Архив за месяц: Июль 2016

Мужские сценарии любовных отношений

О мужчинах, завидующих женщинам, психологически женатых на своих мамах, а также панически боящихся зависимости от своих жен Елена Кадырова.

Существуют ли сценарии брачного выбора и поведения в семье, характерные именно для мужчин?

Да, конечно, сугубо мужские сценарии существуют. Несмотря на то что в детстве мы проходим одни и те же этапы развития, процесс этот у девочек и мальчиков имеет свою специфику. И девочка, и мальчик сначала находятся в диаде с матерью и получают первый опыт общения, первый опыт бытия как такового в паре именно с женщиной. А потом с мальчиком происходит то, чего не происходит с девочкой, — процесс смены идентификации. Сначала он идентифицировался с матерью, не понимая разницы. Но в какой-то момент мальчик осознает, что у него есть физиологическое и биологическое отличие, и у него начинается процесс разидентификации с матерью и идентификация с отцом. Обычно такое происходит к двум-трем годам, хотя это растянутый во времени процесс.

Смена идентификации протекает на фоне эдипальных отношений в треугольнике мать-отец-ребенок. И в зависимости от отношений матери с отцом, от того, как она сама взаимодействует с мальчиком, как отец с ним общается, происходит формирование психологической части ядра полоролевой идентичности.

А как же мальчики, которых воспитывают только мамы или только папы, или даже бабушки? Или те, кто растут в детских домах и вырваны из контекста традиционных отношений?

Мы говорим об идеальной модели, но, понятно, что если у мальчика нет отца — это большая проблема. Ребенку нужно каким-то образом идентифицироваться с мужским объектом. А тот либо отсутствует, либо, допустим, очень плохой. Действительно плохой или мать его критикует и считает таковым. Чтобы не испортить отношения с мамой и быть для нее хорошим, мальчик боится идентифицироваться с таким папой. Потому что отношения с мамой для него первостепенно важны: с одной стороны, страшно потерять ее любовь, с другой, она в раннем детстве кажется ему могущественной, и его очень пугает возможная ее враждебность. Возникает внутренний конфликт. А если отца вообще нет, сложностей с идентификацией еще больше.

Понятно, что это компенсируется, мальчик начинает подражать другим мужчинам, появляющимся в его жизни, — дедушке, другим мальчикам, воспитателям. Формируются определенные модели поведения — он же не в вакууме находится. Тем более, возникает так называемый фантазируемый отец, образ которого впоследствии корректируется реальностью, если мужчины хоть немного присутствуют в жизни мальчика.

А детдом для ребенка — это такая психологическая травма, которая если и компенсируется чем-то, то это скорее исключение, чем правило. Тут особое значение имеет, на каком этапе развития нанесена травма. Дети в детдоме — отдельная большая и проблемная тема.

В ПОПЫТКАХ ИЗБЕЖАТЬ ЗАВИСИМОСТИ

Что в развитии ребенка больше всего влияет на формирование в будущем тех или иных сценариев мужского поведения в отношениях с женщиной?

Один из ключевых факторов — это особенность проживания первого года жизни, этапа тотальной зависимости от матери или ухаживающего взрослого. Ребенок не может никак, кроме крика, повлиять на то, чтобы его жизненно важные потребности были удовлетворены. Он находится в полной власти матери, которая является, с одной стороны, источником наслаждения — когда кормит, ухаживает, дает эмоциональное тепло и понимание, а с другой стороны, источником страданий и даже ужаса — в те моменты, когда потребности не удовлетворяются.

Понятно, что мама не может находиться с ребенком 24 часа в сутки, и как бы она ни старалась, фрустрация неизбежна. Более того, определенная фрустрация даже необходима как развивающий фактор. Но если она избыточна, если ребенок подолгу остается один, или его кормят по часам, или мать находится в депрессии, то у ребенка происходит фиксация на этом этапе развития как травматичном, и формируются различные сценарии, в основе которых страх зависимости и попытки ее избежать. Эти сценарии, конечно, бессознательные — у ребенка в это время еще нет речи и способности мыслить словами.

Например, может возникнуть бессознательное стремление психологически вернуться во внутриутробное состояние слияния, в тот самый утраченный рай, когда ребенок и мать были одним организмом, и все жизнеобеспечение происходило автоматически. Во взрослой жизни это будет проявляться в стремлении размыть границы между собой и любимым человеком в каком-то недифференцированном «мы», где человек теряет ощущение своего «Я», не в состоянии понять и ощутить, чего он сам хочет, каковы его личные потребности и интересы, пытается полностью раствориться в другом и воспринимает любые попытки второй половины обозначить границы как отвержение.

Еще одна стратегия, особенно характерная для мужчин, — попытка контролировать зависимость через ее замещение. Сюда можно отнести разного вида аддикции, в том числе химические зависимости, — пристрастие к никотину, алкоголю или наркотикам. Человек бессознательно заменяет материнскую грудь сигаретой, бутылкой или наркотиком, но теперь он как будто сам контролирует удовлетворение потребности, регулирует уровень допустимого душевного дискомфорта или, наоборот, удовольствия. Подвох заключается как раз в этом «как будто». В действительности попытка контролировать зависимость приводит к зависимости от средства контроля.

В семейных отношениях такой мужчина скорее всего сформирует традиционный созависимый тандем, в котором жена окажется в той же ловушке: пытаясь контролировать поведение пьющего мужа, она сама попадает в эмоциональную зависимость от его поведения. Круг ее интересов, эмоциональная жизнь сужаются и упрощаются до нескольких реактивных состояний. Это очень тягостное состояние, из которого очень трудно выбраться. Зато пьющий супруг может, наконец, получить в избытке, хоть и в таком негативном контексте, то самое заинтересованное внимание, которого скорее всего ему не хватило в раннем детстве в отношениях с матерью, или если он получал его только в случае проблемных ситуаций.

«БОЛЬШЕ НИКОГДА»

Получается, что человек, травмированный в детстве зависимостью, обязательно снова в нее попадает?

Получается так, но есть сценарии, когда это не так очевидно. Бывает другая стратегия борьбы со страхом зависимости, выглядящая как вполне успешная адаптация. В этом случае психика пытается «забыть» тотально зависимый этап младенчества как страшный сон и фиксируется на следующем этапе развития, во время которого формируются первые навыки самообслуживания и автономии. Другими словами, страх зависимости приводит к фиксации на стремлении быть абсолютно независимым. Я этот сценарий называю «Больше никогда».

Поскольку полная автономность — это иллюзия, и человек все равно нуждается в другом, то здесь срабатывает механизм обесценивания партнера до роли функционального объекта использования. Мама становится как бы служанкой, которая ему служит. Так мальчик пытается избавиться от своего страха зависимости, от былого «всемогущества» матери, от глубинного бессознательного ужаса перед архаичным материнским началом, олицетворяющим жизнь и смерть. Позже это отношение переносится на женщин, с которыми мужчина взаимодействует.

Насколько мужчина с таким сценарием вообще способен строить серьезные отношения?

Проблема в том, что если человек боится зависимости, то он боится и привязанности. Он эти вещи не разграничивает. Такой мужчина стремится к некой полной, несуществующей в природе автономности. И поэтому потребность в другом человеке он ощущает как опасную для него зависимость. Чтобы ее избежать, он строит такие отношения, где подлинная близость невозможна. Он делает все, чтобы контролировать свою автономность.

Такой мужчина отгораживается от женщины даже в формально близких отношениях?

Может случиться так, что способность иметь близкие отношения, отношения  привязанности вообще не сформируется. И тогда, с одной стороны, человек будет этого лишен, а с другой, он не будет понимать, чего именно у него нет. Возможно, будет ощущение какой-то пустоты и отсутствия чего-то, но в целом он не будет осознавать проблему.

Кстати, существует категория мужчин, которые диссоциируют свое либидо так, что сексуальные отношения у них реализуются с женщиной, а любовь в ее эмоциональном аспекте — в отношениях тесной дружбы и душевной близости с другими мужчинами. Они собираются в мужские компании, и семьи им не нужны — у них свои сообщества, где мужчины любят мужчин. К гомосексуализму это не имеет никакого отношения. Женщина остается сексуальным объектом, однако любовь в смысле интереса, внимания, эмоционального тепла на нее не распространяется. То есть, в данном случае речь идет не о мужской дружбе как таковой, а о той ее форме, которая подменяет собой семью и близкие отношения с женщиной.

Следует отметить, что избыточность фрустрации в раннем детстве очень сильно влияет на отношение мальчика к женскому вообще, на способность интегрировать разные аспекты матери в целостный образ. Ведь изначально отношение ребенка к матери амбивалентное: с одной стороны, он ее любит, а с другой, в моменты фрустрации, ненавидит. Конечно, ребенок этого не осознает — у него еще нет такого «аппарата», все происходит на бессознательном уровне. В этот период восприятие ребенка черно-белое. Перед его психикой встает задача защитить «хорошую» любимую маму, которая кормит и ухаживает, от своих же собственных агрессивных импульсов. И тогда образ матери расщепляется на два объекта — хорошую маму и плохую (в сказках это фея и ведьма, добрая мать и злая мачеха, колдунья). На плохую мать ребенок проецирует собственную ненависть, в то время как хорошая мать становится идеализируемым объектом любви.

В норме в процессе развития эти две половины интегрируются в целостный образ. Но в том случае, если произошла фиксация на предыдущем этапе развития, интеграции не происходит, или она неустойчива, и тогда такой мужчина будет все время строить отношения не с реальными женщинами, а с разными аспектами «хороших и плохих матерей».

НА ВСЮ ЖИЗНЬ ОСТАТЬСЯ С МАМОЙ

Получается, что ужас попасть в зависимость от женщины формирует убежденных холостяков?

Кроме страха зависимости есть еще один ключевой фактор, формирующий будущие сценарии — эдипальная ситуация. Мы будем говорить о ней не только в контексте учения Фрейда, а рассматривать более широко — как ситуацию присутствия Третьего. Этим третьим в изначальной диаде «мать-ребенок» является отец. Он присутствует с самого начала в психике матери, а затем все более активно появляется в реальности ребенка.

С одной стороны, ребенок воспринимает эдипальную ситуацию как вызов — он не хочет терять свое исключительное право на мать. Родительская пара порождает в нем болезненное чувство исключенности, ревность и зависть. У психики ребенка появляется искушение «поместить», то есть спроецировать свои негативные чувства на отца — опять расщепление, но уже по другой линии. В этом случае есть хорошая, идеальная мама и плохой-плохой папа, независимо от его реальных качеств.

Если у мамы при этом потакающее поведение, она дает мальчику понять, будто он психологически выигрывает у отца, то у ребенка возникает иллюзия победы, которая в психоанализе называется «эдипов триумф». Понятно, что эта победа не выдерживает контактов с реальностью, но в каком-то фантазийном варианте она сохраняется и тормозит процесс психической сепарации.

Ведь в этом и заключается одна из базовых и важнейших задач отца в роли третьего — помочь ребенку сепарироваться от матери. И если в психической реальности мальчика не формируется устойчивая родительская пара, у него возникает большой соблазн сохранять иллюзию, что он способен полноценно заменить матери мужа, быть ей парой. Он не проживает «эдипово поражение» отцу, позволяющее осознать реальное положение вещей, чтобы потом строить свои собственные отношения во взрослой жизни. Он как бы застревает на этом этапе отношений, психологически остается в диаде с матерью, а образы себя и других не интегрируются до целостного восприятия.

Очень вероятно, что такой мужчина во взрослой жизни будет психологически женат на своей матери. При этом ему не обязательно чураться других женщин, быть «маменьким сынком» или жить с матерью — хотя и таких историй много. Он может поддерживать свою мужскую идентичность даже донжуанством, но по сути это лишь способ компенсации своего мужского «Я». В этом смысле донжуанство есть бессознательный способ сохранить верность одной женщине — матери.

А как могут строиться нормальные отношения в данной ситуации — без таких тяжелых последствий?

Если мы говорим о благоприятных эдипальных отношениях, полезных для ребенка, то для него очень важно признать родительскую пару и научиться выдерживать свою исключенность, ощущая ее не как отвержение, а как естественное следствие самого существования отношений в этой паре. Ребенок в этом случае получает ценный опыт нахождения в позиции того, кто не участвует в отношениях, а психологически наблюдает их. Благодаря этому механизму формируется «внутренний наблюдатель», позволяющий видеть и чувствовать ситуацию из разных точек, находясь внутри и снаружи, ставя себя на место другого и как бы глядя на себя со стороны.

Все это возможно, когда родители проявляют эмпатию, гибкость, внимание, если транслируется любовь и к друг другу, и к ребенку. Тогда он не испытывает чувства выброшенности из отношений: «Да, сейчас родители смотрят друг на друга, у них есть отношения, в которых я не участвую, но на периферии их сознания я существую. Я есть. Меня любят».

НУ, И КТО ИЗ НАС ЛУЧШЕ?

Верно ли то, что если отец не становится фигурой, разделяющей пару «мать и дитя», то вероятность того или иного неблагополучного сценария весьма высока?

Да, это так. Бывают ситуации, когда отец, в силу собственной незрелости, может довольно агрессивно конкурировать с сыном в эдипальном соревновании, подавляя его, унижая, отказывая в том, чтобы мальчик мог себя идентифицировать с ним и мечтать стать таким же сильным в будущем. Такой отец, самоутверждаясь и защищаясь от страхов перед собственной уязвимостью, пытается любыми средствами транслировать сыну, что тот никогда не сможет его догнать по каким-то качествам, провоцируя у сына комплекс неполноценности.

Став взрослым мужчиной, сын будет испытывать сильную болезненную неуверенность в себе, и это будет мешать ему во всех сферах жизни. Или он станет изо всех сил «доказывать», что чего-то стоит, и это будет забирать большую часть его психической энергии, обедняя другие сферы жизни, мешая получать радость и удовольствие от отношений.

ЗАЛОЖНИКИ ОТНОШЕНИЙ

Каким еще неблагополучным сценариям может следовать мужчина во взрослой жизни?

Некоторым мужчинам свойственно испытывать зависть, например, к репродуктивной способности женщины, к ее способности творить внутри себя новую жизнь, к отношениям глубочайшей близости между матерью и младенцем, к тому, чтобы быть для другого живого существа источником жизни и удовольствия  — как это происходит в процессе кормления.

Зависть к материнской роли редко бывает осознанной — против этого работает  социальный стереотип, но ее можно увидеть в действии, когда мужчина всем своим поведением как бы говорит: «Я могу быть лучшей матерью своему ребенку, чем его реальная мать». Такой мужчина будет делать малозначительным сам факт беременности, родов, кормления, обесценивая все то, что мешает стереть различия между полами и скорее всего, опять же бессознательно, выберет себе в жены женщину со слабым материнским инстинктом, сложным характером или недостаточно психологически зрелую, чтобы она действительно проигрывала по сравнению с ним в этой конкурентной борьбе за роль «настоящей» матери.

Еще одним мотивом такого сценария может быть то самое стремление к воображаемой самодостаточности, когда невыносима мысль о том, что «я в этой жизни чего-то не могу или в ком-то нуждаюсь». И тогда женщина — просто биологический инструмент, «которым я пользуюсь, чтобы родить себе ребенка, но это мой ребенок и я его «настоящая» мама, которая только называется папой, но все его будущие достижения и любовь должны принадлежать, в первую очередь, мне и идентифицироваться со мной».

Другая модификация такого сценария — когда мужчина стремится быть родительской фигурой не ребенку, а жене. Тут он одновременно выступает в двух ипостасях: как отец-воспитатель и как кормящая материальными благами мать. Это случай  добровольного мезальянса (реальная разница в возрасте не обязательна), когда отношения строятся на том, что женское — это детское (инфантильное), а мужское — это родительское.

Отсюда естественным образом вытекает то, что эти отношения могут сохраняться только за счёт отказа от личностного развития. Причем не только партнерши. Ей действительно в этом случае закрыт доступ к взрослой подлинной женственности, а значит — к источнику жизненной силы. Мужчина в такой паре сам добровольно «приговаривает» себя к пожизненной роли родителя и тоже останавливается в личностном развитии, в своей способности строить субъект-субъектные отношения. Причем сам мужчина при этом тешит себя ролью «воспитателя жены», не видя заложенного внутри ситуации противоречия — любое развитие партнерши угрожает прочности этих отношений.

В итоге оба становятся заложниками отношений: одному тяжко, другому душно, но любое изменение означает разрушение системы, и все чувствуют безысходность. Это неизбежно порождает агрессию, которая, как правило, с избытком присутсвует в таких созависимых отношениях.

«НЕ МОГУ БЕЗ ТЕБЯ ЖИТЬ»

В противоположном сценарии мужчина видит в жене новую маму, и женщина эту роль на себя охотно берет. Но как только потребность в наличии материнского объекта удовлетворена — «мама дома, и все хорошо», мужчина поворачивается, как и положено ребенку, спиной к «матери» и лицом к миру. Ему теперь хочется дальше «расти и развиваться», дружить с «мальчиками», и он все более активно начинает посматривать на «девочек». Жене такое положение дел, естественно, не нравится, она пытается возмущаться и контролировать, на что мужчина реагирует, как и положено подростку, протестом против ущемления его прав и свобод. Он может так бунтовать до пенсии — в зависимости от того, насколько хватит дерзости, фантазии и денег. И терпения жены.

