач-онколог, считает, например, что пациент имеет право знать, что у него рак, но также имеет право и не знать об этом. Для меня это было до определенного времени не совсем понятно.

Например я лично пошел на обман собственной мамы, когда она заболела. Доктор в реанимации сообщил, что у нее рак желудка, а я убедил ее, что точный диагноз без биопсии (а делать ее было нецелесообразно — можно навредить) поставить невозможно. Поэтому, возможны три варианта: злокачестенная опухоль, доброкачественная или язва желудка — речь идет о безвредной опухоли. И эта полуправда сыграла основную роль, когда мама решала, будет она бороться с болезнью или нет. Фактическая неправда, но правда моя личная, позволила нам выиграть у смерти 4 месяца жизни.

Многое зависит от состояния психики, эмоциональной и стрессоустойчивости. Бывает, что человек не готов знать тяжелую правду.

В одной из психотерапевтических групп был клиент, который как-то принес снимки, и сказал, что у него обнаружили какие-то «узелки». А там-то четко даже написано — «метастазы»! Он «не увидел» этого слова. Но мы ничего ему не сказали, не стали убеждать и «раскрывать на правду глаза». Наша задача была помочь, поддержать, чтобы он принимал лекарства и продолжил лечение. Он принимал таблетки год, и если на момент обследования у него было 6 узелков размером почти по сантиметру, то через эти 12 месяцев они ушли в ноль! Он пришел в группу с удивлением: «Оказывается, у меня были метастазы!» Вот в этом смысле человек имеет право не знать. Но это очень индивидуальная ситуация, в которой, как правило, у врачей разбираться нет возможности. Не знаю, как у вас, а у нас в Латвии у онколога нормированное время приема пациента — 12 минут. Это катастрофа! Врачи принимают по 20-30 человек в день, из которых примерно половине они должны сообщить о тяжелом диагнозе и выдержать эту первую реакцию. Поэтому очень много случаев психологического выгорания среди врачей.

Сила мысли

 

Психотерапия — это во многом про веру, доверие врачам, лечению, себе, своему телу, Богу. Не обязательно, конечно, речь должна идти о религиозности. Наверное, до истинной веры не все из нас доживают. Я говорил о том, что в стрессе иммунная система угнетена и слабеет. Но, оказывается, если человек справляется со стрессом, проживает непрожитое ранее, его эмоциональное состояние изменяется на более светлое, позитивное, появляется надежда и вера в будущее, вера, что оно возможно. Человек начинает жить более полноценно, радостно и на это отзывается иммунная система. Ее показатели изменяются и процесс идет в обратную сторону, иммунитет крепнет и начинает выполнять свои обязанности.

Но есть какой-то предел. Некоторые говорят, что иногда происходит чудо спонтанного излечения, однако я за 10 лет практики не встречал ни одного самоизлечившегося.

Я не верю, что психотерапия (если человек просто проработал травму) может излечить рак. Это слишком системная болезнь. Но о том, что психотерапия — важное условие выздоровления, говорят цифры. Эффективность лечения, в зависимости от диагноза и стадии заболевания, увеличивается на 35, а то и 75 процентов. Но не психотерапия лечит. Потому что, если поражено тело, — его надо лечить иначе. Я всегда был и остаюсь противником отказа от основного лечения.

Онкология — это кризисная ситуация

Кризис отличается от неприятностей тем, что он меняет жизнь радикально — как раньше уже не может быть.

Я довольно много работаю с родителями, потерявшими своих детей. На личном опыте знаю, что такое потерять ребенка. Также мне пришлось пережить еще некоторые трагические события в жизни. Я просто знаю, что на этом дне, на которое не каждый из нас отважится взглянуть, есть жизнь. Для меня это абсолютно так. Мой главный тезис в профессии потерь, болезней, смерти: «Все это — повод для жизни. Смерть — повод для жизни». Какой человек не боится умереть? Тот, что живет полной жизнью. Который в основном доволен тем, как живет.

О чем чаще всего жалеют перед смертью? Не о том, что сделано, а о том, что не сделано.

Когда стало понятно, что состояние мамы ухудшается безвозвратно и болезнь берет верх, для меня наступило время правды. Это когда ты готов называть вещи своими именами. Даже если они страшны. Когда «завтра» может не наступить, поневоле начинаешь жить в настоящем, жить здесь и сейчас. Помню, как собрался с духом, посмотрел в ее глаза и спросил: «Мама, ты боишься умереть?» Она неожиданно для меня легко ответила: «Нет, совсем не боюсь. Ты знаешь, я хорошо пожила. Особенно последние 10 лет. Я была очень счастлива и теперь совсем не боюсь умереть. Боюсь только боли». Повторюсь, после такого очень простого вопроса, который обходят близкие, стараются об этом не говорить, для нас наступило время правды, которая стала освобождающей…

И второй момент, который стал для меня открытием, хотя теоретически и отчасти практически я это знал, — альтернатива смерти, небытию, тому, что завтра может не быть — только пребывание в настоящем моменте. Это очень естественно. Другой альтернативы, кроме «здесь и сейчас» нет.

Жизнь здесь и сейчас

Я могу спросить пациентов боятся ли они умереть и почему. Отвечают примерно так: «Ну, ты же понимаешь…» И я буду делать вид, что я якобы понимаю. Но это значит, что человек не разрешил вопросы собственного существования. Если он признается, что боится смерти, я могу спросить, сколько он себе наметил жить. Говорит: «Доктор сказал год». Ну, доктор сказал… а ты-то сколько сам себе наметил? Люди иногда от такого простого вопроса теряются. Ведь дело только в выборе: либо мучительная химия — проживешь три года, например, или пошлешь нафиг это лечение и проживешь полгода — конец неизбежен. В этом смысле я всегда за то, чтобы наших пациентов и наших близких возвращать в настоящий момент. Потому что жить в страхе и тревоге — это жить, беря взаймы у будущего. Бояться того, чего нет… Покажи, где у тебя клетка мутирует прямо сейчас? Ты не можешь видеть этого, чувствовать. Ты сейчас живешь! У каждого есть повседневные интересы: есть жены, мужья, дети, хобби. Если этого нет — можно найти. Иногда ведь человек задается вопросом: а зачем мне бороться? Зачем жить? И тогда я в первую минуту подвисаю: как будто мне надо ему это объяснить. Но я же не знаю! Меня спросят — отвечу. У меня минимум 10 поводов жить, если я останусь, например, без ноги. Даже автомобиль есть с ручным управлением. Это мое внутреннее отношение к жизни и к смерти, оно каким-то образом влияет на людей. Я думаю, что это такой парадокс: для меня нет ответа, но каким-то образом, находясь рядом с психотерапевтами, — самими иногда полуживыми — наши пациенты выздоравливают. Это значит, что каким-то образом мы заполняем их пустоту собой. Значит, я должен заботиться о себе: чтобы мои личные проблемы и трудности не мешали помогать другим. А в идеале помогали. Иногда меня спрашивают: «Как ты можешь работать с чужим дерьмом?» Но для меня боль человеческая — не дерьмо.

Смерти нет

И не надо на ней заморачиваться. Завтра придет — тогда и подумаем. Будет больно — таблетку примем, а даст Бог — в один момент, раз — и умрем. Есть примеры как умирать открыто, честно, прямо, естественно. Я знаю, как буду умирать.

В теме близости смерти, потери, как нигде, очень много человеческого. Невозможно работать по каким-то методикам. Человек все равно не будет получать главного. Что происходит при онкологии? Теряются связи, отношения с людьми. Потому что есть такое определение: «Личность — это динамическая система отношений к себе, к другим и к тому, как ко мне относятся другие». То есть во всех этих трех пунктах есть отношения. Когда человек оказывается в кризисе, он настолько ободиночивается, что эти связи становятся формальными. Есть будущее? Нет. Да, человеку страшно. Но надо уметь об этом поговорить и при этом не брать лишней ответственности. За его жизнь, например.

Когда маму привезли домой после больницы, она начала диктовать имена и фамилии своих приятельниц, человек пяти. Я записал, а она говорит: «Будут звонить эти, скажи, что меня нет. Придумывай, что хочешь: в магазине, в кино, на свидании…» На тот момент мама уже практически не ходила. Я спросил почему.

— Они станут говорить мне всякую фигню!..

И это правда — будут, всегда говорят. Из страха и непонимания люди часто начинают разговаривать лозунгами и призывами: держись, расслабься, не думай, не нагнетай. Нет ничего более бессмысленного, чем сказать умирающему человеку: «Все будет хорошо!». У него совершенно другие проблемы, и он с ними одинок: болезнь и неизвестность — это его настоящее, его «сегодня».

Без вины виноватые

 

Желание помочь и невозможность помочь порождает чувство вины. Реально — вины нет, а чувство вины есть. Вот в этом смысле близким очень трудно смириться. Вам трудно с онокобольным, потому что вы не можете помочь. Вы не знаете, что делать. Спросите его: «Как тебе помочь? Что сделать?» Хочется ведь что-то такое особое предпринять, чтобы облегчить больному жизнь. Оказалось, это и из моего опыта, не надо чрезмерно усердствовать.

Когда мама просила повернуть ее на бок — мы поворачивали. И сразу задавали вопросы: что еще сделать? Дать попить, открыть форточку, принести поесть, телевизор включить? На все вопросы — нет. Вот такое свое бессилие мы переводим в тупую деятельность: суетливую, бестолковую, которая только мешает. Очень важно для близких настроиться на присутствие рядом, но не докучать своими вопросами и гипертрофированной заботой. Больному человеку и так очень плохо. И физически, и эмоционально. У него возникает ощущение, что он подвел всех: это и деньги, и разного рода ресурсы, и время, это разрушенные планы. Но у близких тоже есть чувство вины. И это одна из задач, над решением которой бьются не только психологи…

Не берите на себя чего-то слишком большого. Есть очень простое правило: без спроса надо помогать детям и инвалидам. Идете по городу, видите, что упал человек — инфаркт или что-то еще, спрашивать не надо. Надо помогать. Меня когда-то очень удивили, лет 20 мне было, письма митрополита Филарета Московского в которых он, отвечая на чей-то вопрос, писал: «Ты спрашиваешь, что такое помогать? Я тебе отвечу. Ты идешь по дороге и видишь, что в реке тонет человек. Не подавай ему руки. Найди палку и подай ее. Если у тебя хватит сил — ты его вытащишь. А если ему суждено утонуть, ты-то жить останешься». Я тогда еще подумал: «Ничего себе христианин! Как это так?» А все просто: помощь — это то, что по силам, по мощи.

*********************************************************************************Я завершила полное обучение у Жильбера Рено  около трех лет назад и  являюсь клиническим психологом со специализацией Recall Healing ( Исцеление воспоминанием)  ,  окончила полный курс  Биологики  у Роберто Барнаи и дополнила свое образование  обучением  в Школе Психосоматики PSY2.0, Все эти школы имеют одним из своих источников  ГНМ(Германскую Новую Медицину-GNM)Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета .  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно

***************************************************************************

 

Синдром недолюбленности. Педагогическая коррекция

Синдром недолюбленности. Педагогическая коррекцияСиндром недолюбленности. Педагогическая коррекция

Родители для ребёнка являются значимыми людьми, с которых он берёт пример взаимоотношений между супругами, отношений к своему полу, к противоположному полу, к другим людям. Ребёнок учится всему у своих родителей, т.к. не знает, как правильно делать то или иное, как относиться к тому или этому.

Здесь педагогическая коррекция подразумевается именно со стороны родителей, а не педагогов; дома, а не в школе; в общении с ребёнком, а не в обучении школьной программе (или детского сада). Именно родители, те кто должен, в первую очередь, осуществлять педагогическую коррекцию поведения и эмоционально-волевой сферы своего ребёнка. Именно об этом пойдёт речь в данной статье.

О важности отношений детей и родителей

  • Психологический климат в доме
  • Взаимоотношения между супругами
  • Взаимоотношения между родителями и детьми
  • Безусловная Любовь к своему ребёнку
  • Как проявлять свою Любовь к ребёнку
  • Искажённая Любовь.
  • Дисциплина
  • Доверительные отношения с ребёнком

Необходимые условия для того, чтобы по-настоящему любить своих детей

1. Психологический климат в доме.

Все родители согласятся, что в наше время растить детей особенно сложно. Одна из причин: ребенок слишком много времени находится вне семьи под контролем и влиянием школы, сверстников, соседей и т. д. Именно поэтому у многих родителей появляется ощущение, что как бы они ни старались, их усилия слишком ничтожны, чтобы перевесить посторонние влияния на их ребенка. На самом деле все наоборот.

Работы психологов подтверждают, что практически в каждом случае победа на стороне дома. Влияние родителей оказывается сильнее постороннего влияния. Именно домашняя атмосфера (психологическая и эмоциональная) держит первенство и определяет, насколько счастливым, внутренне защищенным и уравновешенным растет ребенок, как он уживается со взрослыми, сверстниками, детьми других возрастов, насколько уверен в себе и своих способностях подросток, насколько он доброжелателен или равнодушен, как он реагирует на незнакомую ситуацию. Но Дом — не единственное, что определяет, каким вырастет ребенок.

2. Взаимоотношения между супругами. Очень важный аспект в деле воспитания гармоничной личности ребёнка!

Принципиально существенны взаимоотношения между супругами. По важности они перевешивают все другие отношения, в том числе и отношения между родителями и детьми. То, насколько подлинные душевные узы связывают родителей и детей, и то, как ребенок ощущает свое место в мире и свою безопасность, зависит от глубины и искренности отношений, которые сложились между мужем и женой.

Родители для ребёнка являются значимыми людьми, с которых он берёт пример взаимоотношений между супругами, отношений к своему полу, к противоположному полу, к другим людям. Ребёнок учится всему у своих родителей, т.к. не знает, как правильно делать то или иное, как относиться к тому или этому.

Поэтому родителям надлежит быть образцовым мерилом во всём, для своего ребёнка, если они не хотят, чтобы, когда их ребёнок повзрослеет он не «вернул» их негармоничные взаимоотношения и отношения к другим им же самим. «Что посеешь, то и пожнёшь!»

3. Взаимоотношения между родителями и детьми.

Если в основе взаимодействия и взаимоотношений родителей и детей не лежит любовь, все остальное (дисциплина, отношения со сверстниками, успехи в школе) покоится на фальшивых, притворных и эгоистичных принципах. При таких условиях ребёнок вырастает эгоистичным, эгоцентричным, капризными, считающим, что ему все и всё должны и требующим от других (и, в частности, от своих родителей) удовлетворения всех своих прихотей и желаний, но сам не могущий дать другим ничего стоящего.

Синдром недолюбленности. Педагогическая коррекция

4. Безусловная Любовь к своему ребёнку.

Любой ребёнок через своё поведение просит своих родителей (воспитателей, учителей) чтобы они его Любили! Любили таким, какой он есть, а не только хорошего. Ибо Любовь есть основа всего. И именно она поможет преодолеть все его (ребёнка) проблемы и достичь любых его целей.

Безусловная любовь означает, что мы любим ребенка, даже если его поведение вызывает у нас отвращение.

Необходимо довериться себе и пытаться приблизиться к прекрасной цели безусловной любви.

При этом необходимо постоянно напоминать себе, что:

а) если я буду стараться как следует выполнять свою роль родителя и любить детей, несмотря на их шалости и проделки, они будут стараться взрослеть и отказываться от своих плохих привычек,

б) если же я люблю их только тогда, когда они послушны и радуют меня своим поведением, и если я выражаю свою любовь к ним только в эти хорошие (увы, редкие!) моменты, они не будут чувствовать, что их всегда и искренне любят. Это, в свою очередь, сделает их неуверенными, нарушит их самооценку, пошатнет веру в себя и действительно, может помешать им развиваться в лучшую сторону, чтобы укрепить самоконтроль и проявить себя более зрелыми.

 

Если мы любим их только тогда, когда они выполняют наши требования и соответствуют нашим ожиданиям, они будут чувствовать свою неполноценность. Дети будут считать, что бесполезно стараться, потому что этим родителям (учителям и т. д.) никогда не угодишь. Их будут преследовать неуверенность, тревожность и низкая самооценка. Постоянно будут возникать помехи в эмоциональном и поведенческом развитии.

Своим поведением ребенок показывает нам, в чем он больше нуждается, каковы его эмоциональные потребности. Может ему нужно больше Любви, больше дисциплины, больше признания его как личности, больше понимания.

Если ребёнок себя плохо ведёт, возможно ему не хватает Любви! Но Любовь это не вседозволенность, не потакание слабостям того, кого мы любим. Любовь должна быть строгой и дисциплинирующей! Если мы проявляем к ребёнку Любовь, но не дисциплинируем его с любовью, он может вырасти избалованным. Если же мы к ребёнку проявляем, в основном лишь строгость, а Любовь лишь иногда, то у такого ребёнка может возникнуть протестное поведение, либо подавленность, заниженная самооценка, неуверенность в себе, негативизм и т.п.

Через наше поведение ребенок ощущает нашу любовь к себе: он не только слышит, что мы говорим, но и чувствует, как мы говорим, а главное, что мы делаем. На ребенка наши поступки действуют гораздо сильнее, чем слова!

5. Как проявлять свою Любовь к ребёнку:

а) Контакт глаз – открытый, естественный, доброжелательный взгляд прямо в глаза ребенку существенно важен не только для установления хорошего коммуникационного взаимодействия с ним, но и для удовлетворения его эмоциональных потребностей. Ребенок использует контакт глаз с родителями (и другими людьми!) для эмоциональной подпитки. Чем чаще родители смотрят на ребенка, стараясь выразить ему свою любовь, тем больше он пропитан этой любовью и тем полнее его эмоциональный резервуар.

Оказывается, что внимательнее всего ребенок слушает нас, когда мы смотрим ему прямо в глаза, особенно с Любовью.

Вспомните, как вы смотрели в глаза своему любимому человеку, когда были влюблены. Ваш взгляд говорил сам за себя, без слов!

б) Физический контакт. При каждодневном общении с детьми любящий взгляд родителей и нежное прикосновение совершенно необходимы. Они должны быть естественны, действовать умиротворяюще на ребенка, не быть демонстративными или чрезмерными. Обнимайте своего ребёнка почаще, как минимум – четыре раза в день. Тактильные контакты очень важны! Это помогает выстраивать более доверительные отношения. Обнимайте своего ребёнка за плечи, можете брать легко его за руку или за предплечье. Чем старше ребёнок, тем менее личными и интимными должны быть такие прикосновения.

в) Пристальное внимание. Когда мы уделяем своему ребенку пристальное внимание, это означает, что мы сосредоточиваемся на нем полностью, не отвлекаясь ни на какие мелочи, так, чтобы наш ребенок ни на мгновенье не сомневался в нашей полной, безоговорочной любви к нему. Ребенку необходимо дать почувствовать, что он — единственный в своем роде.

Только пристальное внимание родителей дает ему возможность почувствовать и осознать это. Учтите, что такое знание жизненно важно в развитии самооценки. А это глубоко влияет на способность ребенка взаимодействовать с другими людьми и любить их.

Цель пристального внимания дать почувствовать ребёнку, что в эту минуту он самый главный на свете для своей мамы (папы).

Не получая достаточно пристального внимания, ребенок может начать считать, что самым дорогим для него людям нет до него дела. Отсюда в поведении ребёнка может появиться обидчивость, капризность, замкнутость, делание назло родителям, непослушание и др. «Если ребёнок себя плохо ведёт, возможно, ему не хватает Любви!» — помните?

Синдром недолюбленности. Педагогическая коррекция

6. Искажённая Любовь.

Довольно часто родители не знают и/или не умеют проявлять Любовь по отношению к своим детям. Неумение это делать приводит к искажению Любви. Искажений Любви существует довольно много, мы рассмотрим некоторые из них.

Гиперопека.  В силу довольно большого спектра внутриличностных конфликтов и неразрешённых психологических проблем у родителя, он проявляет над ребёнком гиперопеку, проявляющуюся в стремлении окружать ребенка повышенным вниманием, защищать даже при отсутствии реальной опасности, постоянно удерживать около себя, «привязывать» детей к своему настроению и чувствам, обязывать их поступать определенным, наиболее безопасным для родителей способом. При этом ребенок избавлен от необходимости разрешения проблемных ситуаций, поскольку решения либо предлагаются ему готовыми, либо достигаются без его участия.

Выделяют гиперопеку потворствующую  и доминирующую.

  • Потворствующая гиперопека представляет собой воспитание по типу «ребенок – кумир».  Такой ребёнок вырастает истероидной личностью, стремящийся к успехам и славе, но при малейшей неудаче может оказаться на грани нервного срыва, а порой и суицида. Свобода ребенка при таком типе взаимоотношений мнимая – развивают и поощряют те виды активности ребенка, за которые он получит похвалу от родителя. При потворствующей гиперопеке все потребности ребенка реализуются, но в пределах узкой группы – членов семьи, в то время как в прочих коллективах  он испытывает серьезные трудности.
  • Доминирующая  гиперопека —  стиль воспитания, при котором у ребенка, подавляют собственную волю. Такой ребёнок вырастает инфантильным, ни к чему не приспособленным и не способным, боязливым, неуверенным в себе, не социализированным.

Гипоопека.  Противоположность гиперопеке. Почти полное отсутствие контроля со стороны родителей. Ребенок предоставлен самому себе, родители не интересуются им. Он ощущает себя ненужным, лишним, нелюбимым. Такие дети часто рано взрослеют и с малолетства вынуждены сами думать о себе, завидуя всем детям, о которых заботятся родители. Такая форма воспитания способствует появлению у ребенка чувства собственной неполноценности, тревожной мнительности, ощущения вины, аутоагрессии и т.д. В подростковом возрасте такие дети более подвержены риску попасть в неблагоприятную среду общения, где они будут искать того, кто позаботится о них и избавит их от груза непосильных забот.

Противоречивое воспитание.  Возникает в семьях, где нет  согласованности и последовательности в подходах воспитания. Часто, ребенок, оказываясь между особенностями личности отца, матери, бабушки и т.д., через достаточно короткий промежуток времени вполне четко определяется с кем и как себя надо повести, чтобы достичь нужного разрешения или избежать наказания за свой проступок, быстро учится манипулировать и сталкивать интересы взрослых,  чтобы  остаться при своем интересе. Проблема, которая порождает такой тип воспитания, состоит  в том, что такой  личности будет очень сложно устанавливать доверительные и  близкие отношения. Из-за собственного противоречивого характера, подростку будет очень трудно понять, чего он хочет  и получить это  прямым  и  доступным способом. Привычка  постоянно изворачиваться, искать сложные  обходные пути  часто приводит к развитию невроза и выраженной психологической зависимости.

Перестановка ролей. Перестановки роли зависимости, когда родители обращаются к маленьким детям за помощью, защитой и эмоциональной поддержкой. Эти родители ожидают и требуют слишком многого от своих маленьких детей. Эти требования не только завышены, но и преждевременны, явно выходят за пределы способностей ребенка.

Перестановка ролей — одна из причин жестокого обращения с детьми. Такой родитель считает, что он имеет право на то, чтобы его утешал и эмоционально поддерживал его собственный ребенок. Когда ребенку не удается удовлетворить его эмоциональный голод, родитель считает себя вправе наказать его.

7.  Дисциплина

Любовь должна быть строгой и дисциплинирующей. Но, к сожалению, родители обычно неправильно понимают:

1) взаимосвязь между любовью и дисциплиной;

2) значение дисциплины.

Обычно в представлении воспитателей и родителей любовь отделена от дисциплины, как будто это два совершенно независимых явления. Не удивительно, что у родителей происходит путаница и осложнения при попытках контролировать поведение ребенка. Родители, смешивающие такие вещи, обычно считают, что дисциплина означает наказание.

Любовь и дисциплину нельзя разделить. Любовь обязательно должна иметь вектор. Любовь без дисциплины – вседозволенность! Но в паре Любовь-дисциплина, Любовь должна стоять на первом месте! Наказание же, одно из составляющих дисциплины и далеко не самое главное и важное.

Первое, что родители должны осознать, чтобы приучить ребенка к дисциплине, это дать ему почувствовать, что его любят — вот главная и наиболее важная часть хорошей дисциплины.

Ребёнку обязательно нужно объяснять, почему необходимо делать именно так и вот так, и не делать так и вот так. Объяснения всегда должны быть конструктивными, объективными, а не просто «потому что я так сказал(а)!». И если вы учите этому своего ребёнка, то будьте ему примером в этом, делайте это вместе с ним!

Дисциплины неизмеримо легче добиться, когда ребенок чувствует, что его искрение и глубоко любя принимают таким, какой он есть. Если нет сильной, здоровой, основанной на искренней любви и привязанности связи с родителями, ребенок реагирует на диктат родителей с гневом, враждебностью, негодованием, обидой. Он рассматривает каждую просьбу (или требование) как навязанную ему повинность и активно учится сопротивляться или же научается рассматривать любую просьбу родителей с отвращением, все делать назло, прямо наоборот тому, что от него ожидают и требуют.

Еще один важный аспект в правильном воспитании ребёнка: умение внимательно и сосредоточенно слушать ребенка. Пожалуйста, научитесь этому искусству, и это воздастся вам сторицей. Для ребёнка очень важно знать и видеть, что его слушают и понимают. Ребёнок всегда ищет понимания у своих родителей. Плохое поведение ребенка нельзя прощать, но если на него реагировать неправильно, т. Е. слишком резко или слишком мягко, то родителей и детей ждут в будущем неприятности и осложнения. Да, мы должны препятствовать плохому поведению наших детей. Мы не должны мириться с дурными поступками. Но, прежде чем наказывать ребёнка – выслушайте его. Возможно, что из-за того, что вы что-то важное упустили из виду, в потребностях вашего ребёнка он начал вести себя так, как вам не нравится. Выясните его потребности и спросите себя, всё ли вы сделали для того, чтобы ребёнок вёл себя правильно и гармонично. Всегда пытайтесь поставить себя на его место.

К наказанию надо прибегать только как к последнему средству, крайней мере. Куда как лучше справляться с плохим поведением положительными средствами, особенно при помощи искренней Любви, чем наказывать ребенка, особенно применять физические наказания.

Синдром недолюбленности. Педагогическая коррекция

8. Доверительные отношения с ребёнком.

Если вы хотите добиться доверительных отношений с ребёнком – будьте с ним искренни! Искренность здесь должна быть как по отношению к нему, так и по отношению к себе. Что это значит?

Искренность к ребёнку. Это значит, что вы действительно искренне, а не формально, должны интересоваться его делами, проблемами, увлечениями, симпатиями и антипатиями, кумирами – в жизни, в мультфильмах, фильмах, сказках. Интересоваться его школьными делами, проблемами, дружбой, причинами, почему ему (ребёнку) нравится один предмет (и/или преподаватель) и не нравится другой. Проявляйте искренний интерес ко всем сторонам и аспектам его жизни! Даже если вы наказываете своего ребёнка, объясните, за что вы это делаете. Скажите ему, какие эмоции вызвал у вас тот или иной его поступок или поведение. Но, не в коем случае не упрекайте его за это, не осуждайте! Осуждать можно только поступки, но не человека!

Искренность к себе.   Допустим, вас раздражает поведение вашего ребёнка и вы готовы его наказать или отругать. Спросите себя, действительно ли вас раздражает именно его поведение или просто у вас напряжёнка на работе, вас что-то разочаровало, получили неприятную весть, поругались с членом семьи, плохо выспались, просто плохое настроение и вы проецируете это на своего ребёнка. Будьте честны в такие моменты перед самими собой. Примеров здесь может быть много, придумайте сами.

Если вы будете проявлять больше искренности в общении с вашими детьми, поверьте, они ответят вам тем же.

