Архив за месяц: Ноябрь 2016

Сценарий рождения становится сценарием жизни

Сценарий рождения становится сценарием жизни

Авторы: Алисон Хантер, Шерли Уорд

Развитие терапии родовых и внутриутробных травм

В конце 70-х годов в своей практической работе мы подошли к оказанию реальной помощи клиентам по преодолению пережитых ими родовых и внутриутробных травм. Мы опирались на гипотезу Франка Лейка, что любая травма, пережитая матерью в период беременности, через пуповину передается плоду. Кроме того, мы установили, что плод, находясь в утробе матери, которая переживает какую-либо травматическую ситуацию, как бы пропитывается негативной атмосферой этой травматической ситуации. Таким образом, мы пришли к выводу, что плод испытывает влияние травмы не только через пуповину, но и через ауру материнского поля в ходе всего периода пренатального развития.

Методика нашей работы состояла в том, что клиенту предлагалось лечь на расположенный на полу матрас, окруженный защитными подушками и, если это было ему удобно, свернуться, приняв позу эмбриона. Сконцентрировавшись на углубленном дыхании, он устанавливал контакт со своими чувствами, направляя их на то, чтобы исследовать тело, разум и дух в целью локализации этой первичной травмы. Излечение, судя по всему, происходит тогда, когда клиент возвращается к этой ранней травме и осознает, что реакция эмбриона, младенца или маленького ребенка не должна больше воспроизводиться в жизни взрослого человека. С этого момента поведение, как правило, достаточно сильно изменяется и взрослый человек начинает вести себя рационально и адекватно, а не как неразумное дитя.

«То, как человек был рожден, по-видимому тесно связано, с его общим взглядом на жизнь, соотношением оптимизма и пессимизма, его отношением к другим людям, способностью противостоять ударам судьбы и добиваться своей цели.» Станислав Гроф. 

Чтобы исцелить свои негативные сценарии , связанные с данным периодом , запишитесь на консультацию 


СЦЕНАРИЙ РОЖДЕНИЯ СТАНОВИТСЯ СЦЕНАРИЕМ ЖИЗНИ

В ходе терапии, когда мы проводим клиента от зачатия до рождения, для нас становится все более и более очевидным, что именно сценарий рождения становится сценарием жизни, и человеческий организм способен не только полностью запоминать этот сценарий рождения, но и претворять его в реальную жизнь — каким образом, мы пока не знаем. Нам известно, что существуют три составные части родовой травмы, нуждающиеся в исцелении: эмоциональное чувство, физическое ощущение и историческая память. Весь процесс кажется необъяснимым и многие клиенты считают, что их негативное отношение к жизни неисцелимо и необратимо. Травмированные люди страдают от разрушительных ощущений того, что они нелюбимы, отвергнуты и от невыносимого страха смерти. Их жизни угрожает опасность, их чувства уязвлены, их «Я» не существует, и эти реакции передаются и проецируются на окружающих людей и ситуации. Переживание заново на физиологическом, психологическом и духовном уровне процесса рождения, во время которого имело место нечто негативное, и осознание этой негативной ситуации, может облегчить процесс исцеления и обратить негативные реакции на первичную травму.

То, что произошло в пренатальный период и в процессе родов, отпечатывается в виде схемы и первичного сценария, зафиксированного при рождении. Например: «У меня все происходит неправильно», «Мне надо бороться, чтобы выжить», «Я хожу по кругу», «Я, наверное, никогда не смогу что-либо завершить», «Я никогда не понимаю, что происходит», «Я никогда этого не сделаю». Все эти установки омрачают жизнь клиентов и мешают им реализовать тот потенциал, которым они обладают. Дальнейшее повторение этих паттернов в периоды младенчества и детства способствует тому, что они укрепляются и фиксируются и, таким образом, сценарий рождения постепенно становится сценарием жизни.

«Нарастающий дистресс — вполне реальная опасность, характерная сегодня для внутриутробного состояния, так же, как и применение щипцов, и искусственно ускоренные роды — все это постоянно увеличивает число ущербных людей, которые будут смотреть на жизнь так же, как это делаем мы и будут продолжать раздоры.»Франк Лейк.

РОДОВАЯ ТРАВМА

Ясно, что травматичные роды во многом определяют характер и образ жизни. Другими словами, в момент рождения человека формируются ощущения, которые впоследствии на подсознательном уровне управляют им. Следует различать проекцию взрослого опыта на инфантильный мир плода и включение в поведение взрослого человека негативных паттернов гнева, тревоги и ужаса, почерпнутых из соответствующего младенческого опыта. Наше многолетнее изучение различных типов родов выявило сходство личностных установок клиентов, переживших роды одного типа. Интересно, что к такому же выводу пришли Рей и Мандел (Ray and Mandel) при исследовании влияния характера родов на взаимоотношения людей (1).

Мы обнаружили, что у многих людей дистресс и родовая травма остаются подавленными и не проявляются в сознании до конца подросткового возраста, начала взрослой жизни или даже — середины взрослой жизни. Они могут проявиться во время болезни, сильного психологического давления или стрессовой ситуации. Открытие, что наши основные, первичные нарушения берут начало в эмбриональной жизни, означает, что для того, чтобы человек мог полностью раскрыть свой потенциал и быть максимально эффективным, терапия должна производиться с регрессией на тот же начальный (эмбриональный) уровень. 

Различные типы родовой травмы 

В традиционную медицинскую классификацию типов родовых нарушений входят: тазовое предлежание, использование щипцов, кесарево сечение, стимуляция, преждевремененые или поздние роды, поперечное предлежание, лицевой поворот, применение лекарств и анестезирующих средств.

Жизненные Сценарии
Мы предлагаем изложенную ниже классификацию жизненных сценариев, выявленных у взрослых людей, которые, лежа на полу, совершали регрессивное возвращение в процесс своего рождения.

ТАЗОВОЕ ПРЕДЛЕЖАНИЕ
Тазовое предлежание — это насилие, пережитое в утробе, и рожденные таким образом люди часто становятся жертвами.
«Мне трудно делать все, как нужно. Я всегда все делаю наоборот. Я попадаю в места и ситуации, из которых не могу выбраться. Я ищу решения, но чувствую себя незащищенным. Я знаю выход, но не могу привести все в порядок. Все срывается. Я повторяю попытки, но все в жизни идет неправильно.»

ТАЗОВОЕ ПРЕДЛЕЖАНИЕ С ПОВОРОТОМ
Плод перед выходом из утробы был повернут:
«Я считаю, что все очень сложно. Я всегда делаю то, что не хочу делать. Я боюсь, что то, чем я начинаю заниматься, не получится. Я хожу кругами, стараясь достичь цели.»

ЩИПЦЫ
Это также насильственный тип рождения — помощь в конце концов приходит, но можно ли еще раз довериться такой помощи и поддержке? Людям, извлеченным с помощью щипцов, свойственна двойственность. Установка при рождении часто выглядит так:
«Почему я должен все делать сам? Почему кто-то еще не может это сделать как следует? Они все так некомпетентны! Я сделаю это сам, так надежнее. Жизнь это постоянная борьба! Мне приходится все контролировать, но мне нужна помощь. (Двойственность всегда сопровождается большой недоверчивостью). Я не собираюсь этого делать. Почему мне всегда приходится работать под таким сильным давлением?»

КЕСАРЕВО СЕЧЕНИЕ
При кесаревом сечении человек входит в мир через другие врата. Его проблема заключается в том, как приспособить к жизни опыт типа «это было сделано другими» вместо «сделать это самостоятельно». Матерям таких детей трудно приучить их делать что-либо самостоятельно и научить ограничениям, которых у них никогда нет, в отличие от детей, рожденных обычным вагинальным путем:
«Все, что я бы ни делал, делать не стоит, потому что все равно ничего не выйдет. Я хочу знать, куда идти и что делать. Я жду, чтобы что-то произошло. Все в порядке: дело все равно будет сделано, кто-нибудь другой сделает его. Здесь какой-то пробел — место, которого я не помню. Они все правы, а я не прав. Я буду сидеть и ждать. Я начинаю что-то и не могу закончить. Я не могу думать сам. Я никогда не бываю в нужное время в в нужном месте»

СТИМУЛЯЦИЯ
Вследствие нарушений в развитии эмбриона, или по другим медицинским соображениям, роды стимулируются или искусственно инициируются:
«Я не готов! Не подталкивайте меня. Я чувствую себя беспомощным, я не знаю, что делать. Я не знаю, как это делать. Мне чего-то не хватает. Это большая проблема — узнать, как начинать. Я не могу достичь того, чего хочу. Подожди, я не буду это делать, пока не буду готов.»
В течение последних девяти лет мы много времени посвятили поискам способов помочь нашим клиентам облегчить боль, причиненную этими ранними травмами и не совершать над собой психического и физического насилия в ситуациях, сходных с той, когда возникла первоначальная боль. Это не всегда возможно, но когда понимаешь через какие стрессы доводится проходить плоду, сила человеческого организма поражает.

БОЛЕЗНЬ МАТЕРИ
Серьезная болезнь матери часто приводит к тому, что ребенок испытывает шок в течение большей части, если не всей своей жизни.
«Я болен. Это моя вина, что она болеет. Я чувствую себя выжатым. Если я делаю большие усилия, чтобы достичь того, что мне хочется, то в в результате это оказывается не тем, чего я хочу. Такая степень близости делает меня больным. Меня нельзя было кормить, от молока я заболевал. Со мной что-то неладно. Я всегда чего-то ожидаю, и мне ничего не возвращают. Это все моя вина.»
Печально, что человек может всю жизнь болеть и так никогда и не понять, что он несет в себе болезнь матери в виде воспоминания. Для того, чтобы исцеление состоялось, клиенту жизненно важно отделить свои собственные ощущения от ощущений матери в тот ранний период.

СЕКСУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Время от времени плод переживает опыт того, что родители занимаются любовью. При этом реальные чувства иногда искажаются и плод испытывает ощущение физического и психического насилия. Когда секс имеет форму насилия, плод ощущает это, и это формирует отношение к сексу в будущем. Мы часто связываем сексуальные проблемы с пуповиной и поступающими через нее ощущениями, но, по-видимому, существует другой путь передачи этих ощущений — непосредственно через клетки. Поразительно большое число клиентов ощущало пренатально процесс эякуляции спермы, чувствуя себя при этом грязными, липкими, испуганными, а многие испытывали материнские чувства по отношению к половому акту. Большое количество клиентов, переживших родительские занятия любовью как сексуальное насилие,говорит о том, что занятия сексом во время беременности могут быть источником травматического оыта.

НЕПРАВИЛЬНЫЙ» ПОЛ!
Переживание по поводу того, что ты — девочка, тогда как ждали мальчика, является весьма болезненным событием. Или быть мальчиком, когда в семье уже есть один, два, три, четыре и даже пять мальчиков — можно только удивляться, если в жизни такого мужчины все будет идти нормально. Установки такие:
«Я всегда делаю не то. Я всех разочаровываю. Я никому не бываю приятен. Я хочу, чтобы вы любили меня. Я умру без любви. Она меня не хочет. Я в двойном капкане — она хочет меня, но со мной все не так; я неудачник, и никогда не смогу это изменить.» И находясь в утробе, эмбрион часто чувствует, что у него не тот пол, который хотели бы родители.

КОГДА МАТЬ ОБНАРУЖИВАЕТ, ЧТО ОНА БЕРЕМЕННА
Реакция матери на свою беременность может оказать сильное влияние на новый человеческий организм. Если у матери отсутствует полное принятие этого факта у эмбриона возникает ощущение, нежеланности и отвержения. Если мать испытывает ужас, то плод испытывает (по Ф.Лейку) запороговый стресс. Отторжение обращается внутрь и трансформируется в глубокое и перманентное чувство ненужности. Установки могут быть такими:
«Я никому не нужен. Меня никто не любит. Меня никто не хочет. У меня все не так. Я всегда неправ. Я хотел бы, чтобы меня не было. Я ничтожество. Мне нужно признание. Это моя вина. Я всегда чувствую себя виноватым.»

ИМПЛАНТАЦИЯ В МАТКЕ.
Установки, которые формируются при имплантации, удивляли нас в течение многих лет. Мы проникали все дальше и дальше, чтобы найти для людей точки исцеления. Мы установили, что в том случае, когда переживание родовой травмы не разрешает проблемы, можно продолжить движение назад (хотя это верно не для каждого человека). Это известно тем, кто знаком с работами С. Грофа.
Нахождение в матке места для имплантации влияет на то, каким образом человек «подходит» для жизни. Установки, получаемые от имплантации таковы:
«Для моего существования нет места. Я нигде не могу обосноваться. Я ничему не принадлежу. Я никому здесь не нужен. Я боюсь стремиться к чему-либо. Почему мне так мучительно трудно найти удобное место? Жизнь бросает меня из одного кошмарного места — в другое. Мир кажется мне небезопасным.»
Найти свое место в жизни — очень важно. Найти то, чему принадлежишь — это часть процесса исцеления. Очень интересно заново пережить то, как обретается чувство безопасности и защищенности в утробе.

ПОПЫТКА АБОРТА ИЛИ СОСТОЯНИЕ, БЛИЗКОЕ К СПОНТАННОМУ АБОРТУ
На тех, кому удалось выжить, попытка аборта или состояние, близкое к спонтанному аборту или выкидышу, оказывает стрессовое воздействие. Франк Лейк всегда подчеркивал, что невозможно дольше допускать, будто плод в возрасте 24–28 недель ничего не испытывает при попытках аборта. Еще в конце 70-х годов было получено научное подтверждение (Verny, 3) того, что в этот период уже сформирован высоко развитый организм, чутко реагирующий на любые изменения окружающей обстановки.

Как мы установили, плод, переживший попытку неудачного аборта, знает, что его присутствие нежелательно, а его жизнь находится в опасности. Он переживает свое почти состоявшееся убийство, ужас смерти с поразительной точностью. Острое чувство отверженности в течение всей жизни является бедой многих, кто пережил подобный ужас. Близость смерти при спонтанном аборте может оставить ощущение постоянно таящейся за углом гибели. Преждевременно родившийся ребенок может воспринять также материнский страх, сделав его своим, в результате чего он будет испытывать двойной ужас.

Несчастные случаи с матерью во время беременности (такие, как падение с лестницы, автомобильные и велосипедные аварии), тоже воспринимаются зародышем как попытка убийства. Когда человек вырастает, эта младенческая логика может заместить взрослую, но с помощью возврата назад можно восстановить искаженную ситуацию.

Установки, диктуемые попыткой аборта, похожи на таковые у приемного ребенка и характеризуются полным отвержением:
«Я здесь по ошибке, мне не следует быть здесь. Мне надо остановить боль — это так мучительно. Я все время испытываю напряжение. Я не знаю, нужен я кому-нибудь, или нет. Я не могу забыть — и я не могу ничего с этим поделать.Я не хочу никого огорчать. Я хочу раствориться. Я хочу умереть. Я хочу убраться ко всем чертям!»

ТРАВМА В ФАЛЛОПИЕВЫХ ТРУБАХ
Франк Лэйк всегда говорил, что все, что связано с родовой травмой, происходит в первый триместр, первые три месяца. По мере развития нашей работы, это стало для нас очевидным. Поразительно, как установки от фаллопиевых труб повторяются при рождении. Эти установки могут быть идентичными. Это по-видимому типичные установки для фаллопиевых труб, но многие из них могут также быть родовыми установками. Мы надеялись, что переживание травмы фаллопиевых труб может, смягчить переживание родовой травмы, сократить время лечения и способствовать более глубокому проникновению в травму. В этой области необходимы дополнительные исследования.
Бластоцист, продвигаясь вниз по трубе, может испытывать трудности. Поэтому возникающие установки таковы:
«Я не хочу к чему-то прикрепляться, поэтому останусь посредине. Вокруг меня замкнутое пространство. Я не могу расти. Мне кажется, что я двигаюсь в обратном направлении. Я застрял. Я проделал огромную работу, но ничего не достиг. Я не могу сделать это. Вы собираетесь меня убить. Будет лучше не достигать цели. Я не верю в то, что надо двигаться вперед.

В терапии большое значение придается негативным сторонам дородового развития, поскольку это то, с чем терапевт работает, что он должен исцелить. Отметим, однако, что многие клиенты, переживая состояние нахождения в матке, испытывают радость, любовь и другие положительные эмоции. Нередки случаи, когда клиенты в процессе творческой регрессии достигают ощущения « основы существования» в том виде, как оно впервые было ими испытано в течение недели между зачатием и имплантацией зиготы в стенку матки. Франк Лэйн и мы обнаружили, что некоторые люди бывают поражены и даже ослеплены блаженством и великолепием своего входа в фазу бластоциста прежде, чем эта свободная, мистическая сущность будет скована имплантацией. Объединение обменных процессов плода и матери, происходящее через пуповину — это то воздействие, которое эмбрион без сомнения ожидает, но в определенном смысле оно является негативным, сильно ощущаемым.

ТРАВМА ЗАЧАТИЯ
Многие люди, чье зачатие было нежелательным, испытывают большие трудности от пребывания в физическом теле. Часто возникает сильное раздвоение, при котором воображается нечто прекрасное, сопровождаемое уходом от реальности и ответственности. В этом случае может быть полезной визуализация зачатия, как это советует Руфь Уайт, но существенного облегчения боли не произойдет, если не принять реального пребывания здесь. Если такое осознание не осуществится, то может возникнуть острое чувство неудовлетворенности и иногда -серьезное психическое и физическое заболевание.

Установки, получаемые при зачатии могут быть такими:
«Мне не следует здесь находиться. Я ненавижу жизнь. Я хочу умереть. Я не хочу быть нигде. Оставьте меня в покое. Почему я нахожусь там, где я не хочу быть?

БЛИЗНЕЦЫ
Существуют классические установки, вызываемые синдромом близнецов. Близнец, родившийся вторым, часто воспринимает первого, как более умного, яркого и как лидера. Второй близнец будет мириться с положением вещей, считая, что с его положением ничего нельзя поделать, часто будет ждать, что что-то случится, словно оно «в пути». Часто установка проявляется в том, что второй близнец знает выход из трудных ситуаций, но чувствует себя не в состоянии что-либо сделать в этом направлении. Другие установки таковы:
«Я не признан, я не знаю, куда идти. Никто не ждет меня. Все забыли меня. Я незначителен. Мне не следует здесь быть.»
Это стимулирует такие житейские качества, как недоверчивость, склонность к гневу и чувству покинутости. Второй близнец повторяет то, что делает первый: «Я делаю легкий выбор, позволяя ему действовать первым.»
Первый близнец часто испытывает чувство вины и является лидером. Он часто ведет себя как старший брат или сестра. Близнецы часто хотят иметь свое собственное место, испытывают чувство страха близости, но в то же время стремятся к близости и чувствуют, что не смогут жить друг без друга.

Если происходит трагедия, и один из близнецов погибает, либо в результате родов, либо после них, оставшийся в живых близнец безмерно страдает. Сценарий становится следующим:
«Я чувствую, что утратил что-то в своей жизни (и это становится реальностью и выходит на поверхность, даже если выжившему близнецу многие годы после рождения не говорили о том, что он родился как близнец и его близнец умер). Я выполняю двойную работу в своей жизни. Что-то в моей жизни не так. Не понимаю, почему я так много плачу.»
По лицу такого человека часто пробегает гримаса удивления, он часто испытывает чувство потерянности, либо заглядывает в лица прохожих и изучает их, постоянно ища кого-то, кого здесь нет.
Синдром потери близнеца также испытывают люди, родившиеся преждевременно, когда один близнец погибает в результате спонтанного аборта. Практически 65% оплодотворенных яйцеклеток подвергаются спонтанным выкидышам.
Это лишь некоторые из жизненных сценариев, с которыми мы столкнулись за многие годы.

ТРАВМА ВНУТРИУТРОБНОГО РАЗВИТИЯ

От работы с родовой травмой наши исследования продолжались в направлении различных аспектов внутриутробной жизни — ее зависимости от ситуаций, которые происходили в нормальной жизни матери. Эти ситуации имеют сильное влияние на жизнь эмбриона и плода. Франк Лэйк назвал это негативным эффектом пуповины или синдромом дистресса мать/плод, однако ему не удалось установить, почему человеческий организм способен помнить так много деталей этой жизни.

«КЛЕТОЧНОЕ СОЗНАНИЕ»

Находится ли разум в энергетическом поле? Если это так, то можно ли этим объяснить очевидное существование клеточного сознания?
Природа того, что позволяет получить терапевтический эффект, стала более понятной после нашей встречи с Розалин Бруйер — первой американской целительницей, способной читать ауру, способности которой были подвергнуты научному изучению. Вместе с доктором Валери Хант Розалин Бруйер в 1979 г. принимала участие в исследовании Рольфа (4). Это было научное исследование, проведенное более чем на 1000 клиентов, которые подвергались глубокому массажу, в то время, как присоединенные электроды регистрировали изменения электромагнитного поля. Розалин также фиксировала изменения конфигурации электромагнитного поля, причем было установлено прямое соответствие между тем, что видела она, и показаниями приборов. 18-летние исследования д-ра Хант выявили связь энергетического поля с сознанием. Эти новые научные воззрения вскрывают связь между биологическими явлениями и Полями Разума.
В нашей работе роль энергетического поля тела, которым обладает человек, приобретает новый смысл. Это связано также со всеми «новыми» и альтернативными методами и лекарствами, которые наводняют рынок. Они все базируются на энергетической системе тела, не признаваемой западной медициной. Приобщение западного мира к йоге, основанной на системе чакр, по-видимому предлагает Западу нечто большее, чем просто техника релаксации.

Розалин Бруйер считает, что разум пребывает в энергетическом поле, находящемся внутри и вокруг тела и контролируемом мозгом. Мы использовали эти идеи в нашей работе параллельно с теорией Франка Лэйка о существовании клеточной памяти, или клеточного сознания. Если разум находится в энергетическом поле, то память также присутствует в каждой клетке тела. Хотя клетки часто обновляются, воспоминание присутствует в энергетическом поле подсознания и остается там до тех пор, пока не переносится в память и не распространяется в ней.

УНИВЕРСАЛЬНЫЙ РАЗУМ

С таким пониманием универсальности разума, проникновением глубоко в клеточную структуру, наша работа по пренатальной терапии начала обретать смысл, особенно в отношении эволюции единичной клетки, которая должна образовать новое человеческое существо. Это также помогло нам понять, что наша работа, которую мы совершали, как священнодействие, и все целительство в целом — духовно. Это также породило более широкую идею — является ли универсальный разум частью того, что или кого мы называем Богом? Если некоторые люди многозначительно заявляют, что Бог — везде и во всем, то саму концепцию, утверждающую, что человек, сотворен по подобию Бога, можно понимать несколько иначе.

ДОСТОВЕРНОСТЬ И ВОЗМОЖНОСТИ

В связи с проблемой клеточного сознания Грэхэм Фаррант рассказал интересный случай во время своего семинара в Англии в ноябре 1990 г. В родильной палате австралийской больницы была установлена видеокамера. Было замечено, что сестры и акушерки, принимая ребенка, задерживали дыхание, возможно переживая ощущения своего собственного рождения. Им показали видеозапись, после чего они делали сознательные усилия для того, чтобы нормально дышать во время рождения ребенка. Результатом было то, что во время последующих 793 родов не нужно было вводить трубку в горло ребенка, чтобы облегчит его дыхание. Если существует такой эффект, оказываемый нами друг на друга, то углубленное изучение разума может оказать далеко идущее воздействие на всю человеческую расу.

Результаты нашей работы показывают, что травма, полученная в течение первого триместра становится причиной формирования определенных типов личности, а также источником болезней взрослого человека. Хорошо известно, что раковые клетки — это эмбриональные клетки с низкой амплитудой, но большой скоростью размножения. В эмбрионе, возраст которого находится в пределах первого триместра (первые три месяца), если мать подвергается травме, растущие эмбриональные клетки фиксируются в таком окружении. Наша гипотеза состоит в том, что если во взрослой жизни возникнет сходная ситуация, она может запустить, возродить в сознании или рестимулировать травму и, возможно, вызвать болезнь. Мы уже встретились с этим в случае брадикардии, тахакардии и гнева, которые составляют у взрослых людей основу определенных психических и психиатрических случаев.

Перевод: Е.Н. Мяснянкина

***********************************************************************Чтобы исцелить свои негативные сценарии , связанные с данным периодом , запишитесь на консультацию 

Наиболее эффективная  проработка  травм зачатия ,внутриутробного развития   и родов происходит  методом QHS. Большой пласт  травм этого периода можно также исцелить  в техниках регрессии, исцеления временных линий и РПТ

  Это мои данные  в  сертифицированных терапевтов QHS на  официальном сайте QHS  или здесь

Само пройдет: О неисцеленной боли

Само пройдет: О неисцеленной боли

О боли неисцеленной
Дина Ричардс

Скажите, удается ли вам «сохранить лицо» и продолжать делать все наилучшим образом в тот момент, когда испытываете сильную физическую боль?

Можете ли быть внимательными и обходительными по отношению к клиентам, если раскалывается голова от мигрени или болит живот?

Можете ли улыбаться и искренне радоваться приходу гостей, если обожглись во время приготовления еды, и рука все еще сильно «горит»?

Можете ли расслабиться и быть умиротворенным при пульсирующей зубной боли?

В большинстве случаев сделать это достаточно непросто, особенно если нужно делать все хорошо и правильно не пару минут или часов, а целый день или даже несколько. Боль — это сигнал, что какой-то части нашего организма требуется как минимум внимание. «Само пройдет», как вы знаете, работает далеко не всегда, чаще всего мы нуждаемся в помощи специалистов (врачи, гомеопаты, массажисты и др.), медикаментах, травах, диетах и многих других волшебных действах, необходимых для исцеления от нашего недуга

Бывает, что проблема не решается сразу и для окончательного освобождения от физической боли требуется какое-то время, и почти всегда и мы сами, и окружающие с пониманием относимся к такой ситуации.

Конечно, мы не в восторге от того, что происходит, но знаем, что временная потеря дееспособности связана с травмой, больное место постепенно заживет и способность нормально двигаться частично или полностью будет восстановлена, а пока что придется обойтись без акробатических танцев, прыжков с шестом и забегов на длительные дистанции.

И если в подобной ситуации оказался близкий нам человек, мы также понимаем, что его вздохи, стоны, крики, жалобы, плохое настроение, нежелание улыбаться и постоянно шутить вполне нормальны для данных обстоятельств. Будем ли мы обижаться на ребенка, который сильно ударился, плачет и говорит, что все плохие?

Нет, не будем, потому как осознаем, что ему больно, вот и ведет себя подобным образом. Отнесемся ли с пониманием к тому, что любимый человек после операции говорит, что устал, хочет помолчать и побыть один? Да, конечно, каждый понимает, что ослабленному организму необходим отдых. Но давайте посмотрим, что происходит в нашей жизни относительно боли душевной?

Многим людям кажется абсолютно нормальным игнорировать собственные негативные состояния, а также не обращать внимания на реакции близких людей. В семье назревает или случается развод, а вместо того, чтобы заняться вплотную вопросом отношений, большинство из нас просто уходят с головой в работу, быстро заводят новые отношения, уезжают отвлечься в путешествие с красивыми приключениями и делают вид, что ничего особо и не происходит. Ну или происходит, но это меня сильно не касается, я хорошая (-ий), а все проблемы из-за партнера.

Неумение вовремя распознать и отреагировать на собственные чувства приводит к тому, что человек не может распознать их и в других людях, отсюда и получаются миллионы родителей, твердящих своим детям «не реви», «жизнь не сахар», «терпи молча» и т.п., а дальше эти дети становятся взрослыми и продолжают транслировать аналогичные установки уже своим собственным детям. Диапазон проявляемых и испытываемых чувств постепенно уменьшается и в итоге в семьях начинают жить по законам деловых отношений — официальные переговоры, правила, сделки и никаких тут сантиментов.

Неисцеленная внутренняя боль делает людей черствыми, закрытыми, отстраненными,искренняя близость страшит, и гораздо проще все больше заниматься внешними вопросами, чем выстраивать гармоничное внутреннее пространство.

Если огромное количество людей по всему миру с упоением занимаются построением карьеры и накоплением материальных богатств при отсутствии здоровых отношений с мужьями/женами, родителями и детьми, то постепенно это становится нормой для существующего общества.

И, нужно сказать, куда более привлекательной нормой, потому что для здоровых и гармоничных отношений с близкими людьми приходится перекраивать себя, менять свой характер, учиться открываться сердцем, слушать и слышать тех, кто живет рядом, постоянно искать баланс между собственными интересами и потребностями близких людей, а это не так просто.

Строить в одиночку блестящую карьеру и жить «свободной жизнью» обычно гораздо проще, но потом чаще всего происходит одно и то же — невозможность до бесконечности сохранять то самое лицо, как при физической боли, пытаться по максимуму выжать счастье и радость из внешнего окружения, в том числе и бизнеса, социального статуса и т.п. Рано или поздно неисцеленная душевная боль начинает вскрываться, и что уж тут говорить, это мало кому нравится.

Часто в письмах мне задают вопросы «Почему мама ведет себя авторитарно?», «Почему отец не может быть мягче?», «Почему муж не принимает мои негативные эмоции?», «Почему жена все время ведет себя так, чтобы я ревновал?», «Почему дети отстранились и не хотят общаться?», «Почему меня не любит тот, кого люблю я?», «Почему так трудно быть добрыми и внимательными к близким людям?», «Почему я не могу простить?», «Почему меня не могут простить» и что со всем этим можно сделать?

Ответ во всех случаях приблизительно одинаков — человек в каждый момент жизни ведет себя так, как он может сейчас себя вести в соответствии со своим уровнем духовного, интеллектуального и эмоционального развития.

Не бегает быстро, потому что болит нога — это нам понятно, да? Ну вот и нежность не может проявлять потому, что где-то что-то болит. Слова добрые не говорит, потому что не приучен к такому. Прощать не умеет, вести конструктивные диалоги вместо ругани тоже не всегда получается, да и мы сами разве не такие?

Не всегда у нас хватает сил, чтобы открыться в своих чувствах, например, и не перекладывать при этом ответственность за них на другого человека. Не всегда получается давать свободу, с пониманием относиться к капризам и реакциям близких людей, иногда выбираем отстраняться, сбегать и сильно не задумываться о трудностях.

Если в жизни что-то идет не так, то нужно разбираться, и это длительные процессы обычно, внутренние перестройки не приходят по взмаху волшебной палочки. И можно сколь угодно долго иронизировать по поводу того, что кто-то разбирается-разбирается в себе и «все никак», но жизнь все и всегда расставляет на свои места.

О боли неисцеленной

Те, кто выбирают двигаться в свою боль, временами кажутся потерянными, разбитыми, не очень уверенными в себе и не особо знающими, но придет время, и они выберутся из этой ситуации, так что не надо иронизировать. Каждому человеку лучше заниматься своей собственной жизнью, проходить свои этапы роста честно и основательно, и если находятся силы, поддерживать и делиться опытом с другими, идущими схожим путем.

Жизнь же в напускной радости и позитивизме, когда все внимание сосредоточено на внешней демонстрации успеха и могущества, обычно не приносит много внутренней удовлетворенности. Но даже когда видишь, что кто-то живет именно так, не желая заниматься вопросами собственного исцеления, постепенно приходит понимание, что каждый человек имеет право в том числе и на отказ от лечения.

Есть ли смысл до бесконечности указывать своим родителями, братьям/сестрам, мужьям/женам, детям и другим близким людям на их неисцеленные травмы, если единственной реакций является «ой, не трогай это, мне больно, я побежал отсюда»?

Иногда приходится просто приспосабливаться к такому поведению и стараться избегать соприкосновения с болезненными участками души другого человека. И тут важно понимать, что болеющий человек не может вести себя так, как здоровый. Почаще проводите аналогию с физическим здоровьем, и вам станет проще относиться к своим собственным ограничениям и несовершенствам, ну и поведение близких людей также станет более понятными

В конце концов, на выздоровление от любого недуга помимо сил и желания требуется еще и время. Дайте себе время, дайте своим близким время, дайте жизни все расставить на свои места. Занимайтесь собой и не терроризируйте своих близких темами развития (хотя удержаться от причинения радости и счастья всем вокруг не многим по силам)! Идет как идет, чего поделать-то. Разбирайтесь с тем, с чем можете разобраться, а остальное учитесь принимать. Дорогу осилит идущий.

 

****************************************************************************** 

Запись на консультацию

Детская аллергия — откуда «ноги растут»?

Детская аллергия — откуда «ноги растут»?20160720

Егор Миронов

Про аллергии в этом журнале и на других площадках столько уже было написано, что, казалось бы, зачем повторяться? Однако… каждый день сталкиваешься с новыми клиентскими случаями и с жалобными вопросами родителей «чем кормить ребёнка, его обсыпает буквально на всё!»Когда знаешь и понимаешь, как устроено наше тело (не само по себе, а в связке с психикой), то даже самые запутанные случаи и самые «стРРРРРРашные» диагнозы становятся простыми и понятными, и специалист знает что делать, чтобы быстро (а иногда чуть ли не мгновенно) помочь пациенту или клиенту любого возраста.Замершая беременность и  … аллергия у маленького ребёнкаЗамершая беременность и психика связаны? Безусловно. Почему это произошло именно у вас, и почему организм совершил такую ошибку? Давайте разбираться на реальном примере с положительным исходом.

