Архив рубрики: Исцеление временных линий

ЖАЖДА ОБЛАДАНИЯ

ЖАЖДА ОБЛАДАНИЯ 

Анна Максимова

Ещё один популярный запрос (один из популярных) — это «как разлюбить человека»? Как перестать страдать из-за любви? Как перестать любить, если эта любовь тягостна и мучительна? И как забыть человека?

И тут же возникает когнитивный диссонанс: зачем же избавляться от такого чудесного, светлого чувства, как ЛЮБОВЬ? Любовь — это прекрасное чувство, когда хочется улыбаться, когда желаешь любимому человеку добра и счастья, когда тепло на душе просто от осознания того, что он есть в этом мире.

Любовь не может мучить, напротив, это жизнеутверждающее чувство! Мучительным становится невозможность удовлетворить свою жажду обладания объектом любви.

Когда маленький ребёнок видит красивую игрушку, которая вызывает интерес, он хочет её ПОЛУЧИТЬ. Он хочет обладать, владеть игрушкой. Потому что ребёнок рассуждает так, что раз мне это нравится, значит, мне это НУЖНО. Желание и потребность для ребёнка неразделимы. Это абсолютно одно и то же. Создаётся впечатление, что то, что нравится действительно необходимо. То есть игрушка становится не просто интересной, в ней появляется нужда!

И вот такой внутренний ребёнок живёт внутри человека, который чувствует страдание от невозможности удовлетворить эту жажду обладания. Это состояние называется фрустрацией. И когда говорят о мучительной любви, наполненной страданием, то на самом деле, подразумевают эту самую фрустрацию, которая к любви не имеет совершенно никакого отношения!

Желание обладать понравившимся объектом (человеком ли или игрушкой) совершенно естественно для ребёнка. Переживание фрустрации, научение её отпускать, проживать — это важный этап процесса взросления. Как и обретение умения отличить желание от потребности. Легче всего с этим справляются отлюбленные дети, которым в детстве уделялись должное внимание и забота.

А что же делать остальным? Как быть, если вы обнаружили в себе эту самую фрустрацию?

Во-первых, отделите её от любви. Для начала попробуйте потренироваться, чувствовать эти состояния отдельно. То есть представьте образ любимого и проговорите себе мысленно «Я его люблю». И почувствуйте эту любовь. Как она ощущается, где в теле возникает чувство любви, какого цвета эта любовь, какой у неё запах, звук, цвет. Сделайте глубокий вдох и выдох.

Далее, так же, представляя свой объект любви, мысленно (или вслух) произнесите: «Я его хочу» (не имея в виду сексуальное влечение, а именно желание обладания этим человеком, желание разделённости, ответности чувств). И прочувствуйте эту жажду обладания, её ненасыщенность. Где в теле возникает это чувство? Как тело на него реагирует? Какой запах, звук, консистенция у этого чувства? Сделайте снова глубокий вдох и выдох.

Вы чувствуете разницу? Возможно, с первого раза разница будет не ощутима. Тогда просто повторите этот процесс. Когда чётко прочувствуете желание обладание, выделите фрустрацию, отделите её от любви, то просто подышите этим чувством. Представляя его в теле (можете положить руку на тот участок тела, где оно возникает, для лучшей концентрации), представляя его запах, звук. И дышите, будто вы вдыхаете этот запах, вдыхаете этот звук, это ощущение в теле, этот цвет. Дышите, пока не останется лишь тёплое, светлое чувство. Пока не останется в теле дискомфорта.

Сразу оговорюсь, что это лишь ОДИН ИЗ инструментов по работе с переживанием неудовлетворённости в любви. Разумеется, если вы находитесь в созависимых, токсичных отношениях, то потребуется дополнительная поддержка психолога. Но эту практику вы можете взять себе на вооружение для скорой самопомощи при тягостном переживании фрустрации.

*********************************************************************************

 Запись на консультацию

ВЗАИМНАЯ ЧЕСТНОСТЬ СУПРУГОВ КАК ДУХОВНО-НРАВСТВЕННАЯ ОСНОВА СЕМЬИ

ВЗАИМНАЯ ЧЕСТНОСТЬ СУПРУГОВ КАК ДУХОВНО-НРАВСТВЕННАЯ ОСНОВА СЕМЬИ

Андрей Зберовский

Россия уже почти четверть века является мировым лидером по числу разводов. Согласно статистике органов ЗАГС, у нас распадается от 50% до 70% семейных пар от того числа семей, что были зарегистрированы в конкретном году. Причин разводов очень много: отсутствие у супругов собственного жилья, низкий уровень их дохода, зависимость от родителей, алкоголизм, наркомания, игромания, бытовое насилие, бездетность, сексуальная несовместимость, измены и еще многое другое. Но было бы наивным и неправильным думать, что в прошлые времена всех этих проблем не существовало. На самом деле, семьям, особенно – молодым семьям, всегда было трудно: трудно материально, трудно физически, трудно морально. Причем, очевидно, что по ряду позиций раньше было еще более трудно. Однако факт остается фактом: в прошлые десятилетия, столетия и даже тысячелетия, гораздо менее образованные, нежели в наши дни супруги, живущие в гораздо менее комфортных бытовых и экономических условиях, гораздо лучше справлялись с самыми разнообразными проблемами, успешно их преодолевали и сохраняли свои семьи.

Парадоксально, но это – так и есть! Отсюда возникает резонный вопрос: что помогало мужья и женам прошлых времен успешно отражать самые разнообразные вызовы для своей семьи? Какие факторы и обстоятельства на них работали? Что было их ресурсом, ключом к счастливому браку длиною в жизнь? Как семейный психолог с практикой работы более четверти века, называя вещи своими именами, считаю, что таких спасительных «ключей», было, по меньшей мере, семь:

1.Благодаря единой религии и единому социальному, образовательному и культурному пространству, у супругов имелись общие духовные ценности, общая культурная, а потому – ментальная основа, что создавало прекрасную переговорную площадку, помогало мужу и жене не просто находить общий язык, но иметь его изначально, еще на старте отношений, сохраняя его на протяжении всей жизни.

2. Супруги всегда имели общие долговременные цели. Это было связано, во-первых, с тем, что они, как правило, были задействованы в одном материальном производстве (земледелие, скотоводство, ремесло, торговля и т.д.). А во-вторых, с необходимостью произвести на свет и вырастить как можно больше тех детей, что впоследствии помогут обеспечить родителей в период старости и болезней. (Ведь пенсионного и социального обеспечения тогда не существовало). Полное взаимное понимание по поводу этих целей создавало такое же полное взаимное понимание по большинству других семейных и иных вопросов.

3.Являясь «ячейкой общества», базовой социальной клеткой, семья находилась под постоянным контролем и опекой вышестоящих социальных структур – отцовского и(или) материнского рода, племени, церкви, государства и т.д. Все эти структуры могли вносить коррективы в организацию жизни в семье, накладывать разнообразные санкции на супругов и т.д. Они же помогали в уходе за детьми, в ликвидации риска голодной смерти и т.д. Это повышало ответственность супругов за собственное семейное поведение, ведь им нужно было не потерять собственное семейное лицо перед общество.

4.Семейная безальтернативность, когда у мужчин и женщин не было огромного ассортимента возможных половых партнеров, не было широкого выбора жен и мужей, что заставляло мужчин и женщин очень дорожить имеющейся «половиной», избегать тех рисков, которые могли оказаться необратимыми.

5.Высокая стабильность социальных систем. Отсюда, малая реальность поиска семейного партнера в более социально успешных слоях и явная бессмысленность поиска партнера в социально менее успешных слоях (по достатку, доходу, образованию и т.д.). Отсюда, снижение социальных и материальных запросов, снижение взаимной корыстности мужей и жен происходящих из примерно социально однородных слоев общества, о потому и уменьшение взаимной критики по оси «престижность – перспективность».

Сюда же можно отнести более медленный (по сравнению с современным мобильным обществом) характер роста социальной, экономической и политической успешности членов семьи (роста их статусов, доходов, авторитета, влияния и т.д.), что позволяло их «половинам» более эффективно адаптироваться под происходящие изменения, вписываться в них, разделять их. Из «грязи в князи», то есть от низовой должности в директора и собственники не росли за один день, а потому не возникало пресловутого «головокружения от успехов», не возникало «эйфории вседозволенности», это не приводило к отчуждению от членов родной семьи.

6.Высокий уровень физического труда, ежедневная физическая усталость, общие тяготы жизни приводили у супругов к взаимному снижению требований к внешности и сексуальной активности друг друга. Отсюда, минимум разводов и измен из-за того, что кто-то в паре был недоволен избыточным весом, общей неухоженностью или несексуальностью партнера.

7. Супруги, их жизнь и мысли, были полностью «прозрачны» друг для друга. Мужья и жены прекрасно знали источники и размеры дохода друг друга, круг общения, режим дня, встреч и общения с другими людьми и т.д. Эта честность и прозрачность являлась прекрасной базой для полного взаимопонимания и взаимного доверия в семьях, создавало чувство «локтя», что сразу снижало уровень конфликтности между супругами, увеличивало их общий оптимизм в семейной жизни.

Именно эти семь обстоятельств являлись той внутренней «арматурой», которая как стальные прутья в бетоне, усиливали семейную конструкцию, обеспечивая успешное преодоление супругами самых трудных жизненных ситуаций и личных конфронтаций в парах.

Разумеется, мы не можем, да и не желаем поворачивать время вспять. Многое из перечисленного уже стало историей. Однако, имея социальный инструмент с семью кнопками регулировки, даже в случае отказа или «западания-заклинивания» двух-трех из них, мы вполне можем усиленно использовать кнопки имеющиеся, тем самым компенсируя возникающие социально-семейные дефициты. И по большому счету, современное российское общество может и должно компенсировать уход в прошлое кнопок номер «4», «5» и «6» увеличенным вниманием к кнопкам «1», «2», «3» и «7», потенциал которых очень велик.

Что особенно касается кнопки №«1» – создания единого духовного, морально-нравственного и культурного пространства в стране и семье, чтобы мужчины и женщины из любых национальных, социальных, имущественных и образовательных слоев современного российского общества имели возможность говорить «на одном языке» не только государственном, но и ментальном, психологическом, на языке одних ценностей. Усилиями государства, церкви, общества, это не только возможно в принципе, но и возможно за относительно короткие сроки – в течение одного поколенческого ряда, за двадцать-тридцать лет, лишь бы эта работа как можно быстрее началась.

В данной же статье хочу особенно остановиться на кнопке №«7», взаимной честности супругов как духовно-нравственной основе семьи. Ни для кого не секрет в том, что в мире происходит и будет происходить глобальное противостояние цивилизаций: Западной (атлантической), Российской, Арабской, Турецкой, Китайской, Индийской, Японской, еще только формирующимися Африканскими и Южно-Американской и т.д. И это противостояние происходит не только в политической, военной, социальной и экономической сферах, но все больше в сфере культуры. Ведь разрушение культуры, культурной идентичности  – это начало разрушения социальной, экономической, политической, а там уже и военной мощи другой цивилизации. Культурное же противостояние особенно часто направлено против семейных ценностей, семьи как социальной ячейки того общества, с которым ведутся борьба.

И говоря о кнопке №«7», как семейный психолог, к сожалению, отмечаю, что российскому обществу, нашим мужчинам и женщинам усиленно навязывается так называемая модель обязательности «личного пространства» супругов. Согласно которой, супругам не нужно знать:

— жизненной истории своих «половин»;

— места их работы, профессии, текущей деятельности;

— источников доходов, размеров расходов;

— расписания их дня;

— круга и характера их личного общения, общения в социальных сетях, по мобильному телефону и т.д.;

Супруги якобы даже не должны брать в руки мобильный телефон или планшет друг друга, не должны знать пароле     й от телефона, электронной почты или аккаунтов социальных сетей свой «половины», не должны интересоваться тем, кто и почему подарил близкому человеку некий ценный подарок и т.д.

В рамках этой модели, даже не обговаривая это специально в брачных контрактах или устно, находясь в браке, супруги имеют право тайно приобретать движимое или недвижимое имущество лично на себя или своих родственников или друзей, раздельно проводить свои выходные и отпуск (включая выезд за границу), не отчитываться друг перед другом ни в чем.

Общая идея этой модели по-западному «свободных» отношений проста: мужчина и женщина создают семью только для рождения и воспитания общих детей, и лишь отчасти – для ведения интимных отношений и общего хозяйства. Все остальное они могут и даже должны получать от общения с другими людьми.

Что рушится от реализации данной схемы? С моей точки зрения, рушится взаимное доверие супругов. Отсюда, из супружеских отношений автоматически уходит взаимная честность. Ведь о какой честности может идти речь, если очень многое из того, что не договаривается близкому человеку вряд ли бы его/ее обрадовало, а то и вообще вызвало бы скандал и отторжение? Собственно говоря, можно уверенно говорить о том, что немалая часть разводов в России вызвана тем, что многие жены и мужья «голосуют ногами» против демонстративного применения их попавшими под влияние превратно понимаемых либеральных ценностей «семейными половинами» принципов личной свободы в семье и «личного пространства супругов в браке». Ведь будучи воспитанными в традиционных российских ценностях, наши мужчины и женщины никогда не поймут того, как можно жить в браке с человеком, который, с нашей системы оценки, «ведет двойную жизнь» или находится в непрозрачной для своего партнера по браку «серой зоне». Неудивительно, что отсюда возникает и много «ответных» игр в свободные отношения, измен и разводов. Отчего, по факту страдают наши российские дети.

Между тем, взаимная честность супругов в системе традиционных ценностей российской цивилизации являлась ничем иным как одной из важнейших духовно-нравственных основ семьи. Так называемое «личное пространство», навязываемое западными либеральными ценностями, по факту оказывается ничем иным как инструментом разрушения единства супругов, инструментом разрушения семьи как социального института. А «свободные отношения» между супругами – являются моделью противо направленной, антагонистичной не только для конкретно российской семьи, но и для любой семьи в мире.

Отсюда, считаю принципиально важным следующее:

— взаимная честность супругов как духовно нравственная основа семьи должна стать общепризнанным эталоном в системе ценностей российского общества в целом, вне зависимости от конфессиональных, национальных и иных различий;

— в рамках планирующегося к реализации в системе общего среднего образования России в ближайшие годы курса «Семьеведения» концепция «личного пространства супругов» должна быть подвергнута обоснованной критике;

— аналогичной критике она должна быть подвергнута из уст авторитетных членов российского общества (политиков, представителей религиозных конфессий, деятелей культуры, бизнесменов, спортсменов и т.д.);

— воспитание российской молодежи должно производиться на основе формирования взаимного доверия между супругами, что может быть технически достигнуто только на основе взаимной прозрачности жизни супругов.

Только находясь на данной позиции, только таким образом усиливая значение кнопки №«7» в семье, российское общество может рассчитывать на преодолении затяжного кризиса российской семьи как общественного института, на решение (в том числе) производных от этого демографических проблем, на действительную защиту материнства и детства. Ведь, по большому счету, борьба за доверительность и прозрачность отношений между супругами в российской семьей – один из фронтов в большой борьбе за выживание и будущее России, нашей глубоко самобытной российской Цивилизации. И проиграть эту борьбу мы не имеем права

*********************************************************************************

 Запись на консультацию

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СТРАТЕГИИ В ДОСТИЖЕНИИ ЖЕЛАТЕЛЬНЫХ РУБЕЖЕЙ. ЭФФЕКТИВНЫЕ УПРАЖНЕНИЯ.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СТРАТЕГИИ В ДОСТИЖЕНИИ ЖЕЛАТЕЛЬНЫХ РУБЕЖЕЙ. ЭФФЕКТИВНЫЕ УПРАЖНЕНИЯ.

Алена Блищенко

 

Как сориентировать себя на достижение определённых жизненных рубежей — выбрать оптимальное направление и удержаться в строю?

Сегодня работали с клиенткой по следующей схеме. Опишу её — будет полезно многим.

Мы работали в два этапа. Расскажу по порядку…

Этап I. Проявление пространства желательных достижений в формате воображаемой встречи с собой из возможного счастливого будущего.

Для этого проведём полезное, рабочее упражнение.

Опишу его  читателям, а ниже оставлю видео (по которому — под инструкции психолога — можно выполнить практику).

1. Для начала позволим себе расслабиться. Закроем глаза. И глубоко-глубоко подышим.

2. Вообразите себя на берегу волшебного, прекрасного моря.

3. Вы идёте вдоль берега. Любуйтесь красотой. И ощущаете гармонию конкретного места.

4. Продолжая свою прогулку, Вы внезапно замечаете идущего в вашу сторону путника.

5. Приблизившись друг к другу, Вы узнаёте в подошедшем себя из лучшего возможного будущего.

6. Он в свою очередь — тоже Вас узнаёт (как себя из своего прошлого).

7. Вам есть что сказать друг другу. Поздоровайтесь и остановитесь для короткой беседы.

8. Прежде всего внимательно разглядите своего двойника. Обратите внимание на то, что вас отличает. Отметьте найденные различия.

9. А теперь спросите собеседника, что привело его к желательным рубежам? И что он посоветует в этом отношении Вам? Постарайтесь запомнить всё, что сейчас услышите.

10. Поменяйтесь местами. Станьте на минуту друг другом. Прислушайтесь к противоположным позициям, наполнитесь ценной дополнительной информацией.

11. Примите в себя друг друга, закрепив исполненный вариант.

12. Вернитесь в собственные позиции. Прислушайтесь к текущему наполнению.

13. Поблагодарите собеседника и тепло попрощайтесь с ним.

14. Повернитесь к начальной точке (из которой Вы начали свою практику) и медленно вернитесь в своё текущее.

15. Зафиксируйте обретённую информацию. Постарайтесь удержать найденный в задании вектор. Двигайтесь в полученном направлении.

*********************************************************************************

 Запись на консультацию

ТИПИЧНЫЕ ЗАБЛУЖДЕНИЯ ЖЕНЩИН, ПОДВЕРГАЮЩИХСЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОМУ НАСИЛИЮ В ОТНОШЕНИЯХ

ТИПИЧНЫЕ ЗАБЛУЖДЕНИЯ ЖЕНЩИН, ПОДВЕРГАЮЩИХСЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОМУ НАСИЛИЮ В ОТНОШЕНИЯХ

 

По материалам книги «Как справиться с вербальной агрессией». Книга посвящена проблеме домашнего насилия.
Последствия вербальной агрессии оказывают влияние и на интеллектуальную сферу женщины. Женщина начинает заблуждаться и по поводу себя, и по поводу своих отношений с агрессивным партнёром. Женщины не всегда способны чётко сформулировать навязанные им заблуждения, но эти идеи настолько глубоко внедрены в их сознание, что кажутся им истиной, реальностью, а вовсе не представлениями о реальности.

 

1. Женщина верит, что если она сможет лучше выразить свою мысль и сможет лучше объяснить что-то, то её муж (или партнёр) не будет на неё злиться и гневаться.

2. Женщина верит, что у неё имеются какие-то необъяснимые проблемы с восприятием, что она воспринимает всё «не так, как на самом деле» (ей об этом постоянно говорят!)

3. Женщина верит, что если бы она вела себя адекватно, «не делала бы из мухи слона и не устраивала бы скандалов на пустом месте» (ей об этом постоянно говорят!), она бы не чувствовала себя обиженной и ей бы не было так больно.

4. Женщина верит, что поскольку она сама старается быть искренней и старается заботиться о своём муже (партнёре), тот, говоря ей, что любит её, точно также заботится о ней.

5. Женщина верит, что её муж (партнёр) со своими друзьями и коллегами ведёт себя так же, как и с ней. Но они при этом не выводят его из себя, не злят и не жалуются, значит, это с ней что-то не так, а не с ним.

6. Женщина верит, что она страдает по недоразумению, из-за недостатка чего-то, по ошибке. Понять, в чём ошибка или чего ей не хватает, она не может, но вместо этого приобретает стойкую уверенность в собственной неадекватности и неправильности, которая происходит от постоянных обвинений.

7. Женщина верит, что когда муж (партнёр) ругает, обвиняет или обзывает её, он справедлив в своих оценках и обвинениях.

8. Женщина верит, что как только муж (партнёр) поймёт, какую боль он причиняет ей своим гневом или саркастическими замечаниями, он перестанет это делать. Она полагает, что просто ещё не нашла способ объяснить ему, насколько ей больно сносить его выходки.

9. Женщина верит, что так ведут себя все мужчины и она, в отличие от других женщин, нашедших понимание со своими мужьями, пока не смогла найти подход к своему.

10. Женщина верит, что, несмотря на многократные агрессивные выпады своего мужа (партнёра), она когда-нибудь сможет наладить отношения с ним

Реальность: Несмотря на многочисленные попытки женщины объясниться с мужем-агрессором и найти «нужные слова и аргументы», агрессия с его стороны продолжается. Восприятие и эмоциональная сфера у женщины длительное время функционируют нормально, её чувства – боль, страх, отчаяние, тревога и т.д. — сигнализирует, что по отношению к ней практикуется агрессия, но на определённом этапе женщина перестаёт доверять самой себе. Многие женщины пытаются наладить отношения с агрессором, но любые попытки улучшить взаимоотношения, научиться понимать агрессора, стать счастливее – ведут к осложнениям.

Чем больше женщина делится своими надеждами и страхами с агрессором, рассчитывая на понимание и близость, тем больше агрессор понимает, как она открыта перед ним, как беззащитна и слаба. Он сильнее чувствует превосходство над ней, становится ещё холоднее к ней, стремится больше проявить власть над ней.

Чем больше жертва делится с агрессором своими интересами и планами, тем больше агрессор критикует или осуждает её, что выводит её из равновесия, отвлекает её от этих планов и интересов, разрушает её самоконтроль.

Чем больше жертва старается найти общие темы для разговора, чтобы общаться с агрессором, тем больше агрессор отмалчивается, наслаждаясь её желанием слушать его, её готовностью ловить каждое его редкое слово и той властью, которую он ощущает, поступая таким образом.

Чем больше жертва достигает в жизни, при этом веря, что агрессор тоже порадуется за неё, тем больше агрессор стремится опошлить и унизить её усилия и достижения, чтобы таким образом упрочить свои позиции и вновь ощутить себя выше её.