Так же будьте с ними откровенны. Если вы раздосадованы поведением своего чада, скажите ему об этом, только без упрёков и обвинений, скажите, какие чувства вызывает у вас его капризы, непослушание и т.п. Пусть он увидит, что этим он причиняет вам неприятности и разочарования. Но, естественно вы можете делиться с ним и хорошим настроением.

Вообще, станьте лучшим другом своему ребёнку. Рассказывайте ему о каких-то своих секретах, страхах, тревогах, мечтах, планах на будущее и т.д. В общем, ведите себя как с лучшим другом. Это, конечно не значит,  что ребёнка надо нагружать своими взрослыми проблемами, вы можете говорить обо всём  этом, не углубляясь в детали.

Ваша откровенность по отношению к ребёнку вызовет к вам ответную откровенность с его стороны и это поможет выстроить более доверительные, близкие и дружеские отношения. Старайтесь больше общаться по дружески. Пусть ребёнок привыкнет изливать вам свою душу. Благодаря этому вы больше узнаете о нём и поймёте, в чём и как ему можно и нужно помочь, где, куда и как его направить. Вы научитесь понимать, где и когда можно помочь делом, наставлением, советом, тем самым приучая ребёнка к самостоятельности. Больше времени проводите вместе, играйте, гуляйте, посещайте выставки, концерты, музеи, киноцентры, бывайте на природе и т.д. Если вы будете стараться находить для этого время, даже в ущерб каким-то своим делам, вы всё равно от этого только выиграйте!

P.S. При рождении ребёнка, к сожалению, к нему не прикладывается инструкция по воспитанию. Воспитание действительно серьёзнейшая и важная задача, но если мы всегда будем помнить, что это может нам помочь и в нашем совершенствовании, нам будет гораздо проще справиться с этим служением. Воспитание ребёнка – это процесс самосовершенствования!

Список источников:

1. Коэн Э. «Безусловные родители»

2. Кэмпбелл Р. «Как по-настоящему любить своего ребёнка»

 

********************************************************************************

 Запись на консультацию

Баги жен. Баг №1 «Слияние»

Баги жен. Баг №1 «Слияние»

 

Марина КомиссароваЕсть несколько багов, которые способствуют тому, что женщины в браке быстро оказываются в яме и сидят там много лет, иногда всю жизнь.

Эти баги в том или ином виде попадаются в каждом письме из дефолтного брака.

Если устранить хотя бы часть, брак можно вывести из дефолта.

Баги мужей тоже опишу позже.

Баги жен — не специфически женские, у мужчин тоже бывают, просто у жен намного чаще.

Сначала про баг жен №1 расскажу.

Баг №1. Слияние

Слоган: «мы — единое целое»

Чем меньше вы имеете, тем охотней вы стремитесь к слиянию.

Когда в школе предлагают выбрать: группой работать и получать оценку или по отдельности, троечники хотят группой, а отличники по отдельности. Понятно почему, да?

Не очень умные ваши коллеги наверняка любят брейншторм, а самые креативные — не очень, правда?

То же самое касалось колхозов. Нищие крестьяне охотно шли в колхоз, зажиточные были против. Сливаться с тем, у кого всего намного меньше, и считать все общим, никому не хочется. Чем больше вы имеете, тем лучше держите границы, вам есть чего терять. Это касается не только материального, это касается всех ресурсов: хорошей любимой работы, интересных друзей, хобби.

Нередко женщины стонут, что у них «все отняли», но чаще всего отнимать было нечего, и чем меньше было, тем стремительнее жены сливают границы. Они хотят увеличить себя за счет мужа, даже если не осознают свою алчность.

Этим объясняется и то, что женщины охотнее стремятся в брак. За бедных и больных нет, неохотно. А вот за тех, на кого можно скинуть функции добычи и защиты, да, очень.

Обратите внимание, мужчины тоже стремятся жениться, когда ресурсов у них меньше, чем у их избранницы. Но очень долго отнекиваются, если мезальянс в другую сторону. Это очень здраво. Осуждают это только люди с паразитической психологией.

Чем опасен этот баг?

Стремясь к слиянию, человек довольно быстро теряет чувство границ и передает власть другой стороне. Это самый интересный феномен слияния. Казалось бы, человек стремится слиться, чтобы стать сильнее и богаче за счет ресурсов второго, а отдает власть даже над своими жалкими ресурсами. Но это участь всех, кто отказался от самостоятельности. В едином организме всегда один центр, и это не тот, кто слабей, а тот кто сильней, конечно, тот, у кого ресурсов больше, кто к слиянию не слишком стремился и сохранил границы.

Людям с плохими границами часто кажется, что две полноценные личности будут соперничать между собой. Самую малость разве что, и это позволит поддерживать сексуальное напряжение (это к вопросу, почему из брака уходит секс, когда образуется аморфное единое целое), но при уважении границ и общих интересах такое легкое соперничество никогда не приводит к вражде. Вражда начинается как раз тогда, когда один стремится к слиянию, а второй обороняет границы (война), или один уже слил свою территорию, а второй не хочет с ним делиться (революция). При условиях равных вкладов и общих интересов никакой вражды не возникает.

В случае бага Слияние в паре возникает то война, то революция, то застой (без развития и без секса).

Чтобы избежать этого бага, вам необходимо побольше думать о личных ресурсах, не об общих, а о личных, которыми вы будете делиться и обмениваться. Пусть общее строится из двух личных вкладов, желательно равных. Если вы не работаете или работаете мало, не думайте, что муж работает за двоих, это — его работа, а не ваша. В этом легко убедиться, если представить, что однажды он попросит «не суйся в мои дела» или просто уйдет. Получите ли вы часть его работы? Будете ли иметь к ней отношение?

Имущество в браке можно считать общим, если правильно оформлены документы на приобретение, но материальная сторона — это всего лишь одна сторона жизни, которая очень быстро исчерпывает себя, если не восполняется оборотом. Кроме того, чтобы получить долю, вам придется развестись, а внутри брака, если материально вы мало вкладываетесь в общий бюджет, вы не будете иметь морального права им распоряжаться, даже если оба будут делать вид, что все общее. Все равно ваши предложения будут по сути просьбой. Просить довольно легко, когда вас любят и хотят делать вам приятное. Но представьте себе ситуацию малейшего конфликта. Легко ли в ней просить? Приятно ли? А насколько эффективно?

Очень часто женщины сами едут по накатанной, делают то, что им привычней по инерции, поэтому легко соглашаются на роль бытовой обслуги, чтобы не переживать карьерный стресс, а потом негодуют, что их не уважают. А вы уважаете уборщицу и дворника? Умозрительно конечно да. Пока они держатся на вежливой дистанции. А если предположить, что они делают вам замечание и ворчат на вас, что вы мусорите и усложняете им уборку? Что вы подумаете? Что вы ответите? Отрефлексируйте, насколько быстро вы вспомните, что платите за уборку. Примерно то же самое происходит в супружеских конфликтах, где неравный экономический вклад. Бытовой труд имеет небольшую таксу из-за низкой квалификации и она не растет от того, что это делаете лично вы своими умными и талантливыми руками. Умны, талантливы — так занимайтесь кроме быта чем-то более умным и талантливым. Не забивайте гвозди смартфоном, иначе он скоро не будет годен ни на что кроме этого.

Чем прикрывается этот баг?

Чтобы создать внутри себя видимость равных вкладов, женщины очень часто воображают, что «питают энергией» мужчин и только благодаря этому те добиваются чего-то в социуме.

Эта сложная иллюзия состоит из двух частей. Первая — непонимание, что такое питание энергией. Энергия — это мотивация, питание энергией — это стимул для мотивации.

Стимулировать, мотивировать, вдохновлять второго человека на деятельность действительно можно, и это будет выглядеть буквально как питание энергией. Можно быть Музой или Прекрасной Дамой, даже Богиней, от любви к которой (от азарта, от интереса, от влечения) мужчине захочется горы свернуть и сил у него действительно станет больше в несколько раз. Однако сравните Богиню с женой в дефолте. Видите существенную разницу?

Мужчин стимулирует собственная любовь к женщине, именно она питает энергией, но никогда зависимое и жалкое и покорное существо не может быть музой. Такое существо не питает энергией, а забирает ее, поскольку постоянно вызывает то жалость, то раздражение, то тяжесть, то чувство вины. Если ваш муж плюсует, не выдумывайте, что питаете его энергией. Он теряет энергию рядом с вами, поэтому и ищет питания на стороне или стремится пореже бывать дома. Как и вы, когда плюсуете по отношению к нему. Вам становится мало воздуха.

То есть стимул вы создаете не когда служите, а когда вам хотят служить. Хотят — ключевое. Стимул заключается в мотивации, в желании. Ненужная женщина не может стимулировать, она становится тяжким грузом на плечах.

Вторая часть иллюзии — непонимание, что чувство обессиленности — не следствие ваших больших вложений, а следствие большой дыры.

Вот это вот «я утомился, значит перевложился» — нет. Скорее всего вы утомились, потому что сил у вас очень мало.

Многие жены рассуждают так: у мужа энергии много, он доволен жизнью, а у меня сил мало, я жизнью недовольна. Значит я вкладываюсь больше.

Нет, просто у него больше ресурсов, которыми он постоянно занят, он больше вкладывается в оборот.

Обессиленные жены чаще всего находятся в апатии, сил у них очень мало, энергии почти нет, интереса к деятельности нет, вкладывать им нечего, потому что ресурсы все почти фрустрированы и локус сдвинут вовне — постоянное ожидание подачек, отчего энергии еще меньше. В таком плохом (ужасном) состоянии не то что больших вложений не может быть, вампиризм начинается от голода. Женщина все время тянет на себя внимание и хочет любого участия. Причем хотя бы скандала, если нельзя получить любви.

Глупое представление, что у всех людей равное количество энергии, с неба, из манны небесной, как будто на небе — коммунизм, приводит к тому, что женщины требуют возместить то, что они якобы потеряли (как мартышка требовала дать ей привет от удава). Деньги, которые они не заработали, счастье, которого они не получили, они требуют им возместить. Это представление строится на том, что все хорошее дается само собой, без труда, по дефолту, а если у вас этого нет, то значит его отняли. Но по дефолту дается только дефолт. Все остальное надо зарабатывать, постоянно вкладывая энергию, прогоняя ее по ресурсу и обратно к себе, раскручивая колесо жизни. А если колесо не вращать постоянными усилиями, оно совсем остановится. Надо избавиться от инфантильной установки, что колесо энергии кто-то извне будет вращать за вас и давать вам молоко как вечному младенцу. Нет, вы быстро скатитесь в яму, в низкоэнергетическое состояние, где у вас не будет жизненных сил даже на то, чтобы встать.

Поэтому, чтобы вылезти из дефолта, надо не требовать у другого заботы, а начинать что-то делать самому для себя, понемногу заставляя аккумулятор работать.

Избавиться от вредного бага Слияние можно, начав прокачивать личные ресурсы и строить Себя.

Баг Слияние тем и опасен, что он дает право думать, что можно подключиться к другому посредством любви как паразит и брать из него энергию. Паразитическая установка прячется за иллюзией «равного симбиоза», но для равного симбиоза нужны равные вложения, а для равных вложений две равные (равные) личности. Думать же, что в силу женской природы ваши вложения будут какими-то такими особенными …»энергетическими» то есть мистическими, не опирающимися ни на что реальное, это самая обычная корона, которая прикрывает дыру в ваших ресурсах. А под короной дыра растет. Все время растет, пока вы не начнете что-то с этим делать.

Знаком баг?

********************************************************************************

 Запись на консультацию

Женская идентичность. Кризис и конкуренция с матерью.

Женская идентичность. Кризис и конкуренция с матерью.

Женская идентичность. Кризис и конкуренция с матерью.

Мария Долгих


   Известный факт, что психологический возраст человека мало связан с его паспортными данными. Мы не можем внутри быть старше своих прожитых лет, а вот младше – бывает часто, в зависимости от того,  как протекал процесс нашего взросления. Травмы развития, как и любые травмы – это события, не пережитые нашей психикой, а значит – не ассимилированные и не превратившиеся в опыт. Когда нет опыта успешного прохождения запланированного возрастного или другого кризиса – определенная часть психики фиксируется на этом этапе и продолжает функционировать на этом уровне. И не очень важно —  сколько человеком прожито лет.  
   Есть люди-младенцы. Взрослые, возможно успешные в чем-то, но в любых близких отношениях их паттерны поведения – это претензии младенца к матери. Неадекватная требовательность к другому, эгоцентризм, неспособность к эмпатии и замечанию нужд партнера, объектность, вспышки неконтролируемой ярости в любых ситуациях, где ему не угодили. Это способы контактирования с миром человека очень раннего возраста. Здесь речь не о ситуативных проявлениях в общении, а о постоянных чертах характера, устойчивых паттернах. Это люди, чья психика частично зафиксирована в младенческой фазе развития. Они склонны к зависимостям любого рода, поскольку постоянно ощущают дефицит симбиотической связи. Это яркий пример, и каждый из нас наверняка знает пару-тройку таких младенцев.
   Но статья о другом. В ней я хочу рассмотреть две фазы развития, в которых девочка вынуждена столкнуться с таким феноменом, как конкуренция с собственной мамой. Зачем они нужны, как протекают, и что бывает в жизни уже взрослой женщины при фиксации развития на этих фазах.
   Первая важная стадия в формировании женской идентичности – эдипальная. Примерно возраст 3-5 лет — это фаза формирования вины, обретения своего размера, отказа от иллюзии младенческого всемогущества. Ребенок начинает понимать, что не все в этом мире подчиняется его прихотям. Мама перестает прибегать в любой момент по первому требованию. Существуют какие-то обязательства и ограничения, которым он должен следовать, чтобы быть принятым. Девочка сталкивается с тем, что папа ей не принадлежит, что он – партнер мамы. Она ревнует отца к матери, появляется зависть к ней, как к его партнерше. Эта фаза нужна, в том числе для того, чтобы у маленькой девочки сформировалось ощущение принадлежности к своему полу. Цена вопроса – проигрыш конкуренции матери. То есть, только смирившись с тем, что мама большая и полноценная женщина, а она маленькая – и еще не полноценная, и поэтому – папа с ней не будет, а будет с мамой, девочка получает возможность прохождения эдипального кризиса, а значит – дальнейшего взросления. Шанс когда-нибудь из гусеницы превратиться в бабочку.
   Для ребенка это неприятные переживания, но переносимые, если родители участвуют в проживании его кризиса. Взамен утерянных  ранних иллюзий девочка получает ощущение связи с мамой, как с подобной себе. У нее появляется стимул вступить в альянс с матерью, расти, беря с нее пример.
   Если, по каким-либо причинам происходит фиксация на этой фазе, проживание  кризиса останавливается. Взрослая женщина может часто попадать впросак, не ощущая своего реального размера относительно других женщин. Она часто вынуждена соперничать невпопад, через конкуренцию как-бы подтверждая сам факт своего существования. Ее идентичность спутана, и она плохо ориентируется в том, на что может или не может претендовать. Кто она и с кем она похожа, а с кем слишком разная. Из-за размытых границ ей сложно понимать, где ее, а где чужое. Во взрослой жизни это приводит к самым разнообразным последствиям и сложностям. Один из самых ярких примеров: почти комичная дама бальзаковского возраста, которая носит одежду не по фигуре и не по статусу, вызывающе красится, беспричинно хихикает и жеманничает, флиртуя со всеми подряд коллегами по работе. Когда она была моложе, инфантильность часто прощалась окружающими. Но чем старше человек, тем несоответствия все больше налицо.
   Любой кризис, не прожитый полноценно, усложняет проживание следующего. Поскольку в развитии человека есть определенная очередность этапов взросления, каждый со своим  возрастным кризисом и задачами. Если задача не была выполнена, она остается как не сданная задолженность в институте. На следующей сессии – во время следующего кризиса, его новые задачи потянут за собой и хвост нерешенных.
   Иногда женщине с эдипальными пробемами везет, и она находит себе соперницу, которой проигрывает конкуренцию в пух и прах. Крушение иллюзий о себе во взрослом возрасте проживается болезненнее, чем в детстве, но позволяет все-таки определиться со своими границами, обнаружить свой размер, свои слабые, а потом и сильные стороны. И заново сформировать образ себя, свою женскую идентичность, основываясь уже на большей связи с реальностью. Проживаемый кризис в этом случае — множественный, поскольку подтягивает за собой нерешенные хвосты. Пока он длится, женщина будет проклинать судьбу от свалившейся на нее боли, но ближе к его концу обязательно обнаружит, что все-таки ей повезло. Появятся свежие ростки новой более зрелой идентичности, а значит – внутренние опоры, за которые можно ухватиться.
  
   Второй кризис, который напрямую влияет на женскую идентичность и ее развитие – это пубертатный период. Здесь девочка снова сталкивается с конкурентными чувствами к матери но на фоне другой задачи.
   Если в эдипальной фазе все прошло хорошо, девочка уступила папу маме и смирилась со своей ролью, она растет, развивается, проходит еще парочку возрастных кризисов в школе и начинает вступать в пубертатную зону. К ее концу наступает период психологической сепарации.  Здесь девочке важно обнаружить свои отличия от матери, особенности и индивидуальные черты. В этом возрасте важнее становятся отношения со сверстниками. Девочка хочет завоевать их внимание, стремится настоять на своем праве быть отдельной от матери и другой во всем, что для нее важно. Встречая естественное сопротивление матери факту отдаления взрослеющего ребенка, девочка-подросток стремится получить от нее признание права на свою инаковость. Быть не похожей на мать, как было в эдипальном возрасте, а в чем-то быть совсем другой и возможно даже превосходящей маму, например в физической красоте, юности и перспективах. И как бы некоторым мамам ни было сложно с этим примириться, дочке в этот момент необходимо признание ее расцветающей женственности.
   Если все это получено и все важное с матерью отвоевано. Если она принимает то, что дочь любит не хорошую музыку, а электро-хаус, не нормальную одежду а странные шляпы и платформы, не человеческий облик, а сиреневые волосы и черную помаду. Если мать далее разрешает дочке поступить не туда, куда сама мечтала, а туда, куда лучше бы и глаза ее не смотрели и т.п…  Если мать признает дочь в этих отличиях, у девушки появляется уверенность в себе и способность доверять себе, своим желаниям, стремлениям и надеждам. В ее главной в этом возрасте войне – за признание сверстников, мать выступает ее союзником, а не врагом. Если же мать от тревоги, или плохо осознаваемой зависти подавляет свое чадо, один из важнейших кризисов сепарации может быть: а) так и не пройден, с вытекающими последствиями – не уверенности, не самостоятельности, избегания конкуренции; и б) пройден ценой разрыва внутренней связи с матерью и затем поиска другой взрослой фигуры для получения признания. (При условии же фиксации ребенка на более ранних стадиях развития – кризис сепарации может быть не пройден из-за сложного «хвоста» задач, с которыми ребенок не справляется.)
   Только при наличии у девочки всех этих отношений с матерью, положительный вклад отца может сыграть для формирования ее женской идентичности важную роль. Когда отец умеет нормально и по-человечески подтверждать привлекательность и взросление девочки, это добавляет ей уверенности в общении с противоположным полом и учит держать хорошие границы. Если же у девочки не было полноценных и питающих отношений с матерью, или замещающей взрослой фигурой, любовь отца не поможет формированию нормальной идентичности, а скорее превратится в определенную разновидность психологического инцеста. Поскольку научить женщину быть женщиной мужчина никак не может. Как и мать в одиночку не в силах помочь сыну сформировать мужскую идентичность.
   К сожалению, или к счастью – идентичностью нас никто не может наградить. Никто не может убедить женщину, что она женщина, если внутри она ощущает себя запутавшейся девочкой или протестующим подростком. Это личный выбор и ответственность каждого – идти ли на поиски своего, или оставаться незрелым, раз уже не удалось вырасти во время своего детства. Многие люди всю жизнь живут с идентичностью не взрослого человека, приспосабливаются как-то. Трудно, но живут. А кто-то выбирает дорастить себя, чтобы пожить как-то иначе. Ну а психотерапия помогает ищущим направлять усилия в нужное русло.

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Что такое генетическая травма (ГТ)?

Что такое генетическая травма (ГТ)?

Генетические травмы – это программы, заложенные на клеточном уровне, которые достались нам от предков и выражающиеся в неосознанных шаблонах поведения, в рамках стратегий защиты для «выживания». В современном мире уже нет тех угроз, с которыми сталкивались наши предки, но возникшие механизмы и реакции на внешнюю среду, благодаря которым люди смогли выживать, перешли к нам. Мутирующие в процессе человеческой эволюции, они записаны на генетическом уровне и в каждой клетке нашего тела, активизируясь в моменты стресса.

tablitsa_travmy

ГТ можно рассматривать так же, как скорлупу, или панцирь, благодаря которому мы закрываемся от окружающих и защищаемся от боли, но тем самым, мы закрываем от мира свой внутренний потенциал и таланты, для реализации которых мы пришли в этот мир и это тело.

Травма, это отпечаток в теле, которое дает нам возможность проявляться на уровне социума. Она активизируется и работает только в присутствии другого человека, или в момент взаимодействия ним (звонки, переписка и пр).  Заметьте, когда вы одни – нет смысла обороняться или защищаться. Важно понимать, что ГТ активируются бессознательно и автоматически.

Мы все пришли с заложенной в нашу генетику одной из шести травм:

travmy-1

  1. Подавление
  2. Отрицание
  3. Стыд
  4. Отвержение (предательство)
  5. Вина
  6. Разделение.

Травма подавления – самая первая травма, заложенная в нас от первобытных предков, когда она проявлялась как страх перед стихией, хищниками и болезнями. Единственным способом спастись от агрессивной внешней среды, для наших предков  – это убежать, спрятаться и закрыться.

Как работает эта травма? Это страх подавления podavlenie(контроля), что человек будет подавлен кем-либо (начальником на работе, в детстве это может быть давление со стороны родителей, когда ребенок с данной травмой не оправдывает возложенных ими на него ожиданий), или в случаях возникновения конфронтации, активизируется подавление и агрессия к окружающим, со стороны человека носящего данную травму.

При угрозе внешнего давления, из-за страха, человек закрывается от того, что ему говорят, подавляет те чувства и эмоции, которые испытывает внутри себя. Этот человек бежит как от внешнего подавления снаружи, так и от собственных внутренних переживаний.

Реакция этой травмы является поверхностное дыхание, человек словно «не впускает в себя жизнь», разрывая связь со страхом, через частое и неглубокое дыхание, тем самым отделяя самого себя от своих глубинных переживаний, не желая чувствовать их.

Человеку с этой травмой свойственно избегание анализа происходящих событий, чувств и состояний, и мыслей о том, что причиняет боль. Когда он, внутри себя отделяется от своей внутренней правды, то ему становится сложно поделиться с другими тем, что он переживает внутри.

Исцеление: Честность/Правда

Прежде всего, учитесь быть честным перед самим собой, в том, что вы испытываете и чувствуете, переставая разотождествляться со своей глубиной, и идти в нее. Учитесь делиться своими страхами и озвучивать их другим. Делясь своими опасениями, для вас корректно также задавать прямые вопросы, получив ответы на которые, вы сможете получить основание для вашей личной безопасности, в которой нуждается любая первая линия.

Наблюдайте за своим дыханием, это поможет вам увидеть, когда ваша травма начинает активизироваться, особенно, когда хочется уйти в проживание реакций этой травмы. Учитесь дышать в такие моменты полной грудью.

Помните, что когда вы начинаете подавлять других, таким образом вы переносите свою травму на них, и они в ответ могут начинать подавлять или отвечать вам агрессией. Никто не желает сделать вам плохо, пока вы не начинаете нападение. Ваша защита не нападение – а честность.

Дар людей, исцеливших в себе травму подавления – это уникальность, индивидуальное творчество и привнесение в мир чего-то нового, что будет реализовываться другими людьми.

Травма отрицания – самая сложная в процессе исцеления травма, человек не видит ее в себе, и отрицает то, что она у него есть, утверждая окружающим, что с ним все в порядке, однако она заметна окружающим.

Как работает эта травма?otritsanie «Все вокруг виноваты, кроме меня», «Сам ты дурак!», «Я нормальный, это ты просто через меня видишь свою проблему, которую решить внутри себя не можешь»: одни из многочисленных мантр людей с травмой отрицания, в которых они старательно пытаются отрицать то, что с ними что-то не так, и перенести всю проблему и вину на другого.

Реакцией этой травмы является гнев, т.к. людям, в которых генетически заложена данная травма, очень сложно сдерживать его внутри себя, когда включается отрицание всего нового, что доносят окружающие, но они не распознают сами в себе. Следствием здесь могут являться очень яркие в проявлении своего отрицания через гневность, злость и раздраженность.

Исцеление: Расслабленность/Допущение/Вместо «Нет» и отрицания — учиться говорить «Может быть»

Если в вашей жизни повторяется какая-то ситуация, или окружение неоднократно говорит одно и то же, причем разные люди, для вас это повод задуматься, и допустить, что может есть доля правды в том, что вам говорят, и в вашем поведении действительно что-то не то.

Учитесь смотреть на себя со стороны, и тогда вы сможете через осознанность замечать свое отрицание всего того нового, что пытается донести вам мир, о вас самих, через повторяющиеся ситуации и циклы, которые именно с вами случаются достаточно часто.

Наблюдайте за собой, когда вы начинаете испытывать гнев. Ваше исцеление лежит через расслабление, то в моменты гнева пробуйте сначала расслабляться через дыхание, воссоединяясь со своими воспоминаниями. Сталкивались ли с подобной ситуацией прежде? Говорили вам ранее эти слова? Если и нет – это не повод изливать гнев. Мир хочет подтолкнуть вас к тем изменениям, которые сделают вас к максимальной реализации и воплощению вашего дара. Пробуйте выливать ваш гнев в физическую активность (уборка)  или творчество (танцы, пение). Ваша задача – максимум расслабления.

Дар людей, освободившихся, через исцеление, от травмы отрицания – это яркость и уникальный имидж, умение вызывать интерес у окружающих своей яркой личностью. Они очень хорошо знают, как можно красиво преподнести любую идею или товар так, чтобы это заинтересовало других одним своим внешним видом (упаковкой).

Травма стыда – при этой травме человек может внутри себя часто проживать ощущение, что он ничего не стоит, не ценен или не достоин чего-либо. Отличие от других побуждает к доказательству собственной ценности и значимости, доходя буквально до жертвенности в ложном я. Эти люди склонны часто заниматься делами других людей, или выполнять чужую работу, лишь бы не возвращаться к себе и к собственным переживаниям, связанным со стыдом.

Реакцией травмы стыда stydaявляется избегание – в первую очередь, человек бежит от собственного чувства стыда, чтобы не видеть его. Уйти с головой в работу, чтобы сбежать оттуда, где не получается быть собой, где ошибся на виду у всех. Когда человека с 3 линией в чем-то начинают обвинять, то он чувствует себя «обнаженным» и уязвимым, и начинает или пытаться пристыдить (раздеть) провокатора в ответ, или уходит в дела, в юмор, или убегают (физически).

Исцеление: Юмор/Перестать избегать

Ваше исцеление лежит в том, чтобы перестать избегать собственного чувства стыда, и не бежать оттуда, где, как вам кажется, вы опростоволосились. Позволяйте оставаться себе в этой уязвимости, и тогда вы сможете увидеть что произойдет, и скорее всего в случившемся, ничего страшного и не было.  Помните – ваша уязвимость (нагота) всем видна, как и у любого другого человека, и в этом нет ничего страшного или смертельного. Пока вы бегаете – вы избегаете раскрытия своего собственного потенциала и природного дара на уровне коллектива.