Концепция психосоматической терапии подразумевает доступ к телесным реакциям через психику, то есть работа ведётся всегда с телом (и с находящимися в нём ощущениями, а также с мыслями – Е.М.), используя понятный для человека язык образов, чувств, звуков, запахов и вкусов (VAKOG). При этом одним из основных инструментов такого доступа является состояние гипнотического транса. В этом состоянии человек может воспроизводить все физиологические процессы, оказываясь в любом времени своей жизни (регрессия) и в любых ситуациях, в том числе в тех, которые были причиной запуска соматических изменений и позже перешли в «заболевание». Существует утверждение, что любое соматическое заболевание имеет точку (место и время) запуска, где тело начинает изменяться, усиливая  функции определённых органов и запускает Специальную Биологическую Программу (СБП) для улучшения работы того или иного функционала в нашем организме.

Пациентка С. пришла на психотерапию, имея в анамнезе 4 (четыре) замерших беременности в течение предыдущих полутора лет. Её муж, кандидат медицинский наук, главный врач частной клиники провёл все возможные исследования и терапевтические воздействия, которые, по его мнению, могли решить данную проблему, но уже после 4-го случая решил также рекомендовать своей жене работу с психосоматическим терапевтом.

Терапия началась с погружения в гипнотический транс и формирования ощущения беременности внутри (состояние ощущения появления зародыша можно легко воспроизвести в гипнотическом трансе), и далее последовательно производилась прогрессия с частотой по неделям.  Когда в этой прогрессии доходили до 6-й  недели (когда происходили остановки предыдущих беременностей), у пациентки возникало сильнейшее чувство физического страха и напряжения.

Далее проводилась техническая работа методами гипноанализа — это регрессивное сопровождение симптома, выражаясь простым языком — удерживая сформулированное ощущение, пациент идёт в прошлое, туда, где и когда впервые зародилось это ощущение.

Очень быстро нашлось травматичное событие, которое произошло следующим образом. Пациентка С.  уже полгода кормила грудью своего первого ребёнка, когда узнала, что снова беременна. Срок этой недели как раз составлял 6 недель.   После этого она решила прочитать в интернете о возможности кормления грудью во время беременности, и наткнулась на ужасный тезис об опасности для ребёнка если его кормит грудью беременная мать (буквально она прочитала, что молоко теперь «отравлено» и уже имеющийся ребёнок будет идиотом, если продолжать его кормить грудью). Те, кто знаком хотя бы с азами Биологических Законов, знают, что всё в природе правильно и безопасно. Но для этой не очень образованной в этом плане девушки увиденная информация стала настоящим биологическим шоком. Беременность замерла, а затем  ровно на 6-й неделе останавливалась и каждая последующая беременность. Биологическая цель в данном случае конкретно этой пациентки – запрет на развитие для плода, чтобы имеющийся ребёнок не стал «ущербной особью».

Итак, в данном случае была проведена краткосрочная психосоматическая терапия, где ациентка пережила то драматическое события уже с новым телесным шаблоном, добились телесного инсайта — отреагирования тела, и перехода в стадию ваготонии. Через некоторое время пациентка снова забеременела, и, поскольку развитию беременности уже ничего не угрожало, у неё родилась чудесная девочка.

Немного теории.  Первый Биологический Закон — ВСЕГДА есть травматичное событие (биологический шок), которое предшествует (является запускающим фактором) любому заболеванию, и в этом событии организм испытывает определённое ощущение/симптом, по которому методами гипноанализа и психосоматической гипнотерапии можно найти само событие. Травматичное событие — это конкретное время/место, где есть три признака: событие драматично (для конкретного человека), неожиданно (человек не был подготовлен к нему), и переживается изолировано (человек переживает это в одиночестве, один на один с собой).

Телесный инсайт это телесное отреагирование при изменении восприятия биологического шока и переход в стадию ваготонии. Только при его наличии можно говорить о внесении перемен в реагирование тела на уровне тканей.  Трек — запускающий компонент VAKOG (напоминатель, аллерген, триггер…), который запускает реагирование точно таким же образом, как это было в первичном травматическом событии. У данной пациентки треком было само состояние беременности.

******

Вот такой случай с очень быстрой и, разумеется, качественной терапией. Следует также сказать, что эффективных инструментов терапии может быть много, всё их отличие лишь в «силе воздействия» и сроках проведения самой  терапии, одним гипнозом, разумеется, дело не ограничивается, хотя гипнотерапия, на мой взгляд, это одна из самых быстродействующих и эффективных техник.

Теперь вернёмся к аллергии. Конкретно – к детской аллергии. Ещё один штрих к вышеописанной истории, причём настолько же важный, как и замершие беременности. И этот штрих – сильнейшая связь матери и ребёнка на уровне ощущений (по сути – не только в детстве, но в детстве — особенно), что в большинстве случаев и приводит к аллергии даже у новорожденных детей.

Итак, у шестимесячного ребёнка этой пациентки С. (которого она кормила грудью от самого рождения и до того момента, когда впервые узнала что беременна второй раз и полезла в интернет читать о том, опасно ли теперь кормить грудью)  в тот же день началась настолько сильная аллергия на грудное молоко, что он провел три дня в реанимации (на искусственном внутривенном питании), после чего стал питаться только молочными смесями. Постепенно аллергия расширилась на все активные продукты — шоколад, цитрусовые, злаковые…  Сразу после терапии матери (ребёнку на этот момент времени было уже 1,5 года — аллериия прошла! По возвращении этой женщины из Москвы домой отец ребёнка начал кормить мандаринами, так как он, сам будучи врачом,  не мог сразу поверить, что «какой-то там гипноз»  сработает. Женщина в шоке стала звонить Михаилу в Москву и со слезами на глазах просила успокоить её мужа, чтобы он не кормил ребёнка «опасными продуктами», но уже  через несколько часов, когда ничего не произошло, она перезвонила и посмеялась над всем происходящим. Аллергия у ребёнка прошла бесследно.

Наверное, в 99% случаев детская аллергия – это не собственная реакция ребёнка, а «считанный» им страх мамы в отношении какого-либо продукта, либо не связанный именно с продуктами страх мамы, но в момент «считывания мамы» эти продукты находятся рядом и «приплюсовываются» к этому страху – появляется аллергия у ребёнка на абсолютно безопасные вещи, продукты, явления и объекты. Зная принципы функционирования организма в целом, отдельных его органов, принципы взаимодействия психики с окружающим миром и находящимися в нём людьми (особенно – самыми близкими), вы во-первых, перестаёте бояться аллергии – хоть своей, хоть у своего ребёнка или близкого человека, а во-вторых, знаете как её убирать. Самостоятельно это тоже можно сделать. Ну а в сложных случаях – есть соответствующие специалисты.

Ещё один свежий случай «стирания» детской аллергии (буквально вчера получил «отчёт»). Клиентка приходилако мне на терапию по своим (взрослым) вопросам. В ходе терапии речь зашла о детях,  и она сообщила, что у её 8-летнего сына уже давно имеется целый букет аллергий – от цветения берёзы и запаха лаванды  до жутких реакций на фрукты и овощи.  Аллергия была настолько жуткой, что ребёнка приходилось каждую весну вывозить из Москвы в другую страну до самой осени.

В данном случае работали только с мамой по её вопросам, ребёнка я даже не видел. Поскольку женщина оказалась очень адекватной и понятливой, хватило десяти минут объяснений «что такое аллергия и как её можно убирать» (разумеется, она дополнительно прочитала более обширные материалы как по Биологическим Законам Природы, так и конкретно по вопросам аллериги, в т.ч. и в этом журнале). После чего она просто поговорила с сыном, объяснив ему простым языком что «берёза ни при чём».  Вот что она сама написала в своём вчерашнем письме:

«Я отмотала до того года, когда все началось. История простая: мы с мужем уезжали в командировку заграницу, а сына (ему было тогда 2 года) оставили с бабушкой и сестрой мужа. Это было весной, и он сразу заболел. Зная семью мужа и отношения там, я предположила, что ребёнок должен был испытать дикий ужас, осознав что он один на один с ними остался. В общем, всё это я сыну и пересказала, не забыв сообщить, что и моя мама (его вторая бабушка) для меня тоже «аллерген», но я научилась с ней взаимодействовать без ущерба для своего здоровья (физического и психологического). После чего он сказал, что маму мою он уже не боится, а с той семьёй теперь понятно, почему не хочется целоваться при встрече (ту сторону это постоянно очень расстраивало). В итоге потренировавшись на мне и поняв, как люди обмениваются энергией и ощущениями, сын сказал, что аллергия это не страшно и наелся морковки, которую раньше даже в руки брать боялся. Черешню и персики съедает пока немного, но похоже просто боится много съесть. На цветы лаванды тоже ничего не произошло. 
Правда, теперь он переживает, что не сможет без аллергии ездить весной учиться заграницу, куда мы его три года уже вывозим с первого класса, но надеюсь,  что это не помешает ему избавиться от неё совсем, так как мы пообещали, что он поедет при любых обстоятельствах.
Вот и вся история!»

Всё просто (с).

Да, с шестимесячным или годовалым ребёнком вы не поговорите (тут однозначно нужно «лечить» маму или обоих родителей), но с 4-5 летним уже можно. Но лучше начать с себя – ведь дети вас читают, как открытую книгу. И они не знают что делать, если внутри вас сильные ощущения, чувства и эмоции — и детей «накрывает» с головой, они остаются один на один с этим «цунами чувств». А тело просто реагирует.

********************************************************************************
Биологика – направление в ГНМ(Германской Новой Медицине-GNM),развитое Роберто Барнаи в научную дисциплину, признанную Венгерской Академией Наук. Биологику изучают в медвузах, и в настоящий момент обучение прошло более 30 000 человек.maxresdefaultРоберто Барнаи развил методики доктора Хаммера (ГНМ) и Жильбера Рено (Рикол Хилинг), а так же расширил систему научных знаний ГНМ анализом томографии головного мозга (СТ), что позволило ему создать «Атлас органов», содержащий точную взаимосвязь между изменениями в конкретной зоне головного мозга (ствол головного мозга, белое вещество, мозжечок, кора головного мозга), с уточнением зависимости в каком полушарии находится изменение, с конкретной дисфункцией внутренних органов и заболеванием. На основании анализа компьютерной томографии, Роберто Барнаи диагностирует точную причину заболевания и указывает метод исцеления на основании теории Новой Германской Медицины.

О Новой  Германской Медицине читайте в статьях:

Новая Немецкая Медицина/Первый биологический закон

Новая Немецкая Медицина/Второй биологический закон

Новая Немецкая Медицина/Третий биологический закон

Новая Немецкая Медицина/Четвертый и пятый биологический

Я завершила   полное обучение у Жильбера Рено,  являюсь клиническим психологом со специализацией Рикол Хилинг  и   обучение Биологике у Роберто Барнаи.

Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета РЕНО.  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно

  Запись на консультацию

Мама не любит, папа не хвалит. Социальные сценарии

Мама не любит, папа не хвалит. Социальные сценарии

Елена Арапова

Социальные сценарии — это способы взаимодействия с другими людьми и обществом в целом, способы, которыми мы устанавливаем и поддерживаем (или прерываем) контакты — любые контакты и связи, как в бизнесе, так и в личных отношениях, и даже в собственном внутреннем мире (отношения между частями личности, между внутренними фигурами, например).

Эта тема является более доступной для осознания в силу того, что мы можем непосредственно наблюдать (если, конечно же, захотим:) ), как именно мы ведём себя в общении с другим человеком. С группой людей. На работе. С партнёром, с друзьями или врагами, родителями, детьми.

Существует всего четыре основных сценария и условный пятый, заключающийся в возможности гибко переключаться с одного сценария на другой и иметь в своём арсенале все способы поддержания отношений. Четыре сценария разделяются на «отцовские» и «материнские», по два с каждой стороны — слева в концепции телесного инсайта расположены сценарии «материнские» (это точка на селезёнке, поэтому о преобладании деструктивных «материнских» сценариев можно судить по (психо)соматическим проблемам в левом подреберье).

«Отцовские» сценарии находятся справа, над печенью (и соответственно, проблемы с этим и близлежащими органами могут быть показанием для работы). Ярко проявляются и патологизируются (закрепляются) социальные сценарии в школьные годы, так как школа является первой моделью социального взаимодействия для ребёнка. Не случайно столько страшных и травматичных историй именно из школьной жизни до сих пор заставляют вздрагивать многих взрослых людей.

Теперь более подробно про каждый из четырёх сценариев:

1. Первый («материнский») сценарий: образуется и начинает закрепляться тогда, когда мама даёт послание ребёнку «Ты уже большой!», предъявляет «взрослые» требования — что часто совпадает со временем подготовки и поступления в школу, и ребёнку приходится пережить внутреннюю борьбу с собственным нежеланием социализироваться, нежеланием отделяться от материнской фигуры. Поэтому деструктивность первого сценария заключается в том, что человек выбирает «остаться с мамой» — в буквальном или метафорическом смысле, т.е. человек постоянно ставит себя в положение нуждающегося в опеке, заботе, лечении — сиречь, нуждающегося в Материнской Фигуре. Наиболее часто деструктивный первый сценарий «выливается» в постоянные болезни, общее нездоровье, «не позволяющее» человеку идти вперёд, делать что-то значительное в собственной жизни, встречаться с социальными вызовами. Помимо болезней, это может быть создание человеком таких обстоятельств для самого себя, в к-рых он будет всё время нуждаться в спасителе, в сильном помощнике, прибегая ко множеству (само)оправданий, «почему я не делаю это». Самый печальный итог этого сценария — соматизация, появления уже вполне реальных тяжёлых болезней, к-рые человек вынужден лечить или жизнь в перманентном «бедственном положении», из к-рого «нет выхода». Выход из сценария возможен ТОЛЬКО за счёт волевого, осознанного решения самого человека! Только тогда, когда человек САМ понимает, что он больше не хочет жить так, он может начать перестраивать свой сценарий. И это важно знать и помнить, как по отношению к себе самому (меня никто не вытащит из болезней или бед, или оправданий без моего намерения), так и по отношению к другим людям с ярко-выраженным первым сценарием, если их захочется «поспасать».

2. Второй («отцовский») сценарий: образуется тогда, когда ребёнок находит в себе силы отойти от обижающей его материнской фигуры и пойти к фигуре отцовской в поисках поддержки и похвалы. Ребёнок в прямом или переносном смысле просит «Папа, похвали меня!» И если отец (отцовская фигура) отвечает на это требование и хвалит, образуется компенсаторный второй сценарий, и человек «залипает» на получении признания со стороны, его усилия отныне направлены на то, чтобы стать «победителем», «отличником», «лучшим из лучших», завоевателем всех возможных «призов» — «призов», к-рые он впоследствие может «отнести маме» и этим как бы «отомстить» ей за нелюбовь. Деструктивность второго сценария — это постоянная гонка за достижениями, невозможность расслабиться, и сильнейшая фрустрация при самом незначительном отклонении от оценки «супер плюс»; перфекционизм, желание быть хорошим для окружающих, настрой на бесконечную само-демонстрацию в надежде на не прекращающийся поток похвалы — и снова огромное разочарование в случае отсутствия такого потока. Самое плохое здесь заключается в осознании, что любовь окружающих — общества, фигуры Отца — всегда условна, и не может, как ни старайся, возместить, компенсировать безусловную любовь и поддержку, к-рую должна давать Материнская фигура, а также сама по себе невозможность достижения абсолюта, необходимого в этом сценарии — потому, что всегда найдётся кто-то получше, не в этом «поле», так в другом, и «лучший из лучших» столкнётся с иллюзорностью своего «наилучшего» положения.

3. Третий (правосторонний) сценарий образуется тогда, когда папа недостаточно хвалит за достижения или (что чаще) когда ребёнок видит, что папа продолжает с удовольствием общаться с «этой ужасной женщиной», т.е. с мамой (от к-рой ребёнок, напоминаю, «ушёл к папе» из-за нехватки безусловной любви). Видя, как мама и папа радуются друг другу, ребёнок начинает подозревать, что он не так уж необходим родителям и — пытается стать им нужным. Это и есть основа третьего сценария «Я буду незаменимым» («Я всех спасу!») Представители абсолютно любых помогающих профессий (и я, конечно же, в их числе) обязательно имеют в себе этот сценарий в достаточно развитом виде. Если третий сценарий ведущий, то человек буквально не способен отказать в помощи, с большим трудом останавливается в работе — ведь только работая, что-то делая — он (по его ощущениям) нужен другим. Непреодолимой ловушкой для третьего сценария является послание «Только ты!» — то есть, «нам/мне сможешь помочь только ты!» И если вы способны противостоять такому призыву, то вас можно поздравить с успешным выходом из сценария. Деструктивность здесь заключается в том, что человек занимается не своим делом, не своей жизнью, и все имеющиеся ресурсы вкладывает в «спасение» и «помощь» другим. Я не случайно беру в кавычки эти слова — многим известна фраза про «причинение добра и нанесение пользы» — и это тоже 3-й сценарий. Собственная полезность для окружающих становится единственной радостью и единственным показателем ценности самого себя, что весьма грустно. Не говоря уж о том, что подобного человека очень легко и удобно использовать.

4. Последний, снова левосторонний и «материнский» сценарий вступает в силу тогда, когда у ребёнка кончаются силы — силы на то, чтобы добиваться любви. В его основе лежит тяжелейшее переживание всех невротиков «Я не нужен миру». И ощутив это, ребёнок «уходит» в единственную оставшую защиту — формулу-перевёртыш «Мир не нужен мне». Четвёртый сценарий является наиболее тяжёлым для проработки, будучи построенным на отчаянии и очень глубоком страхе, через который человек может долгие годы не осмеливаться переступить — страхе того, что он на самом деле не нужен. Условно этот сценарий называется «маргинал», и проявляется в том, что человек снимает с себя все социальные функции (создание семьи, построение карьеры, общение и т.д.). Иногда человек создаёт для себя собственный «мир», до минимума ограничивая свои потребности, иногда это и правда может закончиться буквальной маргинализацией образа жизни или «простым» одиночеством под девизом «Я никому не верю», «Я уже пробовал, и не вышло, больше вы меня не получите».

Наибольшая опасность сценария состоит в том, что внутренний импульс к развитию, к стремлению стать Собой и познать, реализовать Себя-Настоящего может кончиться. В этот сценарий легко «заиграться», хотя «игра» эта очень печальна — но, к сожалению, привычка отвергать помощь и даже саму идею о том, что мне может что-то помочь вырабатывается достаточно быстро. Именно этот сценарий зачастую «виноват» в том, что люди уходят из терапии, не получив результат, в том, что для них «ничего не работает» и даже уже обретённый ресурс мгновенно теряется и обесценивается. Так же, как и с первым сценарием, с четвёртым не может сработать «вытаскивание» со стороны! Начать верить, начать доверять, просить и принимать помощь, видеть и закреплять результат человек должен САМ. Только тогда, когда внутренний импульс жив, и ведёт человека вперёд — есть возможность пресечь последний сценарий.

******************************************************************************

 Запись на индивидуальную консультацию 

3 причины почему вы ещё НЕ богаты

3 причины почему вы ещё НЕ богаты

Арина Покровская

3 причины: Почему вы ещё не богаты

Всем хочется быть богатыми. Ну, или хотя бы немного богаче, чем сейчас.

Кому-то хочется новую машину, кому-то серьги с бриллиантами, кому-то в отпуск на острова или зарплату побольше.
5% супер-богатых людей мы в расчет не берем, хотя и им может не хватать новой виллы в коллекции.

Все мы знаем, что желания исполняются, а мечты сбываются. Ну или догадываемся. И вроде стараемся, и работаем, и не хуже других, и так далее в том же духе… Так в чем же дело?

А дело в том, что мы явно чего-то не учли.

И чтобы понять, почему именно вы еще не богаты, Вы можете изучить эти 3 причины, выбрать свою и целенаправленно поменять ее.

1 причина: назовем ее «Семейные ограничения»

Тут дело в том, что практически каждый из нас вырос в семье. А в разных семьях разное отношение к деньгам, и к способам их получения. Где-то про богатых говорят:

«честным трудом столько не заработаешь, значит — украл», «деньги достаются с трудом», и пр.

А ребенок, естественно, все впитывает. Даже, когда этот самый ребенок сознательно думает, что уж у него-то все будет иначе, то отталкивается он все равно от семейной модели. И подсознательно носит ее с собой.

А у вас в семье что говорили про деньги? Как их расходовали? Кто их приносил и кто тратил?

Что делать:

Вспомнить все свои семейные ограничения и выписать их на бумагу. После чего рассмотреть список, заметить, как они в Вашей жизни отзываются, как на Вас влияют.

А, может, Вам какие-то нравятся, с чем-то Вы согласны? Тогда осознайте пользу от них.

Если Вам все не нравится, тогда скажите спасибо каждому убеждению и своей семье за то, что с благими намерениями несла все это для Вас. И торжественно заявите, что отпускаете это, потому что Вам это больше не нужно.

А вместо отпущенных на волю ограничений напишите столько же по количеству или  больше разрешающих убеждений, которые будут помогать Вашему достатку. И носите их с собой, вспоминайте о них, перечитывайте…

3 причины: Почему вы ещё не богаты

2 причина:

«Ложные цели» (ориентация на внешний статус, а не на внутренние потребности)

Это выглядит так: человек говорит (и старается это получить в жизни):

«я хочу машину, квартиру, часы-костюмы подороже, на курорт покруче»… «Тогда я вроде как состоялся, я крутой».

Но не совсем. Потому что «хвосты» ведь внутри, а внутреннюю неуверенность нельзя накормить внешними материальными кусками. Эта неуверенность кормится эмоциями, которые владелец получает от статусных вещей. А эмоции быстро проходят. И нужно покупать, добиваться еще и еще…

И если такой человек наберется храбрости посмотреть внутрь себя, то сможет заметить истинные потребности и желания. Они могут заметно отличаться.

Например, вместо должности топ-менеджера в торговой компании я хочу рисовать. И все тут. Потому это внутреннее выгодно не замечать (ведь начать такое и смешно, и странно, и страшно очень). Пока не видишь, вроде и делать ничего не надо – несешься в одной гонке со всеми и хорошо. Ну не всегда хорошо, ну и что – вечеринка, кино, секс, выпить, много работы, сделал проект – вроде снова хорошо. Мало ли что там внутри… А жизнь проходит.

Что делать:

Смотреть, конечно, внутрь себя. Разрешить себе такую роскошь в нашем супер-динамичном мире – остановиться и глянуть внутрь, прислушаться, ощутить свое тело – а куда тянет-то меня?.. Чего я хочу? Что мне нравится? О чем я мечтаю? Что продолжаю запрещать себе?

Пробуйте что-то делать руками, освобождая мозг. Я не имею в виду штангу выжимать, или играть в футбол, конечно. Ну, максимум, на велосипеде катайтесь, но только не тренажеры на время. И слушайте, слушайте себя.

Придет то, что было подавлено, забыто. Может, в целом Ваша работа Вам и нравится, но есть что-то еще важное, что было утрачено… Тогда Ваша цель – найти это и храбро встроить в свою жизнь. Позволить себе это, ощутив себя действительно богатым человеком…

3 причины: Почему вы ещё не богаты

3 причина:

«Установки собственные (блоки)»

Это когда у человека вроде все в порядке, а вот финансы все время поют сами знаете что… Всякие грустные романсы, часто из последних сил. И люди вроде работают, стараются, все как у всех, но… все время на грани выживания. От зарплаты до зарплаты, съемное жилье, кредиты. Внешне все в порядке – одеты, обуты, дети, семьи, но внутри – постоянное напряжение и страх.

Что делать:

Для начала представить себя богатым. Пройтись внутренним взглядом по этой картинке – что изменится. Может, отношения с женой? Может, перестанешь ощущать себя героем? За что тогда бороться и как жить? – частые мужские сценарии…

После различных исторических испытаний мужчины в нашей стране часто не знают – как жить спокойно. Как без геройства содержать семью, растить детей и ездить на рыбалку? – просто в удовольствие?! Да что вы, мы так не можем… Но у каждого свой выбор и своя, единственная, жизнь.

У женщин встречаются варианты:

  • Перестану чувствовать себя жертвой, несчастной – и мне все перестанут помогать.
  • Я потеряю друзей-подруг.
  • Меня перестанут любить и поддерживать.

Звучит удивительно, но честность с собой – великая вещь, открывающая двери к мечтам. Вариант «женщина-жертва» встречается едва ли не чаще, чем «женщина-мужчина». Но второй вариант деньги вполне может заработать (про семью и здоровье по «женской части» я тут умолчу), а вот женщина-жертва… Она просто не может быть богатой и счастливой. Ну не по роли ей это. Придется сначала признать ответственность за свою жизнь, а потом с удовольствием пользоваться ее плодами.

Когда найдете, что именно Вам мешает быть богатым, нужно решить, согласны ли Вы с этим. Если нет, переформулируйте Ваши блоки так, чтобы они могли помогать Вам. А если согласны, то время Вашего богатства еще не пришло. Точнее, Вы еще не готовы его получить.

В итоге, осознав свои собственные внутренние блоки на богатство и достаток, каждый из нас может это изменить. Так как понравится именно Вам.

Иногда, чтобы проделать то, что я тут описала, может потребоваться от месяца до года. Но оно того стоит.

Богатство и достаток – естественная часть достойной жизни. И каждый из нас может быть богатым и счастливым.

*******************************************************************************

  Запись на индивидуальные консультации

Конфликты самообесценивания в GNM(Германской Новой Медицине).

Конфликты самообесценивания в GNM(Германской Новой Медицине).

Егор Миронов
Для тех, кто «не в теме» Биологических Законов, сначала рекомендую прочитать посты с общей теорией, начиная с этого..
Конфликты самообесценивания  (КСО) влияют на ткани и органы, управляемые из паренхимы больших полушарий головного мозга (новая мезодерма). Органы этой группы составляют так называемую «группу люкс». Специфической чертой этой группы органов является то, что они действительно улучшают свои функции после предшествующего  временного нарушения функции. Например, во время СА-фазы происходит декальцификация костной ткани, а во время PCL-фазы происходит медленная рекальцификация, в конце фазы восстановления наблюдается образование т.н. костной мозоли, т.е. становится больше костной ткани, чем до «болезни», что делает поражённую кость сильнее. Аналогичные процессы происходят в яичниках (кисты яичника), лимфатических узлах и поперечно-полосатой мускулатуре, хрящах, суставах, сухожилиях.
.
Биологический смысл Специальной Биологической Программы (СБП) тканей «группы люкс» заключается в конце фазы восстановления. Во время цикла СБП организм берёт на себя риск, скажем, снижения  силы кости из-за остеолиза (во время СА-фазы), снижение продукции гормона в яичнике (некроз яичника во время СА-фазы), снижение продукции мочи почками (некроз паренхимы почки во время СА-фазы + гиперестезия),  или снижение мышечной функции (некроз мышечной ткани во время СА-фазы). Но всё это служит дальнейшему укреплению органа и даже улучшению его функции.
.
На пути от мозга к органу волокна перекрещиваются, т.е. левая сторона мозга управляет органами на правой стороне тела, а правая сторона мозга управляет органами на левой стороне тела. Есть исключения – миокард и паренхима почек управляется без перекрещивания, т.е. левая почка управляется из левой части мозга, а правая – из правой.
.
Итак, к тканям новой мезодермы относятся: кости, зубы (дентин), хрящи, сухожилия, связки, лимфатические узлы и сосуды, жировая и соединительная ткань, поперечно-полосатая мускулатура, ткани селезёнки, коры надпочечников, паренхимы почек, ткани кровеносных сосудов (кроме внутренней интимы, относящейся к эктодерме), ткани яичников и яичек.

Локализация конфликтов в отношении костей скелета:

.

skelett 2.

.
а) Соединительная ткань
. Некроз соединительной ткани (полости в соединительной ткани в виде «швейцарского сыра») – лёгкий конфликт самообесценивания, связанный с локализацией вовлечённой в процесс соединительной ткани. После разрешения конфликта  (в PCL-фазе) фурункулёз с бактериями, как правило, стафилококками = избыточное формирование новой соединительной ткани. Биологический смысл – укрепить соединительную ткань.
.
б) Жировая ткань. Некроз жировой ткани в СА-фазе – лёгкий конфликт самообесценивания, связанный  с частью тела, которая кажется непривлекательной, например, ощущение чрезмерной худобы или наоборот. В природе не существует «слишком толстых», животные худеют автоматически! Только человек воспринимает «слишком худого» или «слишком толстого» как деформацию. После разрешения конфликта (в PCL-фазе) – липома, новое образование жировой ткани для восстановления «нормальной» формы тела. Ощущение «я слишком толстый» только увеличивает липому (задержанное исцеление). Это неестественный порочный круг, который возникает только у человека. При наличии активного «конфликта беженца», «конфликта существования» или «конфликта брошенности/оставленности» (т.е. «Синдром») – целлюлит = задержанное излечение липомы. Биологический смысл – увеличить жировую ткань («жир это хорошо»).
.
в) Хрящи. Некроз хряща в СА-фазе – лёгкий конфликт самообесценивания, связанный с локализацией повреждённого хряща (полости по типу «швейцарского сыра»).  После разрешения конфликта происходит пролиферация хряща – гиперхондроз. При «Синдроме»  хондросаркома. Биологический смысл – усилить хрящевую ткань.
.
г) Сухожилия. Некроз сухожилия в СА-фазе (например, причина разрыва ахиллова сухожилия) – лёгкий конфликт самообесценивания, связанный с локализацией повреждённого сухожилия. После разрешения конфликта – исцеления с отёком и восстановлением некротизированных участков. При «Синдроме» — повышенная отёчность. Биологический смысл – усилить сухожилие.
.
д) Поперечно-полосатая мускулатура. Некроз поперечно-полосатой мускулатуры (атрофия мышц) – лёгкий конфликт самообесценивания, связанный с движением, непример неспособностью убежать (ноги), неспособностью защитить себя или удержать кого-то (руки). В данном случае наблюдается тесная взаимосвязь с двигательной корой головного мозга. После разрешения конфликта – восстановление некротизированных участков с мышечной гипертрофией. Внимание: при «Синдроме» — значительный отёк, часто ошибочно диагностируемый как саркома (рабдомиосаркома и т.п.)  мышц. Биологический смысл – усилить мускулатуру для дальнейшего напряжения.
.
В традиционной медицине терминология полностью запутана (в связи с недостаточным объяснением причины симптомов). То, что ещё сравнительно недавно называлось полиомиелитом (хотя вирус полиомиелита так и не был обнаружен), теперь называется MS (РС – рассеянный склероз) или ALS (Амиотрофический латеральный склероз – заболевания двигательных нервов), или параплегия (не имеющая механической причины, поскольку позвоночный канал не повреждён). Различные названия связаны либо с атрофией, либо с параличом мышц. Несмотря на знание коры головного мозга и клинической картины некроза миокарда, никто так до конца (в традиционной медицине) и не понял, как классифицировать эти заболевания, ни с психологической, ни с органической, ни с церебральной и абсолютно точно – с точки зрения эволюции и трех зародышевый листков, например, никто не смог установить различие между различными ответами гладкой и поперечно-полосатой мускулатуры с учётом двух фаз биологической программы.
.
Некроз мускулатуры шейки матки (кроме сфинктера шейки матки – исключение: некроза тканей нет). Конфликт самообесценивания «неспособность выносить плод», также конфликт неспособности плотно удерживать пенис во время соития (сфинктер закрывается во время ваготонии и открывается во время симпатикотонии).  После разрешения конфликта восстановление некротизированной мускулатуры шейки матки (больше, чем до этого). Биологический смысл – укрепить поперечно-полосатую мускулатуру шейки матки, чтобы лучше подоготовиться к фазе «изгнания плода» во время родов.
.
Некроз мускулатуры мочевого пузыря (кроме сфинктера мочевого пузыря – исключение: некроза тканей нет). Конфликт самообесценивания «неспособность эффективно пометить территорию». После разрешения конфликта восстановление некротизированной мускулатуры мочевого пузыря.
.
е) Кости. Тяжёлый конфликт самообесценивания. Конфликт поражает соответствующую часть скелета (см. рисунок выше). В фазе активного конфликта (СА-фаза) происходит остеолиз кости – потеря костной ткани = декальцификация кости (остеопороз). В традиционной медицине полости в костях расцениваются как «костные метастазы», даже если при этом наблюдается явление, противоположное увеличению числа клеток, а именно их размягчение. Локализация остеолиза зависит от конкретного типа КСО. Одновременно с этим происходит  угнетение кроветворения (анемия), аплазия костного мозга. Во время СА-фазы боль отсутствует, спонтанные переломы наблюдаются редко, т.к. надкостница играет роль стабилизирующей оболочки для ослабевающей кости.
.
После разрешения конфликта (PCL-фаза) происходит:
— отёк костной ткани с растяжением надкостницы, представляющий большой риск спонтанного перелома;
— острая боль из-за растяжения чувствительной надкостницы;
— рекальцификация остеолиза, которая ошибочно называется остеосаркомой;
лейкоз = увеличение фактического числа клеток крови, но в частности лейкоцитов в начальной фазе (PCL-A-фаза);
— суставной ревматизм в случае, если остеолиз происходит в непосредственной близости от сустава;
— начиная с конфликтолиза (PCL-B-фаза) кровеносные сосуды, расширившиеся во время ваготонии, наполняются сывороткой крови.
.
Результат: псевдоанемия со снижением гематокрита. При «Синдроме» отмечается повышенная отёчность (острая боль, вызванная растяжением надкостницы) и больше осложнений при излечении кости. Биологический смысл – укрепить кость. После восстановления кость становится сильнее, чем до этого.
.