Чем меньше жертва верит в то, что агрессор примет её и сблизится с ней, чем больше она отходит от него и чем чаще видится с друзьями, которые дают ей то, что ей необходимо, тем более враждебным и злым становится агрессор.

Эти парадоксы показывают, как все стремления женщины к внутреннему росту, цельности и улучшению взаимоотношений с мужем-агрессором пугают его, тревожат, причиняют боль и разочарование.

Интересно то, что когда агрессор ругает женщину, он обычно в точности описывает самого себя в тех обвинениях, которые бросает ей.

Например:

— Ты слишком серьёзно ко всему относишься! (На самом деле женщины недооценивают всю глубину своих переживаний и страданий, и часто закрывают глаза на агрессию по отношению к ним)

— Ты слишком быстро делаешь выводы! (На самом деле женщина часто не решается делать выводы вообще)

— Ты всё видишь в чёрном свете! (На самом деле женщины настроены на лучшее и всё готовы видеть в самом выгодном для агрессора свете).

 

Источник: accion-positiva.livejournal.com/293092.html

*********************************************************************************

 Запись на консультацию

 

ПОРТРЕТ ЧЕЛОВЕКА С НЕНАСЫТНОЙ ЖАЖДОЙ ЛЮБВИ

ПОРТРЕТ ЧЕЛОВЕКА С НЕНАСЫТНОЙ ЖАЖДОЙ ЛЮБВИ

 

 

 Мосеев Евгений

Чем же отличается нормальная потребность в любви от невротической?

К. Хорни перечисляет несколько признаков.

 1. Навязчивый характер При невротической потребности человек не может жить без получения свидетельств любви

2. Неспособность быть одному, страх одиночества Так, жена может по несколько раз в день звонить мужу на работу, обсуждая с ним несущественные вопросы и требуя внимания. Постоянное внимание партнера или детей обладает сверзначимостью. Поэтому если партнер выражает недовольство слишком «плотным»общением, жаждущий любви чувствует себя на грани катастрофы. Расставаясь со своим партнером, он не способен ждать, когда на его горизонте появится подходящий человек, и останавливает свой выбор на первом попавшемся кандидате, который может совершенно не подходить по своим качествам. Главное, чтобы он соглашался быть рядом. Поскольку при таком страхе одиночества партнер приобретает сверхценность, жаждущие любви готовы платить за нее унижением и отказом от собственных интересов. Естественно, что в таком случае они не получают удовлетворения от отношений

3. Манипулятивные способы получения внимания и любви:

• подкуп («Если ты будешь любить меня, я для тебя сделаю все, что ты захочешь»)

• демонстрация беспомощности • призыв к справедливости («Я столько делаю для тебя! Ты должен отплатить мне)

• угрозы, шантаж

4. Ненасыщаемость Невротическую потребность в любви невозможно насытить. Жаждущий любви никогда не бывает удовлетворен количеством и качеством проявленного в его адрес внимания. Поскольку сам он не уверен в собственной ценности для партнера, ему нужны постоянные подтверждения своей значимости в глазах близкого человека. Но партнер устает и начинает отдаляться, стремясь отдохнуть от непомерных требований, все чаще оставляя страждущего любви в одиночестве, демонстрируя свою холодность

5. Требования абсолютной любви Невротическая потребность в любви оборачивается требованиями абсолютной любви, которые заключаются в следующем. О «Меня должны любить, несмотря на самое неприятное и вызывающее поведение; а если меня не любят, когда я веду себя вызывающе, значит, любили не меня, а удобную жизнь рядом со мной».«Меня должны любить, не требуя ничего взамен; иначе это не любовь, а извлечение выгоды из общения со мной»

6. Постоянная ревность к партнеру Эта ревность возникает не только при реальной опасности утраты любви, чаще всего —в обстоятельствах, когда партнер увлеченно занимается другим делом, восхищен другим человеком, уделяет время общению с окружающими

7. Болезненное восприятие отказа и возражений. Поскольку жаждущий любви никогда не бывает удовлетворен вниманием, за которое он платит высокую цену, отказавшись от собственных интересов, подчиняясь и ломая себя, он постоянно чувствует себя обманутым. Негативные эмоции могут долго скрываться, но затем обязательно проявятся прямым или косвенным путем

Одним из частых вариантов для развития ненасытной жажды любви —это холодно-вежливые взаимоотношения в семье, когда родители не любят друг друга, но очень стараются не ссориться и не показывать открыто каких-либо признаков неудовлетворения. В этой атмосфере ребенок чувствует себя неуверенно: он не знает, что чувствуют и думают его родители. Зато он ощущает холодность, когда ему демонстрируют любовь. В то время как ребенок чувствует недовольство, напряжение и отчужденность, ему пытаются внушить, что в семье царят мир и покой. То, что ему говорят, не совпадает с тем, что он видит и переживает, и это влечет за собой развитие сильного беспокойства, которое усиливается еще тем, что за внешним выражением внимания ребенок не чувствует любви и ребенок решает, что это именно он является причиной холодности. После этого ему только остается сделать вывод, что он не сумел заслужить желаемую любовь.

При любом варианте развития жаждущие любви —это «недолюбленные» люди, которые вновь и вновь стремятся «исправить»ход событий, вырваться из замкнутого круга недополучения любви.

Чаще всего такие феномены встречаются у так называемых «пограничников» (borderline state)

Пограничные состояния — это позиции или промежуточные станции в процессе декомпенсации от непсихотического состояния в психотическое или в процессе регрессии от невротического к психотическому уровню психической организации. Термин может использоваться, например, для описания пациента, который уже не кажется невротическим, но еще не выглядит явно шизофреническим. В этом значении он был введен в 1953 году Робертом Найтом.

Термин пограничная личность охватывает два розных, но частично перекрещивающихся понятия. Пограничное личностное расстройство является описательным феноменологическим понятием, относящимся к отдельному психиатрическому синдрому — преходящим, обратимым и Я-дистонным микропсихотическим эпизодам, характеризующимся диффузной импульсивностью, хронической раздражительностью, нестабильными межличностными отношениями, нарушениями идентичности, нередко чувствами скуки и опустошенности, тенденциями к нанесению себе увечий. С другой стороны, пограничная личностная организация (по определению Кернберга, 1967) является более широким понятием. Оно относится к структуре характера, в которой отмечаются: 1) в сущности сохранная функция проверки реальности; 2) наличие противоположных и несинтезированных ранних идентификаций, ведущих к недостаточно интегрированной идентичности Я (это может проявляться в противоречивости черт характера, отсутствии временной непрерывности самовосприятия, недостаточной аутентичности, неудовлетворенности своей половой ролью и тенденции к субъективному переживанию внутренней пустоты); 3) преобладание расщепления (нередко подкрепляемого отрицанием и различными проективными механизмами) над вытеснением в качестве привычного способа Я обходиться с амбивалентностью и, наконец, 4) фиксация на фазе восстановления в процессе сепарации-индивидуации, что ведет к нестабильности концепции Самости, отсутствию константности объектов, чрезмерной зависимости от внешних объектов, неспособности терпеть амбивалентность и заметном доэдиповом влиянии на эдипов комплекс.

Два этих понятия представляют собой разные уровни абстракции. Первое обозначает нозологический синдром, второе относится к развитию и структуре психики. Однако оба понятия во многом перекрываются. Пограничная личностная организация включает в себя все проявления пограничных личностных расстройств. Вместе с тем существуют и другие личностные синдромы, которые также относятся к пограничной личностной организации. Они включают в себя нарциссические, шизоидные и антисоциальные расстройства характера, а также некоторые формы наркомании, алкоголизма и сексуальных перверсий.

В дескриптивном аспекте пограничная личностная организация присуща индивидам, у которых явно нестабильное поведение противоречит их внешне более стабильной структуре характера. Лица с таким диагнозом ведут хаотическую жизнь, они тяжело переносят одиночество, импульсивны, заняты собой и не способны к самоанализу. Они не могут четко отделять себя от других и используют других, чтобы избавиться от неприятных чувств или удовлетворить желание чувствовать себя благополучными. Они также позволяют использовать себя другими. Результатом является, кок правило, не успех, а постоянная фрустрация, сопровождающаяся злостью и отчаянием. Пограничные индивиды широко используют защитные механизмы проекции и интроекции и проявляют чувства и установки враждебности и отвержения. Иногда у них возникают психотические симптомы — паранойяльные и бредовые. Этим больным недостает интеграции личности, они часто говорят и действуют, противореча самим себе.

Относительно того, как наилучшим образом концептуализировать пограничную личностную организацию, существуют значительные теоретические противоречия. Разногласия касаются прежде всего происхождения этих состояний: являются ли они следствием конфликта и защиты (как при психоневрозах), задержки развития, обусловленной неадекватными объектными отношениями, или отклонения в развитии, основанного на адоптации к патологическим первичным объектам. В формулировке Кернберга используется традиционная модель психоневроза, однако он во многом опирается на теоретические построения Мелани Кляйн, касающиеся, в частности, защитного расщепления и проективной идентификации при конфликтах, связанных с агрессивным влечением. Британские аналитики, работающие в рамках теории объектных отношении, представления которых также восходят к концепции Кляйн, для обозначения подобной структуры личности используют термин шизоидная личность. Психологи, занимающиеся проблемами Самости, утверждают, что пограничным индивидам недостает связности Самости, и поэтому они не способны доже к самым примитивным формам переноса. Традиционно ориентированные аналитики рассматривают пациентов с подобными расстройствами в качестве полиневротических личностей, конфликты и симптомы которых относятся к самым разным уровням развития и, возможно, сопровождаются структурными дефектами.

Диагностику пограничных личностей легче провести в условиях психотерапевтической или аналитической ситуации, чем с помощью простого интервью. Однако в большинстве случаев очень сложно, если вообще возможно, лечить пограничных больных с помощью классической психоаналитической техники (даже с использованием параметров), поскольку помимо прочих проблем, о которых шло речь, они требуют удовлетворения и предпочитают действие вербализации, рефлексии и пониманию, которые характеризуют психоанализ.

*********************************************************************************

 Запись на консультацию

ДНО БЕСКОНЕЧНОГО КОЛОДЦА ИЛИ МУЧИТЕЛЬНЫЙ ПУТЬ НАРЦИССА

ДНО БЕСКОНЕЧНОГО КОЛОДЦА ИЛИ МУЧИТЕЛЬНЫЙ ПУТЬ НАРЦИССА

 Ирина Млодик

Так хочется стать кем-то значительным, важным, запоминающимся! Хочется каждому, уверяю вас. Если уж не прославиться на весь мир и войти в анналы, то хотя бы иметь пусть небольшую, но уникальную черту. Ну, хоть как-то по-особенному готовить борщ, рассказывать анекдоты, или даже болеть. Психологическая особенность, присущая каждому, что поделаешь…

Люди делятся на тех, кто признает это в себе, и тех, кто по каким-то загадочным причинам пока не хочет признать. Ощущать себя неповторимым — это так «правильно» с психологической точки зрения. Но у некоторых из нас есть определенная предрасположенность к тому, чтобы считать себя не просто неповторимым, а уникальным в своем величии или своем ничтожестве. Внутри каждого из нас живет свой «нарцисс», только как он там живет, вот в чем вопрос. Нарциссические черты есть у каждого. Есть они и у тебя, дорогой читатель, и у меня… У всех. Просто выражены в разной степени. И в разной же степени мешают или помогают жить. Некоторые психоаналитики (например, Н. Мак-Вильямс) говорят о современной  «эпидемии нарциссизма». На мой взгляд, они совершенно правы. Система воспитания, особенности менталитета, ценности общества — буквально все способствует тому, чтобы нарциссизм как психологическая особенность или даже как патологический характер расцветал и все глубже пускал корни.

Поскольку нарциссизм «передается по наследству», — нарциссический родитель очень часто «транслирует» модель поведения своему ребенку, — то мне кажется, пора осознать, что же наше поколение может оставить тем, кто пойдет за нами. В бытовом представлении нарциссом принято называть человека самовлюбленного, эгоистичного, зацикленного на себе. Почти все помнят из школьных уроков миф о Нарциссе, безвременно погибшем от безграничной любви к себе, и о женщине, наказавшей его, заставив умереть от самолюбования над чистыми водами ручья. В психологии мы больше говорим о нарциссических нарушениях или о нарциссическом характере, которые лишь отдаленно напоминают бытовое представление о юноше из древнегреческого мифа.

Итак, классические симптомы нарциссизма:

1. Ощущение внутренней пустоты
«Это вакуум, пустота, всегда свистящая в тебе, всегда холодящая спину. И что бы ты ни сделал, чего бы ни добился, все проваливается в эту черную дыру. Все время есть иллюзия того, что вот-вот дыра наполнится, конечно, не чередой мелких побед и никому не нужных малых достижений, а чем-то великим. Только грандиозная победа может заткнуть эту дыру навсегда! Вот поэтому  я отказываюсь от малых побед: какой смысл, если они не приносят избавления, если не наполняют и не латают во мне дыры. Вот потому я жду большой победы, как спасения, как награды за мои мучения».  Многие мои клиенты так и описывают свое состояние, как отсутствие дна. Все достижения, какими бы великими они ни были, быстро «уходят в песок», проваливаются в черную дыру. Ощущение пустоты невыносимо и требует немедленного заполнения чем угодно: впечатлениями, едой, алкоголем, приключениями, упорной работой. Пустота создает ощущение «сквозняка» внутри, сильной неустойчивости, отсутствия опоры, неуверенности. Наступает «невыносимая легкость бытия», которую очень хочется хоть чем-то утяжелить, желательно победами, но если нет сил на достижения, то хотя бы депрессией и тоской, которая не замедлит появиться. Всё родом из детства, в том числе и «нарциссическая дыра». Если когда-то нас любили за наши достижения, нашу функциональность, то не удивительно, что, когда мы вырастаем, у нас остается ощущение, будто нас будут любить только при условии, что  мы станем «совершенной функцией». В функцию «ребенок» или «мой сын», «моя дочь» может входить все что угодно, но как правило туда входит выполнение совершенно определенных задач: делать уроки, получать «пятерки», убирать квартиру, поступать в соответствии с родительскими ожиданиями (часто противоречивыми).

Трудно вырастить ребенка, ни разу не отнесясь к нему как к функции. Но важно хотя бы иногда понимать и быть внимательными к тому, чем живет ваш маленький человек. Если хотя бы изредка интересоваться тем, что он представляет собой, что чувствует, о чем думает, тогда у вашего ребенка начинает формироваться нечто, что он будет ощущать как «Я». «Бездонности» нарциссической дыры способствует вечное недовольство родителей, которые почему-то боятся по-настоящему интересоваться ребенком или хотя бы просто радоваться тому, что он есть и тому, что он такой. В результате ребенка не покидает ощущение, что он все еще недостаточно хорош, а значит, его достижения и успехи ничего не значат. Из этого рождается следующий достаточно неприятный и вредный для личности симптом.

2. Оценивание и обесценивание
Человеку с нарциссическими нарушениями свойственно постоянно оценивать всех вокруг, сравнивать себе с другими. Ведь именно так поступали с ним родители. Они без конца оценивали его поступки и действия, а также сравнивали его с другими детьми, ставили ему в пример кого-то в надежде, что будущий нарцисс исправится и будет равняться на положительные примеры. В результате, первое, чего добились родители, — сделали своего ребенка вечно зависящим от внешней оценки, постоянно готовым выдать критическое замечание как в свой адрес, так и по отношению ко всему миру. В итоге нарцисс как правило недоволен собой и окружающим миром.  Второе, — они не научили его искать себя, осознавать собственные особенности, и в соответствии с этим выбирать свою нишу для самореализации, а приучили к бесконечному сравниванию себя с кем-то, а поскольку критерии высоки, то сравнение, как правило, не в его пользу. Это неизбежно зарождало в ребенке скрытый конфликт: с одной стороны, ему хотелось ощущать себя уникальным и неповторимым, с другой, он быстро привык к сравнению, а значит, он —  всего лишь «один из», и к тому же, как правило, не самый лучший. Часто родители совершенно ошибочно полагают, что «нарциссом» может стать только тот ребенок, которого много хвалят. Это, безусловно, заблуждение.

Хвалить вовсе не обязательно, достаточно оценивать и сравнивать, делая акцент главным образом на достижениях ребенка, а не на нем самом. Поскольку маленький нарцисс получил от своих родителей послание, что он всегда недостаточно хорош и успешен, то у него формируется такой механизм, как обесценивание. Все, что достигнуто тяжелым трудом или часто невероятными усилиями (он ведь стремится к совершенству, а совершенство просто не дается), все это признается только сегодня, а завтра уже ничего не значит. Пройдет всего несколько лет, и для уже повзрослевшего нарцисса успешно снятый фильм, гениальная книга, великолепная картина, нобелевская премия будут иметь значение только в момент признания, всего несколько минут или дней он будет считать себя достойным и успешным.  «Назавтра» он снова начнет считать себя совершенно бездарным, ничего не умеющим, все начинающим с «белого листа». Перед ним снова встает трудно осознаваемая необходимость доказывать всему миру, что  ты — гений и чего-то стоишь.  И все потому, что за полученную «пятерку» хвалили сегодня, а затра уже разносили в пух и прах за случайно совершенную оплошность или недочет. Получалось, что хорошим ты можешь быть только временно, условно, за выполнение определенных функций и задач,  а назавтра есть риск и даже неизбежность снова стать «плохим».

Нарцисс обесценивает не только свои достижения, но и свои качества, и самого себя. Он всегда не уверен в себе, компенсаторное ощущение собственной силы и непобедимости возникает у него лишь в периоды признания. Но по большей части он обессилен, депрессивен, тревожен. Поскольку такой человек все время обесценивает себя, свои достоинства и ресурсы, у него постоянно присутствует ощущение, что может случиться что-то, с чем он не справится, оно становится фоновым, поэтому «нарцисс» не  любит перемен, не часто отваживается на что-то новое. Рискует же он лишь потому, что новое — это возможность заполнить внутреннюю пустоту. При этом ощущение тревоги может превышать порог переносимости и приводить  к  бессонице, двигательной расторможенности, появлению психосоматических симптомов или попыткам компенсировать тревогу через какие-либо зависимости (алкоголь, наркотики, трудоголия, шопоголия, переедание, активное участие в жизни других людей и т.д.).

Очень часто нарцисс пытается спастись от вездесущего обесценивания и всепроникающей пустоты тем, что стремится заполнить внутреннюю дыру машинами, квартирами, карьерами, статусом, деньгами, властью. Но его личная трагедия в том, что ему всегда мало, и чем больше способов и средств он  уже перепробовал для затыкания дыры, тем меньше шансов у него остается. Вот потому страдания нарциссов, у которых «уже все есть», наиболее сильны и удушающи.

3. Маятник с большой амплитудой
Нарцисс в основном находится в двух полярных состояниях. Он то божественно прекрасен и всемогущ (в периоды признания его достижений), то он полный неудачник и ничтожество (в периоды его ошибок или непризнания).  Именно так. Полярности не «хороший-плохой», а именно «божественно крут — полное ничтожество». И потому он часто легко и незаметно для самого себя и окружающих может оказаться в любом из этих состояний. «Тумблер» для переключения состояния всегда один: внешняя  или внутренняя оценка, так или иначе связанная с внешним признанием или самопризнанием. Маятник, с одной стороны, делает жизнь нарцисса эмоционально яркой, насыщенной. От постоянной смены признаний и непризнаний он то погружается в глубины страданий, то взлетает в небеса эйфории. Но с другой стороны, чем больше амплитуда, тем сильнее истощение. Такие клиенты чаще пребывают в обессиливающей депрессии, поскольку в периоды редких эйфорий они активны и тратят много душевных и физических сил. А депрессия — зачастую единственный способ «заземлиться», накопить силы, оправдать собственное бездействие, за которым на самом деле стоит страх еще раз испытать разочарование от собственной неудачи. Важно понимать, что им действительно трудно решиться на что-то, настолько велик риск возможного тяжелого переживания собственной ничтожности. Чем старше они становятся, тем труднее дается им любое начинание, любая новая деятельность, поскольку им кажется, что они должны непременно справляться со всем, причем сразу и не просто на «пять», а недостижимо-безупречно. А поскольку сесть на велосипед в первый раз и сразу поехать, ни разу не упав и даже не вильнув рулем, невозможно, то ошибки неизбежны, они то и пугают желающих во что бы то ни стало быть «божественными» нарциссов. Поскольку такие люди сами себя видят через две узкие трубы «божественно» и «ничтожно», то и окружающий мир им кажется точно таким же. Им свойственны полярные суждения и оценки людей, явлений, событий. Они обычно либо идеализируют их, либо «опускают». Причем в неблизких отношениях с людьми идеализация сменяется обесцениванием последовательно: сначала человек возводится на пьедестал, а потом с него сбрасывается с оглушительным грохотом. В более близких контактах оба процесса могут присутствовать параллельно. Нарцисс часто неожиданно и точно попадает в болевую точку вполне обожаемого партнера своим обесценивающим уколом, от чего обычно партнер впадает в легкое или сильное (зависит от степени осознанности) замешательство и не знает, как быть с тем, что ему досталось. Он почти всегда пропускает сквозь свои границы болезненный укол, будучи не в состоянии на него хоть как-то отреагировать или защититься. В результате, даже самый терпеливый и слиятельный партнер, устав от бесконечных ранений, покидает нарцисса. Расставание или даже смерть партнера нарцисс воспринимает как отвержение, что только укрепляет его и без того взрощенное недоверие к любым эмоциональным контактам, и к близким отношениям особенно. Понятно, что это не может не отражаться на взаимоотношениях с близкими людьми.