Еще один путь к исцелению – это юмор, здоровый юмор по отношению к себе. Юмор не с целью высмеять или принизить себя, а с любовью к себе. Не существует идеальных людей, но когда нам показывают на наши ошибки – лучше найти в этом повод добро пошутить над этим. Через юмор по отношению к себе можно развить самоуважение и настоящее уважение в лице окружающих вас людей.

Дар третьей линии – это стратегическое видение любых процессов, и на всех уровнях, а также большой потенциал в видении, где и как, можно зарабатывать. Человек с исцеленной травмой стыда видит жизнь во всех ее проявлениях, и способен развить в себе талант заглядывания в будущее.

Травма отвержения – ключевым моментом тут является «оборона», страх того, что тебя отвергнут или последует предательство, вынуждает носителя данной травмы с раннего возраста возводить защиту вокруг сердца. Травмы находятся на подсознательном уровне, и когда ребенка с данной травмой оставляют одного на короткое время (как дома, так и в общественном месте, магазине), или на длительный период с чужими или незнакомыми люди – то он начинает трактовать внутри себя это как собственную ненужность, и предательство со стороны любящих людей.

Т.к. в момент предательства сжимаетсяotvergnutost и «болит сердце», то вокруг него начинает строиться защита, которая, позже, выражается как напряжение в области груди, с которым человек настолько «срастается», что не замечает и не чувствуя его. В более зрелом возрасте, люди с этой травмой, могут бояться влюбиться и любить, во избежание той потенциальной боли, которую может причинить им тот, к кому они испытывают чувства.

Реакцией четвертой травмы является отвержение другого прежде, чем он отвергнет тебя. И такое отвержение может выражаться в чем угодно – в словах, интонации, движениях и любых других проявлениях. Обладатели этой травмы часто выглядят злыми. Они склонны не замечать за собой отсутствие в них доброты, или тех тонких механизмов, которые включаются для того, чтобы оттолкнуть другого прежде, чем тот войдет в доверие. Ведь доверившись – открываешь свое сердце, а т.к. велик страх того, что за доверием последует предательство, которое побуждает отвергать первым.

Исцеление: Нежность/Осознанность/Доверие

Следует научиться быть нежным, прежде всего к самому себе, создавая комфорт для расслабления себя и своего тела: просмотр любимых фильмов, посещение приятных вам мест, приятный уход за телом, в виде горячей ванны и прочие, актуальные для вас вещи и процессы. Через расслабление будет уходить накопившееся напряжение в области груди, и будет легче ходить, дышать и проявляться в жизни.

Переполняющее чувство нежности и заботы будет все чаще появляться в вас, когда вы заботитесь о себе. Ваша нежность – главное оружие в теме отвержения. Когда вы научитесь быть нежным для самого себя, вы с легкостью сможете транслировать эту нежность и на окружающих, делясь ею с ними и исцеляя тем самым их травмы.

Еще один ключ к исцелению травмы отверженности – осознанность. Учитесь осознавать внутри себя, что ваши мысли или фантазии о том, что другой человек вас сейчас предаст или отвергнет – лишь иллюзия. Если этот человек сейчас с вами – то у него на то есть причины, и наврятли он с вами для того, чтобы втереться поближе к вам в доверие, а затем жестоко вас бросить или разойтись. Учитесь доверять, и если вам говорят, что вы дороги и любимы – то это так и есть.

Дар, лежащий за исцелением четвертой травмы – это талант в налаживании контактов, связей через «продажи». Продажи являются отличным поводом для завязывания новых контактов, и налаживания взаимосвязей. Человек справившийся в травмой отвержения способен помогать с процессом исцеления, т.к. видит в них их травмы. Помните, все мы сопричастны, и никто не отвержен  — говорит исцелившийся человек, и несет это в мир.

Травма вины – одна из самых сложных травм, заключающаяся в том, что пятые линии любят простоту и универсальность, когда возникающие проблемы  и разбирательства это то, что они так не любят и стараются избегать, но в любых взаимоотношениях рано или поздно начинаются трудности.

На пятые линии всегдаvina возлагаются ложные проекции, и когда они перестают им соответствовать, то могут поступать из ложного — чувства долга (я должен быть хорошим), что противоречит их природе. Когда во взаимоотношениях что-то перестает работать, то они начинают в этом обвинять или себя (я виноват, что все пошло так), или другого (он виноват в сложившейся ситуации), и как следствие – могут бежать из этих связей, чтобы не чувствовать давления.

Реакцией травмы вины выступает состояние жертвы, когда человек начинает обвинять во всем другого, делая из себя жертву, а обвиняемого главным тираном, деспотом и пр. Чувствуя себя виноватыми, вначале они терпят, но со временем,  люди с этой травмой начинают в абсолютно любых фразах, поступках и действиях, видеть и слышать обвинения, от чего исчезает объективность при взаимоотношениях с любым человеком. «Виноват во всем ТЫ!», «Я тебя обвиняю в..» — мантры людей, впавших в состояние жертвы, которая винит во всем другого.

Обратной стороной может стать выход из состояния жертвы, но за этим следует поиск тех людей, кто находится в этой роли, и они ловко могут манипулировать ими, играя и давя на чувство вины. «Если ты меня бросишь – я умру», «Я без тебя не смогу!» — одни из тех фраз, когда люди с этой травмой начинают вводить в чувство вины других людей, испытывая при этом одновременно удовольствие от самоутверждения, но и безумный страх в том, что сейчас могут начать обвинять их в чем-либо, и бросят.

Эти фазы могут (жертва-обвиняющий) сменять друг друга, тем самым вводя человека в состояние эмоционально нестабильности, благодаря чему взаимоотношения усложняются для него в разы, и  совместное сосуществование с кем-либо становится невыносимым, и они разрывают связи, оставаясь при этом в одиночестве.

Исцеление: Прощение/Распознание момента, когда активируется чувство вины

Учитесь замечать, когда вы начинаете ощущать чувство вины. В теле это проявляется вибрацией страха, между грудью и животом.

Ваше  исцеление лежит через прощение: прощение себя в том, что вы не оправдали чьих-то ожиданий, и прощение других, что они не оправдали ваши личные от них ожидания.

Если что-то начинает усложняться или переставать быть удобным – в этом нет ничьей вины. Каждый из нас время от времени допускает ошибки, т.к. никто не идеален. Если что-то перестало быть легким, то требуется корректировка, или работа над этим, а не обвинения себя или всех вокруг.

Исцеленная генетическая травма вины раскрывает дар человека – управление. Эти люди отличные координаторы, практичные управленцы, способные разрешить любую сложную ситуацию. Прирожденные лидеры, видящие уязвимые места других людей, но не бьющие по ним, а способные помочь справиться со «слабостями», и вывести на новый уровень.

Травма разделённости – каждый из нас получил эту травму, в момент рождения, через шок и кризис — разделение с матерью, которая питала и защищала нас. Однако у людей с шестой линией, словно не наступила новая фаза, и они застряли в этом чувстве – что они отделены от этого мира. Отсюда ложная надежда и вечное желание слиться с кем-либо в единое целое, стремясь через эту «соединенность» ощутить покой и счастье.

Дети с шестой razdelennostлинией отличаются своей «непохожестью», т.к. шестая линия несет собой потенциал к мутациям, она видит весь мир глубже и насыщеннее, однако, в нашем обществе все, что отличается – подвергается сильной гомогенизации. Через давление от родителей и общества «Будь таким как все», эти дети теряют связь со своей уникальностью, разделяя их со своей внутренней сутью и потенциалом. С возрастом у них начинается активное изучение разных систем, течений, религий и знаний. Через подобный духовный поиск они ищут себя, становясь отшельниками, и отдаляя свое сердце от социума.

Люди шестой линии по своей натуре мягки и чувствительны к другим, но проживая теневую сторону своей травмы, ее реакцией  выступает недовольство к окружающим, что те бесчувственны, и требовать, чтобы они стали такими же чувствительными и глубокими. Оторваться от другого становится невозможным, страх одиночества побуждает людей с травмой разделенности требовать от своего партнера постоянного присутствия в их жизни.

Также эта травма может проявляться в мыслях, что все окружающие вокруг абсолютно бесчувственные и не глубокие, последствием чего является закрытость, и не любовь к людям.

Исцеление: Забота/Перестать быть жертвой

Прежде всего – признайте для себя самого тот факт, что в этом мире мы все действительно разделены, но одновременно, наша разделенность является лишь иллюзией. Мы все связаны, вы не являетесь жертвой этой системы. Отдаляясь от людей и окружающих, в бесконечных духовных поисках — вы отдаляетесь от себя самого, и своего потенциала. Возвращайте себя в жизнь, в социум, через заботу. Начните с заботы к себе, уделяя даже 5-10 минут внимания и заботы себе и своему телу, например через расслабление, объединяясь со своей собственной энергией. Через заботу к другим  все больше будет приходить чувство объединенности со всеми миром, и тогда вы окажетесь в процессе раскрытия своего дара.

Величайшим даром шестой линии является филантропия. Они владеют избыточным потенциалом любви, который реализовывается через раскрытие таланта и потенциала другого человека. Для них важно вкладывать эту безграничную любовь, ведь им есть чем с радостью поделиться, причем бескорыстно. Раскрывая дары других людей, они тем самым делают мир лучше, открывая каждому его красоту, и показывая через свою заботу – что никто не разделен, и все мы – одно целое.

Травма, в своем роде, является вашим внутренним кривым зеркалом в восприятии действительности, но когда она трансформирована – вы начинаете смотреть на мир так, каковым он есть на самом деле, без искривлений. От генетической травмы нельзя избавиться, она заложена в нас на клеточном уровне, и это то, что будет проявляться при взаимодействии с внешним миром, так или иначе. Однако трансформируя ее, мы перестаем быть заложниками ее теневых сторон, и, высвобождаясь от страхов, нам легче реализовывать заложенный в нас потенциал.

Один из главных ключей к возможности трансформировать в себе травму, и принять те тени и негативные стороны, которые она несет собой в вашу жизнь – это сознательный подход к ней, и самонаблюдение за тем, как этот механизм начинает в вас работать при взаимодействии с людьми. Через узнавание можно научиться видеть и чувствовать в моменте, когда она активизируется, и как это выражается в эмоциональном и физическом состоянии.

Начиная узнавать травму, и осознавать ее влияние на вашу жизнь, учитесь переставать бояться. В каждой травме лежат свои страхи, но главный страх – страх того что вы останетесь один (разделенность). Даже если страшно – оставайтесь с этим страхом, пробуйте идти в него, и осознавайте, что это лишь иллюзия, которая не является действительностью. Только поняв и прожив это, вы можете перестать быть подконтрольным вашему страху.

Мы все есть части единого целого, а наша человеческая разделенность – лишь иллюзия, которая плодит те самые страхи. Пока вы будете бояться и действовать из с вами скорее всего и будет происходить именно то, чего вы боитесь больше всего.

 

***************************************************************************

ЕСЛИ ВЫ НЕ ХОТИТЕ ОТПУСТИТЬ БОЛЕЗНЬ — ОНА ОСТАНЕТСЯ

ЕСЛИ ВЫ НЕ ХОТИТЕ ОТПУСТИТЬ БОЛЕЗНЬ — ОНА ОСТАНЕТСЯЕСЛИ ВЫ НЕ ХОТИТЕ ОТПУСТИТЬ БОЛЕЗНЬ — ОНА ОСТАНЕТСЯ

«ИСЦЕЛЕНИЕ НЕ ЗАВИСИТ  НИ ОТ ТОГО, ЧТО ЧЕЛОВЕК ХОЧЕТ, НИ ОТ ТОГО, ЧТО ОН ЗНАЕТ. ИСЦЕЛЕНИЕ  ЗАВИСИТ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ОТ ТОГО, ЧТО ОН ДЕЛАЕТ».

На самом деле этот девиз – истинен.

Знание даёт лишь потенциальное лечение.

Оно даёт человеку средства, чтобы действовать. Таким образом, осознавая конфликт, который запустил болезнь,  человек способен найти решение этого конфликта, осуществить его и, тем самым,  выздороветь.

От чего же зависит исцеление?

ЛЕЧИТ НЕ  ЗНАНИЕ ПРОБЛЕМЫ, А РЕАЛИЗАЦИЯ ЕЁ РЕШЕНИЯ.

Человек может отдавать себе отчёт, откуда пришла болезнь,  понимать, какие именно эмоции повлияли на определённые органы,  но всё ещё оставаться больным.

ЕСЛИ ОН НЕ ХОЧЕТ ОТПУСТИТЬ БОЛЕЗНЬ, ТО ОНА ОСТАНЕТСЯ.

Это также срабатывает, если у заболевшего человека  конфликт решается сам собой,  то в этом случае наступает выздоровление.Таким образом, неважно, знает человек  или нет, решение конфликта приносит выздоровление.

ОТНОШЕНИЕ К ПРОБЛЕМЕ – ВОТ СУТЬ

Человек может поменять отношение к проблеме, изменить свою жизнь и выздороветь.  Средства массовой информации и медицинские ассоциации, а также  общество считают, что человек должен бороться с болезнью.  «Болезнь – это враг, который атаковал наш организм, и нам необходимо бороться, чтобы избавиться от него».  Такое отношение не  способствует выздоровлению.  На языке биологии борьба означает —  ты должен по-прежнему  находиться в стрессе. Но это  как раз и вызывает болезнь.

БОРЬБА С БОЛЕЗНЬЮ  УСИЛИВАЕТ ЭТОТ СТРЕСС И УСИЛИВАЕТ БОЛЕЗНЬ.

Правильное отношение –  это чувство благодарности,  болезнь призвана оказать помощь.

Болезнь существует, чтобы спасти нашу жизнь и помогает нам увидеть тот аспект жизни, где мы не справились с  эмоциями или с ситуациями. Для исцеления, нам  надо быть  в спокойном состоянии.

Необходимо отдохнуть.

Исцеление  требует много энергии, а  если мы находимся в состоянии борьбы с болезнью,  то только расходуем жизненную  энергию без пользы.

Нужно использовать в своих интересах момент болезни, пока она в нас существует,  а когда придёт решение конфликта, вызвавшего болезнь,  нужно позволить себе выздороветь.

Еще очень  важным фактором является ВЕРА.

Она способна излечить даже без помощи других факторов.  Это мощнейшая сила  —  ключ ко многим  проблемам.

К сожалению, понятие веры зачастую воспринимается неправильно, но  это уже совсем другой аспект,  являющийся частью совершенно другой дискуссии.

ПРИМЕР: РАК ПЕЧЕНИ —  Конфликт  «мне не хватит» —  когда человеку  не хватает еды, каждая клетка печени работает больше необходимого,  чтобы компенсировать  голод.  Гепатоциты паренхимы печени активизируют свою деятельность.  Этот конфликт  существенный для рака печени.

Истинное исцеление  всегда инициировано  самим  больным.  Оно не может прийти от кого-то или чего-то внешнего.

БОЛЬНОЙ, КОТОРЫЙ ОЖИДАЕТ, ЧТО КТО-ТО ЕГО ВЫЛЕЧИТ, ОСТАЕТСЯ БОЛЬНЫМ.

Болезнь – этот собственный конфликт больного и  невозможно переложить  ответственность за свою жизнь на кого-то другого. Иначе, это  бомба замедленного действия, которая взорвётся в будущем, в любой момент.

САМЫМ ЛУЧШИМ РЕШЕНИЕМ ЯВЛЯЕТСЯ ПЕРЕПРОГРАММИРОВАНИЕ  КОНФЛИКТА И ВЫХОД ЗА  ЕГО ПРЕДЕЛЫ.

ЕСЛИ ВЫ НЕ ХОТИТЕ ОТПУСТИТЬ БОЛЕЗНЬ — ОНА ОСТАНЕТСЯ

 

ДВЕ ФАЗЫ ЗАБОЛЕВАНИЯ

Существенным в понимании модели заболевания является понимание того, что любая болезнь имеет две фазы – конфликтную фазу и фазу восстановления.

У КАЖДОЙ ИЗ НИХ РАЗНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ.

1. СТАДИЯ АКТИВНОГО КОНФЛИКТА

Конфликтная фаза: начинается с появлением сильного стресса или шока и её можно узнать по симптомам симпатической нервной системы. Это следующие симптомы:

  • холодные конечности
  • плохой сон
  • потеря аппетита
  • навязчивые мысли
  • нарушение внимания и концентрации
  • чувство разбитости

Если человек не находит решения, то мозг использует энергию стресса и автоматически переключится в режим выживания (т.е. заболевания).  Как только это случается, больной чувствует облегчение, и организм возвращается практически к нормальному функционированию.  Ядро эмоционального конфликта помещается в подсознание, где и хранится.

Во многих случаях конфликтная фаза заболевания никак не проявляется и остаётся для человека незамеченной.  Но  больной  начинает  испытывать дискомфорт,  замечает, что у него плохое самочувствие,  боль  и прочие симптомы в фазе  восстановления.

2.  ФАЗА ВОССТАНОВЛЕНИЯ

Фаза восстановления начинается, когда человеком  найдено решение конфликта, и человек начинает осуществлять решение этого конфликта практическим  или сознательным путем.

Но в этот момент он может пойти к врачу, и получить соответствующие назначения.  Хирургическое лечение и лекарства,    воздействуя  на физические аспекты заболевания,   могут существенно облегчить и уменьшить физические, а потом и  эмоциональные симптомы,  а во многих ситуациях могут спасти жизнь. Тем не менее, таким способом   болезнь  не исцеляется.  Это возможно при  разрушении  «программы» заболевания,   тогда, когда  человек находит и осуществляет  решение конфликта.

Когда решение найдено, мозг об этом узнаёт первый. 

Сам больной может не осознавать, что прожил  какой-то конфликт или разрешил его,  но мозг постепенно,  контролирует все аспекты выживания. Симпатическая  фаза конфликта и энергия стресса уходит, а на их место приходят симптомы парасимпатической фазы:

  • переутомление и сонливость
  • спутанные мысли
  • головная боль
  • покраснение,  повышенное потоотделение,  приливы
  • рвота
  • головокружение
  • восстановление аппетита
  • иногда короткие периоды паралича

 

Фаза восстановления делится в свою очередь на две стадии:

1. Начальная стадия связана с восстановлением в самом мозге.

Избыточная жидкость попадает в «мозговой очаг»  Хамера  или  в зону нейронов, задействованных в программе болезни,  обеспечивая,  тем самым,  питательные вещества и элементы для восстановления тканей мозга.  Отёк  мозга  во время начальной фазы восстановления иногда может сдавливать здоровые ткани,  что приводит к описанным выше парасимпатическим симптомам.

2. Затем  наступает момент, когда  мозг переключается   с режима выживания на нормальную программу функционирования –  включатель здоровья  вновь нажат.

В этот момент может возникнуть  эпилептический кризис,  который приводит манифестации всех  симптомов на короткий период времени, от нескольких часов до одного дня.  После  эпилептического  кризиса,  начинается вторая часть фазы восстановления, организм стремительно выздоравливает.

РЕКОМЕНДУЕМОЕ ЛЕЧЕНИЕ ЭПИЛЕПТИЧЕСКОГО КРИЗА (Рекомендовано доктором Л. Коуденом)

1.    Приложить лёд в пластиковом контейнере к голове.

2.    Поместить обе ноги в горячую воду.

3.    Принимать гомеопатическую  чёрную смородину или масло чёрного тмина каждый час.

4.    Дренажные средства – Burbur Detox (препарат) каждые 15 минут

5.   Принимать травяные мочегонные – отвар плодов  можжевельника или косточек  арбуза каждый час.

Препараты применяются в самом крайнем случае только для спасения жизни человека.

1.  Фармацевтические мочегонные

2.  Стероидные гормоны

ЛЕЧЕНИЕ ИНФЕКЦИЙ

  • Опухоль,  клетки которой  связаны  со «старым мозгом»,  в фазе восстановления  подвергается некрозу.
  • Бактерии  сапрофиты, постоянно живущие в теле человека,  участвуют в разрушение таких опухолей.
  • Если эти бактерии  уничтожаются прописанными врачом антибиотиками,  то нарушается фаза восстановления, связанная с  описанным выше  некрозом  опухоли,   а сам  процесс исцеления оказывается под большим вопросом.
  • Микобактерии в первую очередь участвуют в некрозе опухоли,  но если их количества недостаточно,  то организм использует  грибки  и другие  бактерии для разрушения опухоли.

ЛЕЧЕНИЕ ПРИ ПОМОЩИ  ПОЗИТИВНОЙ УСТАНОВКИ

Пациент,  который хочет воспользоваться методом  «исцеление воспоминанием»,   должен знать ДВА УСЛОВИЯ нашей работы с ним:

1-е условие: Он  сам должен найти   решение конфликта,  и осуществить его практически или сознательно.

2-е условие: Человек  несет  полную ответственность за процесс своего исцеления. Он должен не сомневаться   в конечном результате исцеления,  освободится от каждого рода сомнений.

Мы можем выделить  ЧЕТЫРЕ  ТИПА  СОМНЕНИЙ,  встречаемых у наших пациентов:

  • Человек  СОМНЕВАЕТСЯ В САМОМ МЕТОДЕ   «исцеления воспоминанием»

Но как только человек узнает,  как работает этот метод  и видит  примеры  исцеления,  то к нему приходит уверенность:  «Я могу излечить себя»

  • Человек УВЕРЕН, ЧТО ЕГО СОСТОЯНИЕ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ТЯЖЁЛОЕ,  НЕСРАВНИМО НИ С КАКИМИ ДРУГИМИ ПОДОБНЫМИ СЛУЧАЯМИ.

Человек  сомневается, что может когда-нибудь исцелится:  «Другие люди, возможно,  излечиваются,  но мое  заболевание тяжелее, чем у других».   Мы  можем объяснить,  что   для метода  «исцеления воспоминанием»,  каждое заболевание является не более тяжелым, чем простуда.   И при  простуде,   и при раке,  мозг человека может,  как  включить, так и  выключить программу заболевания.

Но  для каждой из  болезни  необходимо найти причину:  почему мозг «включил»  программу именно этой болезни.

  • Больной СЛИШКОМ СИЛЬНО ВЕРИТ В ПЛОХОЙ ПРОГНОЗ,  который он услышал от

врача  или другого авторитетного человека.

  • Больной СОМНЕВАЕТСЯ В СЕБЕ: «Некоторые люди излечиваются от различных

видов рака,  рассеянного  склероза, аллергии,  экземы,  и тому подобных заболеваний.  Но я не могу. Моё состояние слишком тяжёлое.  Я недостаточно хорош… во всём мире люди выздоравливают… а мне, как всегда, не везёт».  На самом деле, больной в глубине души надеется на излечение,  но говорит обратное (чтобы не сглазить). Этот четвёртый вид сомнения трудноуловим.

Доктор Саба нашёл здесь подвох.

На первый взгляд: «в глубине души я надеюсь»  —  представляется исключительно позитивным высказыванием.

В самой этой фразе нет негативных слов,  но при этом здесь нет  позитивной  установки,  поскольку больной сомневается сам в себе. Что означает эта фраза:  «в глубине души я  надеюсь исцелиться»?  – «У меня есть слабая  надежда излечиться, но я не уверен, что мне это удастся».

Там, где человек употребляет слово «надежда»  —  имеется ввиду «сомнение»,  а «огромная надежда» означает «огромное сомнение».

БЕЗ АБСОЛЮТНОЙ УВЕРЕННОСТИ (где нет места ни надеждам,  ни сомнениям),  ИСЦЕЛЕНИЕ НЕВОЗМОЖНО ИЛИ ОНО БУДЕТ НЕ ОКОНЧАТЕЛЬНЫМ.

Когда во мне есть уверенность, я выздоравливаю. У меня присутствует абсолютная вера в это.

Когда у меня есть надежда, а не абсолютная вера  —  я не выздоравливаю, я только надеюсь на это.

Также невозможно совместить уверенность и веру.

Вера – это один уровень, а уверенность совершенно другой.  Высшая степень веры может иметь какое-то отношение к уверенности, но для того чтобы достичь уровня абсолютной уверенности,  необходимо совершить рывок.

*********************************************************************************Я завершила полное обучение у Жильбера Рено  около трех лет назад и  являюсь клиническим психологом со специализацией Recall Healing ( Исцеление воспоминанием)  ,  окончила полный курс  Биологики  у Роберто Барнаи и дополнила свое образование  обучением  в Школе Психосоматики PSY2.0, Все эти школы имеют одним из своих источников  ГНМ(Германскую Новую Медицину-GNM)Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета .  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно

***************************************************************************

 

Метафизика, секс и счастье нарциссизма

Метафизика, секс и счастье нарциссизма

Метафизика, секс и счастье нарциссизма
Сергей Дремов

Жан-Поль Сартр признавался, что основная тема его творчества — подлинное счастье быть самим собой и непонимание окружающих («Ад — это другие!»). Для нарцисса это не просто слова, а квинтэссенция жизни, познавая которую мы учимся быть довольны собою. Жизнь прожить не в поле погулять, она не только просторна, но и глубока. Не хочешь ползать как улитка по стеклу, погрузись на дно самовлюбленной бездны и найди там свое истинное Я – самопотрясающее великое сотворенное. Вознесись в небеса и увидишь там опять же себя – абсолютного автора и творца своей жизни.

Религия Я

Несколько основополагающих постулатов религии Я для тех, кто зачарован собой прекрасным и смотрит в свой пуп словно в зеркало.

В современной культуре тревожит именно та степень, в которой психологические изъяны других людей получают знаки одобрения

пишет Сэнди Хотчкис, автор книги «Адская паутина: Как выжить в мире нарциссизма».

Наивная, изъяны других, как и сами эти другие, всегда будут получать знаки одобрения и это, конечно, отвратительно. Но в мире нарциссизма не нужно выживать, нужно жить в радости. Тьфу на тебя, Сэнди!

Что может быть более важным, чем свое Я и мысли этого моего Я, без которых согласно одному иезуиту человек не более, чем недотыковка. Мое Я – это самое важное, что есть в мире между могилами в Земле и дырой в Небе. Никакие чуждые ветры не имеют права врываться в этот мой мир, мою крепость, внутри которой я надежно размещаюсь, мыслю и существую.

Еще большая ценность – это возможность сидеть часами и мирно поглаживать свои плечи, ноги и особенно живот, который настолько нежен, что похож на живот божества. Все, что остается, чтобы окончательно войти в божеское состояние это спрятать подальше мерзкую внутреннюю мышку и забить стекловатой вход в нору своей души. Разума будет достаточно, религия Я – прежде всего религия здравого смысла.

Главный постулат метафизики должен быть о том, что нет никого этих Высших, нету их и все… нету. Чтобы что-то надежно спрятать, нужно положить это на самое видном месте. Так оно и есть, так оно с поиском истины. Вот она моя истина передо мной каждое утро в моем прекрасном отражении. Философы, психологи говорят о тернистом пути самопознании и самоисследовании, но идти надо к зеркалу.

Эзотерика восточная и западная не более, чем хитрые маневры для отвлечения масс. Им веками внушали, что истина не познаваема, бог не постижим, они должны философствовать, молиться, бить себя плетками, соблюдать ритуалы, воевать  с иноверцами и может быть, наконец-то получат  откровение божественной истины. И только вот в это наше самое интересное время зрелого нарциссизма мы может говорить полностью свободно и честно о религии Я как высшей формы религий.

Адепты, дышащие ее воздухом разнообразны, от росточков студентов до ректоров, от начальников поездов до начальников городов… и так до самого главного нашего начальника, с которым мы теперь выбираем себе достойных соперников. А тут уже и у них за океаном приходит к власти прекрасный рыже-жгучий нарцисс.