Пример протекания СБП для шейки бедра (конфликт самообесценивания  «я не могу вынести что-либо») с остеолизом кости в СА-фазе и с лейкозом в фазе восстановления (PCL-фаза).

КСО кости 900

.
Примеры различных локализаций в зависимости от конкретного типа КСО:

Череп. Конфликт интеллектуального самообесценивания (неправледливость, принуждение, дисгармония и т.д.), например, абсолютно несправедливое решение суда.
Челюсть. КСО невозможности укусить.
Шейный отдел позвоночника. Интеллектуальное самообесценивание.
Грудина. Например, после мастэктомии женщина чувствует «обесценивание» на стороне операции, чувствует несимметричность грудной клетки.
Рёбра. Например, после мастэктомии или хирургического вмешательства на сердце или лёгких.
Грудной отдел позвоночника. КСО из-за того, что в груди «что-то не так».
Позвоночник (ниже). КСО захватывающий всю личность. Например, «работа всей моей жизни (для моих детей или моей супруги) разрушена».
Лобная кость. Сексуальный КСО, например «в постели я ничто».
Левая сторона:
Правша – КСО по отношению к матери или ребёнку, например, мужчина чувствует себя неспособным к продолжению рода.
Левша – КСО по отношению к партнёру, например, «я фригидна».
Правая сторона:
Правша  – КСО по отношению к партнёру, например, муж не в состоянии удовлетворить жену из-за преждевременной эякуляции.
Левша – КСО по отношению к матери или ребёнку, например, мужчина чувствует себя неспособным к продолжению рода.
Кости плечевого пояса. Общий конфликт взаимоотношений.
Правая сторона:
Левша (мать/ребёнок): «Я не состоялась как мать. С моим ребёнком произошёл несчастный случай, потому что я была беззаботной».
Правша (партнёр): «От меня ушла жена, потому что я не состоялся как муж»
Левая сторона:
Левша (партнёр): «Я не могу простить себе, что я поставила мужа в дурацкое положение»
Правша (мать/ребёнок): «Я всегда отдавал предпочтение одному ребёнку и игнорировал другого. Обвинения в мой адрес справедливы».
Локоть. КСО из-за неспособности удерживать кого-либо, например, любимого человека.
Кисть. КСО, связанный с ручной работой, неловкостью. «Я порезался,  я был слишком неловким, работая с ножом».
Таз. Например, женщина убеждена, что не может иметь ребёнка из-за слишком узкого таза.
Шейка бедра. КСО невозможности продолжать что-либо или управлять чем-либо.
Правая сторона:
Правша (партнёр): «Я не могу организовать рекламную компанию».
Левша (мать/ребёнок): «Я не вынесу того, что мой ребёнок не сможет себя проявить».
Левая сторона:
Правша (мать/ребёнок): «Мой ребёнок манипулирует мной. Я не смогу этого вынести».
Левша (партнёр): «Я не могу примириться со своим мужем.  Он слишком сильно ранил меня».
Седалищная кость. КСО неспособности обладать чем-то.
Правая сторона:
Правша (партнёр): «Я ничего не могу дать моему партнёру, потому что у меня ничего нет».
Левша (мать/ребёнок): «Я ничего не могу дать моему ребёнку, потому что у меня ничего нет».
Левая сторона: наоборот.
Колено. КСО, связанный с физическими действиями (в основном, в спорте или в состязании); обе стороны – например, «если бы я был более быстрым, я бы выиграл состязание» или «… я бы занял эту должность».
Голеностопный сустав. КСО неспособности ходить, танцевать или удерживать равновесие – «я не смогу прийти на бал, потому что я подвернула ногу».
.
ж) Зубы. Конфликт самообесценивания – неспособности укусить. Во время активного конфликта (СА-фаза) происходит остеолиз дентина (полости в дентине, а также во внутренней части зуба, обычно видимые только на рентгенограмме).  После разрешения конфликта происходит рекальцификация с формированием бугорков, зуб становится твёрже и сильнее. К сожалению, полости в дентине начинают причинять боль в начале PCL-фазы. После этого стоматолог просверливает зуб до полости, умервщляет или даже удаляет зуб, хотя зуб может излечиться самостоятельно, что будет сопровождаться временной болью. «Синдром» повышает отёк дентина. Биологический смысл – укрепить дентин.
.
з) Лимфоузлы и лимфатические сосуды. Конфликт самообесценивания средней тяжести. Поражаются лимфоузлы, соответствующие той же зоне скелета, каждый лимфоузел принадлежит кости соответствующей стороны. Самообесценивание немного слабее, чем при случае, когда поражается сама кость. Во время СА-фазы – некроз («полости»). Лимфоузлы реагируют таким же образом, что и кости. Под микроскопом такой некротизированный лимфоузел похож на «швейцарский сыр». После разрешения конфликта (PCL-фаза) – восстановление некротизированной ткани с отёком поражённого лимфоузла (положительный признак выздоровления!); восстановление некротизированных участков лимфатических сосудов, расширение лимфатического сосуда, затруднённый отток лимфы (при «Синдроме» отёк увеличивается).  Так называемая болезнь Ходжкина = увеличенные лимфоузлы является результатом митоза клеток. Эта клеточная пролиферация отличается от «доброкачественного» лимфоузла в зоне дренируемого абсцесса, увеличевшегося в размерах из-за перенапряжения, в этом случае клеточный митоз отсутствует. При «Синдроме» — повышенное набухание. Биологический смысл – укрепить лимфатические сосуды и лимфоузел, который становится больше, чем до этого (с биологической точки зрения большой лимфоузел лучше, чем маленький).
.
и) Кора надпочечников (надпочечная железа – специальный лимфоузел). Конфликт потери курса, уход в неправильном направлении или «оседлание не того коня». В СА-фазе происходит некроз коры надпочечников, ощущение «усталости, вызванное стрессом» из-за снижения экскрекции кортизола. Это вынуждает организм идти по неверному пути. Так называемая болезнь Аддисона. После разрешения конфликта – восстановление некротизированных участков и формирование кист в коре надпочечника,  которые могут достигать размера кулака. После короткого промежутка времени кисты отвердевают и начинают избыточную продукцию кортизола (+ альдостерон). Несмотря на ваготонию, организм (при содействии гипофиза) повышает уровень кортизола, что приводит к состоянию «возвращения на правильный путь (+ гирсуитизм). Синдром Кушинга. Биологический смысл – повышение продукции кортизола.
.
к) Почки. Конфликт, связанный с водой или жидкостью, например,  опыт затопления вблизи человека, прорыв трубы, затопление всего жилища, «деньги утекают, как вода», человек мыл руки под проточной водой когда рядом случилось что-то ужасное, сильная течь в лодке во время одной прогулки и т.п. В активной фазе (СА-фаза) некроз  паренхимы почки (некроз гломерулярной паренхимы, формирование одного или более очагов некроза + компенсаторная гипертензия для безопасной выработки мочи.  После разрешения конфликта  восстановление некротически повреждённых тканей, кисты почек («опухоль Вильмса»), сначала жидкие, потому твёрдые (нефробластома). Через 9 месяцев уплотнённая киста отрывается от соседних органов. Киста прикреплена к почке только в зоне прежнего некроза (полость). Все сосуды (артерия, вена, мочеточник) направляются в полость. Моча, которая продуцируется нефробластомой, выделяется в полость (там, где ранее был некроз), а оттуда поступает в собирательные трубочки почек. Высокое артериальное давление (гипертензия) возвращается к норме. При наличии «Синдрома» киста увеличивается (наполняется жидкостью и уплотняется, если не произошёл её разрыв в начальной стадии). Биологический смысл – улучшение способности выводить мочу.
.
Повышенное артериальное давление (гипертензия) – происходит вторично в результате некроза почечной паренхимы. Парадокс состоит в том,  что при удалении почки артериальное давление временно нормализуется, хотя остаётся только половина общего объёма паренхимы (оставшаяся почка).  Тем не менее, при продолжающемся активном конфликте начинается некроз другой почки, что вызывает постепенное повышение давления. Связи для почечной паренхимы на пути от мозга к органу не перекрещиваются и не зависят от лево- или праворукости (латеральности), в данном случае она реагирует так, как органы, контролируемые стволом мозга, в других отношениях она отвечает как все органы «группы люкс», которые контролируются паренхимой головного мозга.
.
л)  Артериальные сосуды (интима), за исключением  коронарных артерий (интима коронарных артерий вместе с  аортальной дугой и сонными артериями является производной глоточной дуги и состоит из высокочувствительного плоского эпителия – эктодерма).  Конфликт самообесценивания, связан с локализацией поражения.  В активной фазе конфликта – некроз артериальной стенки, в частности, интимы. Если имеется одновременная СБП гладкой мускулатуры артерии, мускулатура стенки сосуда утолщается, чтобы предотвратить её перфорацию. После разрешения конфликта – атеросклеротические бляшки, восстановление некротизированных участков сосудистой стенки липидно-кальциевым материалом. Этот восстановительный процесс также называется «атеросклерозом». Наше прежнее понимание его природы было ошибочным. Биологический смысл: укрепление стенки артериальных сосудов, особенно интимы.

м)  Венозные сосуды (интима), за исключением  коронарных вен (интима коронарных вен  является производной глоточной дуги и состоит из высокочувствительного плоского эпителия – эктодерма).  Специфический КСО, например, вены ног: «конфликт каторжных цепей», например, женщина неожиданно беременеет и расценивает будущего ребёнка как «груз, привязанный к её ноге», поскольку её активность внезапно ограничивается. Некроз вен, например, вен ног: «спазмированные» вены, т.н. «варикозные вены» в СА-фазу. Если это первый конфликт такого рода, варикозные вены не видны. При рецидивах конфликта (отсрочка исцеления, «висячее исцеление») узлы могут спазмироваться снова (возможно, при этом будут вовлекаться мышцы вен – гладкая мускулатура, которая получает иннервацию с одноимённой стороны ствола головного мозга). Во время PCL-фазы изъязвлённые вены образуют «узлы», что говорит об их утолщении. Отёк окружающих тканей часто ошибочно диагностируется как тромбофлебит, который в действительности является процессом исцеления (заживления) повреждённой венозной стенки. После заживления остаются твёрдые узлы. При «Синдроме» увеличивается отёк вен.  Биологический смысл – укрепление стенки венозных сосудов, особенно интимы.
.
н) Яичники. Интерстициальный некроз яичника. а) Конфликт утраты (ребёнок, жена, родитель, домашнее животное) из-за смерти или переезда, возможно, даже если маленького ребенка родители оставляют дома, уходя на работу каждый день (в природе мать не оставила бы детёныша надолго, там её исчезновение это верный признак ее смерти);  б)  непристойный конфликт, связанный с гениталиями (мужчина или мужеподобная женщина), сексуальное оскорбление или эксплуатация, например, мужчина женат на одной женщине, но ребёнок от него родился «на стороне», таким образом жена чувствует себя как при «сексуальной эксплуатации», т.к. её природное (архаичное) желание рождения детей не удовлетворяется.
.
В активной фазе – некроз яичника, который, как правило, протекает незаметно, за исключением случаев обнаружения патологоанатомом сморщенного (некротизированного) яичника.  Из-за некроза снижается продукция эстрогена, что может быть причиной нерегулярных месячных, ановуляторного цикла или так называемого кровотечения отмены, либо аменореи. Эта аменорея отличается от непрямой аменореи, вызванной через посредничество гормонов головного мозга, которая является результатом сексуального конфликта, который вовлекает реле шейки матки в левом полушарии коры головного мозга. Если очаг расположен в паренхиме головного мозга, мы говорим о прямой гормональной аменорее (утрата интерстициальных эстроген-продуцирующих клеток). После разрешения конфликта некротизированные ткани восстанавливаются, как и в любом другом органе, управляемом мезодермальным мозгом. Поскольку у яичника нет капсулы, в нём формируются кисты различных размеров. Эти кисты сначала заполнены жидкостью, но затем они, очевидно, отвердевают, т.е. заполняются мезодермальной гормон-продуцирующей тканью. Такие кисты яичника ранее ошибочно диагностировались как «рак яичника», даже «быстрорастущий рак яичника», поскольку мезодермальные эстроген-продуцирующие клетки сначала пролиферируют в жидкой кисте.  Биологический смысл – увеличение продукции эстрогена для того, чтобы: а) моложе выглядеть; б) улучшить овуляцию, чтобы женщина могла быстрее забеременеть.
.
Начиная с фазы восстановления (PCL-фазы) киста яичника прикрепляется к соседним органам для получения кровоснабжения из окружающих тканей. Этот процесс ошибочно назывался  как «инвазивный рост». Но вскоре после того, как киста обеспечила себе кровоснабжение  (кистозная артерия и вена), спайки отрываются от окружающей ткани и у кисты формируется плотная капсула, которая становится органической частью яичника, продуцирующей половые гормоны. Отвердевшую кисту можно легко удалить хирургическим путём (если она вызывает механическое раздражение). Особый интерес вызывает такой феномен, как «эндометриоз», при котором, согласно медицинской литературе, вырабатывается эстроген. Этот феномен никто и никогда не мог объяснить. Сейчас мы знаем, что «эндометриоз» является результатом проравшейся кисты яичника, которая высвобождает плотные фрагменты в брюшную полость (диагностируемые как «метастазы»). Там они укореняются и формируют новые маленькие кисты яичника, которые продуцируют эстроген благодаря митозу, длящемуся 9 месяцев. При «Синдроме» по всей вероятности и происходит разрыв кист!
.
о) Яички. Интерстициальный некроз яичка. а) Конфликт утраты из-за смерти или отъезда кого-то (в т.ч. животного), возможно, даже если маленького ребенка родители оставляют дома, уходя на работу каждый день (в природе мать не оставила бы детёныша надолго, там её исчезновение это верный признак ее смерти); б) непристойный полу-генитальный конфликт, связанный с женщиной (наблюдается редко).  В активной фазе конфликта происходит некроз интерстициальной ткани яичка, в результате которого снижается уровень тестостерона (обычно не обнаруживается). После разрешения конфликта – восстановление некротически повреждённхы тканей, отёчность яичка (аналогично отёку яичника у женщин). Киста яичка, очевидно, уплотняется. Это отличает её от «гидроцеле» (скопления жидкости в яичке), причиной которого конфликт «атаки на яички» (настоящей или мнимой). Биологический смысл – усиление вирильности.
.
п) Селезенка.  КСО, связанный с кровью «я болен гемофилией» (самообесценивание по отношению к крови).

Констелляция паренхимы головного мозга.
.

В паренхиме головного мозга также возможны констелляции (наличие двух активных СБП в обеих полушариях мозга). Поскольку биологический смысл СБП органов «группы люкс», контролируемых из паренхимы головного мозга, заключается в конце фазы восстановления, с этой точки зрения необходимо рассматривать и констелляцию паренхимы мозга.  В констелляцию паренхимы мозга входит одна СБП в каждом полушарии мозга, находящаяся в определённой фазе, например в СА-фазе, PCL-фазе или эпилептоидного / эпилептического кризиса (в случае участия мышц).
.
Констелляция паренхимы головного мозга проявляется с физиологической точки зрения как так называемая мегаломания. Это физиологическое расстройство ставит индивидуума в воображаемое положение, позволяющее ему как бы вытолкнуть себя из состояния двойного самообесценивания. В зависимости от вовлечённого органа или ткани, например, костей, поперечно-полосатой мускулатуры, яичника, яичек или паренхимы почек, каждая констелляция проявляет специфический тип мегаломании! По всей видимости, биологический смысл констелляции действует в соответствии с биологическим смыслом органов, контролируемых паренхимой мозга, который заключён в конце  PCL-фазы, но он охватывает всю СБП. Как следствие этого, мы наблюдаем мегаломанию на протяжении всего процесса (пока существуют две СБП – по одной в каждом полушарии), не важно, находится ли СБП в CA-фазе или в PCL-фазе.
.
Констелляция позволяет человеку вырваться из двойного нарушения самооценки.

********************************************************************************

Биологика – направление в ГНМ(Германской Новой Медицине-GNM),развитое Роберто Барнаи в научную дисциплину, признанную Венгерской Академией Наук. Биологику изучают в медвузах, и в настоящий момент обучение прошло более 30 000 человек.

maxresdefault

Роберто Барнаи развил методики доктора Хаммера (ГНМ) и Жильбера Рено (Рикол Хилинг), а так же расширил систему научных знаний ГНМ анализом томографии головного мозга (СТ), что позволило ему создать «Атлас органов», содержащий точную взаимосвязь между изменениями в конкретной зоне головного мозга (ствол головного мозга, белое вещество, мозжечок, кора головного мозга), с уточнением зависимости в каком полушарии находится изменение, с конкретной дисфункцией внутренних органов и заболеванием. На основании анализа компьютерной томографии, Роберто Барнаи диагностирует точную причину заболевания и указывает метод исцеления на основании теории Новой Германской Медицины.

О Новой  Германской Медицине читайте в статьях:

Новая Немецкая Медицина/Первый биологический закон

Новая Немецкая Медицина/Второй биологический закон

Новая Немецкая Медицина/Третий биологический закон

Новая Немецкая Медицина/Четвертый и пятый биологический

В настоящее время я   завершила год назад   полное обучение у Жильбера Рено и  являюсь клиническим психологом со специализацией Рикол Хилинг  и завершила  обучение Биологике у Роберто Барнаи.

Мой сертификат по Биологике:

IMG_20160701_165318IMG_20160701_165340

Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета .  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно

  Запись на консультацию

Благодарю за исцеление и… до свидания!

Благодарю за исцеление и… до свидания!

"Благодарю за исцеление. до свидания!"Дина Ричардс

Быть «подорожником» в отношениях — не самая завидная участь. Интуитивно понятно каждому, но всякий раз, встречая на пути человека, только что вышедшего из отношений или не до конца пережившего последствия пусть даже и давнего разрыва, хочется верить, что всё обойдется.

Это у всех остальных людей случаются проекции, метания от настоящего к прошлому, эмоциональные провалы, страх близости и нежелание брать ответственность за свою роль в союзе, а с нами такого не случится, у нас все иначе — осознанно, возвышенно и красиво.

Хотелось бы верить, но чаще бывает, что и истерики случаются, и незримое присутствие «третьих лишних» в отношениях, и сомнения, и «я долго думал(-а), но к серьезным отношениям всё же не готов(-а) сейчас», и много чего ещё, сами знаете такие истории.

Уже писала, что по-возможности не нужно начинать новые отношения, пока не завершили старые, в том числе не завершили их в своей голове и сердце — каждой истории необходимо время, чтобы расставить все точки над «i». А также не стоит спешить исцелять своей любовью израненного человека в надежде, что оценит и будет счастлив рядом, захочет создать с вами семью, рожать детей и вершить великие дела.

Повторюсь, что незавершенные истории прошлого похожи на неисцеленные физические травмы: пока болит, хочется, чтобы не трогали совсем или трогали нежно, берегли, гладили, обнимали и баловали, но когда во врачевателей наигрались, то исцеленного человека тянет на новые «подвиги» — бегать, прыгать, играть, танцевать и кататься на велосипеде.

И если вы были хороши в роли рассказчика вдохновляющих историй и заботливого сострадателя, то не факт, что сможете составить компанию в более подвижных видах деятельности. К тому же, вспомните себя во времена физической немощи, упаднических настроений и прочих недугов — не так-то просто постоянно «быть на высоте», а как же потом играть в героя, если рядом с тобой выздоровевшим находятся свидетели твоих слабостей и несовершенств?

Иногда от свидетелей предпочитают избавляться, поскольку «слишком много знают».Плюс ко всему, не всегда у людей есть силы и желание меняться одновременно, поэтому получается, что один исцелился и готов двигаться дальше, а второму хочется, чтобы первый продолжал «болеть» и нуждаться в его помощи.

Короче говоря, с травмами и всякими несовершенствами дела обстоят не так просто, именно поэтому многие из нас не любят встречаться со своим прошлым, если в нем пришлось пережить отвержение, унижение, обесценивание, а также открываться в своих слабостях и признавать поражение.

Благодарю за исцеление и... до свидания!

По схожему принципу, к сожалению, зачастую создаются и современные семьи.Среднестатистическому человеку хочется от отношений исцеления и удовлетворения собственных потребностей, но проблема заключается в том, что потребности не всегда распознаются должным образом.

Обычно наши запросы связаны с недополученным в детстве: не было теплой атмосферы в семье — хочется заботы и дружбы, не было возможности самостоятельно принимать решения — ищем свободы, не было денег — ищем богатства, не было защиты — ищем покровительства и т.п. Потом встречаются два человека: одна бежала от тирании властного отца, второму нравились сильные и независимые (как мама) женщины.

Она все контролировала, направляла и помогала расти, а он не спорил, слушался, обнимал, первым шел мириться. Она была рада, что «не как отец», что добрый, теплый, заботливый и понимающий, а он был рад, что «так похожа на маму» — разумная, стабильная, все держит под контролем. Она отогрелась, захотелось быть слабой и под мужским покровительством, а оказалось, что он не хочет становиться главным и терять в ней «маму», либо она продолжает играть в «маму», а он вырос и больше не хочет быть под контролем. Что происходит дальше? Дальше начинаются конфликты и расставания.

Хотелось тотального мужского главенства, чтобы «не тащить все на себе», — получила, поигралась в слабую и беззащитную, потом стало появляться ощущение, что потеряла свободу и саму себя; захотелось быть свободной и главной — получила, потом оказалось, что кругом одни лишь безвольные неудачники, а сильные мужчины куда-то подевались; хотел спокойную и податливую жену (чтобы не как авторитарная мама) — получил, потом оказалось, что она слишком мягкая и с такими скучно, а тянет к женщинам «с перчинкой».

Хотелось денег — выбрали богатого партнера, потом захотелось больше совместного времяпрепровождения и его/её внимания к себе, а не к бизнесу. Когда удовлетворяется одна потребность, на ее смену приходит другая — это нормально, но хорошо бы отнестись к себе внимательнее, разобраться со своими незакрытыми детскими потребностями, чтобы строить отношения из роли мужчины или женщины, а не стремиться быть спасающим и контролирующим родителем или беспомощным и капризным ребенком. От «родителей» уходят, когда напитаются и вырастут, а «детей» оставляют, когда наиграются в «родителей».

"Благодарю за исцеление. до свидания!"

Партнерские отношения предназначены для более глубокого раскрытия собственной природы и совместного роста, для красоты, романтики и любви, объединения мужского и женского, движения в одну сторону, взаимной поддержки. Но когда мы стремимся завоевать любовь и внимание близкого человека, став для него средством решения всех проблем, то рискуем перегореть раньше времени. Равно как и соблазн использовать близкого человека в качестве волшебного инструмента, проделывающего за нас всю внутреннюю работу, может привести к тому, что он просто не выдержит рядом с нами.

Знаете ведь истории, в которых люди вместе со школы прошли «огонь», «воду» и «медные трубы», но потом так устали от бытовых проблем, накала страстей, спасения друг друга и прочих геройств, что разошлись, чтобы строить отношения с теми, кто не видел всего «закулисья».

Расти и исцеляться на глазах близких людей — то еще испытание, поэтому сценарии с благодарностью за исцеление и желанием нового, отдельного этапа жизни совсем не редкость в наши дни. Помогать друг другу важно, но все же стоит следить за теми ролями, которые стремимся сыграть в жизни других людей.

Я желаю всем счастья!)

 

****************************************************************************** 

Запись на консультацию

Эмоциональные инвалиды — жертвы семейного воспитания

Эмоциональные инвалиды — жертвы семейного воспитания

Психолог Марша Линехан описала так называемую «эмоциональную инвалидизацию». Это стиль воспитания, который разными способами искажает значение эмоций ребенка. Это приводит к тому, что в итоге человек вырастает и не знает, как себя выражать и является ли выражение своих эмоций уместным. И что значат эмоции, которые выражаются другими и можно ли верить выражаемым эмоциям. Например, такие люди могут испытывать тревогу от улыбки собеседника. Для них это будет угрозой или насмешкой, а не признаком расположения и хороших намерений.

Пограничное расстройство

Эмоциональная инвалидизация вовсе не является исключительно причиной только ПРЛ. Другие расстройства могут сформироваться на этом фоне. Все опять же зависит от того, на сколько ребенок предрасположен к ПРЛ, были ли другие вредные факторы, такие как эмоциональное пренебрежение или насилие разного рода со стороны родителей.

Но все же «пограничники» часто могут много чего рассказать о том, что из ниже перечисленного происходило в их семье.

Часто это поведение – своего рода послания ребенку о том, что он должен чувствовать в тех или иных ситуациях, что показывать, а что скрывать, что является ценным, а что позорным и неприемлемым.
Эмоциональные инвалиды - жертвы семейного воспитания

Что в родительском поведении может привести к «эмоциональной инвалидизации»:

1. «Ты не должен так себя чувствовать».

На самом деле, как не странно довольно часто родители прямо или косвенно не одобряют негативные чувства ребенка в целом. Ты не имеешь права чувствовать себя несчастным, потому, что я все для тебя делаю\ ты мужик\ты личность\ты дочь прекрасных родителей и т.п.

Не важно, чем ребенок расстроен. Есть масса событий в жизни, которые действительно расстраивают.

Например, вы 3 месяца собирали пазл на 5000 кусочков, а мама мыла пол и … в общем так вышло. Ну, согласитесь, что обидно, даже если мама не специально. В принципе вполне возможно признать, что человек имеет право чувствовать себя плохо и грустить, главное, что можно решить эту проблему.

Мама может к примеру помочь собрать пазл обратно. Но часто в таких случаях ребенку говорят «как ты смеешь расстраиваться из-за разрушенного пазла, когда я всю жизнь на тебя потратила».

На самом деле это способ матери справится со своей фрустрацией по поводу своей неловкости и поднять свою самооценку, взяв больший масштаб. Это в целом правильная тактика.

Никто не делает человека дрянным родителем из-за разрушенного пазла и нужно понимать, что на самом деле родительство гораздо большее, чем сохранение пазлов в целости.

Но все-таки ребенок имеет право быть расстроенным из-за того, что его работа была разрушена. Запрет на эмоции, может оказать очень негативный эффект на развитие ребенка.

То же самое может быть и в отношении друзей, учителей, соседей и т.п. на которых нельзя обижаться.

2. «Чего ты разревелся?»

Дети плачут и это не секрет. Еще не сформированы механизмы, которые могут фильтровать и переоценивать потоки неудовольствия и фрустрации. Иногда ребенку просто надо коротко всплакнуть, чтобы успокоится.

Но родители часто воспринимают плач, как вызов своему родительству, своей способности в создании счастливого детства или же вообще признаки, что малыш вырастет «сопливым пацифистом».

It is quite unpleasant to consider screaming child from this point. Поэтому звучит: «Немедленно вытри сопли и возьми себя в руки».

Проявление крайних чувств – неприемлемо. Конечно, прекрасно думать об этом, как о помощи ребенку справляться с собственным потоком негативных эмоций.

Но простое подавление таких чувств не является удачным навыком. Выдержанный человек, это не тот, который умело может подавлять негативные эмоции, а который может правильно управлять и пересматривать неприятные события в своей жизни. Тогда эти события просто не вызывают у него тех самых «крайних эмоций».

3. «Ты преувеличиваешь».

Дети преувеличивают. Но не потому, что исключительно хотят привлечь внимание. В силу особенностей восприятия и понимания времени и событий, многие события для них кажутся более персональными, чем есть на самом деле.

Они больше привязаны к любимым игрушкам, стульчикам, чашечкам, книжкам, друзьям, хомячкам и котятам.

Многие события, которые совершенно будничны для взрослых для детей имеют громадное значение и окрашены в довольно сильные эмоции.

Мама не купила мороженое, когда именно было очень «мороженое настроение». Это не просто, «черт а мне хотелось», это трагедия текущего момента, которая может остаться в памяти на многие годы.

Но, родители могут просто не признавать за ребенком права оценивать события по собственной мерке. Тебе не может быть грустно потому, что мне не грустно.

Ты не можешь плакать над мультфильмом, потому что я же не плачу, замечает отец. В результате у ребенка затрудняется развитие осознания собственного инструмента оценки чувств.

Мне грустно? А мне грустно по настоящему, или я преувеличиваю? Я рад, А моя радость адекватна, может я не так должен радоваться?

4. «Ты просто врешь!»

Разные события могут рассматриваться по разному ребенком и взрослым. Это опять же в силу особенностей восприятия.

Грустный человек может казаться злым, собака болонка казаться громадным псом (в состоянии страха дети могут оценивать угрожающие объекты несколько в преувеличенном виде), расстояние до дома громадным, время проведенное с другом коротким… да и вообще заигравшийся ребенок может действительно не видеть, что происходит вокруг.

Даже обычное общение может для ребенка иметь совсем другой смысл. Часто реакция и суждение ребенка родителей могут приводить в замешательство или даже открывать истинную подоплеку происходящего.

Если родитель не хочет признавать каких-то моментов или же не хочет просто чтобы ребенок поднимал те или иные темы, то он может обвинить ребенка во вранье. Далее у ребенка формируется неуверенность в оценке реальности и собственном мнении по поводу этого. Это правда или я снова хочу соврать людям?

Эмоциональные инвалиды - жертвы семейного воспитания

5. «Ты такой как твой (вставить имя родственника, который в данном контексте оценивается негативно)».

Вообще, такие сравнения могут сыграть с ребенком довольно злую шутку. Ведь не быть таким как «мамаша» или «папаша» обычно не сильно обговариваются. Что значит не быть как отец, для мальчика и не быть как мать для девочки?

Более того такое сравнение часто используется родителями не то чтобы по существу, а для того, чтобы сбросить неприятные эмоции и чувства отсутствия контроля над ситуацией. «Ты такой как твой» снимает ответственность за поведение ребенка, позволяет не принимать каких-то непопулярных мер.

Бывает, что уже взрослый человек, какую-то часть своей личности осознает типа «это мамаша\папаша во мне говорит». Откуда в нем взялся папаша? Как он, подлец, влез через границы вашей личности и почему браконьерствует там? когда хочет, тогда и говорит, когда не хочет молчит. Это некая неуправляемая часть, стирающая границы личности.

6. «Тебе уже пора быть, как твоя сестра\брат\ я в твои годы уже…»

Фактически, это послание о том, что ребенок для родителей недостаточно хорош и должен над собой работать. Он смущает родителей какими-то своими действиями, они не хотят заниматься его проблемами, или уже хотят, чтобы ребенок решал их проблемы.

Стать как кто-то другой довольно сложно. От этого надо довольно серьезно переделать себя, и включить в себя качества, которые могут быть совершенно чужды.

Часто такая политика приводит к тому, что ребенок признает, что его личность и его потребности никого не интересуют и признак инфантилизма и дефектов. Надо быть другим, и только тогда тебя будут любить.

7. «Веди себя уже как взрослый».

Дети ведут себя как дети. Они шумят, визжат, разбрасывают игрушки, верят в фей и монстров, полагают что сосновая палка ничем не хуже шпаги Джека Воробья.

Родителям скучно, родители хотят заниматься своим и чтобы им не мешали. Родители часто хотят, чтобы о них думали лучше, чем они есть на самом деле, чтобы их не осуждала у подъезда социальная сеть бабок.

Что с ребенком? Твое детство, твои интересы отвратительно\утомительно\ постыдно\смешно… Ну когда же оно кончится? Взрослый человек продолжает сомневаться в том, а уместен ли он в целом.

Вот если я уроню сейчас ручку, то что? Я как дурак? Если я расстроен из-за засохшего цветка в горшке? Это то самое постыдное детство во мне играет, которое должно уже кончится?

8. «Скажи мне чего-нибудь хорошее и не расстраивай».

Иногда родители избегают чувствовать себя несостоятельными даже в малом. Поэтому совершенно не хотят слышать о том, что у ребенка проблемы. Они хотят только слышать о хороших результатах и достижениях.

В результате ребенок формирует мнение. Что его проблемы никому не интересны и только расстраивают. А поэтому, все нужно держать при себе, иначе тебя любить не будут.

Более того, если у человека случаются черные полосы, то это оценивается как полное неприятие обществом. Если ты имеешь проблемы и тебе за последние 3 дня нечем порадовать маму, то ты не имеешь права быть любимым.

9. «Ты эгоист!».