4. Ускользание из отношений
Нарцисс страстно нуждается в близких, принимающих отношениях, тех, что ему так и не удалось выстроить с его  собственными родителями. Он часто неудержимо стремится к слиянию в тайной и безуспешной надежде заиметь собственное «Я» через слияние с другим, при этом одновременно у него присутствует страх того, что его «Я» при слиянии будет поглощено другим и исчезнет. Он никогда не способен открыться до конца, довериться, и понятно почему: в детстве, когда он был так открыт и незащищен, его ранили осуждения и критика его родителей, его «Я» было субъективно уничтожено невниманием, игнорированием, унижением. Для него довериться — значит подвергнуть себя колоссальному риску, и потому нарцисс скорее ищет тех, кто может слиться с ним, он же всегда на страже собственных границ, и слияние с ним всегда иллюзорно. Истинная близость подразумевает Встречу двух глубоких и подлинных «Я», но «Я» нарцисса отчужденно от него самого, вместо него он ощущает лишь пустоту, и потому Встреча с ним невозможна. Партнер в отношениях догадывается о наличии подлинного «Я» нарцисса и ему очень хочется до него «добраться». Вот почему нарциссы так притягательны. Их партнеры «заинтригованы» невидимым, но где-то присутствующим «Я», и они старательно «отогревают» замерзшее сердце Кая в бесперспективной надежде на Встречу. Полагаю, что без психотерапии это редко кому удается. Если нарушения выражены, то отношения в результате становятся разрушительными для обоих. Партнер нарцисса, годами отдавая мегатонны любви, заботы, принятия, взамен получает редкие вспышки благодарности, нежности и признания вперемешку с постоянным обесцениванием и недовольством. От постоянной шрапнели несправедливых оценок и комментариев партнер начинает терять силы, угасать, болеть, стареть, устав от родительской роли по обеспечению безусловной любви и принятия. Но партнер никогда не сможет заменить нарциссу «хорошего» родителя, сколько бы лет ни ушло на безусловную любовь.

Отчаявшись получить всеобъемлющую любовь, которая так и не способна отогреть обледенелое сердце, ибо она не есть любовь материнская, нарцисс начинает искать хотя бы признания. Для этого ему не нужны близкие отношения, для этого нужны поклонники. Смена поклонников или поклонниц — это то, на чем, как правило, и останавливается нарцисс. В какой-то момент он  готов поменять любовь на восхищение. Ему как бы становится «достаточно» поклонения. Его подлинное «Я» уже никого не интересует, до него никто не «докапывается», никто не «отогревает», просто восхищается и все. Важно лишь, чтобы поклонников всегда было достаточно, но если они начинают пропадать, то он готов быть с любым, кто восхищается, вне зависимости от того, чем за это ему приходится платить.

Все, о чем я пишу, в сущности лишь платоновское «воспоминание об идеях», поскольку все это уже описано тысячи лет назад в том самом мифе о Нарциссе в пересказе Овидия, на которого ссылается, например, Паскаль Киньяр: «К шестнадцати годам Нарцисс стал так красив, что не только молодые девушки, не только юноши, но и нимфы вожделели к нему, особенно та, что звалась Эхо. Но он отвергал их всех. И девушкам, и юношам, и нимфам он предпочитал лесную охоту на оленей. Нимфа Эхо страдала от безответной любви. Любовь эта была столь сильна, что Эхо стала повторять все слова, что говорил ее возлюбленный. Пораженный Нарцисс оглядывался, не понимая, откуда исходит этот голос. — Соеamus! (Соединимся!) — крикнул он однажды таинственному бестелесному голосу, который преследовал его. И таинственный голос ответил: — Соеamus! (Сольемся в объятии!) Очарованная произнесенным словом, нимфа Эхо внезапно выбежала из чащи. Она бросается к Нарциссу. Она обнимает его. Но он тотчас бежит прочь. Отвергнутая Эхо возвращается в чащу. Мучимая стыдом, она худеет и тает. Вскоре от влюбленной нимфы остаются лишь кости да голос. Кости превращаются в скалы. И тогда от нее остается лишь жалобный голос». (Секс и страх: Эссе: Пер. с фр. — М.: Текст, 2000, с. 130-140) Впоследствии Афродита — женщина, возмутившаяся тем, как много и часто ранит Нарцисс окружающих его прекрасных нимф, наказывает, в общем-то, и без того совершенно несчастного юношу, неспособного к глубоким и зрелым отношениям, заманивая его возможностью узреть собственное «Я» в отражении ручья: «Нагнулся Нарцисс к ручью, опершись руками на камень, выступавший из воды, и отразился в ручье весь, во всей своей красе. Тут-то постигла его кара Афродиты. В изумлении смотрит он на свое отражение в воде, и сильная любовь овладевает им. Полными любви глазами он смотрит на свое изображение в воде, оно манит его, зовет, простирает к нему руки. Наклоняется Нарцисс к зеркалу вод, чтобы поцеловать свое отражение, но целует только студеную, прозрачную воду ручья. Все забыл Нарцисс: он не уходит от ручья; не отрываясь любуется самим собой. Он не ест, не пьет, не спит. Наконец, полный отчаяния, восклицает Нарцисс, простирая руки к своему отражению: — О, кто страдал так жестоко! Нас разделяют не горы, не моря, а только полоска воды, и все же не можем быть с тобой вместе. Выйди же из ручья!». (Н. Кун «Легенды и мифы древней Греции  М.: АСТ, Полигон, 2004 г.)

Так отчаявшийся Нарцисс осознает свою обреченность на вечное страдание вследствие отчужденности от собственного «Я», на вечное желание с ним соединиться, вобрать, стать одним целым, стать собой. Вода как символ в юнгианской психологии означает психику, душу, и потому, глядя в воды ручья, юноша желает только одного: смотреть внутрь себя, в тщетной надежде себя обнаружить и присвоить. Становится понятным, что взгляд на мифологического Нарцисса лишь как на самовлюбленного героя слишком упрощен и не отражает глубины нарушений и страданий легендарного юноши, впрочем, как и бытовой взгляд на современных нарциссов как на просто заносчивых и эгоистичных людей. Наша задача понять основу и глубину их страданий и обозначить пути помощи.

Трагедия нарцисса заключается в невозможности узнать и присвоить свое подлинное «Я» (или сильной затрудненности этого процесса). Отсоединенное от него самого «Я» создает ощущение пустоты и отсутствия опоры, что рождает в нарциссе базовую неуверенность и тревогу. Он вынужден опираться на оценки внешнего мира, а они все время противоречивы и постоянно сменяют друг друга. Из этих оценок он стремится слепить свой образ, но он распадается из-за их непоследовательности и тотальной субъективности. Потому он никогда до конца не уверен в себе, не знает, что он может, что представляет собой и имеет ли «право жить с гордо поднятой головой». Краткая радость нарцисса: победа, триумф, достижение, получение признания. В эти моменты он понимает, что он не просто имеет «право жить», а всесилен, особенно умен, прекрасен, проницателен, что сотворил нечто, что теперь позволит ему до конца жизни ощущать себя не просто хорошим, а великим. Радость сильна, но недолга, от нескольких минут до нескольких недель. Затем — сокрушительный обвал и снова сосущая пустота внутри.

Основная боль: сильное, постоянное и глубокое страдание от несовершенства мира — от неточностей, изъянов, оплошности, воинствующей глупости, неэстетичности, вульгарности, пошлости, той простоты, что хуже воровства. Гнетущее ощущение бессилия от невозможности создать собственный «правильный и справедливый» мир. Ускользание окончательности, трудность в завершении чего-либо, невероятные усилия по начинанию чего-либо, страх перемен.

Часто испытываемые чувства

1. Стыд — как тотальное ощущение собственной плохости, ненужности, никчемности, неценности. «Внутренний критик» нарцисса постоянно на страже, от его критикующего взора не скроется ни одно движение души, ни одно дело, действие, поступок. За бездействие, кстати, также следует строгое осуждение от этого никогда не дремлющего внутреннего персонажа. «Обвинитель» внутри нарцисса давно завладел практически всем внутренним пространством и вершит свой строгий суд в нарушение всех юридических норм (то есть в обход внутреннего судьи и адвоката). Когда-то таким обвинителем был кто-то из родителей нарцисса, теперь он отлично справляется и без посторонней помощи, теперь его внутренний критик — надежный и вечный генератор стыда. Нарцисс привык вытеснять стыд на задворки своего сознания, ибо он непереносим, поскольку присутствует постоянно, это даже не фон, а постоянная  фигура, сквозь которую он смотрит на мир. Встреча с психотерапевтом или консультирующим психологом — это неминуемая встреча с собственным стыдом, вот поэтому нарциссы часто долгие годы обходят наши кабинеты стороной, а если и оказываются в них, то волокут перед собой грандиозный щит из своего стыда и злости, защищающих их от ужаса «разоблачения».

2. Вина — тоже постоянно живущее в нарциссе чувство. Причем для него характерно все три вида вины.
— Вина реальная будет его преследовать после того, как его критикующие оценки достигнут ушей его близких и он столкнется с их не всегда принимающей эти оценки реакцией.
— Вина невротическая у него присутствует по жизни, поскольку он так и не стал полностью соответствовать  ожиданиям своих родителей, да и своим собственным.
— Вина онтологическая также всегда будет в фоне, поскольку, от невозможности соединиться со своим подлинным «Я» нарцисс, скорее всего, не сможет стать тем, кем он мог бы стать, а значит, никогда не сможет «довоплотиться». За всю свою жизнь он может так и не узнать, кто же он такой и кем ему следует быть по своей природе, чем заниматься. Что неудивительно, поскольку его родители видели в нем лишь функцию приложения своих родительских ожиданий, видений, потребностей.  Как известно, вина, постоянно носимая в себе, часто призывает к высвобождению, поэтому нарциссы, уставая от постоянного самообвинения, постоянно сваливаются в обвинение других людей. Они переносят обвинение вовне, принуждая своего внутреннего критика отвлечься от нападок на себя самого и заняться окружающим миром. К счастью и горю нарцисса окружающий мир чудовищно несовершенен и потому в нем всегда есть то, на что можно направить обвинения и критику.

3. Тревога — постоянный спутник нарциссов, что также не удивительно. Отсутствие опоры внутри, сравнение себя с другими, постоянная готовность к критике, невозможность окончательно присвоить себе свои достоинства, ресурсы, прежние достижения, опыт, делают нарцисса неуверенным и тревожным. Он всегда в ожидании провала, в предчувствии ситуации, с которой он якобы не сможет справиться. Два злобных карлика по Дж. Холлису — Страх и  Бездействие — каждое утро ждут его у изголовья кровати и «пожирают его заживо».

4. Страх встречи с непредсказуемым и неидеальным часто парализует нарцисса на месяцы и даже годы, заставляя его оставаться в том, в чем он есть: на плохой работе, в неудобной квартире, с «неподходящей» женой. Страх ошибиться часто делает выбор невозможным, а страх оказаться некомпетентным удерживает от развития и перемен. То самое отсутствие дна, про которое мы говорили с самого начала, приводит к тому, что ничего не может быть присвоенным. Если бы в корзинке было дно, то, складывая туда яблоки, ее вскоре можно было бы наполнить. И полная яблок корзинка стала бы очевидностью, против которой трудно было бы возражать. Но поскольку родители нарцисса давали ему понять, что прежние заслуги всегда не в счет, а за каждый промах нужно расплачиваться стыдом и раскаянием, то у взрослого нарцисса внутри создана странная конструкция: все, что касается достижений и заслуг, у него легко и достаточно быстро проваливается в дыру, а любые промахи, неудачи, ошибки прочно застревают внутри, как бы облепляя собою стенки душевного колодца, долго помнятся, мучают, заставляют стыдиться и виноватиться. Невозможность опираться на свои ресурсы и достижения  приводит к тому, что нарцисс почти все время находится в тревожном поиске внешнего носителя незыблемых достижений: кумиров, идолов, самых крупных и признанных специалистов, учителей, вождей, гуру и т.д. Для некоторых из них самому стать великим гуру — один из способов гиперкомпенсации по преодолению страха разоблачения собственной «ничтожности».

Основной страх нарцисса — столкнуться со своей незначительностью, ненужностью. Страх быть незамеченным или ничтожным у него даже сильнее, чем страх отвержения. Ругающая мама — это больно, обидно, но привычно, а вот игнорирование, послание о собственной незначительности — это по-настоящему страшно. Нарцисс согласен быть виноватым, но сделать так, чтобы он почувствовал себя ничтожным (а для этого много ему и не надо, он втайне всегда готов к этому), — прилюдно его разоблачить, раздеть и выставить напоказ. Потому что все его защиты работают на то, чтобы он смог избегать ощущения внутренней дыры и собственного якобы ничтожества.

Страх нарцисс переживает двумя способами: либо осуществляет нападение на обидчика, обвиняя его во всех мыслимых и немыслимых грехах, либо уходит в депрессию, часто сопровождаемую какой-нибудь психосоматической болезнью, поскольку уход и забота во время болезни помогают заодно залечить и его душевные раны.

Психологическая помощь при нарциссических нарушениях.

Совершенно понятно, что нарцисса могут «подлечить» только длительные и гармоничные отношения. Вот почему быстрая помощь при нарциссических нарушениях практически невозможна. Можно оказать поддержку, и человек выйдет из депрессии, можно поработать с его виной и тревогой. Но для того, чтобы изменения были долговременными и устойчивыми, требуются месяцы и годы работы. Ведь задача предстоит немалая — обнаружить и присвоить собственное «Я», пройдя через сильнейший фоновый стыд, через неоднократное желание все обесценить и бросить.

«Ощущение собственного ничтожества — невыносимо, оно разъедает остатки самоуважения, оно подъедает  крупицы смысла, оно грозит мне великим Отвержением, и тогда хочется только одного — самому отвергнуть всех на свете, вообще отвергнуть этот мир, отказаться от него, выбросить в форточку и задернуть шторы. Остаться в темноте и тишине и услышать стук собственного сердца, и понять, что жив. Жив без них всех. Понять, что сердцу не важно — плохой я или хороший, оно продолжает биться, оно меня  не покидает, я для него всегда есть».

Практикующие психотерапевты говорят о том, что при работе с клиентами, имеющих нарциссические нарушения, требуются особые качества и навыки: — совершенно необходимо предварительно проработать собственные нарциссические явления и механизмы,  для того чтобы выдерживать нарциссические провокации клиента и не вступать в автоматическую конкуренцию с ним, не «гнобить» его своей терапевтической властью;
— важно иметь сформированное и осознанное «Я», иначе Встреча с Другим, чье «Я» пока весьма отчужденно будет совершенно невозможна;
— требуется устойчивость, уверенность и способность переносить агрессию и обесценивание клиента, которые непременно последуют;
— важно в принципе уметь выстраивать, удерживать и развивать близкие и долговременные отношения;
— важно уметь не торопить и не торопиться, разобравшись с собственным стремлением к психотерапевтической грандиозности;
— следует быть готовым к тому, что клиент внезапно бросит терапию с репликой: «Мне ничего не помогает» или «Вы не способны мне помочь»,
— важно уметь завершать терапию, а не бросать ее. Для этого требуется строгие на этот счет контрактные условия и умение терапевта доносить до клиента важность их соблюдения;
— необходимо осознавать и быть готовым к тому, что не всем нарциссическим клиентам удастся помочь. Цели психотерапии: помочь клиенту обнаружить и присвоить недосягаемое для него «Я», постепенно снижая амплитуду маятника от «Божественный — Ничтожный», шаг за шагом продвигаясь к «достаточно хороший». Вылеплять «Я» клиента, проживая вместе с ним поражения и победы, очищая от шелухи критики и самообвинений, освобождая от этих наслоений стенки колодца и постепенно создавая, выстраивая дно. Обнаружить его реального, подлинного, мало зависящего от внешних оценок, суждений, обвинений или признаний.

Задачи:
наблюдение вместе с ним за тем, как он:
— испытывает почти постоянный стыд;
— боится близости и избегает ее самыми разными способами;
— то идеализирует, то обесценивает психотерапевта и людей вокруг;
— то же самое делает и с собственными достижениями и опытом;
— «функционально» относится к себе и другим людям;
— испытывает агрессию, устав стыдиться и виноватиться;
— в значительной мере опирается на внешние оценки и суждения;
— отдает много полномочий своему внутреннему «обвинителю» и не задействует «адвоката»;
— проявляет себя, чтобы быть замеченным и заметным;
— страдает от окружающего его несовершенства;
— не позволяет себе ошибаться и быть небезупречным;
— не доверяет себе и окружающим;
— боится нового из-за постоянной тревоги;
— не выносит непредсказуемости;
— пытается всех контролировать;
— отказывается от того, чтобы творить свой собственный мир, желая исправить что-то, уже созданное другими.

Во время работы практически всегда требуется экскурс в детство клиента для того, чтобы испытать самые разные чувства по отношению к собственным родителям в связи с тем, что они обращались с ним именно таким образом.

Проживание злости по отношению к ним позволяет в дальнейшем отделяться от их идеализированных и обесцененных фигур, позволяет испытать подлинное сочувствие к непонятому, неуслышанному и раскритикованному внутреннему ребенку и реальному ребенку из прошлого клиента.

Часто неизбежно проживание глубокой печали по поводу, как правило, очень ранней и травматично произошедшей потери иллюзии, что он, такой как есть, со всем своим внутренним богатством и несовершенством нужен, будет любим и принят.

Главный инструмент: постепенно и неспешно выстраиваемое доверие и близость (как Встреча двух «Я») между терапевтом и клиентом, устойчивая и принимающая фигура неидеального терапевта, понимание и эмпатия, бережное и участливое отношения к чувствам клиента, твердое и спокойное отношение к его агрессии, жестким оценкам и попыткам обесценить происходящее.

Нарциссические нарушения будут проявляться у клиента тем значительнее, чем более «функционально» к нему относились в детстве, на значительность нарушений также влияет наличие нарциссического характера родителей, наличие или отсутствие хотя бы одной принимающей фигуры в жизни ребенка. Безусловно, нарциссические черты или симптомы могут проявляться практически в каждом клиенте на определенном этапе психотерапии, и с ними придется столкнуться каждому практикующему психологу, но клиент с ярко выраженной нарциссической составляющей — непростая задача для начинающего психолога, и она требует непростого решения и немало времени. Даже выделение такого клиента среди других выраженных характеров требует некоторого опыта и практики, поскольку его легко спутать с другими акцентуированными личностями. Нарцисс может быть весьма демонстративен, но в отличие от истероидно-демонстративного типа, для которого важно скорее внешнее признание, а наличие «Я», где-то глубоко зарытого, не представляет особого интереса, нарцисс находится в конфликте с невыраженным «Я», и ему важно не внешнее признание, а тонкое прочувствование и признание его глубин. Ему важно не признание того, что он красив или интересен, а признание того, как он  особенно умен, уникален и неповторим.

В отличие от классического невротика, считающего себя ничтожным, ненужным и не заслуживающим любви и принятия окружающих, нарцисс опять же находится в конфликте между ощущением собственной ничтожности и величия. Если невротик убежден, что он «неценный», то нарцисс только догадывается и пытается с этим ощущением бороться, доказывая всему миру обратное либо своими безостановочными достижениями, либо депрессией. В отличие от невротика, он способен на открытую критику, подавление, борьбу за власть, несущую признание.

В отличие от обсессивно-компульсивных перфекционистов, стремящихся достичь совершенства в деталях и тем самым избавиться от тревоги, нарциссы часто склонны отказываться от деятельности, поскольку они не могут выполнить ее совершенно, тем самым избегая ощущения стыда.

В отличие от вечно деятельных компульсивных перфекционистов, готовых затрачивать много усилий для достижения совершенства, нарциссы пассивны и склонны впадать в депрессию от несовершенства мира или обесценивать предстоящую деятельность и те возможности развития, которые предоставляет им жизнь.

В отличие от клиентов, обладающих параноидными чертами, неудержимо стремящихся к власти, всех обесценивающих и обвиняющих вследствие своей неудержимой агрессии и подозрительности, нарциссы еще склонны к идеализации, к тому же им не столько нужна власть, сколько сопутствующее ей признание.

Существует и значительная разница в эмоциональном фоне: для параноидных клиентов основной фон — страх и активно выражаемая агрессия, для нарциссических — подавляемые стыд и тревога.  И в заключение вернемся к нарциссическим чертам, которые есть у каждого, но выражены в умеренной степени и скорее помогают развиваться и жить.

Здоровые проявления нарциссизма
— Мы не убегаем от своей пустоты и не заполняем ее, чем придется, а мужественно  пребываем в ней в попытках услышать и понять себя.
— Наши ошибки принимаются нами с сожалением или раскаянием, сопровождаются попыткой разобраться с участием не только внутреннего «обвинителя», но и «адвоката».
— Мы можем расстроиться или обрадоваться чьей-то оценке, но она не влияет на нашу деятельность, не останавливает и не определяет ее.
— Мы стремимся к признанию. Но это не единственная цель нашей жизни. Нам важен не столько результат, сколько процесс. Мы способны получать от него удовольствие.
— Наша самооценка и самоуважение могут колебаться в определенных пределах, но есть уровень, ниже которого они не падают и выше которого не «взлетают».
— Мы соревнуемся с другими, но не для того, чтобы победить, а для того чтобы лучше понять себя, выделить свою индивидуальность, неповторимость, нишу.
— Мы очаровываемся и разочаровываемся, но не идеализируем и не обесцениваем.
— Мы присваиваем себе не только свои промахи и ошибки, но и свои достижения, успехи, самые разные по оттенку качества нашей личности, опыт.
— В отношениях мы выстраиваем и удерживаем свои границы, не отвергая, поддерживаем свое самоуважение, не унижая, любим, не идеализируя. Мы не отворачиваемся от существующего, неугодного нам мира, мы создаем свой мир, творя.

*********************************************************************************

 Запись на консультацию

ПОЧЕМУ ТЫ НЕ ЗАМУЖЕМ? ТРИ ВОЗМОЖНЫЕ ПРИЧИНЫ

ПОЧЕМУ ТЫ НЕ ЗАМУЖЕМ? ТРИ ВОЗМОЖНЫЕ ПРИЧИНЫ

Татьяна Новикова

Редко кому из нас в определённое время не задавали вопрос: «Ну, когда ж замуж выйдешь (женишься)?» Опуская тему бестактности и нарушения границ этим вопросом, скажу, что меня этот вопрос в юности каждый раз просто бесил. Вот что можно ответить человеку? Устав отвечать, я просто тяжко вздыхала. Каждый расценивал мой вздох по-своему, и это было им ответом.