Как только ситуация доходит до точки кипения, и на горизонте маячит развод, мужчина устремляется к жене и твердит как заклинание: «Я без тебя жить не могу». Он и вправду не может жить. Без мамы. Но это мало общего имеет с той любовью, которую взрослый человек может давать другому человеку. Это классический вариант отношений в браке и, к сожалению, очень распространенный, когда у мужчины есть и жена-мама и любовница, чтобы быть «взрослым».

ОСОЗНАТЬ И ИЗМЕНИТЬСЯ

Может ли мужчина поменять стиль отношений в паре при всей своей предрасположенности к определенному типу поведения?

Стиль поменять может, а вот чтобы изменить сценарий, нужна серьезная глубокая работа по его осознанию. Без этого имеется высокая вероятность, что отношения снова скатятся на «старые рельсы», в том числе и отношения с новым супругом в новом браке. Психотерапия — это наиболее эффективный способ самопознания и запуска изменений

************************************************************************

 Запись на консультацию

Передача родовой памяти и синдром годовщины

Передача родовой памяти и синдром годовщины

Всегда существует прошлое, вечно живое, тем или иным образом взаимодействующее с настоящим. Вряд ли есть поколение, в котором нет своих тайн, «скелета в шкафу», запретных тем, так же как и «негодяев». Их больше не приглашают в гости или избегают, стараются не воспоминать (исключенные члены рода).
Семейные тайны – это бомбы замедленного действия, незаживающая рана, которая нуждается в том, чтобы ее развязали и показали), чтобы о ней позаботились и поддержали потомки. Любая семья обладает ответственностью перед своим родом и первичной лояльностью (преданностью) ему, которая заставляет ее вновь и вновь повторять заметные события далекого прошлого.
Французский психолог Анн Анселин Шутценбергер отмечает два вида передачи таких событий:интеграционная передача между соседними поколениями, знавшими друг друга. Сознательно, часто устно, передаются правила поведения, установки, ограничения, мифы и т.д.
Трансгенерационная передача (на несколько поколений, иногда далеких и незнакомых) того что скрыто, не сказано, не узнано, что невидимо управляет нами без нашего ведома: страдания, драмы, несовершенный траур, личные тайны, все то, что остается незавершенным иногда в течение нескольких столетий.

Важные события – не всегда трагические. Так же как отпечаток могут передаваться знаменательные, ключевые или счастливые события (рождение детей в памятные даты, даты свадьбы, крещения, возраст назначения на должность и т.д.).

Повторения значимых событий в роду в одну и ту же дату (иногда в одном и том же возрасте, в одно и то же время года) называют синдромом годовщины. Он обнаружен во многих случаях тяжелых стадий рака, автокатастроф, несчастных случаев, а также болезней дыхательных путей. Синдром годовщины позволяет понять, что неприятности, от которых мы страдаем, часто связаны с нашей идентификацией с прошлым, и если мы сумеем «исправить» давние потери, очистить генеалогическое древо, мы сможем возобновить свою собственную жизнь, а не повторять травмирующие события на протяжении нескольких поколений.

Можно попробовать освободиться от тяжелого наследия прошлого, выявляя синдром годовщины и переживая эмоции, которые с ним связаны. Как правило, эта серьезная работа над семейной историей требует много энергии, времени, внимания, вызывает сильные чувства.Много эффективнее воспользоваться помощью специалистаRecall Healing , который не только направляет, слушает, поддерживает и удерживает эти выражения и проявления , а и помогает найти такие  события , а в лучшем случае и лечит травматические записи, что происходит при работе в практиках QHS, RPT, Исцеление временных линий

Чудо музыкальной терапи

Чудо музыкальной терапии

МУЗЫКАЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ (или “музыкотерапия”, дословно — “исцеление музыкой”, от лат. musica“музыка” и греч. therapeuein “лечить”) – это научно обоснованное клиническое использование музыки для лечебного и благоприятного воздействия на психику и организм человека, базирующееся на научных исследованиях и проводящееся сертифицированным специалистом – музыкальным терапевтом.

Музыкальная терапия — это специальность на стыке музыки, психологии, медицины и педагогики; она входит в список вспомогательных профессий здравоохранения (allied health professions). На сегодняшний день в мире существует более ста вузов, которые подготавливают музыкальных терапевтов. Музыкальный терапевт применяет музыкальные произведения как терапевтическую практику с целью продуктивно поработать над физическим, эмоциональнам, коммуникативным, когнитивным и социальным миром человека.

Наслаждайтесь каждым мигом своей жизни, не тратьте время зря и БУДЕТЕ ЗДОРОВЫ!

Музыкальные терапевты работают в больницах, хосписах, школах, центрах раннего развития, исправительных учреждениях, домах престарелых во многих странах Европы, в США, Австралии, Китае, Японии, а теперь и в России и странах бывшего СНГ.

ПРЕДЛАГАЕМ ВАМ ПОДБОРКУ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ДЛЯ УЛУЧШЕНИЯ САМОЧУВСТВИЯ:

1. Уменьшение чувства тревоги и неуверенности.
Шопен «Мазурка», «Прелюдии». Штраус «Вальсы». Рубинштейн «Мелодии».

2. Уменьшение раздражительности, разочарования, повышение чувства принадлежности к прекрасному миру природы.
Бах «Контата 2». Бетховен «Лунная соната», «Симфония ля-минор».

3. Для общего успокоения, удовлетворения.
Бетховен «Симфония 6», часть 2. Брамс «Колыбельная». Шуберт «Аве Мария». Шопен «Ноктюрн соль-минор». Дебюсси «Свет луны».

4. Снятие симптомов гипертонии и напряженности в отношениях с другими людьми.
Бах «Концерт ре-минор» для скрипки, «Кантата 21». Барток «Соната для фортепиано», «Квартет 5». Брукнер «Месса ля-минор».

5. Для уменьшения головной боли, связанной с эмоциональным напряжением.

6. Для поднятия общего жизненного тонуса, улучшение самочувствия, активности, настроения.
Чайковский «Шестая симфония», 3 часть. Бетховен «Увертюра Эдмонд». Шопен «Прелюдия 1, опус 28». Лист «Венгерская рапсодия» 2.

7. Для уменьшения злобности, зависти к успехам других людей.
Бах «Итальянский концерт». Гайдн «Симфония».

Типология характеров (Александр Лоуэн и Лиз Бурбо) 4. Травма предательства — маска контролирующего — психопатический тип

Типология характеров (Александр Лоуэн и Лиз Бурбо)

4. Травма предательства — маска контролирующего — психопатический тип

 

Характеристики травмы предательства:

Пробуждение травмы: в период от двух до четырех лет, с родителем противоположного поло. Крушение доверия или несбывшихся ожиданий в любовно-сексуальной сфере. Манипуляция.

Маска: Контролирующий.

Тело: Излучает силу и мощь. У мужчины плечи шире бедер. У женщины бедра шире и крепче плеч. Грудь колесом. Живот тоже.

Глаза: Взгляд пристальный, соблазняющий. Глаза, которые все видят с первого взгляда.

Словарь: «отделить(ся)», «ты понимаешь?», «я могу», «я сам справлюсь», «я это знал», «доверься мне», «я ему не доверяю».

Характер: Считает себя очень ответственным и сильным. Стремится быть особым и важным. Не сдерживает свои обещания и обязательства или делает усилия над собой, чтобы сдержать их. Легко лжет.

Манипулятор. Соблазнитель. Имеет много ожиданий. Настроение неровное. Убежден, что прав, и стремится убедить других. Нетерпеливый. Нетерпимый.

Понимает и действует быстро. Хороший исполнитель, поскольку хочет быть отмеченным. Циркач. Доверяется с трудом. Не показывает свою уязвимость. Скептик. Боится нарушить или снять с себя обязательство.

Больше всего боится: Разъединения; развода; отречения.

Питание: Хороший аппетит. Ест быстро. Добавляет соль и специи. Может долго не есть, пока занят, но потом теряет контроль в еде.

Типичные болезни: Болезни контроля и потери контроля, агорафобия, спазмофилия, нарушения пищеварительной системы, болезни, название которых заканчивается на –ит, герпес ротовой.

 

Болезни предательства:

 

Агорафобия обусловлена его фузионной субличностью, как и у зависимого. С другой стороны, агорафобия, которую испытывает контролирующий, отмечена преимущественно страхом безумия, тогда как с маской зависимого связана агорафобия, мотивируемая скорее страхом смерти. Я хочу подчеркнуть здесь, что врачи часто путают агорафобию со спазмофилией (определение агорафобии приведено в главе 3).

Контролирующий особенно привлекает к себе болезни контроля, управления — всевозможные нарушения работысуставов во всем теле, а чаще всего коленных.

Наиболее склонен он к болезням с потерей контроля в некоторых органах тела — кровотечения, половое бессилие,диарея и др.

Когда он чувствует себя совершенно беспомощным в какой-то ситуации, его может разбить паралич.

У него часто возникают проблемы, связанные с пищеварительной системой, особенно с печенью и желудком.

Склонен он и к болезням, название которых заканчивается на -ит. Здесь я отсылаю тебя к моей книге «Твое тело говорит: Люби себя!», где подробно рассказано, что эти болезни особенно характерны для лиц, которые под влиянием своих многочисленных ожиданий склонны к нетерпению, гневу и разочарованию.

У контролирующего часто бывает ротовой герпес — он возникает тогда, когда, сознательно или бессознательно, контролирующий считает представителей противоположного пола «тошнотворными типами». Кроме того, это хорошее средство контроля, позволяющее не целовать других.

 

Структура психопатического характера.

Описание

Эта структура характера требует некоторого предисловия. Это единственный тип характера, который не был описан или проанализирован в моих предыдущих работах. Он может быть очень сложной структурой, но ради краткости и ясности я буду описывать простую форму этого нарушения.

Сущностью психопатической позиции является отрицание чувств. Она отличается от шизоидной, которая разобщена с чувствами. У психопатической личности эго, или разум, поворачивается против тела и его чувств, особенно сексуальных. Вот почему возник термин «психопатия».

Нормальной функцией эго является поддержка стремлений тела к удовольствию, а не разрушение его в угоду мысленному представлению эго. Во всех психопатических характерах существует большое вложение энергии в мысленный образ человека. Другим аспектом этой личности является стремление к власти и потребность доминировать и контролировать.

Причина, по которой этот тип характера является сложным, та, что существуют два способа приобрести власть над другими. Один — это задирая или одолевая другого; в этом случае, если человек не бросает вызов задире, то он начинает чувствовать себя жертвой. Второй путь — воздействие на человека посредством соблазняющего подхода, который очень эффективен против наивных людей, попадающих под психопатическую власть.

Биоэнергетические условия

Существуют два типа тела, которые соответствуют двум психопатическим структурам. Подавляющий тип более легко объяснить биоэнергетически, и я использую его для иллюстрации. Приобретение власти над другими людьми достигается возвышением над ними.

В этой модели заметно смещение энергии к головному концу тела с сопутствующим уменьшением заряда в нижней части тела. Две половины тела заметно диспропорциональны, верхняя часть существенно больше и более доминирующая по внешнему виду.

Взгляд настороженный или недоверчивый. Такой человек не стремится к сближению с другими и не понимает их. Это характерная черта психопатической личности. У большинства существует определенное сжатие вокруг диафрагмы и талии, которое блокирует поток энергии и чувств вниз.

Голова энергетически перегружена. Это означает, что существует сверхвозбуждение умственного аппарата, приводящее к постоянному размышлению над тем, как получить контроль и господство над ситуацией.

Потребность в контроле также направлена против себя. Голова держится очень крепко (никогда нельзя терять голову), но она, в свою очередь, крепко держит тело в своей власти.

Энергетические взаимоотношения показаны на диаграмме.

Физические характеристики

Тело подавляющего типа обнаруживает диспропорциональное развитие в своей верхней части. Это производит впечатление надувшегося человека и соответствует его раздутому образу эго. Можно сказать, что эта структура перевешивает в верхней части.

Она также жесткая. Нижняя часть тела уже не может обнаруживать слабость, типичную для структуры орального характера.

Тело второго типа, который я называл соблазнительным или разрушительным, более правильно и не имеет надувшегося вида. Спина обычно слишком гибкая.

В обоих случаях существует нарушение течения энергии между двумя половинами тела. У первого типа таз слабо заряжен и держится жестко; во втором — он слишком заряжен, но изолирован. У обоих типов имеется явное сжатие диафрагмы.

Существует заметное напряжение и в глазном сегменте тела, который включает глаза и затылочную область.

Так же сильное мышечное напряжение может прощупываться в шейном отделе вдоль основания черепа, в так называемом оральном сегменте. Это напряжение связано с подавлением начинающегося импульса.

Психологические соотношения

Психопатической личности требуется кого-то контролировать, и хотя может показался, что она контролирует человека, все-таки сама она также от него зависит. Так, существует степень оральности во всех психопатических личностях. В психиатрической литературе они описаны как имеющие оральную фиксацию.

Потребность контролировать тесно связана со страхом быть под контролем. Быть под контролем означает быть используемым. Мы увидим, что в прошлом у личностей с этой структурой характера была борьба за доминирование и контроль между родителем и ребенком.

Стремление быть наверху, добиваться цели настолько сильно, что человек не может допустить или позволить поражения. Поражение ставит его в позицию жертвы; ergo, он должен быть победителем в любой ситуации.

Сексуальность также всегда используется в этой игре власти. Он (человек) соблазнителен в своей кажущейся власти или в мягком тайном искушении. Удовольствие в сексе вторично по сравнению с достижением или завоеванием.

Отрицание чувств обычно является отрицанием потребностей. Психопатический маневр такой личности — заставить других людей нуждаться в нем, чтобы ему не пришлось выражать свои потребности. Таким образом, он всегда в центре мира.

Этиологические и исторические факторы

Во всех типах характера прошлое человека объясняет его поведение. Я мог бы сделать общее утверждение, что ни один человек не может понять своего поведения, если он не знает своего прошлого.

Так, одной из основных задач любой терапии является объяснение жизненного опыта пациента. В случае с этой личностью это часто представляется довольно сложным, потому что психопатическая тенденция отрицания чувств включает отрицание опыта. Несмотря на это, в биоэнергетике много изучено относительно возникновения этой проблемы.

Самым важным фактором в этиологии этого состояния является сексуально соблазнительный, вводящий в заблуждение родитель. Соблазн прикрыт и существует для того, чтобы удовлетворить нарцистические потребности родителя. Он нацелен на привязывание ребенка к родителю.

Соблазнительный родитель — это всегда отвергающий родитель, отвергающий потребности ребенка в поддержке и физическом контакте. Недостаток необходимого контакта и поддержки объясняет оральный элемент в этой структуре характера.

Соблазнительные отношения создают треугольник, который помещает ребенка в положение бросающего вызов родителю того же пола. Это создает барьер необходимой идентификации с родителем одного пола и в дальнейшем идентификацию с соблазнительным родителем.

В этой ситуации любое достижение контакта делает ребенка чрезвычайно уязвимым. Ребенок или поднимется над потребностями (смещение вверх), или будет удовлетворять свои потребности посредством манипулирования родителями (соблазнительный тип).

В психопатической личности присутствует также мазохистский элемент, возникающий из подчинения соблазнительному родителю. Ребенок не может взбунтоваться или уйти из этой ситуации, у него имеется исключительно внутренняя защита. Подчинение лежит только на поверхности; тем не менее в той степени, в которой ребенок подчиняется открыто, он приобретает некоторую близость с родителем.

Мазохистские элементы наиболее сильны в завлекающем или соблазнительном варианте этой структуры характера. Первоначальная уступка должна перейти в мазохистскую подчиненную роль. Затем, когда соблазнение сработало и привязанность другого человека прочная, возникает садистское качество.

 

По голосу:

·         Контролирующий отличается громким, раскатистым голосом.

Манера в танце:

·         Контролирующему нужно много места. Он любит танцевать и пользуется этим, чтобы соблазнять. Но прежде всего для него это удобный случаи показать себя. От него исходит призыв: «Смотрите на меня».

Выбор автомобиля:

·         Контролирующий покупает мощную, заметную машину.

Поза сидя:

·         Контролирующий сидит откинувшись всем корпусом назад и скрестив руки, когда слушает. Взяв слово, наклоняется вперед, чтобы выглядеть более убедительным в глазах собеседника.

Страхи:

·         Контролирующего больше всего пугают разъединение и отречение. Он не замечает того, как интенсивно сам создает проблемы и конфликтные ситуации, в результате которых исключает дальнейшее общение с отдельными людьми. Создавая, притягивая к себе ситуации, в которых он каждый раз от кого-нибудь отрекается, он в то же время не видит, что боится этих ситуаций. Скорее наоборот, он уверяет себя, что эти разрывы и отречения для него благотворны. Он думает, что таким образом не дает себя одурачить или использовать. Его общительность и готовность к новым знакомствам мешают ему осознать, сколько людей он вычеркнул из своей жизни. Окружающие видят это гораздо лучше. И его тоже выдают глаза. Когда он гневается, они становятся жесткими и внушают даже страх, который способен оттолкнуть от него многих.