Знаете, дети эгоисты. Опять же особенность развития. Если с 1 до 3-х лет ребенок все сильнее начинает осознавать себя как личность, отдельную от других и что он сам для себя может что-то делать, а другие люди могут делать для него, довольно сложно объяснить ему принципы альтруизма.

Потом, к вопросу о эгоизме, как таковом. Человек должен думать о себе. И не каждый акт, который не нравится родителям или же не оправдывает их ожиданий.

Если еще «эгоист» используется для манипуляций, когда от ребенка хотят получить желаемое поведение, то довольно легко сформировать представление, что действовать в своих интересах просто грязное и недостойное поведение.

А так же люди, которые так поступают и не действуют в твоих интересах – такие же грязные животные-эгоисты. Ты чего-то хочешь? Не смей даже об этом думать! Хотеть – это эгоизм. Надо делать то, что хотят другие. Только тогда тебя будут любить.

Эмоциональные инвалиды - жертвы семейного воспитания

10. «Ты слишком мал\глуп\слаб\наивен, чтобы делать это».

Да, дети такие. Но часто в подобном обращении звучит потребность контролировать жизнь ребенка. Далеко не все, от чего ребенок отгораживается родителями действительно ему не под силу.

«Даже не думай, что станешь художником\писателем, у тебя нет таланта и воображения, ты слишком простая», « Даже не думай поступать в Бауманку, у тебя слишком слабая математика, выбери себе попроще».

Эмоциональная инвалидизация довольно сильно деформирует понятие ребенка о том, что такое нормальные эмоции и что такое нормальный способ их проявления.

Даже если он в последствии вполне успешно функционирует в обществе, то у него часто возникают сомнения и тревога по поводу того, адекватен ли он в тех или иных ситуациях, не вызовет ли он негативную реакцию окружающих если проявит свои эмоции или выскажет свое мнение или желания.

В крайнем случае это приводит именно к ситуации связанной с ПРЛ. Нет чувства своей личности, нет ощущения границ

****************************************************************************** 

Запись на консультацию

Все в голове: психологическая составляющая бесплодия

Все в голове: психологическая составляющая бесплодия

М.Ф. Фазылов

Сперва статистика, которая хоть и «продажная девка буржуазии», а все-таки отражает положение дел в пространстве.

На текущий момент доступно только статистическое исследование за 2011г., кстати, пока единственное. Учитывая, что это процесс инерционный, можно допустить, что цифры отражают текущую реальность.

Итак.

О бесплодии

Бесплодие по-российски.

 

Итоговый отчет по результатам Выборочного обследования репродуктивного здоровья российских женщин (ВОРЗ-2011) – совместная работа Росстата, Минздрава РФ, Фонда ООН в области народонаселения и ряда других организаций. Мониторинг стал точкой отсчета для общенациональных оценок.

В России:

  • 3,2% женщин от 20 до 44 лет неспособны к деторождению после предыдущих родов.
  • Еще 1,9% женщин не могут родить вообще.
  • Почти 5% респонденток, когда-либо состоявших в браке, сообщили, что им или их партнерам ставился диагноз «бесплодие».

 

К выяснению диагноза чаще прибегали женщины старше 30 лет и с более высоким уровнем образования.

У мужчин показатель колеблется в районе 3-4%.

Т.о. около 6 млн!!! женщин и около 4 млн!!! мужчин имеют соответствующий диагноз.

В России примерно 4,5-5 млн. семей не могут зачать ребенка без медицинской помощи. Это примерно 15-20% населения репродуктивного возраста – от 15 до 49 лет (такова же, по мнению многих специалистов, в том числе Всемирной организации здравоохранения, и общемировая доля бесплодных пар – примерно 15%).

Ввиду улучшения диагностики показатель постановки диагноза «бесплодие» растет примерно на 2-5% в год. Вспоминается кому грустная, кому радостная шутка — «зато на противозачаточные не тратишься».

О бесплодии

Проблема деторождения настолько значимая, учитывая демографическую ситуацию и тенденцию  к  постепенному вымиранию, т.н. титульной нации в РФ, что в решение этой проблемы вливаются большие суммы, вплоть до того, что ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение) делается за счет бюджета здравоохранения.

«Затраты на ЭКО-ребенка выгодны и в российских условиях. В России вложения в рождение одного «ребенка из пробирки» в 7-45 раз ниже, чем будущие налоговые поступления в госбюджет от участия этих детей в общественном производстве.»

Статья ведущего научного сотрудника Института социально-экономических проблем народонаселения РАН Нины Русановой опубликована в «Журнале исследований социальной политики» НИУ ВШЭ, том 11, № 1 за 2013 г.

 

Причина

 

Среди 4% бесплодных женщин — у 36% были выявлены проблемы с овуляцией, у 30% – непроходимость маточных труб, у 18% – эндометриоз, у 15% – другие состояния, которые повлияли на их фертильность, в некоторых случаях упоминалось несколько диагнозов. 28% не могли забеременеть из-за проблемы, выявленной у партнера — апатология спермы или сперматозоидов.

О бесплодии

Ни один из этих диагнозов не является окончательным и бесповоротным. Потом, после факта беременности оказывается, что и маточные трубы проходимы, и овуляция достаточна.

Единственный момент, когда на текущий момент невозможно собственное деторождение — это физическое отсутствие соответствующего органа, т.е. матки либо всего органокомплекса (матка, маточные трубы, яичники).

Конечно, если прийти на обследование, найдут 100500 причин, от воспаления и всяких бактерий до изменения кислотности, нарушения гормонов и прочая и прочая. Одним словом, лечить и лечить, а там как Господь решит/Как карта ляжет/Как судьба распорядится/Посмотрим на динамику (нужное подчеркнуть).

Как это ни странно, женский организм намного лучше защищен, чем мужской. Все детородные органы у женщины спрятаны в толще тела. Несколькоуровневое и каскадное дублирование синтеза и высвобождения гормонов и соответствующих органов — гипофиз-надпочечники-яичники-жировая ткань, которое еще подкрепляется и нервной регуляцией. Администрирование, вкл. принцип «обратной связи», у женщины идёт из управляющих вегетативных структур головного мозга.

В этом плане, говоря обобщенно, у мужчин проще — нервная регуляция преобладает над гормональной. Т.е., чтобы у мужчины появились проблемы сексуального характера, достаточно собственных и/или внешних вербальных установок длительного характера (мама с папой: «какой же ты мужик, ты тряпка, никто из девчонок не захочет с тобой дружить«) или в моменты его уязвимости, включая детские игры («да ты слабак»). И, как следствие, невозможность доставить свой биологический материал по адресу (иные способы доставки вне обсуждений этой статьи).

У женщины и проще, и сложнее. Даже при наличии собственных установок по типу «это грязно», «этим занимаются только плохие девушки», «у тебя никогда не родятся дети», «да тебя никто замуж не возьмет», «как же ты сможешь иметь детей, когда зубы не чистишь», обеспечение детородного процесса продолжает функционировать. И чтобы вмешаться в этот процесс необходимо серьезно стараться — аборты, эксперименты над собой в виде бесконечных похуданий, изматываний себя, «наставления/обучения» родителей, психотравмы, как правило, это коалиция внутренних установок и страхов, сопровождающаяся какими-либо диагнозами.

Конечно, опытный врач Вам объяснит, почему Вы не можете (инфекции/киста яичника/спайки после операций) и прочая и прочая.

О бесплодии

И, стоит сказать, что психологическая составляющая бесплодия в своём удельном весе (практически на 99.9%) тянет на себе весь тот болезненный симптомокомплекс, который и является бездетностью.

В любом случае, факт невозможности забеременеть означает, что некие психологические установки закрепились в психологической картине данной девушки и продолжают функционировать.

А т.к. голова некая составляющая мыслительного процесса нашей психики, то психика является той точкой, через которую возможно редактировать процесс (психотерапевтировать) функционирования деторождения.

При этом, конечно, когда у Вас есть назначения врача, прописанные процедуры — их стоит соблюдать и продолжать их придерживаться.

Скажете, причём здесь психика, у меня воспаление, которое не проходит и я собираюсь его лечить/оперировать/реабилитировать/и т.д. (выбрать), а здесь мне про психику и психотерапию?

По причине того, что когда в головке присутствует доминанта/установка «не иметь» детей, то остальное (инфекции, непроходимость и пр.диагнозы) призывается «обслуживать/защищать» этот факт. Чтобы хоть как-то оградить сознание, что это не я, а вот эта «бяка» мешает мне/нам иметь ребенка. Тоже, кстати, успешный инструмент в поведении некоторых женщин, которые детей не хотят, а в спонсорстве нуждаются. Тоже, кстати, поле деятельности для психотерапевта.

********************************************************************************

Биологика – направление в ГНМ(Германской Новой Медицине-GNM),развитое Роберто Барнаи в научную дисциплину, признанную Венгерской Академией Наук. Биологику изучают в медвузах, и в настоящий момент обучение прошло более 30 000 человек.

maxresdefault

Роберто Барнаи развил методики доктора Хаммера (ГНМ) и Жильбера Рено (Рикол Хилинг), а так же расширил систему научных знаний ГНМ анализом томографии головного мозга (СТ), что позволило ему создать «Атлас органов», содержащий точную взаимосвязь между изменениями в конкретной зоне головного мозга (ствол головного мозга, белое вещество, мозжечок, кора головного мозга), с уточнением зависимости в каком полушарии находится изменение, с конкретной дисфункцией внутренних органов и заболеванием. На основании анализа компьютерной томографии, Роберто Барнаи диагностирует точную причину заболевания и указывает метод исцеления на основании теории Новой Германской Медицины.

О Новой  Германской Медицине читайте в статьях:

Новая Немецкая Медицина/Первый биологический закон

Новая Немецкая Медицина/Второй биологический закон

Новая Немецкая Медицина/Третий биологический закон

Новая Немецкая Медицина/Четвертый и пятый биологический

В настоящее время я   завершила год назад   полное обучение у Жильбера Рено и  являюсь клиническим психологом со специализацией Рикол Хилинг  и завершила  обучение Биологике у Роберто Барнаи.

Мой сертификат по Биологике:

IMG_20160701_165318IMG_20160701_165340

Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета .  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно

  Запись на консультацию

9 месяцев беременности за 4 минуты

9 месяцев беременности за 4 минуты

Всего за 4 минуты это видео показывает, как ребенок приходит в этот мир — от зачатия до рождения. Ролик представляет собой 3D-визуализацию развития плода в утробе матери. Между прочим, каких-то 20 лет назад мы могли только мечтать о подобном фильме, потому что в те времена не существовало технологий, позволяющих получить ультразвуковое изображение внутри матки.

 

Наука говорит, что длительные отношения сводятся к двум основным чертам

Наука говорит, что длительные отношения сводятся к двум основным чертам 

Наука говорит, что длительные отношения сводятся к двум основным чертам

 

Наука говорит, что длительные отношения, сводятся, как вы уже догадались, к доброте и великодушию.

Каждый день июня, самого популярного месяца в году для свадеб, около 13 000 американских пар будут говорить “да”, соглашаясь на всю жизнь на отношения, которые будут полны дружбы, радости и любви и которые будут сопровождать этих людей до конца их дней на этой земле.

Конечно, если не считать того, что это не работает для большей части людей. Большинство браков неудачны: либо они заканчиваются разводом и разобщенностью, либо вырождаются в горечь и опустошение.

Как говорит психолог Tай Таширо в своей книге «Наука жить долго и счастливо», которая была опубликована в этом году, среди всех людей, которые женятся, только трое из десяти остаются в здоровых счастливых отношениях.

ответ на кризис, когда супружеские пары разводились с небывалой скоростью, в 1970х годах ученые социальных наук впервые начали изучать браки, наблюдая их во взаимодействии. Беспокоясь о влиянии этих разводов на детей из распавшихся браков, психологи решили ловить в свои научные сети супругов и приводить их в лаборатории, чтобы, наблюдая за ними, определить составляющие здоровых длительных отношений.

Была ли каждая несчастливая семья несчастлива по-своему, как утверждал Толстой, или же у всех несчастных браков есть нечто общее, отравляющее отношения?

Психолог Джон Готтман был одним из этих исследователей. За последние сорок лет, он изучил тысячи пар, чтобы выяснить, что стимулирует развитие взаимоотношений. У меня недавно в Нью-Йорке была возможность взять интервью у Готтмана и его жены Джули, тоже психолога. Вместе знаменитые эксперты по семейной стабильности открыли Институт Готтмана, деятельность которого посвящена тому, чтобы помогать парам строить и поддерживать любящие здоровые отношения, основываясь на научных исследованиях.

Джон Готтман стал накапливать свои наиболее важные выводы с 1986 года, когда со своим коллегой Робертом Левенсоном в Вашингтонском университете он создал «Лабораторию любви» (“The Love Lab”). Готтман и Левенсон приводили в лабораторию молодоженов и смотрели, как они взаимодействуют друг с другом.

Вместе с командой исследователей они подключали супругов к электродам и просили рассказывать о своих отношениях. Например, о том, как они познакомились, с каким самым большим конфликтом они сталкивались или о совместных счастливых воспоминаниях. Пока они говорили, электроды измеряли кровоток, сердцебиение и потоотделение каждого. Затем исследователи отправляли пары домой и спустя шесть лет отслеживали, чтобы узнать, остались ли они еще вместе.

Из данных, которые они собрали, Готтман разделил семейные пары на две основные группы: образцовые и бедовые (Прим.перев.: авторы назвали эти группы masters & disasters, что можно перевести как мастера и разрушители отношений, но я выбрала сохранить рифму). Образцовые после шести лет были по-прежнему вместе и счастливы. Бедовые семейные пары либо распались, либо были хронически несчастны в своих браках. Когда исследователи проанализировали собранные данные этих семейных пар, они увидели четкие различия между образцовыми и бедовыми. Бедовые выглядели спокойными во время интервью, но их физиология, измеренная электродами, рассказывала совсем другую историю. Их сердцебиение было быстрым, их потовые железы были активны, и у их кровотока была большая скорость. Длительно отслеживая тысячи пар, Готтман обнаружил, что чем более физиологически активными они были в лаборатории, тем быстрее их отношения ухудшались со временем.

Но к чему эта физиология имеет отношение? Проблема была в том, что бедовые проявляли все признаки возбуждения – режима бей-или-беги (fight-or-flight) – в своих отношениях. Они сидели рядом со своим супругом и разговаривали, но для их тел это было похоже на столкновение с саблезубым тигром.

Даже когда они говорили о приятных или земных аспектах их отношений, они были готовы атаковать и защищаться. Об этом сообщало их частое сердцебиение, что делало их более агрессивными по отношению друг к другу. Например, каждый из супругов мог бы рассказать о том, как прошел его день, и чрезмерно раздраженный муж может сказать своей жене: “Почему бы тебе не начать рассказывать про свой день?! Это не займет у тебя много времени.”

У образцовых, наоборот, был низкий уровень физиологического возбуждения. Они чувствовали себя спокойно и в контакте друг с другом, что переходило в теплые и ласковые проявления, даже когда у них была перепалка. Это не значит, Наука говорит, что длительные отношения сводятся к двум основным чертам

чтоу образцовых были по умолчанию физиологические данные лучше, чем у бедовых; это значит, что образцовые создавали атмосферу доверия и интимности, которая делала их обоих более эмоциональными и благодаря этому им было физически комфортно.

Готтман хотел знать больше о том, как образцовые создают эту культуру любви и интимности, и как бедовые уничтожают ее. В следующем исследовании в 1990 году он задумал лабораторию в студенческом городке Вашингтонского университета, чтобы она была похожа на прекрасное уединение в гостинице типа «ночлег и завтрак».

Он пригласил 130 пар новобрачных, чтобы они провели день в уединении, и наблюдал за ними, как они делали то, что пары обычно делают в отпуске: готовили, убирали, слушали музыку, ели, общались и тусовались. И Готтман сделал важнейшее открытие в этом исследовании, почему некоторые отношения процветают, а другие вянут. И это открытие попало прямо в яблочко.

В течение всего дня, партнеры принимают просьбы о взаимодействии, которые Готтман назвал “приглашения”. Например, скажем, муж – любитель наблюдать за птицами – заметил щегла, который летает по двору. Он может сказать своей жене : “Посмотри на прекрасное оперение этой птицы!” Он здесь не просто сообщает о птице: он запрашивает ответ от его жены – признак интереса или поддержки, надеясь, что через эту птицу произойдет мгновенное установление контакта.

У жены теперь есть выбор. Она может ответить либо “повернувшись к” мужу, либо “отворачиваясь от” него, как об этом говорит Готтман . Хотя птица-приглашение может показаться чем-то незначительным и глупым, оно действительно может многое рассказать о здоровье отношений. Муж подумал, что птица была достаточно важна, чтобы поговорить о ней, и вопрос в том, уважает и признает ли это его жена.

Люди, которые повернулись к своим партнерам в исследовании, вовлекались, проявляя интерес и поддержку в ответ на это приглашение. Те, кто не повернулся к партнеру – отвернувшиеся – не реагировали или реагировали минимально и продолжали делать то, что они делали, например, смотреть телевизор или читать газету. Иногда они реагировали с явной враждебностью, говоря что-то вроде: “Прекрати отрывать меня, я читаю».

Эти приглашающие взаимодействия оказывают глубокое воздействие на семейное благополучие. Семейные пары, расторгнувшие брак в течение следующих шести лет, «поворачивались к партнеру» в ответ на приглашения 33% всего времени. Только три из десяти приглашений к эмоциональной связи были встречены с душевной близостью. Партнеры, которые через шесть лет еще были вместе, «поворачивались к» своему супругу 87% времени. В девяти случаях из десяти они удовлетворяли эмоциональные потребности своего партнера.

Наблюдая эти типы взаимодействий, Готтман может с вероятностью до 94% предсказать о любой паре – обычной или гей-паре, богатой или бедной, бездетной или нет – разрушатся ли их отношения, будут ли они вместе и несчастны или вместе и счастливы несколько лет спустя. Многое из этого сводится к душевности, которую пары привносят в отношения. Они проявляют доброту и великодушие или презрение, критику и неприязнь?

“У образцовых есть привычка ума,” – пояснил Готтман в интервью, – «которая состоит в следующем: они сканируют социальную среду в поисках того, что они могут ценить и за что говорить «спасибо». Они строят эту культуру уважения и признательности очень целенаправленно. Бедовые же сканируют социальную среду в поисках ошибок своих партнеров”.

«Это не просто сканирование среды”, – подхватила Джулия Готтман, – “Это сканирование партнера на то, что он делает правильно или сканирование партнера на то, что он делает неверно и критика вместо его уважения и выражения признательности.”

Они обнаружили, что презрение – это фактор номер один, который разлучает пары. Люди, сосредоточенные на критике своих партнеров, упускают целых 50 процентов позитивных вещей, которые делает их супруг, и видят негатив, когда его нет.

Люди, которые холодны со своими партнерами, намеренно игнорируя другого или откликаясь минимально, портят взаимоотношения, так как заставляют своего партнера чувствовать себя никчемным, незначимым и невидимым, как будто его нет. Люди, которые относятся к своим партнерам с презрением и критикуют их, не только убивают любовь в отношениях, но они также убивают способность своего партнера бороться (eng) с вирусами и раком. Это предзнаменование конца отношений.

Наука говорит, что длительные отношения сводятся к двум основным чертам

С другой стороны, укрепляет пары доброта. Независимые от этих исследования показали, что доброта (наряду с эмоциональной стабильностью) является наиболее важным прогностическим фактором удовлетворенности в браке и его долговечности. Доброта побуждает каждого партнера чувствовать заботу, понимание и признание – чувствовать себя любимыми. “Мое наслаждение безгранично, как море”, – говорит шекспировская Джульетта, – “Моя любовь так глубока; чем больше отдаю тебе, тем больше я имею. И то, и другое бесконечно” (Прим.перев.: в переводе Б.Пастернака эти строки Шекспира звучат так: «Моя любовь без дна, а доброта — / Как ширь морская. Чем я больше трачу, / Тем становлюсь безбрежней и богаче»). Вот как еще работает доброта: есть много доказательств, показывающих, что чем больше добра кто-то получает или является его свидетелем (eng), тем более добрым становится он сам . И это приводит к восходящей спирали любви и великодушия в отношениях.

Есть два способа думать о доброте. Вы можете думать об этом как о фиксированной черте: либо она есть, либо нет. Или можно считать, что доброта как мышца. У некоторых людей эта мышца от природы сильнее, чем у других, но она может становиться сильнее у любого человека, если ее тренировать. Образцовые склонны думать о доброте, как о мышце. Они знают, что должны проявлять ее, чтобы поддерживать в форме. Иными словами, они знают, что хорошие отношения требуют постоянной усердной работы

. “Если ваш партнер выражает какую-то потребность”, – пояснила Джули Готтман, “а вы устали, эмоционально перегружены или расстроены, тогда приходит на помощь великодушие, и когда партнер приглашает к взаимодействию, вы по-прежнему поворачиваетесь к нему.”

В этот момент может быть легче отвернуться от вашего партнера и сосредоточиться на айпэде, книге или телевизоре, чем пробормотать “ага” и жить дальше, но пренебрежение маленькими моментами эмоциональной связи будет медленно портить ваши отношения. Пренебрежение создает между партнерами дистанцию и плодит обиды на игнорирующего.

Самое трудное время для тренировки доброты – это, конечно, время самогО конфликта. Но это и самое важное время для проявления доброты. Позволение презрению и агрессии выходить из-под контроля во время конфликта может нанести непоправимый ущерб отношениям.

“Быть добрым не значит не выражать гнев,” – объяснила Джули Готтман, – “но доброта сообщает о том, как мы выбираем его выразить. Вы можете набрасываться с бранью на своего партнера. Или вы можете объяснить, что вам больно, и почему вы сердитесь – этот способ добрее.”

Джон Готтман тщательно изучил ту самую брань: “Бедовые будут говорить в конфликте иначе. Бедовые скажут: «Ты опоздал! Да что с тобой?! Ты прямо как твоя мама». Образцовые будут говорить: «Я чувствую себя скверно, когда ты опаздываешь. И я знаю, что это не твоя вина, но меня действительно раздражает, что ты снова опоздал.”

Для сотен тысяч пар, которые женятся в июне каждый год, и для миллионов пар, которые сейчас вместе, неважно в браке они или нет, урок этих исследований ясен: если вы хотите иметь стабильные, здоровые отношения, заблаговременно проявляйте и часто тренируйте мышцу доброты.

Когда люди думают о том, как практиковать доброту, они часто думают о маленьких актах душевной щедрости, таких как дарить друг другу маленькие подарки или растирать друг другу спину. В то время, как эти действия являются замечательным примером великодушия, доброта может также быть встроена в основу системы отношений через способ, которым партнеры взаимодействуют друг с другом каждый день, и неважно массируют ли они при этом спины, дарят шоколад или нет.

Один из способов тренировать доброту – быть великодушным к намерениям вашего партнера. Из исследования Готтманов мы знаем, что бедовые видят негатив в отношениях, даже когда его там нет. Разгневанная жена может предположить, например, что когда ее муж оставил сиденье унитаза поднятым, он намеренно пытался ее задеть. Но возможно он просто по рассеянности забыл опустить сиденье. Или, скажем, жена опаздывает на ужин (снова), и муж предполагает, что она недостаточно его ценит, не приходит на их встречу вовремя после того, как он взял на себя труд заказать столик и уйти с работы пораньше, чтобы они могли провести романтический вечер вдвоем. Но оказывается, жена опоздала, потому что остановилась у магазина, чтобы в этот особенный для них вечер привезти ему подарок.

Представьте, как она присоединяется к нему за ужином, воодушевленная тем, что привезла мужу подарок, только чтобы понять, что он в ужасно кислом настроении, потому что неверно истолковал то, что было мотивацией ее поведения. Способность интерпретировать действия и намерения своего партнера милосердно может смягчить остроту конфликта.

“Даже в отношениях, где люди недовольны, почти всегда есть что-то хорошее, и люди стараются сделать что-то правильно,” – сказал мне психолог Tай Таширо, – “В большинстве случаев партнер пытается делать правильные вещи, даже если делает это плохо. Так что цените намерения”.

Еще одна мощная стратегия доброты связана с общей радостью. Один из явных признаков бедовых пар, которые изучал Готтман, их неспособность присоединяться к хорошим новостям Наука говорит, что длительные отношения сводятся к двум основным чертам.

Когда один человек в паре с приятным волнением поделился хорошей новостью, например, у него повышение на работе, другой отреагирует черствой незаинтересованностью, глядя на часы или завершая разговор комментарием: “Ну, хорошо”.

Все мы слышали, что партнеры должны поддерживать друг друга в тяжелый период жизни. Но исследование показывает (eng), что поддерживать друг друга, когда дела идут хорошо, – это на самом деле более важно для качества отношений. Так способ реагирования на хорошие новости партнера может иметь драматические последствия для отношений.

В одном исследовании 2006 года психолог-исследователь Шелли Гейбл и ее коллеги привозили молодые пары взрослых в лабораторию, чтобы обсудить недавние позитивные события их жизни. Психологи хотели знать, как партнеры будут реагировать на хорошие новости друг друга. Они обнаружили, что, в общем-то, пары отвечали друг другу на хорошие новости четырьмя различными способами, которые они назвали: пассивно-деструктивный, активно-деструктивный, пассивно-конструктивный и активно-конструктивный.

Допустим, одна жена недавно получила отличные новости о том, что она взята в медицинский институт. Она скажет что-то вроде: “Меня взяли! Это лучшее, что я могла выбрать, мединститут!”

Если ее партнер ответит пассивно-разрушительным образом, он будет игнорировать ее слова. Например, он может сказать что-то вроде: “Вы не поверите, я вчера узнал отличную новость, я выиграл бесплатную футболку!»

Если ее партнер ответит в пассивно-конструктивном ключе, он признает, что новость хорошая, но без интереса, сдержанно. Типичный пассивно-конструктивный ответ: “ЗдОрово, детка”. Он так же пишет своему приятелю в смс.

В третьем виде реакции, активно-деструктивном, партнер мог бы так опустить ценность только что полученных хороших новостей своей жены: “Ты уверена, что сможешь справиться с учебой? И какая примерно стоимость? Мединститут – это так дорого!”

И наконец, активно-конструктивный ответ. Если ее партнер ответит так, он прервет то, что он делал, и всем сердцем обратится к ней: “Как здорово! Поздравляю! Когда ты узнала? Они тебе позвонили? Какие предметы будешь учить в первом семестре?”

Среди четырех стилей ответов активно-конструктивный ответ – самый добрый. В то время как другие стили ответов убивают радость, активно-конструктивное реагирование позволяет партнеру насладиться своей радостью и дает паре возможность усилить хорошие новости. На языке Готтманов активно-конструктивный ответ – это способ “повернуться к” партнеру на его приглашение (когда он поделился хорошей новостью), а не “отвернуться от» него.

Активно-конструктивное реагирование крайне важно для здоровых отношений. В исследовании 2006 года (eng) Гейбл и ее коллеги продолжили исследовать эти пары через два месяца, чтобы увидеть, были ли они еще вместе. Психологи обнаружили, что единственная разница между парами, которые остались вместе, и теми, которые распались, состояла в активно-конструктивных ответах. Те, кто проявил неподдельный интерес к радости партнера, имели больше шансов остаться вместе. В более раннем исследовании Гейбл обнаружила, что активно-конструктивный ответ был также связан с более высоким качеством отношений и большей интимностью между партнерами.

Существует множество причин, по которым отношения разрушаются, но если вы посмотрите на то, что приводит к ухудшению многих отношений, то зачастую это повреждения мышцы доброты. В качестве нормальных напряжений жизни всё вместе – дети, карьера, друзья, родственники и другие отвлекающие факторы – вытесняют время для романтики и интимности. Из-за этого пары могут вкладывать меньше усилий в свои отношения, позволяя разрывать их на части мелким обидам друг на друга, которые они хранят.

В большинстве браков уровень удовлетворенности резко падает в течение первых нескольких лет совместной жизни. Однако пары, которые не только терпят друг друга, но живут счастливо вместе долгие годы, ведут доброта и великодушие.

**************************************************************************

  Запись на индивидуальные Консультации

СУДЬБОАНАЛИЗ ЛЕОПОЛЬДА ЗОНДИ

 

СУДЬБОАНАЛИЗ ЛЕОПОЛЬДА ЗОНДИ

Теория судьбоанализа в экспериментальной диагностике влечений

Представлена концепция судьбоанализа, показана связь судьбоанализа с основными теоретическими положениями глубинной психологии, дана характеристика основных положений судьбоанализа (генотропизм, выбор, навязанная и свободная судьба), определены сферы применения судьбоанализа на практике

Ключевые слова: глубинная психология, родовое бессознательное, генотропизм, выбор, свободная и навязанная судьба

Коренные преобразования, происходящие в стране и в мире, затрагивают сущностные характеристики человека, предъявляют к нему ряд требований, которые призывают к изменениям. Политические, социальные и мировоззренческие перевороты приносят с собой для многих миллионов людей изменения в их жизненных стратегиях, жизненной судьбе. Прежде всего, последствия последней мировой войны, глобальные катастрофы и другие значимые события подчеркивают небезопасность в мире и ставят перед каждым человеком вопросы судьбы. Внешние события побуждают людей к попыткам найти объяснение важнейшим, жизненным процессам. В этих условиях перед человеком кардинально ставится вопрос о его сущности, смысле жизни и назначении, об определении фундаментальных ценностей, влияющих на отношение к миру и самому себе.

Для человека в постиндустриальном обществе характерны ощущения нестабильности, неопределенности, отсутствия безопасности. Именно в этой ситуации неопределенности, жесткости, неустойчивости бытия возникает идея судьбы как зависимости человека от влияния различных факторов.

Тенденция к постановке и решению вопросов судьбы обусловлена не только логикой жизни и ее требованиями, а также процессами развития научной мысли. Судьба относилась и продолжает занимать этот статус к темной и обладающей неуклонностью и жесткостью силой, с которой человек должен был либо смириться или совладать. Развитие человечества заключается в том, что происходит освоение все новых сторон и аспектов человеческого бытия. Вопросы детерминации и управления человеческой жизнью становятся все более осмысленными. Проблематика судьбы становится предметом рефлексии.

Проблема судьбы человека становится определяющей в психоанализе. З.Фрейд рассматривал проблематику судьбы с различных позиций: истории культуры, отношения людей, половых различий и т.д. Он отмечает, что культура появляется как необходимость защиты человека от необузданной природы. Тогда человек может почувствовать облегчение, так как он не так уже беспомощен по отношению к этим силам. Он может применить те же средства, которыми пользуются в обществе по отношению к тайным силам и тем самым попробовать их заговорить, умиротворить, подкупить и таким влиянием отнять у них часть их мощи. Такая деятельность приносит не только облегчение, но и указывает путь к дальнейшему овладению ситуацией [1. c.492]. З.Фрейд склоняется к мысли, что растерянность и беспомощность человеческого рода перед судьбой неустранима. В этом он видит причину возникновения и существования религии и идеи Бога, так как человек всегда будет нуждаться в защите от чуждых сверхсил. Поэтому он создает себе богов, которых он боится, но которых он пытается расположить к себе и которым он поручает защиту самого себя [1. с.498].

Для З.Фрейда «Сверх Я» принимает раннюю функцию судьбы. Он отмечает, что если отец суров, жесток, то наше «Сверх-Я» перенимает от него эти качества и в его отношении к «Я» возникает пассивность, которой как раз надлежало бы быть вытесненной. Если «Сверх-Я» стало садистическим, то «Я» становится мазохистским. «В нашем «Я» возникает большая потребность в наказании, и «Я» отчасти отдает себя, как таковое, в распоряжение судьбы, отчасти же находит удовлетворение в жестоком обращении с ним «Сверх-Я» (сознание вины)».[2.с.416]. Судьба по Фрейду лишь дальнейшая проекция отца. Таким образом, в психоанализе судьба индивида обусловлена личностным конфликтом влечения «Сверх Я» и «Я».

Он подчеркивает важную роль в судьбе человека защитных функций «Я». Специальный вид притязаний влечения и функций защиты «Я» образуют вместе факторы для личностной судьбы индивида, к которым относятся: эдипов комплекс, страх кастрации и виды защит от этих травмирующих моментов [3].

Если Фрейд акцентировал внимание на конституциональных и травматических моментах в судьбе, то его последователи обратили внимание на исследовании последствий раннего детского опыта (А.Адлер, К.Юнг).

З.Фрейд объяснял поведение человека исходя из его прошлого, то А.Адлер отмечал, что жизнь человека обусловлена образом будущего, конкретными целями, которые формируются в детстве.

А.Адлер создал уникальную теорию развития личности, в которой получили развитие вопросы телеологичекой детерминации жизни человека. Индивидуальная психология рассматривает жизнь человека как целостность, а каждую единичную реакцию, каждое движение и импульс как проявление индивидуальной жизненной установки. Поэтому в анализе человеческой жизни особую актуальность приобретает понимание индивидуального контекста – цели жизни, которая определяет направление всех поступков и побуждений человека.[4.с.27].