Такой вопрос подразумевает мнение, что в браке должны быть все. А если ты вне этого, то с тобой что-то не так. Особенно это касалось женщин. Хочешь ты замуж или не хочешь – это вообще не рассматривается. Многие и сейчас твердо уверены в том, что «все женщины хотят замуж». Точно, не все. Есть женщины, которые осознанно выбирают свободу от «брачных уз». Почему – это тема для другой статьи.

Не так давно ко мне пришла новая клиентка с вопросом «Почему я не замужем?» Не часто встретишь именно такую формулировку запроса к психологу. Чаще он звучит конкретно, «КАК выйти замуж». Теперь за этим ответом можно обратиться не только к психологу, но даже к Алисе или Гуглу. А вот «почему» …

Действительно, почему так бывает: состоявшаяся женщина, умница и красавица, «всё при ней» — а семьи нет? Это как раз тот вариант, когда хочет создать семью.

В реальности на этот вопрос ответов может быть столько, сколько женщин. У каждой свои причины. Но есть общие болевые точки, тесно связанные между собой. Точнее три. Их я вывела из своей практики и делюсь с вами.

 

Первая причина, когда на бессознательном уровне состояние «быть за мужем» считается чем-то опасным. Попросту, страшно идти замуж.

Эти страхи растут из родительского опыта, либо из своего негативного опыта прошлых отношений.

Развод родителей или смерть одного из них, семейные скандалы, абьюз, унижения – кто же по доброй воле согласится на это во второй раз?

Свой негативный опыт часто может быть про страх отвержения, когда «меня не любят». Это очень болезненно. Женщина, боясь, что её отвергнет мужчина, выбирает путь отвергнуть себя самой. Отвержение в виде запрета самой себе на замужество.

Даже если внешне она ищет нового партнера, страх пережить снова ту боль будет сильнее.

 

Вторая болевая точка выглядит как поиски женщиной не мужа-партнера, а мужа-отца. Поиск мужа-отца это про незакрытый детский конфликт с матерью, отголоски комплекса Электры.

Во взрослом возрасте так выглядит ситуация, когда мужчина уходит к другой женщине. Здесь может возникнуть мысль, что «я не важна, а важна стала другая женщина, её интересы и желания. Её запросы и потребности будут удовлетворяться. А кто же будет удовлетворять мои желания и потребности?».

И тогда придётся самой заботиться о своих интересах, самой удовлетворять свои желания. Самой купить себе бриллианты и машину. Самой отвезти себя на море. А если «я не умею или не хочу», то это про нашу детскую часть, внутреннего Ребенка. Он не хочет брать на себя ответственность за жизнь, ведь это удел Взрослого или Родителя. Вспомните схему Эрика Берна Родитель – Взрослый – Ребенок. Она очень многое объясняет.

В идеале это про удовлетворение базовых потребностей, которые взрослый человек должен уметь удовлетворять самостоятельно. Любое «хочу» значит «у меня этого недостаточно». А если ваше бессознательное считает, что у вас чего-то недостаточно, то замуж нельзя, там же нужно делиться – с мужем, детьми. Как делиться, если самой не хватает? Так что для начала нужно научиться понимать, из какой роли (Родитель – Взрослый – Ребёнок) я хочу замуж и научиться закрывать свои базовые потребности.

Проработка и изменение сценария идет через психотерапию, так что без помощи психолога здесь не обойтись. Да и свой опыт прошлых отношений необходимо отпустить, предварительно исцелив душевные раны.

 

Ну и третья причина – это выгода. Когда быть не замужем на бессознательном уровне выгоднее или комфортнее, чем в браке. Неосознанный страх потерять эту выгоду будет удерживать нас от шага под венец.

Следите за мыслью. Например, если я выйду замуж, то в браке я не смогу уделять время себе, своему развитию, работе, развлечениям. А для меня это важно.

Ещё схожая схема — если я выйду замуж, то на мне будет весь быт. Придётся готовить, стирать, убирать – ведь дома должно быть чисто, уютно и вкусно. Но я не люблю и не хочу этого делать. Буду сильно уставать, от этого чувствовать себя плохо.

Кто-то скажет, многое решает наличие помощников. Но и тут есть отговорки — нанять помощницу по хозяйству дорого. Или «я не достойна того, чтобы на меня так тратились… я не та, ради которой можно». Это уже про обесценивание себя. «Я, такая, как есть не имею никакой ценности. Ценной становлюсь только когда делаю что-то полезное: стираю, убираю, готовлю и пр.»

Здесь стоит разобраться с ценностями. Что для вас более ценно, ваше личное развитие или быт? Образование? Деньги?

Есть ценности кроме быта. Их десятки, и у каждого свои: карьера, дети, свобода, духовность и многое другое.

Когда мы идем в брак, не зная своих ценностей, то нам и партнеру нечего предложить. Отношения будут строиться по вертикали, Родитель-Ребенок, где Ребенок потребитель, у него есть только «мне надо, дай».

Нормальные прочные отношения строятся по горизонтали Взрослый-Взрослый, где Взрослый понимает, что у него есть из ценностей и чем он готов поделиться с другим взрослым.

Наше бессознательное устроено так, что не может отпустить нас туда, где будет плохо, поэтому и не выбирает брак. Оно выбирает для нас только то, что «хорошо» по его мнению. Это необходимо для выживания. Зачем организму тратить дополнительные силы? И он включает режим энергосбережения.

Если наше представление о браке, звучит как «я должна вести себя там каким-то образом, который мне не нравится», то мы туда точно не попадём.

Когда человек не хочет в брак, отговорок в виде внешних причин можно найти тысячу!

Конечно, перечисленные примеры могут к вам никак не относиться. Тогда задайте себе вопрос, чем мне выгодно моё нынешнее положение? Напишите минимум десять пунктов. Готовы расстаться с этим?

*********************************************************************************

 Запись на консультацию

ОТНОШЕНИЯ «МАТЬ-ДОЧЬ», КАК ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ФАКТОР РАЗВИТИЯ БУДУЩЕЙ ЖЕНЩИНЫ.

ОТНОШЕНИЯ «МАТЬ-ДОЧЬ», КАК ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ФАКТОР РАЗВИТИЯ БУДУЩЕЙ ЖЕНЩИНЫ.

Тать\на Павленко

От взаимоотношений девочки с матерью зависит ее будущее, а также способ построения ее собственной семьи. Кроме этого, проблемы при взаимодействии с матерью, может стать причиной развития «женских» заболеваний во взрослом возрасте, вызывать проблемы во время беременности.

При «нормальном» развитии событий, отношения между дочерью и матерью проходят 5 стадий:

— Первая стадия. Ранее детство.

Мама и девочка живут одной жизнью, ребенок полностью отображает маму: мама радостная – радостный ребенок, тревожная мама – тревожный ребенок.

Когда ребенок взрослеет, он начинает осознавать свою индивидуальность, отделять себя от мамы. В этот период начинается следующая стадия.

— Вторая стадия. Бунт.

Девочка начинает сопротивляться против навязанной ей родителями образа жизни. Это очень ярко выражено в подростковый период или в период юношества. Девочке необходимо проявлять себя всеми возможными способами, «отвоевать» свою территорию, дать понять, что она сама выбирает, как нужно жить. Задача мамы, показать будущей женщине, что она имеет на это право.

— Третья стадия. Отделение дочери от матери.

В этот период юная девушка уезжает от родителей – учится, замуж, путешествовать. Если она остается в «гнездышке», то начинает активно обозначать свою территорию – делать перестановку в своей комнате, меняет свой режим дня в соответствии со своими потребностями, а не правилами семьи, заводит новых друзей. Границы «ее мира» нарушать запрещается.

Если отделение прошло успешно, дочь демонстрирует успехи, высокие достижений, тем самым говоря о том, что в ее мире все хорошо. Когда все показано и девушка самореализовалась так как хотела, то приходит благодарность к маме, женщине которая привела ее в мир и показала любовь так, как умела. Благодаря этому дочка осознает свою роль матери и свою самоценность.  Родительница начинает восприниматься как отдельная женщина, которая продолжает жить своей жизнью. Этот этап можно назвать четвертой стадией мудрого взгляда на маму.

— Пятая стадия.  Женско-женские отношения.

Последняя стадия развития отношения между дочерью и матерью характеризуются наличием глубокой мудрой дружбы.

Что происходит в противоположном случае?

Когда женщина не прошла одну из вышеперечисленных стадий отношений с матерью, происходит ее зависание на том или иной этапе, что негативно отражается на ее жизни.

Среди основных проявлений  нарушений отношений с матерью, стоит отметить:

— Проблемы в семейно жизни. Женщина начинает отыгрывать не пройденный этап со своим мужчиной.  Так она вечно бунтует или пытается доказать свою самодостаточность партнеру.

— Проблемы при воспитании детей. Женщина, которая не прошла все стадии, не даст возможности своим детям развиваться дальше, чем развилась сама. Ее дети также могут получить фиксацию, и остаться «вечными детьми» или «бунтующими подростками».

— Женщина, которая сама не развилась до стадии взрослости, будет держать мужчину в соответствующем состоянии, требуя от него взрослости, осознанности и «веди себя как мужик».

Как же решить проблему?

Для начала, нужно разобраться, на какой же стадии произошло «зависание», какие этапы были пройдены женщиной, а какие нет.

Посмотрите на свою маму, скорее всего Вы ее отражении, она «застряла» там же.

Начните с анализа своих отношений с мужчинами. Возле тебя ребенок или зрелый мужчина, а возможно подросток? Попробуй понять, как ты себя ведешь в этих отношениях.

Далее рекомендовано пройти «пропущенные» стадии, разрешить себя побунтовать, отделится от матери, создать свой собственный мир и хвастаться им и все под ряд, до тех пор, пока не придешь к благодарности. Если мамы уже нет в живых, можно написать ей письмо, а когда оно отыграет свою роль, утилизировать путем сожжения, или просто выбросить.

Если самостоятельно решить проблемы не удается, рекомендую обратится за помощью к психологу.

*********************************************************************************

 Запись на консультацию

РАННЯЯ ТРАВМАТИЗАЦИЯ: ПРОБЛЕМЫ ИДЕНТИЧНОСТИ

РАННЯЯ ТРАВМАТИЗАЦИЯ: ПРОБЛЕМЫ ИДЕНТИЧНОСТИ

Амалия Макаренко

Травматические переживания — ужасные, тяжелые и кажутся непреодолимыми. Послетравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) ассоциируется с такими событиями как войны, террористические акты, автомобильные аварии,  стихийные бедствия и акты насилия. Существует другой вид ПТСР, называемый «Комплексное послетравматическое стрессовое расстройство» (кПТСР), который возникает в результате длительного воздействия травматических ситуаций, а не в результате единичного происшествия. кПТСР может быть вызвано даже только одним эмоциональным пренебрежением ребенком. Люди, имеющие подобную травму, часто жалуются на проблемы, которые связаны с неспособностью получить доступ или услышать какой-то отклик от внутреннего «Я». Например, это может проявляться в проблемах с определением собственных потребностей и прав, ощущением стойкого образа «Я», в ситуациях интенсивных эмоций или присутствия других людей, которые просят или заставляют что-либо сделать, ощущением отсутствия внутреннего стержня в стрессовые периоды, прогнозированием собственных реакций и поведения в различных ситуациях, ощущением позитивного образа «Я».

Большинство этих проблем формируется в первые годы жизни, когда отношения детско-родительской привязанности нарушаются агрессией родителей или их безразличным отношением к ребенку. Унижение и пренебрежение ребенком может вызвать развитие стратегий адаптации и защит, которые уменьшают развитие четкого ощущения самого себя. Хотя факторы нарушения идентичности у людей, которые получили травму в детском возрасте, очень сложные, и утверждать единственный фактор в этиологии нарушения идентичности не предоставляется возможным, все же весьма вероятна ранняя диссоциация, направленность на других людей и отсутствие благоприятных отношений с ними.

Диссоциация или другие формы защиты по типу «ухода» в раннем возрасте блокирует осознание своего внутреннего состояния именно в тот момент онтогенеза, когда формируется образ «Я». Кроме этого, постоянная бдительность, которая  развивается у ребенка в ответ на перманентную угрозу, чтобы обеспечить себе безопасность существования, приводит к тому, что большая часть его внимания направлена на происходящее во вне его,  таким образом запускается процесс, который уменьшает внутреннее осознание. Проявление интроспекции, которая необходима, чтобы развивалась внутренняя «модель Я», находится в репрессивном состоянии, так как такой внутренний фокус внимания отвлекает от внешних событий  и, таким образом, увеличивает опасность.

Люди, чье детство было наполнено  жестокостью или безразличием, часто имеют «плавающую» идентичность  − их мнение определяется тем, как на них реагируют другие люди. Ответ на вопрос: «Кто я?» они пытаются найти за пределами самих себя.

Человек, отчужденный от самого себя в результате травматичного опыта, особенно постыдного, табуированного опыта, может аннулировать табуированные воспоминания, таким образом опыт становится «неприобретенным опытом». Однако, будучи отмененными, такие воспоминания в дальнейшем определяют реакции, чувства и самоотношение человека без его ведома. С этим связаны специфические для кПТСР эмоциональные регрессии – внезапные и продолжительные погружения в эмоциональные состояния насилия, брошенности, оставленности,  подобные состояние могут включать в себя ужас, стыд, отчужденность, горе, депрессию.

Для того, чтобы развивалась внутренняя «модель Я», ребенку необходимо присутствие заботящихся, откликающихся на него людей. Ребенку необходимо взаимодействие с другими, позитивно относящимися к нему людьми, чтобы сформировать четкое и позитивное отношение к  самому себе. Это происходит тогда, когда любящий взрослый, чувствительный к тому, что ощущает и чувствует ребенок, отвечает на сигналы ребенка таким образом, что подкрепляет его право на существование.

В детстве поведение всех людей состоит из ряда дискретных состояний, но при поддержке заботящихся людей ребенок становится способным управлять поведением¸ происходит консолидация  и расширение «Я», разные аспекты которого связаны с различными потребностями, — так постепенно формируется интегрированная личность. Согласно теории привязанности развитие идентичности происходит в контексте регуляции аффекта в ранних отношениях.

Дети устроены таким образом, что ожидают, что их внутренние состояния будут тем или иным образом зеркально отражаться другими людьми. Если ребенок не получает доступа к взрослому, который способен распознавать его внутренние состояния и реагировать на них, то ему будет очень сложно понять собственные переживания и развить ясную идентичность.

К сожалению, движение к более четкой идентичности, которое в дальнейшем начинает формироваться в подростковом и укрепляется во взрослом возрасте, становится менее возможным для тех людей, которые были лишены нормального детства.  Травмированный человек ищет свою идентичность, переходя из одной крайности в другую, иногда этот поиск осуществляется во внешнем мире, в этих случаях самоощущение меняется в зависимости от того, какие сообщения  человек получает от других.

Терапевтические отношения могут быть мощным средством для развития ощущения идентичности.

*********************************************************************************

 Запись на консультацию

Токсичные люди

Токсичные людиТоксичные люди

Есть люди, общение с которыми приносит отрицательные эмоции, портит настроение и даже может плохо отразиться на вашем самочувствии. Как распознать токсичного человека в своем окружении, чтобы вовремя удалить его на безопасное расстояние? Вот характерные черты таких личностей.

Токсичные люди вносят в нашу жизнь негативные чувства и переживания. Они отнимают наше время, создают ненужные проблемы и даже могут спровоцировать у нас нервные отклонения. Как можно распознавать их вовремя и свести к минимуму нежелательное общение с такими персонами.

Признаки токсичного человека

1. У него постоянно все плохо

Подобная личность всегда не удовлетворена, во всем видит только темную сторону. Токсичный человек буквально излучает негатив и транслирует его окружающим, он язвителен и недобр. Одновременно он может ощущать себя «жертвой», но иметь вид «агрессора».

 

2. Прав исключительно он

Токсичный человек слышит и воспринимает исключительно себя. Дело может дойти до откровенного игнорирования. Он не может вести диалог, давит, «подлавливает», высмеивает. С ним невозможно вести нормальную дискуссию.

Токсичные люди

3. Он не может контролировать себя

Общаясь с токсичной персоной, будьте готовы к неадекватной реакции на сказанное, к нарушению ваших личных границ. Вспыльчивость, нетерпимость и непредсказуемость – вот его характерные черты.

4. Он ворует ваше время

Такой человек будет использовать вас как жилетку, в которую можно поплакаться. Он станет требовать внимания, помощи, сочувствия, совершенно не считаясь с вашими личными планами и интересами. При этом вы не получите от него взамен ничего.

5. Он склонен все драматизировать

Токсичный человек существует в атмосфере конфликтов и истерик. Любая ситуация рядом с может стать стрессовой. Он намеренно злит окружающих и упивается созданным вокруг напряжением. Это подпитывает его энергию.

6. Он критикует и контролирует

Конструктивная критика – это не про токсичного человека. Он любым способом стремится заставить вас оправдываться и краснеть. При этом нападает настолько неожиданно, что его собеседник теряется и не знает, как дать отпор. Такой человек обожает контролировать других. Это касается любой сферы жизни.

7. Он лжив и имеет злой язык

Наврать, чтобы выставить себя в выгодном свете? Запросто! Его любимое дело – «перемывать косточки» всем подряд, осуждать других за спиной, сплетничать.

Токсичные люди

8. Он увлечен только своей персоной

Токсичный человек с трудом скрывает свое равнодушие к окружающим. Он считает себя центром Вселенной и уверен, что все внимание должно быть обращено на него. При этом вас перебивают, обесценивают ваши переживания и проблемы.

9. Он невежлив с посторонними

Токсичный человек позволяет себе нагрубить, нахамить кому-то. Для него главное – его интересы. Если что-то идет вразрез этому, этот субъект становится агрессивным, патологически обидчивым и грубым

*********************************************************************************

 Запись на консультацию

ЛЮБОВЬ И СЕКС С ШИЗОИДНОЙ ЖЕНЩИНОЙ. ИНСТРУКЦИЯ ДЛЯ МУЖЧИН, КОТОРЫЕ ЛЮБЯТ ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫЕ ЗАГРАЖДЕНИЯ.

ЛЮБОВЬ И СЕКС С ШИЗОИДНОЙ ЖЕНЩИНОЙ. ИНСТРУКЦИЯ ДЛЯ МУЖЧИН, КОТОРЫЕ ЛЮБЯТ ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫЕ ЗАГРАЖДЕНИЯ.

 Автор Юлия Латуненко

Дорогие «любители трудного», учитесь проходить сквозь стены. Эти навыки понадобятся вам в отношениях с шизоидной женщиной.

 

Она поначалу  подпустит вас ненадолго близко на фазе влюбленности и покажет вам свой такой причудливый внутренний мир, что вы поймете — эта женщина фатальна и незабываема и такое потерять  надо быть полным кретином. Тонкая, нежная, чувствительная, порой она кажется невероятно хрупкой, почти как  снежинка, тающая на вашей крепкой мужской ладони. О! Вы почувствуете себя рядом с ней рыцарем, мачо, призванным в ее жизнь защитить ее от невзгод внешнего мира.

 

Эта близость Ее фантастического мира опьянит вас навеки и вот вы уже готовы поверить, что так сладко будет всегда. Но эта короткая дистанция рассчитана на пару недель, у некоторых особей этого вида на пару месяцев, а у совсем редких представительниц шизоидного типа даже на пару лет, но это редкость скорее.

А дальше вы попадаете в полное расщепеление сознания, так как, вдруг, ни с того ни с сего ( но это только вам так кажется, а она уж точно знает с чего  и почему) ворота райского внутреннего мира шизоидной женщины закроются наглухо и вот тут вы почувствуете себя бараном у новых ворот, стучащимся лбом в холодный чугунный кованный метал. Вы вообще не поняли что произошло? Объясняю, если перед вами вместо вашей нежной хрупкой и..  и как казалось даже теплой женщиной теперь «холодная железобетонная стена» , то поздравляю: вы ее успели чем-то напугать. И самое лучшее, что вы можете сделать — это отойти от ворот этой цитадели и оттуда почти шепотом ( или послать коротенькое письмо) спросить: Чем я так тебя испугал? Она оценит это и возможно через время опять приоткроется вам.. Но тут нужно не напирать, а ждать. Стойте смирно и не двигайтесь. И если вам после этого сильно повезет, она сама вам позвонит и спросит, как ни в чем не бывало: «Как дела?» Вот тут нужно зажать все свои страсти и голод общения с ней в кулак, и дать ей самой свободно в ее темпе приближаться к вам. Медленно.

 

Это еще то, испытание, дорогие мужчины. Я с пониманием к вам. Но приз того стоит. Стойте и не шевелитесь и даже не дышите. Если вы опять кинетесь к ней навстречу – все пропало. Перед вашим носом опять захлопнут дверь. Почему? Да потому что страшно, когда на вас что-то несется с распростертыми руками. А вдруг вы задушить так можете? Удушения она больше всего боится. На нашем языке у нее сильная тревога поглощения. Она боится нашествий, вторжений, проникновений или как там еще это называется на вашем языке… Поэтому инициатором сближения может быть только Она. Вам это не позволено. Потому как всякие рывки в ее сторону она интерпретирует как опасность для жизни.

 

Кто ловил рыбу на удочку , тот понимает о чем я.. Надо не дергаться и не кричать громко, чтобы рыбу не распугать. Ведите себя как рыбак. В то время, как ждете , что вот вот рыба попадется на крючок просто медитируйте.. дышите тихо и глубоко.. и спокойствие.. только спокойствие.

 

Но если у вас есть терпение и любовь к ней, то ту награду, которую вы можете получить, если заслужите доверие такой женщины – это высшая степень преданности, дружбы и верности. Пожалуй, преданнее шизоидной женщины не сыскать. И если вы вздумаете вдруг ее ревновать к столбам, она не задумываясь вас покинет. Она это воспримет как контроль и посягательство на ее личное пространство и ее личные границы. Поэтому парни без личных границ и склонные к слиянию ( ты – это я, я – это ты ) не тратьте время зря, идите к другим женщинам с другими причудами.

 

Периодически в моменты просветления она будет награждать вас той самой степенью высшего уровня близости, при условии полной безопасности и гарантии автономии после выхода из эмоциональной близости.