Травмы по гендеру:

·         Травма предательства переживается с родителем противоположного пола. То есть контролирующий обычно считает, что его предали лица противоположного пола, и склонен обвинять их в своих страданиях или эмоциях. Если он переживает травму предательства с лицом своего пола, то обвиняет главным образом себя и злится на себя за то, что не сумел предвидеть и своевременно предотвратить этот опыт. Весьма вероятно, что то, что ему кажется предательством со стороны лиц его пола, на самом деле является опытом, который активизировал его травму несправедливости.

 Исцеление травм:

·         Твоя травма предательства близка к исцелению, если ты уже не переживаешь таких бурных эмоций, когда кто-то или что-то расстраивает твои планы. Ты легче ослабляешь хватку. Напомню: ослабить хватку — значит ослабить свою привязанность к результату, избавиться от желания, чтобы все шло только по твоему плану. Ты больше не стараешься быть центром притяжения. Когда тебя охватывает гордость за проделанную работу, ты чувствуешь себя хорошо даже в том случае, когда другие не замечают или не признают твоих заслуг.

*********************************************************888

Типология характеров (Александр Лоуэн и Лиз Бурбо) 3. Травма униженного — маска мазохиста — мазохистический тип

Типология характеров (Александр Лоуэн и Лиз Бурбо)

3. Травма униженного — маска мазохиста — мазохистический тип

Характеристики травмы униженного:

Пробуждение травмы: в период от одного до трех лет, с родителем, который занимается физическим развитием ребенка (обычно это мать). Недостаток свободы. Чувство унижения из-за контроля со стороны этого родителя.

Маска: Мазохист.

Тело: Толстое, округлое, низкий рост, толстая плотная шея, напряженность в области горла, шеи, челюстей и таза. Лицо круглое, открытое.

Словарь: «достойный», «недостойный», «маленький», «толстый».

Характер: Часто стыдится себя или других или боится причинить стыд. Не любит быстрой ходьбы. Знает свои потребности, но не прислушивается к ним. Много взваливает на свои плечи. Прибегает к контролю, чтобы избежать стыда.

Считает себя неопрятным, бессердечным, свиньей, хуже других. Склонен к слиянию. Устраивается так, чтобы не быть свободным, поскольку «быть свободным» для него означает «быть несдержанным». Иногда он несдержан, то боится переступить черту дозволенного.

Любит роль матери. Чрезмерно чувствителен. Наказывает себя, полагая, что наказывает кого-то другого. Стремится, хочет быть достойным. Часто испытывает отвращение. Повышенная чувственность сочетается со стыдом в сексуальном поведении. Не считается со своими сексуальными потребностями. Отыгрывается в еде.

Больше всего боится: Свободы.

Питание: Любит сытную, жирную пищу, шоколад. Прожорлив или, наоборот, ест маленькими порциями. Стыдится покупать для себя и употреблять «лакомства».

Типичные болезни: Боли в спине, плечах, горле, ангины, ларингиты, заболевания дыхательных путей, ног, ступней, варикозы, растяжения связок, переломы, нарушения функций печени, щитовидной железы, кожный зуд, гипогликемия, диабет, сердечные заболевания.

 

Болезни униженного:

 

Очень часто отмечаются боли в спине и ощущение тяжести на плечах, потому что мазохист слишком много взваливает на себя. Боль в спине обусловлена преимущественно его чувством несвободы. Боль в нижней части спины связана, как правило, с материальными проблемами, в верхней — с эмоциональной сферой.

У него могут возникнуть заболевания дыхательных путей, когда его удушают чужие проблемы.

Часто случаются неприятности с ногами и ступнямиварикозы, растяжения, переломы, Когда он боится, что не сможет передвигаться, то навлекает на себя физические неприятности, которые действительно не дают ему передвигаться.

Нередко нарушается работа печени, так как он чрезмерно озабочен проблемами других людей.

Боли в горле, ангины и ларингиты — неминуемые спутники мазохиста, потому что он постоянно сдерживает себя, когда ему хочется что-нибудь сказать, а особенно — спросить.

Чем труднее ему осознать свои нужды и заявить о своих требованиях, тем выше у него вероятность заболеваниящитовидной железы.

Кроме того, неумение слышать собственные потребности часто провоцирует чесотку, кожный зуд. Известно, что выражение «Мне так и чешется…» означает «Мне страшно хочется…», но мазохист подавляет свое желание — ему стыдно желать собственного удовольствия.

Еще одна физическая проблема, которую я часто наблюдаю у людей мазохистского типа, — плохая работа поджелудочной железы и, как следствие, гипогликемия и диабет. Эти болезни проявляются у лиц, которые с трудом позволяют себе сласти и удовольствия, а если и позволяют, то их мучит чувство вины и унижения.

Мазохист предрасположен к сердечным заболеваниям, потому что недостаточно любит себя. Он не считает себя настолько значимым существом, чтобы доставлять себе удовольствие. Сердечная сфера у человека прямо связана с его способностью получать удовольствие, радоваться жизни.

Наконец, твердо убежденный в неизбежности страдания, мазохист довольно часто обрекает себя на хирургическое вмешательство.

 

Структура мазохистского характера.

Описание

Мазохизм в общественном мнении приравнивается к желанию страдать. Я не думаю, что это верно для индивидуума с этой структурой характера. Он страдает, но так как сам не способен изменить ситуацию, то напрашивается вывод, что он хочет оставаться в ней. Я не говорю о людях с мазохистскими извращениями, о людях, которые стремятся получать удары от своих сексуальных партнеров. Структура мазохистского характера описывает человека, который страдает и хнычет или жалуется, но остается покорным. Покорность является основным мазохистским признаком.

Если индивидуум с мазохистским характером демонстрирует подчиненное положение во внешнем поведении, то он совершенно другой внутри. На глубоком эмоциональном уровне у него имеются сильные чувства: злости, отрицания, враждебности и превосходства. Однако они си

льно заблокированы страхом и могут вырваться наружу неадекватным поведением. Человек противится страху прорыва с помощью мышечных паттернов сдерживания. Толстые сильные мышцы сдерживают любое прямое проявление и позволяют проходить только хныканью и жалобам.

Биоэнергетические условия

В отличие от оральной структуры мазохистская энергетически полностью заряжена. Тем не менее заряд фиксирован внутри, хотя и не «заморожен».

Из-за сильного сдерживания периферические органы заряжены слабо, что не приводит к разрядке или высвобождению энергии, выразительные действия ограничены.

Сдерживание настолько сильно, что приводит к сжатию и резкому упадку сил организма. Слабость наблюдается в районе талии, так как тело сгибается под тяжестью своего напряжения.

Импульсы, перемещающиеся вверх и вниз, заглушаются в области шеи и талии, что объясняет сильную тенденцию этой личности испытывать тревогу.

Растяжение тела в смысле удлинения или вытягивания себя, сильно снижено. Уменьшение вытягивания вызывает укорачивание структуры, описанной выше.

Физические характеристики

Для мазохистской структуры типичными являются люди с короткими, толстыми, мускулистыми телами.

По неизвестным причинам обычно усиливается рост волос на теле.

Характерной особенностью является короткая толстая шея, показывающая втянутую голову. Талия соответственно короче и толще.

Другой важной характеристикой является подтягивание таза вперед, что может быть описано более буквально как подобранный и плоский зад. Эта поза имеет сходство с собакой, поджавшей хвост.

Такое положение таза наряду с давлением напряжения сверху является причиной сгибания или резкого ослабления тела в области талии.

У некоторых женщин можно видеть сочетание ригидности в верхней половине тела и мазохизма в нижней половине, выраженного тяжелыми ягодицами и бедрами, подтянутым тазовым дном.

Кожа у всех людей с мазохистским характером темного оттенка вследствие застоя энергии.

Психологические соотношения

Из-за мощного сдерживания агрессия у таких индивидуумов значительно снижена. Подобным образом ограничено самоутверждение. Вместо него присутствуют нытье и жалобы. Нытье является единственным звуковым выражением, которое легко проходит через пережатое горло. Вместо агрессии наблюдается провоцирующее поведение, которое вызывает сильную реакцию другого человека, сильную настолько, чтобы дать возможность мазохисту реагировать вспыльчиво и несдержанно.

Застой энергии из-за сильного сдерживания ведет к чувству «увязания в болоте», невозможности двигаться свободно.

Позиция покорности и угодливости характерна для мазохистского поведения. На сознательном уровне мазохист идентифицируется с попыткой угодить; однако на подсознательном уровне эта позиция отвергается озлобленностью, негативностью и враждебностью. Эти подавленные чувства должны быть высвобождены прежде, чем мазохист сможет свободно реагировать на жизненные ситуации.

Этиологические и исторические факторы

Мазохистская структура развивается в семье, где любовь и принятие сочетаются с сильным давлением. Мать — доминирующая и жертвующая; отец — пассивный и покорный.

Доминирующая, приносящая себя в жертву мать буквально душит ребенка, которого заставляет чувствовать сильную вину за любую попытку провозгласить свою независимость или утвердить негативное отношение.

Типично сильное сосредоточение внимания на еде и дефекации. Это равносильно давлению сверху и снизу. «Будь хорошим мальчиком. Доставь удовольствие маме. Съешь всю еду… Опорожняй свой кишечник регулярно. Дай маме посмотреть…» и так далее.

Все попытки сопротивляться, включая временные вспышки раздражения, подавлялись. У всех людей с мазохистской структурой в детском возрасте были временные вспышки раздражения, которые их вынуждали прекратить.

Общими переживаниями были чувства загнанности в ловушку, которые вызывали только реакцию озлобления, заканчивающуюся самоуничижением. Ребенок не видел выхода.

Будучи ребенком пациент боролся с глубоким чувством униженности, когда он пытался «выпустить его на свободу» в форме рвоты, загрязнения или неповиновения.

Мазохист боится протянуть руку или ногу или вытянуть шею (то же самое и для гениталий) из-за страха, что они будут отрезаны или он оторвется от них. В этом характере присутствует сильная тревога по поводу кастрации. Больше всего силен страх быть отрезанным от родительских отношений, которые обеспечивали любовь, но при определенных условиях. Мы рассмотрим значение этого более подробно в следующем разделе.

 

По голосу:

·         Мазохист часто украшает свой голос притворными интонациями, изображая заинтересованную личность.

Манера в танце:

·         Мазохист всегда танцует охотно и много, пользуясь случаем выразить свою чувственность. Он танцует ради чистого удовольствия от танца. Весь его вид говорит: «Посмотрите, каким я могу быть чувственным».

Выбор автомобиля:

·         Мазохист выбирает маленький, тесный автомобиль, где еле умещается.

Поза сидя:

·         Мазохист сидит раскинув ноги. В большинстве случаев выбирает неподходящее для него место, поэтому чувствует себя некомфортно.

Страхи:

·         Мазохист больше всего боится свободы. Он не считает и не чувствует себя свободным из-за множества ограничений и обязательств, которые сам же и придумал. С другой стороны, окружающим он кажется совершенно свободным, потому что обычно находит средства и время, чтобы делать то, что решил делать. Он не оглядывается на других, принимая решение. Даже если то, что он решил, сковывает его, в глазах других людей он обладает полной свободой поменять свое решение, стоит ему лишь захотеть. Его глаза, широко открытые на мир, показывают большой интерес ко всему и желание пережить как можно больше различных опытов.

Травмы по гендеру:

·         Травма унижения обычно переживается с матерью, независимо от пола. То есть мазохист-мужчина склонен испытывать унижение от лиц женского пола. Их же он обычно и обвиняет. Если он переживает травму унижения с лицом мужского пола, то обвиняет себя и стыдится своего поведения или своего отношения к этому лицу. Эту травму он может переживать и с отцом, если тот занимается его физическим воспитанием, учит ребенка поддерживать чистоту, принимать пищу, одеваться и т. п. Если это твой случай, то тебе остается применить сказанное к мужскому или женскому варианту.

Исцеление травм:

·         Твоя травма униженного близка к исцелению, если ты, прежде чем сказать кому-то «да», даешь себе время подумать, отвечает ли это твоим потребностям. Ты уже меньше взваливаешь на свои плечи и чувствуешь себя более свободным. Ты перестаешь сам себе создавать ограничения. Ты способен обращаться с просьбами и требованиями, не чувствуя себя при этом надоедливым и ненужным.

*****************************************************************************

 Запись на индивидуальную сессию  

Послеродовой психоз

Послеродовой психоз

Беременность и роды у женщин с психическим расстройством.jpg
Елена Леонтьева

Беременность и роды — сильный стресс, возможно, самый сильный в жизни современной женщины, для которой это редкое, иногда единичное событие, к которому она готовится всю жизнь. К тому же степень невротизации этого процесса достигла пика в известной нам истории.

Количество болезней, анализов, разных опасностей так велико, а медицинская индустрия так агрессивна, что размножение становится рискованным психическим процессом. Если сто лет назад — задачей максимум было выжить всем участникам, то теперь женщины проходят нарциссический экзамен — родить надо «идеально» и «абсолютно здорового» ребенка. Такого варианта у природы в принципе не предусмотрено, всегда что-то «неидеально».

Часто после  родов женщины первый раз обращаются к психологу. Вспоминают как «все прошло», если что-то было «не так», размышляют как это можно было изменить. Винят себя или окружающих. Обвиняют зачастую ни в чем неповинных врачей во всех грехах. Но каждая мама знает, что роды — важный, но быстро проходящий момент.

Самое интересное начинается потом. И стресс часто только нарастает. Грудное вскармливание, осложнения после родов, тревога за жизнь и здоровье ребенка оказывается плохо переносима.

Особенно, если в первое время жизни ребенка есть поводы для беспокойства. Этот страх древний, биологический и ни одна мама не может не бояться, несмотря на то, что детская смертность ничтожно мала и большинство проблем можно решить в течении первых лет жизни.

По моим наблюдениям тревожные расстройства после родов возникают у огромного количества женщин, мы вынуждены считать это вариантом нормы и издержками современной цивилизации.

Рассмотрим сегодня особые ситуации, если женщина с диагностированным психическим расстройством решает завести ребенка. Возникает много вопросов. С ними, как правило, и приходят к психологу:

  • Можно ли мне иметь детей?
  • Какова вероятность передачи психических расстройств по наследству?
  • Как принимать и принимать ли вообще психотропные препараты во время беременности и потом?
  • Можно ли предотвратить послеродовой психоз?
  • Что делать, если Вы или Ваша жена госпитализировались в случае после родового психоза?

Попробуем ответить на эти сложные вопросы, исходя из реального опыта как пациентов, так и психологов.

Можно ли иметь детей людям с психическими расстройствами?

Казалось бы, странный вопрос в 21 веке — когда права различных людей признаются очевидными.

Однако, к сожалению, очень многие до сих пор этот вопрос всерьез обсуждают. И самое главное, об этом думают женщины и мужчины, страдающие психическими расстройствами. Чтобы принять взвешенное и ответственное решение по этому вопросу, думаю, надо обладать следующей информацией:

  • Практически все люди имеют какие-то проблемы со здоровьем. В случае обострения хронических заболеваний, любая женщина, независимо от своего психического состояния, может столкнуться с проблемами в ухаживании за своим детьми.
  • По наследству передается множество болезней, не только психические.
  • У психически здоровых родителей может родиться ребенок с психическими отклонениями.
  • У родителей, один из которых болен психическими расстройством, шансы родить больного ребенка невелики.
  • Если оба родителя страдают психическим расстройством, шансы родить ребенка, у которого в будущем могут возникнуть проблемы с психикой, существенно повышаются.

Наследственный фактор важен и мы не можем его контролировать. Многие ученые считают, что гораздо важнее — в какой обстановке ребенок растет, есть ли у него эмоциональный контакт с родителями, условия для развития самостоятельности и творчества.

Запретить иметь детей Вам не может никто, кроме Вас самих.

Мое личное мнение: каждый человек на планете с 7 миллиардным населением имеет право на детей☺

Можно ли предотвратить послеродовой психоз?

Если Вы знаете, что Ваша психика способна реагировать на стресс психозом или психическим расстройством другого типа, скорее всего у Вас появится желание предотвратить его после родов.

С этим связано несколько проблем: предсказать точно, будет обострение или нет — невозможно, есть риск даже если до беременности наблюдалась устойчивая длительная ремиссия.

Роды и появление ребенка — сильнейший стресс. Стресс — потому что женщина переживает все что с ней происходит в этот момент очень остро. Это касается как негативных, так и позитивных эмоций.

В первую очередь, молодая мама очень боится за своего ребенка, иногда испытывает буквально животный страх за его жизнь. Это свойственно всем матерям, но при чувствительной психике, сильная тревога и страх за жизнь и здоровье малыша может привести к практически мгновенному развитию психотического состояния.

Кроме того, Вы знаете, как любят врачи нас пугать и каждая мама обязательно сталкивается с сильным беспокойством и беспомощностью. В первую очередь, в роддоме, где она находится без постоянной поддержки семьи. Другие сильные переживания также могут повлечь за собой психическое расстройство.

Как ни странно, но ошеломляющая радость материнства, всепоглощающая любовь к только что появившемуся человечку вместе с страхом за его жизнь — огромное испытание для психики.