А.Адлер подчеркивает значимость первых лет жизни человека в его дальнейшей судьбе. Он отмечает, что жизненный стиль начинает формироваться в первые годы, в младенчестве. И этот опыт накладывает отпечаток на всю последующую жизнь.

Для понимания сущности проблем, которые волнуют человека во взрослом периоде жизни необходимо обращаться к ранним воспоминаниям, которые дают представление о характере проблемы. «Когда формируется прототип – ранний вариант личности, воплощающий цель, — устанавливается направление и ориентированность жизни индивида. Все это дает нам возможность предсказывать, что случится в его жизни в дальнейшем» [5. с.30].

А.Адлер также подчеркивает значение влияния родителей на дальнейшее развитие детей.Он рассматривает влияние различных типов воспитания на судьбу человека.

Например, излишняя любовь родителей может стать основой демонстративного поведения, изоляции и антиобщественных поступков человека в будущем, а строгое воспитание ведет к формированию таких личностных качеств как эгоцентризм, чрезмерная осторожность, низкий уровень социального чувства.

Тема судьбы в творчестве К.Юнга раскрывается как проявление архетипов, заложенных в коллективном бессознательном. Он подчеркивает значимость образа жизни родителей (неконтролируемых фоновых эффектов), которые оказывают значительное влияние на детей. Чаще всего это жизни, непрожитые его родителями (его предками), которые бессознательны, но, тем не менее, обладают мощным потенциалом воздействия. К.Юнг говорит о «судьбоносном этносе», который находится за пределами сознательной компетенции. Этим судьбоносным этносом является генеология родителей (их деды, прадеды и т.д.), которая также являются важнейшим фактором в воспитании детей, определяет их индивидуальность. В основе поведения человека лежат определенные архетипы коллективной души, некие силы, которые властвуют над досознательной душой ребенка. За конкретны отцом или матерью стоят магические фигуры, вечные образы Отца и Матери.

К.Юнг подчеркивает значение личности отца и его влияния для судьбы индивида. Он отмечает, что главные линии развития, которые соответствуют родительской матрице, заканчивают свое образование в течении первых четырех лет. «Если слишком чувствительный ребенок с величайшим вчувствованием повторяет в своей душе нецелесообразные особенности своих родителей, то вина в том, что его судьба принимает роковой характер, лежит в нем самом, в особенностях его организации. Но и родители могут внести несчастье в душу ребенка, когда они пользуются его незрелостью, чтобы сделать его рабом своих собственных комплексов; к сожалению, это происходит слишком часто»[6.с.44].

В двадцатом веке вопрос о судьбе становится также центральным в генетике, в особенности в исследованиях близнецов, при изучении влияния наследственности или среды. Исследования судьбы становятся целью наук о природе. Л.Зонди называет этот раздел исследований судьбы – археананкология. Он пытается установить мост между генетикой и глубинной психологией и создает новое учение о человеческой судьбе – «судьбоанализ».

Судьба человека по Л.Зонди является генетически детерминированной. Его жизненные выборы представляют собой генные реакции и обусловлены действием, прежде всего, латентно-рецессивных генов. Генотропизм, формирующий судьбу, предполагает наличие целой группы латентно-рецессивных генов, т.е. определенной рецессивной генной среды, которой судьбоанализ отводит решающую роль в побудительной жизни индивида. Такое влияние идентичных или родственных генов судьбоанализ называет генотропическим, а индивиды, которые притягиваются друг к другу через эти гены, считаются генетическими родственниками.

Судьбоанализом является такое направление в глубинной психологии, которое делает сознательным бессознательные притязания рода (предков) личности. Это означает, что индивидуум в судьбоанализе конфронтирует со своими бессознательными возможностями судьбы и стоит перед выбором другой личностной формы существования.

Теоретическим предшественником судьбоанализа был Карл Дюркгейм, основатель инициативной терапии. К.Дюркгейм говорит о двойственном происхождении человека и поэтому основная тема человеческой жизни и смысл его внутреннего пути – это творческое разрешение этого «напряжения» между земным и небесным в человеке. «Познать же их допустить, выстрадать их противоречивость, в конце концов, осуществить их интеграцию и именно через это стать полным (завершенным) индивидуумом, в этом и заключается предназначение и смысл внутреннего пути [7. с. 15]. Таким образом, К. Дюркгейм и Л.Зонди акцентируют внимание на экзистенциональных аспектах существования человека, условиях достижения его целостности. Индивидуальная инициативная терапия К. Дюркгейма повлияла на становление теории и практики функционального вероанализа Л.Зонди, главную задачу которой он видел в «освобождении засыпанного пути к Духу», в воспитании и укреплении врожденной человеческой способности к трансценденции и партиципации с Духом, а также к личностному единобытию с высшей духовной инстанцией с Богом [8. с. 30].

По отношению к другим концепциям психологии интегрированную позицию Зонди также можно назвать целостной. Свой судьбоанализ он рассматривал в качестве дополнения к теориям психоанализа З.Фрейда и аналитической психологии К.Г.Юнга, которые признавались им как фундаментальные.

Судьбоанализ рассматривает человека, который на вершине своего становления должен осознать собственные экзистенциальные возможности и с нарциссической вершины «Самости» спуститься к человечеству. Он также говорит об «осознании судьбы», которое нужно пробудить в каждом человеке, чтобы он смог понять возможности собственной судьбы с ее гуманистическими и негуманистическими формами. С понятием «осознание судьбы» Зонди связывает надежду «приостановить рост дегуманизации современного человека и способствовать его свободному становлению и гуманизации»[9.c.48-49].

Поэтому понятие судьбы у Зонди является диалектичным. Она состоит в постоянном движении противоречий и противоположностей и не замирает в статическом состоянии.

Таким образом, судьбоанализ делает людей сознательными, чтобы они пережили бессознательное принуждение (навязывание) судьбы, кроме того, чтобы они рядом с этим навязыванием судьбы также располагали другими, лучшими возможностями существования и среди них могли выбирать. Только тогда можно говорить, что человек имеет собственную личностную судьбу. «Судьба является целостностью всех унаследованных и свободно выбранных возможностей существования» [3. s. 21].

Помимо индивидуального и коллективного бессознательного Л. Зонди определяет еще одну сферу, обуславливающую судьбу – родовое бессознательное. Эта родовая сфера с ее «фигурами предков», является наследственной основой всех вариантов судьбы.

Проявлением действия родового бессознательного являются притязания предков. «Под притязанием предков судьбоанализ понимает стремление фигуры предка полностью повториться в жизни потомка в той же самой форме экзистенции, в которой она один или несколько раз проявляла себя в истории целого рода» [3.s.24]. Даже если фигура предка «захотела» бы манифестировать в определенной форме судьбы, носитель подобного притязания все-таки имел бы различные варианты выбора своей будущей экзистенции.

Поэтому судьбоанализ не принимает фатализма, так как человек всегда имеет возможность выбора. «В случае навязанного выбора предок может проявить себя в виде болезни. Если же человек знает об этой опасности, то он может сознательно – хотя чаще всего он делает это бессознательно – выбрать такой вид профессиональной деятельности, в которой он социализирует притязания предков, вместо того чтобы «заработать» себе болезнь».

Для проведения судьбоанализа необходим анализ предков, т.е. составление генеалогического дерева, родословной пациента. Необходимо получить информацию хотя бы о двух поколениях по вертикали вверх и об одном-двух поколениях – вниз (если они есть), а также по горизонтали (т.е. о родителях, бабушках и дедушках, дядях и тетях, родных и двоюродных братьях и сестрах и о всех известных родственниках пациента). Генеалогическое дерево показывает ситуацию в семье и возможные формы экзистенции для пациента.

Л.Зонди выделяет шесть функций судьбы, которые определяют человеческую жизнь. Все многообразие функций он подразделяет на две группы: навязанная судьба (четыре функции) и свободная судьба, которой он также дает определения «Я-судьба», «Выбор – судьба», тем самым подчеркивая значимость субъектности в жизни человека. Выделенные функции должны рассматриваться не статически, а диалектически, так как они всегда между собой взаимосвязаны и взаимообуславливают друг друга. Эти две формы судьбы находятся в тесных отношениях друг с другом. Понятие судьбы теряет не только свой характер принуждения, оно граничит со свободой. Судьбу человека обуславливают стремление к свободе и навязанность. Психические противоположности и возможность управления ими образуют динамику, которая формирует судьбу.

Структура навязанной и свободной судьбы обусловливается различными факторами.

Передача по наследству «образцов и образов» (Р.М. Рильке) притязаний предков, продолжающих динамически функционально жить и действовать в родовом бессознательном человека.

Особая природа побуждений, ядро которой имеет наследственное происхождение, изменяется под воздействием бессознательной защитной деятельности «Я» (З. Фрейд) в течении жизни и выражается в качестве индивидуальных потребностей побуждений..

Социальное окружение, которое может ускорить или, напротив, затормозить развитие определенных потенций человека.

Общественное сознание того времени, в котором живет человек, равно как и его интеллектуальные способности, которые формируют и направляют его дальнейшую судьбу.

Сознательное Я, которое своей пробивной силой, своей властью, своей целенаправленностью и своим «Сверх-Я» может при благоприятных обстоятельствах, благодаря свободе выбора, взломать границы наследственности, природы побуждений, социальной и духовной среды и добиться для себя свободной судьбы Я. При неблагоприятных условиях – Я в своем бессилии, напротив, полностью обречено на вынужденную судьбу и повторяет, как правило, судьбу одного из своих предков.

Дух, с помощью которого можно достигнуть свободной судьбы [9].

Шесть жизненно важных функций, которые обуславливают и формируют судьбу, все время меняют направление своего движения. Таким образом, судьба постоянно меняет формы своего проявления. Подобно смене декораций и актеров на вращающейся сцене театра, на сцене жизни отдельной личности тоже происходят изменения.

Если судьба застывает в определенном положении, то она превращается в навязанную. Если же, напротив, «Я» с помощью Духа способно оказать энергичное сопротивление окаменевшему влиянию функций, определяющих навязанность судьбы, и снова привести в движение вращающуюся «сцену», то при благоприятных обстоятельствах может реализоваться свободный выбор судьбы, человеческое становление.

Наследственные функции судьбы проявляются при выборах индивида в пяти жизненных сферах: в любви, в дружбе, в профессии, в болезни, в смерти.

Либидо или эротогенотронизмом называется генотропическое влияние, которое оказывают латентные гены при выборе брачного партнера. Зонди обнаружил, что вступающие в брак часто не знают, что являются представителями семей, в которых встречаются одни и те же болезни. Родители, будучи совершенно здоровыми, производят на свет детей, страдающими тем или иным видом патологии. Зонди делает вывод о том, что это происходит потому, что родители латентно несут в себе эту же патологию. Он приводит пример с коммивояжером, который совершал постоянные переезды из города в город, находился в любовных отношениях с несколькими женщинами. Однако к одной из женщин он приезжал чаще и вскоре вступил с ней в брак. От этого брака родился глухонемой ребенок, хотя оба родителя были совершенно здоровы. Анализ генеалогических деревьев родителей ребенка и по вертикали и про горизонтали показал, что среди родственников отца и матери было немало глухонемых людей [10].

По данным исследований Л.Зонди следует, что дочь чаще всего походит на свою бабушку со стороны отца или на сестру отца. А сын напротив – на своего деда по материнской линии или на брата матери. Таким образом, отец является носителем динамического генофонда своей матери, который он передает дочери, мать же передает «генетическое приданое» своего отца собственному сыну. Поэтому комплекс Эдипа, открытый З.Фрейдом, получает генобиологическое объяснение и доказывается наличие сильной генной связи между матерью и сыном и соответственно между отцом и дочерью. [11.с.23]

Другой формой генотропической манифистации является выбор друзей – социогенотропизм. Действие латентных генов проявляется в том, что индивид выбирает в качестве образца для подражания или в друзья таких людей, у которых с ним имеется «генетическое родство». Идея генного родства друзей проявляется в произведениях Платона, И.Гете, Ш.Монтескье. Многие поэты и писатели бессознательно предвидели, что двое друзей связаны чем-то таким, половина чего имеется у одного, а вторая – у другого из них. Не случайно ритуал «кровного родства» друзей, осуществляемый посредством смешивания крови указывает на генную основу такого союза и устанавливают такое отношение как будто бы они являются членами одной и той же семьи или рода.[12.с.19]

Л. Зонди говорит о феномене морбитропизма, т.е. выборе определенной болезни, детерминированной латентно-рецессивными генами. Каждый индивид реагирует на патологическое воздействие той формой болезни, которая предписана его конституцией, генотипом. От него зависит выбор индивидом определенного типа заболевания, реакции на внешние соматические или психические воздействия и инфекции.

Критическими периодами, когда осуществляется манифестация генов, определяющих тип заболевания, является пубертат и климакс. Гормональные кризисы могут активизировать только те заболевания, которые заложены генной структуре индивида. Поэтому можно говорить об этих периодах в жизни человека как судьбоносных, т.к. они сопряжены с серьезными изменениями в жизни человека, ставят перед ним вопросы жизни или смерти. Так называемые пубертатные или климатерические осложнения (шизофрения, мания, сахарный диабет, наследственная гипертония и т.д) также связаны чаще всего с генными факторами. Гармональные кризисы могут активизировать только те заболевания, которые заложены в генной структуре индивида уже с момента оплодотворения и ждут манифестации.[13. c.52-53]

Л.Зонди открыл также феномен «танатогенотропизма», т.е. предрасположенности к определенному типу смерти из-за определенной болезни или самоубийства. Тип смерти, который выбирает человек, неслучаен. Родовые гены определяют, с точки зрения судьбоанализа, вид смерти и будут ожидать возможности проявления в течение всей жизни. Самоубийство как причина смерти, а также средство и способ, посредством которого он уходит из жизни являются результатом действия латентнорецессивных генов.

Отмечается, что члены шизоформных семей являются предрасположенными к смерти от туберкулеза, в циркулярно-пикнических семьях от заболеваний сердца, почек, сахарного диабета. Также выбор самоубийства зависит от принадлежности к определенному наследственному кругу. В основе самоубийства лежит не один, а два-три побудительных фактора. Представители садистского круга испытывают предпочтение к веревке, ножу, бритве, кинжалу, топору, сабле, они вешаются, пронзают себе сердце, вскрывают вены, режут живот (горло) и т.д. Эпилептоиды прибегают к падению с высоты (из окна, с башни, моста, поезда), а также самосожжению (бензин, керосин). Так, самоубийцы, которые принадлежат к гомосексуально-параноидальному кругу предпочитают в качестве орудия яд или револьвер, кататоническо-шизоформного круга – выбирают пассивную смерть (умирают от голода или холода, или ложатся перед прибытием поезда на рельсы). Самоубийцы циркулярного круга часто выбирают оральный способ: прием морфия, алкоголя, снотворных и т.д. [14]

Существует взаимосвязь между выбором профессии и наследственностью, которая получила название оперогенотропизма. Связь выбираемой профессии с латентными генами зависит, во-первых, от физических или психических способностей индивида и только потом от социально-экономических факторов.

Л.Зонди отмечает, что проявления оперогенотропизма заключается в том, что обычно выбирается профессия, в рамках которой нужно профессионально общаться с людьми, манифестирующими именно те побуждения, латентным носителем которых является сам выбирающий. Например, если здоровый человек, у которого отец или мать, сестра или брат являются манифестирующими психическими больными, становится психиатром и большую часть жизни проводит среди психически больных. Поэтому профессия пожарного лучше подходит для генотропической разрядки «пироманических» склонностей, профессия оперативного сотрудника – «криминальных» склонностей, а профессия парикмахера – для отреагирования гомосексуальных склонностей. Однако это не означает, что каждый оперативник является латентным преступником, пожарник – латентным пироманом, а каждый парикмахер –латентным гомосексуалистом. Скорее всего отмечается, что в этих профессиях для человека создаются наиболее благоприятные условия для отреагирования в социально- приемлемой форме наследственные побудительные тенденции. [15.c.11]

Л.Зонди, изучив семейные заболевания, характерологические особенности, профессии генетических и кровных родственников, приходит к выбору о биологической и генотропической взаимосвязи между выбором профессии и профессиональным побуждением.

Судьба человека по Л.Зонди постигается в его целостности на трех экзистенциальных уровнях: биопсихологическом (наследственность, побудительная и аффективная природа); социально-психологическом (социальная и ментальная среда); личностно-психологическом («Я» и Дух). Соответственно, все науки, которые изучают человека, можно классифицировать по принадлежности хотя бы к одному из этих трех уровней: медицина, генетика, биопсихология, психосоматика, этология относятся к биопсихологическому уровню; общественные науки по макро- и микроструктурам, вопросам семьи и брака, — к социально-психологическому уровню; философские и психологические теории о душе человека, а также все аспекты теологии и религии – к личностно-психологическому уровню.

Поэтому можно говорить о необходимости создания целостной теории о судьбе – судьбологии, которая будет базироваться на различных науках, причем каждая наука будет освещать свои аспекты становления и развития человека.

В последнее время намечается интерес к изучению учения Леопольда Зонди. Появляются публикации, в которых рассматриваются различные аспекты учения Зонди, осуществляется перевод его книг, а также работы его учеников, раскрывающие творчество известного швейцарского психолога.[16,17]. Идеи судьбоанализа также находят широкое применение на практике.[18]. Так идеи Зонди активно используются в деятельности правоохранительных органов, в частности для построения психологического портрета преступника, разрабатываются проективные и сюжетно-ролевые тесты диагностики криминальных склонностей [19].

Теоретические положения судьбоанализа применяются в организации и осуществлении профессиональной консультации [15,20,21]. Активно осуществляется разработка технологий профконсультирования на основе судьбоаналитической теории Л.Зонди, создаются диагностические методики на основе классификации навязанных выборов профессии. Также осуществляется освоение фототеста профессиональных склонностей М.Ахтниха (ВВТ), основанного на факторах Л.Зонди.

Идеи Л.Зонди рассматриваются также в контексте педагогических отношений. Судьба как методологический принцип педагогического взаимодействия может также занять достойное место в социальной педагогики. Из профессиональных умений социального педагога выделяют такие как умения выявлять информацию и собрать факты, необходимые для подготовки социальной истории и оценивания ситуации. Знание развития и поведения человека в конкретной среде, интересов и потребностей, условий его жизни, его социальной истории позволяет определить, как общество влияет на судьбу отдельного человека и разработать методы и формы оказания помощи в его творческой самореализации и становлении [22].

Кроме того, судьба может рассматриваться в структуре педагогический отношений, в процессе которых взрослые, воспитатели, родители, педагоги осознанно или неосознанно формируют жизненные траектории и судьбы детей и подростков. Судьбу можно рассматривать как цель, средство и результат педагогического взаимодействия [23,24].

Научный подход к изучению феномена судьбы начинает оформляться как самостоятельное направление только в последнее время. Существующие подходы представляет собой лишь совокупность различных знаний, не объединенных в систему. В этих условиях возрастает необходимость в разработке целостной теории судьбы, одним из вариантов которого является учение Леопольда Зонди.

**************************************************************************

  Запись на индивидуальные сессии

Психологические причины заболеваний и психотерапия психосоматических расстройств

Психологические причины заболеваний и психотерапия психосоматических расстройствПсихологические причины заболеваний и психотерапия психосоматических расстройств.jpg

Мария Летучева
Мы привыкли относиться к своим болячкам как к чему-то плохому, чуждому, враждебному. Это естественно, ведь любое заболевание ограничивает наши возможности, мешает осуществлению планов, причиняет дискомфорт и страдания, угрожает самому нашему существованию — словом, так или иначе портит жизнь.Психосоматика – область психологии, занимающаяся исследованием психологических причин наших недугов – предлагает посмотреть на симптомы и болезни с другой стороны.Немецкий психоаналитик Александер Митчерлих представлял развитие психо­соматического процесса, попросту заболевания, как последовательность срабатывания защитных сил психики. Эти защитные силы он образно называл эшелонами обороны:1. Психосоциальный уровень – естественный ход жизни. Которая есть цепь последовательно возникающих задач развития и их решения. Каждый из нас обладает потенциалом и ресурсом для решения своих индивидуальных задач и реализации себя в этом мире.2. Первый эшелон обороны. Психозащитный (адаптационный). Связан со сбоями в решении задач и вызванным этим дискомфортом, от которого нас спасают психозащитные и адаптационные механизмы.

3. Второй эшелон обороны. Психосоматический. Уровень возникновения симптома, когда душевный дискомфорт, не находя адекватного разрешения, переходит в телесный.

4. Последний рубеж самообороны – саморазрушение. 

Психосоциальный уровень. Цикл «задача – решение».

Когда что-то происходит во внешнем мире, мы на это реагируем определенным поведением – подходящим в данном случае активным действием. В результате ситуация меняется нужным для нас образом.

Когда у нас возникает какая-то потребность, мы находим способы ее удовлетворения. Когда возникает чувство – выражаем его в тот же момент и по адресу – тому, кому оно предназначается. Когда необходимо что-то сделать – берем и делаем. Когда надо найти выход – думаем и находим. Когда для того, чтобы получить желаемое, необходимо договориться с другими людьми – идем и договариваемся. Когда на нас нападают – адекватно защищаемся.

Поэтому, в идеале, человеку хорошо бы уметь позаботиться о своем благополучии:

На уровне действий: 

  • понимать свои потребности: физические, материальные, психологические, социальные, духовные;
  • уметь их удовлетворять приемлемыми, не вредящими себе и окружающим способами,

На социальном уровне:

  • уметь договориться с этими окружающими,
  • в том числе, уметь отстаивать свои границы в контакте с другими,

На психологическом уровне: 

  • распознавать свои чувства,
  • уметь их выразить, опять же, безопасным для себя и других способом.

Но очень часто человеку не хватает того или иного из вышеперечисленных навыков.

Ребенок рождается беспомощным. Изначально он обладает очень небольшим набором реакций. Что может сделать младенец? Кричать, сосать, хаотически двигаться и спать, вот и весь поведенческий (вернее, скорей инстинктивный) репертуар. Всему остальному ему предстоит научиться.

Как мы знаем, обучение не всегда проходит гладко. Но так или иначе большинство из нас приспособились к этой жизни с помощью некоторого набора навыков.

Первый эшелон обороны – психологическая защита. Когда задача становится проблемой.

Если человек не справляется с ситуацией на уровне действий, это причиняет ему дискомфорт. Наша психика устроена так, чтобы защищать нас от неприятных переживаний. Этот механизм совладания с ситуацией так и называется – психологическая защита.

Это абсолютно нормальное свойство, которое выражается, например, в тенденции:

  • забывать, искажать, не замечать, отрицать, обесценивать происходящее (ситуацию, чувства или свои потребности),
  • когда-то «впадать в детство» и быть беспомощным, уходить от решения задачи, устранения препятствия или конфликта, избегать сложностей в принятии или реализации решений,
  • переживать «социально приемлемые» чувства вместо табуированных (помните – злиться нехорошо, трусом быть стыдно, мужчины не плачут, удовольствие греховно?),
  • замещать чувства действиями или наоборот, действия переживаниями, либо и то и другое заменять долгими размышлениями; или выражать свои чувства «не по адресу», более безопасному объекту; или подменять одну потребность другой, также более безопасной.
  • компенсировать недостаточное развитие или отсутствие каких-либо навыков (чувствовать или думать, общаться или действовать) за счет хорошего владения другими (механизмы адаптации). И т. д.

Если человек в целом успешно справляется с ситуациями, причиняющими дискомфорт, то психологические защиты помогают ему не обращать внимания на небольшие конфликты и неудачи.

Однако в ситуации сильного стресса, кризиса, серьезного конфликта интересов своих и другого человека, или внутреннего конфликта (чувств и долга, хочу и надо, притязаний и возможностей), тяжелой жизненной ситуации и прочее – эти защиты могут не срабатывать.

Травмирующая информация накапливается в области бессознательного, и так называемые здоровые психологические защиты уже не справляются. Тогда психологический дискомфорт становится явным и проявляется в виде различных проблемных состояний:

  • астения, ипохондрия, апатия, депрессия,
  • навязчивые мысли или действия,
  • бурное неконтролируемое выражение эмоций, неадекватное ситуации,
  • чувство неуверенности, тревога, фобии, панические атаки и т. п.

Это уже симптоматика, но пока еще в области психики. Часто уже на этом этапе мы обращаемся к доктору за таблеткой, чтобы снять неприятный симптом и двигаться дальше. Или к психологу, психотерапевту (и тогда решение находится). Но если причина проблемы не устраняется, то со временем вступает в действие:

Второй эшелон обороны – психосоматический. Проблема становится симптомом.

Тело и психика неразрывно связаны. Эмоции мы ощущаем не только на уровне душевных переживаний, но и в теле. Злость и радость, испуг и отчаяние мы ощущаем по-разному. Работают определенные мышцы, вырабатываются определенные вещества, меняется кровоснабжение органов, дыхание, сердцебиение. В свою очередь, соматические изменения влияют на психическое состояние.

В случае, когда психика человека не справляется со страданием, развиваются физические симптомы. Как только это происходит, человек испытывает облегчение своего душевного состояния: боль переходит на телесный уровень.

  • Это может быть постепенный процесс, когда заболевание появляется вследствие накопления травматических переживаний (и, соответственно, развиваются стойкие изменения в «органе-мишени»).
  • А может быть достаточно быстрый, по принципу «последней капли» (например, конфликт на работе ведет повышению уровня стресса, который становится непереносимым, в результате падает иммунитет, и пожалуйста – простуда обыкновенная).

А вот маленькие дети и сделать ничего не могут, и потребностей своих с чувствами не понимают, а могут только бурно протестовать, а уж если им и это запрещают-наказывают. Тогда симптом может оказаться единственным способом заявить о том, что им необходимо.

Поэтому симптомы у детей имеют свойство быстро и драматически развиваться, и так же быстро практически бесследно проходить, когда причина устранена.

Впрочем, последнее касается не только детей, но и нас с вами. Мы обладаем всем необходимым ресурсом для того, чтобы быть здоровыми и жить полноценной жизнью.

Однако, когда человек не получает поддержки в сложной для себя ситуации и не обучается более зрелым способам реагирования, симптом остается единственной доступной возможностью удовлетворить потребность – вот тогда у него есть все шансы закрепиться. Симптом становится способом справиться с проблемой.

Таким образом, заболевание или симптом (боль, неприятное состояние, поведенческое нарушение) имеет для нас уже не только негативную окраску, но и очевидный позитивный смысл:

  • Устранение непереносимого душевного дискомфорта;
  • Возможность обрести контроль над своей жизнью, людьми и ситуацией (жизнь человека и его близких начинает «вращаться» вокруг симптома);
  • Своего рода крик о помощи – порой болезнь = единственная возможность получить необходимую заботу от окружающих;
  • Найти доступный выход, когда непосредственное разрешение ситуации по каким-то причинам затруднено;
  • Орган-мишень, специфика заболевания и характер ощущений красноречиво сообщают нам о проблемной области. С одной стороны, это каждый раз индивидуально, с другой – наблюдаются очевидные закономерности.

Иными словами, симптом – это защита, адаптация, способ самовыражения и решения некой жизненной задачи в сложившихся условиях.

Каждый школьник знает, почему болеть хорошо. Например, можно не встречаться с противными сверстниками и преподами, тебя оставляют в покое, не ругают и не заставляют, родители хоть какое-то время не ссорятся и забывают о разводе, переживают за тебя, особенным образом заботятся (наверно все-таки любят?), можно заниматься чем хочешь (или не делать чего не хочешь).

Трудно назвать это выгодой, потому что мы платим за эти возможности дорогую цену. Я скорее призываю обращать внимание на то, что симптом может значительно облегчать жизнь в каких-то ее аспектах. Тогда как решение задач взаимодействия и сотрудничества с людьми, конфликты, принятие решений, необходимость делать или переживать что-то неприятное, – существенно ее осложняет, а иногда делает невыносимой.

Последний рубеж обороны

Иногда ситуация настолько мучительна, настолько угрожает существованию человека как целостности, что он буквально выбирает не жить в этом. Ситуация может быть запредельной как в реальности — нападение, насилие, катастрофа, так и на психологическом уровне — лишение внимания, заботы, любви, которое воспринимается как критическое для выживания.

Воздействие ситуации может быть разовое или длительное. Происходить на уровне отдельной личности или на уровне семейной системы, когда травматические факторы передавались и накапливались из поколения в поколение.

Тогда, парадоксальным образом, чтобы избавиться от этого невыносимого, человек выбирает… прекратить свое существование.

  • Это может быть саморазрушительное поведение – зависимости, действия с высоким риском для жизни, суицидальные акты, физические травмы, болезни, приводящие к разрушению или потере органов и частей тела,
  • Или психическое заболевание, когда человек разрушается как целостная личность,
  • Или острые заболевания с риском для жизни, что называется «на грани жизни и смерти», крайний вариант – кома как выбор между жизнью и смертью,
  • Или заболевания, приводящие к смерти – онкология, СПИД.

Говорить о позитивном смысле в этом случае невероятно трудно, и всё же необходимо помнить, что это способ справиться с чем-то настолько тяжелым, что по сравнению с этим саморазрушение и смерть воспринимается как выход.

Разумеется, причины такого выхода, как впрочем любого симптома, лежат за пределами сознательного, а в ряде случаев (например зависимости, врожденные заболевания и т. д.) – это проблема, передающаяся из поколение в поколение.

Не надо забывать, что рано или поздно, так или иначе, все мы смертны. Я думаю, что качество смерти и умирания напрямую зависит от качества жизни. «Ведь совсем неважно, отчего помрешь. Ведь куда важнее, для чего родился.» (с) Александр Башлачёв.

От болезни – к здоровью

Для чего я это всё рассказываю? Помимо познавательной функции, данный текст призван ответить читателю на вопрос «Что делать»? И если вы дочитали до этого пункта, потратили усилия, чтобы разобраться в хитросплетениях смыслов и дебрях слов, значит вы действительно в этом заинтересованы. Как профессионал, которому близка тема психосоматики, или как человек, который хочет разобраться, что же с ним происходит, и чем и как ему будет помогать психолог.

Итак, очевидно, что «выход там же, где и вход». Причем, исходя из психосоматической концепции, помощь психолога заключается не в лечении болезни (это медицинский подход), а в выявлении и устранении причины заболевания. В восстановлении способности человека решать задачи, которые ставит перед ним жизнь. Поэтому такая помощь, по идее, должна состоять из следующих этапов:

1. Принятие психосоматической модели заболевания. Принятие психосоматической модели заболевания – это допустить, что причина заболевания лежит в области психики. И более того – что психологическая причина заболевания первична по сравнению с физиологией.
В то время как «объективная» медицинская наука утверждает обратное. Это обязательное условие для того, чтобы психологическая помощь была действенной. Поскольку мы, психологи, в отличие от медицины и науки, имеем дело с областью «субъективного», где от веры, и нашей, и клиента, очень многое зависит.Поэтому очень важно в самом начале работы выяснить, насколько человек верит в возможности психологической помощи. Естественно, психолог сам должен быть твердо уверен в своей компетенции и в том, что психосоматический подход работает. Но усилий его одного будет недостаточно. Только сотрудничество и активная позиция клиента! На это стоит потратить время.2. Исследование позитивного смысла симптома, изменение отношения к нему. 
Поиск позитивного смысла симптома, расшифровка «послания», которое он несёт. Эта работа имеет исследовательский характер. Мы изучаем историю возникновения заболевания, какие события происходили в жизни клиента в моменты проявления симптома, и главное – с какими переживаниями он связан, что не позволяет делать, или наоборот, что приходится делать в связи с ним.Для облегчения этого этапа мы можем использовать, помимо беседы и расспроса, специальные приемы: трансовые техники, разыгрывание ролей, рисование, воображение образов, написание сказок, разговор с воображаемым собеседником, концентрацию на ощущениях в теле, ассоциации, а также накопленные знания о связи проблем с локализацией симптомов.

Уже в процессе этой работы клиент испытывает облегчение. Во-первых, поскольку симптом из врага, с которым борются, переходит в разряд союзника, к которому относятся если не с любовью, то по крайней мере с уважением.Во-вторых, когда человек осознает, что именно делает для него симптом, естественно возникает вопрос, как он может достигать тех же целей более «прямым» способом. Иногда уже этого бывает достаточно, особенно если симптом не имеет длительной хронической истории.
Впрочем, иногда человек понимает, что иметь симптом для него гораздо менее затратно, чем что-то менять, и тогда он осознанно выбирает жить с симптомом, изменив отношение к нему.3. Накопление клиентом ресурса (сил, энергии, мотивации) для устранения психологической проблемы, в результате которой развилось заболевание, выбор и согласие клиента идти в этом направлении. Выбор в пользу здоровья. Для тех, кто подошел близко к последнему рубежу – это буквально выбор между жизнью и смертью. И мы должны уважать этот выбор, каким бы он ни был. Наша задача – чтобы этот выбор был осознанным, с четким пониманием клиентом его целей и последствий.