Она никогда не переспит с первым встречным, к ней всегда нужен длительный «подкат» в сравнении с другими ( другие конечно тоже могут набивать себе цену таким образом, но эта искренне боится и изучает ).

 

В сексе тут все то же самое, что и в эмоциональном пространстве происходит. Если вы будете навязчиво каждый день требовать от нее секса она «свернет программу продолжения рода» до жесткого «нет», хотя при этом скорее всего не бросит вас, так как это страшно: все новое и новые мужчины – это катастрофа.. опять все заново..)). Она просто выстроит железобетонную стену в вашей постели и будет отбиваться какое то время, а потом может и прямо в лоб сказать: «Я тебя больше не хочу, отстань. Лучше вот почеши мне спинку или за ушком пощекочи. Но никакого секса».

 

И знаете почему? Потому что ей всегда всего много? И вас ей тоже много. Она в близком контакте истощается быстро, поэтому такой женщине очень важно давать передышки, паузы в общении , прерывать периодически контакт, оставляя ее в уединении. Не напоминайте ей о сексе теперь. А лучше ждите, пока она сама вас не захочет.. Что не нравится? Потому как может долго не хотеть? Ну что вы.. Она может быть невероятно сексуальной.. вы же помните как все было поначалу. Но что-то пошло не так.. Что? Слон в посудной лавке растоптал любимые чашечки и хрустальные вазочки. И этого слона она видит в вас.

 

Поэтому при приближении к шизоидной женщине желательно учитывать нюансы ее структуры характера. И если вам удается не метаться в панике, пока она там за китайской стеной восстанавливает доверие к вам, после того как вы показали ей свою темную сторону, и собирается к вам в постель, как в первый раз на свидание, то это того стоит. Тем более вы успели проголодаться наверняка. Но лучше есть деликатесы не так часто, чем жевать каждый деть одно и то же. Это ее мнение о сексе и о близости.

 

Если же вам удалось не стать навязчивым сексуально озабоченным маньяком, упрекающим ее за каждый отказ в сексе, если вам удалось сформировать безопасность и доверие, то лучшей партнерши пожалуй не сыщешь. Но если вы показали свою агрессию в опасной для нее форме и направленную на нее ( оскорбления, упреки, обесценивание и рукоприкладство ), то эту вазочку вам уже никогда не склеить. Доверие шизоидной женщины не восстанавливается, как вы не старайтесь. Так что «стратить» тут нельзя никак. Лучше отнеситесь к ней как к женщине, которой сильно не повезло в детстве с мамой. Ее базовое доверие к миру подорвано именно там еще до того , как она научились говорить. Шизоидная травма – довербальная. Поэтому она ничего может и не помнить. Но бессознательное управляет ее защитными функциями. У нее нет ощущения базовой безопасности и те темы, которые она чаще всего поднимает в разговоре с вами – это про ее личную безопасность, ну или молчит и прячется в ракушку, если она еще не дошла до психотерапевта и не научилась говорить о том, что ее беспокоит. То скорее вы получите как раз, что-то подобное золотой рыбке. Блестит ярко, но только выньте ее из привычной среды – задохнется и умрет.

 

Ой, забыла предупредить: если вы вдруг перейдете ту грань, когда ее страх уже станет граничить с животным инстинктом, то эта женщина проявит такую силу ярости и станет такой агрессивной, что вы даже подозревать не можете , что внутри этого хрупкого создания  прячется пантера. Вот тут лучше бегите прочь, спасайте свою шкуру и никогда уже больше не попадайтесь ей на глаза..)

 

Девиз мужчин, связавших свою судьбу с шизоидной женщиной: терпение, ожидание и уважение к личным границам вашей партнерши.

 

РИТУАЛЫ ПРОЩЕНИЯ. РАДИКАЛЬНО СЕБЯ ПРОСТИТЬ ИЛИ ВСЕ – ТАКИ УБИТЬ?

РИТУАЛЫ ПРОЩЕНИЯ. РАДИКАЛЬНО СЕБЯ ПРОСТИТЬ ИЛИ ВСЕ – ТАКИ УБИТЬ?

Наталья Филимошкина

Да, сейчас модная тема «прощать».

Себя, мужа, детей, родителей, начальников, моральных уродов, подлецов нанесших вам вред.

Позиция «у тебя есть право не прощать» даже не рассматривается. А сразу вызывает ужас. Быть не таким как все, значит стать плохим. Подвергнуться осуждению и критике.

В итоге человек попадает в ловушку. В паутину манипуляций, которая затягивает еще больше.

Почему хочется просить прощения?

Человек живет в вине. В невыносимой и разъедающей. Он чувствует себя виноватым перед кем-то и за что-то. Это может быть как перенятая вина. Ничего преступного не сделано, но вина преследует. Так и первичная. Когда в реальности сделал что-то плохое и чувствуешь себя виноватым.

Второй вариант, самый простой. Здесь надо набраться смелости и извиниться. Именно перед тем, перед кем чувствуешь свою вину. Даже если это маленький ребенок. Облегчение наступает сразу.

Первый вариант, очень сложный.

В этом случае в жизни много раздражения, злости или на себя или без повода.

Разозлился на родителей и тут же почувствовал вину. Разозлился на детей и тут же почувствовал вину. И так до бесконечности. Ведь, злится нельзя! Кто злится, тот плохой!

Как тогда человек поступает? Начинает вину вытеснять, исключать из своей жизни. Самый лучший способ игнорирования, это ритуалы прощения.

Вместо того, чтобы разобраться в себе и своих стратегиях. Осознать влияние вины на себя и свою жизнь. Разобраться с причиной этой вины. Выявить триггеры, которые ее поддерживают. Понять, что вина – это колоссальная злость на себя! Которая запускает программу саморазрушения.  Самоуничтожение через болезни и психосоматику, деструктивное поведение и хронические конфликты.

Человек хватается за самый простой вариант.

О котором не кричит только ленивый.

Всех прости. Вот простой алгоритм. Вот ритуал. Поклонись роду и прости. Напиши письмо и прости. Визуализируй и прости. Всех и всегда прощай.

Не надо встречаться со своей злостью. Не надо искать причины вины. Не надо анализировать, что удерживает так долго вину в душе человека. Легко и просто!

********************************************************************************

 Запись на консультацию

ОСТОРОЖНО! «ИСЦЕЛЯЮЩАЯ ПСИХОСОМАТИКА»!

ОСТОРОЖНО! «ИСЦЕЛЯЮЩАЯ ПСИХОСОМАТИКА»!

 

 Анастасия Лобазова

Волей судьбы и личного выбора, несколько лет мы (я и мои коллеги врачи и психотерапевты) посвятили работе с онкологическими больными. Возможно кому-то это покажется странным, однако могу сказать с определенной уверенностью, что психологический анамнез каждого из пациентов был и по сей день остается не похожим ни на чей другой. У каждого своя история, у каждого свои переживания и соответственно причины.

Однако говоря о реакциях на заболевание, о реакциях на лечение и назначения, о поведении самих клиентов-пациентов в клинике, можно выделить некоторые общие моменты. И в этой заметке я хочу главным образом отметить то, что ближе ко мне – ожидания от работы с психологом. Ожидания эти неспецифичны для онкологических больных, они встречаются и при таких заболеваниях, как сахарный диабет, проблемы зрения, при сердечно-сосудистых заболеваниях и заболеваниях опорно-двигательного аппарата, ЖКТ и т.д. В перечисление может попасть любое заболевание, и чем сложнее ситуация, тем чаще всплывают на поверхность надежды на «исцеление» и «психотерапевтическое чудо».

Да, независимо от сложности в процессе лечения бывает так, что медицина оказывается бессильна, даже если это дерматит, бесплодие, синдром раздраженного кишечника или вегето-сосудистая дистония. Тогда пациенты больше прежнего склонны искать причину своих проблем в психосоматике. Безусловно в ряде случаев действительно есть некий психологический компонент не дающий человеку избавиться от проблемы или болезни. Однако в большинстве своем люди считают, что стоит начать думать «правильно», позитивно, повторять оздоровливающие аффирмации, отпустить обиды, принять то, что не по нраву и пр., и недуг отступит.

Именно благодаря таким пациентам я написала памятку об ожиданиях клиента в психотерапии и о реальных возможностях самого психотерапевта и хочу поделиться с вами. От простого к сложному:

Что может и не может сделать психолог в работе с психосоматическими заболеваниями

Психолог не может лишь по одному медицинскому диагнозу выявить ваши психологические проблемы

Психолог может изучить вашу семейную историю, включая истории различных патологий и вашего родового сценария в направлении здоровья (отношения к телу и заботе о нем) и болезни (начала заболевания, его течения и разрешения). Изучая вашу историю, ваш жизненный опыт и ваше мировоззрение, психолог может помочь выявить деструктивные паттерны и установки, заставляющие говорить ваше тело вместо вас. Они у всех разные и чаще скрываются в самых неожиданных местах вашей истории.

Психолог не может дать вам универсального рецепта (совета), применение которого помогло бы вам быть здоровым 
Психолог может разъяснить вам, что универсальных методов работы не бывает, потому что все люди исключительны и индивидуальны. Поскольку нет двух одинаковых людей — нет и какого-либо рецепта, одинаково подходящего для работы над собой им обоим. В данном случае психолог рассматривает клиента как неповторимую личность и с вашей помощью находит то, что нужно (подходит) именно вам в какой-либо конкретной ситуации для решения конкретного вопроса.

Психолог не может самостоятельным методом вылечить человека от какой-либо болезни 
Психолог может разъяснить клиенту-пациенту каким образом психологические проблемы, включая стресс, негативные эмоции, травматический опыт и даже воспитание, влияют на работу организма, нарушают метаболизм и подавляют его защитные (иммунные) функции. А затем может обучить клиента снижать это негативное влияние, что в свою очередь помогает восстановить метаболизм и иммунные функции организма.

В случаях в наследственными психосоматозами, психолог помогает выявить родовые паттерны (деструктивные установки), которые приводят к раскрытию этих генов, а так же помогает нивелировать их воздействие, чтобы не передавать поколениями дальше.

Психолог не может принимать за вас решения 
Психолог может сориентировать вас в ваших сильных сторонах, научить их находить и использовать. И вместе с тем психолог может обратить ваше внимание на существенные вещи, явления и варианты решения, которые вы по какой-либо причине упустили из виду (посмотреть на проблему шире, просчитать разные варианты, взвесить за и против).

Психолог не может вылечить психические заболевания, включая умственную отсталость разной степени

Клинический или медицинский психолог помогает находить конструктивные способы взаимодействия и реагирования пациента с окружающими в период ремиссии (между приступами). Психолог помогает составлять индивидуальные планы развития позволяющие достигнуть возможного максимума. Помогает социализироваться, выбрать правильное место обучения, программу и даже подходящую работу людям с особенным диагнозом. Психолог может способствовать раскрытию определенных талантов у больных, и отметить возможности их совершенствования.

Психолог не может исцелять людей, ни с помощью психотерапии ни как-либо иначе

Психолог может помочь вам найти индивидуальные психологические причины вашего заболевания. Напомнить, что кроме психологических есть духовные причины, физические, химические, бактериальные и вирусные, радиационные и т.д., и что именно их сочетание и совокупность провоцирует заболевание, и работа может быть эффективной именно в устранении всех (ключевых) причин. Ведь если физическая причина не устранима (как отмершие клетки, н-р), то никакие новые установки не помогут их оживить. И вместе с тем в работе с необратимыми или частично обратимыми процессами психолог поможет принять то, что неизбежно и изменить, то что поддается коррекции.

Психолог не может обратить вспять инвалидность, продлить жизнь, остановить смерть и т.д.

В ситуациях с неизлечимыми заболеваниями, психолог дает информацию о сути заболевания, как с ними жить и как сделать эту жизнь более качественной в психологическом, социальном и физическом плане. Психолог помогает улучшить психологический климат внутри семьи, где живет человек с особенным диагнозом, помогает находить ответы на вопросы целей жизни и заболевания и т.д.

В принятии же неизбежного, психолог может дать информацию о сути происходящих процессов, с чего все начинается, как проходит и чем заканчивается. Научить техникам облегчения боли, душевной и физической. Научить техникам снятия напряжения, снижения тревоги, страхов и т.д. И конечно, быть рядом в моменты, когда нужна поддержка и обратная связь (реагирование).

Психолог не может забрать вашу боль 
Психолог может разделить ваши чувства, утешить и научить вас самостоятельно утешать и уменьшать собственную боль. Может обучить вас навыкам работы с душевной болью, для трансформации ее в позитивные чувства. Быть рядом, слушать, давать обратную связь (мягко реагировать), тем самым разделяя вашу боль.

Психолог не может сделать вас невосприимчивым или бесчувственным 
Психолог может научить вас смотреть на явления и события под другим углом, что в свою очередь влияет на восприятие болезненных и негативных ситуаций, делая их либо приемлемыми либо позитивными, с извлечением рабочих инструментов на будущее.

Психолог не может заставить вас забыть негативную часть (ситуации) вашей жизни 
Психолог может помочь вам «изъять» негативные воспоминания из вашего прошлого, которые мешают вам полноценно жить сегодня, способствовать изменению вашего отношения к ним и извлечению из них положительного опыта. Как следствие оставить прошлое в прошлом с приятными воспоминаниями и благодарностью, а настоящее и будущее строить на основании полученного опыта и новых, позитивных ощущений.

Психолог не может вернуть умерших близких и умершие отношения 
Психолог может помочь вам пройти нелегкий путь потери: быть с вами в сложные минуты, объяснять и слушать, помогать не стоять на месте и не застревать в переживании горя вновь и вновь, способствовать тому, чтобы вы нашли качественные ресурсы для налаживания окружения без ушедшего, сохранили о нем светлую память и отпустили.

Психолог не может дать иммунитета от потерь 
Психолог может научить вас находить ваши внутренние, скрытые резервы и использовать их в работе со сложными жизненными ситуациями и обстоятельствами.  Психолог может разъяснить как протекают процессы горевания, что можно ожидать от себя и от окружающих в такие моменты, какие реакции в этом состоянии являются нормой, а на какие стоит обратить внимание, где искать ответы и на какие вопросы.

Психолог не может изменить окружающий мир 
Психолог может разъяснить и способствовать проявлению на практике изменения вашего отношения к окружающему миру в лучшую сторону; изменения вашего восприятия окружающего мира, в лучшую сторону. В случае же, если вы не желаете этих изменений, психолог поспособствует поиску ваших личных инструментов, для успешного сосуществования в этом мире.

Психолог не может заставить кого-то из вашего окружения измениться или изменить отношение к вам 
Психолог может поспособствовать поиску ваших личных инструментов для изменения только вас лично и ваших моделей поведения и взаимодействия, которыми вы «проявляете» себя для окружающих. В результате вы сможете по-другому посмотреть на ваши отношения с людьми, лучше их понять и принять. Другие же люди изменят свое отношение к вам, не потому что на них оказано какое-либо влияние или давление, а потому что вы сами меняетесь и относиться к вам по-прежнему не имеет смысла (не имеет прежней эффективности/ результата). Возможно в результате ваших изменений какие-то люди и ситуации отойдут от вас, однако придут и новые, зачастую более перспективные, позитивные, помогающие и жизнеутверждающие.

Психолог не может отвечать за ваше настроение, вашу работу над собой, ваше качество жизни (как духовное так и материальное) 
Психолог может дать вам инструменты работы над собой, научить методикам самосовершенствования, расширить ваше мировоззрение и восприятие, объяснить причинно-следственные связи в поведении и реакциях вас и окружающих вас людей, обратить ваше внимания на элементы деструктивного для вас поведения или способа взаимодействия, научить вас работать и справляться со стрессами, негативными эмоциями и кризисными состояниями и т.д. Однако будете вы применять эти методы и информацию для улучшения качества вашей жизни или нет, зависит только от вас самих

В случае, когда клиенты-пациенты не возлагают на работу с психологом напрасных надежд, их совместная работа проходит легче и эффективнее. И вместе с тем, важно помнить, что работа с истинной психосоматикой это именна та работа, которая не происходит быстро.

Если вы знаете тех кто верит, что психолог может исцелить и излечить больного человека своими сеансами – поделитесь с ними этой заметкой.

Автор: Анастасия Лобазова, психолог-психотерапевт, специалист по психосоматике.

_____

*Что может и не может сделать психолог в работе с психосоматическими заболеваниями //Лобазова А.А. «Индивидуальная работа с психологом». Информационное методическое пособие в рамках программы сопровождения и реабилитации онкологических больных в МЦ «Панацея 21 век». Харьков, 2008.

 

*********************************************************************************Я завершила полное обучение у Жильбера Рено  около семи лет назад и  являюсь клиническим психологом со специализацией Recall Healing ( Исцеление воспоминанием)  ,  окончила полный курс  Биологики  у Роберто Барнаи и дополнила свое образование  обучением  в Школе Психосоматики PSY2.0, Все эти школы имеют одним из своих источников  ГНМ(Германскую Новую Медицину-GNM)

Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета .  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно

 Запись на консультацию

ПОЛЕ БЛИЗОСТИ — ТРЕТИЙ СУБЪЕКТ В ОТНОШЕНИЯХ ПАРЫ

ПОЛЕ БЛИЗОСТИ — ТРЕТИЙ СУБЪЕКТ В ОТНОШЕНИЯХ ПАРЫ

Стою на светофоре. По лобовому стеклу стекают  прозрачные змейки дождя. Сквозь дождевые капли горят угли стоп сигналов переднего автомобиля. Рядом сидит моя спутница. Слышу её тихое, спокойное дыхание. Беру маленькую кисть в свою руку. Чувствую теплые пальчики.

Отношения – это поле, в котором человек удовлетворяет свои потребности. Или не удовлетворяет, если у него есть в этом блоки и сложности. Отношения есть разные: экономические, политические, рабочие, личные.  В личные отношения люди идут за многим. Близость (прежде всего, эмоциональная)  – по моим ощущениям, самое сладкое, что может быть в личных отношениях.

Поле Близости – это то третье, что становится результатом отношений двоих. Третий субьект, обладающий своей собственной уникальностью. Да-да, вы ведь наверняка замечали, что у разных людей разная атмосфера их отношений. Вот два супруга – ругаются, недовольны друг другом, раздражены и обижены, ощущают унижение и стыд. Вот другие – нежны и добры друг к другу, могут вообще ничего особо не делать, но чувствуешь сразу – здесь любят.

Идя в отношения, важно для самого себя ответить на вопрос: для чего/ради чего/зачем я в них иду? Это как контракт, который важно осознать как можно раньше. Ответы могут быть на самом деле разные, поэтому не стоит торопиться и принимать первый, привычный, традиционный. Мотивы идти в личные отношения сложные, многогранные, часто маскирующиеся за внешне приятной обложкой.

Такие варианты как: «хочу быть кому-то нужным(ой)», «хочу, чтобы обо мне кто-то заботился и поддерживал» и «не хочу быть одиноким» — это явный запрос не на партнера, а на родителя. То есть человек нуждается в том, чтобы «доудовлетворить» потребности, которые с родителями были не удовлетворены. Соответственно заходя с этим в отношения, человек рискует впасть в зависимость и создать разрушительные инфантильные отношения. Лучше с этим идти в терапию, дешевле выйдет.

Кто-то спросит: что, значит, я не могу надеяться на поддержку и заботу другого человека? Надеяться, требовать, вымогать – нет: он(она) вам не мама/папа. Просить – да. Если вам сложно просить и кажется, что «не дадут», то, похоже, это индикатор старой детской душевной раны: история про родителей, которые не давали того, в чем вы очень нуждались.

Рядом с вами взрослый человек – его можно просто попросить. Он может дать, а может и не дать, но в любом случае выслушает, поддержит, попробует найти устраивающий обоих вариант решения.

А если он не умеет давать поддержку? Похоже, ему тоже есть куда взрослеть. И если он открыт к диалогу, то может взрослеть вместе с вами. А если нет? Вы ему не психотерапевт. Как бы грустно ни было, но, похоже, вам пора идти дальше. Мучиться в эмоционально ядовитых отношениях никому не рекомендую. Либо исцеляете свои отношения вдвоем, либо освобождаете друг друга от этого ярма.

Просить о чем-то, открывать свои желания спокойно, без стыда и чувства вины – это уже само по себе очень ценная способность, это уже очень «по-взрослому». Но для этого, или перед этим важно сформировать безопасное пространство для удовлетворения своих желаний. Пространство Близости–доверия. Вы можете сообщить о том, что вам стыдно/неловко/страшно. Вы можете попросить не решать проблему сразу, а хотя бы для начала просто выслушать и принять это в поле ваших отношений, хотя ещё и совершенно непонятно, что с этим делать. Дать этому побыть. И вы удивитесь. Зачастую само поле начинает разбираться с проблемой, помогать удовлетворять желания. Иногда, действительно, можно только обозначить желание и не вмешиваться и не мешать ему реализовываться. Просто наблюдать.

Для этого важно вернуть себе чутье… Ясно ощутить, увидеть/почувствовать с каким человеком сейчас живешь свою жизнь. Конечно, никогда это не осознать сразу, но важно уже в самом начале прислушиваться к тому, какое поле, какое пространство вы формируете вдвоем. Что в этом поле происходит? На что оно похоже?

Есть такие пространства, где много яда, табачного дыма, перегара и злости. В других пахнет дорогим парфюмом, кожаной отделкой салона автомобиля, деньгами и самодовольством. В третьих: кофе, жареной картошкой, шоколадными конфетами и добротой. И все названное может быть перемешано в совершенно непредсказуемых пропорциях – главное, чтобы вы ощущали, что это «ваше» пространство, вас обоих и вам обоим в нем тепло и есть куда двигаться.

Главный индикатор жизнеспособных отношений – чувство радости и удовольствия, проявления взаимной заботы, принятия и уважения. Если это есть – у отношений есть будущее. Если нет – это повод для диалога. Повод поделиться друг с другом, но не требованиями/претензиями/обидами, а чувствами, ощущениями, сомнениями. Но опять же, повторю, создать такой диалог ох как непросто. Будьте терпеливы, аккуратны, бережны друг к другу. Открытый искренний разговор – это пространство высокого напряжения, где малейшая искра может вызвать разрушительный пожар.