Представьте, вдруг (не смотря на 9 месяцев, это все равно вдруг) появляется Очень Важный Человек в Вашей Жизни, Ваша жизнь наконец приобретает очевидную ценность, любовь и страх за него лишает Вас покоя навсегда.

Одновременно вы утрачиваете свободу, к которой успели привыкнуть (рожают сейчас ближе к 30 годам) и это тоже непросто. Буквально мамочки, чувствующие то, что я описала очень остро — перестают спать, смотрят постоянно дышит малыш или нет, даже будят его, чтобы убедиться, что он живой.

Злятся, если не удается успокоить ребенка (в нарциссический экзамен матери входят молчащий довольный малыш, что очень далеко от реальности в половине случаев). Добавьте к этому гормональную бурю, происходящую в организме женщины, и риск психоза возрастает.

Ко всему этому могут добавляться другие разные переживания сильной интенсивности, связанные с отношениями с отцом ребенка, с родителями. Женщины в норме в этот момент находятся в несколько измененном состоянии сознания, склонны к внезапным озарениям, важным решениям и пониманиям, малопонятной агрессией или желанием изолироваться.

Все это нормально, биологично, но эмоции могут быть новыми и непонятными самой женщине. Запускается новая психологическая позиция — позиция Родителя. И из этой новой позиции начинает все пересматриваться — свои отношения с родителями прежде всего.

Из того что я написала, складывается ощущение, что предотвратить послеродовой психоз женщине, склонной развивать психотические состояния невозможно. Чтобы попробовать это предотвратить, необходимо сознательно и очень последовательно делать нижеследующее, сознавая, что риск все равно остается.  Итак,

Если Вы приняли решение иметь ребенка, надо УМЕНЬШИТЬ СТРЕСС, насколько это возможно. Для этого:

1. Необходимо найти врача гинеколога и психиатра, которые будут позитивно настроены к Вашему решению иметь ребенка, не будут Вас пугать и безосновательно лечить.

К сожалению, практика идет по пути того, что женщины скрывают от гинеколога проблемы с психикой — так проще выбрать подходящий роддом и т.д.

2. После того, как Вы найдете этих врачей и установите с ними доверительные отношения, необходимо совместно решить два вопроса. Очень важных, возможно, решающих вопроса.

  • Какую антипсихотическую терапию Вы будете принимать во время и после беременности?

Не буду сейчас подробно останавливаться на этом вопросе. Скажу лишь, что существуют современные антипсихотики, признанные безвредными во время беременности и уже родилось много здоровых детей на этой терапии. Важно понимать, что решение это отложить нельзя. Нужно его принять и следовать ему.

  • Если Вы принимаете антипсихотическое лечение, Вам придется отказаться от грудного вскармливания (отказ от препаратов сразу после родов  недопустим).

Соответственно, сразу надо выбрать вариант искусственного питания Вашего малыша.

3. Если Вы приняли решение отказаться от терапии во время беременности — особое значение имеет наблюдение психиатра и психолога после родов. Она может понадобиться в любой момент и задача специалистов это заметить, а Вам им поверить.

В случае появления симптомов — расстройство сна ( в норме, наоборот хочется спать), тревоги, озарений и так далее — немедленно обратиться к психиатру и начать лечение.

4. Семья, конечно же, муж будущей мамы не могут остаться в стороне от всех этих проблем. Ведь у них есть реальный шанс остаться с малышом наедине, в случае госпитализации мамы после родов.

Соответственно, он должен стать экспертом в вопросах материнства, отцовства, вскармливания и так далее. Самое главное — поддерживать мамочку, ограждать ее от общения, вызывающего стресс, ходить вместе на консультации к врачам, не оставлять ее наедине с медициной, особенно бесплатной.

5. Надо заранее позаботиться о помощнице-женщине, которая будет помогать молодой маме или папе, в случае госпитализации мамы.

6. Не отказывайтесь от поддержки и участия родственников, именно в этот момент она может очень понадобиться.

Госпитализация

Итак, Вам удалось избежать сильного стресса, родить ребенка, вернуться домой, устроиться. И все-таки это происходит — Вы попадаете в больницу. Главное, понимать и признать, что это — единственное правильное решение.

Мама в психозе не может нормально ухаживать за малышом, это просто опасно и для нее и для всех остальных. Для родных — мужа, родителей, старших детей — это очень сильный стресс и надо быть готовым к такому развитию событий.

Женщине не стоит винить родных в том что они согласились на госпитализацию. У них не было другого выхода. Родным не стоит обвинять женщину в произошедшем. Она не могла это изменить.

Позаботьтесь заранее о таком развитии событий — возьмите отпуск, пригласите помощницу, родных. В этом момент семья может сплотиться и выйти из ситуации с честью. Обязательно навещайте маму в больнице, приносите ей фотографии малыша, рассказывайте о нем, терпеливо ждите, пока мама придет в себя.

Это может занять два-три месяца. Обратитесь за помощью к психологу, чтобы помочь маме справиться с переживаниями материнства. Не воспринимайте всерьез агрессию, которая может быть в этот момент у мамы. Это обязательно пройдет.

Послеродовой психоз — серьезное испытание, а воспитание детей — дело очень долгое и впереди многие годы, так что не стоит сильно сожалеть об этих месяцах. Будет еще много испытаний.

Нормальное обычное родительство не похоже на идеальные картинки, которые навязывает кино, реклама и медицинская индустрия. Как только Вы это осознаете, реальность улучшится☺

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Отделиться от родителей, простить

Отделиться от родителей, простить

Ирина Чеснова

Тема сложных, запутанных, незавершенных отношений с родителями, как я поняла, для многих актуальна, поэтому продолжим? Сегодняшний текст – о сепарации, т.е. отделении от родителей. Отделении не столько физическом и финансовом (с этим почти все как-то справляются), сколько психологическом. Ведь можно давно не жить вместе с мамой и папой (их самих может уже не быть в живых), но долгие годы находиться под влиянием их установок, оценок, суждений, действовать с оглядкой на них, вести с ними внутренний диалог, вновь и вновь пытаясь что-то доказать.

В свое время для меня большим открытием стала периодизация отношений с родителями, озвученная моей преподавательницей М.Е. Ланцбург.

Симбиоз

  • 1 этап: «симбиоз со знаком плюс». Это период от рождения до 10-12 лет – когда ребенок во всех смыслах зависит от родителей и находится в слиянии с ними. Мама и папа — самые значимые для него фигуры, их авторитет (пока) непререкаем.
  • 2 этап: «симбиоз со знаком минус». Идеалы рушатся. Ребенок (уже подросток) начинает сопротивляться прежней зависимости и все больше ориентируется на мнение сверстников. Начинаются претензии, растет недовольство и разочарованность родителями, которые уже не могут (или отказываются) удовлетворить растущие желания отпрыска (купить новый айфон, например).

Значение этого периода – в расставании с иллюзиями, в принятии мира со всеми его ограничениями, страданиями, несправедливостью. В понимании, что родитель – не бог, а всего лишь обычный человек со своими слабостями и недостатками. В идеале, подросток должен сделать вывод, что детство – заканчивается, надо становиться более самостоятельным и взрослым, учиться отстаивать свое мнение, защищать то, что для тебя дорого и важно, поступать по-своему, нести за это ответственность и перестать что-то ждать от мамы и папы.

  • 3 этап: автономия. Это и есть та самая свершившаяся сепарация, когда человек психологически отделяется от родительской семьи, начинает опираться на себя, рулит своей жизнью сам. Когда он нашел свое уникальное, неповторимое «Я», выстроил границы и – самое главное – уже не зависит от суждений и эмоциональных реакций родителя. Не «ведется» на провокации, не лелеет свою обиду и не пытается оправдаться.

Отделившийся, сепарированный, ставший взрослым и зрелым «ребенок» уже не ждет, что родитель будет проявлять заботу и любовь, если он на них неспособен. Это очень важно – осознать, что вас могут не любить.Отыгрывать на вас свои собственные травмы, реализовывать за ваш счет свои потребности. И не любить. У каждого человека – свои ресурсы. Кто-то не умеет петь, а кто-то не умеет быть мамой (папой).

girl ewsad

Чтобы отделиться, надо сначала хорошенько объединиться, а затем и хорошенько повоевать – т.е. качественно пройти первые два этапа. Однако до автономии редко кто доходит. Обычно люди застревают на каком-то этапе – либо «симбиозе +» (мама остается главным человеком всей жизни и основной эмоциональной привязанностью), либо «симбиозе –» (вечной конфронтации с родителями, попытках им что-то доказать).

Автономия же подразумевает не отношения ребенка и родителя (и совершенно неважно, кто на самом деле ребенок, а кто родитель, сплошь и рядом происходит инверсия – когда дети с малых лет выполняют роль родителя по отношению к маме или папе). Она подразумевает отношения двух взрослых людей без эмоциональной зависимости.

Эмоциональная зависимость – это чрезмерная важность для тебя другого человека, сфокусированность на отношениях с ним (причем необязательно эти отношения приятны и доставляют удовлетворение). Это постоянная потребность в его присутствии (опять же необязательно наяву, а, например, во внутрипсихическом пространстве). Это когда на тебя сильно влияют его настроения, слова, желания. Когда ты чувствуешь ответственность за его эмоциональное или физическое состояние. Когда «собираешь» его ожидания и пытаешься им соответствовать, угодить. Или наоборот, отстаиваешь право быть собой. Все время отстаиваешь. Борешься. Протестуешь. Споришь.

Что же в таком случае эмоциональная независимость? Я уже приводила этот пример:
Допустим мама недовольна своей взрослой дочерью и критикует ее. Эмоционально зависимый «ребенок» будет испытывать стыд, вину или огрызаться в ответ, даже если прекрасно знает, что прав. Эмоционально независимая дочь не будет чувствовать ни вину, ни возмущение. Она будет лишь сожалеть о том, что мама испытывает неприятные для нее самой эмоции. И все. При этом ее (дочери) собственный эмоциональный мир затронут не будет. Мамино недовольство не станет трагедией, не подтолкнет к каким-то действиям и не снизит самооценку.

Отделиться от родителей, ограничить их влияние и вмешательство в свою жизнь – не значит разрушать связи. Это значит «перезагрузить» свои отношения, наладить контакт «взрослый-взрослый» на основе взаимоуважения. Признать, наконец, за собой право не соответствовать родительским ожиданиям, не отвечать за ситуацию в родительской семье, не отдавать им «долги», не ощущать себя виноватым. Но и! Позволить и родителю быть таким, какой он есть (был) – требовательным, критикующим, «неправильным», неидеальным.

Father and son

Я («ребенок») — это я. Ты (родитель) – это ты. Мы самые близкие друг другу люди. Но мы (уже!) отдельные (чувствовать свою отдельность от других людей – вообще очень полезный навык). Тебе может что-то во мне (или моей жизни) не нравиться. Я могу на это «не нравится» не реагировать и жить своей головой. У каждого из нас – свой путь, свои ценности, свои решения и свое право на ошибки. Мы не устраиваем боевых действий, не переходим границы, не считаем, что кто-то кому-то что-то должен. Мы не используем друг друга, чтобы заполнить внутреннюю пустоту и придать своей жизни смысл. Мы радуемся тому, что мы друг у друга есть, такие, несовершенные, небезгрешные, но очень родные. Что мы живем, дышим и у нас есть еще время сказать, как мы благодарны друг другу, а если что не так – попросить прощения.

Безусловно, это процесс двусторонний. Ребенок отделяется и становится взрослым, родитель – отпускает и эту взрослость признает. Но даже если родитель не готов отпустить, достичь автономии возможно. Да, это большая, серьезная и трудная психологическаяработа, но она может быть успешна. Ее итог: признать, согласиться с тем, что родители – те, которые есть (были), других не будет. Принять в родителях родителей, увидеть смысл в той маме и в том папе, которых дала природа. Поблагодарить их за жизнь и простить за ошибки.

В тот день, когда ребенок понимает, что все взрослые несовершенны, он становится подростком; в тот день, когда он прощает их, он становится взрослым; в тот день, когда он прощает себя, он становится мудрым (с). Олден Нолан

UPD: «Никто никогда не добьется обособленности или автономии, считая другого плохим или неправым… Обособленность появляется только тогда, когда дети видят как хорошее, так и плохое в своих родителях, а также и в самом себе» (Б. и Дж. Уайнхолд).

******************************************************************************

 Запись на консультацию

Типология характеров (Александр Лоуэн и Лиз Бурбо)2. Травма покинутого — маска зависимого — оральный тип

Типология характеров (Александр Лоуэн и Лиз Бурбо)

2. Травма покинутого — маска зависимого — оральный тип

 

Характеристики травмы покинутого:

Пробуждение травмы: Между одним и тремя годами, с родителем противоположного пола. Недостаток эмоционального питания или питания определенного типа.

Маска: Зависимый.

Тело: Вытянутое, тонкое, лишенное тонуса, обвисающее; ноги слабые, спина искривлена, руки кажутся чрезмерно длинными и свисают вдоль туловища, отдельные части тела выглядят дряблыми, провисшими.

Глаза: Большие, печальные. Притягивающий взгляд.

Словарь: «отсутствует», «один», «не выношу», «поедают», «не оставляют».

Характер: Жертва. Склонен к слиянию с кем-то или чем-то. Нуждается в присутствии, внимании, поддержке, подкреплении. Испытывает затруднения, когда приходится что-то делать или решать в одиночку.

Обращается за советами, но не всегда им следует. Детский голос. Болезненно воспринимает отказы. Печаль. Легко плачет. Вызывает жалость. То радостен, то печален. Физически цепляется за других. Нервный. Звезда эстрады. Стремится к независимости. Любит секс.

Больше всего боится: Одиночества.

Питание: Хороший аппетит. Булимия. Любит мягкую пищу. Ест медленно.

Типичные заболевания: Боли в спине, астма, бронхиты, мигрени, гипогликемия, агорафобия, диабет, болезни надпочечников, близорукость, истерия, депрессия, редкие болезни (требующие длительного внимания), неизлечимые болезни.

 

Болезни покинутого:

Астма — болезнь, характеризующаяся затрудненным, болезненным дыханием. В метафизическом плане эта болезнь указывает, что человек берет больше, чем ему следует, и отдает с большим трудом.

Проблемы с бронхами также весьма вероятны, поскольку бронхи метафизически связаны с семьей. Если зависимый страдает бронхиальными болезнями, то это свидетельствует о его семейной неудовлетворенности: ему кажется, что он слишком мало получает от семьи, что слишком от нее зависит. Ему хотелось бы верить в то, что в семье у него есть прочное место, а не суетиться, домогаясь этого места.

Под влиянием своей фузионной субличности зависимый притягивает к себе проблемы поджелудочной железы(гипогликемия и диабет) и надпочечников. Вся пищеварительная система у него неустойчива, потому что он считает свое питание неадекватным, даже если физически оно вполне нормально. Несмотря на то, что недостаточность существует только в эмоциональном плане, его физическое тело получает сообщения о нехватке пищи и реагирует соответственно — отражает психическое состояние.

Близорукость у зависимых встречается также очень часто. Она представляет собой неспособность видеть далеко, а это связано со страхом перед будущим и, особенно, с нежеланием встречать будущее в одиночку.

Зависимый, слишком лелеющий свою жертвенную субличность, может довести себя до истерии. Психологи говорят, что истерическая личность подобна ребенку, который боится, что у него отнимут соску и оставят одного. Поэтому такая личность склонна шумно демонстрировать свои эмоции.

У многих зависимых развивается депрессия, когда их травма доставляет им сильные страдания и они чувствуют себя беспомощными — не получают той любви, которой так жаждут. Это тоже способ привлечь к себе внимание.

Зависимый страдает мигренями, потому что мешает себе быть самим собой, блокирует свое «Я есть». Он слишком суетится, прибегает ко всевозможным ухищрениям, лишь бы быть тем, кем его хотят видеть другие, или же практически полностью живет в тени людей, которые его любят.

Я заметила также, что зависимые очень часто притягивают к себе редкие болезни, требующие особенного внимания, или так называемые неизлечимые болезни. Напомню, что когда медицина объявляет некоторую болезнь неизлечимой, то, фактически, она сообщает, что наука еще не нашла надежных средств против этой болезни.

Перечисленные выше болезни и недомогания могут наблюдаться и у лиц с иными типами травм, но у тех, кто переживает травму покинутого, они встречаются наиболее часто.

 

Структура орального характера.

Описание

Мы описываем личность как имеющую оральную структуру характера, если ей присущи многие особенности, типичные для орального периода жизни, т. е. младенчества. Этими характерными чертами являются слабое чувство независимости, стремление держаться за других, пониженная агрессивность и внутреннее чувство потребности в поддержке, помощи и заботе. Они означают недостаток осуществления этого во младенчестве и представляют степень фиксации на этом уровне развития. У некоторых людей они замаскированы сознательно принятыми компенсирующими позициями. Некоторые личности с этой структурой обнаруживают преувеличенную независимость, которая, однако, не в состоянии выдержать стресс. Основным опытом орального характера являются лишения, в то время как соответствующим опытом шизоидной структуры было отвержение.