Надо иметь мужество, чтобы сказать человеку: «Вы умираете», конфронтировать с этим выбором. Но даже в менее драматичных случаях, выбор имеет колоссальное значение. Поскольку речь идет об оживлении неприятных переживаний, которые заменил симптом, и принятии человеком ответственности за свои изменения – возможно, ему придется делать что-то совсем непривычное. И без выбора и намерения клиента такая работа не случится.Равно без выбора и намерения со стороны психолога. Потому что именно ему периодически придется поддерживать веру и мотивацию клиента, встречаться с его сопротивлением и помогать идти по выбранному пути.

И психолог сам обязан обладать ресурсом для этого, а также способами мобилизовать и восполнять ресурсы клиента. Здесь мы информируем клиента о том, какая работа ему предстоит, получаем согласие на эту работу, создаем дополнительную мотивацию (образ желаемого будущего и т. д.), помогаем собраться с силами для следующего этапа.
Здесь очень уместно обратиться к статье моего коллеги и ко-терапевта Лесмана Артёма «4 требования при работе с травмой», там очень хорошо сказано об этом этапе. Если им пренебречь, такая работа не будет иметь смысла и лишь создаст дополнительную нагрузку и усиление симптома.

4. Переход со второй линии защиты на первую: от симптома к переживанию. Осознание, выражение и проживание чувств, «запечатанных» в симптоме. 

Переход от симптома к переживанию. Встреча с чувствами, зашифрованными в послании симптома. До этого мы пришли к некоторому пониманию, про что симптом. Теперь наша задача – высвободить чувства, «запечатанные» в нём.
Это процесс, связанный с оживлением боли, страха, гнева, печали, отвращения и других не самых радужных чувств. Мы должны быть готовы последовать за клиентом, наша задача при этом — помочь их выразить, не чуть-чуть, а от души, при этом – не уходя в аффект (неконтролируемый выплеск чувств, который не приводит к изменениям), оставаться в контакте с реальностью, осознавать происходящее, проговаривать чувства, обращать их адресату – тому человеку или событию, на которые они были направлены.

Мы, психотерапевты, должны выбрать и предоставить клиенту максимально подходящие и максимально безопасные для него способы выразить эти чувства. Если возникает сопротивление, важно понимать его причины (позитивный смысл!) и находить способы обойти его.

5. Выход с первой линии защиты на психосоциальный уровень: выбор средств, с помощью которых задача, решаемая симптомом, может решаться более здоровым образом. Если необходимо, овладение навыками (общения, выражения чувств, структурирования времени, профессиональными и т. д.). Словом, выход в жизнь. 

Выход в жизнь с полученными изменениями. Освободиться от «застрявших» в теле чувств – огромное облегчение, однако не менее значимо – научиться решать жизненные задачи, перевести защиту на передний край, в сферу непосредственного поведения, реагирования на ситуацию.Для этого потребуются изменения в системе убеждений, способность слышать и осознавать свои чувства и потребности, умение взаимодействовать с людьми… словом, всё, о чем мы говорили в начале статьи.

В противном случае, велика вероятность возвращения симптома. Но даже если такое возвращение происходит, мы уже знаем, о чём это, и можем скорректировать своё поведение. Этот этап большей частью проходит как самостоятельная работа клиента, психолог здесь зачастую выступает в качестве поддержки и сопровождения.

В качестве примера рассмотрим такое частое явление, как кожные аллергические реакции.Поскольку кожа – это граница контакта и взаимодействия человека с внешним миром, можно предположить, что данный симптом является реакцией на нарушение личных границ. Как реальное, так и существующее лишь в восприятии клиента, в результате искажений реальности, вызванных прошлым негативным опытом.

Психологическая работа в этом случае может заключаться не только в том, чтобы обнаружить это, но и в том, чтобы:

  • Помочь клиенту осознать связь между симптомом и его психологическими причинами. Зачастую это происходит еще вне консультации (именно поэтому и обращаются к психологу).
  • Выявить, на что в своей жизни клиент реагирует таким образом. В каких обстоятельствах или ситуациях симптом проявляется или усиливается.
  • Выявить, что именно ущемляется для клиента в этих ситуациях, какие потребности оказываются нарушены. Вполне возможно, что здесь мы выйдем на обстоятельства личной истории клиента, когда он обучился реагировать с помощью симптома, обнаружим ситуацию, которая сработала как «пусковой механизм» в прошлом и продолжает срабатывать в настоящем. Впрочем, такой явный выход в «трудное детство» происходит не всегда.
  • Научить клиента различать, когда границы действительно нарушаются, а когда реакция происходит в результате активизации травматического опыта. Часто бывает, что нарушения границ в реальности не происходит, или человек не может различить, где проходят границы его ответственности, а где – уже ответственность и границы другого человека.
  • Активизировать ресурсы клиента, его способность решать жизненные задачи и справляться с трудностями. Укрепить его Я, его способность ощущать собственные границы.
  • Выявить, что может помочь клиенту отстаивать свои границы адекватным образом (достаточным, а не чрезмерным и не капитуляцией), а что мешает сейчас это делать. В случае выявления затруднений в здоровом отстаивании границ – проработка причин этих затруднений (иррациональные страхи, ограничивающие убеждения, родительские предписания и детские решения, травмирующий опыт и прочее).
  • При необходимости, обучить навыкам уверенного (ассертивного) общения, например: понимать свои потребности; уметь заявить о них адекватным способом (с помощью я-высказывания, предъявления чувств, просьбы и т. д.); умение договариваться в случае конфликта интересов; умение адекватно защитить себя в случае намеренного нарушения границ окружающими, в том числе выходить из токсичных и разрушительных отношений; и т. д.

Я не устаю удивляться возможностям нашей психики и организма, и когда я вижу, как в результате этой работы меняется качество жизни человека, я испытываю большое воодушевление.

Пример работы с психосоматическим запросом: консультативный случай.

Пояснения: Консультирование клиента N проводилось 5 лет назад, в период моего обучения на курсе психологического консультирования (Зотова Ю., Сус О.) Публикуется с соблюдением конфиденциальности и с разрешения клиента. Это сокращенная для удобства чтения стенограмма второй встречи. Курсивом выделены мои размышления и пояснения по ходу работы, жирным шрифтом – реплики психолога (т. е. мои), обычным шрифтом – реплики клиента. Встречается ненормативная лексика.

Жалобы: психосоматический симптом – тошнота «без видимых причин». Клиент – мужчина, 25 лет, женат; критично настроен по отношению к психотерапии. Первая встреча была посвящена знакомству, сбору информации о клиенте и информированию – в чем заключается работа психолога с психосоматическим запросом; в конце было дано домашнее задание – наблюдать, в каких ситуациях симптом усиливается. Несмотря на сильно выраженное сомнение и недоверие, клиент приходит второй раз, что говорит о том, что  его страдающая часть очень хочет помощи и надеется ее получить. 

Психолог: Здравствуй! (обмен формальными фразами приветствия, как самочувствие, как добрались и т. д. для установления контакта). Как себя проявлял симптом в течение недели? 

Клиент: Как обычно… (немного говорим по поводу домашнего задания). …Знаете, каких-то закономерностей в появлении симптома не заметил, но сегодня с утра он усилился.

Что происходило вчера вечером или сегодня утром? (хочу протянуть хоть какую-то ниточку к осознанию причин симптома). 

Мне сегодня снились противные сны. Я почти ничего не помню. Осталось неприятное чувство. Наверно, это связано с моим самочувствием: ночью мне было плохо, и это как-то отразилось в моем сне. Сейчас я вспомнил один эпизод.

Мне снилось, что я прохожу какую-то лечебную группу, где-то далеко отсюда, может, в Америке. Как будто я уже очень болен. Там еще была какая-то известная киноактриса. Я все смотрел на нее. Группу вела тетка лет пятидесяти. Мы ходили по кругу, делали какие-то упражнения. В какой-то момент мы с ведущей начинаем бороться, и в процессе этой борьбы я почти уткнулся ей в… промежность лицом. В голую… Она тычет меня туда и говорит: «Смотри, вот это и есть мать»…

(Интересно, что во сне присутствуют две женщины, которые могут олицетворять его жену и мать. Насколько симптом связан с отношениями с ними? Да еще такая унизительная сцена, где всё женское предстает в очень вульгарном, крайне неприятном свете… Но боюсь, если я прямо сейчас спрошу, в каких ситуациях в жизни он испытывает состояние борьбы, унижения и беспомощности, это вызовет сопротивление… Хотя, возможно, существенно продвинет работу. Не уверена – значит, пока не будем спешить! Попробую использовать материал этого сна для работы с симптомом… ) 

Тебе неприятно это вспоминать… (эмпатическое присоединение, отражение эмоций, звучащих в голосе клиента во время рассказа). 

Да, противно, просто отвратительно… Меня просто тошнит… Все утро такое состояние, и сейчас тоже поднялось… (заметно, что клиент соприкасается с переживанием и тут же «вылетает» из контакта с ним  из-за непереносимости этих чувств). 

Я предлагаю тебе по свежим следам поработать с этим сном, мне кажется, он говорит нам о чем-то важном, прямо-таки послание тебе…

(недоверчиво) И чем это мне поможет? Мне станет лучше?

Пожалуй, следует взять более отстраненный, профессиональный, экспертный тон. Объяснять процедуру, ее цель. Оставить за ним последнее слово в выборе направления работы, ведь кто, как не он, знает, что лучше для него. 

Может быть, станет лучше, может, не сразу. (Спокойно, уверенно, неторопливо. Косвенное внушение «станет лучше», снятие чрезмерных ожиданий немедленного улучшения). По крайней мере, мы можем разобраться, какая информация зашифрована в этом послании. Про что этот сон и как он связан с усилением симптома. Тебя это устроит, такая цель: понять, что все это значит для тебя? 

Да. Меня он беспокоит.

Первичный контракт: понять, разобраться… А уже владея информацией, осознанной клиентом в результате, можно решить, что он хочет с этим делать дальше. 

Отлично. Тогда предлагаю тебе еще раз пересказать этот сон полностью в настоящем времени. Как будто это все происходит прямо сейчас. (Стандартная процедура работы со сном с помощью методов гештальт-терапии, подразумевающая рассказ от первого лица каждого персонажа). 

Пересказывает, погружается. Тошнота усиливается, я тоже начинаю чувствовать этот омерзительный комок. 

Ты сейчас говорил от имени главного героя. Попробуй теперь так же поговорить от имени других участников этой истории. Кто там участвует еще? 

Ну эта… киноактриса. Еще тренерша. И все.

Там есть еще другие люди… 

Эти-то? Так, толпа, статисты, безликая массовка…

Хорошо, толпа… Еще место, где все это происходит. 

Это сцена. Старая, обшарпанная совковая сцена в каком-то актовом зале. Мы ходим по кругу, делаем какие-то упражнения, которые нам должны помочь выздороветь. (У клиента большое желание чувствовать себя хорошо, даже во сне оно находит выражение. Именно поэтому он идет к психологу, несмотря на скепсис. Это вызывает у меня большое уважение.) 

А они помогают? 

Не уверен… (А это другая, критическая часть. Неверие, что помощь возможна. Метафора «ходить по кругу» — о том, что прежние способы справляться не работают. Отсюда его критичный тон, грубоватые замечания на прошлой консультации на тему психологии…) 

То есть, в этом еще есть безнадежность… 

Да. И тошнота опять усилилась. (Итак, симптом усиливается, когда клиент встречается с чувством бессилия? Он как будто смирился с чем-то неприятным в своей жизни и считает, что ничего не может с этим сделать… И две женщины в главных ролях…) 

Ну поговори от лица кого-то из этих персонажей. От себя ты уже рассказал. У нас еще есть эта ведущая, есть актриса, с которой вы молчаливо переглядываетесь, есть толпа и есть сцена. 

За них тоже надо говорить?

Да, такие детали тоже важны. Каждая из них во сне символизирует какую-то часть тебя. И они могут помочь понять, про что симптом. 

Информирование, чтобы заручиться поддержкой критичного, рационального Я клиента, снизить его сопротивление. 

С кого ты хочешь начать?

С девушки-актрисы.

Видимо, с этой частью у него наилучший контакт. Она обеспечивает поддержку – смотрит. Еще она может во сне символизировать его жену и отношения с ней. Или его собственную «женскую», чувствующую часть. 

Я известная киноактриса. Я больна, иначе вряд ли оказалась бы здесь, в этом тухлом месте. Я смотрю на одного парня в этой группе. И он тоже смотрит на меня.

Похоже, вы друг другу нравитесь? 

Хочу усилить момент поддержки, выделить что-то позитивное в персонажах сна, каждый из которых – это какая-то часть личности клиента, которая может дать ему ресурс. 

Да, он нравится мне. И я ему. Он начинает бороться с нашей тренершей. Она тычет его в свою промежность и говорит: «Это и есть мать».

Я понял, она говорит, как будто обращаясь лично к этой девушке!

Ого, есть момент понимания. И кажется, между персонажами непростые отношения. Как же это похоже на отношения свекрови и невестки! Стоп-стоп, не слишком ли я увлеклась своими фантазиями о семье клиента? Надо вернуться к тому, что думает он сам обо всем этом. 

Что чувствует девушка, когда слышит это? 

Двойственные чувства. Желание защитить…

Ей его жалко? 

Да, ей жалко, но она ничего не может поделать. Ведь это занятие, вроде как нельзя нарушать его ход, вмешиваться… Ей неудобно, она сидит и молчит… Улыбается, «держит лицо»… Колени сдвинуты… Она думает, что наверно так и надо, для моего же блага… Но ей не нравится происходящее, ей так же противно, как и мне.

А что она хотела бы сделать? 

Убежать с ним… из этого обшарпанного места… куда-нибудь в лес, где деревья, воздух…

Что чувствуешь сейчас? 

Тошнота усилилась, как будто накатило, примерно так же, как перед этим.

Это нормально. Мы подходим к чему-то значимому, и симптом – тошнота – усиливается. 

Да, я заметил. Есть закономерность, правда, пока непонятно в чем.

У меня есть гипотеза, что это подавленный страх и связанное с ним переживание бессилия: у клиента есть желание убежать, выйти из неприятной, унизительной ситуации, перестать участвовать в ней, но он считает, что «это невозможно». Однако я  хочу продолжить исследование, чтобы клиент сам установил, в чем закономерность усиления симптома. В любом случае, его собственная интерпретация будет более ценной и точной, чем мои догадки. 

Именно это мы и выясняем сейчас. Ты готов продолжать? 

Готов.

Напоминание контракта, цели работы помогает клиенту продолжать. 

Кого ты сейчас хочешь представить? 

Тренерша? Мне не хочется говорить от ее имени. Она противная. Мне противно.

Ты можешь начать с кого-то еще и потом вернуться к ней. 

Он говорит о своем сопротивлении, о чувствах. Очень хорошо. Однако в самом отвергаемом персонаже чаще всего скрываются самые важные послания и переживания, дающие силу, энергию, которую подавляет в себе клиент. И он решается. Собирается, как перед прыжком в холодную воду. 

Ладно, сейчас… Я – ебанутая. Потому что я фанатичка. Я веду занятие, которое придумала не я, а кто-то еще, самый умный и главный. Я делаю, как мне сказали, потому что это должно помочь. Я добавляю что-то от себя, потому что люблю свою работу, вкладываю в нее душу. Этот парень нуждается в помощи. Я должна ему это показать. (Хм… А не про меня ли это? Сон накануне консультации… А психолог,  на минуточку, тоже женщина… Никакого спасения от этих всесильных баб, блин! И поделать ничего нельзя – сам пришел, сам сдался… Только и остается, что сопротивляться и тошниться.) 

Чего ты хочешь? (Это я уже к персонажу, которого он так эмоционально отыгрывает) 

Я хочу обнять его. Позаботиться о нем. Чтобы он позволил позаботиться о себе.

Это похоже на слепую материнскую заботу… 

Но это не моя мать!

Слишком поспешная интерпретация, сопротивление, ослабление контакта. Черт, не удержалась… Не надо становиться этой преследующей теткой из его сна. Хотя это свойственно и мне, догнать и причинить добро… Мягче, мягче… 

Это то, что первое пришло мне в голову, очень похоже. Итак, вы начинаете бороться… Она тычет его себе в промежность… Зачем она это делает? (Ухожу из области сопротивления, не настаиваю на своей интерпретации, которая оказалась преждевременной. Чтобы успокоить клиента, вернуть контакт, использую разговор о нем в третьем лице. Это помогает посмотреть на происходящее «со стороны», делает его не таким болезненным). 

Хочет, чтобы он понял: это и есть мать… Это – естественно. (Ничего себе блин естественно… Ну-ка, сынок, родись обратно…) 

А что она чувствует по отношению к той девушке, актрисе? 

(удивленно) Ревность? Она ревнует. И злорадство. (Похоже, мама победила и держит в страхе обоих… опять я со своими фантазиями!) 

Злорадство? (повтором слов клиента побуждаю его говорить дальше). 

Да. Ей тоже плохо. Она несчастная тетка. Значит, пусть и другим будет плохо. В глубине души она знает, что все бесполезно. В конце концов все ведь сдохнем…

И снова эта безнадежность в голосе… Блин… Только что был такой живой… 

Что с тобой происходит сейчас? 

Мне плохо… тошнит… сильнее…  (Снова соединился со своей беспомощностью… Что воля, что неволя… Действительно, какая разница, если мы все  умрем?) 

Похоже, работать непосредственно с тошнотой – это тупиковый путь, поскольку здесь клиент теряет ресурс, впадает в беспомощность. Естественно, всё это вызывает его сопротивление – кому захочется, чтобы ему становилось хуже? Нет, дорогой, я не та сумасшедшая тетка, и драться мы не будем. Хотя в его глазах, кажется, уже  попадаю в эту категорию – я ведь тоже постоянно макаю его в неприятные переживания… Возможно, стоит попробовать организовать разговор этих фигур – двух женских, одной мужской. Но там есть еще персонажи, и я хотела бы их проверить, прежде чем двигаться дальше. 

У нас остались еще два персонажа: толпа и сцена. С кого начнем? (Чувствую себя полной садисткой).

Толпа… Это зомби, им все равно…

Поговори от их имени. 

Я толпа. Мы зомби. Мы пришли сюда, потому что нам больше не на что надеяться. И мы ходим по кругу с такими же старыми пердунами, как мы сами, делаем, что нам велят. Мы марионетки. От нас ничего не зависит.

Похоже на апатию. 

Да, это апатия, безразличие. Нам абсолютно все равно, мы зрители, а не участники. Пассивные зрители.

Пассивность,  безысходность, безразличие… Есть еще ревность, злорадство – это более яркие эмоции, он немного оживляется, когда говорит о них. Уж лучше это, чем апатия, если мы и дальше так будем тошниться… Здесь я, похоже, запаниковала: время идет, а мы топчемся, как эти статисты из его сна. 

И наконец последний участник – зал… 

Скорее сцена. Тусклое освещение. Серые, пыльные доски. Все старое, ветхое, отжившее, серое.

Поговори от ее имени. «Я – старая сцена»… 

Я старая сцена, я много повидала. Мне плохо от того, что происходит, чувствовать себя частью этой мерзости. Но я не властна что-то сделать, я – сцена, у меня нет рук, ног.

Раньше я была деревом в лесу, рядом росли другие деревья, ветер шумел в наших кронах, а теперь…

Теперь?.. 

Меня используют как подставку для ног. От меня уже не пахнет лесом. Пахнет пылью, гнилью. Серые доски… (на глазах у клиента появляются слёзы!!!). Опять тошнота накатила (улыбается?!)

Поговори о ней. Какая она была? Что было раньше? 

Несмотря на тошноту, он говорит о сцене не как о других – с нежностью. Вот это да! «Несущественная деталь»… А ведь правда, как может быть несущественным место, где все действие разворачивается? То, что под ногами, опора, основа самоощущения человека, его способности «твердо стоять на ногах», какой-то базовой уверенности. Надо развить этот образ. 

Сосновые доски… Запах сосны… Почему-то это была сосна… Росла в лесу… (погружается в в транс… я подхватываю его интонацию, подстраиваюсь, веду его глубже в образ). 

…Запах сосны, коричневый ствол в чешуйках желтоватых, сероватых… 

Да, коричневый… потеки смолы… Потом ее спилили… белые доски, по-прежнему пахнущие лесом, смолой… со временем запах исчез, доски вытерлись под ногами, стали серыми…

Мертвое дерево, обработанное человеком – метафора процесса социализации, воспитания, обстругивания живой индивидуальности в мертвые одинаковые болванки… Если развивать возникший образ дальше, по опыту знаю: клиент способен символически прожить умирание,  и тогда в образе снова появляется жизнь… 

Это звучит очень печально… (озвучивание чувств клиента). 

Скорбь, печаль, возможность оплакать – чувства, сопровождающие смерть, потерю… 

Да, я чувствую печаль. Даже слезы навернулись.

Неожиданно, правда? 

Да уж…

(почти шепотом) Это ведь ты… 

(с улыбкой и уже какой-то нежностью, прислушиваясь к себе) Опять накатило!

Мы можем что-то сделать для нее, прямо сейчас. 

Я не знаю, что… (Снова попытка уйти в привычную беспомощность. Ну уж нет!) 

Чего она хочет? 

Она хочет в лес.

Делай, представь как это могло бы быть. (Отдаю клиенту ответственность, я уверена, что здесь он справится – это же его образ, его внутренний мир!) 

(пауза) Я разбираю сцену на доски. Отвожу их в лес. Не знаю, что дальше.

Что хочешь. Как считаешь нужным. Ищи способ. (Снова возвращаю ответственность, тон очень мягкий). 
Возникла было мысль предложить поискать что-нибудь живое в этих досках, хоть несколько живых клеточек, которые могли бы прорасти в побег, быть высаженным в почву, стать полноценным деревом. Я не зря притормозила свое вмешательство, ведь путь, найденный клиентом самостоятельно, гораздо более ценен, чем привнесенное извне. Хорошо, что я снова не поддалась соблазну стать всезнающей сверхзаботливой мамашкой-спасительницей! 

Я придумал. Можно сделать из этих досок подпорки для саженцев-сосен.

Отлично. Делай. 

Уже сделал.

И как? 

Ей хорошо. Доскам хорошо. Они говорят «Спасибо».

Теперь они станут опорой, поддержкой молодым деревцам. 

Они уже выросли.

Настоящий сосновый лес… 

Доски у корней, они почти совсем истлели.

Они стали этими молодыми деревьями, впитались через почву, через их корни… 

Да. Им хорошо.

Как ты себя чувствуешь? 

Хорошо. Тошнота прошла почти. Сентиментальность такая к глазам подступила (улыбается, выглядит удивленным и смущенным). 

Видишь, я тоже плачу. Теперь у тебя есть твой сосновый лес. (У меня и правда тоже слезы навернулись. Меня очень глубоко трогает этот процесс). 

Я что, умер?

Наверно. Умерло что-то старое, отжившее. Оно стало опорой для чего-то нового, молодого… 

Да.

Я думаю, что тошнота осталась, потому что есть другие части, для которых мы пока ничего не сделали. 

Да, но она совсем слабая.

Приблизились ли мы к пониманию того, что с тобой происходит? 

Не очень. Хотя – эта сцена… И мне стало намного легче.

Это результат. Еще мы поговорили о каждом участнике сна, прояснили их роли. В следующий раз мы можем поработать с ними. Ведь как и сцена, они части тебя самого. Наша задача – привести их к гармонии. 

Я понял.

Напоминаю контракт и подвожу итог, чтобы предотвратить обесценивание проделанной работы, а также вернуть клиента к реальности. А чтобы достигнутое не потерялось до следующей встречи, а также перекинуть мостик между этой встречей и следующей, предлагаю домашнее задание. 

Чтобы наша встреча принесла еще больше пользы, предлагаю тебе что-то вроде домашнего задания. Во-первых, продолжай представлять себе образ молодого соснового леса. Можешь хоть медитировать перед сном. Это даст чувство уверенности, силы, спокойствия, закрепит достигнутые сегодня  изменения. Во-вторых, будет здорово, если ты запишешь какие-то основные моменты про каждого персонажа из сна. На что или на кого они похожи в твоей жизни. В следующий раз мы двинемся дальше, с учетом того, что удастся понять. 

По-моему, мы сделали очень много. Теперь нужно время, должно утрястись. 

Думаю, что на сегодня хватит. На следующей встрече мы можем продолжить работу с другими частями. 

Хорошо. Спасибо.

Через неделю, обсуждение домашнего задания. 

(…) Про сон – я понял… Помните, мы говорили, что каждый герой сна – это как бы часть меня? Я задумался, кто же эти безликие статисты, апатичная толпа… И понял. Это же мои желания! А я не придавал им значения, думал они так… Я привык ставить свои желания на последнее место…

Собственно симптом значительно ослабел уже после работы, описанной здесь. Клиент обнаружил связь симптома с отказом от своих желаний, с тем, что он «проглатывает» неприятные переживания, делает что-то вопреки своим чувствам и желаниям, смиряется с неприятными для себя моментами в отношениях с окружающими, в том числе близкими.  План дальнейшей работы — осознание желаний клиента и установление границ в отношениях – умения говорить «нет», предъявлять свои чувства и желания. 

**************************************************************************

  Запись на индивидуальные сессии

Сила мысли притягивает в жизнь ТО, о ЧЕМ мы думаем

Сила мысли притягивает в жизнь ТО, о ЧЕМ мы думаем

Сила мыслиИгорь Саторин

Сила мысли – одна из центральных граней нашей жизни. В этой статье речь пойдет о том, как силой мысли создается реальность, события, люди и все-все явления.

Сила мысли и «я»

Существуют проявления «я». Но самого «я» нет. Проявления «я» существуют сами по себе. Они как бы говорят о «я», как о некой отдельной сущности, проявлениями которой они являются. Но сущности этой нет. Есть лишь пучок этих проявлений. Силой мысли создается «я». Мысли вращаются вокруг пустышки, которую человек не видит, но полагает, что именно там находится его «я». Когда человек говорит «мои мысли», происходит парадоксальная вещь: череда мыслей «претендует» на обладание другими мыслями.

Сила мысли и переживания

У страхов нет реальных объектов. Страхи, так же, как и мысли существуют сами по себе. Когда кажется, что у страха есть реальный объект (причина страха), – это иллюзия. Страх существует как самостоятельное явление без реального «объекта», которого можно было бы бояться. Объект страха создается силой мысли. Когда кажется, что причиной страха является событие – это иллюзия. «События» высвобождают страх, который сидит в бессознательных слоях психики, как тонкая «сознательная» энергия, которую человек переварить в данный момент жизни еще не способен. То же самое касается и других переживаний, как приятных, так и неприятных.

Если вы освобождаетесь от дурных переживаний, следует помнить, что их разоблачение методами развития сознания , ведет также и к разоблачению мирских радостей. Если сила мысли лишается негативного заряда, ее позитивный заряд, также, достаточно быстро сгорает, что ведет к недвойственности и просветлению сознания.

Сила мысли и события

Существуют проявления событий. Но самих событий нет. Проявления событий существуют автономно, сами по себе. Не существует никаких событий за пределами мыслей. Все, о чем повествует мысль, происходит в рамках ее проявления. Любое событие вообще имеет лишь мысленную окраску. За пределами мыслей – неописуемая реальность, имеющая запредельную мысленному описанию волновую природу.

Сила мысли

Сила мысли и физические переживания

Физические переживания вызывают страдание или удовольствие в силу привычки реагировать на них мысленно и эмоционально. Без мысленных оценок происходит нечто за пределами описания. Жизнь – это движение частиц на фоне сознания (чувства «я есть»). Однако и движение частиц, из которых состоит жизнь, также, создается силой мысли. За пределами мысли – жизнь не поддается никакому выражению.

Сила мысли и закон притяжения

Связь между физическими ощущениями (которые проецируются в сознании при помощи силы мысли) и нашими мыслями – прямая, поэтому можно говорить о законе притяжения (событий к мыслям) в практическом применении. Как правило, человек считает, что мысли являются следствием событий. Однако это иллюзия. Происходящие «события», как уже было упомянуто выше, создаются силой мысли. Человек разделяет «мысль-событие» и «мысль-реакцию». «Мысль-событие» человек считает чем-то абсолютно реальным, что подкрепляется соответствующей энергетикой мысли, несущей серьезный настрой. Это связано с тем, что «мысль-событие» возникает как отражение физической реальности.

Суть в том, что физическая реальность подстраивается для каждого конкретного человека именно таким образом, чтобы соответствовать его «мыслям-событиям». Сила мысли притягивает в жизнь то, о чем мы думаем. Если человек способен воспринять собственные «мысли-события» как иллюзии, он может влиять на свою жизнь. Визуализация желаемого способствует реализации. Сила мысли притягивает физическое воплощение того, о чем человек думает. Уже поэтому не стоит уделять внимания дурным мыслям. Стоит обратить внимание на свои помыслы. Уравнение с ответом «жизнь» складывается относительно заряда вашего состояния. Так работают законы кармы. По этой теме на progressman.ru имеется ряд статей под тегом «карма».

Автономная сила мысли

Все, что происходит в этой жизни – это мысли о мыслях. Текущая мысль появляется в след за предыдущей, потому что одна повествовала о другой. Это – бесконечная череда образов, навевающих сон сознанию. Когда я говорю об иллюзорной природе мысли, я хочу сделать акцент на том, что основной иллюзией является заблуждение человека о природе мысли. Саму же природу мысли и природу происходящего можно условно назвать реальной. Реальная энергия создает миражи – нереальные объекты, события и отношения. Любые оценки происходят на уровне мыслей. Сила мысли создает то, что мы знаем. За пределами мыслей – недвойственная реальность, не поддающаяся никаким описаниям.

 

О женских сценариях или Почему я одна?

О женских сценариях или Почему я одна?

О женских сценариях или Почему я одна.jpg

Геннадий Малейчук
Что наша жизнь игра,
Знакомая всем фраза, 
Но кто же в этой жизни кукловод? 
Марионетки мы и все как по заказу 
Танцуем под знакомые семь нот. 
(с) Петюкин Игорь
«Твой мир колдунами 
на тысячи лет
 Укрыт от меня и от света,
 И думаешь ты, что прекраснее нет,
Чем лес заколдованный этот.»
В. Высоцкий

Довольно часто в психотерапии приходится встречаться с ситуациями одиноких женщин. Чаще всего проблема одиночества проявляется не напрямую, а посредством других запросов: созависимости, депрессии, конфликтных отношений в браке.

Попытки психотерапевта найти причину, «расшифровать» проблему клиентки на уровне ее личной истории не приводят к успеху. Создается впечатление, что здесь чего-то не хватает. Как будто есть что-то, что выходит за пределы личной биографии.

И тогда необходимо расширять контекст анализа проблемы, и выходить за границы системы «личность» и даже системы «семья». В описываемом случае психотерапевт имеет дело с родовым сценарием и ему предстоит работать с родовой системой.

Немного теории

Сценарий в психологии – жизненный план человека, созданный им ещё в детстве, под значительным влиянием родителей или близких людей. Психологический сценарий – это план действий жизненной драмы личности, который предписывает, где личность подойдет к концу своей жизни и каким путем она будет к нему идти.
Понятие было введено в психологический оборот психологом и психиатром Эриком Берном. Сценарий, по Берну, – постоянно развертывающийся жизненный план, формирующийся в раннем детстве под влиянием родителей.

Семейный сценарий содержит установленные традиции и ожидания для каждого члена семьи, которые успешно передаются из поколение в поколение. Получив предписание родителей, ребенок принимает психологические позиции и устанавливает роли, необходимые для осуществления своей жизненной драмы.

Когда роли определены, человек, получивший сценарий, выбирает людей и манипулирует ими, чтобы присоединить их к списку действующих лиц.
Таким образом, сценарии действуют в течение всей жизни человека. Они основаны на решениях, принятых в детстве, и на родительском программировании.

Особенностью сценария является его неосознаваемость. Действительно, для человека, угодившего в сценарий, речь не идет о какой-то игре, это его жизнь! Карл Густав Юнг писал, что когда внутренняя ситуация не осознается, она проявляется извне, как судьба.

Отличительной особенностью такой жизни является ее драматичность, а порой и трагичность.

Маркером сценария является его повторяемость, что проявляется в воспроизводимости жизни, отношений как на уровне личной истории человека, так и на уровне истории других членов рода.

В данной статье речь пойдет об одном из женских сценариев, назовем его «Одинокая сильная женщина» или «Все мужики сво…!» Основной его сюжет: женщина выходит замуж, но через некоторое время оказывается одна.

Причины отсутствия мужа могут быть разные – чаще всего его либо «выгоняют», либо он уходит сам. Иногда могут быть и трагические варианты. Скажем, муж не в состоянии уйти сам из-за сильных переживаний вины, ответственности, долга, тяжело заболевает и умирает, либо заканчивает жизнь самоубийством. Но итог всегда один и тот же – женщина оказывается одна.Здесь мы не рассматриваем ситуации случайные, речь идет именно о повторяемости описанной ситуации не только в жизни женщины-клиентки, но и в целом в ее роду. Создается впечатление некоторой «заколдованности», неизбежности. Мужья как будто не держатся в семье.