Таковы все эти люди, знакомые с чувством исчезновения мира в лучах своего Я, лучшие люди, уверовавшие в себя единого и знающие с ранней молодости, что живут они ради того, чтобы яйный свет их звезды рассеял всех чудовищ и дикость этого мира. И вот он наш светоносный воин от лица своего Эго, в морду всему Миру, вторя Сартру, обещает нам Рай, а им, естественно, Ад.

Как когда-то сообщил один из провозвестников религии Я:

Жизнь всех когда либо существовавших на Земле святых для меня имеет меньшую ценность, чем мое собственное ничем не примечательное существование (Жак Маритен).

Милый глупец, но, однако же не трус, твое существование замечено, благодаря таким как ты вся прежняя темная философия обрела конечную кристально-ясность.

Мои логос и эрос, ян и инь ведут меня по жизни, позволяя янствовать и иньствовать в свое удовольствие. Они мое Я, мое гармоничное целое, соединившее мужское и женское, Отца и Мать, встретившихся, чтобы родить Меня для себя. Но нас уже не взять голыми руками как прежде. Сепарация, сепарация и еще раз сепарация, отца серпом, мать молотом.

Привязанность к родной матери – не более, чем привязанность к моему темному бессознательному, в котором все прекрасно-чудовищно. В творчестве мы имеем шанс вознестись над привязанностями. Кто-то повыше, кто-то пониже, кто-то окажется сверху, кто-то снизу, кто-то сбоку, кто-то вверх попой. Лишь бы было приятно, лишь бы из рабства и не принадлежать никому. Научиться владеть собой, чтобы владеть ими.

Учиться обнимать и трогать себя их руками, отдать себя в хорошие руки, чтобы баловать себя. Искать свою любовь к себе, любить бога в себе, не отвлекаясь на других. Наполнять себя эротической энергией и жаром нечеловеческой любви к себе, пройти по всем цветам радуги, чтобы обнаружить черное.

Помня, что потом в старости и болезнях когда придется вернуться в зачеловеческое сознание своей матери, затеряться во мраке смерти мы могли вглядеться в черноту. И увидеть там лицо Бога, и узнать в нем Самого Себя. Вострепетать-ся и боять-ся, смешивать дрожь страха с оргазмом от самого себя-ся.

Холод и пустота

Кто-то, чтобы не пугать малолетних переименовал название «Mutter Holle»  («Адская матушка»), в «Госпожу Метелицу». Но мы знаем, что эта сказка про пустоту, холод и смерть, которая лишь на время отпустила нас погулять на улицу с приятелями. Нарциссическая смертная пустота более, чем нормальна, это наша реальность без завалов и балласта иллюзий.

К приятелям не относится с теплом, не привязаться, не давать им обмануть себя при жизни, пусть потом сочиняют что хотят, а пока жить так, чтобы не ревновать себя прекрасного к другим людям. Верить лишь в свое Я и создавать алтари, у которых можно молиться Себе Прекрасному.

Кушать вкусно, одевать тёпло и наряжать красиво.

Практиковать до совершенства, чтобы в самонежности любящий и любимый сливались воедино. Стать себе любовником и любовницей, разрушить иллюзорные преграды между субъектом и объектом до полной божественной трансценденции. Фотографии и зеркала в помощь. Вглядываться в себя часами так, чтобы два милых лица бросались друг к дружке в ласке.

Не слушать тех, кто выходит из себя по мизерным поводам, входить лишь в себя, вводить в себя и доводить себя до полного удовлетворения собой. Не искать чужих губ, в них предательство, примыкать собственную верхнюю губу к нижней, правую к левой, рука к руке, бедро к бедру, возбуждаться, дрожать от нетерпеливой самодостаточной любви к себе.

Накапливать яйный жирок на бедрах, плечиках, шее… накапливать и упрочивать любовь к себе, всасывать безграничную, головокружительную, уничтожающую весь мир нежность к себе. Не беда если не бодипозитивна, стань фитоняшкой, обтяни перед и зад, чтоб все хотели тебя, но ты не хоти никого кроме себя. Не рассеивай свою любовь к себе, рассеянность оставь лохам.

Заведи инстаграмм и твиттер, кидай туда фотки, позволяй другим восхищаться тобой и завидовать. Рассказывай им, что ты пьешь и кушаешь, куда ходишь, кого восхищаешь, что любишь, кого  ненавидишь.

Универсальность самодостаточности

Религия Я воистину универсальна как высшая форма либерализма. Ты можешь любить Путина или ненавидеть, примкнуть к любой части населения, холуйствовать или революционерить, но не забывай главного: впереди всего и всегда ставь лишь себя. Не путай религиозное с политическим.

Лишь человек — нарцисс в полную меру способен усвоить «возлюби ближнего как самого себя», но не цепляйся за ближнего, будь одиноким духовным аристократом, самодостаточным и горделивым аскетом, чтобы открыть свое истинное Я за пределами кажущегося. Самым ближним в откровении окажешься ты сам себе, проводи с собой как можно больше времени и не давай себя обмануть образами Будды, Иисуса и пр.

Вращайся духовно лишь вокруг себя, но если окажешься втянутым в ту или иную религию люби в ней лишь самого себя, стань священником, муллой, раввином…, но исключительно лишь из-за любви к себе, из любви к почитанию себя. Возрождай светоносную религию Я под любыми масками и ветхими одеждами старых религий.

Всеми фибрами и всей силой своего сознания ощущай свое Я как единственную реальность и высшую ценность. Направь всю сексуальную энергию на это единственное и бесценное. Остального даже не существует. Сотри их всех ради любви к себе, дыши, выделяя одиночество, дыши, наполняясь самосладостью, сам себя думай, чувствуй, желай себя до грязной похоти и возноси себя в духе творчества, пиши музыку, стихи, прозу, умные книги, которыми будут восхищаться,  превозноси свою исключительность, будь честен в этом и не прячься малодушно за идеями о других.

Так называемые грехи

«Исповедую грех, батюшка» — попалась унылая книжка старого чернокнижника с описанием тысяч человеческих грехов. Рекомендую ее всем как подробную инструкцию для морального самоубийства и вступления в нарциссический Ад.

Для радости нужно знать, что единственное, выгоняющее из нарциссического Рая – это грех нелюбви себя с вытекающими из него грехом самообвинения, самопристыживания, самокритики и лишения себя самоценности. Девять из десяти твоих знакомых будут пытаться делать это и тебе не следует помогать им.

Нездоровая нарциссичность – та, что пытается скрыть свои зависимости, будь то пищевая, сексуальная, алкогольная и пр. От попыток сокрытия и подавления естественных желаний происходят все моральные терзания, самообвинения и депрессии.

Вести себя следует как в упомянутом бодипозитиве. Он яркая приметочка нашего нарцо-мира, верная советочка нарцо-диллеров и правило зеркала нарцо-потребителей. Во всем ищи совершенство, превращай стыд в гордость. Не меняй своей прекрасной природы, меняй стыд на гордость. Преврати то, что им кажется уродливым в совершенство, вырасти из грязи золотой колос.

Увеличь размеры себя до размеров дивана и не останавливайся на первой сотне. Герои бодипозитива наедали и 200 и 300 кг. Так же в любой другой теме. Не прячь своих желаний: ешь, пей, люби, стань современным Ахиллесом сексуальных войн, стань Афродитой, Нефертити, Юдиф, спаси свой город от трусливой целомудренности микрощелок, учись у своего кота обходить дозором соседние крыши и лизать себе яйца, стань кошкой, которая не молчит, когда хочет секса.

Помни, что все плохое в этом мире происходит не от тебя, а от людей. Но помни и про свою ответственность. Достаточно ли ты любил сегодня себя, сколько раз, сколько времени? Сила и любовь к себе, ставшие верой дадут тебе все необходимые деньги и решат проблемы общения.

Себя люби до обожествления, других – демонизируй: соседка – старая ведьма, любовница – суккуб, муж – черт лысый, партнер – вертлявый бес, начальник – дьявол… Будь шире и смелее в своих оценках, развивай навыки управления и манипуляции. Должность, власть, почести, знаменитость, могущество и богатство – вот полезные добавки к любви себя.

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Здоровая психосоматика: О ситуациях, которые мы боимся решать и поэтому болеем

Здоровая психосоматика: О ситуациях, которые мы боимся решать и поэтому болеем

Здоровая психосоматика: О ситуациях, которые мы боимся решать и поэтому болеемТатьяна Павленко

Не решая проблемную ситуацию, мы копим в теле напряжение, которое тело может выдерживать, а может и нет. Так и появляются болезни.

Сегодня хочу на своем опыте рассказать о том, насколько мы заботимся о своем теле и здоровье. Итак, растет зуб мудрости, начал болеть. Моя мудрая мама, которая не доверяет врачам, сказала, выпей обезболивающее -пройдет, и в итоге она оказалась права. Но я же, как «противный» ребенок, решила идти в больницу, так как ужастики знакомых действуют лучше любого пинка. И вот здесь самое интересное, и наверное терапевтическое.

Психосоматика: О наших страхах и болезнях

В регистратуре:

— Можно мне попасть к стоматологу?

— Что беспокоит?

— Зуб мудрости растет, немного болит, хочу посмотреть что и как?

— Опухоль есть?

— Нет?

— В щеку растет?

— Нет, нормально все

— Тю, а че ты сюда пришла?

— Ну как, посмотреть нормально ли все, болит же!

— Тю, чего ото его без проблемы сюда ходить, и деньги тратить и в очередях стоять!

И тут моя замерла! К стоматологу я таки добралась.

Но от раздумий полдня не могла отойти. Ведь в этом же и вся фишка, ведь эта женщина, как и моя мама, сказала то же самое, только другими словами. И на пути часто встречаются люди, которые знают о своих «слабинках», но пока эти вопросы решаются с помощью таблетки, то вроде бы их и нет. Заботится о себе принято тогда, когда уже совсем капец, и потому что припекло.

А теперь давайте отойдем от темы здоровья. Почему не принято решать волнующий вопрос, пока он только начал беспокоить (это не о всех, но о многих), почему нужно дождаться до того момента, пока «попа постучится» к вам в дверь и не заставит ваше тело и душу действовать в ужасном стрессе, и тем самым вылазить куче болячек. 

Здоровая психосоматика: О ситуациях, которые мы боимся решать и поэтому болеем

Для меня — это страхи, страхи принять ответственность за себя, за свой выбор, страх ошибиться, быть наказанным, страх быть не принятым, детские страхи и стереотипы, сценарии и куча всего.

Ну что же происходит с нашим телом? Мы видим проблему, мы знаем что она есть, и хоть как бы ни хотели избежать ситуации, ее осознания — проблема есть. Не решая ситуацию, мы копим в теле напряжение, которое тело может выдерживать, а может и нет.

Не желая видеть проблему, вероятнее всего мы получим проблемы со зрением, боясь ситуации — проблемы с пищеварительной системой, боясь просить и принимать помощь — мы услышим свой опорно-двигательный аппарат (но как мы помним, все индивидуально).

Что же делать?

1. Принимайте все новые обстоятельства в своей жизни, как новый опыт для вас. Принять ситуацию, а не избегать ее — это уже процентов тридцать ее решения.

2. Вероятнее всего ситуация возникла потому, что вы где-то накосячили в своей жизни, или разрешили кому-то это сделать (вопрос личных границ), поэтому стоит перестать делать шкоду самому себе.

3. Изучите свои ресурсы и направьте их на ситуацию.

4. Примите помощь о близких.

И помните — если починить поломанную розетку, то не придется тушить свет во всём доме.

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Все решения мозг принимает сам. Один. Втихую

Все решения мозг принимает сам. Один. Втихую

Все решения мозг принимает сам. Один. Втихую
 Владимир Яковлев

Вы думаете вы что-то решаете? Вы не решаете ни-че-го. Все решения мозг принимает сам. Один. Втихую. Не советуясь с вами, не ставя вас в курс этих решений и не обсуждая их с вами предварительно.

Кто мозгу хозяин

И только, спустя какое-то время — в период от 2-х до 30-ти секунд — эти решения «принимаете» вы или, точнее, осознаете УЖЕ принятое мозгом решение, как свое собственное. Я не исключаю, что, когда потом вы рассказываете друзьям, почему «решили» так, а не иначе, мозг тихо хихикает в уютной темноте черепной коробки. Или нет.

Первые научные эксперименты, подтверждающие, что мозг принимает решения за нас и раньше нас, были проведены еще в начале 80-х годов в Калифорнийском Университете американским исследователем Бенджамином Либетом. И с тех пор эти результаты были неоднократно подтверждены.

На практике это означает, что сила воли и свобода выбора — все это не более чем мифы и легенды. Мы можем сколько угодно давать себе слово, что уж в этот раз обязательно удержимся на здоровой диете, непременно начнем ходить в спортзал, перестанем

Но в реальности решение о том, съесть ли вот это страшно вредное пирожное или все-таки удержаться — принимает мозг. А несколько секунд спустя мы это решение осознаем, присваиваем, реализуем и, еще дожевывая запрещенное пирожное, уже начинаем винить себя за слабоволие. И совершенно зря.

Мы не можем изменить принятое мозгом решение. Мы можем только сделать вид, что все решили сами.

Все решения мозг принимает сам. Один. Втихую

Как мозг решает? А очень просто.На бытовом уровне мы обычно полагаем, что «есть интеллект, а есть эмоции». Но в реальности дело обстоит совсем не так. Работа мозга очень плотно связана с эмоциями, или точнее с «гормоном удовольствия» — дофамином. Вопреки обычным представлениям, дофамин отвечает не только за ощущение счастья и экстаза. Он помогает регулировать все наши эмоции, вплоть до сильнейшего отвращения и чувства необоснованного беспокойства.

Каждый раз, когда вы испытываете какую-то эмоцию — страх, радость или разочарование — дофаминовые нейроны анализируют ситуацию и выясняют, что ей предшествовало, что вызвало эти эмоции. А затем фиксируют эту информацию в памяти (даже если на сознательном уровне вы этого не помните).

И потом, когда вы попадаете в сходную ситуацию, они предсказывают, основываясь на прежнем опыте, каков будет исход событий. Или, точнее, какую эмоцию вы испытали в результате.

  • Если негативную — мозг принимает решения, направленные на то, чтобы избежать этой ситуации.
  • Если позитивную то, наоборот, старается в такую ситуацию попасть.

Вот, например, поскольку вкусное пирожное много раз прежде вызывало у вас положительные эмоции, мозг будет бороться за то, чтобы снова и снова повторить этот приятный опыт. А если диета испортила вам настроение, то мозг будет всеми силами стараться, чтобы снова ничего такого не произошло.

Любопытно, что с этим механизмом, кстати, связано стремление к неуемному обогащению. Даже если человек уже заработал столько денег, что их хватит ему до конца жизни (и останется детям) он будет все равно стремиться заработать еще и еще, несмотря на то, что в этом уже нет никакого смысла. Мозг будет стремиться повторить позитивные эмоции, зафиксированные им в результате первых заработков — тогда, когда в них еще был практический смысл.

Можно ли перехватить у мозга инициативу? Можно ли заставить его нам подчиняться? Нет.

Наш мозг — это параллельная вычислительная машина, которая содержит миллионы локальных процессоров. В каждом из них ежесекундно принимаются важные решения. Какие-то программы в этой машине предустановлены, какие-то мы закачиваем сами в течение всей нашей жизни. У этой машины нет центра управления, нет главного штаба, нет начальника.

Поэтому и перехватывать инициативу не у кого. Но можно (и нужно) сделать мозг союзником. Как? Прежде всего нужно быть честным с самим собой и отказаться от «игры в начальника», поскольку это иллюзия.

Не стоит обманывать себя и других. Сколько ни старайся, Вы все равно можете опоздать на встречу, на которую опаздывать нельзя. Или — нагрубить человеку, с которым абсолютно необходимо быть вежливым. Или не удержаться на очень полезной и здоровой диете.

Если мозг решит иначе, вы, скорее всего, последуете этому решению. Но — и это очень большое НО — хотя вы не можете решать ЗА мозг, вы тем не менее можете влиять на решения, которые принимает мозг.

И это намного эффективнее, чем пытаться вопреки всему поддержать иллюзию свободы выбора и силы воли.

Все решения мозг принимает сам. Один. Втихую

5 простых правил, которые помогут вам договориться с мозгом

1. Подготовка к принятию решения важнее, чем само решение. Если вы хотите, чтобы мозг не саботировал ваши замыслы, дайте ему время к ним привыкнуть. Обдумывайте решение, визуализируйте его.

Обязательно определите конкретную дату, с которой решение вступает в силу и готовьтесь к ней.
2. Используйте эмоции. Как ни странно это звучит, но логическими построениями мозг сложно убедить. Для этого нужна эмоциональная окраска.

В какой бы ситуации вы ни находились, если вы хотите, чтобы мозг в дальнейшем стремился к таким ситуациям, постарайтесь максимально концентрироваться на позитивных эмоциях, которые вы испытываете.

Если хотите, чтобы мозг в будущем таких ситуаций избегал — концентрируйтесь на негативе. Не стесняйтесь огорчаться и дать волю негативным эмоциям. Мозг зафиксирует их, и в дальнейшем будет подобных ситуаций избегать.

3. Будьте мелочны. Избегайте глобальных планов. Вы, наверное, обратили внимание, что чем глобальнее мечта, тем реже мы действительно приступаем к ее реализации.

Это потому, что мозг с опаской относится к глобальным изменениям и обычно саботирует их.

Постарайтесь разбить глобальный замысел на максимальное количество мелких, простых, безопасных шагов, которые можно реализовывать последовательно. Так проще добиться того, чтобы мозг поддерживал ваш план.

4. Дайте мозгу попробовать. Если вы хотите что-то изменить в своей жизни — неважно что это питание или работа — не старайтесь это сделать сразу, с первой попытки. Мозг будет навязывать вам возврат к прежнему, привычному и поэтому, с его точки зрения, безопасному образу жизни.

Чтобы мозг стал вашим союзником нужно сперва убедить его, что изменения действительно на пользу, то есть приводят к положительным эмоциям.

Для этого хорошо использовать тестовый режим. Что бы вы ни хотели изменить, сперва попробуйте это в том или ином варианте на ограниченный период времени.

Во время теста концентрируйте внимание не на сложностях, а на позитивных аспектах изменений — очень важно, чтобы опыт связался с положительными эмоциями. Этот способ хорошо работает во всех случаях, за исключением, конечно, борьбы с аддикциями.

Никогда, ни при каких условиях не старайтесь как можно быстрее забыть негативный опыт или последствия ошибки. Наоборот, думайте об этом, анализируйте, «прокручивайте» ситуацию в голове, даже если это болезненно. Постарайтесь как можно точнее определить события и ваши собственные действия, которые привели к негативному эмоциональному опыту.

Одна из основных задач мозга — это наша безопасность. Поэтому негативный опыт мозг запоминает намного лучше позитивного. В этом кстати причина возвращающихся неприятных воспоминаний. Пока мозг не разберется точно, что именно, (какая ошибка, просчет или недосмотр) привело к ситуации, вызвавшей негативные эмоции, он будет снова и снова возвращаться к ней.

Но зато как только разберется, немедленно уберет этот опыт из той части памяти, которая вам постоянно доступна.

5. И, наконец, пользуйтесь аварийным тормозом. Он существует и при необходимости может очень помочь.

Между тем моментом, когда вы осознали принятое мозгом решение и моментом, когда вы это решение «присвоили» и приступили к его реализации — проходит несколько секунд.

Этого времени точно не хватит на то, чтобы изменить решение уже принятое мозгом. Но его может хватить, чтобы воспользоваться аварийным тормозом — то есть просто остановиться и не действовать. В каких ситуациях следует применять аварийный тормоз?

Прежде всего в тех случаях, когда вы оказались в эмоциональной ситуации — рассержены, расстроены или, наоборот, очень обрадованы. Ваши негативные или позитивные эмоции не дадут мозгу правильно оценить ситуацию, правильно проанализировать и рассортировать информацию, исказят общую картину. То что мы часто жалеем о решениях принятых под влиянием эмоций — вовсе неслучайно. Поскольку мозг очень зависим от эмоций, сильный эмоциональный фон нарушает его работу. Поэтому в таких ситуациях лучше всего постоянно держать руку на «ручке тормоза».

Кроме того, руку на тормозе важно держать в ситуации близкой победы или возможного близкого проигрыша. Помните, а счастье было так близко, так возможно? Самые большие ошибки наш мозг совершает, когда цель близка или, наоборот, из-за страха что-то потерять.

А что делать, если вопреки всем усилиям вам не удается убедить мозг в правильности вашего замысла и он упорно продолжает его саботировать? В этом случае, нужно пересмотреть замысел. Если, например, у вас упорно не получается усидеть на диете или начать рано вставать, это означает, что у мозга есть на это причины. И их нужно уважать. На мозге огромная ответственность. Если он упорно отказывается сидеть на диете, значит эта диета мешает его работе. Если он спит дольше чем вам хотелось бы, значит ему это время необходимо. Мозгу нужно доверять. Он у вас один.

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Колесо ВЛАСТИ и КОНТРОЛЯ

Колесо ВЛАСТИ и КОНТРОЛЯКолесо ВЛАСТИ и КОНТРОЛЯ

Виктория Наумова

Вместо угроз – поддержка, вместо обесценивания – уважение, вместо экономического насилия – здравые договоренности. Это все становится возможным при понимании ценности отношений с партнером и с собственными детьми.

В одной из моделей объяснения домашнего насилия, называемой «Колесо власти и контроля», автор насилия сохраняет власть и контроль на своим партнером, используя множественные формы насилия, лишь иногда прибегая к физическому. И это можно наблюдать в любых отношениях, где есть диспозиция власти, в т.ч. и в детско-родительских.  Такое понимание ситуации, более комплексное, позволяет сконструировать несколько иной вид работы с авторами насилия – не только на уровне отслеживания поведения (в поисках цикла насилия, что тоже само по себе очень ценно), но и на уровне альтернативы по всем жизненным сферам.

Домашнее насилие

Т.е. вместо угроз – поддержка, вместо обесценивания – уважение, вместо экономического насилия – здравые договоренности. Это все становится возможным при понимании ценности отношений с партнером и с собственными детьми. То, ради чего автор насилия готов к работе по переоценке огромного пласта своей личной истории.  Мотивация перемены ради партнера или ради детей не может быть вполне поддерживающей, так как является скорее внешней. Внутренняя мотивация – это поиск той ценности, которая лежит в основе сохранения конкретных отношений.

Можно задать себе вопрос – почему для меня важно сохранить или построить мои отношения с ребенком/детьми? Что будет происходить дальше, если я оставлю все, как есть? Как это может отразиться на наших отношениях через месяц, год, пять, десять лет? Действительно это то будущее, которое я хочу?

Колесо ВЛАСТИ и КОНТРОЛЯ

Сегодня наблюдала картину: мама вела под руку двухлетнего малыша, догоняя его старшего брата лет четырех, который уехал вперед на велосипеде. Малыш, как это бывает, уехал вперед, не оглядываясь назад, и не зная, что направляется в другую сторону, а мама зовет его обратно. В какой-то момент мама, очевидно, на эмоциях, его догнала и сначала отругала, потом ударила несколько раз по лицу.

Я не в осуждение и обсуждение сейчас этой ситуации, а о том, что было потом. Знакомая ситуация, для кого-то даже знакомая до боли.

 

Потом мама сказала сыну езжать за ними, и ушла вперед, а сын, застряв на кочке колесом велосипеда, стал ей кричать, вероятно, подождать (на нерусском языке, не знаю, что он кричал именно). Я обернулась на малыша и увидела его личико, искаженное ненавистью.

Вот, встречать такое лицо по отношению к себе, встречать соответствующее отношение к себе, встречать равнодушие или жестокость по отношению к себе, и потом, в будущем, узнавать в своем выросшем сыне домашнего тирана – это то, чего мы хотим? Конечно, нет.

Мы, будучи родителями, хотим, чтобы нас любили, ценили и уважали, прислушивались к мнению и опыту, считались с нашими потребностями и желаниями. Поэтому одно из направлений работы с авторами насилия – это трансформация всех паттернов взаимодействия, в центре которой будет укрепление достаточно хорошей привязанности и достаточно хороших отношений.

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Ненависть матери

Ненависть материНенависть матери

«Мне стыдно об этом говорить, но я ненавижу своего ребенка.» С таким запросом приходит женщина на консультацию. Можно осуждать эту женщину, жалеть бедного ребенка. А можно попробовать разобраться почему это происходит, и что с этим делать.

Немного про ребенка, который растет без маминой любви. Здесь даже не говорится о ненависти. Здесь стандартная ситуация, в которой многие читатели могут узнать себя. Наши мамы жили не в самые лучшие времена, они работали много и тяжело, многие и сами не знали, что такое любовь. Не умели проявлять нежность, не знали как поддержать и мотивировать. Растили нас, как могли. Несмотря на то, что мама всегда дает самое лучшее, что у нее есть, что она может дать, ребенку кажется, что она могла бы дать больше.

Причины ненависти матери

Я не говорю сейчас про всех мам, говорю о том, что я наблюдаю в случаях клиентов, и то, что сама прожила.

Ребенку не хватило в детстве маминого участия, присутствия в трудные моменты, защиты. Ребенок стал взрослым, а отсутствие этих ресурсов осталось. Взрослый человек продолжает искать маму, которая будет любить, поддерживать и помогать. Не важно 30 лет сейчас ребенку или 50. Ему нужна мама.

Маму мы ищем в муже, в психологе, в начальнике, иногда в своем же ребенке. И нам нужна идеальная мама. Та, которой у нас не было. Как только мы решили, что этот человек заменит нам маму, мы начинаем предъявлять ему свои детские претензии. Люби меня! Защити меня! Помоги мне! Реши мои проблемы!

Если человек пережил ненависть мамы, то ситуация усугубляется. Однако, поговорим сейчас о маме. Что происходит с ней.

Ненависть мамы может быть связана с несколькими факторами. Один я разберу более подробно.

Мама может ненавидеть свою дочь. Она может видеть в ней соперницу. Она может видеть в ней свою старость. Она может завидовать дочери, видеть свои нереализованные надежды, свои утраченные возможности.

Я сама мама сына, и ко мне в практику приходят женщины, у которых есть сын. И которые не могут понять, почему они одновременно и любят своего ребенка, и ненавидят. Иногда до того, что хочется кричать на него, бить его. Потом они чувствуют вину и беспомощность.

Что происходит, и что делать.

Чаще всего эти мальчики — дети от предыдущего брака. Женщина неосознанно видит в сыне бывшего мужа. Все обиды, претензии, вся злость на бывшего мужа переносится на ребенка. Ребенок может быть похож на отца внешне, иметь его манеры, а может быть вообще точной копией мамы. Это неважно.

Подсознательно женщина знает, что ребенок — это 50% она и 50% тот мужчина, который сделал ей больно. И эта часть вызывает ненависть. 

Ненависть матери

Первое и самое важное — осознать, что это происходит. Внутренний конфликт между тем, что женщина должна чувствовать к своему ребенку, и тем, что она чувствует на самом деле, разрывает женщину изнутри. «Я должна любить своего ребенка, гордиться им и хвалить», — говорит внутренний голос. А на самом деле женщина чувствует ненависть, отвращение, иногда желание причинить физическую боль, оттолкнуть ребенка. Женщина чувствует вину из-за того, что она не чувствует то, что должна. И это убивает ее. 

Конечно, лучше поработать со специалистом, но я сейчас напишу, что вы можете сделать уже сейчас, если это ваш случай.