Биоэнергетические условия

«Оральный характер» характеризуется низким энергетическим уровнем. Энергия «не заморожена» в центре, как у «шизоидного характера», и поступает на периферию тела, но поток ее ослаблен.

Причины этого не совсем ясны. На первое место ставится линейный рост, результатом чего является длинное тонкое тело. Единственным возможным объяснением является то, что задержка во взрослении позволяет длинным костям чрезмерно расти. Другим фактором может быть неспособность недоразвитых мышц держать рост костей под контролем.

Недостаток энергии и силы более всего заметен в нижней части тела, потому что развитие тела у ребенка начинается с головы вниз.

Уровень заряда точек контакта с окружающим миром снижен. Глаза слабые с тенденцией к миопии, уровень генитального возбуждения снижен.

Это биоэнергетическое состояние показано на диаграмме.

Физические характеристики

Тело обычно длинное и тонкое, соответствует эктоморфному типу Шелдона. Оно отличается от тела шизоидной личности тем, что не сильно напряжено.

Мускулатура слаборазвитая, не жилистая. Этот недостаток развития наиболее заметен в руках и ногах. Длинные плохо развитые ноги являются типичным признаком этой структуры. Ступни также тонкие и узкие. Ноги, кажется, не могут держать тело. Колени обычно сведены, чтобы обеспечить дополнительную поддержку устойчивости.

Тело может резко падать из-за частичной слабости мышечной системы. Часты общие физические признаки незрелости. Таз может быть меньше обычного как у мужчин, так и у женщин. Часто на теле мало волос. У некоторых женщин процесс роста задерживается целиком, и их тела похожи на детские.

Дыхание у лиц с оральным характером поверхностное, что объясняется низким энергетическим уровнем их личности. Лишения на оральном уровне снижают силу сосательного импульса. Хорошее дыхание зависит от способности набирать воздух.

Психологические соотношения

Люди с оральным характером испытывают трудности при стоянии на своих ногах в буквальном и фигуральном смысле. Они стремятся опереться или держаться за других. Но, как я отмечал ранее, этот недостаток может быть скрыт преувеличенной позой независимости. Коллективизм также является отражением неспособности находиться в одиночестве. Существует повышенная потребность в контакте с другими людьми, в их тепле и поддержке.

Индивидуум с оральным характером страдает от внутреннего чувства пустоты. Он постоянно хочет за счет других заполнить эту пустоту, хотя может действовать и так, будто сам себе обеспечивает поддержку. Внутренняя пустота отражает подавление интенсивного чувства сильного желания чего-то, что, будучи выраженным, привело бы к глубокому плачу и более свободному дыханию.

Из-за низкого энергетического уровня личность с оральным характером подвержена колебаниям настроения от депрессии до восторга. Склонность к депрессии является патогномоничной для оральных черт в личности.

Другой типично оральной чертой является позиция — «это мне должны». Это может быть выражено в идее, что общество обязано обеспечить ему средства к существованию. Возникает такое убеждение непосредственно из раннего опыта лишений.

Этиологические и исторические факторы

Ранние лишения могут быть из-за действительной потери тепла и поддержки матери вследствие ее смерти или болезни, или ее отсутствия, вызванного необходимостью работать. Мать, которая сама страдает от депрессии, нельзя допускать к ребенку.

Часто обнаруживается раннее развитие, способность говорить или ходить раньше, чем обычно. Я объясняю это развитие как попытку преодолеть чувство покинутости, став независимым.

Также существуют часто другие переживания разочарования в ранней жизни, когда ребенок пытался дотянуться до своего отца или братьев и сестер для контакта, тепла и поддержки. Подобные разочарования могут оставить чувство озлобления в человеке.

Типичными являются депрессивные эпизоды в конце детства и в ранней юности. Однако у детей с оральным типом не обнаруживается аутичного поведения в отличие от детей с шизоидным типом. Мы должны признать, что шизоидные элементы могут быть в оральной структуре, так же как оральные — в шизоидной.

 

По голосу:

·         У зависимого — детский голос с оттенком жалобы.

Манера в танце:

·         Зависимый предпочитает контактные танцы, в которых есть возможность прижаться к партнеру. Иногда кажется, что он висит на партнере. Все его существо излучает: «Посмотрите, как мой партнер меня любит».

Выбор автомобиля:

·         Зависимый предпочитает автомобили комфортабельные и не такие, как у всех.

Поза сидя:

·         Зависимый расползается в кресле или наваливается на опору — на подлокотник или на спинку соседнего кресла. Верхняя часть корпуса наклонена вперед.

Страхи:

·         Самый большой страх зависимому внушает одиночество. Он не видит этого, потому что всегда устраивается таким образом, чтобы быть в чьем-то обществе. Если же все-таки оказывается в одиночестве, то, конечно, признает, что одинок; но при этом он не замечает, как лихорадочно ищет, чем заняться, чем заполнить время. нет физического партнера, телефон и телевизор заменяют ему компанию. Его близким значительно легче заметить, почувствовать этот великий страх одиночества даже в окружении людей. Его тоже выдают печальные глаза.

Травмы по гендеру:

·         Травма покинутого переживается с родителем противоположного пола. То есть зависимый склонен считать, что он покинут лицами противоположного пола, и обвинять их больше, чем себя. Если он переживает опыт покинутого с лицом своего пола, то обвиняет себя, так как считает, что не проявил к нему достаточного внимания или не сумел оценить его внимание. Часто бывает так, что он уверен, что данное лицо его пола покинуло его, но на самом деле оно его отвергло.

Исцеление травм:

·         Твоя травма покинутого близка к исцелению, если ты чувствуешь себя хорошо даже в одиночестве и если меньше нуждаешься в чьем-то внимании. Жизнь уже не кажется такой драматичной. У тебя все чаще появляется желание затевать различные проекты, и даже если другие тебе не помогают, ты способен продолжать дело и сам.

*******************************************************************************

 Запись на индивидуальную сессию  

Зрелые отношения: Зависимость, Независимость, Взаимозависимость

Зрелые отношения: Зависимость, Независимость, Взаимозависимость

Зрелые отношения: Зависимость, Независимость, Взаимозависимость

У любви есть три измерения. Одно – это измерение зависимости; оно случается с большинством людей. Муж зависит от жены, жена зависит от мужа; они эксплуатируют друг друга, подчиняют себе друг друга, принижают друг друга до товара. В девяноста девяти процентах случаев в мире происходит именно это. Именно поэтому любовь, которая может открывать двери рая, открывает лишь двери ада.

Вторая возможность – это любовь между двумя независимыми людьми. Это тоже изредка происходит. Но и это приносит страдание, потому что продолжается постоянный конфликт. Невозможна никакая сонастроенность; оба так независимы, что никто не готов пойти на компромисс, подстроиться под другого. С поэтами, художниками, мыслителями, учеными, со всеми теми, кто живет в своего рода независимости, по крайней мере, в своих умах, невозможно жить; они слишком эксцентричные люди. Они дают другому свободу, но их свобода кажется скорее безразличием, чем свободой, и выглядит так, словно им все равно, словно для них это не имеет значения. Они предоставляют друг другу жить в своем пространстве. Отношения кажутся только поверхностными; они боятся идти глубже друг в друга, потому что они более привязаны к своей свободе, чем к любви и не хотят идти на компромисс.

И третья возможность – взаимозависимость. Это случается очень редко, но когда это случается, это рай на земле. Два человека, ни зависимые, ни независимые, но в безмерной синхронности, будто бы дыша вместе, одна душа в двух телах – когда случается это, происходит любовь. Называйте любовью только это. Первые два типа на самом деле не любят, они просто принимают меры – социальные, психологические, биологические меры. Третье – это нечто духовное.

Нуждаться и давать, любить и иметь

К.С. Льюис решил разделить любовь на два вида: «любовь-потребность» и «любовь-подарок». Абрахам Мэслоу тоже делит любовь на два вида. Первый он называет «любовь-недостаточность», вторую – «любовь-бытие». Это разделение значительно, и его нужно понять.

«Любовь-потребность» или «любовь-недостаточность» зависит от другого; это незрелая любовь. Фактически, это не истинная любовь – это потребность. Ты используешь другого, ты используешь другого как средство. Ты эксплуатируешь, манипулируешь, подчиняешь его себе. Но другой принижен, другой почти уничтожен. И точно то же самое делает другой. Он пытается манипулировать тобой, доминировать, владеть, использовать тебя. Использовать человеческое существо – очень нелюбяще. Поэтому это только кажется похожим на любовь; это фальшивая монета. Но именно это происходит с почти девяноста девятью процентами людей, потому что первый урок любви, который ты получаешь, это твое детство.

Ребенок рождается; он зависит от матери. Его любовь к матери это «любовь-недостаточность» – он нуждается в матери, он не может выжить без матери. Он любит мать, потому что мать это его жизнь. Фактически, это на самом деле не любовь – он будет любить любую женщину, которая будет его защищать, которая поможет ему выжить, которая удовлетворит его потребность. Мать это своего рода пища, которую он ест. Он получает от матери не только молоко, но и любовь – и это тоже потребность. Миллионы людей остаются детьми всю жизнь; они никогда не вырастают. Они растут в возрасте, но никогда не взрослеют в уме; их психология остается инфантильной, незрелой. Они всегда нуждаются в любви, всегда жаждут ее, как пищи.

Человек становится зрелым в то мгновение, когда начинает любить вместо того, чтобы нуждаться. Он начинает переполняться, делиться; он начинает отдавать. Ударение совершенно другое. В первом ударение на том, как получить побольше. Во втором ударение на том, как отдать, как отдать побольше и как отдать безусловно. Это рост, к тебе приближается зрелость. Зрелый человек отдает. Только зрелый человек может отдавать, потому что только у зрелого человека это есть. Тогда любовь независима. Тогда ты можешь быть любящим, независимо от того, любит ли тебя другой. Тогда любовь это не отношение, это состояние.

Что происходит, когда цветок расцветает в чаще леса, где нет никого, чтобы им восхищаться, где никто не проходит мимо и не говорит, какой он красивый, никто не видит его красоты, его радости – не с кем поделиться, – что происходит с цветком? Он умирает? Он страдает? Он впадает в панику? Совершает самоубийство? Он продолжает цвести, просто продолжает цвести. Не имеет значения, проходит кто-то мимо или нет; это неважно. Он продолжает отдавать свой аромат ветрам. Он продолжает предлагать свою радость Богу, целому. Если я один, то и тогда я буду таким же любящим, каким был с тобой. Это не ты создаешь мою любовь. Если бы ты создавал мою любовь, тогда, естественно, когда не  стало тебя, не стало бы и моей любви. Ты не извлекаешь из меня любовь, я изливаю ее на тебя – это любовь-подарок, любовь-бытие. И я совершенно согласен с К.С. Льюисом и Абрахамом Мэслоу. Первое, что они называют любовью, это не любовь, это потребность. Как потребность может быть любовью? Любовь это роскошь. Это изобилие. Это значит, иметь столько жизни, что ты не лишишься. Это значит, иметь так много песен в сердце, что ты должен их спеть – слушает кто-то или нет, это неважно. Если никто не слушает, то и тогда ты будешь петь свою песню, танцевать свой танец. Другой может получить его, может упустить – но что касается тебя, ты течешь; это переполнение. Реки текут не ради тебя; они текут, есть ты или нет. Они текут не ради твоей жажды; они текут не ради твоих жаждущих полей; они просто текут. Ты можешь утолить жажду, можешь упустить – это зависит от тебя. Река на самом деле текла не для тебя, река просто текла. Случайно ты можешь получить воду для своего поля, случайно ты можешь получить воду для своих потребностей.

Когда ты зависишь от другого, это всегда приносит страдание. В то мгновение, когда ты зависишь, ты начинаешь чувствовать себя несчастным, потому что зависимость создает рабство. Тогда ты начинаешь тонкими путями мстить, потому что человек, от которого тебе приходится зависеть, приобретает над тобой власть. Никому не нравится, когда кто-то имеет над ним власть, никому не нравится быть зависимым, потому что зависимость убивает свободу. И любовь не может цвести в зависимости – любовь это цветок свободы; ему нужно пространство, ему нужно абсолютное пространство. Другой не должен в него вмешиваться. Он очень деликатен.

Когда ты зависишь от другого, другой, конечно, будет подчинять тебя себе, а ты попытаешься подчинить его. Это борьба, которая продолжается между так называемыми любовниками. Они – интимные враги, постоянно борющиеся. Мужья и жены – что они делают? Любовь очень редка; борьба это правило, любовь – исключение. И как только могут они пытаются подчинить друг друга – даже в любви они пытаются подчинить друг друга. Если муж просит жену, она отказывается, не хочет. Они очень скупа: она отдает с большой неохотой, она хочет, чтобы ты вилял вокруг нее хвостом. И так же с мужем. Когда жена нуждается, она просит его, но муж говорит, что устал. В конторе было слишком много работы, он работал слишком много, и ему нужно уснуть.

Это способы манипуляции, попытки заставить другого голодать, сделать его более и более голодным, чтобы он стал более и более зависимым. Естественно, женщины в этом более дипломатичны, потому что мужчина уже имеет власть. Ему не нужно находить тонких и коварных путей к власти, он уже имеет власть. Он управляет деньгами – это его власть. Он сильнее мышечно. Веками он обуславливал ум женщины, что он сильнее, а она слабее.

Мужчина всегда пытался найти женщину, которая во всех смыслах меньше его. Мужчина не хочет жениться на женщине, которая образованнее его, потому что на карту поставлена власть. Он не хочет жениться на женщине, которая выше его, потому что кажется, что высокая женщина его превосходит. Он не хочет жениться на женщине, которая слишком интеллектуальна, потому что она спорит, а аргументы могут разрушить власть. Мужчина не хочет женщину, которая очень знаменита, потому что тогда он становится вторичным. Веками мужчина просил женщину, которая моложе его. Почему жена не может быть старше? Но старшая женщина опытнее – это разрушает власть.
Поэтому мужчина всегда искал женщину, которая меньше – именно поэтому женщины потеряли рост. Нет другой причины, по которой они должны быть ниже мужчин, совершенно никакой причины; они потеряли рост, потому что всегда выбирали маленьких женщин. Мало-помалу это вошло в их умы так глубоко, что они потеряли рост. Они потеряли разум, потому что разумные женщины были не нужны; разумная женщина была уродом. Ты удивишься, узнав, что только в этом веке их рост снова стал увеличиваться. Даже кости стали увеличиваться, скелет стал увеличиваться. Только за последние пятьдесят лет… особенно в Америке. И их мозг тоже растет и становится больше, чем был раньше, череп становится больше.

Идея свободы для женщин разрушила какую-то глубокую обусловленность. У мужчины уже было столько власти, что ему не нужно было быть очень хитрым, не нужно было быть очень косвенным. У женщин не было власти. Когда у тебя нет власти, ты должен быть более дипломатичным – это заменитель. Единственным способом почувствовать власть было то, что они были нужны, что мужчина постоянно нуждался в них. Это не любовь, это сделка, и они постоянно торгуются о цене. Это постоянная борьба. К.С. Льюис и Абрахам Мэслоу разделили любовь на два типа. Я не делю на два типа. Я говорю, что первый род любви это только название, фальшивая монета; она не истинна. Только второй род любви – это любовь.

Любовь случается, только когда ты зрел. Ты становишься способным любить, только когда ты взрослый. Когда ты знаешь, что любовь это не потребность, но переполнение – любовь-бытие или любовь-подарок, – тогда ты можешь отдавать без всяких условий.

Первый вид любви, так называемая любовь, исходит из глубокой потребности человека в другом, тогда как «любовь-подарок» или «любовь-бытие» изливаются от одного зрелого человека к другому из изобилия. Человек наполнен ею. У тебя она есть, и она начинает двигаться вокруг тебя, точно как когда ты включаешь лампу, лучи начинают распространяться в темноте. Любовь это побочное следствие существа. Когда ты есть, тебя окружает аура любви. Когда тебя нет, вокруг тебя нет этой ауры. А когда вокруг тебя нет этой ауры, ты просишь другого дать тебе любовь. Позволь мне повторить: когда у тебя нет любви, ты просишь другого дать ее тебе; ты нищий. А другой просит тебя дать любовь ему или ей. Двое нищих, протягивающих друг другу руки, каждый из которых надеется, что это есть у другого… Естественно, оба они, в конце концов, чувствуют себя побежденными, обманутыми.

Ты можешь спросить любых мужа и жену, можешь спросить любых любовников – оба они чувствуют себя обманутыми. То, что это есть у другого, было твоей проекцией – если у тебя неправильная проекция, при чем тут другой? Твоя проекция была разрушена; другой не оказался соответствующим твоей проекции, вот и все. Но другой и не обязан соответствовать твоим ожиданиям.

И ты обманул другого… это чувствует другой, потому что он надеялся, что любовь потечет от тебя. Вы оба надеялись, что любовь потечет от другого, и оба были пусты – как может случиться любовь? Самое большее, вы можете быть несчастными вместе. Раньше вы были несчастными поодиночке, по отдельности; теперь вы можете быть несчастными вместе. И помни, когда два человека несчастны вместе, это не просто сложение, это умножение.