Приведу пример. Женщина 45 лет, разведена 15 лет. Предъявила в терапии проблему созависимых отношений с дочерью. Дочь, 26 лет, уже взрослая, но живет с мамой и демонстрирует незрелые способы поведения: несамостоятельная, требующая постоянной опеки и заботы, не может, да и не хочет налаживать отношения с мужчинами.

Мать, женщина грамотная, читающая много психологической литературы, заподозрила в их отношениях созависимость. На терапию пришла с надеждой, что изменившись сама, сможет помочь своей дочери. На мое замечание о ее функции «спасательства» по отношению к дочери, пытается объяснить свое поведение родительской любовью, долгом.

Несколько встреч проходит в прояснении «механики» созависимых отношений: обнаруживается сверхважность для клиентки ее дочери, много страхов за нее. Очевидно, что дочь выполняет для матери смыслообразующую функцию, она для нее больше, чем просто дочь.

Дочь для матери оказывается в этой ситуации «психологически перегружена», она становится смыслом ее жизни, «пробкой» в ее идентичности (по образному выражению МакДугалл). Круг за кругом в терапии приходим к одному и тому же: невозможности для матери отпустить дочь, мотивируемой страхом за нее и желанием заботиться.

Понимаю, что необходимо сменить ракурс. Спрашиваю клиентку: «У Вас есть мужчина?». Ответ: «Нет». Начинаю расспрашивать о ее жизни после развода и об отношениях с мужчинами. Мужчины были, но один не подошел, потому что был страх, что дочь его не примет, второй мало зарабатывал, у третьего были вредные привычки.

Клиентка очень подробно перечисляла всех мужчин, объясняя, почему каждый из них ей не подошел. В настоящее время никакого объяснения и вовсе не требуется: «А зачем они нужны? И без них можно жить!»

Интересуюсь о мужчинах ее рода. Мать жила одна, муж в процессе жизни «оказался» пьяницей, бабушка также одна воспитывала мать клиентки, ее муж ушел из семьи. Далее клиентка рассказывает семейную легенду: речь идет о прабабушке, которая любила молодого человека, но вынуждена была по настоянию своей матери выйти замуж за нелюбимого человека. Жизнь без любви для нее оказалась несладкой. Родились дети-девочки, Вера, Надежда, Любовь! Последняя дочь, Любовь, появилась на свет от возлюбленного прабабушки. Об этом открыто не говорили, но «знали по умолчанию» как о некотором семейном секрете.

Я высказал предположение, что женщины рода идентифицируются с прабабушкой, ее тяжелой жизнью в браке без любви. Вследствие этого они сохраняют ей лояльность и следуют за ней, выбирая ее судьбу. Об этом более подробно можно почитать у Хеллингера.

Эстафета в этом роду передается из поколения в поколение по женской линии – от матери к дочери. Сейчас ее приняла моя клиентка, неосознанно приняв установку: «Мама, я такая же, как ты, я буду жить, как ты, без мужчины рядом, я тебя не предам!».

Мужчины в этом случае оказываются ненужными, они мешают воплощению женского сценария.

Следовательно, их необходимо «убрать» из семьи. Наше сознание весьма изощренно и может найти много различных способов для защиты бессознательных установок. В данном случае у мужчин находят непригодные качества – а кто идеален? В итоге, такой мужчина «объявляется козлом» и изгоняется из семьи.

Вирус мужененавистничества родового уровня в такого рода семьях оказывается подкрепленным на уровне индивидуальной жизненной истории. Девочка, инфицированная родовым сценарием, встречается с травмой брошенности отцом и повторно заражается негативной установкой к мужчинам.

Это лишь одна из историй, и это не единственно возможный сценарий. Другие бывают не менее захватывающие и трагичные. Вот еще один пример:

Клиентка в процессе терапии осознает, что в ее роду не держатся мужчины. Женщины в этом роду все сильные и одинокие. Сценарий жизни у всех похож: женщина выходит замуж по любви, рожает девочку, через некоторое время муж «изгоняется» под разными предлогами из семьи и женщина сама воспитывает девочку. Девочка вырастает и все повторяется.

Создается впечатление некоторого «женского заговора» – как будто мужчина нужен только для того, чтобы зачать ребенка.

Человеку, попавшему в сценарные путы, самому сложно их разорвать, для него это просто его жизнь.

Первым шагом к освобождению здесь является осознавание того, что ты в сценарии, и решение пойти на психотерапию. Выигрыш от такого решения очевиден – человек, освободившийся от сценария, обретает свободу выбора в своей жизни, он может сам по собственному сценарию строить свою жизнь, быть самому ее режиссером.

P,S, И еще.Человек, остановивший родовой сценарий, оказывает неоценимую услугу своим потомкам. У них тоже появляется шанс проживать «свою жизнь»!

Клиническая иллюстрация приводится с согласия клиента.

**************************************************************************

  Запись на индивидуальные сессии

Аллергии, хронические болезни и треки в GNM.

Аллергии, хронические болезни и треки в GNM.

Егор Миронов
    1-й биологический закон, открытый доктором Хамером в 1981 году (ранее он назывался «Железное правило рака», но позже был распространён на все болезни), имеет три критерия. Третий критерий гласит: СБП на всех трёх уровнях (психика, головной мозг, орган) – с начала СДХ до разрешения конфликта (конфликтолиз — КЛ), с эпилептическим / эпилептоидным кризом в разгар постконфликтной фазы и до возврата к нормализации (нормотонии) – развивается синхронно.
.
Из-за постоянного стресса — симпатикотонии, который, в принципе, является, в некотором смысле, плановым, каналы передачи импульсов черепных нервов сильно повреждаются, это означает, что затрагивается всё больший ареал или что ранее затронутые участки поражаются всё сильнее. Вместе с тем рак в органе прогрессирует, из-за рака орган тела увеличивается, уменьшается или, по крайней мере, претерпевает некие изменения.
.
Это означает следующее:  если конфликт усиливается, то воздействие на организм усиливается, если конфликт ослабевает, то и на других уровнях он тоже ослабевает. Если конфликт разрешается, то он разрешается на всех трёх уровнях. В случае рецидива, то есть возврата конфликта, последний происходит опять же на всех трёх уровнях.
.
Но за считанные мгновения СДХ может произойти даже большее, потому что в этот момент, помимо прочего, прокладываются «треки». Треки представляют собой дополнительные аспекты конфликта или дополнительные аспекты восприятия в момент СДХ. Потому что люди и животные за считанные мгновения, которые длится СДХ, сами того не осознавая, как на моментальном фотоснимке со вспышкой, «фиксируют» в подсознании сопутствующие обстоятельства, а также тона и звуки, запахи, ощущения разного рода и вкусовые ассоциации, и все эти «записи» остаются с ними практически на всю жизнь. Если впоследствии пациент встанет на те же треки («рельсы»), то это может привести к рецидиву общего конфликта.
.
  Если пациенту удается разрешить свой Биологический Конфликт, он переходит во вторую фазу значимой Специальной Биологической Программы – постконфликтолизную (фазу восстановления). Поэтому именно с началом фазы разрешения конфликта организм начинает устранять повреждения – будь то увеличение, уменьшение размеров клеток органа тела или повреждение «реле» головного мозга. И чем дольше продолжался конфликт, тем дольше длятся «ремонтные работы».
.
С началом разрешения конфликта организм вновь «переключается» с фазы стресса на фазу покоя — ваготонию, и с этого момента мы видим на уровне органа то, что до сих пор считалось самым главным: развитие рака останавливается (останавливается рост опухоли или прекращается некроз / изъязвление ткани)! А на уровне мозга  мы, кроме того, наблюдаем отёк Очага Хамера.
.

«Треки»

.
Треки всегда представляют собой дополнительные аспекты конфликта, связанные с СДХ, то есть обстоятельства, которые связаны с СДХ с первых же его мгновений. Однако лишь пациент может рассказать нам, как именно он ощутил этот конфликт, особенно в момент СДХ, то есть каковы были детали (треки).
.
Когда человек переживает биологический конфликт (в первый раз, с наличием всех трёх критериев для СДХ), в момент СДХ он фиксирует в подсознании не только сам конфликт, но и определенные сопутствующие обстоятельства. Индивидуум в СДХ отмечает не только мельчайшие детали, как на моментальном фотоснимке со вспышкой, но и тона или звуки, запахи, ощущения всех видов и вкусовые ассоциации. Это могут быть люди, животные, места или определенные цвета или шумы, и эти «записи» остаются с человеком практически на всю жизнь. Если впоследствии данные сопутствующие обстоятельства повторятся вновь, то весь конфликт вернется в форме так называемого рецидива.
.
Это означает, что, кроме базовых триггеров, запускающих СБП для конфликта, существуют еще и так называемые треки — сопутствующие обстоятельства или моменты материального характера, которые в момент наступления СДХ остались в памяти индивидуума. Важно знать, что с подобного «второстепенного» трека (дороги) всегда можно «въехать» на основной «путь». Отсюда и название – «треки».
.
Мы, сегодняшние люди, изуродованные цивилизацией – воспринимаем это «трековое» мышление как «патологию», мы говорим об аллергии (или хронических болезнях), с которой следует бороться. «Треки» в Германской Новой Медицине означают, что пациент, неважно, человек или животное, когда-либо переживший биологический конфликт, очень легко может вновь оказаться на тех же треках в случае рецидива. И даже одного трека достаточно, чтобы вызвать полный рецидив данного конфликта. Такие рецидивы конфликтов протекают вне нашего интеллектуального сознания. Мы способны улавливать и предотвращать их лишь на интуитивном уровне.
.
Стоит добавить, что зачастую нелегко рассказать обо всём этом, прежде всего, пациентам, которые не хотят или не могут понять основы Германской Новой Медицины, иногда это попросту бесплодный труд во имя любви к людям. Поэтому нам следует научиться мыслить совершенно по-новому, научиться своего рода интуитивному, биологическому типу мышления.
.
В биологии преобладают законы, которые мы, привыкшие мыслить «психологически» или «социально», уже не понимаем, но мы прекрасно смогли бы их понять, если бы научились мыслить биологически, т.е. ассоциативно. Подобный тип биологического мышления включает в себя и понимание значения  треков конфликта. Биологические конфликты возвращают нас к суровой реальности, особенно к пониманию нашей животной природы. Ведь на самом деле для нас, людей, с биологической точки зрения, речь всегда идет о жизни или смерти!
.
Пример: один человек говорит другому во время ссоры: «Ты — грязный ублюдок!» или «Чтоб ты сдох!». Оскорбленный человек, возможно, переживает это как ужасный, неудобоваримый конфликт, и реагирует на него раком сигмовидной кишки.
.
Возможные варианты треков:

— личность человека, который это сказал;
— то, каким образом и в какой форме это было сказано;
— место, где это было сказано;
— болезненное собственное осознание, что «обвинитель» действительно был прав;
— лица, присутствовавшие при данном споре, тоже могут сыграть роль  треков в будущем;
— или, если это произошло в ресторане или кафе, только что съеденная пища может стать треками, и позже это найдет следующее отражение: «У меня аллергия на…»;
— даже случайная фоновая музыка может стать треком;
— особенности помещения (например, запахи, освещение, форма дверей или окон) и т.д. при известных обстоятельствах тоже могут стать треками, то есть всё то, что запомнил пациент (пусть даже неосознанно), или то, что происходило в момент СДХ.
.
Любая хроническая болезнь (в т.ч. «безобидная аллергия») это рецидив конфликта, и чаще всего – из-за треков, при котором запускается одна и та же СБП.
.

Возобновление работы одной и той же СБП.

.
Есть три способа, чтобы начать СБП — оригинальный СДХ, повторение того же самого конфликта или попадание на «трек».
.
СДХ запускает СБП всегда со своими тремя критериями (острая драматичность события, неожиданность события, изолированное переживание).  Но с этого первого момента программа может быть снова запущена в любой момент времени без  непосредственной активации через СДХ (без обязательного сочетания всех трёх критериев).  СДХ случаются сравнительно редко на самом деле.  Почти всегда это случается только в первые несколько лет жизни с родителями или даже внутриутробно.  Тогда ребенок активирует каждый день больше СДХ, чем через рецидивы или «треки».
.
Т.е. именно рецидивы и треки являются главными причинами запуска специальных программ у взрослого человека.
.
При рецидиве человек возвращается  в те же самые обстоятельства,  при которых ранее был определен конфликт.  Например, если человек теряет работу (это его СДХ) и интерпретирует это как «угроза голода», каждая следующая ситуация увольнения может рассматриваться так же, и та же самая программа (рак печени) может быть запущена снова, даже если уровень шока будет не такой большой, как в первый раз.  Ребёнок, который пережил определенный конфликт с матерью, в дальнейшем может реагировать на всех женщин с той же самой программой.
.
В случае треков всё более тонко.  В момент первоначального СДХ всё, что происходит вокруг человека,  воспринимается его бессознательным разумом, все впечатления «записываются» в память.  Если одно из этих впечатлений когда-нибудь встретится человеку снова, у него может запуститься та же самая СБП.  Сохраненные впечатления можно себе представить как всё, что организм может воспринять.  Цвета, пространственное расположение, запахи, определенный тип объекта, определенный тип человека или выражение лица, звуки, слова, специфический тип произношения слова, а также химические соединения в пище, влажность воздуха, сезон или время года.  Таким образом, теоретически может начаться  любая из почти двухсот СБП.
.
   Цель рецидивов и треков ясна: программа (СБП), которая когда-то помогла выйти живым из конфликтной ситуации, был признана подсознанием эффективной и теперь запускается снова, как только то или иное обстоятельство, которое был опасным для жизни в то время, снова регистрируется подсознанием.  Таким образом, программа «успешно»  работает ещё раз ради предосторожности.  Программа интерпретируется как «успешная», когда вы пережили конфликт.
.
В повседневной жизни мы сталкиваемся с утра до ночи (и даже ночью!) с рецидивами и треками.  Наши действия и наши чувства находятся во власти всех этих впечатлений.  Большую часть времени мы просто прыгаем между нашими треками и рецидивами, не воспринимая это в своем сознании.
.
Иногда можно определить тот возраст, в каком человек впервые «запустил» СБП – он ведет себя именно так, как это было в первый раз – у него меняется выражение лица, поза, поведение – человек «регрессирует».  Взрослый человек может «вдруг» начать выглядеть в плане мимики и позы тела, как маленький ребёнок, действовать и ощущать себя так же.
.
Следует отметить, что восприятие человека не ограничивается известными пять чувствами.  У нас также есть много бессознательных (биологических) чувств, например квази-висцеральные ощущения, или чувствительность к химическому состав куска пищи в пищеварительном тракте.  Биологические чувства даются каждому человеку с самого начала жизни (априори).  Они не требуют, например, жизненного опыта, чтобы чувствовать «угрозу голода» во время голодания. Сознательное восприятие ситуации может оцениваться в связи с жизненным опытом, а поскольку жизненный опыт у всех разный, то один человек может реагировать на какую-то ситуацию  паникой, в то время как его сосед тоже воспринимает эту же ситуацию, но не даёт ей никакого внутреннего внимания. Конфликт и разрешение конфликтов, таким образом, всегда происходят во внутренней реальности человека, а не во внешнем мире вокруг него.
.

 Биологические потребности и биологические конфликты

.
Биологические потребности каждого органа тела важны для того, чтобы понять содержание конфликта.  Хотя за каждой СБП стоят, в конечном счете, вполне определенные конфликты, которые угрожают жизни человека или его положению «в стае». Но это слишком грубое пояснение.
.
Каждый орган/часть тела имеет свою собственную маленькую потребность и, таким образом, и свой особый нюанс в конфликте.

— Кожа (дерма), например, стремится защитить целостность организма.  Следовательно, она реагирует на реальную физическую атаку, если вы до чего-то дотронулись или вас кто-то ударил, или вы чувствуете себя оскверненным, или отвергнутым, но она также может реагировать и на воображаемую атаку! Человек воспринимает социальный конфликт как биологический. Например, когда он находится под угрозой увольнения, или развода, или физического насилия (но не под фактом самого насилия), или он слышит оскорбления в свой адрес (без физического воздействия непосредственно на кожу), или он «теряет лицо» или его предают («как нож в спину»).  Кожа затем реагирует в точке, где эта атака была воспринята реально или интерпретирована как реальная.

— Мышцы выполняют определенные движения.  Гладкие мышцы кишечника проталкивают куски пищи, а скелетные мышцы отвечают за движения тела. Соответствующие мышцы будут находиться под действием соответствующих СБП, когда то или иное движение не представляется возможным в принципе или если это выполнение недостаточно из-за нехватки скорости или мощности мышц.  Мышцы кишечника будут просто совершать движения вокруг куска пищи, который застрял в кишечнике, чтобы он мог быть перемещён дальше. Скелетные мышцы могут совершать движения, чтобы удержать кого-то или убежать от кого-то, или же наоборот, их иннервация будет отсутствовать чтобы «замереть», «притвориться мертвым» (рассеянный склероз или паралич).

— Слюнные железы выделяют слюну для того, чтобы было легче глотать или выплевывать куски пищи.  Ведь если я не смогу проглотить кусок пищи, мне придется умереть с голоду.  Слюнные железы,  конечно, используется и во время  поцелуев…

— и т.д.
.
Так что для каждой части тела существует очень специфичный конфликт с очень точным содержание, который соответствует функции этой части тела.
.
Однако, как уже упоминалось выше, люди часто социальный конфликт воспринимают как биологический. Слишком большой кусок пищи в желудке может запустить вполне определённую СБП (рост опухоли желудка) с целью выработки большего количества желудочного сока для лучшего переваривания куска пищи. Также таким куском может быть и «вещь» или «явление». Можно часто услышать «я не перевариваю этого человека» — желудок отреагирует соответствующим образом.
.
Биологические конфликты не сознательно воспринимаются нами.  При слове «конфликт» многие думают о «проблемах психического здоровья» или межличностных кризисах. Это не так.  Слово «конфликт» здесь описывает разрыв между потребностями и реальностью.  И «биологический конфликт» означает, что жизнь индивида или группы находится в опасности, потому что в биологии в основном бывают конфликты только выживания и размножения.
.
Все СБП запускаются через наши инстинктивные рефлексы.  Если в лицо летит камень, глаза закроются автоматически и очень быстро, руки поднимутся сами и очень быстро, мы пригнёмся или отклонимся от траектории полёта этого камня, и всё это произойдет без участия нашего сознания.  Наши сознательные мысли приходят только потом.  И в этом отношении все СБП в точности соответствуют этому шаблону, наше тело реагирует самостоятельно. И в этом плане все СБП очень полезны, т.к. сознательный разум не может реагировать так быстро, как подсознание, на всё, что происходит вокруг нас.
.
Оригинальный конфликт отследить легко — он относительно «свежий», человек легко может вспомнить все недавние обстоятельства своей жизни и свою реакцию на эти обстоятельства и события. Отследить же треки крайне трудно, по крайней мере при многолетних рецидивах — подсознание «стирает» из памяти травмирующее (исходное) событие, оставляя только видимую физическую реакцию на вполне безобидные вещи (аллергия на цветущие растения или какую-то пищу, как пример). Иногда треки «стираются» неожиданно, иногда их приходится «разыскивать» специально. В любом случае, если у человека есть какая-то хроническая «болячка», лучше позаботиться об этих «розысках» как можно раньше.

********************************************************************************
Биологика – направление в ГНМ(Германской Новой Медицине-GNM),развитое Роберто Барнаи в научную дисциплину, признанную Венгерской Академией Наук. Биологику изучают в медвузах, и в настоящий момент обучение прошло более 30 000 человек.maxresdefaultРоберто Барнаи развил методики доктора Хаммера (ГНМ) и Жильбера Рено (Рикол Хилинг), а так же расширил систему научных знаний ГНМ анализом томографии головного мозга (СТ), что позволило ему создать «Атлас органов», содержащий точную взаимосвязь между изменениями в конкретной зоне головного мозга (ствол головного мозга, белое вещество, мозжечок, кора головного мозга), с уточнением зависимости в каком полушарии находится изменение, с конкретной дисфункцией внутренних органов и заболеванием. На основании анализа компьютерной томографии, Роберто Барнаи диагностирует точную причину заболевания и указывает метод исцеления на основании теории Новой Германской Медицины.

О Новой  Германской Медицине читайте в статьях:

Новая Немецкая Медицина/Первый биологический закон

Новая Немецкая Медицина/Второй биологический закон

Новая Немецкая Медицина/Третий биологический закон

Новая Немецкая Медицина/Четвертый и пятый биологический

Я завершила   полное обучение у Жильбера Рено,  являюсь клиническим психологом со специализацией Рикол Хилинг  и   обучение Биологике у Роберто Барнаи.

Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета РЕНО.  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно

  Запись на консультацию

Продуктивное одиночество: стать лучшей версией себя

Продуктивное одиночество: стать лучшей версией себяПродуктивное одиночество

Алина Шароня

Для некоторых женщин понятие «личная жизнь» подразумевает исключительно наличие романтических отношений. Одиночество для них – губительное состояние и непосильное испытание с мучительным ожиданием мужчины, который привнесет в их жизнь яркие краски и укажет правильное направление. Другие в этот период, наоборот, находят тысячу возможностей и совершают рывок в карьере и собственном развитии.

Отсутствие постоянного партнера – не повод для откладывания жизни на потом. Если вдруг, кажется, что все интересное вы уже освоили, и только новый человек (обязательно мужского пола!) способен открыть для вас новый мир – вы своими же руками обрекаете себя на бессмысленное ожидание и потерю драгоценного времени.

 

Когда девушке не нужно бежать с работы на встречу с возлюбленным к определенному часу, заботиться о его комфорте, сюрпризах и планировании совместного путешествия – все это время может быть целиком и полностью посвящено собственным интересам и новым хобби.

Правда, тут в дело вступают всезнающие подруги и родственники с их многозначительными комментариями «замуж тебе пора», «вот родишь и не будешь всей этой ерундой заниматься», «это все от отсутствия мужчины». Ответ напрашивается только один – маловероятно, что бесчисленное количество возможностей, эмоций и реакций в определенный момент концентрируются на семье.

Желание учиться, меняться, искать себя и преодолевать собственные страхи – это не заполнение пустоты и не вынужденная мера. Это способ услышать себя, понять свои истинные желания, каждый день проживать со смыслом и вдохновением.

Свободных девушек всегда больше на всяческих курсах по писательству, гончарному мастерству, мировой истории, ораторскому искусству, живописи, кино и архитектуре. Они занимаются в тренажерных залах, осваивают новые асаны, оттачивают сложные движения в танцевальных классах, прыгают на батутах, садятся на шпагат и освобождаются от стресса на флоатинге.

Пробуют себя в качестве сценариста, учатся кодингу, начинают разговаривать на третьем иностранном языке, путешествуют несколько раз в год независимо от чужого расписания. Они планируют свою жизнь и сами несут ответственность за результат и развитие своей личности. Таким девушкам не скучно с самими собой, а значит, с ними не будет тоскливо и другим.

Большое количество свободного времени – неизбежное обстоятельство, но в то же самое время это и проверка. В этот период можно научиться самодисциплине и осознать значимость собственной личности. Вместо того чтобы находиться в томительном ожидании партнера, с которым у вас обязательно будет насыщенный досуг, содержательные разговоры до утра и головокружительные путешествия, можно создавать эту реальность уже сейчас со своим главным партнером – самим собой.

Только в этом случае будущий союз станет по-настоящему крепким. У двух осознанных, «наполненных», разносторонних людей, которые знают и понимают себя, больше шансов построить гармоничный союз.

Разумеется, такой активный досуг – лишь отчасти инвестиция в себя и в будущие отношения. С другой стороны, это формирование образа жизни и собственного ритма. Постоянная занятость и желание узнавать и учиться становится неотъемлемой частью характера.Продуктивное одиночество

И в момент, когда в жизни девушки, наконец, появляется тот самый долгожданный партнер, она не тормозит заданный темп, но совершенно точно ее внутренний фильтр избавляется от всего незначительного.

Девушка в отношениях, в семье и с детьми не пропадает для общества, даже если ее друзья недоумевают от того, почему же она бросила изучение китайского и так и не встала в ширшасану.

Все дело в том, что она столкнулась с выбором и настроила баланс между многочисленными увлечениями и романтическими отношениями. В этой новой реальности она по-прежнему виртуозно сочетает свои интересы с увлечениями партнера, живет полной жизнью и подливает топлива в свой внутренний двигатель.

Правда, благодаря своим многочисленным занятиям и увлечениям, она узнала себя настолько хорошо, что важный человек в ее жизни позволил отсечь все побочное и оставить только самое необходимое.

И если теперь в ее еженедельном расписании зафиксировано три занятия в тренажерном зале, два урока португальского и одна лекция по лингвистической классификации мировых культур, это вовсе не значит, что она обленилась и пожертвовала своими интересами. Просто, она выделила для себя по-настоящему важные вещи, которые стали для нее очевидными лишь спустя множество экспериментов.

**********************************************************************

 

Духовное развитие и нервные расстройства

Духовное развитие и нервные расстройстваavagava: Нервная система. Лекция 1-2

Публикуемая нами статья известного врача-психиатра Рoберто Ассаджиоли представляет собой одну из первых попыток анализа тех противоречивых и еще мало изученных процессов, которые неизбежны на пути духовного пробуждения человека.

Эта работа приобретает особую значимость и ценность тем, что в проблемы духовного становления, которые во многом носят субъективный и личный характер, вводится понятие общих закономерностей, а чисто исследовательский и профессиональный подход к проблеме сочетается с духовным опытом автора. Статья прекрасно иллюстрирует один из оккультных законов, согласно которому всякое духовное устремление человека неизбежно выявляет в нем как все положительное, так и все отрицательное, неумолимо приводя ученика на путь испытаний. Приводимое нами исследование, с предисловием Ю.Ключникова, есть одна из первых попыток научного и профессионального осмысления проблемы духовного развития и преображения человека с точки зрения практикующего специалиста.

Предисловие

Рoберто Ассаджиоли (1888-1974) широко известен в Европе как врач-философ, создатель техники реконструкции личности, которую он назвал «психосинтезом». Ряд принципов психосинтеза изложен в публикуемой работе. Исходным началом для Ассаджиоли является стремление проникнуть в духовный Мир человека, в ту глубь, которая религиозными и восточными философскими доктринами обозначена как высшее Я человеческой индивидуальности, как Надсознание. Неучет надсознательных и духовных аспектов, которые психология оставляла прежде философии и религии, создал болезненный разрыв, а нередко и конфликт между различными подходами к природе человека. Разрыв этот пытался преодолеть Зигмунд Фрейд, но его лечебные, а затем философские концепции сводили человеческую природу к подсознанию, к сексуальным комплексам. Юнг, Фромм и Ассаджиоли, опираясь на ведантическую традицию, смогли обогатить европейскую науку о человеке более плодотворными подходами.

Свои идеи психосинтеза Роберто Ассаджиоли почерпнул не только из текстов Веданты. В 1940 году, арестованный фашистскими властями в Италии, он около месяца провел в камере-одиночке и впоследствии рассказывал друзьям, что это был интересный и ценный опыт, который дал ему возможность провести ряд специальных психодуховных упражнений. Столь же эффективно использовал Ассаджиоли вынужденное затворничество в 1943 году, когда скрывался от режима Муссолини в отдаленных горных деревушках. В работе «Духовное развитие и нервные расстройства» поднимается проблема, которая со всех точек зрения приобретает сегодня громадное значение. И не только для продвинутых духовных людей, но именно для массового сознания, ведь хлынувшие на Землю космические энергии сделали необходимость духовного продвижения категорическим императивом для каждого без исключения человека.

Может быть, по этой причине отдельные моменты, которые у Ассаджиоли только намечены, стоит подчеркнуть особо. Например, автор лишь мельком говорит о недопустимости искусственного форсирования духовного развития. В условиях нынешнего духовного возрождения России сопутствующие этому процессу издержки приняли характер настоящего национального бедствия. Сотни «институтов», даже «академий», школ, обществ и кружков, руководимых местными и зарубежными «гуру», обучают доверчивых россиян раскрытию экстрасенсорных способностей. При этом психика соискателей безжалостно деформируется. Мне не однажды приходилось наблюдать посетителей подобных курсов – сами по себе астральные тела их зияли безнадежными аурическими разрывами.

Ассаджиоли – врач, специальность его – лечение нервных заболеваний, возникших в результате духовного продвижения людей. Но словосочетание «болезнь и духовный рост» вроде бы выглядит странно – зачем такой рост, если он сопровождается болезнью?

И действительно, большинство нервных болезней возникает не в результате духовного восхождения, но как следствие искривления его. Ассаджиоли не сообщает, насколько трудно и долговременно «психосинтетическое» лечение, между тем элементарная профилактика позволяет избежать очень многих психологических капканов. И прежде всего категорическое недопущение насильственного вторжения кого-либо и чего-либо в человеческую психосферу. Так называемая экстрасенсорность вовсе не цель и не заслуга, но по неизбежности болезненный спутник нашего духовного роста – контролируемый, если мы стремимся приобщиться к Миру Божьему, и опасно-бесконтрольный, если наши устремления связаны с Миром Тонким.

Ловушки и подмены одного мира другим рассмотрены Ассаджиоли довольно подробно, но есть одна важная проблема, которой он не касается вовсе или затрагивает ее лишь в общеэнергетическом плане. Это проблема Учителя. Именно Великий Учитель, понимаемый и как Высшая Индивидуальность, и как Высшая Вибрация помогает нам одолеть многие опасности на путях Духа, особенно при первых шагах.

Великий Учитель, если наше сердце устремлено к нему постоянно, – гарант нашего духовного продвижения, охранная грамота от нежелательных вторжений из Тонкого Мира, от атак бесов, говоря христианским языком. Он же всегда может послать нам волну Психической энергии, когда мы чувствуем опасный ее отток.

С этими небольшими замечаниями можно рекомендовать работу Роберто Ассаджиоли массовому читателю.

Ю.Ключников

_________________________________________________________________________________

Духовное развитие человека – это длительный процесс; это путешествие по чудесным странам, богатое не только удивительными событиями, но и препятствиями, опасностями. Оно связано с процессами глубокого морального очищения, полной трансформации, пробуждения многих не использовавшихся ранее способностей, роста сознания до немыслимого прежде уровня, расширения его на новые внутренние пространства. Поэтому не удивительно, что столь важные изменения проходят различные критические стадии, которые нередко сопряжены с нервными, эмоциональными и умственными расстройствами. При обычном клиническом наблюдении их легко спутать с расстройствами, происходящими от совсем иных причин. Между тем расстройства, о которых мы говорим, имеют совершенно особый смысл, они требуют иной оценки и лечения. В наши дни эти расстройства, вызванные духовными причинами, встречаются все чаще. Появляется все больше людей, сознательно или бессознательно испытывающих внутренние духовные нагрузки. Кроме того, духовное развитие современного человека в силу его большей разносторонности, и особенно вследствие сопротивления, вызванного его критическим умом, стало более трудным и сложным внутренним процессом, чем в прежние времена. Поэтому целесообразно дать обзор нервных и психических расстройств, которые могут возникнуть на различных этапах духовного развития, и показать наиболее действенные методы их преодоления.

На пути к достижению полного духовного сознания человек может проходить через пять критических стадий: кризисы, предшествующие духовному пробуждению; кризисы, вызванные духовным пробуждением; спады вслед за духовным пробуждением; кризисы на стадии духовного пробуждения и, наконец, «темная ночь души». Рассмотрим их по порядку.

Кризисы, предшествующие духовному пробуждению

тобы правильно оценить смысл странных внутренних переживаний, выступающих предвестниками душевного пробуждения, мы скажем несколько слов о психике среднего человека. Его как бы несет течением жизни. Он принимает жизнь такой, какой она приходит, не задаваясь вопросами о ее смысле, ценности и целях. Для человека с низким уровнем духовного развития все сводится к осуществлению личных желаний, например, он стремится к богатству, удовлетворению своих влечений и честолюбия. Человек, духовный уровень которого несколько выше, подчиняет свои личные склонности выполнению тех семейных и гражданских обязанностей, почтение к которым заложено в нем воспитанием. При этом он не задумывается над тем, откуда взялись эти обязанности, как они соотносятся между собой и т.д. Он может считать себя верующим, однако его религиозность будет поверхностной и стереотипной. Чтобы жить со спокойной совестью, ему достаточно формально выполнять предписания своей Церкви и участвовать в установленных обрядах. Короче говоря, обычный человек опирается, не задумываясь, на безусловную реальность обыденной жизни. Он крепко держится за земные блага, которые имеют для него позитивную ценность. Таким образом, земное существование практически является для него самоцелью. Даже если он верит при этом в будущий рай, вера его является чисто теоретической и академической. Да и попасть в этот «рай» он будет стремиться как можно позже.

Тем не менее может случиться, и время от времени это случается, что этот «обычный» человек претерпевает в своей душевной жизни внезапную трансформацию, которая застает его врасплох и пугает. Иногда эта трансформация наступает в результате многих разочарований, а нередко и сильного душевного потрясения, например, вследствие потери близкого человека. Однако порой она протекает без внешних причин: среди полного благополучия судьбы возникает неопределенное беспокойство, чувство неудовлетворенности и внутренней пустоты. Человек страдает от отсутствия чего-то неопределенного, того, что сам он не может ни назвать, ни описать. Постепенно приходит чувство нереальности, суетности будничной жизни. Личные интересы, которые до сих пор занимали человека и целиком заполняли его, как бы блекнут и теряют свою важность и ценность. На передний план пробиваются новые вопросы: человек начинает размышлять о смысле жизни, о причинах явлений, которые прежде воспринимались как сами собой разумеющиеся – он размышляет об истоках собственного и чужого страдания, об оправдании человеческого неравенства, о происхождении и цели человеческого существования.