Проговорить вслух или мысленно:

1. «Я ненавижу своего ребенка. Но я знаю, что со мной все в порядке»

2. «Я осознаю, что мой бывший муж (Имя) и мой ребенок (Имя) — это два абсолютно разных человека.»

3. «Я осознаю, что я переношу свои чувства к бывшему мужу на ребенка (можно тоже с именами)»

4. «Я освобождаю ребенка от этих проекций. Муж — это муж. Ребенок — это ребенок.»

5. «Я все еще вижу черты бывшего мужа в своем ребенке, но я больше не чувствую необходимости ненавидеть, бороться, защищаться, агрессировать (можно подставить другие чувства)»

Я рекомендую поработать над отношениями с бывшим мужем. Не для того, чтобы начать жить с ним душа в душу. Но для того, чтобы вам стало легче.

Можно начать с письма. Которое не нужно отправлять. Лучше всего его сжечь после написания (соблюдая правила пожарной безопасности).

Ненависть матери

Письмо лучше всего писать по такой форме.

1. Претензии и обиды. сами ситуации. Напишите все что вы хотели бы сказать. Не выбирайте выражения, пишите все слова которые будут идти. Пусть вся боль, все обиды, все, что вы держали все это время внутри выйдет на лист бумаги. Пишите не к третьему лицу, а напрямую этому человеку. Например : «Ты меня очень обидел, я так зла не тебя за то что…». Пишите конкретные ситуации, где вам было больно. Пишите без любой критики и цензуры, без фильтра «я духовная и порядочная».

2. Свои чувства. Напишите что вы чувствовали, какой вы себя ощущали в эти моменты. Например: «Когда ты так себя вел, я чувствовала себя слабой, ненужной….»

3. «Я тебя прощаю.» Даже если сейчас вы не готовы этого сделать, напишите эту фразу. Может вам захочется написать больше, не сдерживайте себя.

4. «Я благодарю тебя». Подумайте, за что вы могли бы поблагодарить этого человека. Если не приходит ничего, поблагодарите за сына(или дочь). Может вы стали сильнее в этих отношениях? Или научились стоять за себя? Или вы благодарны, что эти отношения уже закончились.

5. «Мне жаль что так все вышло». В какой-то другой реальности все могло быть иначе. Напишите эту фразу, и если захочется написать больше — сделайте это.

6. «И ты меня прости.» Возможно к этому моменту вам придет понимание, что и вы не были идеальной. Если нет, то просто напишите эту фразу.

Сама по себе информация не исцелит ваши душевные травмы. Обязательно сделайте эти упражнения. Даже, если вы слышали о таких упражнениях, и вам кажется, что ничего нового в этом нет. Просто сделайте это. Это займет немного времени. Уверена, что у вас запустится процесс внутренних изменений. От этого станет жизньлучше. И ваша и ребенка. Самобичевание и вина точно ничем не помогут.

Напишите в комментариях, удалось ли вам сделать это. Может пришли какие-то осознания. Или вы почувствовали облегчение. И если остались вопросы по теме, обязательно тоже напишите.

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Нарушения иерархии в семейной системе: Чего нельзя делать родителям

Нарушения иерархии в семейной системе: Чего нельзя делать родителямНарушения иерархии в семейной системе: Чего нельзя делать родителям

Мария Мухина

Иерархия – один из параметров семейной системы, призванный устанавливать порядок, определять принадлежность, авторитет, власть в семье и степень влияния одного члена семьи на других

Семейная система

Иерархия – один из параметров семейной системы, призванный устанавливать порядок, определять принадлежность, авторитет, власть в семье и степень влияния одного члена семьи на других.

Одно из положений иерархии заключается в том, что в семье родители несут ответственность за детей и имеют всю власть в нуклеарной семье.

В своей статье я хочу рассмотреть некоторые варианты отклонений от этой нормы и их последствия.

Триангуляция

Триангуляция — эмоциональный процесс между двумя людьми, который имеет тенденцию вовлекать в отношения третьего. В нарушенной семье, где внутренние границы размыты, родители могут иногда делать детей своими эмоциональными партнерами. Это перевернутая иерархия, при которой статус ребенка в семье равен родительскому.

Пример: «Дочь-подружка».Мама общается с дочерью на равных, как партнеры, как подруги, что приводит к психологическому дискомфорту у ребенка, к смешению ролей, к ослаблению силы ребенка.

В норме сила ребенка должна направляться в социум, использоваться для общения со сверстниками, друзьями и сиблингами (братьями, сестрами).

В случае, когда мама начинает делиться с дочкой тем, какие у неё плохие отношения с папой, как они конфликтуют, делится своими подозрениями относительно измен отца, в душе у ребенка начинает происходить сумятица.

Когда мама становится дочери подругой, в глазах дочери это снижает ее авторитет и, как следствие, дочь непроизвольно эмоционально присоединяется к отцу. Ребенок не хочет слышать подобных вещей, ему тяжело слушать негативные вещи про одного из родителей. В результате дочь старается дистанцироваться от матери.

То же происходит и в случае излишне доверительных, товарищеских отношениях одного из родителей с сыном.

Нарушения иерархии в семейной системе: Чего нельзя делать родителям

 

Чего не должны знать про вас дети

Затрагивая тему избыточной откровенности в общении с детьми, следует сразу обозначить, чего в норме не должны знать дети. Дети не должны знать про личные интимные подробности и тайны родителей. В первую очередь это касается сексуальных отношений. Метафорически это звучит так: «Дверь супружеской спальни для детей должна быть плотно заперта». Да, дети знают, что дверь эта есть, и на этом – всё.

Также дети не должны знать о добрачных романах, отношениях, влюбленностях родителей. Рассказывая о своих добрачных отношениях детям, мать забирает силу отца и настраивает детей против себя.

То же касается отца, дети не должны знать о его добрачных отношениях. Если имел место брак и дети спросили об этом, имеет смысл сообщить только факт брака и это не должно глубоко фиксироваться, дабы не вызвать тревогу у детей и их сомнения в устойчивости союза родителей.

Теперь вернемся к нарушениям иерархии в семейной системе.

Парентификация

Термин парентификация произошел от английского слова «parents» — родители. В буквальном смысле это означает, что дети функционально становятся родителями собственным родителям. Это вариант перевернутой иерархии часто возникает в случае алкоголизма, или наркомании одного или обоих родителей.

Пример: Если отец химически зависимый и в семье есть сын, то он часто замещает созависимой матери отца. Отец и мать в такой семье зачастую, инфантильные, поэтому ребенок вынужден стать единственным взрослым и нести ответственность за семью, ее существование и гомеостаз. Он принимает решения, он отвечает за границы семьи, делая их жесткими. Жесткие границы в этом случае выглядят примерно так: никто не должен узнать, что отец зависимый, поэтому никого нельзя звать в дом, ни с кем нельзя делиться происходящим в семье. У такого ребенка, как правило, нет друзей, он ведет замкнутую «взрослую» жизнь. Это перевернутая иерархия, при которой статус ребенка в семье выше родительского.

Другой пример парентификации: в случае ранней смерти матери, дочь функционально заменяет ее и, как следствие, перестает быть дочерью. Она выполняет много домашних женских дел с раннего возраста, ухаживая за отцом и поддерживая его. Так и не познакомившись полноценно с ролью дочки, вырастая, она чаще всего становится функциональной мамой своему мужу.

Нарушение иерархии в сиблинговой подсистеме

Происходит как следствие парентификации, когда старший ребенок берет на себя ответственность за родительскую подсистему, он также берет ответственность и за детскую подсистему (младших детей).

Или другой вариант: когда только в детской подсистеме нет иерархии, нет ведущего и ведомого, старшие и младшие дети на равных. Происходит это, когда один родитель жестко, авторитарно влияет на детей, объединяясь в коалицию с детской подсистемой и ослабляя тем самым другого родителя.

Пример: Папа, который проводит много времени со своими сыновьями разного возраста (спорт, шахматы, рыбалка), не дифференцируя их на старший-младший, а мама при этом находится вне их занятий. В таком случае мама, ощущая себя ослабленной, испытывает раздражение на коалицию отец-сыновья и ищет с кем создать свою коалицию, например со своими родителями или психотерапевтом.

Стоит отметить, что наряду с дисфункциональными коалициями, объединяющими родителя и ребенка, есть и здоровые варианты – это коалиции «по горизонтали», к ним относятся внутрисемейные коалиции между супругами и между сиблингами.

Уважаемые Родители!

  • Когда вы «дружите» со своими детьми, когда вы жалуетесь им на свою взрослую жизнь, когда демонстрируете свою неспособность справиться со своими потерями и поражениями;
  • Когда латаете детской душой бреши своего одиночества, когда вынуждаете ребенка покрывать ваши болезненные пристрастия;
  • Когда, ведомые своим эгоизмом, пеняете на неблагодарность своего чада и требуете мзду за «бессонные ночи» в виде внимания или сочувствия, —

 

знайте, что тем самым вы лишаете своего ребенка не только родителя, коим вы, нарушая иерархию, быть не в состоянии. Вы лишаете ребенка его Жизни, потому что пока ребенок обслуживает ваши взрослые нужды и потребности, он не проживает свою детскую (или уже взрослую) жизнь. Знайте об этом

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Мигрень: 8 причин ее появления, о которых вы не знали

Мигрень: 8 причин ее появления, о которых вы не знали

Мигрень: 8 причин ее появления, о которых вы не знали

Мигрень характеризуется тем, что вызывает сильную головную боль, как правило, с одной стороны головы, но также центр боли может быть в теменной области, или за глазами. Наряду с болью, мигрень часто сопровождается и другими симптомами, такими как повышенная чувствительность к свету, шуму, тошнотой и рвотой. В отличие от обычной головной боли, это состояние ухудшается со временем и может стать причиной потери работоспособности.

Мигрень — не всё так безобидно, как кажется

На самом деле, по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), мигрень является одним из 10 заболеваний, которые чаще всего становятся причиной отгулов у населения мира. В некоторых случаях боль длится до 72 часов, и практически не может быть облегчена при помощи анальгетикой.

На данный момент, ученые не могут точно объяснить, как именно она развивается, но, как полагают, мигрень связана с гормональными изменениями, которые вызывают сужение кровеносных сосудов.

В связи с этим, можно выделить несколько факторов, которые могут провоцировать появление головной боли.

8 основных причин появления мигрени

1. Есть во время работы

Даже в самый напряженный рабочий день нужно постараться найти время для обеда, но иногда, из-за многочисленных обязательств, некоторые либо его полностью пропускают, либо едят прямо за рабочим столом, одновременно выполняя свои задачи.

Мигрень: 8 причин ее появления, о которых вы не знали

Это явление связывают с появлением головной боли и других симптомов мигрени. По-видимому, наш мозг отвлекается из-за того, что он должен контролировать два разных вида деятельности, и это вызывает снижение уровня серотонина, гормона хорошего самочувствия.

2. Проблемы со сном

Как недостаток сна, так и его переизбыток может вызвать проблемы со здоровьем. Если наш организм не получает необходимые ему часы сна, многие из функций работают «вполсилы».

Проблема заключается в том, что, помимо отсутствия концентрации, у нас может появиться сильное чувство усталости и мигрень, которые мешают выполнять наши повседневные задачи. Эти же проблемы возникают, когда наоборот, мы спим слишком много, так как это сбивает наш жизненный ритм и, следовательно, в организме происходят сбои.

3. Употребление алкоголя в избытке

Чрезмерное употребление алкоголя может до 30% увеличить количество случаев мигрени. Этанол, вещество, которое содержится в этих напитках, вызывает обезвоживание организма и это производит дисбаланс жидкости во всех его системах. В результате, у нас возникают проблемы с кровообращением, уменьшается насыщение мозга кислородом и это вызывает сильную головную боль.

4. Фаст-фуд и холодные закуски

Несмотря на то, что обычно этому фактору не придают большого значения, диета во многом связана с постоянными мигренями. Неправильное питание увеличивает риск появления головных болей и таких симптомов, как усталость и повышенная чувствительность.

Фаст-фуд, холодные закуски и большая часть полуфабрикатов вызывают негативную реакцию организма на физическом и психическом уровне.

Глутамат натрия, усилитель вкуса, который можно найти в поваренной соли, готовых супах или китайской кухне, вызывает сбои при воспалительных процессах в организме, вызывая такие проблемы, как мигрень.

Мигрень: 8 причин ее появления, о которых вы не знали

5. Сильные запахи

Часто люди, страдающие от постоянных мигреней, получают новый приступ, когда они чувствуют странный или слишком интенсивный запах. Духи, освежители воздуха или некоторые химические вещества в самых обычных продуктах, которые мы используем ежедневно, могут спровоцировать такую реакцию.

6. Изменение климата

Внезапное изменение температуры вызывает ряд последствий в нашем организме, таких как ослабление иммунной системы, простуды и головную боль. Переход из тепла в холод, или наоборот, может спровоцировать мигрень у некоторых людей.

7. Громкие звуки и яркий свет

Продолжительное воздействие громких звуков или яркого света заставляет кровеносные сосуды сжиматься, в результате чего может начаться мигрень. Напряжение и стресс, которые они вызывают провоцируют этот эффект. Это также может произойти из-за воздействия солнечных лучей.

8. Лишний вес и ожирение

Многие из нас не знают о всех последствиях отсутствия контроля за массой тела. И избыточный вес, и ожирение повышают риск развития сердечно-сосудистых заболеваний и других нарушений в основных системах организма.

Будучи основной причиной нарушения кровообращения, лишний вес также может вызвать частые случаи мигрени.

После того, как вы узнали о возможных причинах мигрени, важно проанализировать их и понять, не подвержены ли вы какой-либо из них. Если да, то попробуйте усилить меры профилактики, чтобы свести случаи мигрени до минимума и не страдать понапрасну.

Признаки хорошей психологической защиты

Признаки хорошей психологической защитыПризнаки хорошей психологической защиты

Психологическую защиту надо укреплять; отдых, работа, спорт, общение с добрыми людьми, радости жизни — все это помогает! И любовь, конечно. А нападать не надо. Защита — она для того, чтобы защищаться…

Психологическая защита, как писал Ганс Селье, это «запас адаптивной энергии». Это энергия организма, которая позволяет противостоять трудностям, бороться, побеждать, переживать неудачи и снова вставать. Это энергия жизни. Она расходуется в борьбе и в переживаниях. Но потом снова восполняется. Работа, любовь, доброе окружение, победы, отдых — все это восстанавливает защиту.

Психологическую защиту надо укреплять

Как понять, хорошая у нас защита или не очень? Полон наш аккумулятор или почти пуст? Если защита ослабла, надо принять меры для ее восстановления. А если с ней все отлично, можно жить и побеждать дальше! Смело идти вперёд; победа не за горами!

Главный признак хорошей защиты — вы довольно сильно и эмоционально реагируете на стрессы. Внешне вы можете сохранять спокойствие, но внутри все кипит! Вот и хорошо, что кипит. Вы отлично распознаете опасность и насилие, прекрасно чувствуете нарушение своих границ. И в организме вырабатываются специальные гормоны для борьбы. Все в порядке, вы готовы защищаться!

Признаки хорошей психологической защиты

Но как только негативная ситуация прошла, кончилось воздействие психотравмирующих факторов — вы довольно быстро приходите в себя. В течение нескольких часов; и настроение улучшается, появляются силы. Кончилось нападение; через некоторое время кончилась и реакция. Защита в полном порядке!

Если с защитой что-то не так, вы или будете «пропускать удары» и вяло реагировать на нападение или другой стресс. Или будете долго-долго испытывать упадок сил, тревогу, душевную боль после завершения травмирующей ситуации. Уже все кончено, уже прошло довольно много времени, а вы все думаете, нервничаете, теряете силы… Это — нарушение защиты.

И ещё один удивительный факт; если у вас хорошая психологическая защита, просто отличная, через некоторое время тот, кто на вас напал, утрачивает собственную энергию. Теряет свои преимущества, своё положение, а иногда — здоровье. Не потому, что вы пожелали зла, вовсе нет. Это энергетические процессы. Напавший «потерял свой заряд», «обесточил» себя, растратил свою драгоценную адаптивную энергию на неудачное нападение. А от количества этой энергии зависит жизнь…

Психологическую защиту надо укреплять; отдых, работа, спорт, общение с добрыми людьми, радости жизни — все это помогает! И любовь, конечно. А нападать не надо. Защита — она для того, чтобы защищаться…

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Женщины, которых никогда НЕ любили

Женщины, которых никогда НЕ любилиЖенщины, которых никогда НЕ любили

Для женщин, лишённых родительской любви, необыкновенно важно быть любимыми и не оказаться брошенными. Они легко становятся заложницами привычного чувства вины и начинают думать, что сами спровоцировали мужчину на подобное поведение (мама на меня злится, ругает; мама с папой ругаются – это я виновата, потому что недостаточно хорошая). Любой же знак внимания со стороны партнёра становится для них сверхзначимым и свидетельствующим о его глубокой любви, потому что в детстве они были лишены внимания родителей.

«У меня нормальная внешность, я умная, хозяйственная, с чувством юмора, у меня хорошая работа. Почему меня не любят? У других мужья, поклонники. А у меня абсолютно не складываются отношения с мужчинами. Но ведь так хочется чувствовать себя любимой и любить самой!

Я ходила на разные женские тренинги, но там твердят одно: «Вас не любят, потому что вы не любите себя! Вы должны полюбить себя, почувствовать себя королевой, и тогда мужчины будут у ваших ног». Я понимаю, что это, наверное, правильно, но я абсолютно не могу полюбить себя. Пробовала разные упражнения для поднятия самооценки: аутотренинг у зеркала, выписывала все свои достоинства и по многу раз в день перечитывала этот список, пробовала терапию шопингом и удовольствием и много всего прочего. Никакого эффекта! Иногда мне кажется, что в меня просто что-то не вложили».

Почему не складываются отношения с мужчиной

Какая частая история… И всё равно каждый раз сердце замирает от сострадания, когда на вопрос: «Как складывались Ваши отношения с родителями в детстве? Хватало ли Вам любви, тепла и поддержки от них?» лицо женщины каменеет, и она безразличным голосом отвечает: «Нормальные были отношения. При чём тут вообще мои родители?».А потом, когда удаётся обойти защиту, прорывается плотина боли и слёз, боли человека, который всю жизнь живёт с родительской нелюбовью в себе.

Это тяжелейший груз, и большинство людей выстраивает вокруг него толстенный защитный саркофаг, потому что иначе не выжить. Но радиация давно проникла в каждую клетку, и период её полураспада длиннее человеческой жизни – дети этого нелюбимого ребёнка, скорее всего, тоже будут испытывать дефицит маминой любви.

А для маленького человечка нет ничего страшнее родительской холодности и отвержения. Такой ребёнок начинает отвергать сам себя. Откуда же взяться любви к себе и к другим, если тебя не любили? Если эту любовь не заложили, не пропитали ей каждую клеточку?

А ещё всех нас – тех, кого любили в детстве, и тех, кому не хватало любви и тепла, всегда тянет к привычному. Поэтому женщины с тревожным (невротическим) типом привязанности, эмоциональные потребности которых в детстве не были удовлетворены, будут раз за разом воспроизводить эти привычные для них обстоятельства в отношениях с мужчинами.

Чаще всего такие женщины будут влюбляться в мужчин, которые относятся к ним с безразличием, и будут пытаться добиться от них взаимности. Ведь когда-то цель маленькой девочки была – любым способом добиться любви родителей.

Поскольку женщина просто не знает, как выглядит и ощущается настоящая любовь, ей кажется, что любовь можно каким-то образом заслужить, и она начинает прилагать множество бесплодных усилий, чтобы вызвать любовь у отвергающего её мужчины. А ведь чем больше инвестиции, тем больнее не добиться никакого успеха.

Тревожные женщины, которые и сами эмоционально нестабильны, часто путают нестабильность отношений с сильной страстью. Постоянные перепады эмоций одновременно завораживают и истощают. Поэтому таких женщин часто притягивают мужчины с нарциссическими чертами.

Женщины, которых в детстве игнорировали и постоянно критиковали, практически перестают реагировать на определённые виды манипуляций и плохого обращения. Из-за этого они не понимают, что оскорбления, пренебрежение или мелочный контроль со стороны партнёра разрушают близость.

Женщины, которых никогда НЕ любили

Для женщин, лишённых родительской любви, необыкновенно важно быть любимыми и не оказаться брошенными. Они легко становятся заложницами привычного чувства вины и начинают думать, что сами спровоцировали мужчину на подобное поведение (мама на меня злится, ругает; мама с папой ругаются – это я виновата, потому что недостаточно хорошая). Любой же знак внимания со стороны партнёра становится для них сверхзначимым и свидетельствующим о его глубокой любви, потому что в детстве они были лишены внимания родителей.

Поскольку женщина не знает, как построены полноценные здоровые отношения, скорее всего, она будет готова смириться с гораздо меньшим, чем то, чего она достойна, и что сделало бы её счастливой.

К сожалению, невозможно взять и вдруг полюбить себя, просто изменив свои представления о себе. Необходимо восполнять внутренние ресурсы любви, которые в должной мере не были заложены в детстве, и из которых потом можно будет черпать любовь к себе.

Для того, чтобы жить в гармонии с самой собой, научиться любить, понимать и принимать себя, построить здоровые счастливые отношения с партнёром, важно осознать и исцелить в терапии детские травмы, вызванные недостатком родительской любви.

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Почему мы привязываемся к тем, кто делает нам больно

Почему мы привязываемся к тем, кто делает нам больно

Мать — фигура ключевая. Однако до середины XX столетия большинство специалистов этого не признавали. В западных культурах в отличие от традиционных были приняты особые приемы воспитания детей: меньше физического контакта с матерью, дети спали отдельно от матери с более раннего возраста, им дольше приходилось ждать, пока мать отреагирует на плач.

Почему мы привязываемся к тем, кто делает нам больно

Зачем нужна мама? Кормить, одевать, следить, чтобы ребенок «не убился»? Открытый в XX веке госпитальный синдром — при нем дети, помещенные в идеальные больничные условия, но при этом оторванные от матерей, умирают буквально «от тоски» — показал: мама нужна, чтобы было кого любить. А последующие эксперименты психологов и этологов подтвердили: детеныш привязывается к матери, даже если она не самым лучшим образом справляется со своими родительскими обязанностями. О нейрофизиологической подоплеке этих процессов — в отрывке из бестселлера «Биология добра и зла: Как наука объясняет наши поступки» приматолога и нейробиолога Роберта Сапольски.

Зачем нужна мама?

Мать — фигура ключевая. Однако до середины XX столетия большинство специалистов этого не признавали. В западных культурах в отличие от традиционных были приняты особые приемы воспитания детей: меньше физического контакта с матерью, дети спали отдельно от матери с более раннего возраста, им дольше приходилось ждать, пока мать отреагирует на плач.

На рубеже XIX–XX вв. ведущий тогда эксперт в этом вопросе Лютер Холт из Колумбийского университета предостерегал против «порочной практики» утешения плачущих детей на ручках и вообще предупреждал, что негоже слишком часто их ласкать. Таков был мир детей из богатых семей — с нянями, которые должны были ненадолго показывать родителям детей перед сном, мир, в котором детей должно быть «видно, но не слышно».

Этот период породил страннейший в истории роман на одну ночь, а именно когда фрейдисты и бихевиористы объединились для того, чтобы объяснить возникновение привязанности детей к матери. Для бихевиористов все было понятно: матери поощряют привязанность с помощью калорий, когда кормят своих детей. Фрейдисты с той же степенью уверенности утверждали, что у младенцев еще отсутствуют те структуры личности, Эго, которые могли бы сформировать отношения с чем-то, кроме материнской груди. Обе установки в сочетании с принципом воспитания «лучше, чтобы детей было видно, но не слышно» предполагают, что, если обеспечить младенца едой, комфортной температурой плюс всякими необходимыми мелочами, то получится прекрасное начало жизни.

А куда в этой схеме помещаются любовь, душевное тепло, физический контакт? Никуда, они вообще не нужны.

По крайней мере в одном случае подобные теоретические измышления стали губительными. Когда ребенок попадал надолго в больницу, считалось, что мама ему там не нужна, она только вызовет дополнительный эмоциональный переполох, ведь все, что нужно, обеспечивает медицинский персонал. Обычно матерям разрешали навещать детей раз в неделю в течение нескольких минут.

Если дети лежали в больнице долго, то очень многие становились жертвами госпитализма — они просто угасали в больничной обстановке, умирая от невыясненных инфекций, болезней кишечника, болезней, никак не связанных с теми, из-за которых они попали в больницу.

Это было время, когда знание о микробах привело к убеждению, что уж если ребенок попал в больницу, то его в целях антисептики лучше максимально изолировать и оставить в покое. Показательно, что смертность от госпитализма взлетела в больницах с новомодными инкубаторами (идеей, позаимствованной из куроводства); в лечебницах для бедных дела обстояли гораздо лучше, там детей выхаживали по старинке — с помощью тепла человеческих рук, доброты и заботы.

В 1950-х гг. британский психиатр Джон Боулби поставил под сомнение бытовавшее мнение, что младенцы являются простейшими в эмоциональном плане организмами. С его теории привязанности началось развитие современных взглядов на дуэт мать-дитя. В трех томах своего труда «Привязанность и утрата» (Attachment and Loss) он сформулировал ответы на вопрос: «Что детям требуется от матери?». Они сейчас очевидны: любовь, ласка, теплота, отзывчивость, стимуляция, постоянство, надежность. А если лишить этого в детстве, то кого мы получим? Тревожного, печального и/или неспособного к привязанности взрослого.

Боулби вдохновил Гарри Харлоу из Висконсинского университета на один из ключевых, хрестоматийных экспериментов в истории психологии. Этот эксперимент разрушил и фрейдистские, и бихевиористские догмы о связи «мать — дитя». Гарри вырастил детеныша макаки-резуса без матери, но с двумя «суррогатами». Оба суррогата представляли собой проволочный каркас в форме обезьяньего тела с пластиковой обезьяноподобной головой. К одной такой «маме» приделали бутылку с молоком. А тело другой обернули плюшевой тканью. Другими словами, одна «мама» давала калории, а другая — нечто похожее на материнское тепло. Фрейд и Скиннер наверняка наперегонки бы кинулись к «молочной» матери. А малыши-обезьянки выбрали плюшевую маму. «На одном молоке не выжить. Любовь — это чувство, и с ложки ею не накормишь», — писал Харлоу.

Мать выполняет какую-то основополагающе необходимую функцию, и это стало безоговорочно ясно после одного чрезвычайно неоднозначного наблюдения. С 1990-х гг. в Америке резко упала преступность. Почему? Либералы превозносили экономическое процветание. Консерваторы — увеличенные полицейские бюджеты, расширение тюрем, введение закона «трех преступлений». Тем временем ученый-юрист Джон Донохью из Стэнфордского университета и экономист Стивен Левитт из Чикагского взглянули на проблему совсем с другой стороны. В качестве причины падения преступности они предположили легализацию абортов. Авторы сопоставили, штат за штатом, год разрешения абортов и демографию снижения преступности. В результате они выяснили, что когда в том или ином штате становились возможны аборты, то через 20 лет здесь падала преступность. Удивлены? Результаты вызвали полемику, но для меня они выглядят совершенно логично, хотя и печально.

Что в общем и целом предвещает преступную жизнь? Родиться у матери, которая, будь ее воля, не завела бы этого ребенка. Так что же это за основополагающе необходимая функция, которую выполняет мать? А вот какая: мама дает ребенку уверенность в том, что счастлива просто самим фактом его существования. И все.