Один ты чувствовал себя разочарованным, теперь вы чувствуете себя разочарованными вместе. Одно в этом хорошо: в этом ты можешь переложить ответственность на другого – другой делает тебя несчастным; это очко в твою пользу. Ты можешь расслабиться. «Со мной все в порядке, но другой… Что делать с такой женой – гадкой, пилящей? Человек обречен быть несчастным. Что делать с таким мужем – уродливым, скрягой». Теперь ты можешь переложить ответственность на другого; ты нашел козла отпущения. Но страдание сохраняется, страдание умножается многократно.

Это парадокс: у тех, кто влюблен, нет никакой любви, именно поэтому они влюбляются. И поскольку у них нет никакой любви, они не могут давать. И еще одно – незрелый человек всегда влюбляется в другого незрелого человека, потому что только они могут понять язык друг друга. Зрелый человек любит зрелого человека. Незрелый человек любит незрелого человека.

Ты можешь продолжать менять мужа или жену тысячу и один раз, но ты снова найдешь женщину того же типа, и повторится прежнее страдание – в разных формах, но повторяется одно и то же страдание, повторяется почти в точности. Ты можешь сменить жену, но ты не изменился – кто теперь выберет новую жену? Выберешь ты. Выбор снова придет из твоей незрелости. Ты снова выберешь женщину такого же типа.

Основная проблема любви в том, чтобы сначала стать зрелым. Тогда ты найдешь зрелого партнера; тогда незрелые люди совершенно не будут тебя привлекать. Происходит именно так. Если тебе двадцать пять лет, ты не влюбляешься в двухмесячного ребенка. Точно так же, если ты зрелый человек психологически, духовно, ты не влюбишься в ребенка. Этого не бывает. Этого не может быть, ты видишь, что это бессмысленно.

Фактически, зрелый человек не падает в любовь, он поднимается в любви. Слово «падать» неправильно. Только незрелые люди падают; они спотыкаются и падают в любовь. Кое-как им удавалось стоять прямо. Теперь они не могут больше стоять – они находят женщину, и их больше нет, они находят мужчину, и их больше нет. Они всегда были готовы упасть на землю и стелиться. У них нет никакого хребта, позвоночника; у них нет достаточной цельности, чтобы выстоять в одиночку.

У зрелого человека достаточно цельности, чтобы быть одному. И когда зрелый человек дает любовь, он дает ее без всяких присоединенных к ней тайных нитей – он просто дает. Когда зрелый человек дает любовь, он чувствует благодарность за то, что ты ее принял, не наоборот. Он не ожидает, что ты будешь благодарен за это – нет, совсем нет, ему даже не нужна твоя благодарность. Он благодарит тебя за то, что ты принял его любовь. И когда два зрелых человека любят друг друга, происходит один из величайших парадоксов жизни, одно из самых красивых явлений: они вместе, но в то же время безмерно одиноки. Они до такой степени вместе, что почти одно целое, но их единство не разрушает индивидуальности – фактически, оно ее увеличивает, они становятся более индивидуальными. Два зрелых человека в любви помогают друг другу стать свободнее. Нет никакой политики, никакой дипломатии, никаких попыток подчинить себе другого.

Как ты можешь пытаться подчинить человека, которого любишь? Только подумай об этом – подчинение это род ненависти, гнева, враждебности. Как можно даже думать о том, чтобы подчинить себе человека, которого ты любишь? Ты хотел бы видеть этого человека совершенно свободным, независимым; ты хотел бы дать ему больше индивидуальности. Именно поэтому я называю это великим парадоксом: они вместе настолько, что почти слились в одно, но все же в этом единстве остаются индивидуальностями. Их индивидуальности не смешиваются – они усиливаются. Другой обогатил их в том, что касается свободы.

Незрелые люди в любви разрушают свободу другого, создают оковы, создают тюрьму. Зрелые люди в любви помогают друг другу быть свободными; они помогают друг другу разрушить все виды оков. И когда любовь течет в такой свободе, в ней есть такая красота. Когда любовь течет в зависимости, она уродлива.

Помни, свобода это ценность высшая, чем любовь. Именно поэтому в Индии предельное мы назвали мокшей; мокша значит свобода. Свобода это ценность высшая, чем любовь. Поэтому, если любовь разрушает свободу, она этого не стоит. Любовь должна быть отброшена, свобода должна быть спасена – свобода это высшая ценность. И без свободы ты никогда не можешь быть счастливым, это невозможно. Свобода это свойственное по природе желание каждого мужчины, каждой женщины – полная свобода, абсолютная свобода. Поэтому все, что становится на пути этой свободы, – человек начинает ненавидеть это.

Не ненавидишь ли ты мужчину, которого любишь? Не ненавидишь ли ты женщину, которую любишь? Ненавидишь! Это необходимое зло, тебе приходится его терпеть. Поскольку ты не можешь быть один, ты должен суметь быть с кем-то, и тебе придется подстроиться под требования другого. Тебе придется терпеть, тебе придется выносить их.

Любовь, чтобы быть действительно любовью, должна быть любовью-бытием, любовью-подарком. Любовь-подарок означает состояние любви – когда ты прибыл домой, когда ты узнал, кто ты такой, тогда любовь возникает в твоем существе. Тогда этот аромат распространяется, и ты можешь дать его другим. Как ты можешь дать что-то, чего у тебя нет? Основное условие к тому, чтобы дать, это чтобы у тебя это было.

Любовь и брак

Я предлагаю, чтобы свадьба происходила после медового месяца, никогда не раньше. Только если все пойдет хорошо, – лишь тогда должна происходить свадьба.

Медовый месяц после свадьбы очень опасен. Насколько я знаю, девяносто девять процентов браков кончаются к тому времени, как истекает медовый месяц. Но если ты попался, у тебя уже нет пути к бегству. Тогда все общество – закон, суд, все против тебя, если ты оставишь жену или жена оставит тебя. Тогда вся мораль, религия, священник, все против тебя.

Фактически, общество должно создавать все возможные препятствия к браку и никаких препятствий к разводу. Общество не должно позволять людям жениться так легко. Суд должен создать препятствия – сначала проживи с этой женщиной, по крайней мере, два года, тогда суд позволит вам пожениться. Прямо сейчас они делают прямо противоположное. Если ты хочешь жениться, никто не спрашивает, готов ли ты, или это только прихоть, просто потому, что тебе нравится нос этой женщины. Какая глупость! Человек не может жить с одним красивым носом. Через два дня нос будет забыт – кто смотрит на нос своей жены? Жена никогда не кажется красивой, муж никогда не кажется красивым; как только они знакомы, красота исчезает.

Двум людям нужно позволить жить вместе достаточно долго, чтобы они узнали друг друга, познакомились друг с другом. Прежде этого, если они хотят пожениться, им не должны этого разрешать. Тогда разводы исчезнут из мира. Разводы существуют только потому, что браки неправильны и вынуждены. Разводы существуют потому, что браки заключаются в романтическом настроении.

Романтическое настроение хорошо, если ты поэт – а поэты не создали себе славы хороших мужей и жен. Фактически, поэты почти всегда холостяки, они валяют дурака и никогда не ловятся, и поэтому их романтика остается в живых. Они продолжают писать стихи, красивые стихи… Человек не должен жениться на мужчине или женщине в поэтическом настроении. Пусть придет прозаическое настроение, тогда принимай решение. Потому что ежедневная жизнь скорее похожа на прозу, чем на поэзию.

Человек должен стать достаточно зрелым. Зрелость означает, что человек больше не романтичный дурак. Он понимает жизнь, понимает ответственность жизни, понимает проблемы того, чтобы быть вместе с кем-то другим. Он принимает все эти трудности, и все же решает жить с этим человеком. Он не надеется на то, что это будет только раем, розами. Он не надеется на чепуху; он знает, что реальность трудна, груба. Есть розы, но редко и далеко друг от друга; есть множество шипов.

Когда ты становишься бдительным ко всем этим проблемам и все же решаешь, что стоит рискнуть и быть с кем-то, вместо того чтобы быть одному, тогда женись. Тогда брак никогда не будет убивать любовь, потому что эта любовь реалистична. Брак убивает только романтическую любовь. Романтическая любовь это то, что люди называют щенячьей любовью. Человек не должен на нее полагаться. Он не должен думать, что это питание. Может быть, это будет как мороженое – иногда ты можешь его есть, но не завись от него. Жизнь должна быть более реалистичной, более прозаической.

Сам по себе брак никогда ничего не разрушает. Брак только выводит на поверхность то, что в тебе уже есть – выводит наружу. Если внутри тебя скрыта любовь, брак выведет ее наружу. Если любовь была только притворством, только взяткой, рано или поздно она исчезнет. Тогда на поверхность выходит твоя реальность, твоя уродливая личность. Брак это просто возможность, чтобы все, что было у тебя внутри, вышло наружу.

Любовь не разрушается браком. Любовь разрушается людьми, которые не умеют любить. Любовь разрушается, потому что, прежде всего ее и не было, ты жил во сне. Реальность разрушает этот сон. Иначе любовь это нечто вечное, часть вечности. Если ты растешь, если ты знаешь это искусство и принимаешь реалии любовной жизни, тогда она продолжает расти с каждым днем. Брак становится безмерной возможностью, расти в любви.

Ничто не может разрушить любовь. Если она есть, она продолжает расти. Но у меня такое чувство, что в большинстве случаев, прежде всего, ее нет. Ты неправильно понял себя, было что-то другое – может быть, был секс, может быть, было сексуальное влечение. Но оно будет разрушено, потому что, как только ты позанимался любовью с женщиной, сексуальное влечение исчезает. Сексуальное влечение есть только к неизвестному – как только ты испытываешь вкус тела женщины или мужчины, сексуальное влечение исчезает. Если твоя любовь была только сексуальным влечением, она обречена на то, чтобы исчезнуть.

Поэтому никогда не принимай за любовь что-то другое. Если любовь действительно любовь… Что я имею в виду, когда говорю «действительно любовь»? Я имею в виду, что просто в присутствии другого внезапно ты чувствуешь себя счастливым; просто оттого, что вы вместе, ты чувствуешь экстаз; само присутствие другого удовлетворяет что-то глубоко в твоем сердце… что-то начинает петь у тебя в сердце, ты попадаешь в гармонию. Само присутствие другого помогает тебе быть более собранным; ты становишься более индивидуальным, более центрированным, более уравновешенным. Тогда это любовь.

Любовь это не страсть, любовь это не эмоция. Любовь это очень глубокое понимание того, что кто-то завершает тебя. Кто-то делает тебя замкнутым кругом. Присутствие другого увеличивает твое присутствие. Любовь дает тебе свободу быть собой; это не чувство собственности.

Поэтому наблюдай – никогда не считай секс любовью, иначе ты будешь обманут. Будь бдителен, и когда ты начнешь чувствовать с кем-то, что самого его присутствия, чистого присутствия – ничего больше, ничего больше не нужно; ты ничего не просишь, лишь присутствие, лишь то, что другой есть, – достаточно, чтобы сделать тебя счастливым… Что-то в тебе расцветает, распускается тысяча и один лотос, и тогда ты любишь. И тогда ты можешь пройти через все трудности, которые создает реальность. Многие боли, многие тревоги – и ты сможешь пройти через них, и твоя любовь будет цвести больше и больше, потому что все эти ситуации станут вызовами. И твоя любовь, преодолевая их, будет становиться более и более сильной.

Любовь это вечность. Если она есть, тогда она продолжает расти и расти. Любовь знает начало, но никогда не знает конца.

Родитель и ребенок

Если родители медитативны, если ребенок рождается не только в биологическом половом акте, но и в глубокой медитативной любви… Медитативная любовь – это значит, расплавиться в существе друг друга, не только в теле. Это значит, отложить в сторону ваши эго, религии, идеологии – стать простым и невинным. Если ребенок будет зачат в этом необусловленном состоянии родителей, есть не только возможность, но и уверенность, что ребенок вообще не будет обусловлен.

Есть некоторые вещи, которые вы должны понять – я не могу представить никаких доказательств, они за пределами доказательств. Доказательством может стать только твой собственный опыт.

Например, биологический организм способен трансцендировать себя. Он трансцендирует себя в определенные мгновения. Есть мгновения, наиболее лелеемые человеческим умом, потому что в эти мгновения ты знал свободу, расширенное сознание, полное молчание и покой; любовь без следующей за нею составной части, ненависти. Это мгновение мы называем оргазмом. Биология дает тебе оргазм; это самый ценный подарок биологии. Ты можешь использовать эти мгновения свободы, растворения, исчезновения для медитации. Нет лучшего пространства, чтобы прыгнуть в медитацию, чем оргазм. Два любовника, чувствующие себя одной душой в двух телах… все остановилось на мгновение, остановилось даже время. Нет никаких мыслей, ум остановился. Ты просто в своей «есть-ности». Это небольшие пространства, из которых ты можешь выйти за пределы биологии.

Вот все, что ты должен знать: именно это и есть медитация – безвременье, отсутствие эго, молчание, блаженство, всепроникающая радость, ошеломляющий экстаз.

Это происходит биологически между двумя людьми. Как только ты это знаешь, это может случиться с тобой и в одиночестве, ты только должен выполнить эти условия. В моем собственном понимании, человек узнал о медитации из сексуального оргазма, потому что в жизни нет другого мгновения, которое подходило бы ближе к медитативности.

Но все религии против секса. Они за медитацию, но против ее начала, против основного опыта, приводящего к медитации. Поэтому они создали бедное человечество – бедное не только материально, но и духовно. Они настолько обусловили ваши умы против секса, что вы входите в него только под биологическим давлением. Но из-за этого давления ты не можешь пережить оргазмической свободы, внезапно открывающейся бесконечности – вечности в мгновении, глубины, бездонной глубины этого опыта.

Поскольку человек был лишен оргазмического блаженства, он потерял способность узнать, что такое медитация. А именно этого и хотят все религии, чтобы ты никогда не стал медитативным – говори об этом, читай об этом, проводи исследования, слушай лекции… И все это создаст в тебе больше и больше разочарования, потому что ты поймешь все о медитации интеллектуально, но у тебя не будет для этого никакой экзистенциальной основы – ни капли опыта, который мог бы доказать, что если есть капля, где-то должен быть и океан.

Капля – это экзистенциальное доказательство океана. Биология гораздо сострадательнее к вам, чем все ваши церкви, синагоги, храмы и мечети. Хотя биология и слепа, она не так слепа как ваши Моисей, Кришна, Иисус, Мухаммед. Биология это ваша природа, не что иное, как сострадание к вам. Она дала вам все возможное, что может потребоваться, чтобы идти выше, чтобы достичь сверхприродного состояния.

Всю жизнь я боролся с идиотами. Они не могут мне ответить, опровергнуть мой аргумент, который прост: вы говорите о медитации, но вам придется представить какое-то экзистенциальное доказательство в человеческой жизни; иначе люди поймут только слова. Вам придется дать им что-то такое, что заставит их осознавать, что это возможно – любовь без всякого чувства вины, без всякой спешки, без всякой мысли, что они делают что-то неправильное – вы делаете самую лучшую и правильную вещь в мире.

Странно видеть, что люди могут убивать без всякого чувства вины – не одного человека, но миллионы, – но не могут без чувства вины создать ребенка. Все религии были не чем иным, как бедствием.

Занимайтесь любовью, только когда вы готовы быть в медитативном пространстве. Вы должны обращаться с этим пространством как со священным. Создание жизни… что может быть священнее?

Делайте это так красиво, так эстетично, так радостно, как это только возможно. Не должно быть никакой спешки. И если любовники встречаются в такой атмосфере снаружи, в таком молчаливом пространстве внутри, они привлекут душу, которая будет высочайшей из возможных.

Вы рождаете ребенка, соответствующего вашему состоянию любви. Если все родители разочарованы, они должны подумать об этом: такого ребенка они заслужили. Родители никогда не создали возможности, чтобы в утробу вошла более высокая и развитая душа – потому что мужской сперматозоид и женская яйцеклетка могут только создать возможность, чтобы вошла душа. Они создают возможность тела, чтобы какая-то душа была воплощена в нем. Но вы привлечете только такого человека, какого сделает возможным ваша сексуальная деятельность.

Если мир полон идиотов и посредственных людей, вы за это ответственны – я имею в виду, ответственны родители. Они никогда не думают о том, что их дети случайны. Не может быть величайшего преступления, чем создать жизнь случайно.

Подготовьтесь к этому. Самое существенное это понять оргазмическое мгновение: без мыслей, без времени, без ума, просто чистая осознанность. В этой чистой осознанности вы можете привлечь Гаутаму Будду. То, как вы занимаетесь любовью… странно, как это ни привлекает больше Адольфов Гитлеров, Муссолини, Сталиных, Надир-шахов, Тамерланов, Чингиз-ханов. Вы привлекаете только посредственных людей. Вы не привлекаете и низших, потому что, чтобы привлечь низших, ваша любовь должна быть почти изнасилованием. Чтобы привлечь высших, ваша любовь должна быть медитацией.

Жизнь ребенка начинается с мгновения, когда душа входит в матку. Если она входит в медитативном пространстве, возможно родить ребенка, не обусловив его. Фактически, ребенок, который рождается из медитации, не может быть обусловлен; он взбунтуется против этого. Только посредственные люди могут быть обусловлены.