Читаю предыдущие строки… Как сложно рассказать полностью то, что хочешь рассказать. И невозможно. Не могу, так как у отношений гигантское количество нюансов, оттенков, особенностей. Я предлагаю вам войти в свое пространство эмоций, чтобы вы могли и чувствовать и понимать отношения в процессе и как процесс.

То есть, я про то, что часто люди, прочитав психологическую статью, добавляют на свой склад информации ещё пару коробок интроектов-инструкций-правил. Но это опасно, так как разрушает интуитивный, свежий и живой процесс выстраивания человеческих отношений. Близость гибнет, если мы пытаемся подчинить её вычитанным и усвоенным (от мамы или её проекции) правилам.

Сквозь призму правил и законов, жизнь действительно можно сделать предсказуемой. Это спасет от тревоги, от страха, но вслед за этим может прийти скука. Скука в отношениях – это потеря контакта с реальностью. Как только ощутили её, пусть зажигается красная лампочка, а на внутреннем экране вспыхивает надпись: «Присмотрись к человеку рядом! Тебе кажется, что ты его знаешь, но это иллюзия! Почувствуй его заново! Посмотри ему в глаза, понюхай кожу. Бери его в охапку и веди в лес, театр, цирк, двор, на берег реки/моря/пустыни…».

Вам срочно нужно восстановить свое поле близости. Вам срочно нужно вспомнить, что человек рядом с вами – существо с другой планеты. Это человек, который живет в другом мире… Как странно, как парадоксально, что это может стать импульсом для любопытства, а может превратиться в непреодолимую пропасть в отношениях.

Кризисы в отношениях неизбежны. Неизбежны по той причине, что именно через кризисы отношения растут и люди в них взрослеют, развиваются. Через кризис отношения крепнут или разрушаются, истощаются и исчерпывают себя. И поле Близости определяет связь и наполненность отношений. Нет Близости – нет связи, а есть пустота. И тогда отношения не выдерживают кризис.

Всегда немного (а порой и очень «много») грустно, когда какие-то отношения себя исчерпывают и завершаются. Перед внутренним взором проплывают картины, как все начиналось. Тонкая иголочка печали колет в сердце и напоминает человеку, что все бренно, все движется и все конечно. И это напоминание может позволить вам увидеть яснее важность происходящего сейчас. Те отношения, в которых вы сейчас – цените ли то, что есть? Помните ли, что и они могут быть уязвимы и нуждаются в уходе?

Загорелся зеленый сигнал светофора. Мягко трогаюсь вперед, ощущая шуршание под колесами ровного асфальта. На дороге важны правила. Они, естественно, есть и в отношениях. Но ещё важнее знания правил, способность быть внимательным к происходящему здесь и сейчас. Чутье, благодаря которому вы вовремя распознаете происходящее в поле отношений. Открытость и искренность, с помощью которых вы можете размещать свои мысли и чувства. Диалог – как мост, на середине которого встречаются двое.

*********************************************************************************

 Запись на консультацию

ПОЧЕМУ НЕЛЮБИМЫЕ ДОЧЕРИ ВЛЮБЛЯЮТСЯ В НАРЦИССОВ

ПОЧЕМУ НЕЛЮБИМЫЕ ДОЧЕРИ ВЛЮБЛЯЮТСЯ В НАРЦИССОВ

Вы принимаете эти игры за страсть. Нарциссы любят играть в любовные игры и вы обнаруживаете себя на американских горках, из-за его поведения и вашей на него реакции — вот это состоянии в нашей культуре часто называют настоящей романтической любовью.

Многие из нас влюблялись в нарциссов или дружили с ними – и вот почему. Важно понимать, что обаяние нарцисса очевидно всем – он заботится о своем внешнем виде, культивирует свое обаяние и его чувство исключительности, как было показано в одном немецком исследовании, воспринимается окружающими как должное.

На каком-то уровне это похоже на передачу «в мире животных» — история о хищниках и жертвах. Представьте хорошо нам знакомый с детства голос Николая Дроздова: «Вот мы сейчас находимся на равнине и видим, как красиво прыгает газель, не зная, не чувствуя, что лев уже ждет». Мы настраиваемся на неизбежный финал. Ок, история не про газелей, но суть в том же.

Задача исследования состояла в том, чтобы отправить мужчин на улицы и попросить их приближаться к случайным женщинам, чтобы узнать от них как можно больше личной информации – как их зовут, номер телефона, добиться обещания сходить на кофе или выпить.

И чем больше мужчина набирал баллов по шкале нарциссизма, тем большего успеха в выполнении этого задания он добивался у незнакомок.

Это говорит о том, что даже женщины с надежным типом привязанности быстрее попадают под очарование нарцисса, что помогает ему поставить галочку в списке своих целей.

А ведь женщины с надежным типом привязанности умеют разделять силу и бахвальство, стабильность и контроль, потому что доверяют своим собственным оценкам, им комфортно в близких отношениях, и они знают, как выглядят здоровые отношения.

Но для дочерей с небезопасным типом привязанности дела обстоят не так, их эмоциональные потребности не были удовлетворены в детстве и у них нет этой внутренней базы, которая помогла бы им увидеть разницу между надежным парнем с хорошими намерениями и мужчиной, который вступает в отношения лишь ради удовлетворения своих потребностей.

Из всех трех типов небезопасной привязанности – тревожно-устойчивого, тревожно-избегающего и дезорганизованного – дочери с тревожной-устойчивым и тревожно-избегающим типом привязанности с большей вероятностью попадут в ловушку нарцисса.

Тревожная дочь с одной стороны — это сгусток потребностей, а с другой — пребывает в постоянной тревоге. Она сверхбдительна, она боится быть разочарованной и обманутой и поэтому всегда проверяет, действительно ли её любовник её любит.

Она – это американские горки эмоций, она мечется между паникой, злостью и чувством собственной невероятной уязвимости. Дочь с тревожно-избегающем типом привязанности имеет весьма низкое мнение о себе и высокое о других, и она склонна к построению защит вокруг себя, она отталкивает других, считая, что ей нужно защищаться, даже когда сама очень хочет близости.

Оба этих типа притягательны для нарцисса, потому что их поведение кормит его потребности и желания. Вот краткий список, с которого можно начать понимание того, почему нарциссов так привлекают люди с небезопасным типом привязанности.

Чтобы вырваться из отношений с нарциссом, нелюбимая дочь должна осознать, что она газель из того самого примера. (Важное замечание: моя статья адресована женщинам, но если необходимо вы можете поменять местами мужчин/женщин, но важно понимать, хотя, несомненно, есть женщины нарциссы, мужчины в два раза чаще диагностируются ближе к максимальной точке нарциссического спектра).

Почему нелюбимые дочери влюбляются в нарциссов

1. Ваши потребности дают ему силу.

Нарциссам нравится брать инициативу в свои руки и ощущать азарт от контроля другого и ваши неудовлетворенные потребности открывают перед ним большие возможности.

Вам очень нужна любовь и чувство связи, чтобы заполнить дыру в сердце, которую оставила нелюбящая мать, поэтому весьма вероятно вы и не заметите как гайки драмы закручиваются.

Все проблемы пока маскирует секс и теплые чувства, которые вызывают его слова «все хорошо, не волнуйся». Грустная правда? Но проблема не в вас, а в нем.

2. Вы привыкли к манипуляциям и контролю.

Увы, это правда, если ваша мать обладала сильно выраженными нарциссическими чертами, была контролирующей или постоянно ругалась с вами, то вы ожидаете подобного поведения от других и подсознательно считаете его вполне нормальным.

Скорее всего вы не заметите тонкие и не очень тонкие способы, которые он использует для обретения над вами контроля. Вы так же можете неверно интерпретировать его действия, принимая их за заботу о вас, тогда как речь идет лишь о контроле.

3. Ваша злость дает ему почву под ногами.

Чувства злости и ревности легко возникают у тревожного человека при малейшей угрозе разлуки и присутствующий в вашей жизни нарцисс знает об этом и скорее всего он будет использовать это знание в своей игре.

Нарциссы большие специалисты в переносе своих чувств на вас, это явление, которое Dr. Craig Malkin в своей книге «Переосмысляя нарциссизм» называет «эмоциональной игрой в горячую картошку».

Когда вы теряете контроль, отправляя бесконечные сообщения, на которые он не отвечает или пишите гневные письма с угрозами, он будет продолжать свой блеф и говорить вам, что это ваши проблемы, а не его и начнет угрожать вам сам. И это опять же увеличивает его ощущение контроля над вами и заодно дает ему чувство непобедимости.

4. Вы глухи к вербальному насилию.

Многие нелюбимые дочери переживали унижения, пренебрежение и вербальную агрессию в детстве и многие, к сожалению, усвоили такую оценку себя и решили, что это норма. Это особенно касается дочерей, которые активно стараются каким-то образом спасти или исправить отношения с токсичной матерью.

Ваша неспособность распознать эмоциональную токсичность, увы, дает нарциссу серьезную почву в вашей жизни, а затем, так или иначе, это позволит ему использовать различное оружие, чтобы напугать, устраивать травлю и контролировать вас без какого-либо протеста с вашей стороны. Это еще одна вещь, которая ему нравится в вас.

5. Вы принимаете эти игры за страсть.

Исследования показывают, что нарциссы любят играть в любовные игры в отношениях и вы обнаруживаете себя на американских горках, из-за его поведения и вашей на него реакции — вот это состоянии в нашей культуре часто называют настоящей романтической любовью.

Грустная правда состоит в том, что многие женщины с небезопасным типом привязанности в своем стремлении к этой страсти, не зная, как выглядят здоровые отношения, скорее всего откажутся от мужчины, который предсказуем и эмоционально стабилен, сочтя его «скучным», предпочтя человека с сильно выраженными нарциссическими чертами, который кажется таким «волнующим».

Эта известная закономерность стала основой сюжета для книг о Бриджет Джонс и одноименного фильма: скучный и предсказуемый Мистер Дарси против очаровательного повесы Дэниела Кливера.

Осознать почему вы нравитесь нарциссу и понять свои реакции и поведение поможет избежать подобных ошибок в будущем. И это хорошие новости для газели. Однако, невероятно трудно прийти в себя и восстановиться после отношений с нарциссом.

Автор: Peg Streep

*********************************************************************************

 Запись на консультацию

ЭРИК БЕРН: СЕНСОРНЫЙ ГОЛОД

ЭРИК БЕРН: СЕНСОРНЫЙ ГОЛОД

Процесс  общения  между  людьми мы предлагаем очень кратко рассмотреть в следующем направлении.
Известно, что младенцы,  лишенные  в  течение  длительного времени  физического  контакта  с людьми, деградируют и в конце концов погибают. Следовательно, отсутствие эмоциональных связей может  иметь  для  человека  фатальный  исход.  Эти  наблюдения подтверждают  мысль  о  существовании  сенсорного  голода  и  о необходимости в жизни ребенка  стимулов,  которые  обеспечивают ему физический контакт. К этому выводу весьма нетрудно прийти и на основе повседневного опыта.

КАК ВЛИЯЕТ СЕНСОРНАЯ ДЕПРИВАЦИЯ НА ЧЕЛОВЕКА

Подобный  феномен  можно  наблюдать  и  у взрослых людей в условиях сенсорной депривации. Имеются экспериментальные данные показывающие, что сенсорная депривация может вызвать у человека временный  психоз  или  стать  причиной  временных  психических нарушений.  Замечено,  что  социальная  и  сенсорная депривации столь же пагубно влияют на людей, приговоренных  к  длительному одиночному  заключению, которое вызывает ужас даже у человека с пониженной чувствительностью к физическим наказаниям.

Вполне вероятно, что в биологическом плане эмоциональная и сенсорная  депривации  чаще  всего  приводят   к   органическим изменениям   или   создают   условия   для   их  возникновения.

Недостаточная  стимуляция  активирующей  ретикулярной  формации мозга  может  привести,   даже   косвенно,  к  дегенеративным изменениям в нервных клетках.

Разумеется,  это  явление  может быть и результатом недостаточного питания. Однако недостаточное питание в свою очередь может быть вызвано апатией, например как это  бывает  у  младенцев  в  результате крайнего истощения или после длительной болезни.

Можно предположить, что существует биологическая  цепочка, ведущая  от эмоциональной и сенсорной деприваций через апатию к дегенеративным изменениям и  смерти.  В  этом  смысле  ощущение сенсорного голода следует считать важнейшим  состоянием для жизни человеческого организма, по сути так же, как  и  ощущение пищевого  голода.

У сенсорного голода очень много общего с пищевым голодом, причем не только в биологическом, а  и в психологическом  и  социальном  плане. 
 

Такие  термины,  как «недоедание», «насыщение», «гурман»,  «человек  с  причудами  в еде»,  «аскет»,  можно  легко  перенести  из  области питания в область ощущений. Переедание — это в  каком-то  смысле  то  же самое,  что  и  чрезмерная  стимуляция.

В  обеих  областях при обычных условиях и большом разнообразии выбора  предпочтение  в основном зависит от индивидуальных склонностей и вкусов.

Вполне возможно, что индивидуальные особенности человека предопределены конституциональными особенностями организма. Но это  не  имеет отношения к обсуждаемым проблемам. Вернемся к их освещению.

Для  психолога  и   психотерапевта,   изучающих   проблемы сенсорного  голода, представляет  интерес  то, что происходит, когда  в  процессе   нормального   роста   ребенок   постепенно отдаляется  от матери.

После того как период близости с матерью завершен, индивид всю  остальную  жизнь  стоит  перед  выбором, который  в  дальнейшем  будет  определять  его  судьбу. С одной стороны,  он  постоянно  будет  сталкиваться с социальными, физиологическими  и  биологическими  факторами, препятствующими продолжительной  физической  близости  того  типа,   какую   он испытывал,   будучи  младенцем.

С  другой  стороны,  человек постоянно стремится к такой близости. Чаще всего ему приходится идти на компромисс. Он учится довольствоваться едва уловимыми, иногда только  символическими  формами  физической  близости, поэтому даже простой намек на узнавание в какой-то  мере  может удовлетворить  его,  хотя  исходное  стремление  к  физическому контакту сохранит первоначальную остроту.

Компромисс этот можно называть по-разному, но, как  бы  мы его  ни называли, результатом является частичное преобразование младенческого сенсорного голода  в  нечто,  что  можно  назвать потребностью  в  признании  (По-английски  этот  термин  звучит recognition-hunger  (голод  по  признанию)  и  вместе  с  тремя другими   терминами   —  сенсорный  голод,  пищевой  голод  и структурный голод — образует систему  параллельных  терминов).

По   мере   того   как  усложняется  путь  к  достижению  этого компромисса, люди все больше отличаются друг от друга  в  своем стремлении   получить   признание.  Эти  отличия  делают  столь разнообразным социальное взаимодействие и  в  какой-то  степени определяют   судьбу  каждого  человека.  Киноактеру,  например, бывают необходимы постоянные восторги  и  похвалы  (назовем  их «поглаживаниями»)  от даже неизвестных ему поклонников.

В то же время научный работник может пребывать в прекрасном моральном и физическом состоянии, получая лишь одно «поглаживание» в год от уважаемого им коллеги.

«Поглаживание» — это лишь наиболее общий термин,  который мы  используем  для обозначения интимного физического контакта.

На практике он  может  принимать  самые  разные  формы.  Иногда ребенка  действительно поглаживают, обнимают или похлопывают, а порой шутливо щиплют или слегка щелкают по лбу. Все эти способы общения имеют свои  аналоги  в  разговорной  речи.  Поэтому,  по интонации и употребляемым словам можно предсказать, как человек будет  общаться с ребенком.

Расширив значение этого термина, мы будем  называть  «поглаживанием»  любой   акт,   предполагающий признание   присутствия   другого   человека.   Таким  образом, «поглаживание» будет у нас одной из основных единиц социального действия. Обмен «поглаживаниями» составляет трансакцию, которую в свою очередь мы определяем как единицу общения.

Основной принцип теории игр  состоит  в  следующем:  любое общение  (по сравнению с его отсутствием) полезно и выгодно для людей. Этот факт был подтвержден экспериментами на крысах: было показано, что физический контакт благоприятно влиял  не  только на  физическое  и  эмоциональное развитие, но также на биохимию мозга и даже на  сопротивляемость  при  лейкемии.  Существенным обстоятельством   явилось   то,   что   ласковое   обращение  и болезненный   электрошок   оказались   одинаково    эффективным средством поддержания здоровья крыс.

СТРУКТУРИРОВАНИЕ ВРЕМЕНИ

Наши исследования позволяют сделать вывод о том, что физический контакт при уходе за детьми и его символический эквивалент для взрослых людей — «признание» — имеют большое значение в жизни человека.

В связи с этим мы задаем вопрос: «Как ведут себя люди после обмена приветствиями, независимо от того, было ли это молодежное «Привет!» или многочасовой ритуал встречи, принятый на Востоке?» В результате мы пришли к выводу, что наряду с сенсорным голодом и потребностью в признании существует также и потребность в структурировании времени, которую мы назвали структурный голод.

Хорошо известна проблема, часто встречающаяся у подростков после первой встречи: «Ну и о чем мы потом с ней (с ним) будем говорить?» Этот вопрос возникает нередко и у взрослых людей.

Для этого достаточно вспомнить трудно переносимую ситуацию, когда вдруг возникает пауза в общении и появляется период времени, не заполненный разговором, причем никто из присутствующих не в состоянии придумать ни одного уместного замечания, чтобы не дать разговору замереть. Люди постоянно озабочены тем, как структурировать свое время. Мы считаем, что одна из функций жизни в обществе состоит в том, чтобы оказывать друг другу взаимопомощь и в этом вопросе. Операциональный аспект процесса структурирования времени можно назвать планированием.

Оно имеет три стороны: материальную, социальную и индивидуальную.

Наиболее обычным практическим методом структурирования времени является взаимодействие в первую очередь с материальной стороной внешней реальности: то, что обычно называют работой. Такой процесс взаимодействия мы назовем деятельностью.

Материальное планирование возникает как реакция на различного рода неожиданности, с которыми мы сталкиваемся при взаимодействии с внешней реальностью. В нашем исследовании оно интересно лишь в той мере, в которой подобная деятельность порождает основу «поглаживаний», признания и других, более сложных форм общения. Материальное планирование не является социальной проблемой, оно базируется только на обработке данных. Результатом социального планирования являются ритуальные или полуритуальные способы общения.

Его основной критерий — социальная приемлемость, то есть то, что принято называть хорошими манерами. Во всем мире родители учат детей хорошим манерам, учат их произносить при встрече приветствия, обучают ритуалам еды, ухаживания, траура, а также умению вести разговоры на определенные темы, поддерживая необходимый уровень критичности и доброжелательности. Последнее умение как раз и называют тактом или искусством дипломатии, причем некоторые приемы имеют чисто местное значение, а другие универсальны. Например, стиль поведения за столом во время еды или обычай осведомляться о здоровье жены может поощряться или запрещаться местными традициями.

Причем приемлемость этих конкретных трансакций находится чаще всего в обратной взаимосвязи: обычно там, где не следят за манерами во время еды, там и не справляются о здоровье женщин.

И наоборот, в местностях, где принято интересоваться здоровьем женщин, рекомендуется выдержанный стиль поведения за столом. Как правило, формальные ритуалы во время встреч предшествуют полуритуальным беседам на определенные темы; по отношению к последним мы будем применять термин «времяпрепровождение».

Чем больше люди узнают друг друга, тем больше места в их взаимоотношениях начинает занимать индивидуальное планирование, которое может привести к инцидентам.

И хотя эти инциденты на первый взгляд кажутся случайными (именно такими чаще всего они представляются участникам), все же внимательный взгляд может обнаружить, что они следуют определенным схемам, поддающимся классификации.

Мы считаем, что вся последовательность трансакции происходит по несформулированным правилам и обладает рядом закономерностей. Пока дружеские или враждебные отношения развиваются, эти закономерности чаще всего остаются скрытыми. Однако они дают себя знать, как только один из участников сделает ход не по правилам, вызвав тем самым символический или настоящий выкрик: «Нечестно!» Такие последовательности трансакций, основанные, в отличие от времяпрепровождения, не на социальном, а на индивидуальном планировании, мы называем играми.

Различные варианты одной и той же игры могут на протяжении нескольких лет лежать в основе семейной и супружеской жизни или отношений внутри различных групп. Утверждая, что общественная жизнь по большей части состоит из игр, мы совсем не хотим этим сказать, будто они очень забавны и их участники не относятся к ним серьезно.

С одной стороны, например, футбол или другие спортивные игры могут быть совсем незабавными, а их участники — весьма серьезными людьми. Кроме того, такие игры бывают порой очень опасными, а иногда даже чреваты фатальным исходом. С другой стороны, некоторые исследователи включали в число игр вполне серьезные ситуации, например каннибальские пиршества.

Поэтому употребление термина «игра» по отношению даже к таким трагическим формам поведения, как самоубийства, алкоголизм, наркомания, преступность, шизофрения, не является безответственностью и легкомыслием.

Существенной чертой игр людей мы считаем не проявление неискреннего характера эмоций, а их управляемость.

Это становится очевидным особенно в тех случаях, когда необузданное проявление эмоций влечет за собой наказание. Игра может быть опасной для ее участников. Однако только нарушение ее правил чревато социальным осуждением.

Времяпрепровождения и игры — это, на наш взгляд, только суррогат истинной близости. В этой связи их можно рассматривать скорее как предварительные соглашения, чем как союзы. Именно поэтому их можно характеризовать как острые формы взаимоотношений.

Настоящая близость начинается тогда, когда индивидуальное (обычно инстинктивное) планирование становится интенсивнее, а социальные схемы, скрытые мотивы и ограничения отходят на задний план.

Только человеческая близость может полностью удовлетворить сенсорный и структурный голод и потребность в признании. Прототипом такой близости является акт любовных, интимных отношений.

Структурный голод столь же важен для жизни, как и сенсорный голод. Ощущение сенсорного голода и потребность в признании связаны с необходимостью избегать острого дефицита сенсорных и эмоциональных стимулов, так как такой дефицит ведет к биологическому вырождению.