Харлоу сумел продемонстрировать идею, важнейшую для наших рассуждений, — показать, что же такое матери (а позже сверстники) дают детям. Чтобы это сделать, ему пришлось провести один из самых болезненных и безумных экспериментов в истории психологии. Эксперимент заключался в том, что детенышей обезьян выращивали в изоляции, рядом не было ни матери, ни сверстников; первые месяцы и даже годы своей жизни обезьянки были лишены контакта с живым существом, и только потом их отправляли в общество других обезьян. Как и предполагалось, для тех бедняг дело закончилось катастрофой. Некоторые сидели в одиночестве, обнимая себя за плечи или раскачиваясь, как это делают аутисты. Другие предпринимали совершенно нелепые сексуальные или иерархические эскапады.

Здесь нужно отметить кое-что важное. Оказавшись в группе, обезьяны не то чтобы вели себя совсем неожиданным образом — они не демонстрировали агрессию, подобно страусу, и не завлекали самок, как гекконы, — их поведение было нормальным, но неуместным.

Они, например, выказывали жестами подчиненность по отношению к малявкам вполовину их меньше или угрожали альфа-самцам, хотя должны бы были съежиться от почтения. Матери и сверстники не учат моторике или порядку поведенческих актов, это как раз заложено в генах. Они учат где, когда и кому надлежит тот или иной поведенческий акт реализовать — т. е. соответствующему контексту поведения. Они дают первые уроки о плохом и хорошем поведении, будь то касание руки или нажатие на спусковой крючок.

Когда я изучал павианов в Кении, мне довелось наблюдать поразительную ситуацию — как раз пример такого обучения. Две самки — одна высшего, другая низшего ранга — одновременно родили дочек. Дочка из «высшего ранга» развивалась быстрее, что уже обозначило некоторое неравенство. Когда обеим крошкам было несколько недель, они впервые встретились. Низкоранговая малышка углядела «аристократку» и заковыляла к ней, чтобы познакомиться.

Ее мама заметила это и за хвост оттянула от несостоявшейся подружки. Так мама преподала дочке первый урок под названием «знай свое место».

«Видела ее? Ее ранг намного выше твоего, поэтому нельзя просто подойти и сказать «давай дружить». Если ты ее увидишь, сиди смирно, в глаза не смотри, может, обойдется, и она не вытащит у тебя еду изо рта». Поразительно, что и через 20 лет, превратившись в почтенных старушек, эти две дамы сохранят ранговую асимметрию, которой они научились тем далеким утром.

Почему мы привязываемся к тем, кто делает нам больно

Харлоу подарил науке еще один важный вывод, и произошло это тоже благодаря одному безжалостному эксперименту. Детенышам обезьян в качестве мамы выдавали проволочный суррогат, у которого в середину тела был вделан воздушный пульверизатор. Когда малыш прижимался к такой маме, он получал в грудь струю воздуха. Как, по мнению бихевиориста, поведет себя обезьянка, встретившись с таким наказанием? Будет спасаться бегством. Но подобно детям, терпящим издевательства и побои в семье, наши обезьянки только крепче прижимались к суррогату.

Как же получается, что мы привязываемся к источнику негативного подкрепления, ищем утешения в страданиях у источника страданий? И почему мы любим не тех людей, почему позволяем себя мучить, почему возвращаемся за следующей порцией мучений?

У психологов наготове масса ответов. Потому что у вас низкая самооценка и вы не верите, что заслуживаете лучшего. Или убеждены, что только вы способны изменить этого дурного человека. Или идентифицируете себя с насильником, или считаете, что виноваты и потому навлекли на себя его / ее справедливый гнев — так насилие кажется более рациональным и менее пугающим. Все эти ответы небессмысленны, много чего объясняют и очень помогают изменить ситуацию к лучшему. Но Регина Салливан из Нью-Йоркского университета стала искать ответ совсем в другой области, на километры отстоящей от психологии человека.

Салливан учила крысят ассоциировать нейтральный запах с электрошоком. Если формирование такого рефлекса начиналось, когда крысятам было десять дней и больше (т. е. это были крысята-подростки), то при появлении запаха происходила вполне логичная вещь: активировалась миндалина, выделялись глюкокортикоиды, крысята избегали запаха. Но что поразительно — стоило выработать ассоциацию запах-шок у совсем маленьких крысят, то ничего подобного не происходило; напротив, их тянуло к запаху.

Почему? Здесь уместно рассказать о любопытном явлении, касающемся стресса у новорожденных. Плод грызунов прекрасным образом способен выделять глюкокортикоиды. Но спустя всего несколько часов после рождения надпочечники резко теряют данную функцию: они едва работают. Этот необычный эффект «стрессовой гипореактивности» (SHRP, англ. stress hyporesponsive period) постепенно идет на убыль в течение нескольких следующих недель.

Каково значение SHRP? Глюкокортикоиды имеют настолько разнообразное и противоречивое влияние на развитие мозга (внимание, не отключайтесь, оставайтесь на связи!), что для оптимального развития их на всякий случай лучше выключить и с помощью SHRP сыграть в рулетку: «Я, пожалуй, не буду выделять глюкокортикоиды, чтобы мой мозг мог нормально развиваться; а если случатся неприятности, то у меня есть мама и пусть она с моими неприятностями справляется». Соответственно, если лишить крысят матери, то уже через несколько часов надпочечники увеличатся и восстановят способность к секреции большого количества глюкокортикоидов.

В период SHRP младенцы будто бы используют следующее правило: «Если мама рядом (и мне не нужны свои глюкокортикоиды), меня должно тянуть к сильным стимулам. Это не может быть плохо для меня: Мама не позволила бы случиться плохому».

Вернемся к эксперименту с запахом — стоило ввести глюкокортикоиды в миндалину совсем маленьких крысят во время выработки условного рефлекса, как та активировалась и крысята вырабатывали избегание запаха. И наоборот, если у крысят-подростков во время обучения заблокировать глюкокортикоиды, то у них разовьется пристрастие к этому запаху. А если при эксперименте присутствует мать, то глюкокортикоиды у крысят не выделяются и опять же развивается тяга к «опасному» запаху. Другими словами, у совсем маленьких детенышей крыс даже неприятные стимулы получают подкрепление в присутствии Мамы, даже если Мама сама является источником неприятных ощущений.

Как писали Салливан с коллегами, «привязанность [у этих детенышей] к опекуну сформировалась в результате эволюции таким образом, чтобы связь между ними не зависела от качества проявляемой заботы». Если ты попал в шторм, то сгодится любая мама.

Применительно к людям эти результаты объясняют, почему те, кого обижали в детстве, во взрослых отношениях часто ищут партнера, который бы их тоже обижал. А как же быть с обратной стороной проблемы? Почему 33% взрослых, испытавших издевательства в детстве, сами стали обидчиками?

Психологи и тут находят множество ответов, построенных на модели идентификации с насильником и на рационализации для умаления ужаса происходящего: «Я люблю своих детей, но иногда, если это необходимо, могу их поколотить. Мой отец поступал так же, значит, и он меня любил». И, как и в предыдущем случае, здесь играет роль определенная глубинная биология — обезьянки-самочки, с которыми жестоко обращались матери, с большей вероятностью сами станут жестокими матерями

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Позвольте себе быть НЕидеальной

Позвольте себе быть НЕидеальной

Мы привыкли думать, что ошибки нужно избегать словно катастрофы, что мы должны быть идеальными во всем, за что бы не брались. Но делают ли такие мысли нашу жизнь лучше?

Позвольте себе быть НЕидеальной

До 7 лет я жила в городе Тарту, Эстония, и там же ходила в детский сад. Одним из ключевых воспоминаний того периода является то, что все задания и упражнения выполнялись карандашом. Потом мы с семьей переехали в Россию и в школу я пошла уже здесь. В пенале были и карандаши, и ручки, но писать разрешалось только ручкой. Как думаете, в чем разница? О разнице я задумалась недавно, когда в очередной раз в голове зародилась идея, а воплощать идею в жизнь я не стала.

Как справиться с привычкой «быть идеальной»

Представьте, что, будучи ребенком, во время написания текста, вы допустили ошибку в слове, и здорово, если у вас в руках карандаш. Стерли опечатку и написали снова, только уже правильно. А теперь подумайте, что будет с текстом, если в руках ручка. Перечеркнули букву, написали сверху другую. Исправление осталось. И это исправление учитель в школе уже воспринимает как ошибку и красной ручкой делает пометку на полях тетради. Ребенок вырастает, а вместе с ним растет страх делать ошибки. В человеке зарождается перфекционизм. 

 

Красная ручка учителя и оценки в тетради уже с 6 лет проявляют в детях страх осуждения. Ребенок старался, выполнял домашнее задание. Но вот здесь ошибка, там не дописано слово из-за невнимательности. Кругом красные записи учителя – «будь внимательней!», «где задание № 7?». Конечно, иногда в тетради появляется запись учителя: «молодец». Но результат один – нас оценили.

Захочется ли ребенку делать задания, если вместо поддержки он получает только порцию оценок? Говорили ли вам в детстве, что вы молодец, даже если диктант наполовину написан с ошибками или задачи решены неверно. Думаю, страх осуждения – одна из первых причин перфекционизма и откладывания дел на потом.

Вторая причина перфекционизма — страх сравнения. Пример со школой: допустим, вас вызвали к доске, но вы не справились с уравнением, а сосед по парте справился. Он молодец. Вы тоже старались, но, пожалуйста, в следующий раз справляйтесь лучше.

Я также помню, как однажды мама, желая только лучшего, сказала, что моя двоюродная сестра пишет аккуратно и старательно выводит буквы, а мне лишь бы сделать побыстрее. Это сейчас я прекрасно осознаю, что мы с сестрой совершенно разные люди и жить той жизнью, которой живет она, я не хочу. Но тогда я была ребенком, и конечно, расстроилась. А еще поняла, что люди часто сравнивают друг друга. Даже если об этом не просят.

Третья причина, которая иногда закрепляется на уровне нейронных связей – страх не справиться. Зачем я буду что-то делать, если результат один и тот же? Вот, я, например, безумно боюсь выступать на публике. Прекрасно помню, как у меня трясутся руки с коленями и дрожит голос, не хватает воздуха и я молниеносно озвучиваю доклад.

Или еще один пример –  однажды я захотела научиться популярному виду спорта – серфингу. Специально для этого поехала в Португалию, где в первый же день меня накрыло волной, ударило доской по лбу и развернуло под водой. Захотела ли я попробовать серфинг снова? Кажется, ответ очевиден.

Да, мы привыкли думать, что ошибки нужно избегать словно катастрофы, что мы должны быть идеальными во всем, за что бы не брались. Но делают ли такие мысли нашу жизнь лучше? Думаю, что нет, и сегодня хочу поделиться способами, с помощью которых я справилась с привычкой «быть идеальной».

Позвольте себе быть НЕидеальной

Во-первых, надо просто делать. Даже если не получается, делать. Даже если больно – делать. Не справляетесь сами – попросите помощи, найдите того, кто подскажет, укажет верный путь.

Тому пример – мое обучение серфингу на Канарских островах. Все благодаря упрямству. После неудачи в Португалии, спустя год я полетела в серф-кемп на остров Ланзароте, Канарские острова. Было страшно. Больше всего я боялась, что снова приехала зря и что ничего не получится.

Об этих переживаниях сразу рассказала серф-инструктору. Первую волну мы поймали с ним вместе, точнее поймала ее я, а он меня направил в нужный момент. Надо ли говорить, какие эмоции я пережила в тот момент. За те 8 секунд, что удалось устоять на доске, я визжала как ребенок и была самой счастливой в мире. Спустя неделю навыки катания только улучшились. Сравнивая себя нынешнюю с собой прошлогодней, меня переполняла гордость и благодарность за то, что я не сдалась так легко.

А теперь о сравнении и о втором способе бороться с перфекционизмом. Я согласна, что  важно окружать себя людьми, которые тянут вверх, которые во многих сферах лучше вас. Только сравнивать себя нужно с самим собой. Каким вы были и какой вы сейчас. Что вам удавалось с трудом и что сейчас ваше повседневное хобби. Спустя несколько пройденных тренингов, я всё еще тараторю на публике. Зато колени на месте и голос больше не дрожит. Есть куда стремиться, и я стремлюсь, надеюсь скоро выступление на публике будет также легко удаваться, как и бег по утрам.

Главным оружием в войне с перфекционизмом для меня стало разрешение себе быть неидеальной и делать ошибки, за одно и снижать уровень стресса. Иногда я могу опоздать на встречу минут на 10, отправить письмо с опечатками. Помню, когда училась водить машину, я до дрожи боялась заглохнуть на светофоре. Это был страх на уровне 9,5 баллов из 10.

Уже не помню в какой книге, но вычитала совет: «простойте все время зеленого света светофора на перекрестке на аварийном сигнале автомобиля и расслабьтесь, пока остальные водители кричат вам в окно нецензурные слова». Вот так я и поступила. Этот совет помог лучше любых навыков вождения. Главное в этом способе не перепутать перфекционизим с профессиональностью.

Мы точно никогда не выучим все на свете, будем совершать уйму ошибок, нас будут оценивать и осуждать. Ну и что с того? Признайтесь, мы не идеальны. Просто позвольте себе время от времени быть ребенком с карандашом в руках, который знает, что в любой момент сможет исправить написанное.

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Трансгенерационная передача: роль трансмиссионного объекта в формировании психосоматического симптома

Трансгенерационная передача: роль трансмиссионного объекта в формировании психосоматического симптома

Коростелева И.С., Ульник  Х., Кудрявцева А.В., Ратнер Е.А.

Комментарий: Авторы благодарят членов семьи NN, предоставивших семейную историю для написания этой статьи, а также пациентов, давших согласие на публикацию фрагментов их личных историй. Также авторы благодарят А.Шуткова за перевод той части статьи, которая была написана одним из соавторов на английском языке.

Аннотация

В настоящей статье рассматривается феномен трансгенерационной передачи и его связь с формированием психосоматического симптома.  На клиническом примере показано влияние трансмиссионного объекта на появление психосоматического симптома в 4 поколении. Показана роль идентификации в формировании трансмиссионного объекта.

Ключевые слова: трансгенерационная передача, трансмиссионный объект, тело, психосоматический симптом, горе, травма, идентификация.

Передача информации о жизни предыдущих поколений является необходимым условием для развития психики нового поколения, для обеспечения связи между поколениями, а также для создания временного, исторического контекста событий, когда прошлое называется прошлым, свершившимся до появления на свет нового поколения, а настоящее и будущее предполагает совместное проживание нескольких поколений.

Е.Granjion (1989) и А. Mijola, (2004) предлагают различать межпоколенческую и транспоколенческую передачу, при которой к межпоколенческой относится передача символизированного, хорошо осмысленного опыта, который доступен для усвоения последующим поколением и является питательной средой для его психики. К транспоколенческой (трансгенерационной) относится информация, которая деструктивно влияет на развивающуюся психику за счет либо рассогласования вербального и невербального компонента рассказа, либо за счет отсутствующего рассказа, но с указанием на секрет (с созданием ощущения секрета). В таких ситуациях речь чаще всего идет о пережитом предыдущими поколениями травматическом опыте.

Ценности предшествующих поколений являются питательной средой для формирования психики последующих поколений. Конечно, это утверждение справедливо, когда речь идет о хорошо символизированной, доступной вербальному уровню, информации. Однако, сложно представить себе хотя бы одно поколение, не имевшее серьезного травматического опыта в своей истории. Исходя из того обстоятельства, что передача информации — аффективной, сенсомоторной, образной — начинается с началом жизни человека во взаимодействии с матерью или заботящимся лицом и обеспечивает формирование его внутренних объектов, можно думать о том, что травматический, не символизированный опыт, также передается новому поколению, начиная с младенчества и на протяжении всего периода взросления.

Травматические события, пережитые предшествующими поколениями, никогда не бывают полностью известны последующим поколениям, особенно, если речь идет о событиях, связанных с драматическими переживаниями, включающими опыт запредельного по интенсивности стыда, ужаса, беспомощности, вины, горя и других тяжелых аффектов, сопровождающих травматический опыт. Какие-то фрагменты этих историй так или иначе передаются в семейных рассказах, однако эти фрагменты обычно лишены эмоциональной окраски и вплетены в какую-либо из семейных историй как малозначительный факт. Большая же часть этих историй не обсуждается, и последующие поколения достраивают эти истории сообразно своим фантазиям или не достраивают их вовсе, но, как было отмечено многими исследователями, в какой-то момент своей жизни начинают повторять в какой-либо форме различные аспекты семейной драмы. Кроме того, эти события, поскольку они не могут быть переработаны психически, не могут получить статус прошлого. Такая невозможность ментальной переработки опыта создает у переживших эти события эффект жизни в «2-х измерениях», когда прошлое и настоящее невозможно отличить друг от друга (Болебер, 2010).

Кроме того, данные литературы и наш клинический опыт позволяют говорить о том, что неосознаваемая идентификация с аспектами члена семьи из предшествующего поколения способствует созданию внутри психики представителей последующего поколения так называемого трансмиссионного объекта, который содержит отщепленные и несимволизированные части опыта этого члена семьи, и передается из поколения в поколение в практически неизменном виде. Трансмиссионнный объект интактен в силу отсутствия символизации, вследствие чего его влияние на представителей последующих поколений является деструктивным для их психического функционирования.

Одним из авторов, уделяющих большое внимание трансгенерационной передаче, является Жак Хассун, написавший книгу «Les contrebandiers de la mÈmoire» (Hassoun, 1994). В этой работе автор говорит: «Когда традиционное общество проецируется в современность, этот процесс вызывает у людей ощущение нестабильности, которое они пытаются преодолеть переживанием причастности к истокам своего рода и к исконным корням. Именно в такие периоды у людей возникает потребность знать, откуда они родом, куда они движутся, и что о них говорят, чтобы иметь возможность как-то соотноситься друг с другом. «Кто Вы по происхождению? (То есть, какой Вы культуры, национальности, религии, из какого Вы региона, страны и т.д.). Каким образом это происхождение транслируется через вас? Это те критически значимые вопросы, которые задает себе общество, переживающее кризис, или мультикультуральное общество. Эти вопросы обычно задаются членами общества в ожидании изменений, переживаемых этими обществами.» … Успешная передача опыта последующим поколениям предоставляет новым их обладателям свободу и создает основу, которая позволяет им отказаться от прошлого с тем, чтобы снова встретиться с ним в обновленной форме» (Hassoun, p.17). Когда дети прислушиваются к своим родителям, рассказывающим им не только о прошлой, но также и о своей повседневной жизни, перипетии их собственного существования оказываются менее болезненными. Согласно Хассуну, дети иммигрантов рождаются иностранцами даже в той стране, в которой они появились на свет. Например,  родители этих детей живут в соответствии со своими старыми идеалами и моделями (например, патриархальными), в рамках которых старейший член семьи  является самым могущественным и бесспорным авторитетом. Но в повседневной жизни эти самые идеалы и модели могут быть запрещены, а родители могут находиться в униженном положении. Результат  абсолютно противоречивый: например, старейшина настаивает на использовании чадры, но правительство страны, в которой он живет, запрещает это. В результате, то, что транслирует старейшина, не может быть интегрировано в реальную жизнь, и текущее существование семьи становится дисгармоничным. Этот диссонанс вызывает своего рода разрыв идентичности, который может иметь психосоматическое выражение  главным образом в ситуациях, когда речь идет о трауре.

Потомки жертв и палачей или те люди, чье происхождение является тайной или претерпело существенные искажения, не обозначенные словами, переживают свой нескончаемый траур телесно (Hassoun, p. 34). Когда смерти не принимаются, а действительность не распознаётся, этих людей постигает судьба плохо похороненных мертвых тел, которые могут «возвращаться»: как фантом, как несчастный случай, как телесное супер-Эго (понятие М. Сами Али[1], Sami Ali 1991) или как боль, которая не исчезает.

Процесс горевания связан не только с людьми. Существует также траур по языку. Человек, отделенный от своего родного языка «… страдает от некоего разрыва собственного существования, а также от стремления превращать свой язык во внешние знаки отличия, такие как нанесенная на кожу татуировка того, от кого невозможно отказаться…», как если бы он хотел оставаться современником своих предков (Hassoun, p. 73). То, что автор называет разрывом собственного существования человека, является типичным латентным переживанием, сопровождающим хроническую соматическую патологию, которая обычно квалифицируется как «психосоматическая».

Хассун также говорит о трансгенерационной «передаче как отсутствии» чего-то (Hassoun, p. 46). Он определяет это как боль, переживаемую теми, кто принес в жертву верность своим корням, чтобы приспособиться к Государству, которое не приемлет эти корни. Государство не беспокоится о том, что субъект отказывается от своей этнической принадлежности, поскольку рассматривает ее как всего лишь документы субъекта о натурализации. В таких случаях   трансмиссионным объектом будет  отсутствие интеграции или гражданства, которое оборачивается опухолями, умолчаниями, недоумениями, секретами, короче говоря,  пробелами в идентичности, которые будут заполняться различными патологиями в будущих поколениях.  Такие страдания Хассун назвал «генеалогическим тупиком».

Трудность облечения в слова всего того, что зашифровано, или что отделилось от остальных психических ассоциаций (и, следовательно, не может быть интегрировано), не позволяет найти язык или поле для надписи.

В этом случае, согласно данному автору, передача опыта прошлых поколений может быть реализована только как «контрабанда», то есть как какая-то музыка, колыбельная или мелодия, благочестивая или ритуальная молитва. Сделав еще один шаг в наших наблюдениях, мы обнаружим, что все те, кто ввез контрабандой такие «объекты», сами превращаются (подобно окаменевшим лесам или окаменелостям) в материальное воплощение требований супер-эго[2]. Невозможность осуществления творческого акта, необходимого для интеграции измерений прошлого опыта, отделенных отрицанием, секретами, всем тем, что не было оплакано, или тем, что остается невыносимым, лишает субъекта возможности встроить себя в личную генеалогию, которая придает ему внутреннюю согласованность.

Именно тогда, когда семейные болезни, наследственность, операции, инвалидности и даже отдельные органы выходят на первый план в семейной истории, они становятся маркерами родовых истоков или идентичности, призванными заполнить пустующие места в генеалогическом древе.

Фрагментами трансмиссионного объекта могут стать части тела предков.  Также фрагментом этого объекта может быть  какой-либо элемент травматического происшествия: вода, огонь, грибок, масло, свинец, камень,  короче говоря, любой предмет, которому судьбой было уготовано стать «маркером трансгенерационной передачи». Так, в фантастическом сериале «Супермен» после разрушения родной планеты, криптонит лишает Супермена[3] силы, травмирует его и вызывает изменения при контакте с зеленым или красным камнем.

Органы и болезни могут быть телесными мишенями, обеспечивающими передачу трансмиссионного объекта. Без истории и слов, трансгенерационная передача осуществляется через органы, или неоплазии в них (которые метастазируют или провоцируют воспаление лимфатических узлов) или через ассоциации (подобные тем, которые возникли при  описании  ревматической лихорадки, как «облизывающей суставы и кусающей сердце»)[4].

Точно так же разрушительные аспекты трансгенерационной передачи могут распространяться и/или вызывать необратимые повреждения жизненно важных органов у потомков. Дж. Гуир, утверждает, что «надпись на теле определенно воспроизводит историю тела другого …» (Guir, 1984).

Поврежденный орган «функционирует как украденный орган и пытается получать удовольствие так, как если бы он принадлежал другому. Это воображаемый трансплантат, вынужденная имплантация которого вызывает повреждение …» (Guir, pp. 117-118). Это похоже на место доступа к удовольствию тела другого. «Стремление видеть, дышать и переваривать, используя глаза, легкие и пищеварительный тракт своего родственника, провоцирует патологию рассматриваемых органов. Таким образом, субъект, которого коснулось психосоматическое нарушение, живет с частью тела другого. Это похоже на воображаемый привой органа».

В работе «Печаль и меланхолия» Фрейд, говоря о деградации Я при меланхолии, приводит свою знаменитую фразу: «Тень объекта падает на Я» (Freud, 1917). Это же мы можем видеть в психосоматическом варианте данной фразы: «Тень объекта падает на кожу», что иллюстрирует следующий случай:

Монике 34 года, и с 15 лет у нее псориаз. Ее двое детей в возрасте 8 и 10 лет унаследовали болезнь и тоже страдают от псориаза. Пациентка говорит: «Меня зовут Моникой из-за тетки, сестры моего отца, которая оставила двух дочерей. Тете потребовалось переливание. У отца Моники была неподходящая для его сестры  кровь, и тетя умерла при переливании ей его крови. Один из братьев отца сказал ему, что тот убил ее своей кровью. После этого происшествия мои дедушка и бабушка прозвали отца «перуанцем», потому что в окрестностях жил мясник перуанского происхождения, который ударил ножом свою жену. У моего отца был младший брат, которого в детстве забил до смерти мул, а еще один его брат умер от слабительного, из-за которого заболел. Мой отец – единственный выживший Лопес Миранда».

Пациентка, о которой идет речь, была единственной дочерью «перуанца», — он дал ей имя своей умершей сестры Моники. Кроме того, он купил землю в глубинке, где похоронил сестру и всех своих родственников, когда те умерли; он словно следовал созданному им культу мертвых, возможно, из-за своей вины в «убийстве» (в фантазии семьи) той сестры, которой досталась его кровь. Его дочь Моника обнаружила у себя псориаз и вела себя так, как если бы болезнь свидетельствовала о ее заразной и общей идентичности. «Чем больше я узнаю людей с псориазом, тем больше я чувствую: мы, пациенты с псориазом, должны  помогать друг другу. Я не рада тому, что у моих детей псориаз, но … думаю, мальчики мне сочувствуют». Так Моника унаследовала болезнь, которая дала ей суррогатную идентичность. В ее имени мы можем видеть «тень объекта», неоплаканного отцом, а именно, тети. Поскольку тетя, назначившая его убийцей (перуанцем), умерла, ее имя – Моника, не позволяло пациентке в полной мере чувствовать себя живой и в безопасности. Псориазные знаки отличия позволили ей думать о себе как о члене новой, псориатической семьи – гаранта защиты и солидарности. Перенося те же знаки отличия на собственное тело, ее дети репрезентировали не только свою мать, но также и падение тени объекта,  представлявшего ее тетю или какого-то другого умершего члена семьи, на кожу.

Пример, использованный Ж. Лаканом для объяснения работы Супер-эго, является парадигмой рассматриваемого нами вопроса. Лакан приводит пример пациента, воспитанного в мусульманской традиции, но затем отказавшегося от Корана и страдавшего рядом симптомов, затрагивавших его руку. Предыдущий аналитик этого пациента интерпретировал гипотетическую связь между этими симптомами и желаниями, связанными с инфантильной мастурбацией и последующим наказанием за эти желания. Однако эта интерпретация не была успешной. Основание его симптомов было, по сути, связано с его Супер-эго и транслировалось через понятие закона. В детстве этот человек участвовал в общественных волнениях, в ходе которых его отец был уволен с занимаемой государственной должности; в то время  он услышал от людей, что его отец был вором и что ему до́лжно отрезать руку (Lacan,1954)

Как известно, исламский закон носит тоталитарный характер, судебный и религиозный аспекты которого не могут быть разделены. В самом деле, именно этот закон гласит, что вору до́лжно отрубать руку, и именно это положение проявилось в симптомах пациента. Фрейд говорит, что «от Я-идеала важный путь ведет к пониманию психологии масс. Этот идеал, помимо индивидуального, имеет и социальный компонент, он также является общим идеалом семьи, класса или нации» (Freud, 1914, p. 101) .