И пара, способная быть медитативной, занимаясь любовью, – не обыкновенная пара. Они будут уважать ребенка. Ребенок – гость из неизвестного, и ты должен уважать гостя. Родители, которые не уважают своих детей, обязательно разрушат их жизни. Ваше уважение, ваша любовь, ваша благодарность: «Ты выбрал нас родителями», получит в ответ еще более глубокое уважение, еще большую благодарность, еще большую любовь.

А если ты любишь человека, ты не можешь обусловить его. Если ты любишь человека, ты дашь ему свободу, ты дашь ему защиту. Если ты любишь человека, ты не захочешь, чтобы он был просто копией тебя, ты захочешь, чтобы он был уникальной индивидуальностью. И чтобы сделать его уникальным, ты создашь все условия, все вызовы, чтобы спровоцировать его потенциал.

Ты не обременишь его знанием, потому что тебе захочется, чтобы он узнал истину сам. Любая заимствованная истина есть ложь. Пока она не пережита тобой самим, это никогда не истина. Ты поможешь ребенку пережить больше и больше опытов. Ты не будешь ему лгать, что есть Бог, – это ложь, потому что ты никогда не видел Бога. Тебе это сказали твои родители, а ты, в свою очередь, повторяешь своим детям. Твои родители обусловили тебя, и что такое твоя жизнь? – долгое страдание от колыбели до могилы. Хочешь ли ты, чтобы жизнь твоего ребенка тоже была только несчастьем, полным страдания, тревоги, отчаяния?

В  Библии есть только одно утверждение, которое я не оспариваю. Вот это утверждение: «Бог может простить что угодно, кроме отчаяния». Кто бы это ни написал, должно быть, он был человеком великого понимания. Бог не может простить только одного, и это отчаяние. Но каждый живет в отчаянии – Бог или не Бог, отчаяние реально. Это саморазрушение. Если ты любишь своего ребенка, ты поможешь ему радоваться, смеяться, наслаждаться, танцевать. Но делается прямо противоположное.

В моем доме, в моем детстве было так, что, когда приходил какой-то гость, от меня избавлялись, посылая меня куда-то. И когда заходил разговор о том, чтобы куда-то меня послать, – что я должен сходить к врачу, потому что у меня много дней простуда – я говорил:

— Ничего не выйдет. Я знаю свою простуду, я знаю врача; я сам выберу время, чтобы к нему сходить. По крайней мере, сейчас я не могу – простуда это или рак, не имеет значения.

— Но почему? – говорили они.

— Я прекрасно знаю, кто придет в дом, и знаю, чего вы боитесь.

И, естественно, они боялись, потому что я заставлял их смущаться. Может быть, в гости придет важный человек, а я что-нибудь сделаю и испорчу их отношения.

Однажды за едой я внезапно начал смеяться. Вся семья знала, что сейчас что-то произойдет, потому что в доме был гость. Гость был в шоке. Он сказал:

— Почему ты смеешься?

— Для смеха не нужно причины, – сказал я. – Фактически, это я должен вас спросить: «Почему вы все сидите с унылыми лицами?» В смехе есть внутренняя ценность; в унылых лицах нет никакой внутренней ценности. И как только ты пришел, даже в моей семье все стали печальными, серьезными. Я не понимаю, в чем твоя проблема. Ты всегда создаешь такую атмосферу везде, куда бы ни пришел?

Я мог внезапно начать танцевать. Беседа между моими родителями и гостем прерывалась, потому что я танцевал между ними. Они говорили:

— Ты можешь выйти и поиграть.

— Я лучше знаю, где мне танцевать, – говорил я. – Если вы хотите выйти, можете выйти и продолжать свою глупую беседу, – которая ничего не значит! – снаружи. Говорить о погоде и времени года… вы все это знаете, даже я знаю. Какой смысл?

В вежливой беседе люди никогда не обсуждают предметов, которые противоречивы, потому что это может создать какое-то противоборство. Единственный непротиворечивый предмет – погода… Естественно, здесь нет никакого противоречия. Если холодно, то холодно; если жарко, то жарко.

— А я танцую здесь только для того, чтобы заставить вас осознать, что вы впустую тратите время. Присоединяйтесь к моему танцу!

Ребенок, который не обусловлен, во многом смущает родителей. Но если они любят, они будут готовы на все. Даже если это приносит смущение, это не повредит. Их ребенок вырастает в уникальное существо. Они помогут ему остаться свободным, остаться открытым, остаться доступным неизвестному будущему.

Они помогут ему быть ищущим, не верующим. Они не сделают его христианином, или иудаистом, или индуистом, или мусульманином, потому что все эти религии причинили столько вреда – более чем достаточно. Пришло время всем религиям исчезнуть с этой планеты. Необусловленные дети могут сделать такое чудо, потому что завтра они будут молодыми людьми, зрелыми, и не будут ни христианами, ни индуистами, ни мусульманами. Они будут просто искателями; поиски будут их религией. Вот мое определение саньясина: ищущий, исследующий, вопрошающий в своей религии. Верования останавливают весь этот поиск.

Делись с ребенком всеми своими переживаниями. Позволь ему осознать, что он был зачат в очень любящее, оргазмическое мгновение, что любовь это великий подарок существования. И вы должны сделать любовь центральной точкой своей жизни, потому что только в любви вы можете выйти из слепой природы в мир сверхприроды, где не существует слепоты, где ты становишься видящим.

Да, возможно родить необусловленного и свободного ребенка, но не возможно только через биологию. Это возможно, если вы достаточно храбры, чтобы сделать любовь своим храмом, местом медитации. Тогда вы привлечете душу, у которой уже есть потенциал уникальности. И тогда вы дадите ей все возможности свободы, даже если это пойдет против вас. Эта свобода вашего ребенка более ценна, потому что ваш ребенок – это будущее человечества.

Ваши дни миновали – какая разница, если будущее обратится против вас? Что вы выиграли от прошлого? Вы пусты, вы нищие. Хотите ли вы, чтобы и ваши дети были пустыми и нищими? Именно это пытается сделать каждый родитель – воспроизвести копии, копии под копирку. И помни, существование принимает только оригиналы. Копии под копирку существованием не принимаются.

Пусть у вашего ребенка будет оригинальное лицо.

Оно, может быть, вызовет в вас страх, но это ваши проблемы. Не пытайтесь ни в чем ограничить ребенка. И ребенок, которому дана свобода – даже пойти против собственных родителей, – будет уважать вас вечно, останется благодарным навечно. Прямо сейчас происходит прямо противоположное: каждый ребенок полон гнева, ненависти к родителям, потому что то, что они с ним сделали, непростительно.

Так, давая свободу, позволяя ребенку быть самим собой, что бы это ни значило, принимая его в его естественном «я», куда бы это ни вело, вы создаете ребенка, который будет любить и уважать вас. Вы были не только обычными отцами и матерями; вы были дающими жизнь, свободу, уникальность. Он будет вечно нести в сердце эту красивую память, и его благодарность к вам станет абсолютной гарантией, что то, что сделали для него, он сделает для будущих поколений.

Если бы каждое поколение проявляло к детям любовь и уважение и давало им свободу расти, вся эта чепуха о противостоянии поколений исчезла бы. Если вы уважаете своих детей, если вы друзья своим детям, невозможно никакого противостояния поколений.

Всегда хорошо прийти к пониманию с родителями. Это одна из самых основных вещей. Гурджиев говорил: «Если у тебя нет хорошего контакта с родителями, ты упустил свою жизнь». Потому что нечто очень глубоко укорененное… Если между тобой и твоими родителями продолжается какой-то гаев, ты никогда не будешь чувствовать себя спокойно. Где бы ты ни был, ты будешь чувствовать себя немного виноватым. Ты никогда не сможешь забыть и простить это. Родители это не только социальные отношения. Из них ты приходишь – ты их часть, ветвь их дерева. Ты все еще укоренен в них.

Когда родители умирают, что-то очень глубоко укорененное умирает у тебя внутри. Когда родители умирают, впервые ты чувствуешь себя одиноким, вырванным с корнем. Поэтому, пока они живы, нужно сделать все что можно, чтобы возникло понимание, чтобы ты мог общаться с ними, а они могли общаться с тобой. Тогда все установится, и все счета будут закрыты. И когда они покинут мир – однажды они его покинут, – ты не будешь чувствовать себя виноватым, не будешь раскаиваться, ты будешь знать, что все разрешено. Они были довольны тобой, ты был доволен ими.

Любовные отношения начинаются с родителей и оканчиваются ими. Происходит полный круг. Если где-то круг нарушен, все твое существо остается беспокойным. Человек чувствует себя безмерно счастливым, если может общаться с родителями. Это самая трудная вещь на свете, потому что промежуток так велик. Родители никогда не понимают, что ты вырос, и никогда не общаются с тобой непосредственно. Они просто приказывают: «Делай то», «Не делай этого». Они никогда не принимают во внимание твою свободу и твой дух, твое существо… никакого уважения. Они принимают как должное, – что ты их послушаешься.

Ребенка это раздражает с самого начала, потому что каждый раз, когда родитель говорит: «Делай то», «Не делай этого»… – он чувствует, что его свобода ущемлена. Его подавляют. Он сопротивляется, возмущается, и это сопротивление продолжается как рана. Промежуток становится больше и больше. Его нужно восполнить. Если ты можешь восстановить отношения с матерью, внезапно ты почувствуешь, что восстановлена вся земля. Ты более укоренен в земле. Если ты можешь восстановить отношения с отцом, ты станешь как дома в небе. Они символичны, они представляют землю и небо. А человек подобен дереву, которому нужны и земля, и небо.

Любовь плюс осознанность равняется существо

Любовь необходима для духовного роста. И более того, любовь действует как зеркало. Очень трудно узнать себя, если ты не видел своего лица в глазах кого-то, кто тебя любит. Точно как ты смотришь в зеркало, чтобы увидеть свое физическое лицо, ты должен посмотреть в зеркало любви, чтобы увидеть свое духовное лицо. Любовь это духовное зеркало. Она питает тебя, интегрирует тебя, она подготавливает тебя ко внутреннему путешествию, напоминает тебе твое оригинальное лицо.

В мгновения глубокой любви случаются проблески оригинального лица, хотя эти проблески и приходят как отражения.

Точно как в ночь полнолуния ты видишь луну, отраженную в озере, в молчаливом озере, так и любовь действует как озеро. Луна отражается в озере в начале поиска настоящей луны. Если ты никогда не видел луну, отраженную в озере, может быть, ты никогда не начнешь искать настоящую луну. Снова и снова ты будешь приходить к озеру в поисках луны, потому что поначалу ты будешь думать, что именно там и есть луна, где-то глубоко, на дне озера. Ты будешь нырять снова и снова и возвращаться с пустыми руками, но не найдешь там луны.

Тогда однажды, может быть, тебя осенит, что эта луна – только отражение. Это великое прозрение – ты можешь посмотреть вверх. Если это отражение, где же тогда луна? Если это отражение, тебе придется посмотреть в противоположном направлении. Отражение здесь, глубоко в озере – настоящая луна должна быть где-то над озером. Впервые ты смотришь вверх, и путешествие началось.

Любовь дает тебе проблески медитации, отражение луны в озере – хотя это и отражение, не реальность. Поэтому любовь никогда не может тебя удовлетворить. Фактически, любовь только сделает тебя более и более неудовлетворенным, ненаполненным. Любовь заставит тебя более и более осознавать то, что возможно, но не доставит товаров. Она будет разочаровывать тебя – и только в глубоком разочаровании лежит возможность обращения вовнутрь, к твоему собственному существу. Только влюбленные знают радость медитации. Те, кто никогда не любил и никогда не был разочарован в любви, те, кто никогда не нырял в озеро любви в поисках луны и никогда не разочаровывался, никогда не посмотрят вверх, на настоящую луну в небе. Они никогда не осознают ее.

Человек, который любит, обязательно рано или поздно станет религиозным. Но человек, который не любит – политик, например, который не может любить никакого человека, который любит только власть, – он никогда не станет религиозным. Или человек, который одержим деньгами – который любит только деньги, который знает только одну любовь, любовь к деньгам, – он никогда не станет религиозным. Для него это будет очень трудно по многим причинам. Деньгами можно владеть; ты можешь иметь деньги и владеть ими. Легко владеть деньгами, но можно ли владеть живым человеком? Живой человек будет всеми возможными способами сопротивляться, бороться до последнего. Никто не хочет потерять свою свободу.

Любовь не настолько ценна, как свобода. Любовь это великая ценность, но она не выше свободы. Поэтому человеку хочется быть любимым, но он не хочет быть заключенным любовью в тюрьму. Поэтому рано или поздно ты разочаруешься. Ты пытаешься владеть, и чем больше ты пытаешься владеть, тем невозможнее становится любовь, потому что тем более другой начинает отдаляться от тебя. Чем меньше ты владеешь, тем ближе чувствуешь себя к другому. Если ты вообще не владеешь, если между влюбленными течет свобода, это великая любовь.

Во-первых, попытка владеть человеком, обречена на поражение. И в таком разочаровании ты не будешь отброшен к самому себе. Во-вторых, если ты научился не владеть человеком, если ты научился, что свобода это ценность высшая, чем любовь, гораздо высшая, тогда рано или поздно ты увидишь, что эта свобода приведет тебя к самому себе, свобода станет твоей осознанностью, медитацией.

Свобода это другой аспект медитации. Начни либо со свободы, и ты придешь к осознанности, либо с осознанности, и ты станешь свободным. Они идут вместе. Любовь это своего рода тонкое рабство – они идут вместе – но это существенный опыт, очень существенный для зрелости.

Есть прекрасное определение становления настоящим через любовь в красивой книге Маргарет Вильяме «Бархатный Кролик».

— Что значит, быть настоящим? – спрашивает однажды Кролик. – Связано ли это со всем этим тарахтеньем внутри и торчащей снаружи ручкой?

— Настоящее не в том, как тебя собрали, – сказал Кожаный Конь. – Это то, что с тобой случается. Когда ребенок тебя долго любит, не просто играет, но по-настоящему любит, ты становишься настоящим.

— А это больно? – спросил Кролик.

— Иногда, – ответил Кожаный Конь, потому что всегда говорил правду. – Но когда ты настоящий, ты не возражаешь, если иногда больно.

— Происходит ли это сразу, как когда тебя заводят, – спросил Кролик, – или кусочек за кусочком?

— Это происходит не сразу, – сказал Кожаный Конь. – Ты становишься. На это нужно много времени. Именно поэтому это нечасто случается с ребятами, которые легко ломаются, у которых острые углы или которые требуют слишком бережного обращения. Обычно к тому времени, как ты становишься настоящим, большинство твоего меха от тебя отлюблено, глаза выпали, суставы болтаются и лапы держатся на соплях. Но такие вещи совсем не имеют значения, потому что, как только ты настоящий, ты не можешь быть уродливым, кроме как для людей, которые ничего не понимают… Как только ты настоящий, ты не можешь снова стать игрушечным. Это длится всегда.

Любовь делает тебя настоящим; в противном случае ты остаешься только фантазией, сном, в котором нет ничего вещественного. Любовь придает тебе вещественность, любовь придает тебе целостность, любовь делает тебя центрированным. Это только половина путешествия; другую половину нужно завершить в медитации, в осознанности. Но любовь готовит тебя к другой половине. Любовь – первая половина, осознанность – последняя. Между ними двумя ты достигаешь Бога. Между любовью и осознанностью, между двумя этими берегами течет река существа.

Не избегай любви. Пройди через нее со всей ее болью. Да, она ранит, но если ты любишь, это не имеет значения. Фактически, все эти раны придают тебе сил. Иногда она ранит действительно больно, ужасно, но все эти раны необходимы, чтобы спровоцировать тебя, бросить вызов, сделать менее сонным. Все эти опасные ситуации нужны, чтобы сделать тебя бдительным. Любовь готовит почву; в почве любви может прорасти семя медитации – и только в почве любви.

Поэтому те, кто бежит от мира из страха, никогда не достигнут Медитации. Они могут сидеть в гималайских пещерах многие жизни, но они не достигнут медитации. Это невозможно – они ее не заслужили. Сначала еенужно заработать в мире; сначала они должны подготовить почву. И только любовь готовит почву.

Поэтому я настаиваю, чтобы ты не отрекался от мира. Будь в нем, прими его вызов, прими его опасности, его раны, его боль. Пройди через них. Не избегай их, не пытайся срезать углы, потому что коротких путей не бывает. Это борьба, это тяжко, это подъем в гору, но именно так человек достигает вершины.

И радость будет больше, гораздо больше, чем, если тебя завезет на вершину вертолет, потому что тогда ты достиг бы вершины не выросшим; ты не смог бы наслаждаться ею. Просто представь себе разницу… Ты изо всех сил пытаешься достичь вершины Эвереста. Это так опасно – гибель возможна на каждом шагу, очень возможно, что ты никогда не доберешься до вершины; это смертельно опасно. Смерть поджидает тебя на каждом шагу, столько ловушек, столько возможностей потерпеть поражение вместо того, чтобы добиться успеха. У тебя только один шанс из ста добраться до вершины. Но чем ближе ты подходишь к вершине, тем выше в тебе поднимается радость. Твой дух парит высоко. Ты это заработал, это не бесплатно. И чем больше ты заплатил, тем более будешь наслаждаться. Тогда представь себе – тебя мог завезти на вершину вертолет. Ты стоишь на вершине как дурак и выглядишь глупо – что ты здесь делаешь? Через пять минут все будет кончено, ты скажешь:

— Я все увидел! Здесь ничего нет!