Структурный голод связан с необходимостью избегать скуки. С. Кьеркегор описал различные бедствия, проистекающие от неумения или нежелания структурировать время. Если скука, тоска длятся достаточно долгое время, то они становятся синонимом эмоционального голода и могут иметь те же последствия. Обособленный от общества человек может структурировать время двумя способами: с помощью деятельности или фантазии. Известно, что человек может быть «обособлен» от других даже в присутствии большого числа людей.

Для участника социальной группы из двух или более членов имеется несколько способов структурирования времени.

Мы определяем их последовательно, от более простых к более сложным:
1. ритуалы;
2. времяпрепровождение;
3. игры;
4. близость;
5. деятельность.
Причем последний способ может быть основой для всех остальных. Каждый из членов группы стремится получить наибольшее удовлетворение от трансакций с другими членами группы. Человек получает тем большее удовлетворение, чем более доступен он для контактов. При этом планирование его социальных контактов происходит почти автоматически. Однако некоторые из этих «удовольствий» вряд ли могут быть так названы (например, акт саморазрушения). Поэтому мы заменяем терминологию и используем нейтральные слова: «выигрыш» или «вознаграждение».

В основе «вознаграждений», полученных в результате социального контакта, лежит поддержание соматического и психического равновесия.

Оно связано со следующими факторами:

1. снятие напряжения;

2. избегание психологически опасных ситуаций;

3. получение «поглаживаний»;

4. сохранение достигнутого равновесия.

Все эти факторы неоднократно изучались и подробно обсуждались физиологами, психологами и психоаналитиками.

В переводе на язык социальной психиатрии их можно назвать так:

1. первичные внутренние «вознаграждения»;

2. первичные внешние «вознаграждения»;

3. вторичные «вознаграждения»;

4. экзистенциальные (т.е. относящиеся к жизненной позиции) «вознаграждения».

Первые три аналогичны преимуществам, полученным в результате психического заболевания, которые подробно описаны у Фрейда. Мы убедились на опыте, что гораздо полезнее и поучительнее анализировать социальные трансакции с точки зрения получаемого «вознаграждения», чем рассматривать их как защитные механизмы.

Во-первых, наилучший способ защиты — вообще не участвовать в трансакциях.

Во-вторых, понятие «защита» только частично покрывает первые два типа «вознаграждений», а все остальное, включая сюда третий и четвертый типы, при таком подходе теряется. Независимо от того, входят ли игры и близость в матрицу деятельности, они являются наиболее благодарной формой социального контакта.

Длительная близость, встречаясь не так уж часто, представляет собой в основном сугубо частное дело. А вот важные социальные контакты чаще всего протекают как игры. Именно они и являются предметом нашего исследования.

©Эрик Берн

*********************************************************************************

 Запись на консультацию

БАРЬЕРЫ МЕЖДУ МУЖЧИНАМИ И ЖЕНЩИНАМИ

БАРЬЕРЫ МЕЖДУ МУЖЧИНАМИ И ЖЕНЩИНАМИбарьеры отношений.jpg

Андрей Злотников

Тяга мужчин и женщин друг к другу является одной из самых чудесных сил, движущих человечеством. И человечество умудряется сделать массу вещей, чтобы это ясное, чистое, свободное стремление друг к другу сделать мутным, кривым и тягостным ковылянием непонятно в какую сторону: то ли друг к другу, то ли подальше.

Есть такой интересный мини-эксперимент, который иногда предлагается сделать в разнополых группах: мужчинам и женщинам сесть в два круга. Сдвинуть стулья, и в одном кругу сидят и общаются между собой только мужчины, а в другом – только женщины. Ощущения очень сильно меняются. В мужском кругу мир становится каким-то более простым и ясным, и я сам, например, существенно «упрощаюсь». В каких-то группах ощущается общая мужская солидарность, восходящая к эпохе охотничьих братств, в которых взаимоподдержка и крепкое плечо друга – залог выживания. В других группах участники могут поделиться ощущением резко возросшей конкуренции, борьбы за иерархию. Кто вожак, а кто аутсайдер…

Чаще всего эти два полюса присутствуют одновременно, но баланс разный – где-то ближе к взаимоподдержке, где-то к подавлению и иерархии… Иногда в ходе разговора бросаются взгляды в сторону женского круга, и ловишь там заинтересованные взгляды в сторону мужского.

Когда группа обратно рассаживается, более явственно ощущается разница, и, более того, эта извечная тяга/интерес друг к другу становятся более ощутимыми после того, как побывал в однополой компании. Но как только попробуешь сблизиться, то натыкаешься на завалы и болота…

Больше года назад я общался с коллегой, которая много работает с женщинами, пострадавшими от семейного насилия и от изнасилований. Тема крайне тяжелая, заряженная стыдом, виной, страхом, злостью, ненавистью, отчаянием и бессилием. Какое-то время говорим на эту тему, после чего коллега, вздохнув, сказала:

— Знаешь, когда очень долго сморишь в одну сторону, все остальное просто исчезает. Я так много выслушиваю истории про мужчин, которые насилуют, бьют, издеваются, игнорируют, обесценивают, что мне стоит большого труда не возненавидеть всех мужчин, не считать всех их… вас, — она обратилась ко мне, — какими-то чудовищами.

— И как ты с этим справляешься?

— По-разному. Есть два важных момента. Я напоминаю себе о том, о чем уже сказала: если долго глядеть в одну точку, то весь окружающий мир перестает существовать, кроме этой точки. Ко мне приходят женщины, пострадавшие от мужчин, у меня у самой сложная жизненная история, но это все-таки лишь часть картины, а я часть картины нередко принимаю за всю… Приходится напоминать себе об этом… И еще я общаюсь с адекватными мужчинами. Меня-то сейчас окружают вовсе не чудовища. Иногда я просто жадно начинаю искать положительные образы мужчин, чтобы как-то сбалансировать тот перекос, который есть в моем сознании… Это как глоток свежего воздуха после зловонной выгребной ямы. Я заново учусь душевно прикасаться к мужчинам, доверять, полагаться, радоваться. Хорошо, что в моем окружении есть такие люди. Я отогреваюсь.

Да, верно… Погружаясь в проблемы других людей, получаешь страшное искажение картины мира. Родители демонизируются до тиранов и убийц, женщины все суки и стервы, мужчины – насильники и убийцы…

Бесконечная вереница рассказов о боли, которую мужчины и женщины причиняют друг другу, вытесняет все остальное. И тогда не видишь мужчин-отцов, которые с увлечением возятся со своими малышами – взгляд все время упирается в тех, кто стоит с бутылкой пива у детской песочницы, интересуясь исключительно количеством оставшихся сигарет в пачке, или мам, которые орут на ребенка, посмевшего повести себя как обычный живой ребенок. Не видишь трогательные пожилые пары, танцующие в парке или идущие по набережной, взявшись за руки – в сознании только истории про одиночества и болезненные расставания…

Сложно оставаться в неоднозначном мире; обожжённая психика требует простоты и ясности, которая не противоречит тому опыту, который был получен.

 

Помню рассказ одной женщины на психологической группе о ее опыте изнасилования. Слушать это было крайне тяжело. Женщины в группе – а их было большинство — все подались вперед, к фигуре в центре, я же – как и двое других мужчин – словно отступили назад, хотя все сидели в одном кругу и никто никуда не вставал…

Это был сконцентрированный гнев в адрес мужчин, а я чувствовал растерянность и ощущение бессилия – того бессилия, которое чувствует мужчина, когда вся его сила – ни к чему. Когда не уберег, не смог защитить. Такие чувства испытывают мужья и отцы, которые не смогли защитить своих женщин или дочерей от насилия, потому что или их не было рядом или не смогли. Где-то на краю сознания созревал стыд, похожий на то, какой испытываешь ты, когда испугался, а потом не можешь простить себе этой трусости. Стыд, знакомый очень многим обычным мужчинам не-суперменам. Потому что одна из базовых основ, позволяющих чувствовать себя мужчиной – это способность защитить…

Еще есть масса злости в адрес того/тех подонков, которые сделали это с женщиной, которая плачет рядом….

И злость эта разбивается о бессилие, потому что все произошедшее уже в прошлом… Ты смотришь, чувствуешь и вдруг осознаешь, почему она всегда держит дистанцию, отстраняется, когда ты подходишь чуть ближе, на более комфортную для тебя (и других людей) дистанцию…

«Я тебя боюсь… И я тебе не верю…».

Что ты, никогда не поднимавший руки на женщину, сможешь сказать в лицо этому обвинительному: «Я не верю вам!!!», произнесенному женщиной, которая от людей моего пола знала преимущественно боль? Беспомощное «я не такой, поверь мне?». Она и рада бы поверить, но обожженная душа не переносит прикосновений.

Сегодня ехал в общественном транспорте. На одном из мест на коленях мамы царственно восседала малышка примерно одного года от роду, в розовом платьице и с забавной вязаной шапочкой на лысенькой голове. Она была очень солидной девочкой, хотя в ответ на мою улыбку не могла не улыбнуться…

mest.jpg

Тут в автобус заходит мама с мальчиком, которому года два с половиной. Мальчик капризничает, что-то ему не нравится. Мама усаживает мальчика рядом с этой девочкой, и тут же делает упрек сыну: «Видишь – даже девочка не плачет, смотрит на тебя, как на дурака, а ты ревешь, как капризная девчонка! Стыдно должно быть». Сколько здесь информации про этих таинственных девчонок… Капризная девчонка – это плохо. «Даже девочка не плачет» — то есть даже такие существа не позволяют такой слабости, а уж ты-то, мужчина (видимо, рангом повыше) – уж точно не можешь позволить себе этого! Наконец, плакать девочкам, похоже, можно…

Таких примеров можно набросать еще и еще. Целые завалы из предрассудков, ханжества, травм, страхов…

А ведь есть эта тяга двух полов друг к другу. Она проявляется во множестве мелочей. Когда внезапно отводятся глаза, поймавшие на секунду взгляд женщины. Или когда женщина автоматически, не задумываясь, поправляет прическу, увидев заходящего мужчину. В изменяющейся атмосфере, когда в однополой компании появляется кто-то из противоположной «стороны». Тяга эта живая и естественная, обусловленная природой, но ломаемая или искажаемая тяжелым живым опытом и правилами, придуманными невесть кем и невесть когда. Из-за чего плавное движение навстречу друг другу превращается в бег с препятствиями или в ожесточенную оборонительную борьбу.

Что-то не так. Но не с мужской или женской природой. С ними все в порядке. И с миром все в порядке. Что-то не так с восприятием

*********************************************************************************

 Запись на консультацию

КАК ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТРАВМЫ ПОСЛЕ АБОРТА?

КАК ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТРАВМЫ ПОСЛЕ АБОРТА?

Как и что происходит с подсознанием после аборта расскажут специалисты. Случаи взяты из практики.

Как избавиться от психологической травмы после аборта?

Для психотерапевта, начинающего сеанс, самое главное найти в памяти собеседника такие моменты, которые поделили его жизнь на «до» и «после». Как правило, это очень сильные впечатления — утраты или обретения, которые изменяют течение жизни. Особняком среди поворотных событий стоит аборт. Женская доля сегодня выглядит как неразрешимое противоречие между репродуктивной природой и теми представлениями, которые диктует современный культ успешности. Эти представления созидают в специфической женской психике инфантильную картину мира, в которой беременность приобретает статус заболевания, требующего оперативного вмешательства. В таких случаях мы имеем дело с расстройством андрогенного характера, которое к тому же защищено эстетикой социального завоевания. Если проще — мир сошел с ума, и женщины первыми становятся жертвами этого безумия. Психологи должны, как минимум, это понимать, а как максимум — помогать женщинам, особенно молодым, адаптироваться к агрессивной среде, чтобы сохранить феминную (детородную) психику. Если непоправимое уже произошло, требуется реабилитация. Умерщвление неродившегося чада всегда поражает психику несостоявшейся матери, даже если она отрицает это. Надо научить женщину жить в том мире, в котором она оказывается после аборта.

Как и что происходит с подсознанием после аборта расскажут специалисты. Случаи взяты из практики Ивана Рябцева,  кто собственно и поведает историю лечения гипнозом. Теория вышла из пера гипнотерапевта Геннадия Иванова, кто разрабатывал методы гипнотической коррекции детских психотравм.

За помощью обратилась женщина 27-ми лет. Приступы тревожности, отсутствие внимания со стороны мужчин. С бывшим мужем прожила пять лет, вкладывая в эти отношения всю душу, но муж, хотя и «катался как сыр в масле», ушел. Причина — отсутствие детей. Женщина горевала, но в глубине души испытывала облегчение, поэтому не развод стал причиной ее состояния. Первая же спонтанная регрессия привела к амнезированному очагу расстройства — аборту, который, оказывается, имел место в первый год брака по стандартным доводам со стороны мужа: мы должны пожить для себя, ты еще успеешь родить и т.д. После операции женщина впервые стала замечать за собой постоянное напряжение и увеличившуюся несдержанность.

— Сконцентрируйся на этом воспоминании. Можно ли было поступить иначе?

— Я хочу этого ребенка, но мужу сложно отказать. Вдруг обидится и уйдет. В животе все сжалось. Тревога.

— Представь, что ты начала отстаивать свое право и муж ушел. Что чувствуешь и думаешь?

— Я чувствую себя эгоисткой. Это ужасно, все из-за меня. Ком в горле. Хочется плакать и сжаться. Никому не нужна.

— Дискомфорт, который ты ощущаешь в теле, — это твоя субличность. Пусть она собирает это чувство, растет. Пусть она увлекает тебя вниз, вглубь, в более раннюю ситуацию, когда ты уже испытывала все эти переживания, погружаясь в них целиком. Посмотри, что кругом? Как ты выглядишь?

— Мне 5 лет, родители ругаются, после чего папа хлопает дверью, а мама говорим мне, что все из-за меня. Чувствую себя плохой и когда папа возвращается пытаюсь загладить вину — делаю всё что велят. Они меня хвалят, а когда я капризничаю — ругают.

Разрядив это воспоминание, направляемся в абортарий. Это воспоминание вызывает всплеск переживаний. Оказывается, собеседница успела сделать много инвестиций в неродившееся дитя. Его мысленная проекция развилась до образа мальчика, играющего в песке у моря во время семейной идиллии. Разрядили и этот эпизод за счёт эмоционально-образной терапии. После того как вложения были возвращены, а чувство вины прошло, собеседница стала заполнять освободившееся место новыми ассоциациями. Вспыхнула злоба на родителей, мужа, начальство — всех, кто использовал ее зависимость. Пришлось организовать диалог с каждым персонажем и учинить возврат причиненных обид. Связи распались, в том числе с бывшим мужем, который перестал занимать в сознании пациентки сколько-нибудь значимое место. В результате моя собеседница обрела уверенность в себе — поставила на место начальника и почти мгновенно образовала вокруг себя свиту любезников.

Еще один пример. Женщина 32-х лет. Проблемы с кишечно-желудочным трактом, головные боли, плохой сон, несдержанность. Боится попасть под сокращение. Замужем. Детей нет. Муж — чиновник с амбициями.

— Представь, что это тебя сократили. Что ты скажешь людям?

— Ужасно. В голове всплывает, что я дура. Хочется плакать. В груди стеснение, немеют руки.

— Сфокусируйся на этих ощущениях. Позволь им скапливаться и разрастаться по всему телу. Это даёт знать о себе твоя вторая личность. Кстати, как она выглядит?

— Как мячик. Детский мячик. Хочется поиграть с ним, но я уже не смогу. Мячик взорвался. Я все поняла — аборт. Аборт ради карьеры. Я принесла в жертву собственного ребенка. Все знают. А меня ещё и уволить хотят.

Началась абреакция и спонтанная регрессия в детство. Родители сравнивают ее со сверстниками, от чего у ребенка формируется мнение, что его любят, если он лучше других детей. С этого времени неудачи вызывают стыд. Разрядив эту группу воспоминаний, мы заполнить возникший вакуум новыми ассоциациями, которые заставляют собеседницу взглянуть на свою ситуацию по новому. Она вдруг поняла, что пошла на аборт из-за страха, что муж будет зарабатывать больше. И увольнения она боится, потому что в новой сфере деятельности она уже не будет лучшей, а это ей стыдно.

— А ведь ребенок мог бы жить, если бы я раньше это поняла.

— Представь, что идет дождь. Как выглядит твоя страдающая субличность?

— Как облако тумана, за которым стою я — та, что пошла на аборт, а теперь плачет.

— Поддержи ее. Согрей тёплыми словами. Все совершают ошибки, потому что так учат.

— Да. Действительно стало легче. Я ее простила. Она в тот момент не смогла бы стать матерью.

— Есть еще что-либо, связывающее с неродившимся ребенком?

— Да, в груди. Что-то круглое, теплое.

— Опиши, как это выглядит? Оно твое или ребенка? Что тебе хочется?

— И мое и его. Синий шар. Там может быть холодно. Хочется укрыть его. Из шара вылетела золотая горошина, а он поглотил ребенка и теперь ему там хорошо и безопасно.

— Обратись к горошине, скажи, что она тебе очень нужна. С неродившимся младенцем попрощайся. Пожелай ему счастья в ином мире.

— Да, все сделала. Горошина вошла в меня, а синий шар с плодом стал удалятся. Легче. Теплее. Тяжесть в глазах.

— Это непролитые слезы. Представь, что идет дождь, и пусть он прольется до последней капли.

Собеседница, выплакавшись вместе с дождем, сообщила, что ей впервые легко и покойно.

Подводя итог этой статье, я хотел бы обратить внимание, что мы ещё только на подступах к проблеме. Аборт в точки зрения психологии является актом девиантного поведения, которое, при этом, регламентируется как юридическая и даже этическая норма. Таким образом, налицо противоречие, которое на уровне кабинетов психотерапии не устранить.

*********************************************************************************Я завершила полное обучение у Жильбера Рено  около семи лет назад и  являюсь клиническим психологом со специализацией Recall Healing ( Исцеление воспоминанием)  ,  окончила полный курс  Биологики  у Роберто Барнаи и дополнила свое образование  обучением  в Школе Психосоматики PSY2.0, Все эти школы имеют одним из своих источников  ГНМ(Германскую Новую Медицину-GNM)

Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета .  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно

 Запись на консультацию

ЛЮБОВЬ И НЕВРОЗ

ЛЮБОВЬ И НЕВРОЗ

Евгения Карлин

Вчера вела лекцию про любовь, в конце которой ко мне подошла женщина и разочаровано уточнила, «так получается любить, это действовать определенным образом, в целом нечто спокойное, идущее во многом от головы, то что мы делаем и выбираем сами… Какой-то расчет выходит? А как же полет? Как же чтобы дух захватывало?». «И по стенке размазало, да?»

Все мы любим. Как умеем. Как научились. Чаще всего на примере собственных родителей. Иногда истеричных, иногда жестоких, иногда травмированных, одиноких, зажатых. Ребенок любит своих родителей, и когда от них получает агрессию, крик, критику, равнодушие, то происходит связка «любовь – это когда…»: бьют, оставляют в одиночестве, требуют, заставляют, страдают (нужное подчеркнуть). Затем мы выходим в большой мир: в детский сад, в школу (наша большая мозоль), в мир кино и художественной литературы. И там тоже чему-то набираемся – кому как повезет. И образуется некая формула любви, которую мы принимаем за истину, некая идеология, описывающая то, что такое любовь, в чем она проявляется, что нужно делать, чтобы быть любимым, чего делать нельзя, что допустимо, а что нет (а может быть, если это любовь, то можно все, ведь любя…). И даже если, после жизнь неоднократно подкидывает факты, «истину» разрушающую, мы изо всех сил держимся за нее, трещащую по швам, потому как переписать набело то, что было написано в детстве, крайне сложно.

К подростковому возрасту, когда гормональная буря швыряет нас потоками плохо осознаваемых и управляемых эмоций, мы влюбляемся. И тогда любовь к неродному человеку – перестает быть чем-то абстрактным, она становится про нас.

Так:

500.jpg

или так?

501.jpg

или может быть, так?

502.jpg

Личный любовный сценарий, разворачивающийся как счастливая или несчастная любовь (с надрывом или спокойная, ответная или безответная), как правило, созвучна нашим отношениям в детстве с родителем противоположного пола, а также модели отношений между родителями. Если отец девочки был жесток по отношению к ней, то во взрослом возрасте она одновременно будет и бояться мужчин, и тянуться именно к тем, с кем отношения обещают быть более болезненными. Ведь любовь и жестокость с раннего детства сцеплены воедино. Оказывают влияние и то, какими она видела отношения матери с отцом. Или если, мать была в разводе, какие послания мать дала в отношении мужчин. Например, «всем мужикам только одно и нужно», «мужчины – негодяи, не доверяй им», «самое главное – это внешность» или наоборот «самое главное – внутренний мир»… В любом случае ребенок получает определенные рамки, ориентиры, которым следует в дальнейшем и которые, увы, далеко не всегда подвергает собственной критике, ставит под сомнение.

Если родители ругались, были холодны, сдержаны, или напротив, обнимали друг друга, поддерживали, дарили подарки, то именно такая модель принимается за базовую, привычную, ту в которую девушка или юноша, женщина или мужчина верит и которую ищет.

К сожалению, большинство людей растут в семьях, где каждый был не столько по-своему счастлив, сколько по-своему несчастлив. А потому в свою взрослую жизнь мы несем «чемодан без ручки», наполненный жестокими родительскими посланиями, неверием в себя, низкой самооценкой, иллюзиями и многим другим хламом, который бы оставить, да то ли жалко, то ли не знаем как…

Мы любим и боимся. Боимся, что будем недостаточно хороши, что друзья/дело/хобби окажется более значимым, чем мы, боимся быть отвергнутыми. Мы боимся, что нас не полюбят или разлюбят. Ведь в конечном счете, когда речь заходит о любви, то чаще всего большинство из нас озабочены тем, чтобы быть объектом любви, а не любящим субъектом. Иными словами, мы хотим, чтобы нас любили. И крайне редко задумываемся о собственной способности любить. Хотя ответ на вопрос, почему меня никто не любит предельно прост, потому что ты никого не любишь.

Не любишь, начиная с себя самого.