«Нормативные идеалы, которые пациенты выстраивают внутри себя, функционируют как письменные коды или матрицы, о которых говорил Лакан применительно к животным. Однако, в отличие от животных, у человека эти идеалы  служат не для выживания вида, а используются при ведении дел, определяют характер, манеру есть, порядок вступления в брак и любую другую структуру внутри семейного клана». Человек рождается «мертвым»  в той мере, в какой это касается вечной жизни семейной идеологии, потому что он сам важен не как субъект, а, скорее, как связующее звено  в «семейной плазме», которая будет жить после него.

Таким образом, любое проявление его субъективности порождает бессознательное чувство вины, которое появляется под видом потребности в наказании или страдании» (Ulnik, 1993, 2007). Идеология клана действует как категорический императив, т.е. как императив, предписывающий что-то, что как бы является чем-то хорошим само по себе, каким бы ни был исход.  При этом пациент получает свое наказание так же, как получает его осужденный в рассказе Ф.Кафки «Исправительная колония».

Трансгенерационная передача иногда связана с фальсификацией личности, скрывающей преступление. Таков случай  пациента, больного псориазом.

Пациент – анестезиолог, дед которого был бизнесменом из провинции. Его фамилия была хорошо известна и означала важность, богатство и почет. У этого деда был незаконнорожденный ребенок от горничной, работавшей в его доме. Поскольку он не хотел признавать ребенка, горничная, уволенная из-за наступившей беременности,  решила оставить новорожденного, подбросив его к дверям дома работодателя с запиской, объясняющей произошедшее. Найдя ребенка и записку, бизнесмен решил утаить действительную историю и усыновил ребенка, как если бы тот был не был его сыном. Много лет спустя, этот сын воспользовался своей почетной фамилией, чтобы занять деньги на рискованное предприятие и, в итоге, обманул всех тех, кто инвестировал и верил в него, скомпрометировав таким образом имя и репутацию семьи и разбазарив состояние. Женившись, он родил двух сыновей: один из них оказался мошенником и был вынужден эмигрировать из страны, чтобы избежать правосудия, а другой, назовем его D., является рассматриваемым нами пациентом, анестезиологом, срок пребывания которого в стране подходит к концу. D. жалуется, что Ассоциация анестезиологов не признает его пребывание достаточным основанием для выдачи ему диплома, и поэтому он должен найти независимых специалистов, которые аттестуют его работу, чтобы он имел возможность зарабатывать.

Как мы видим, и в этом случае тоже есть отец, бизнесмен, который не признаёт своего сына. Усыновив, он как бы обманул его, поскольку фальсифицировал его истинное происхождение. Всё то, что было сокрыто от этого сына, возвращается в мстительной форме, когда он «пятнает» имя семьи, портит репутацию и растрачивает состояние, которое у них было. Один из его детей становится, в итоге, мошенником, тогда как кожу другого «пятнает» болезнь, а сам он изо всех сил старается получить признание в качестве профессионала. Тем временем он зарабатывает под именем кого-то другого. В данном случае, отвержение матерью (пусть даже оформленное юридически) и история, фальсифицированная отцом, затрудняют наследование, которое подразумевает непризнание происхождения. Это приводит к ряду проблем, которые можно рассматривать как перекладывание на будущие поколения последствий травматической ситуации, которая не была ни переработана, ни признана. У сына и у одного из внуков  существуют проблемы с правосудием, другой внук (который утверждает, что не чувствует себя профессионально признанным) страдает от кожной болезни, которая метит его и вызывает чувство унижения. Так или иначе, всё то, что поколение скрывало и отрицало, возвращается в последующих поколениях как болезнь или как требование признания.

Психоаналитические исследования последних десятилетий убедительно показывают возможности передачи трансгенерационного опыта с самого начала жизни ребенка в его взаимодействиях с заботящимся окружением. Так Г.Амон (2001) отмечал, что наряду с сознательным поведением матери по отношению к ребенку, стилем ее физического контакта, ухода и обращения, решающее значение для развития Я ребенка имеют прежде всего и ее неосознанные фантазии. Д.Анзье, указывал на то, что бессознательные фантазии скорее представляют межличностную реальность, и не должны пониматься, как часто предполагается, в качестве индивидуально-психологических процессов par exellence. Они обозначают движение и рамки артикуляции развития Я, и определяют протяженность и степень дифференцированности «игрового поля» симбиоза (Анзье, 2011).

С.Лебовиси (2007), исследуя типы взаимодействия родителей с ребенком, выделил следующие:

— поведенческое взаимодействие, которое обеспечивает передачу как символизированного, так и несимволизированного опыта;

— аффективное взаимодействие, в результате которого, при аффективном сбое у родителей, передаваемая ими информация обеспечивает ощущение спутанности у ребенка;

— фантазматическое взаимодействие, происходящее на самом глубоком уровне, когда фантазматические проекции родителя, имеющие корни в его детстве, проецируются на ребенка.

Исходя из того обстоятельства, что трансмиссионным объектом становится только несимволизированный опыт предшествующих поколений, можно думать, что нарушение способности к символизации в результате травматического опыта и является условием формирования трансмиссионного объекта, передающегося последующим поколениям. С.Тиссерсон (Tisseronя, 2007), исследуя способы передачи травматического опыта, выделяет три вида символизации опыта (аффективно-сенсомоторная, образная и вербальная символизация) и предполагает, что нарушение в любом виде символизации приводит к психическим нарушениям, искажающим взаимодействие между поколениями.

Энчароф (Ancharoff, et all, 1998) выделяет следующие способы передачи травматического опыта:

— Молчание, которое может передавать травматичные послания также, как и слова, травматичный опыт становится секретом, наличие которого начинает оказывать свое действие на последующее поколение.

— Сверхоткрытость — когда травматический опыт передается со всеми деталями, которые поражают воображение слушаещего. (В практике одного из авторов этой статьи был пациент, которому вместо сказок на ночь, рассказывали истории о жизни на оккупированных территориях во время войны.)

— Дети, сталкиваясь с непредсказуемыми посттравматическими реакциями взрослых, вынуждены, вследствие своей зависимости, развивать дополнительные паттерны подстройки. (На наш взгляд, в качестве таких подстроек могут выступать следующие феномены: парентализация, когда ребенок вынужден принять на себя родительскую роль, формирование «ложного Я» (Винникотт, 2002), идентификация с агрессором (Фрейд, 1999).

Исследователи, интересующиеся этой проблемой, сходятся во мнении, что основную роль в усвоении трансгенерационного материала играют различные формы индентификации как основного механизма, обеспечивающего развитие психического. К настоящему времени описано большое количество различных способов идентификации, каждый из которых оказывает патологическое влияние на формирование Я и, соответственно, на способ обращения с внешней и внутренней реальностью. Перечислим некоторые из них:

— Радиоактивная идентификация – как если бы ужасные события реальности, от которых невозможно психически защититься, переходят от одного поколения к другому без трансформации и смягчения их деструктивных аффектов. Эта идентификация несет непредставимые аспекты переживаний события, которые укореняются в индивиде (Gampel, 1995).

— Эндокриптическая идентификация – лакуна, формирующаяся в Я, которая подвергается передаче. Человек оказывается идентифицированным с инкопрорированным объектом, который не может пережить горе, что связано одновременно с ценностью утраченного идеального объекта и с существованием касающегося человека постыдного секрета в отношении этого объекта. Функцией этого инкорпорированного объекта является поддержание равновесия, предшествовавшего потере. Непережитое горе образует лакуну, которая и передается от бессознательного родителя к бессознательному ребенка. В данном случае патологической является невысказаность (Abraham, Torok, 1994, Торок, 2005).

— Идентификация с предком, которого ребенок не знал, но который был объектом восхищения или, напротив, стыда и боли матери. Через вербальные и невербальные сообщения, мать передает эту модель для идентификации (Eigeur, 2005).

— Проективная идентификация (М.Кляйн с соавт., 2001), когда заботящийся взрослый ведет себя таким образом, что ребенок начинает испытывать те чувства, которые не может пережить тот, кто заботится о ребенке.

— Идентификация по типу вложения (Волкан, 2012) и близкое к ней понятие семейного мандата, предложенное С. Лебовиси (Lebovici, Soule, 2007). Под семейным мандатом понимается приписывание ребенку тех или иных функций, которые он должен будет исполнять на протяжении своей жизни. Это может быть, например, замена умершего ребенка, как это было в случае с В. Ван Гогом, избавление от родового проклятья, и т. п.

— Телескопическая идентификация, когда ребенок настолько идентифицируется со страданиями родителя или умершего родственника, что начинает чувствовать его жизнь как собственную, проживая одновременно две жизни (Faimberg, 1993).

В.Болебер (2010), рассуждая о трансгенерационной передаче внутри семьи, описывает специфическую нарциссическую фиксацию в отношениях поколений, когда представитель последующего поколения дегуманизируется (функционализируется) для контейнирования непереносимых аффектов предшествующего или идущего перед родительским поколения.

Кроме того, указанные типы идентификаций способствуют невозможности формирования устойчивой границы Я не только у младшего поколения, но и внутри семьи в целом, не говоря уже о том, что растущий ребенок не в состоянии из-за таких идентификаций осознать разницу поколений и зачастую занимает родительскую позицию по отношению к собственным родителям, особенно к тому члену семьи, который является носителем трансгенерационной информации. Вполне вероятно, что такие идентификации лежат в основе механизма парентализации, типичного для многих форм заболеваний архаичного Я.

Вместе с тем, очевидно, что любая из перечисленных форм идентификации будет обеспечивать диффузию идентичности и нарушения в формировании Супер-эго, как это многократно описано в исследованиях, посвященных феномену трансгенерационной передачи (Пайнз, 1997, Болебер, 2010, Бузормени-Надь,1980), в частности, за счет формирования Я-Идеала и жесткой системы моральных норм.

Кроме того, проведенные исследования В. Болебер (2010), свидетельствуют о том, что третье поколение является последним в передаче трансмиссионного объекта, благодаря действию механизмов памяти. В третьем поколении автор отмечает те же специфические конструкты, которые несло в своей психике второе поколение, только в значительно более мягкой форме. С этими рассуждениями согласуются данные, которые приводит Фламанд (Flamand, 2001), о том, что требуется как минимум 2 поколения, для интеграции травмы. Однако, на наш взгляд, трансмиссионный объект не исчезает и действие его не смягчается, а просто видоизменяется таким образом, что его сложно увидеть, не зная историю семьи на протяжении более, чем трех поколений.

Наше предположение основывается на том обстоятельстве, что даже когда в памяти одного из последующих поколений стирается информация о давно произошедшей трагедии, способы взаимодействия с реальностью и обработки информации, типичные для травмированного человека, посредством идентификации передаются следующему поколению. В частности, наше предположение основывается на работе Тиссерсона (Tisserson, 2007) , показавшего, что типичное для травмированного человека умалчивание травматичного опыта, проявляется в последующих поколениях как склонность к созданию секретов без необходимости.

В этой связи можно сделать предположение, что в зависимости от удаленности поколения от предка, пережившего трагедию, будут актуальны различные аспекты трансмиссионного объекта. Вероятно, пока живы свидетели катастрофы и иноформация о трагических событиях доступна последующему поколению не только из семейных источников, это поколение будет характеризоваться диффузией идентичности и проницаемостью границ Я, искажениями со стороны Супер-Эго в виде установления Я-Идеала (Фрейд, 1923). Можно думать, что аспекты трансмиссионного объекта, усвоенные с помощью идентификаций у этого поколения, будут активнее всего проявляться в патологии аффективной сферы и реализовываться в поведении. Кроме того, по мнению некоторых исследователей (Вернер, 1991), важным является то обстоятельство, что аффективная слепота заботящегося объекта – это характерно для людей, переживших психическую травму (Кристал, 1978, 1988), и их детей (Op de Velde, 1998,  Mohler, Rech, Crepka, 2001) – обеспечивает неполную интеграцию соматического Я в сферу Я. Вполне вероятно, именно этот феномен описывали М.Сперлинг (Sperling, 1949),  Г.Амон (2001) и М.Хирш (2017), когда говорили о «психосоматической матери», под которой понимется мать психосоматичекого пациента, характеризующаяся отсутствием понимания границ, интрузивная, алекситимичная, чрезмерно озабоченная телесным функционированием своего ребенка и слепая к его психическим переживаниям. Таким образом, нельзя исключить, что в третьем поколении трансмиссионный объект может быть проявлен и нарушениями в психосоматическом функционировании. Из небольшого приведенного ниже примера можно видеть работу трансмиссионного объекта в третьем поколении с точки зрения его влияния на функционирование тела.

Пациентка Евгения, 26 лет. Обратилась за помощью в связи с паническими атаками, гипергидрозом, головокружением и липотимическими обмороками. Ее семья в эпоху революции жила в деревне, была достаточно зажиточной, и в период раскулачивания ее деда, главу семьи, расстреляли чекисты. Это происходило на глазах ее бабушки – матери ее матери. История взросления Евгении наполена эпизодами домашнего насилия со стороны матери, которую Евгения описывает как холодную, равнодушную и властную женщину, не выносящую автономии дочери. Историю семьи Евгения знала со слов матери, часто рассказывавшей о жестоких и глумливых чекистах, о беспомощности деда, не сумевшего избежать расстрела. Она часто рассказывала о том, как мать глумилась над ней, и однажды ей пришла в голову мысль о том, что мать ведет себя по отношению к ней так же, как чекисты вели себя по отношению к деду перед тем, как его расстреляли. Попытки обозначить ее детское горе, связанное с отсутствием хорошей, заботящейся матери, не приносили никакого результата, она просто отказывалась понимать сказанное, отрицая наличие горя в своей жизни. Ключевой в ее терапии стала сессия, когда она, рассказывая в очередной раз о своем деде, упомянула о бабушке, на глазах которой произошла катастрофа. Евгения рассказывала о том, что бабушка видела все, что происходило, но должна была сдерживать свои чувства, так как боялась, что на нее обратят внимание и расстреляют вместе с дедом, и дети останутся сиротами. Слова о том, сколько бабушке потребовалось сил, чтобы сдержать свой страх перед чекистами и горе, были услышаны пациенткой. Последовавшая за этим проработка ее идентификации с переполненной застывшим горем бабушкой помогла Евгении отделить бабушкино горе от собственного. В результате такой дифференциации у нее появилась возможность избавиться от большинства беспокоящих ее соматических симптомов, функцией которых было блокирование ее собственного процесса горевания.

Вместе с тем, невозможность формирования умения горевать, а также обращаться с тяжелыми аффектами, присущими трансмиссионному объекту, предполагает наличие в структуре психики некоего образования, которое будет обеспечивать функционирование этого объекта и создавать питательную среду для усвоения его последующими поколениями. Описанный В.Зиминым «безразличный объект» (Зимин, 2017), под которым автор понимает особый внутренний объект, характеризующийся постоянным присутствием при отсутствии эмоциональной связи со страдающим субъектом, может быть сформирован при переживании как антропогенной, так и природной катастрофы. Имеется в виду такой объект, который исключает раскаяние по поводу причиненного вреда субъекту (природа не будет сожалеть о землятресении, политики, допустившие геноцид, не будут раскаиваться). Такой объект, с одной стороны, может и сам по себе являться трансмиссионным объектом, а с другой стороны, на наш взгляд, именно присутствие такого объекта создает условия для отутствия дифференциации Я от индивидуального трансмиссионного объекта.

КЛИНИЧЕСКАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

История семьи

Мама Яны, Марина, знала, что атопический дерматит является психосоматическим заболеванием, кроме того, врач-дерматолог, наблюдающий ее дочь, объяснил ей, что психомоматический симптом дочери может быть следствием искажений в ее взаимоотношениях с ребенком. Она решила пройти интервью для того, чтобы понять, что же не так в ее отношениях с дочерью. Решение пройти интервью также было обусловлено тем, что медикаментозное лечение Яны не приносило видимых результатов, несмотря на то, что ребенка лечили хорошие специалисты.

Марина – 35-летняя женщина, по специальности компзитор, которая производила впечатление подростка. Она приезжала на интервью на самокате, с которым не могла расстаться, этот самокат она приносила с собой в терапевтический кабинет и ставила его так, чтобы он был в поле зрения терапевта и ее собственном. Создавалось впечатление, что самокат – важная ее часть. Рассказ Марины о себе достаточно диффузен, наполнен перечислением горестных событий, однако она сохраняет деловой тон, чтобы «как-то повлиять на Янин дерматит». Основной темой рассказа является ее переживание сепарации и отношения с отвергающей и одновременно вторгающейся матерью. Марина в детстве сама болела атопическим дерматитом и имела проблемы с лишним весом. Однако, по свидетельству врача, наблюдавшего ее в детстве, ее атопический дерматит скорее был неким семейным мифом, нежели реальностью, но Марина упорно держится за этот миф, настаивая на том, что атопический дерматит – наследственное заболевание. Такое утверждение, с одной стороны, противоречит ее заявлению о том, будто она понимает, что атопический дерматит является психосоматическим заболеванием, а с другой стороны, указывает на возможность влияния трансгенерационных факторов как формы психической наследственности на появление этого нарушения здоровья ее дочери.

Марина – младшая сестра, ее брат (старше нее на 10 лет) был сложным ребенком, с которым родители не могли построить удовлетворительные отношения, и отец настоял, чтобы его отослали учиться в Суворовское училище, когда Марина была совсем маленькой. Матери не удалось отстоять свое желание оставить сына в семье. (Сейчас этот сын живет отдельно, несмотря на имеющуюся специальность не работает, так как болен алкоголизмом, мать содержит его втайне от своего мужа). Марине было 5 лет, когда ее брата отослали в училище. В это же время у ее матери развился анафилактический шок, и долгое время оставалось неясным выживет она или нет. Марину водили навещать больную маму, но никто не говорил, насколько серьезна эта ситуация. Вопросы о чувствах Марины в этот период удивили ее, она сказала, что ничего особенного тогда не чувствовала. Описывая свои отношения с матерью, Марина говорит о том, что понимания и теплого контакта между ними не было, хотя мать старалась сделать для Марины многое. Однако относительно этих стараний у Марины больше вопросов, чем ответов, так как у нее всегда оставалось впечатление, что то, что делает мать, больше важно для самой матери, чем для Марины. Марина говорила о том, что всю жизнь ищет телых отношений с женщиной, в которых она могла бы почувствовать заботу. В подростковом возрасте она находит такую женщину, которая является ее учительницей по музыкальной композиции. Она называет эту женщину «моя музыкальная мама». Марина подерживала с ней связь в течение долгого времени, однако эта связь ослабла, когда Марина была беременна Яной. Когда Марина захотела восстановить эту связь, у нее долгое время ничего не получалось, так как учительница не отвечала на ее телефонные звоки. Спустя некоторое время Марина случайно узнала от общих знакомых, что учительница умерла, и ее похоронили, не поставив Марину в известность, хотя о ее теплых и близких отношениях с этой женщиной хорошо знали ее друзья и коллеги. Стоит отметить, что вопросы о том, что чувствовала Марина, когда узнала о смерти своей «музыкальной мамы», повергли ее в недоумение. Предположение интервьюера о том, что для нее, возможно, это было большим горем, удивило ее и заставило задуматься. Марина неожиданно сказала, что Янин дерматит появился спустя небольшое время после этого события. Стало ясно, что бессознательно Марина увязывает соприкосновение с потерей и нарушения здоровья кожи своей дочери, однако в рамках интервью глубоко исследовать этот вопрос не представлялось возможным. Важно отметить, что на следующую встречу, которая состоялась через неделю, Марина пришла заплаканная и сказала, что не понимает, почему она всю неделю плачет.

Брак, в котором родилась Яна, – второй брак Марины. Описывая развод с первым мужем, Марина говорила о том, что после развода ее долгое время преследовало ощущение умирания, а нынешнего мужа она оценивает как источник жизни, расставание с которым невозможно. Оценивая свои отношения с Яной, Марина говорила о том, что Янин дерматит является причиной ее постоянного беспойства. Вместе с тем создавалось впечатление, что дерматит является единственным явлением, разделяющим Яну и Марину. Во всех остальных областях взаимодействия Марина, начиная говорить о Яне, переходила на рассказы о собственной жизни и собственных переживаниях, оставляя неясным вопрос, где же заканчиваются переживания, относящиеся к Яне, а где начиаются ее собственные. Тот же феномен работал и в обратную сторону – начиная говорить о себе, Марина продолжала описывать переживания своей матери. Когда мы стали исследовать ее отношения с Яной, выяснилось, что Яна начинает сильно раздражать Марину, когда хочет чего-либо отличного от того, что хочет Марина – неважно, что это за желание, главное, что оно отличается от желаний Марины.

Кроме того, важно отметить, что обозначенный в ходе интервью феномен горя, и переживания Марины, последовавшие за этим, позволили ей несколько изменить характер телесного взаимодействия со своей дочерью. Исходно Марина говорила о том, что старается поддерживать с дочкой телесный контакт, однако когда ей был задан вопрос о том, что же она чувствует, обнимая дочь, Марина затруднялась ответить. В период прохождения интервью (было проведено 5 встреч), Марина смогла услышать слова Яны: «Ты не так меня обнимаешь!», и постаралась обнять ее «как-то по-другому, как человека, которого очень любишь». Результатом этих объятий стало большое удовольствие Яны и, к удивлению Марины, побледнение пятен дерматита.

Обследование пятилетней Яны, а также наблюдение за ее взаимодействием с матерью показали, что девочка, проходящая эдипальную фазу своего развития, активно осваивает и перерабатывает весь комплекс переживаний, фантазий, эмоций, идентификаций, который специфичен для этого этапа. В рисунках видно ее движение в сторону идентификации с матерью, осознание разницы полов и фантазию о первосцене, фантазию о содержимом материнского тела. Одновременно с этим существует и нормальное для этого этапа регрессивное движение в сторону повторного слияния с матерью, фантазия о возвращении в материнское тело. Однако взаимодействие с матерью отражает скорее второй аспект – потребность в полном слиянии, растворении, проникновении в материнское тело. И это движение полностью разделяется и поддерживается матерью. Взаимодействие с ней строится таким образом, что девочка либо выкинута из отношений, и тогда она становится гиперактивной, возбужденной, не находящей себе места (когда возбуждение достигает своего предела, она просит мать чесать воспаленные места на коже), либо она «сливается» с матерью – ползает по ней, прижимается, пытается просунуть голову между ног, взаимодействует с интервьюером через мать. Можно предположить, что ребенок не получает помощи в освоении и символизации отношений, которые можно определить как оппозицию «вместе-отдельно», «близость-дистанция», что подобная оппозиция не простроена и в психике матери. Сепарационные проблемы преобладают и у матери и у дочери, осложняя для Яны прохождение эдиповой фазы.

Таким образом, можно видеть, что Марина представляет собой типичную психосоматическую мать – с диффузной идентичностью, алекситимичную, интрузивную и отвергающую одновременно, имеющую слабое представление о границах, с нарушениями в области телесного контакта.

Знакомство с некоторыми членами генетической семьи Марины позволило сделать предположение, что патология горя является симптомом, типичным для нескольких поколений этой семьи.

Вот краткая история: Прабабушка Яны (назовем ее Анна) принадлежала к народности, проживавшей на Юге страны и подвергшейся депортации в период сталинских репрессий. Рассказы о депортации, изобилующие фактологическими подробностями, обычно предварял рассказ о старшей сестре Анны, у которой было имя, типичное для этой нации, но для удобства общения с русскоязычными людьми она называла себя Яна (назовем ее Яна 1).

История этой Яны такова: мужа Яны 1 репрессировали, и она жила одна, работая врачом в госпитале. По словам Анны, это была очень красивая и гордая женщина, заменившая ей мать, так как, когда Анне было 5 лет в семье произошли трагические события – практически одновременно умирает от туберкулеза отец Анны и Яны 1, и погибает их младшая сестра Юлия. Анна заболевает туберкулезом, и мать отвозит заболевшую дочку к старшей дочери, которой в то время было 17 лет и она уже работала в городе в больнице.  Яна 1 выхаживает девочку, и Анна остается жить с ней.  Мать Анны умерла спустя 15 лет (по версии более поздних поколений, она умерла от горя, когда в начале войны получила похоронку на старшего сына, брата Яны 1 и Анны)Яна 1 воспитывала Анну как свою дочку, стараясь, чтобы девочка, родившаяся в деревне, могла вести себя, как городская. Надо отметить, что очень большая разница в возрасте (Анна была младше Яны 1 на 12 лет) действительно могла создать условия для развертывания детско-родительских отношений между сестрами.  Во время войны Яна 1 продолжала работать врачом и однажды, стерилизуя инструменты, обварилась кипятком. У нее начался сепсис, но она отказалась от ампутации ног, чтобы не портить свою красоту, и умерла от гангрены. То есть, механическое повреждение кожи, произошедшее вследствие несчастного случая, привело к гибели этой женщины, по всей видимости, неспособной к переживанию потери и собственных ограничений в течение последующей жизни. Рассказ об этой Яне, как и следующие за ним рассказы о депортации, были наполнены трагическими переживаниями, которые излагались Анной ровно и безэмоционально. По словам членов семьи, от этих рассказов возникало ощущение, что они слушают литературный рассказ или смотрят кино, не относящееся к их семейнй истории. Вместе с тем, Яна 1 вызывала у Анны восхищение своей твердостью и независимостью, доходящей до абсурда. По словам других членов семьи, Анна вела себя так, как будто она точная копия Яны. Надо отметить, что образ Яны 1 имел большое значение не только для Анны, но и для ее сестры, которая назвала свою дочь Яной в честь Яны 1. Мы не знаем ничего об этой ветви семьи, поэтому не можем учитывать ее в своем анализе, однако сам факт повторения имени кажется нам важным.

Кроме того, важно сказать, что Анна в пожилом возрасте совершенно не могла соприкасаться с заботой об умирающих родственниках и придумывала различные предлоги, чтобы устраниться. Сама она жила долгое время с ощущением своей скорой смерти, пугая и держа в напряжении своих родственников. Умерла она в глубокой старости, в окружении всей семьи.

У Анны есть две дочери, страшая из которых (назовем ее Юлия) имеет естественно-научное образование и занимается изучением процессов в организме человека, приводящих к возникновению смертельного заболевания, младшая (назовем ее Софья) также имеет естественно-научное образование, но работает с врачами, помогая пациентам, пережившим ампутацию какого-либо органа. Старшую из дочерей Анна назвала в честь своей младшей рано умершей сестры (Младшая сестра Анны, Юлия умерла, когда Анне было 5 лет). Отметим также, что практически сразу после смерти этой девочки ее отец заболевает туберкулезом и умирает).  О старшей дочери Анны (Юлии) известно, что она эмоционально сдержанная женщина, непомерно жестко ориентированная на социальные нормы, склонная нести на себе бОльшую эмоциональную и социальную нагрузку, чем это необходимо. Она резко протестует против какого-либо обсуждения прошлого семьи, что позволяет предположить привычное использование ею достаточно энергоемких психологических защит для удержания аффектов и наличие «ложного Я» (Винникотт, 2002). О младшей дочери Анны (Софья – мать Марины) известно, что в молодости, но уже будучи матерью, она продолжительное время находилась между жизнью и смертью, в связи с анафилактическим шоком, развившемя после того, как ей пришлось под нажимом мужа отправить старшего сына в детское военное училище.