На этом этапе нередки заблуждения. Многие, не понимая смысла этого нового состояния души, рассматривают его как нагромождение причуд и болезненных фантазий и, поскольку оно очень мучительно, всячески стараются его подавить. Боясь «сойти с ума», они делают все возможное, чтобы вновь погрузиться в конкретную реальность, которая, как им кажется, грозит от них ускользнуть. В ходе этой борьбы некоторые с удвоенным рвением бросаются в водоворот жизни и жадно ищут новых занятий, возбуждений и ощущений. Иногда таким путем им удается приглушить свое беспокойство, но почти никогда не удается избавиться от него совсем. Оно, это беспокойство, бродит в глубинах их существа, растворяет устои обыденной жизни и через какое-то время, иногда даже через несколько лет, с новой силой вырывается на поверхность сознания. Теперь это беспокойство становится еще мучительнее, внутренняя пустота – еще невыносимее. Человек чувствует себя уничтоженным, все, из чего состояла его прежняя жизнь, кажется сном, опадает как пустая оболочка. В то же время новый смысл еще не появился, и порой человек не просто ничего не знает о нем, но даже не подозревает о возможности его существования.

Часто к этому страданию добавляется еще моральный кризис, пробуждается и углубляется этическое сознание, человек терзается тяжким чувством вины и раскаяния за прошлые свои дела. Он сурово судит себя и впадает в полное уныние.

Естественно, в этом состоянии легко являются мысли о самоубийстве, прекращение своего физического существования кажется логическим разрешением внутреннего краха.

Отметим, что это лишь общая схема протекания подобных переживаний. В действительности здесь возможны различные индивидуальные особенности: одни вообще не испытывают острой стадии, другие оказываются в ней совершено внезапно, без предварительных этапов, у третьих господствуют навязчивые философские сомнения, у четвертых основную роль играет моральный кризис. Эти проявления духовного перелома очень похожи на определенные симптомы при неврастении или психостении. В частности, одним из симптомов психостении является не что иное, как утрата функционирования в реальности, другим – деперсонализация. Сходство духовного кризиса с указанными заболеваниями усиливается еще и тем, что он вызывает те же физические симптомы: истощение, нервное напряжение, бессонницу, расстройства пищеварения и кровообращения.

Кризисы, вызванные духовным пробуждением

Установление связи между личностью и душой, сопутствующие ему потоки света, радости и деятельной силы приносят чудесное состояние освобождения. Внутренняя борьба, страдания, неврозы и физические потрясения могут внезапно исчезнуть и часто с такой удивительной быстротой, что становится очевидно, что происходят они не от моральных причин, а от душевных страданий. В таких случаях духовное пробуждение является исцелением в полном смысле этого слова.

Однако не всегда пробуждение совершается так просто и гармонично. Оно может само по себе вызывать сложности, расстройства и отклонения. Это касается тех людей, чей ум не вполне уравновешен, чья эмоциональная жизнь чрезмерно экзальтированна, нервная система слишком нежна или чувствительна, чтобы безболезненно выдержать резкое усиление духовных энергий.

Когда разум слишком слаб или не подготовлен, чтобы вынести духовный свет, или когда человек склонен к высокомерию и эгоцентризму, внутренние события могут быть неправильно поняты. Возникает так называемое смещение уровней, перенос относительного на абсолютное, сферы личного – в духовный мир. Таким образом, духовная сила может привести к раздуванию личностного «я». Несколько лет назад мне представился случай наблюдать типичный крайний случай такого рода в психиатрической больнице Ванкона. Один из ее обитателей, симпатичный старичок, спокойно и упорно утверждал, что он есть Господь Бог. Вокруг этого убеждения он соткал полотно фантастических идей о небесных воинствах, которыми он повелевал, о великих делах, им совершенных, и так далее. Во всем остальном он был прекрасным и любезнейшим человеком, всегда готовым услужить врачам и больным. Его разум был очень ясен и внимателен. Он был так добросовестен, что его сделали помощником аптекаря. Аптекарь доверил ему ключ от аптеки и приготовление лекарств, и от этого не было ни малейших неприятностей, если не считать исчезновения сахара, который он изымал из запасов, чтобы доставить удовольствие некоторым пациентам. С обычной медицинской точки зрения нашему больному следовало поставить диагноз: простой случай мании величия, параноидного заболевания. Но в действительности все эти формулировки являются лишь описательными, вводящими в какие-то клинические рамки. Мы не узнаем из них ничего определенного о природе, об истинных причинах данного расстройства. А нам важно знать – не стоят ли за идеями больного более глубокие психологические мотивы. Мы знаем, что восприятие реальности духа и внутреннего его единства с человеческой душой вызывает у человека, который это переживает, чувство внутреннего величия, роста, причастность к божественной природе. В религиозных учениях всех времен мы находим многочисленные свидетельства этого. В Библии сказано кратко и ясно: «Знаете ли вы, что вы Боги?» Блаженный Августин говорит: «Когда душа человека любит, то она становится подобна тому, что любит». Когда она любит земное, то становится земной, но когда она любит Бога, не становится ли она Богом?

Сильнее всего полная тождественность человека – духа в его чистом бытии – с высшим духом выражена в философии Веданты. Как бы мы ни воспринимали это отношение между индивидуальным и универсальным – как полную тождественность по сути или как подобие, как причастность или как единство, – и в теории и на практике нужно четко осознавать безмерную дистанцию между духом в его чистом бытии и обычной личностью. Первое – это основа, или центр, второе – это наше маленькое «я», наше обыденное сознание. Пренебрежение этим различием ведет к нелепым опасным последствиям. Именно это позволяет понять душевное расстройство описанного выше больного и другие, не столь крайние формы самовозвышения и самообожествления. Болезненное заблуждение тех, кто становится жертвой подобных иллюзий, заключается в том, что они приписывают своему преходящему «я» качества и способности высшего духа. Речь идет о смешении относительной и абсолютной реальности, личностного и метафизического уровней. Подобное понимание определенных случаев мании величия может дать ценные указания к их лечению. А именно: совершенно бесполезно доказывать больному, что он не прав, что он заблуждается, высмеивать его. Это может только вызвать раздражение и возбудить его.

Предпочтительна другая линия поведения: признать реальность, которая содержится в его идеях, а потом со всем терпением попытаться объяснить больному его заблуждения.

В других случаях пробуждение души и сопутствующее ему внезапное внутреннее просветление могут вызвать эмоциональную перегрузку, которая проявится бурно и беспорядочно, в виде криков, плача, пения и возбужденных действий.

Некоторые сильные натуры в результате подъема, вызванного духовным пробуждением, могут объявить себя пророками или реформаторами. Они возглавляют движения, основывают секты, отличающиеся фанатизмом и стремлением всех обратить в свою веру.

У некоторых людей высокого уровня, но слишком сильных, в результате пережитого откровения трансцендентной и божественной стороны собственного духа, возникает притязание на полную и буквальную тождественность со своей духовной частью. На самом же деле такая тождественность может быть достигнута лишь в результате долгого и сложного пути трансформации перерождения личности. Поэтому их притязание не может быть удовлетворено – отсюда депрессивные состояния вплоть до отчаяния и импульсов к самоуничтожению. У некоторых соответствующе предрасположенных людей внутреннее пробуждение может сопровождаться различными паранормальными явлениями. Они имеют видения высших ангелообразных существ, слышат голоса или испытывают автоматическое побуждение к письму. Значение таких сообщений может быть различным. В каждом случае нужна трезвая проверка и анализ без заведомого отвержения, но и без предварительного пиетета, который может внушать необычность источника их информации. Особенно осторожно следует относиться к сообщениям, которые содержат прямые приказы и требуют слепого послушания, а также к тем, в которых превозносится воспринимающий информацию – истинные Духовные Учителя никогда не прибегают к таким средствам.

Следует заметить, что независимо от того, насколько истинны и значимы такие сообщения, они всегда вредны для здоровья, ибо могут в значительной степени нарушить равновесие чувств и разума.

Спады, следующие за духовным пробуждением

Через некоторое время после духовного пробуждения обычно возникает спад. Мы уже говорили о том, что гармоничный процесс духовного пробуждения вызывает ощущение радости, просветления ума, осознания смысла и цели бытия. Рассеиваются многие сомнения и решаются многие вопросы, появляется ощущение внутренней уверенности. Всему этому сопутствует переживание единства, красоты и святости жизни: пробужденная душа изливает поток любви ко всем людям и ко всякой твари.

И в самом деле, нет ничего более радостного для сердца и более утешительного, чем соприкосновение с пробужденным, который находится в таком состоянии благодати. Кажется, что прежняя его личность с ее углами и неприятными сторонами исчезла, а нам улыбается новый человек, исполненный симпатии, стремления принести радость и быть полезным окружающим, разделить с ними полученные духовные сокровища, которые он не может объять в одиночку.

Это состояние радости может продолжаться более или менее долго, но ему, конечно же, приходит конец. Повседневная личность с ее глубоким фундаментом лишь временно ушла с поверхности, она как бы заснула, но не исчезла и не преображена полностью. Кроме того, поток духовного света и любви, как и все остальное в мире, ритмичен и цикличен. Следовательно, рано или поздно за приливом следует отлив.

Переживание ухода благодати очень мучительно, и в некоторых случаях оно влечет за собой сильнейший спад и серьезные расстройства. Вновь пробуждаются и с новой силой утверждают себя низменные влечения. Весь «мусор», поглощенный потоком, снова всплывает на поверхность.

Между тем процесс пробуждения уже утончил этическое сознание, усилил стремление к совершенству, человек судит себя строже, безжалостнее, ему может показаться, что он пал глубже, чем прежде. Это заблуждение подкрепляется тем обстоятельством, что на поверхность выходят ранее глубоко скрытые наклонности и влечения: высокие духовные устремления, являя как бы выход этим силам, пробудили их и извлекли из бессознательного.

Спад может заходить так далеко, что человек начинает отрицать духовную значимость своего внутреннего опыта. В его внутреннем мире царят сомнение и самоунижение, он поддается искушению считать все, что с ним случилось, иллюзией, фантазией, сентиментальными «сказками». Он может стать ожесточенным и саркастичным, цинично высмеивать себя и других, отрекаться от своих идеалов и устремлений. Но несмотря на все усилия, он уже не волен вернуться в прежнее состояние. Красота и чудо того, что он пережил, остаются в нем и не забываются. Он уже не может просто жить мелкой будничной жизнью, его терзает и не дает покоя божественная тоска. В целом реакция крайне болезненна, с приступами отчаяния и мыслями о самоубийстве.

Подобные чрезмерные реакции преодолеваются ясным пониманием того, что происходит, и тем самым осознанием единственного пути для преодоления трудностей. Именно в этом человеку необходима помощь со стороны.

Нужно помочь ему осознать, что состояние благодати не может длиться вечно и что последующая реакция естественна и неизбежна. Прекрасное состояние, пережитое им, было подобно взлету к озаренным солнцем вершинам, с которых видна вся картина мира. Но каждый полет рано или поздно приходит к концу. Мы снова возвращаемся на равнину и потом медленно, шаг за шагом, преодолеваем крутой подъем, ведущий к вершине. И осознание того, что пережитый спуск или «падение» – естественный процесс, через который все мы должны пройти, утешает и ободряет странника, помогая собрать силы, чтобы начать уверенный подъем.

Кризисы на стадии духовного преображения

Упомянутый подъем в действительности состоит в полной трансформации и перерождении личности. Это длительный и сложный процесс, включающий различные фазы: фазу активного ощущения с целью устранения препятствий потоку духовных сил; фазы развития внутренних способностей, прежде скрытых или слабо выраженных; фазы, в течение которой личность должна безмолвно и кротко давать духу работать с собой, мужественно и терпеливо перенося неизбежные страдания. Это время, полное перемен, когда свет и тьма, радость и боль сменяют друг друга. Нередко силы и внимание человека на этом этапе настолько поглощены тяжкими и порой мучительными внутренними событиями, что он плохо справляется с разнообразными требованиями внешней жизни личности. Посторонний наблюдатель, оценивающий такого человека с точки зрения его нормальности и практической эффективности, скорее всего придет к выводу, что он как бы стал «хуже», «стоит» меньше, чем раньше. Так внутренние проблемы духовно развивающегося человека усугубляются непониманием и несправедливыми оценками семьи, друзей и даже врачей. Не раз слышит он неодобрительные замечания о пагубном воздействии духовных стремлений и идеалов, лишающих человека его достоинств в практической жизни. Подобные суждения часто вызывают глубокую подавленность, душевное смятение и уныние.

Это испытание, как и другие, должно быть преодолено. Оно учит справляться с личной чувствительностью и помогает выработать твердость и независимость суждений. Поэтому следует не сопротивляться такому испытанию, а терпеливо принять его. Если же близкие поймут состояние человека в этой ситуации, они могут оказать ему важную помощь, избавить от лишних страданий. Речь идет лишь о некотором переходном периоде, когда человек оставил прежнее состояние, но еще не достиг нового. Так гусеница, которая превращается в бабочку, должна пройти стадию куколки, стадию беспомощности и бессознательности.

В отличие от гусеницы, человек лишен той безопасности и тишины, в которой бабочка проходит свою метаморфозу. Он должен, особенно в наше время, оставаться на своем месте и по мере сил выполнять долг перед семьей и обществом, профессиональные обязанности – так, как если бы в его внутреннем мире не происходило ничего особенного. Выпадающая ему задача очень трудна. Можно сравнить ее с проблемой, стоящей перед английскими инженерами, которые должны были перестраивать здание лондонского вокзала, не прерывая движения поездов ни на один час.

Не удивительно, что столь сложная задача порой вызывает такие нервные и душевные расстройства, как истощение, бессонница, подавленность, раздражительность, которые в свою очередь, вследствие тесного взаимодействия духа и тела, могут вести к различным физическим симптомам. Чтобы помочь в такой ситуации, необходимо прежде всего распознать истинную причину болезни и оказать больному правильную психиатрическую помощь, иначе чисто физическое лечение и прием лекарств лишь смягчат неблагополучие, но никак не подействуют на душевно- духовные корни недуга. Иногда эти расстройства происходят от перегрузки – от чрезмерных усилий, направленных на то, чтобы ускорить духовное развитие. Следствием таких усилий становится не трансформация, а вытеснение низших компонентов, обострение внутренней борьбы с соответствующим нервным и душевным перенапряжением. Слишком ревностно стремящиеся к совершенству должны постоянно помнить, что работа по их внутреннему перерождению осуществляется духом и духовными энергиями. Их же личностная задача – призвать к себе эти силы через внутреннее самоотвержение, молитву и правильное состояние души, стремиться устранить то, что может мешать свободному воздействию духа. Помимо этого, им остается лишь с терпением и доверием ожидать развертывания духовного действия в душе.

Другая, в некотором смысле противоположная трудность – справляться с особо мощным потоком духовной силы. Эта драгоценная энергия легко может растрачиваться в избытке чувств и излишней лихорадочной деятельности. В некоторых случаях эта энергия, напротив, слишком сдерживается, накапливается, недостаточно реализуется в деятельности, так что в конечном итоге ее давление также порождает внутренние расстройства. Так сильный электрический ток плавит проводник, вызывая короткое замыкание. Таким образом, следует научиться разумно управлять потоком духовных энергий; не растрачивая, использовать их в плодотворной внутренней и внешней деятельности.

Темная ночь души

Когда процесс трансформации достигает высшей точки, решающий, последний его этап нередко сопровождается сильными страданиями и внутренней омраченностью. Христианские мистики называли это состояние «темная ночь души». Внешне оно напоминает болезнь, которую психиатры называют депрессивным психозом или меланхолией. Ее признаки: состояние тяжелой подавленности вплоть до отчаяния; выраженное чувство собственной недостойности; острое самоосуждение – совершенно безнадежен и проклят; угнетающее чувство парализованности ума, утрата силы воли и самоконтроля, сопротивление и торможение по отношению к любым действиям. Некоторые из этих симптомов могут появляться в менее выраженной форме и на предшествующих стадиях, не достигая, однако, напряженности «темной ночи души».

Это своеобразное и плодотворное переживание, чем бы оно ни казалось, не порождается чисто болезненным состоянием. Оно имеет духовные причины и глубокое духовное значение.

Вслед за этим так называемым «мистическим распятием» или «мистической смертью» наступает победное воскрешение, и с ним кончаются страдания и недуги. Оно несет с собой полное выздоровление и вознаграждает за все пережитое.

Выбранная тема заставила нас заниматься почти исключительно негативными и необычными сторонами внутреннего развития. Это вовсе не означает, что люди, идущие по пути духовного роста, испытывают нервные расстройства чаще других. Отметим следующее. Во-первых, у многих духовное развитие протекает гармоничнее, чем в описанных случаях, внутренние трудности преодолеваются, и человек переходит с этапа на этап без нервных реакций и без особых физических недомоганий.

Во-вторых, нервные и психические расстройства у обычных людей нередко протекают тяжелее и хуже поддаются лечению, чем те, что имеют духовные причины. Расстройства обычных людей часто связаны с сильными конфликтами страстей, или конфликтами бессознательных влечений с созидательной личностью, или же они порождаются чьим-то противодействием их собственным эгоистическим требованиям или желаниям. Обычных людей бывает труднее лечить, так как высшие их аспекты слишком слабо развиты и мало на что можно опереться, чтобы убедить их подчинить себя той самодисциплине, которая позволит восстановить внутреннюю гармонию и здоровье.

В-третьих, страдания и болезни тех, кто идет по пути духовного роста, какие бы тяжкие формы они порой ни принимали, в действительности – лишь временные реакции, как бы «отходы» органического процесса роста, ведущего к внутреннему перерождению. Поэтому они часто сами по себе исчезают, когда проходит вызвавший их кризис, либо относительно легко устраняются правильным лечением.

В-четвертых. Страдания, вызванные отливом духовной волны, с лихвой возмещаются не только периодами прилива и внутреннего подъема, но и верой в значимую и высокую цель, ради которой происходит внутреннее путешествие. Предвидение победы – очень большая побудительная сила и утешение, неиссякаемый источник мужества. Этот образ мы должны возбуждать в себе сколь можно ярко и часто помогать в этом нашим спутникам. Ибо это едва ли не самая лучшая помощь, которую мы можем оказать. Мы должны стремиться как можно выразительнее представить себе благость победившей и освобожденной души, которая сознательно причащается мудрости, силе и любви Божественной жизни, увидеть внутренним взором осуществление на земле Царства Божьего во славе Его, совершенство, которое являет собой картина освобожденного человечества, – новорожденного творения, полного Божественного ликования. Подобные видения давали великим мистикам и святым с улыбкой переносить внутренние страдания и физические муки, они вдохновили слова святого Франциска Ассизского: «В ожидании блаженства любая мука – наслаждение…»

Спустимся теперь с этих высот на некоторое время в долину, где люди «трудятся в поте лица». Если взглянуть на проблему с точки зрения медицины и психологии, то следует разобраться в одном важном вопросе. Мы уже сказали, что хотя расстройства, сопутствующие кризисам духовного развития, напоминают некоторые болезни, и иногда даже неотличимы от них, на самом деле причины их и значение совершенно различны и в определенном смысле даже противоположны. Соответственно и лечение их должно быть разным. Нервные симптомы обычных больных имеют, как правило, регрессивный характер, так как эти больные неспособны к той внутренней и внешней адаптации, которую требует нормальное развитие личности. Так, некоторым не удается освободиться от эмоциональной зависимости от родителей, и они остаются в этом состоянии детской зависимости от родителей или тех, кто их представляет, хотя бы символически. Иногда у больных не хватает собственной воли справляться с трудностями обычной семейной или социальной жизни. Сами того не сознавая, они ищут в бегстве в болезнь освобождения от своих обязанностей. В других случаях причиной болезни служит эмоциональная травма, например, разочарование или потеря; будучи не в силах принять ситуацию, человек реагирует на нее болезненно.

Во всех приведенных случаях речь идет о конфликте между сознательной личностью и низшими импульсами, которые, работая в сфере бессознательного, начинают частично преобладать над силами сознания. Страдания же, вызванные ходом духовного развития, наоборот, носят выражено прогрессивный характер. Это следствие напряжения, связанного с ростом или борьбой между личностью и идущими сверху энергиями.

Таким образом, эти два типа заболевания следует лечить совершенно различными способами. При недугах первого рода врач должен помочь больному вернуться в состояние нормального человека. Для этого ему необходимо освободить пациента от вытеснений и запретов, чувства страха и зависимости, чрезмерного эгоцентризма и ложных оценок, искаженного представления о реальности. Его задача – привести человека к объективному и разумному видению нормальной жизни, к полному осознанию собственных обязанностей и прав других людей. Незрелые и конфликтующие между собой факторы должны быть развиты и приведены в согласие, таким образом реализуется успешный личностный психосинтез.

Что касается второй группы недугов, то задача внутренней гармонизации – лечения – состоит в том, чтобы новые духовные энергии были ассимилированы уже сложившейся нормальной личностью, то есть речь идет о духовном психосинтезе высокого внутреннего центра.

Очевидно, что методы лечения, подходящие для больных первой группы, непригодны и даже иногда вредны для пациента второго типа. Врач, не понимающий проблемы последних, не знающий о возможностях духовного развития или отрицающий его, может усилить, а не облегчить трудности. Такой врач способен обесценить или осмеять неуверенные еще духовные стремления пациента, рассматривая их как пустые фантазии, или, в лучшем случае, как чистую сублимацию. С его помощью пациент придет к выводу, что лучшее для него – ужесточить личностную защиту и полностью игнорировать голос души. Но от этого его состояние только ухудшится, борьба – обострится, освобождение – замедлится.

Напротив, врач, который сам идет по пути духовного развития или, по крайней мере, осознает духовную реальность, может оказать огромную помощь нашему пациенту. В то время, когда человек еще находится в стадии неудовлетворенности, беспокойства, бессознательных стремлений, утратив интерес к обыденной жизни, но не имея представления о высшей реальности, пока он ищет облегчения вовсе не там, где оно возможно, и теряется в тупиках, в это время раскрытие истинной причины его страданий может помочь найти правильный выход в пробуждении души. И это явится сутью лечения.

Человеку, находящемуся на второй стадии духовного пути, чувствующему себя счастливым в духовном свете, в атмосфере блаженных полетов в неосознаваемых высотах, очень важно раскрыть природу и цели его переживаний, предупредить об их временности, о превратностях его грядущих странствий. Тогда наш странник не будет застигнут врасплох состоянием спада, не разочаруется, не окажется во власти сопутствующих спаду сомнений и уныния. Если такое предупреждение вовремя не подоспело и человек нуждается в лечении в период депрессивной реакции, то его важно убедить в том, что это его состояние временное, и он обязательно выйдет из него.

На четвертой стадии, когда человек попадает в «яму» на пути восхождения, работа помощи особенно сложна. В общем виде она разделяется на следующие задачи. Во-первых, объяснить пациенту смысл его внутреннего переживания и то, как следует вести себя в данной ситуации; во-вторых, показать, как может человек управлять глубинными влечениями, не вытесняя их в сферу бессознательного, в- третьих, помочь в преобразовании и использовании собственных психических энергий; в-четвертых, научить овладеть входящим в его сознание потоком духовных энергий и использовать его; в-пятых, осуществить руководство и сотрудничество при воссоздании личности пациента, то есть при собственном психосинтезе.

В период «темной ночи души» помощь особенно затрудняется тем обстоятельством, что человек как бы находится в плотном тумане, он погружен в свои страдания, и свет духа не достигает его сознания. Единственное, что можно сделать, – это неустанно повторять, что состояние его лишь временное, а не постоянное, поскольку именно уверенность в последнем повергает пациента в глубокое отчаяние. Мы также рекомендуем настойчиво внушать ему, что эти муки, сколь бы тяжкими они ни были, обладают такой духовной ценностью, содержат в себе зародыш столь высокого счастья, что придет время, когда он будет благословлять их. Так мы поможем пациенту перенести страдание с покорностью и смирением.

Следует заметить, что описанные психологические и духовные средства ни в коей мере не исключают физического лечения, лишь бы оно облегчало страдания. Особенно ценны те средства, которые поддерживают целительные силы природы: здоровое питание, упражнения по релаксации, соприкосновение с природными элементами, подходящий ритм различных видов физической деятельности.

В некоторых случаях лечение затруднено тем, что у пациента наблюдается смешение прогрессивных и регрессивных расстройств. Это случаи неравномерного и дисгармоничного внутреннего развития. Такие люди одной частью своей личности могут достигать высокого духовного уровня, а другой – оставаться рабами детской зависимости или бессознательных «комплексов». Впрочем, можно сказать, что при тщательном анализе проблемы регрессивного рода обнаруживаются у большинства идущих по духовному пути и почти у всех так называемых «нормальных» людей. Тем не менее обычно регрессивные или прогрессивные проявления заболевания решительно преобладают. Вместе с тем всегда нужно считаться с возможностью того, что в недуге соединяются симптомы обеих групп, каждое отдельное расстройство нужно исследовать и интерпретировать, чтобы понять его истинную причину и найти подходящее лечение.

Из вышесказанного очевидно, что для эффективной помощи при нервных и психических расстройствах, возникающих в ходе духовного развития, нужны знания и опыт двух уровней: врача, который специализируется по нервным заболеваниям и психиатрии, и серьезного исследователя духовных путей, а еще лучше – странника на этих путях. В наше время тот или другой опыт редко объединяются в одном человеке. Но поскольку нуждающихся в таких целителях становится все больше, люди, способные к такой работе, должны готовить себя к ней.

Лечение могло бы очень продвинуться и благодаря соответствующей подготовке персонала, способного осуществлять все детали лечения. Наконец, важно, чтобы публика, общественность хотя бы в общих чертах знала об основных взаимосвязях между нервно-психическими и духовными кризисами. Тогда семья могла бы помогать больному и врачу, а не создавать дополнительные трудности своим невежеством, предрассудками и сопротивлением. Если бы нам удалось обеспечить такую подготовку врачей, персонала, общественности, то это бы устранило множество страданий, и многие странники на пути духа легче достигали своей цели: соединения с Божественным.

Источник

Психическая травма и картина мира 5 фактов о последствиях травматических событий

Психическая травма и картина мира

5 фактов о последствиях травматических событий

Мария Падун

Психическая травма затрагивает человека на разных уровнях индивидно-личностной организации, в том числе на уровне картины мира. Что в данном контексте подразумевается под картиной мира? В англоязычной терминологии есть словосочетание «assumptive world», то есть мир допущений человека о реальности. Под картиной мира понимается совокупность его представлений о самом себе и о внешней реальности, а также об отношениях между «Я» и внешней реальностью. Такие представления называются базисными убеждениями. В приложении к психической травме концепция базисных убеждений была разработана американской исследовательницей Ронни Янов-Бульман. Она описала концептуальную систему репрезентации отношений человека и мира через несколько базисных убеждений.

1. Базисное убеждение о доброжелательности/враждебности мира

Первое — это убеждение о доброжелательности/враждебности окружающего мира, которое отражает отношение к миру в терминах добрый/враждебный или хороший/плохой. В целом внутренняя концепция в отношении мира большинства взрослых, здоровых, не страдающих депрессией или какими-то другими расстройствами людей такова, что в мире гораздо больше хорошего, чем плохого, что людям в целом можно доверять, что в трудных ситуациях, как правило, люди готовы прийти на помощь.

Это базисное убеждение в контексте изучения травмы разделяется на два вида: первый — это доброжелательность/враждебность персонального мира, то есть людей, и второй — доброжелательность/враждебность неперсонального мира, то есть природы.

2. Представления о справедливости, самоценности и удачливости

Второе базисное убеждение — так называемое убеждение справедливости. Это очень сложный конструкт, он по-разному соотносится с психологическим благополучием человека, но тем не менее по результатам исследований большинство людей считает, что в целом хорошие и плохие события в мире распределяются неслучайно, люди способны контролировать то, что с ними происходит, жизнь влияет на это, и в целом, если человек хороший и совершает преимущественно хорошие поступки, в его жизни в основном будут и должны происходить хорошие события. Таким образом, в некоторой степени исключается фактор случайности.

Третье базисное убеждение касается «Я» человека. Сюда входит представление о самоценности, то есть о том, насколько человек достоин любви, уважения к себе со стороны других людей. Это внутренние, глубинные структуры. Сюда же Янов-Бульман включает представления человека о его способности контролировать то, что с ним происходит, контролировать ситуации в его жизни, влиять на них, управлять ими, то есть быть в некоторой степени хозяином своей жизни.

Еще одно убеждение, которое в некоторой степени противоречит предыдущему, — это убеждение об удачливости. Человек может считать, что он слабый, некомпетентный, что он не может управлять своей жизнью, но тем не менее в жизни ему может везти. Если брать взрослых здоровых людей, то, если объединить все эти базисные убеждения, их концепция звучит так: «В жизни гораздо больше хорошего, чем плохого, и если плохое и случается, то это происходит где-то на периферии, на экране телевизора, не со мной, не рядом со мной и, возможно, с теми, кто что-то сделал не так».

3. Источники базисных убеждений

Откуда берутся базисные убеждения? Считается — и это разделяется основными теоретическими психологическими концепциями, — что эти базисные представления о себе, о мире существуют у младенца на довербальном уровне уже примерно к 8 месяцам. Ребенок имеет глубинные неосознаваемые представления о том, насколько мир доброжелателен к нему, насколько он готов откликаться на его потребности.

Таким образом, маленький ребенок уже имеет какие-то основы для базисной картины мира, и в течение жизни эти основы могут немного меняться. Но в целом считается, что эти убеждения очень устойчивы в отличие от более поверхностных убеждений и представлений. Например, представление человека о том, что он хороший профессионал, так или иначе постоянно эмпирически верифицируется, корректируется, и его изменения не вызывают в нас каких-то тяжелых и серьезных переживаний. Система базисных убеждений, если они в целом позитивные, обеспечивает человеку ощущение относительной неуязвимости и защищенности.

4. Психическая травма: нарушение базисных убеждений

Когда происходит экстремальное стрессовое событие, которое ставит под угрозу бытие человека, устойчивая и надежная опора — картина мира — нарушается. Человек начинает ощущать себя в состоянии хаоса, потому что мир уже не доброжелателен и не достоин доверия, и человек чувствует себя уже не таким сильным, компетентным, управляющим тем, что с ним происходит, потому что, как правило, травматические события происходят внезапно. Мы не можем утверждать, что картина мира рушится, но она претерпевает серьезные изменения. Далее по механизмам формирования новых когнитивных структур должна произойти либо ассимиляция этого события, то есть событие должно быть вписано в картину мира, либо аккомодация, то есть изменение картины мира под новые условия. Работа в посттравматическом периоде состоит в восстановлении картины мира.

Восстановление не происходит полностью, и обычно после переживания тяжелого травматического события в случае хорошего исхода и отсутствия тяжелых нарушений концепция мира звучит примерно так: «В целом мир доброжелателен, и в нем много хороших людей, и он в целом хорошо со мной обходится, но так бывает не всегда».

В посттравматическом периоде людям свойственно искать новые смыслы и значения травматического события для того, чтобы вписать его в картину мира. Результаты исследований показывают, что людям свойственно сравнивать себя с другими людьми, которые пережили такие же события, но попали в более тяжелую ситуацию, например, тоже лишились имущества в результате наводнения, но их потери были большими. В целом это помогает вписать эту травматическую ситуацию в картину мира, и люди начинают искать в этой ситуации новые смыслы.

5. Посттравматический рост личности

С начала 90-х годов ведутся исследования посттравматического личностного роста. В частности, было обнаружено, что у некоторых людей после переживания психической травмы наблюдаются серьезные личностные изменения в сторону большей личностной зрелости, переоценки ценностей. Эти изменения затрагивают, во-первых, образ «Я», то есть после переживания катастрофы человек ощущает себя более сильным, более достойным и более компетентным; во-вторых, происходит изменение жизненной философии, то есть после травмы, как это ни странно, люди начинают ощущать себя более живыми и начинают ценить то, что раньше казалось незначительным.

Последняя группа изменений после травмы касается отношений с другими людьми. Таким образом, позитивное изменение образа «Я», изменения в отношениях с другими людьми в виде большей близости, взаимной поддержки и изменение жизненной философии — это зоны роста, над которыми мы можем работать, в частности, в психокоррекции, психотерапии травмы.

********************************************************************************

Исцеление   раннего травматического опыта  и  его негативного  влияния на картину мира человека — это большая работа , связанная позитивным изменением образа самого себя ,отношений с другими людьми в виде большей близости, взаимной поддержки и изменением жизненной философии, доступом  в большим внутренним и внешним ресурсам.

  Запись на индивидуальные сессии