Но как это любить? Что значит пресловутое “любить”, о котором постоянно твердят психологи?

Наверное нет более запутанного и туманного понятия, чем любовь. Каждый вкладывает в нее свое: от ощущения бабочек в животе до героического самопожертвования и клинического идиотизма, взращенного популярной музыкой и телесериалами. Иногда любовь представляется некой волшебной палочкой: придет любовь и все проблемы исчезнут.Прекрасный принц поцелует и я проснусь…

Но любовь не приходит, мы не находим ее в отношениях, но приносим с собой. Поэтому многие могут не беспокоится – любовь им не грозит.

А что же тогда приходит? Что с нами случается? Случается влюбленность (влечение, страсть), заложенная нами биологически с главной целью продления рода, и длится до трех лет – ровно столько, сколько нужно, чтобы выносить и выкормить ребенка (под защитой «влюбленного сильного самца»). Влюбленность захватывает нас целиком, ослепляет. Будучи влюбленными, мы видим не реального человека, но созданный нами же образ, собственные фантазии – «я тебя слепила из того, что было, а потом что было, то и полюбила». Народная мудрость гласит: «любовь слепа, а козлы этим пользуются». Придумываем «героя своего романа», приписываем ему желаемые качества, а потом возмущаемся, злимся, обижаемся, что он не соответствует.

Изранившись на разрыве выдумки и реальности, некоторые особо настойчивые продолжают верить в свое всемогущество по переделыванию другого (из чувства любви), чморя себя и теряя месяцы и годы жизни. Из страха остаться совсем одной или одному, снова и снова «едим из мусорника». Хотя любовь к себе, если бы хоть немного позволить ей быть, давно бы потребовала уйти, хотя бы из чувства уважения и заботы по отношению к себе самой (самому). Любить себя – это для начала перестать питаться тем, что вас отравляет: общаться с теми, после кого вам плохо, не делать то, что отнимает у вас силы, не соглашаться внешне не то, на что вы не согласны внутри.

То, что двое ждали друг друга всю жизнь, влюбились с первого взгляда и не могут друг без другу прожить ни дня – это не любовь, а невроз. Обычно сила такой «любви» пропорционально равна не способности каждого из них любить, но степени невыносимого одиночества.

Кроме биологической функции, есть и еще одно сокровище, которое дарит нам влюбленность – это фантастическое чувство жизненности. Мы чувствуем себя живыми. И чем в меньшей степени человек позволяет себе жить щедро, желать, делать, что он по-настоящему хочет, тем сильнее его несет чувство влюбленности. Падение вниз (а оно обязательно случается, потому как влюбленность недолговечна) в таких случаях крайне болезненно. Другими словами, чем более скучной и опасливой жизнью вы живете обычно, чем больше потребностей вытесняете, тем больший шанс, что однажды вы спроецируете все свои желания, мечты, фантазии, устремления на одного ни чем не виноватого человека.

Влюбленность и страсть опасна для того, кто не умеет любить.

Алан Эриль, французский психоаналитик, называет любовь константой, а влечение (или влюбленность) переменной. Именно в любви, а не во влюбленности стержень и вкус жизни. И в отличие от плохо контролируемой влюбленности, любовь – это то, что в наших руках, наша жизненная позиция, которую мы для себя выбираем.

Любовь – это не чувство. Среди базовых чувств (данных нам как человеческому виду, а это: страх, радость, печать, удивление, интерес, злость, отвращение) любви нет.

«Любовь – не сентиментальное чувство, испытать которое может всякий человек независимо от уровня достигнутой им зрелости», – пишет Эрих Фромм в прекрасной книге «Искусство любить».

Любовь – это способ взаимодействия с миром, требующая от человека внутренней зрелости, доброты, мудрости, терпения, усилий, готовности быть живым, открытым (и соответственно уязвимым тоже). Это способ отношения к себе, миру и другим людям. Отношения доброты, принятия, готовности вкладывать и вкладываться. Любовь в отличие от влюбленности зрячая, в ней нет иллюзий. В любви мы видим и принимаем себя и других людей такими, какими они есть. Выбирая для близких отношений тех, кто также с добротой относится к нам, кто проявляет уважение, кто готов разделять ответственность.

Любовь не стремится переделать. Любовь принимающая по своей сути. Любовь там, где нам хорошо, где из нас не пытаются сделать кого-то, кем мы не являемся, но видят то лучшее, чем/кем мы могли бы стать, оставаясь при этом собой. Если в отношениях вам плохо – это не любовь. Если в отношения вы чувствуете себя не в безопасности – это не любовь. Если человек, с которым вы рядом, является «кривым зеркалом», где вы видите изъяны, где ваша самооценка снижается, а вы сами себе не нравитесь – это не любовь. Если вы орете на своего близкого, критикуете его, желаете властвовать – это не любовь.

Давайте называть вещи своими именами. Зависимость, страх, жажда власти, собственничество, привычка, но не любовь.

Нам многое мешает любить. Например, сравнения. Вот у соседки муж ездит на дорогой машине, а мой муж нет. Или у друга сын чемпион по плаванью, а мой неуклюжий очкарик. И наличие этой машины (физического превосходства, шубы, начитанности, большого бюста, хороших оценок за контрольную и т.д. и т.п.) мешает нам любить (себя, ребенка, мужа, мать, отца). Например, мы гуляли по морю и душевно с ребенком разговаривали, дурачились, возились в песке, и вдруг слышим рядом незнакомая дама говорит другой, мол «у меня сын в семь лет уже свободно говорит на тех языках», и тут происходит сбой, мы вспоминаем, что а мой-то и на родном многие слова не выговаривает, и к логопеду его водить надо, и сразу зажимаемся, нахмуриваемся, и уже говорим со своим минутой назад любимым чадом каким-то менторским голосом, и чувствуем себя ужасно паршиво.

То есть выходит, что для того, чтобы мы любили нужны определенные условия. «Чтобы я тебя любил – ты должен» (именно такому принципу, увы, хорошо учат нас во многих семьях, а в школе почти повсеместно).

Мы боимся полюбить не того, не достойного, случайного. Мы жадничаем себя. Боимся похвалить (чтобы не избаловать), боимся поддержать (а вдруг он станет тряпкой), боимся дарить свое внимание, заботу (чтобы не использовали), боимся произнести «люблю», когда желаем этого. Ведем скудненькую бухгалтерию: «ты – мне; я – тебе и ничего авансом». Но только ум богатеет, получая. Сердце же – когда дает.

Любая любовь (любовь к себе, ребенку, женщине, мужчине) предполагает активную дающую позицию (даю, а не беру), заботу, уважение, знание и ответственность (Э. Фромм). Если я люблю себя я забочусь о себе (своем физическом и эмоциональном состоянии), я уважаю себя, я знаю себя, я несу ответственность за себя. То же касается и другого человека (правда, с ответственностью будет все посложнее, поскольку каждый взрослый несет ответственность сам за себя).

Любовь – это выбор, который мы совершаем каждый день: обращая внимание на то, что происходит вокруг нас, видя красоту, другого человека, его потребности, его особенности, а не свои ожидания относительно него. Любить себя – это совершать добро по отношению к себе. Самому относиться к себе так, как мы хотим, чтобы другие относились к нам. Когда плохо, закутать себя в одеяло, налить себе чаю, поставить хорошее кино, любимую музыку, взять хорошую книгу, а не вновь и вновь обессиливать в себя в ожиданиях, безответных смс, готовности бежать по первому звонку, соглашаться на то, что вас в действительности совершенно не устраивает, потому как «ого-го такой полет души, такая самоотверженная любовь».

Любовь – это не зависимость от другого. Зависимость проявляется в том, что другой человекнужен: Мне может быть плохо, больно, я испытываю униженность, но нуждаюсь в тебе. Любовь в отличие от зависимости свободна: Я не нуждаюсь в тебе – я люблю тебя. Мне хорошо с тобой, но я могу быть и без тебя.

Любовь к себе значит позволить себе желать, слышать свои желания и потребности, слышать свои чувства. Любить другого позволить ему желать, прислушиваться к его желаниям и потребностям, слышать его чувства. Это некий танец двоих, чуткий, требующий замедления, привнесения яркий деталей (если хочется) самим, а не в ожидании что яркость случиться сама собой.

В любви есть свобода, в любви мы можем свободно выражать себя, в любви мы себе нравимся. В любви мы на равных: я хороший – ты хороший, я хороший – мир хороший, я хороший – то, что я делаю хорошо. Но и свобода, и ощущение равенства – это не то, что приносит нам любовь, но то, чему мы изначально должны научиться, чтобы быть способными любить. В любви мы можем выбирать: каким быть, с кем быть и как именно.

Не пришла ли пора, быть смелее? Пора любить, а не прикрываться страхами. Пора говорить о любви на языке любви: языке добрых слов, поддержки, прикосновений, подарков, времени, которое мы уделяем себе, любимым людям, любимым делам…

 

*********************************************************************************

 Запись на консультацию

ХРОНИЧЕСКИЙ ЦИСТИТ

 ХРОНИЧЕСКИЙ ЦИСТИТ

 
 Мария Ракитина

Сегодня поделюсь с вами двумя случаями психосоматической работы с хроническим циститом. На данный момент состояния этих женщин полностью восстановились, проявлений симптомов цистита нет, результаты устойчивые.

 

ЦИСТИТ – это воспаление мочевого пузыря (окончание «ит» в названии болезни всегда указывает на воспалительный процесс). Клинически проявляется как учащенные позывы к мочеиспусканию, чувство неполного опорожнения мочевого пузыря, бывают зуд, жжение и кровотечения при мочеиспускании.

 

Напомню, что с точки зрения Биологики (современного психосоматического подхода), если вам диагностировали цистит, у вас биологический конфликт, связанный с неуважением ваших границ и территории:

«кто-то внедрился на мою территорию»,

 

«я чувствую себя использованной»,

 

«я не хочу видеть и чувствовать его (ее) на своей территории, в моей душе, в моем теле»,

 

«я волнуюсь, что другая женщина приближается к моему мужу»,

 

«я боюсь, что кто-то метит на мое рабочее место»

и пр.

 

В целом это можно сформулировать так:

 

«Кто-то покусился на то, что принадлежит мне»

 

В активной фазе этого биологического конфликта, когда человек переживает стресс, симптомы не ощущаются, они появляются на постконфликтной фазе, или при зависшем состоянии (постоянном чередовании этих фаз). Чуть подробнее о фазах с точки зрения Биологики можно посмотреть здесь: www.psichosomatika.ru/post/2016/10/01/цистит

 
 

Случай 1:

 

Анна, 50 лет. Обратилась ко мне, как это часто бывает в психосоматической практике, когда болезненные симптомы усилились, а медикаментозная компенсация уже не помогала снять эти проявления: болезненные спазмы, кровяные выделения, жжение, зуд, боль. Рассказала, что мучается этим диагнозом уже много лет. Эти симптомы, время от времени, появляются после сексуального контакта с мужем.

 

Исследование психологической причины, лежащей в основе симптома Анны, привел к пониманию и решению внутреннего конфликта, который «пролежал» в нейронных сетях около 50 лет (!!).

После решения конфликта симптом организму стал не нужен, и Анна выздоровела.

 

С точки зрения Биологики, любой симптом имеет биологический смысл для конкретного человека. Этот смысл логично исходит из биологической функции органа. Мозг привлекает этот орган для того, чтобы помочь человеку выбраться из изнуряющего его внутреннего конфликта. Делает он это, когда психика не осознает, не может или отказывается сама выходить из эмоциональных страданий. Когда человек осознает свой конфликт, принимает ответственность за его возникновение и решение, тело освобождается от этой задачи и симптом уходит.

Так произошло и в случае Анны.

 

Психологическую причину, лежащую в основе цистита, мы исследовали при помощи методов эмоционально-образной терапии. Я на данный момент по опыту считаю ее самой эффективной для решения психосоматических проблем, так как она позволяет проникнуть к глубинной основе симптома – тому хроническому эмоциональному состоянию, которое формируется еще в раннем детском опыте и определяет наши эмоциональные реакции во взрослой жизни. А иногда даже способствует формированию тех ценностей, выборов и решений, которые приводят человека к запускающей симптом ситуации.

 

Образ, символизирующий симптом, привел Анну к осознанию раннего детского опыта, в котором было много вытесненного страха (очень маленький, черный зайчик с большими глазками). Образ проявил страх, желание спрятаться, исчезнуть, быть незаметным для источника угрозы. Стала очевидной фрустрированная потребность маленького ребёнка в безопасности. Мы начали искать момент, когда эта потребность была фрустрирована и ребёнок потерял ощущение защищенности. Анализ образа угрозы, от которой нужно было скрыться маленькому ребёнку привел Анну к осознанию раннего детского опыта насилия со стороны друга семьи. Этот опыт был ребёнком глубоко вытеснен и проявился в симптоме (точнее в эмоциональной реакции на сексуальный опыт во взрослом опыте). Жестких физических действий в отношении ребёнка произведено не было, но маленькой девочке было достаточно небольших прикосновений к половым органам от «друга семьи» и его намерения, чтобы испугаться, замереть, почувствовать себя уязвимой, потерять ощущение безопасности внутри своей семьи (своего мира). Проблема, конечно же, не возникает на ровном месте. Почему ребёнок не закричал, не позвал на помощь, не побежал к маме? Потому что не чувствовал свое право это сделать. Это определяется многим: эмоциональным фоном в семье, отношением к ребенку взрослых, вне гласными предписаниями, данными ребёнку по типу: не мешай, не обременяй, не создавай проблем. Сложившиеся отношения с родителями не дали тогда маленькой Ане внутреннюю возможность рассказать о случившемся и психике ребёнка пришлось справляться самостоятельно.

 

В итоге мы имеем:

 

Фрустрированная потребность, проявившаяся через симптом: в безопасности, которой угрожает мужчина.

 

Препятствие для удовлетворения потребности: запрет просить о помощи и защите, создавать родителям проблемы, предписание «ты можешь жить в этой семье, только когда не обременяешь, не огорчаешь маму, не создаешь никому проблем».

 

Эти препятствия стали блоком для возможности защищать себя с помощью взрослых в ситуации нарушения телесных границ другом семьи.

 

Запуск биологического конфликта произошел под действием, так называемого, триггера – когда сексуальные действия уже любимого мужчины напомнили бессознательному Анны о том акте насильственных действий. И мочевой пузырь включился для защиты границ, как это предусмотрено в биологии и часто проявляется в природе.

Психика эти процессы не осознавала и не могла включиться в решение задачи защиты границ.

 

Для решения этой ситуации и выхода из биологического конфликта, нужно было вывести эту часть нейронной сети из замирания в травматическом опыте. Метафарично это можно сказать так: нужно было вывести внутреннего ребенка (испуганного, травмированного зайчика) из той ситуации, вернуть себе ощущение безопасности и право защищать себя.

 

В воображении Анне нужно было вернуться в тот опыт, дать взрослую поддержку тому ребенку, который оказался в ситуации незащищенности, подпитать его ресурсами, которых у него тогда не было, обязательно позволить ему высказать всё невысказанное тогда, осознать и отреагировать все невыраженные эмоции. После этого помочь дать отпор мужчине, нарушившему телесные границы ребёнка. Действий в воображении для завершения ситуации в прошлом достаточно, и практический опыт это подтверждает.

 

Приведу небольшой отрывок из нашей встречи:

 

Я: Аня, ты можешь метафорично представить и вернуть этому мужчине те воздействия, которые он осуществил.

 

Анна: Это что-то черное, что стекает по моим ногам.

 

Я: О! Отдавай ему это черное. Скажи: «Я не принимаю больше твоё воздействие на меня в виде прикосновений». И зайчику разреши вернуть это воздействие и не нести это через свою жизнь.

 

Анна: Зайчик стал беленьким. И улыбается, прижимается ко мне.

 

Я: Супер! Спонтанное изменение образа говорит об эмоциональных изменениях внутри твоей психики. Да, этот зайчик всегда оставался чистым и прекрасным по сути, его просто испачкали. И эту грязь можно не носить в себе. Скажи этому зайчику, что он может себя свободно проявлять дальше, потому сейчас только ты решаешь кому прикасаться к твоему телу и когда. И ты не дашь его использовать никому и никогда больше, потому что теперь ты уже можешь его защитить и разрешаешь ему просить тебя его защитить, когда нужно.

 

Анна: Ничего себе! Он стал девочкой, и она танцует (Аня улыбается и плачет)

 

Я: Это очень крутая трансформация! Браво!

Аня, ты также можешь сейчас заглянуть внутрь себя и интуитивно почувствовать: а что в тебе возможно перестало проявляться, оставалось не раскрытым или подавленным, когда ты подверглась этому негативному воздействию.

 

Анна: (после паузы) Ты знаешь, это доверие к мужчине. Я не могу им доверять полностью всю жизнь.

 

Я: Так может вернешь это доверие себе, разрешишь себе снова принимать от мужчин заботу, наслаждение и удовольствие? Ведь твой муж ложится с тобой в постель не для того, чтобы использовать тебя, а для того, чтобы доставить тебе удовольствие и наслаждение. Разве не так?

 

Анна: Даааа, я от него чувствую столько любви и заботы.

 

Я: Ну вот. И теперь ты можешь это увидеть и принять.

 
 

После этой сессии симптомы цистита резко снизились. Анна еще раз написала, что остаются незначительные проявления, но она предполагает почему — внутри Анны оставался страх перед сексуальным контактом, так как после него десятки лет время от времени происходили обострения цистита.

 

Тогда мы добавили в нейронные сети еще одну фразу:

«От такого интима может быть только кайф!».

 

И симптом в течение нескольких дней полностью сошёл на нет

 
 
 
 

Случай 2

 

Бывает и так, что психологические истоки цистита, как и любых других симптомов, лежат не в личном, а в семейном или даже родовом опыте. То есть программирующий биологический конфликт копируется в семейной системе, определяя в дальнейшем эмоциональные реакции, запускающие симптом.

 

Ко мне обращается Екатерина, 30 лет, также многолетняя история с рецидивами цистита. Первый раз цистит начался 10 лет назад в отношениях с мужчиной. Стали исследовать.

 

Методы эмоционально-образной терапии снова помогли проявить суть внутреннего конфликта в основе симптома. За образом, символизирующим симптом, проявились эмоции страха и отвращения, а также цель – защитить Екатерину. В образе угрозы, от которой он защищает, проявилась фигура отца.

 

Оказалось, что у родителей клиентки были очень плохие отношения. Брак из-за беременности. Постоянные ссоры.

Кате маму было жалко, что сохранилось и во взрослом возрасте: «Не завидую маме, ужасная судьба женщины, все время под всех подстраиваться, все границы ее нарушены».

То есть внутри маленькой девочки закрепился материнский протест против «судьбы женщины, которая обязана подстраиваться под мужчину».

Ребёнок, находясь в симбиотической связи с мамой неосознанно сделал вывод об отношениях и принял сценарное решение:

вытеснить свое женское, чтобы не страдать;

развивать в себе больше мужских качеств, которые казались проводником к независимости;

и жестко защищать свои границы.

 

Мочевой пузырь реагирует именно на защиту границ и территории и в природе частенько используется животными, чтобы метить границу. И когда внутренний конфликт стал биологическим, потому что психика Екатерины не осознавала и не решала этот конфликт, тело предложило свое решение.

 

Суть внутреннего конфликта в основе симптома можно сформулировать так:

 

«Я хочу быть собой, женщиной, иметь отношения с мужчиной и радоваться им, но отношения пугают и вызывают отвращение, так как женщина вынуждена в них терять себя и свои границы».

 

То есть фрустрированная потребность здесь похожа: свобода как гарантия безопасности.

 

Препятствие для удовлетворения потребности: наблюдаемый в детстве опыт страданий мамы в отношениях с отцом и неосознанное принятие этого опыта как модели партнерских отношений. То есть убеждение, что женщина в отношениях не может быть свободной и в безопасности.

 

Запускающая ситуация: вхождение в свои отношения = «клетка закрывается».

 

Чтобы освободить тело от решения внутреннего конфликта, содействуя его восстановлению, мы с Катей стали искать решение для этого конфликта внутри психики.

 

Выходом в Катиной ситуации, прежде всего, был отказ от ложных выводов и решений, которые Катя приняла в далёком детстве, наблюдая отношения родителей: «женщиной быть опасно, печально, отвратительно; мне нужно себя защитить и спасти от мужчины».

 

Внутреннему ребёнку, который принял такие решения, Катя, используя механизм воображения, дала эмоциональную поддержку, объяснила суть отношений родителей уже с позиции взрослого, рассказала про ответственность мамы за такие отношения с мужчиной, и после этого предложила ребёнку новое решение:

«Мы можешь больше не подавлять своё женское, можешь быть собой и радоваться этому. А я возьму ответственность за внутренние границы, буду заботиться и защищать тебя и себя, чтобы тебе было спокойно и безопасно».

 

После осознания и решения психологической причины, лежащей в основе симптома, цистит полностью прошел в течение нескольких дней. Результат устойчивый, знаю точно, так как Катя через несколько месяцев обращалась ко мне с другим вопросом.

 

Меня часто спрашивают: «А вы с этим работали? Можно это исправить?»

Я часто не знаю. Я ведь для всех людей делаю одно и то же, а результаты у всех разные. Я в своей психосоматической практике видела восстановление много чего «невосстанавливаемого» с точки зрения медицины, а это был мой первый случай работы с этим симптомом. И видела зависание и невозможность человека продвинуться, когда до этого такой же симптом проходил у всех. Всегда кто-то бывает первым, и он открывает дорогу другим, но каждый идет по-своему – со своей скоростью и со своими возможностями. И что касается восстановления цистита, точно могу сказать: эта дорога уже проложена многими.

*********************************************************************************Я завершила полное обучение у Жильбера Рено  около семи лет назад и  являюсь клиническим психологом со специализацией Recall Healing ( Исцеление воспоминанием)  ,  окончила полный курс  Биологики  у Роберто Барнаи и дополнила свое образование  обучением  в Школе Психосоматики PSY2.0, Все эти школы имеют одним из своих источников  ГНМ(Германскую Новую Медицину-GNM)

Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета .  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно

 Запись на консультацию