Анна настояла на том, чтобы старшую из внучек (дочь Юлии) назвали в честь ее любимой погибшей сестры. Итак, в семье появляется Яна 2, которая не любит свое имя. В течение всего подросткового периода Яна 2 находилась под впечатлением истории двоюродной бабушки, чьим именем она названа, пытаясь понять, смогла бы она отказаться от жизни, чтобы только не испортить красоту. Яна 2 прошла курс психоаналитического лечения, поэтому сейчас сложно представить, как она функционировала до прохождения этого опыта. В настоящее время Яна 2, врач-дерматолог по специальности, воспринимается как доброжелательный и открытый к контакту человек, однако иногда видны ее трудности с удержанием границ, а также склонность к мазохистическим решениям субъективно сложных ситуаций. Кроме того, важными являются ее реакции на чужое страдание — они могут быть гипертрофированы или же, наоборот, Яна 2 может отрицать явное страдание (как свое, так и чужое) – мы имеем ввиду те взаимодействия, которые не относятся к ее профессиональной деятельности. Кроме того, несмотря на пройденный курс психоаналитического лечения, у Яны 2 также отмечаются признаки диффузии идентичности. Она замужем, у нее есть дети. Когда на свет появилась ее старшая дочь, Яна 2 старалась найти ей имя, никак не созвучное с именем Яна, и назвала ее Ульяной. Сильным разочарованием для нее было то, что в качестве сокращенного имени для ее дочки могло использоваться имя Яна, о чем она совершенно не задумывалась, выбирая имя. Таким образом, в следующем поколении появляется Яна 3. Отметим также, что Яна 3 также болеет атопическим дерматитом. У Яны 2 всегда были прекрасные отношения со своей двоюродной сестрой Мариной (Яна 2 старше на 12 лет), когда Марина была маленькой, Яна 2 проводила много времени с ней, и когда у Марины появляется дочь, Марина называет ее в честь своей сестры Яной. Таким образом, Маринину дочку, больную атопическим дерматитом, мы можем обозначить, как Яну 4.

Обсуждение

Из приведенного рассказа видно, что образ Яны 1 присутствует в 4-х поколениях этой семьи, и мы предполагаем, что его присутствие не ограничивается только наличием имени. Так, можно думать, что аспекты этого образа на уровне психического функционирования проявляются, в первую очередь, в различных затруднениях процесса горевания, а на психосоматическом уровне – появлением нарушений целостности кожи.

При этом, обращает на себя внимание следующий факт: в каждом поколении актуальны различные аспекты этого образа. Рассмотрим эту динамику подробнее. Итак, о самой Яне 1 мы можем судить только по скудным рассказам, но эти рассказы позволяют предполагать, что эта женщина уже является носителем проблем с переживанием горя. Этот вывод можно сделать на основании рассказа о матери Яны 1 и Анны, которая умерла от горя, когда получила известие о смерти своего сына во время войны. Мать, не способная к гореванию, естественно, не сможет передать своим детям умение горевать. Далее, фиксированность Яны на своей внешности может свидетельствовать о доминировании нарциссического сектора психики в ее личностном складе, что также может быть связано с ее нарушенной способностью горевать. Важным на наш взгляд является обстоятельство, скрытое за трагизмом ее смерти – повреждение кожи, приведшее к летальному исходу – когда упоминается гангрена, то все внимание фокусируется именно на ней, а не на ожоге, который инициировал гангрену. На наш взгляд, такое не поддающееся осмыслению действие, как отказ от операции по жизненным показаниям ради сохранения внешней красоты, вызывающее сильные и в некоторых случаях недифференцированные аффекты, вполне может стать одним из аспектов трансмиссионного объекта, участвующего впоследствии в формировании психосоматического симптома.

Далее, думая об Анне, можно предполагать, что ее психическое состояние очень напоминает описание второго поколения в семьях, переживших серьезную травму (Кристал 1988, Пайнз, 1997, Болебер, 2010). Мы видим в ее случае феномен изоляции аффекта в сочетании с подробными рассказами о травмирующих событиях, что, кстати, по мнению Ankharoff (1998), является одним из условий передачи травмы последующим поколениям. Кроме того, важным является то обстоятельство, что Анна представляла Яну 1, как идеал женщины, женщины, которой следует быть. Конечно, у нас нет возможности исследовать психическое пространство Анны, но, вероятнее всего, опираясь на рассказы о ней, можно думать о классической болезни горя, описанной Фрейдом в работе «Горе и меланхолия». Кроме того, важным является наличие рассказов о ней, как о садистичной и властной женщине, держащей в руках всю семью. То есть, можно предполагать, что в этом случае точка фиксации для регрессии к мазохистическому способу разрешения процесса горевания отсутствовала. Отсутствие такой точки фиксации, по мнению К. Смаджа, является патогенным для появления соматизации как способа разрешения процесса горевания в будущем (Смаджа, 2017). Учитывая идентификацию с материнским объектом как одного из важнейших условий развития психики ребенка, можно предполагать, что условие для развития соматизации в одном поколении может стать основанием для появления этого феномена в последующем при столкновении с процессами сепарации и, соответственно, горевания. Об этом же писал Ж.Швек, представляя случай младенческой анорексии, и связывая его с нарушением пищевого поведения у матери и бабушки маленькой пациентки (Швек, 2017).

Исследуя следующее поколение, мы можем видеть, что обеих сестер – дочерей Анны, характеризуют диффузная идентичность, алекситимия, депрессия и формирование ложного Я, а также ярко выраженный мазохистический радикал. Вместе с тем, одна из сестер работает со смертельно больными людьми, пережившими ампутацию какого-либо органа, участвуя в работе по продлению их жизни, вторая же сестра занимается исследованиями возникновения смертельного недуга, пытаясь контролировать точку начала смертельного заболевания. Таким образом, в следующем поколении мы можем видеть реализацию аспектов трансмиссионного объекта на поведенческом уровне в сочетании с таким типом функционирования психики, которое типично для пациентов, имеющих склонность к соматизации. В этой связи, важным является то обстоятельство, что одна из сестер (мать Марины) серьезно заболела соматически в ситуации расставания с сыном, а ее дочь демонстрировала психосоматическую симптоматику с раннего возраста (появление психосоматической симптоматики у ребенка в первый год жизни определяется больше проблемами психического функционирования матери, чем непосредственно страдающего ребенка (Ромашкевич, 2010).

Вместе с тем, следующее поколение этой семьи, в особенности девочки, носящие имя Яна (одной из них 30, другой 5) характеризуются наличием тяжело протекающего и трудно поддающегося лечению психосоматического заболевания, поражающего их кожу (атопический дерматит). Конечно, говорить о том, что только трансмиссионный объект участвует в их психосоматическом страдании, нельзя. Каждая из этих девочек имеет свою историю развития и свои отношения с материнским объектом, однако мы считаем, что влияние трансгенрационного фактора в динамике этого заболевания нельзя сбрасывать со счетов.

Таким образом, размышление об истории нескольких поколений этой семьи позволяет сделать несколько предположений:

  1. Влияние трансмиссионного объекта на психическое функционирование не исчезает в третьем поколении, а может быть увидено и в последующем поколении.
  2. Это влияние не ослабевает со сменой поколений, а переходит на качественно иной уровень в последующем поколении, начиная с появления диффузии идентичности во втором поколении, развиваясь в аффективную патологию в третьем (с сохранением диффузии идентичности), и реализуясь психосоматически в четвертом.
  3. В каждом из поколений актуальны различные грани трансмиссионного объекта, причем во втором и третьем поколениях эти грани, обеспечивая диффузию идентичности, проявляются поведенчески, соответственно тем нарушениям в восприятии трансмиссионного объекта, которые обеспечивались патологией старшего поколения.
  4. В четвертом поколении вследствие деформации психики предыдущего поколения, в первую очередь, за счет появления алекситими и диффузии идентичности, происходит еще большее, чем в предыдущих поколениях, заглубление трансмиссионного объекта и ослабление связи остальных психических структур с ним, что может быть связано с появлением аспектов этого объекта на психосоматическом уровне.

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Три вещи, которые мужчине жизненно необходимо получить от женщины

Три вещи, которые мужчине жизненно необходимо получить от женщины

Светлана Добровольская

Несмотря на то, что все мы уникальны и у каждого из нас свои балансы интересов, есть базовые ожидания, которые имеют мужчины, и базовые ожидания, которые имеют женщины в отношениях.

Сегодня мы поговорим на тему, которая фундаментальна в жизни женщины — это отношения с мужчиной. Несмотря на то, что все мы уникальны и у каждого из нас свои балансы интересов, есть базовые ожидания, которые имеют мужчины, и базовые ожидания, которые имеют женщины в отношениях.

Это не капризы и не фантазии, это жизненная необходимость – получить определенные компоненты. Есть три вещи, которые мужчине жизненно необходимо получить от женщины, и соответственно три важных качества, необходимых в жизни женщины для того, чтобы мужчина рядом с ней расцветал.

Потому что если мужчина рядом с женщиной не расцветает, то он вянет. А если он вянет, то у него натурально тратятся жизненные силы и страдает здоровье. Вопрос не в том, что он капризничает или паразитирует, просто он как младенец, который не получает молока, не удовлетворяет свою потребность в питании и просто разрушается. И если он просто из чувства долга, из какой-то привязанности или из чувства вины живет с женщиной, хуже будет всем: и ему, и женщине, и их детям, и всем остальным.

Итак, первое женское качество – самодостаточность.

Что это такое? Это умение радоваться вне зависимости от обстоятельств. Т.е. по сути это — ресурсное состояние. Если женщина чувствует себя хорошо, если она воодушевлена, если она щебечет как птичка, если она радуется тому, что она делает или не делает, она генерирует энергию. Еще в древнекитайских источниках была прописана мудрость о том, что женщина является источником энергии.

Поэтому мужчина, приходя с работы, припадает к ней, чтобы напитаться. И если у женщины плохое настроение, ему нечего получить, чтобы потом делать свои дела. Поэтому прежде всего женщина должна делать то, что ей нравится. Если она хочет вышивать, пусть вышивает. Если она хочет петь, пусть поет. А если не хочет, пусть не поет и не вышивает, пусть любуется на себя в зеркало, если у нее от этого поднимется настроение. Если женщина довольна жизнью, значит мужчина получит рядом с ней то питание, которое позволит ему выиграть в войне, создать свой доход и решить все остальные мужские проблемы.

Без состояния удовлетворенности собой мы, женщины, теряем свою притягательность для мужчин. Биологически мужчины и женщины устроены так, что один из них является донором, а второй – потребителем. И донором является женщина. Ей не нужно получать энергию от мужчины, она получает энергию от природы. Сколько бы у женщины ни было детей — она способна их всех любить. Сколько бы у женщины ни было увлечений — она может всеми ими увлекаться. Потому что в ней скрыт бесконечный источник развития, она предназначена природой для того, чтобы генерировать новую жизнь.

Очень важно, чтобы вы поняли эту простую вещь: базовая потребность мужчины – получать от женщины энергию.

Мы – женщины современности – взяли эстафету у наших мам, которые, к сожалению, вынуждены были выживать. Даже не у мам, у бабушек. Поэтому мы хотим совместить сразу все роли (или не хотим, но вынуждены), забывая о самой главной своей роли – роли источника энергии. Если вы не радостны, если вы не счастливы тем, чем вы заняты, если вам неприятно быть собой, то неважно при этом, какие у вас есть достоинства, какая вы прекрасная хозяйка или мать, сколько вы зарабатываете денег…

Если вы не интересны сами себе, как вы можете быть интересны мужчине? Вы должны сами собой любоваться, тогда вами будут любоваться другие. Итак, первым пунктом является ваше собственное счастье, ваше личное, не зависящее от мужчины, умение радоваться жизни.

Вторым пунктом является ваше великодушие, ваше умение верить в мужчину, несмотря на то, что в данный момент он проявляет слабость.

Мастрояни, известный итальянский актер, сказал, что каждый мужчина в любой женщине в глубине души надеется встретить мать. Если бы я такие слова услышала 25 лет назад, я бы страшно возмутилась. Я бы сказала: «Зачем мне нужен мужчина, которого нужно любить, как ребенка?» Но когда я прожила жизнь, я знаю, что мы просто неправильно любим своих детей.

Слово «мать» в нашем российском менталитете имеет сильно другой смысл, чем в итальянском. В нашем менталитете мать – это авторитарная женщина, которая часто говорит: «Ты – придурок, сынок». А в итальянском менталитете мать – это женщина, которая восхищается своим ребенком. В силу того, что женщина генерирует энергию природы, если женщина требует от мужчины что-то (требует – т.е. недовольна тем, что есть), значит, автоматически, она не верит в то, что он может справиться со своими задачами, что он способен реализоваться в этой жизни, что он такой, как надо.

Фактически она дает мужчине сигнал: «Ты не такой, как надо. Ты должен стараться, ты должен исправляться, ты должен быть другим». Если вы выбрали этого человека, чтобы быть с ним вместе, дайте себе труд осознать, что вы цените в этом человеке. Какие сильные стороны вы оценили бы в нем, даже если бы он был к вам безразличен? Что в этом человеке привлекло бы вас, вызвало уважение и восхищение? Это, кстати, практический совет.

Если у вас недостаточно взаимопонимания и счастья в отношениях, просто напишите такой списочек — если бы этот человек был чужим человеком, что бы вы оценили? Безотносительно к тому, как он к вам относится. Потому что очень часто мне говорят: «О! Да он с другими женщинами золотой, а дома он тиран (лентяй, тунеядец, грубиян, бесчувственный обормот)». А вы посмотрите на него как на человека в отношениях с другими людьми. Потому что если он у вас дома не проявляет те качества, которые способен проявлять с другими людьми, то проблема в данном случае только в вас. Очень полезно даже сделать такое взаимное упражнение: жена письменно отвечает на вопросы «Моему мужу больше всего нравится, когда я…» и «Моего мужа больше всего бесит, когда я…», а муж — на аналогичные вопросы со своей стороны; затем нужно обменяться листочками. К сожалению, очень часто бывают ситуации, когда люди прожили вместе жизнь и не удосужились узнать, что человеку нужно в партнере!

Подлинное сотворчество семьи, подлинная жизнь, в которой мы поддерживаем друг друга и обмениваемся энергией, возможна тогда, когда мы по адресу отдаем энергию. А то получается, что каждый отдает лучшее, по его мнению, а партнеру это лучшее не нужно, ему нужно что-то совсем другое. И вместо того, чтобы прояснить ситуацию, люди копят обиды и терпят. Если же в списке качеств человека вы не видите никаких интересных для вас достоинств, но продолжаете существовать с этим человеком, то чему удивляться, что вы не удовлетворены этими отношениями. Задумайтесь — нужны ли они вам вообще?

В наши дни формальная семья не может дать ни счастья, ни здоровья. Полвека назад это было возможно – прожить, ненавидя друг друга, или прожить параллельными курсами и вполне успешно дожить до глубокой старости и даже подружиться к концу жизни. В наши дни это невозможно, потому что мы очень быстро от негативных эмоций разрушаемся физически. Если женщина постоянно недовольна своим мужчиной, у нее начинаются нарушения в эндокринной системе, обязательно страдает детородная зона… Поэтому придется посмотреть правде в глаза и задать себе вопросы: кто я? что я хочу? кто он? что он хочет? зачем мы вместе? Очень часто такие простые вопросы проясняют очень важные вещи.

Итак, второе условие успеха, после того, как вы сами сумеете быть счастливой — это умение верить в того человека, который рядом с вами. Я повторяю еще раз: наши взаимоотношения с мужчинами – это энергетические взаимоотношения, мы просто излучаем свое настроение. И если мы излучаем недовольство, мужчина получает такой сигнал, как получает мальчик от мамы: «ты не такой, как надо; ты никуда не годишься». И мальчик, который получает такой сигнал от мамы, всегда демонстрирует худшие качества из тех, которые он может продемонстрировать. Потому что даже если он стремится изо всех сил выслужиться, он теряет себя. Если он говорит: «Да, я такой, и другой не буду!» — он эпатирует публику. Но, самое главное, человек не может развиваться, реализовать свои сильные стороны, если он не получает поддержки-веры в то, что у него все получится. Здесь разговор не о том, чтобы быть мамой своему супругу, здесь разговор о том, чтобы верить в человека.

Просто настоящая материнская любовь наиболее ярко демонстрирует эту черту. А если вы не можете верить, так лучше расставайтесь с этим человеком. Потому что как бы вы ни маскировали свое неверие, оно обязательно подтвердится в реальности: он разорится, или он будет вам изменять, или он будет плохим отцом… Это обязательно проявится, если вы не видите в нем ценных качеств.

И третьим пунктом является знание: знание того, как мы устроены, знание того, что у людей есть определенные инструменты реагирования.

В сущности, знание нашей природы, женской и мужской, заключается в том, что нужно принять простую вещь: мы очень разные, и важно изучить, кто есть я, и кто есть он, для того, чтобы взаимодействовать. Мы не просто говорим на разных языках, мы всегда будем говорить на разных языках. В этом чудо жизни, что можно любить, быть счастливым, испытывать чувство единения, познавать мир с совершенно непохожим на тебя существом! Если бы мы были похожи, у нас бы не было такой эволюции.

Поэтому первое, к чему я вас призываю — не судите мужчин, а понимайте. Изучайте, как устроена мужская психология. Не лично вашего супруга, а вообще. Учитывайте то, что у них другой способ мышления. Благо, сейчас есть масса книг и тренингов на эту тему. От себя добавлю, что это очень интересно – учиться понимать целый мир, непохожий на тебя, любимый мир, дорогой тебе мир, драгоценный тебе мир. И тогда эта взаимная оцененность приносит такое счастье, которое нельзя сравнить ни с чем.

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Психогенное бесплодие

Психогенное бесплодиеПсихогенное бесплодие

Материнство – огромное важное событие в жизни женщины. Инициация. Трансформация. Перемены. Формирование новой идентичности. Осознанный отказ от привычного уклада. Осознанный переход на качественно иной уровень жизни и мироощущения — начинается с иного ощущения себя

Желание стать мамой – естественное и очевидное для нас, женщин. И из-за естественности этой может показаться, что для благополучного зачатия всего-то и нужно – два здоровых разнополых организма. Но не всегда всё так просто. Бывает так, что здоровья только на уровне организма для зачатия и вынашивания – мало. И в таких случаях возникают предположения о психологических причинах возникшей ситуации, мы говорим о психогенном бесплодии.

Психологические причины бесплодия у женщины

  • Как всё устроено
  • А как же это происходит?
  • Контр-доминатна беременности
  • Отпустить ситуацию
  • Задачи, которые помогает решить перинатальный психолог

Как всё устроено:

Репродуктивная система женщины включает в себя многие системы и органы.

Верхним звеном репродуктивной системы является высший отдел ЦНС (центральной нервной системы) — кора больших полушарий головного мозга и ближайшие подкорковые образования. Основная задача этого отдела – регулировать связь и взаимоотношения организма как единого целого с окружающей средой. Он является ответственным за восприятие внешних раздражителей (это происходящие события, отношения с другими людьми, стрессы и стрессоры) и внутренних раздражителей (ваши страхи, фантазии, мысли, воспоминания, оценки, суждения, установки), а так же за реакции организма на них.

Следующее звено — гипоталамо-гипофизарная система (ГГС), именно сюда попадают нервные импульсы из коры головного мозга. ГГС – это и нервный и эндокринный центр, именно в ГГС происходит трансформация нервного импульса в гормональный. И именно ГГС отвечает за выработку соответствующих поступившему сигналу гормонов, фолликулостимулирующий гормон стимулирует овуляцию, лютеинизирующий гормон стимулирует выработку прогестерона.

Третье звено – яичники. В каждом яичнике находится огромное количество незрелых яйцеклеток. Одна их них в середине цикла выходит из яичника, а затем через брюшную полость, попадает в маточную трубу. Этот процесс и называется овуляция. Созревшая яйцеклетка готова к оплодотворению. В яичниках образуется два вида гормонов: прогестерон (вызывает расслабление матки) и эстроген (приводит матку в тонус).

Заключительным уровнем (звеном) репродуктивной системы является, собственно, матка, основная функция которой – вынашивание беременности.

Рассмотрев функционирование всех уровней репродуктивной системы женщины, несложно заметить реальную взаимосвязь того, что происходит у вас на верхнем уровне (головной мозг) и на нижнем (матка). Влияние происходящего в головном мозге на происходящее в матке – очевидно.

А как же это происходит?

Путь в материнство открывается задолго до зачатия, происходит это посредством формирования доминанты беременности.

По определению А.А. Ухтомского, доминанта – временное объединение нервных центров головного мозга и других нижележащих структур организма для достижения вставшей перед организмом цели. 

Доминанта беременности начинает формироваться с того момента, когда женщина начинает думать о своей беременности (представлять себя мамой, фантазировать о течении беременности, родах, о том, каким будет ее малыш). Нередко случается так, что этому процессу сопутствует формирование контр-доминанты.

Доминанта и контрдоминанта беременности являются конкурирующими. Побеждает та, у которой больше сил, та, которая больше и мощнее заряжена эмоционально. Если контр-доминанта больше, существенно сильнее, то беременностьне наступает. Если масштаб контр-доминанты чуть меньше, то беременность наступает, но протекает тяжело, с угрозой прерывания. Если доминанта страха присутствует в малом количестве, то беременность протекает с легким токсикозом, что является нормой.

Контр-доминатна беременности, рассмотрим подробнее

Страхи, сомнения, опасения, всевозможные страшилки на тему беременности и родов — подкрепляют контр-доминанту беременности. Самые распространенные из них :

  • Страх потери привлекательности, женственности, сексуальности, внимания мужа.
  • Страх потерять работу, финансовую независимость, карьеру.
  • Страх физической боли, токсикоза, родов.
  • Страх перемен, страх перед будущим, изменения привычного уклада жизни, ответственность за ребенка, финансовые расходы (Например: хочу стать мамой, и одновременно хочу, чтобы моя жизнь, работа, сама я – оставались бы при этом неизменными. Как вы понимаете, реализуется то желание, которое сильнее. И, соответственно, если желание сохранить статус-кво является более сильным, то беременность не наступает).
  • Страх повторить мамину судьбу (или кого-то из близких родственниц), повторить ее печальный опыт, например, связанный с полученной травмой в родах, или если после рождения ребенка ушел муж и т.п. Страх стать похожей на свою мать, если отношения с ней неудовлетворительные.
  • Сюда же относятся негативные установки и представления о себе (я не смогу, не справлюсь, не выдержу боли, стану плохой мамой, вдруг с ребенком что-то случится).
  • Отношения с партнером. Скрытые недовольства, недоверие, неуверенность в выборе партнера.

Кроме того, на генетическом уровне мы «знаем», что вынашивание беременности, роды, уход за младенцем – процесс трудоемкий и энергозатратный. У женщины должен быть ресурс сил, времени, энергии для того, чтобы справиться с функциями матери.

Зачастую у женщин, страдающих психогенным бесплодием, этого запаса сил и энергии нет, а точнее, они уходят на что-то другое. Силы уходят на борьбу со стрессами, для восстановления нет возможности, т.к. всё время такая женщина посвящает работе, или помощи нуждающимся в заботе родственникам, или опеке за собственными родителями (становясь им, по сути, родительницей), или воспитанию мужа (что тоже, кстати говоря, относится к родительским функциям).

Вот и получается, что желание иметь ребенка у женщины есть, а ресурса, необходимого запаса сил – нет. Нет, так называемого, места для ребенка.

В этом случае я предлагаю своим клиенткам задуматься и решить, каким образом можно освободить это самое место. Например, можно перестать быть «незаменимой» на работе, можно отказать (да-да, вы не ослышались! Отказать!) вполне дееспособным и умеющим о себе позаботиться родственникам.

А еще можно выйти из триангулированных отношений с собственными родителями и дать им возможность решать вопросы их супружеской жизни самостоятельно, не утешая, не обвиняя, не спасая их брак. Можно перестать реализовывать материнский инстинкт на муже и признать его человеком взрослым и ответственным за себя и свою жизнь.

И еще много-много разнообразных мероприятий по реорганизации собственной жизни может провести женщина, желающая решить вопрос психогенного бесплодия и стать мамой. Рекомендации мои являются уникальными для каждого случая и для каждой конкретной женщины.

Психогенное бесплодие

Отпустить ситуацию

Не стоит забывать, что источником стресса может стать само ожидание беременности, желание вписаться в непонятно кем установленные возрастные рамки (до 25, 30, 35 Я должна родить!), постоянные вопросы родственников-друзей-коллег: Ну когда же? В России подобное давление на женщину очень распространено. Это может вызвать или сопротивление, в котором, опять же, теряется бездарно много сил и энергии, что не способствует зачатию.

Или начинается ожесточенная гонка на результат. Возможно, вас это удивит, но слишком сильные желания и сопровождающее их напряжение отнимают у нас столько сил, что на достижение желаемого энергетического ресурса уже не хватает. Именно этим объясняется тот феномен, когда при слишком высокой мотивации, страстной заинтересованности в чем-либо, достичь желаемого бывает очень сложно. И именно этим объясняется мудрость фразы: Пожелай чего-то сильно-сильно, а затем – отпусти.

Так же источником проблем может стать базовая, фоновая тревожность женщины. Когда дама склонна тревожиться по любому поводу, впечатляться мировыми проблемами до сердечной боли и вникать в сериалы до слез. Такой тип реагирования так же может быть очень энергозатратным и требует умеренной коррекции.

Со всем вышеперечисленным можно работать с психологом, если детей действительно хочется. Хороший вариант — совместить лечение у грамотного, поддерживающего врача и консультирование у перинатального психолога.

Задачи, которые помогает решить перинатальный психолог

Первой и основной задачей является выявление того, что составляет вашу контр-доминанту. А именно, в процессе беседы выявляются ваши страхи, связанные с беременностью и родами, ваши стрессоры. Немаловажным фактором являются условия вашей семейной жизни, отношения с мужем, родителями, а так же особенности вашей родовой истории (материнство в контексте ваших предков, рода вашей мамы и вашего папы). Необходимо прояснение и проживание травматического опыта, если он есть.

Работа с женской историей самой клиентки. Например, если женщина, когда-то ранее сделала аборт или потеряла ребенка. И не оплакала его, не отпустила. Психолог может помочь это сделать. Так же, необходимо будет выяснить, каков ваш ресурс на данный момент, и если он не велик – куда уходят ваши силы. И еще много личных, индивидуальных нюансов, которые могут являться антагонистами для желаемой беременности.

Второй, не менее важной задачей перинатального психолога является помочь вам осознать, как вы можете изменить свою жизнь, чтобы освободить в ней место для будущего ребенка. Проработка страхов, связанных с деторождением. Работа с родовой историей, если это требуется. Одним словом, задача психолога — помочь вам устранить все те проблемы и сложности, которые были выявлены на первом этапе работы.

Третьей задачей является усиление и поддержание доминанты беременности. Здесь будем говорить о легкой беременности, благополучных родах, радостях материнства и особенностях ухода за младенцем. Заниматься будем снятием эмоционального напряжения, применением техник саморегуляции, развитием уверенности в себе.

В завершении хочу отметить, что готовые рецепты в лечении психогенного бесплодия работают редко, ведь важной особенностью каждой женщины является ее индивидуальность. Не всегда источник проблем очевиден и, как правило, требуется достаточно глубокое исследование. И вы, дорогие женщины, можете начать это исследование прямо сейчас: если у вас, предположительно, есть психогенное бесплодие, а возможности посещать перинатального психолога или психотерапевта нет по тем, или иным причинам (нет денег, нет времени, не устраивают условия сеттинга и т.п.), предлагаю вам задуматься, столь ли объективны эти причины, или это просто происки вашей контр-доминанты…

*********************************************************************************Я завершила полное обучение у Жильбера Рено  около трех лет назад и  являюсь клиническим психологом со специализацией Recall Healing ( Исцеление воспоминанием)  ,  окончила полный курс  Биологики  у Роберто Барнаи и дополнила свое образование  обучением  в Школе Психосоматики PSY2.0, Все эти школы имеют одним из своих источников  ГНМ(Германскую Новую Медицину-GNM)Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета .  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно

***************************************************************************