Путешествие создает цель. Цель не сидит где-то в конце путешествия, путешествие создает ее на каждом шагу. Путешествие есть цель. Путешествие и цель не отдельны, это не две вещи. Цель и средство – это не две разные вещи. Цель простирается на весь путь; все средства содержат в себе цели.

Поэтому никогда не упускай возможности жить, быть живым, быть ответственным, быть преданным, быть вовлеченным. Не будь трусом. Смотри этому в лицо, встреться с этим. И тогда мало-помалу нечто у тебя внутри начнет кристаллизоваться.

Да, на это требуется время. Кожаный Конь прав: «Обычно к тому времени, как ты становишься настоящим, большинство твоего меха от тебя отлюблено, глаза выпали, суставы болтаются и лапы держатся на соплях. Но такие вещи совсем не имеют значения, потому что, как только ты настоящий, ты не можешь быть уродливым, кроме как для людей, которые ничего не понимают… Как только ты настоящий, ты не можешь снова стать игрушечным. Это длится всегда-всегда». Это навечно.

Но человек должен это заработать. Позвольте мне повторить: в жизни ты ничего не можешь получить бесплатно. А если и получишь, это будет бесполезно. Тебе придется заплатить, и чем больше ты заплатишь, тем больше из этого извлечешь. Если ты можешь рискнуть всей своей жизнью в любви, велико будет твое достижение. Любовь снова отбросит тебя к самому себе; она даст тебе новые отражения медитации. Первые проблески медитации случаются в любви. И тогда в тебе возникает великое желание достичь этих проблесков, не только проблесков, но и состояний, чтобы ты мог жить в этих состояниях вечно и вечно. Любовь дает тебе вкус медитации.

Любящий оргазмический опыт – это первый опыт самадхи, экстаза. Он сделает тебя более жаждущим. Теперь ты узнаешь, что возможно, и теперь ты не будешь удовлетворен будничным. Священное проникло в тебя, священное достигло твоего сердца. Бог коснулся твоего сердца, ты почувствовал это прикосновение. Теперь ты хотел бы жить в этом мгновении всегда, ты хотел бы, чтобы это мгновение стало всей твоей жизнью. Оно становится – и пока этого не случится, человек остается неудовлетворенным.

Любовь, с одной стороны, дает тебе великую радость, с другой стороны – жажду сделать эту радость вечной.

******************************************************************************

 Запись на консультацию

И встретились два одиночества. Скрытое проламывание психологических границ в созависимых отношениях

И встретились два одиночества. Скрытое проламывание психологических границ в созависимых отношениях

 

Любое созависимое поведение сводится к одному простому вопросу — это вопрос личностных границ человека. То, как нас научили их чувствовать и распознавать, определяет нашу дальнейшую жизнь, и то, как мы строим отношения.

Если в нашей семье границы личности всячески нарушались — и открыто, и скрыто, мы будем также вести себя в любых других отношениях. Ведь другого примера у нас не было.

Я хочу поговорить о процессах в отношениях, которые могут быть скрыты и мало распознаваемы, но которые в совокупности очень влияют на то, как мы чувствуем себя, приближаясь к другому.

Если физическое насилие, грубость, хамство, открытую конфликтность видно за версту (и тут все понятно: в отношениях какой-то кризис, гнойник, с ним важно что-то делать), то есть манипуляции, которых не видно, и от этого мы можем страдать гораздо больше.

Речь идет о созависимых отношениях, которые предполагают в своей базе отношения двух очень ранимых и незрелых личностей, которые смогут выживать только в сцепке друг с другом.


созависимые отношения

Если речь идет о личности здоровой, целостной (насколько это возможно для человека, ведь все мы имеем свои ранения), то такая личность будет чувствительной к любому взлому границ — и яркому, видимому, и нелегальному — скрытому.

Итак, те способы, которыми мы можем манипулировать друг другом, если плохо чувствуем себя и свои границы:

1. Когда другому плохо — нужно срочно ему помочь

Вы можете стремиться делать это сами или чувствовать, что с вами так обращаются другие. И если в этот момент вы как-то эмоционально уязвимы, не в ресурсе и нуждаетесь в поддержке — такого рода интервенции могут очень порадовать. Да-да. Ведь так приятно кому-нибудь облегчить страдания или наоборот — быть тем, кому их облегчают. Причем, без просьбы или обращения, а так — само собой, как волшебство!

Впрочем, здесь есть ловушка.

Тот, кто помогает, начинает чувствовать безраздельную власть над тем, кому помогает. По закону дополнения — тот, кому помогают, начинает чувствовать глубокую признательность и, своего рода, ощущение, что находится в плену. Хотя и сладком плену…

Естественно, никто из этой парочки не проясняет, что именно нужно другому, хочет ли этот другой того-то или того-то. Все просто делается, без прояснения. Но неизбежно (да, это неизбежно!) через какое-то время появляется некоторая тяжесть — и у одного, и у второго. Первому партнер надоедает (нужно все время контролировать, чтобы с другим было все хорошо, а это очень обременительно), второму — страшно и даже ужасно (ведь его могут в любой момент бросить, не выдержать и отдалиться, оставив наедине с собой. А ведь он уже успел так привыкнуть!).

Если у людей нарушена чувствительность, они не смогут распознать эти аспекты и вовремя заметить собственные границы и ответственность. За свою жизнь — в первую очередь. И оставить ответственность за жизнь партнера ему самому.


нарушена чувствительность

Как не попасться на эту ловушку

Здесь самый действенный способ — это ваши ощущения. Все, что только можете распознать — хоть головная боль, хоть чувство, что «что-то не так», хоть просто легкое одурманивание в голове. Иногда — резкое желание выпить, покурить или поесть (когда, в общем-то, сыт). Обычно у людей с созависимыми паттернами чувства притуплены, они слабо их распознают. Поэтому, следует ориентироваться на телесные ощущения. Если вы обнаружили затяжную растерянность (или что «что-то не так») — сразу приостановитесь во всех процессах. Не принимайте помощь, и не оказывайте ее. Сделайте паузу. И спросите себя: что я в данный момент переживаю? Что меня раздражает? Что я хочу, чтобы было? Чего я хочу, чтобы не было? Важно вернуть себя к себе — любыми путями.

2. Мы были так близко друг к другу — как одно целое. И вмиг все пропало!

Контрзависимые люди — те же зависимые, только контр :). То есть, со знаком «минус». Они не «прилипают» к объекту зависимости, они резко «выдергиваются» из контакта с другим, как только учуют, что теряют ощущение себя. Это не имеет отношения к личностной свободе, а лишь к попытке избавиться от страха поглощения, отбежав на нужную дистанцию.

Но внутри им также важна привязанность и близость, как и всем людям. Даже, скорее, очень важна. Они всей душой к ней стремятся, и всей душой ее пугаются. Такие уж они противоречивые…

Поэтому, с одной стороны, они отчаянно ищут кого-то теплого, нежного и принимающего, с другой — отчаянно от него бегут, как только начинают получать долгожданную нежность и любовь.


аддикт преследования

Парадоксально, грустно, печально. Но факт.

Если рядом человек со склонностью к созависимым формам поведения (аддикт преследования) — то резкое исчезновение контрзависимого партнера причинит сильную боль. И созависимый начнет отчаянно догонять и возвращать свою «сбежавшую половину» (именно половину, поскольку в таких отношениях личности априори не являются целостными). Процесс будет цикличным. Контрзависимый отбежит на безопасную дистанцию, передохнет, и начнет скучать по тому, с кем было так хорошо! Попробует вернуться, но опять «выпрыгнет» в ужасе поглощения. А созависимый снова почувствует сильнейшую боль.

На что нужно здесь обратить внимание

Если с вами так поступают или вы так поступаете — попробуйте заметить те переживания, которые возникают при резком сближении и резком разрыве. Попробуйте заметить свои мотивы, когда вы «всей душой» тянетесь к, на самом деле, малознакомому человеку. Попробуйте заметить чувства, которые испытываете при резком обрывании связи — боль, ярость, обида? Или — сильное облегчение, но также глубокое одиночество?

В любом случае, если ваши переживания заряжены, амплитуда энергии в теле высока (то есть вы эмоционально дико взбудоражены — не важно, от «опьянения другим» или ярости) — это значит, что «созависимая программа» начала работать. Это значит, что ваша личность психологически очень голодна и вынуждена работать на сильных оборотах, поскольку очень нуждается, сильно и давно фрустрированы потребности. В этом случае рекомендована очная консультация психолога  — для исследования собственных личностных границ, как вы их «теряете», не ощущаете, «забываете», и как в этом нарушается ваша личностная целостность, ценность и т.д.

3. Провокация конкуренции за партнера

Как мне привязать к себе человека, со слабым ощущениям собственной ценности, которого я уже много раз «спас» от многих невзгод, очень хорошо и искренне к нему отнесся, впечатлился и восхитился им, и этим заимел над ним очень большую власть? Еще я несколько раз резко отверг его — избежав близости.

Очень просто. Добавить в этот замечательный коктейль «изюминку» — провокацию конкуренции!

Я буду много рассказывать тебе о своих отношениях с другими — женщинами, мужчинами. Я буду делать это «как-бы просто рассказываю, делюсь опытом». Но, я буду подкладывать в «бочку меда — ложку дегтя». Ненароком, я буду сравнивать наши и те отношения. Или людей, на которых ты злишься, я буду оправдывать.

Я буду всячески провоцировать то, чтобы ты почувствовал необходимость борьбы за меня. И все равно с кем, хоть с Папой Римским.


необходимость борьбы

Я буду как бы невзначай намекать тебе, что «ты не единственный у меня» и даже более беспощадно…что ты легко заменим! И вместе с тем, невербально, оказывать такие знаки внимания, которые будут говорить обратное: что ты для меня — все!

На что нужно обратить внимание

Когда вы едите вкусный и сладкий торт, да еще и очень голодны, а может, просто давно не ели сладкого и тааак хотелось такого тортика! И тут попадается какая-то червоточина…не знаю, кусочек перца горошком или красного жгучего. А может быть что-то просто очень горькое и противное… И психика, которая так воодушевилась этим долгожданным тортиком, захочет не заметить этого неприятного события — этого перчика… Ну как же — так было хорошо, и тут… Может, это мне показалось?

Вот то, на что важно непременно обратить внимание: на возникающую в голове мысль: мне показалось! Возможно, это будет не мысль, а просто слезы выступят на глазах — и будет казаться, что «просто расстроился, неизвестно от чего». Или какое-то неведомое раздражение или ощущение собственной неуместности, которое мозг припишет «моим личным тараканам». Вот на это все очень важно обратить внимание. Именно эти «знаки» — и есть ключики, которые вскрывают манипуляции. Благодаря им есть шанс изменить созависимый паттерн. Если вы заметили что-то подобное — опять же — сделайте паузу в общении. Увеличьте дистанцию. И подробно разберите ваши ощущения со своим психотерапевтом.

***

Вы спросите, а как же условно «здоровая личность» будет реагировать на такой нелегальный взлом границ?

Скажу так. Первое, условно здоровую личность будет все настораживать! С самого начала! Особенно — попытка другого резко и быстро войти в доверительный контакт, рассказывая много подробностей о своей личной истории, расспрашивая об истории другого, активно заботясь о другом или наоборот — сильно его не замечая и игнорируя (или и то, и то — попеременно). И так далее по сценарию.

Настороженность и, соответственно, выдерживание безопасной дистанции, здоровое раздражение на попытки взлома границ — вот те чувства, которые испытывает условно здоровая личность (я говорю условно — так как абсолютно здоровых, как вы знаете, не бывает) при встрече с человеком, демонстрирующим созависимые или контрзависимые паттерны поведения. Можно также почувствовать нежность, грусть, печаль, сожаление, бессилие. В среднем диапазоне интенсивности.

Никаких аффектов типа безграничной нежности, умопомрачительного сексуального возбуждения или дикой ярости! Аффективные реакции всегда маркируют уже свершившуюся «сцепку» двух ранимых и нуждающихся людей.

Автор Елена Митина  http://elenamitina.com.ua

***********************************************************************************************************************************************

Запись на консультацию

Типология характеров (Александр Лоуэн и Лиз Бурбо) 1. Травма отвергнутого — маска беглец — шизоидный тип

Типология характеров (Александр Лоуэн и Лиз Бурбо)

 

1. Травма отвергнутого — маска беглец — шизоидный тип

 

Характеристики травмы отвергнутого:

Пробуждение травмы: от момента зачатия до одного года; с родителем своего пола. Не чувствует права на существование.

Маска: беглец.

Родитель: того же пола.

Тело: сжатое, узкое, хрупкое, фрагментированное.

Глаза: маленькие, с выражением страха; впечатление маски вокруг глаз.

Словарь: «ничто», «никто», «не существует», «исчезнуть», «меня тошнит от…».

Характер: Отстраненность от материального. Стремление к совершенству. Интеллектуальность. Переходы через стадии великой любви к периодам глубокой ненависти. Не верит в свое право на существование.

Сексуальные трудности. Считает себя никому не нужным, ничтожеством. Стремится к уединению. Тушуется. Умеет быть незаметным. Находит разнообразные способы бегства. Легко отправляется в астрал. Считает, что его не понимают. Не может позволить спокойно жить своему внутреннему ребенку.

Больше всего боится: паники.

Питание: Аппетит часто пропадает из-за наплыва эмоций или страха. Ест маленькими порциями. Сахар, алкоголь и наркотики как способы бегства. Предрасположенность к анорексии.

Типичные заболевания: Кожные, диарея, аритмия, нарушение дыхательных функций, аллергии, рвота, обмороки, кома, гипогликемия, диабет, депрессия, суицидные наклонности, психозы.

Болезни беглеца:

Среди других заболеваний, характерных для беглеца, мы видим также нарушения дыхательных функций, особенно во время паники.

Беглец подвержен аллергиям — это отражение неприятия, которое он пережил или переживает по отношению к определенным продуктам питания или веществам.

Он может избрать и рвоту как показатель его отвращения к определенному человеку или к ситуации. Я слышала даже такие высказывания от подростков: «Мне хочется вытошнить мою мать (или отца)». Беглец нередко желает «вытошнить» ситуацию или ненавистную личность и может выразить свое чувство словами: «Это тошнотворный человек» или «Меня от твоих разговоров тошнит». Все это — способы выразить свое желание кого-то или что-то отвергнуть.

Головокружение или обморок — тоже подходящие сред­ства, если очень хочется избежать ситуацию или человека.

В серьезных случаях беглец спасается комой.

Беглец, страдающий агорафобией, использует это расстройство, когда хочет избежать некоторых ситуаций и людей, способных вызвать у него панику (подробнее об этом поведенческом расстройстве будет сказано в главе 3).

Если беглец злоупотребляет сахаром, он может спровоцировать такие заболевания поджелудочной железы, какгипогликемия или диабет.

Если у него накопилось слишком много ненависти к родителю в результате страданий, пережитых и переживаемых им как отвергнутым существом, и если он достиг своего эмоционального и ментального предела, то у него может развиться депрессивное или маниакально-депрессивное состояние. Если он замышляет самоубийство, то не говорит об этом, а когда переходит к действию, то предусматривает все, чтобы не потерпеть неудачу. Те, кто часто говорит о самоубийстве и обычно ошибается, когда переходит к действию, принадлежат скорее к категории покинутых; о них будет речь в следующей главе.

Беглецу с детства трудно признать себя полноценным человеческим существом, поэтому он стремится быть как обожаемый им герой или героиня, он готов потеряться, раствориться в своем кумире — например, молодая девушка страстно желает быть Мерилин Монро; это длится до тех пор, пока она не решит быть кем-то еще.

Опасность такого отклонения в поведении заключается в том, что со временем оно может перейти в психоз.

 

Структура шизоидного характера.

Описание

Термин «шизоид» происходит от «шизофрении» и означает человека, у которого существует предрасположенность к шизофреническому состоянию. Сюда входит расщепление личности как единого целого, например мышление отделяется от чувств. То, что думает человек, кажется, имеет малую видимую связь с тем, что он чувствует или как себя ведет; уход в себя, разрыв или потеря контакта с миром или с внешней реальностью. Шизоидный индивидуум не является шизофреником и может никогда им не стать, но предрасположенность к этому заболеванию присутствует в его личности, обычно хорошо скомпенсированная.

Термин «шизоид» описывает человека, чье чувство себя уменьшено, чье эго слабое и чей контакт с телом и с чувствами сильно ослаблен.

Биоэнергетические условия

Энергия отводится от периферических структур тела, а именно от тех частей, посредством которых организм контактирует с окружающим миром: лицо, руки, гениталии и ноги. Они не полностью энергетически связаны с центром, т. е. возбуждение от центра не свободно течет к ним, а блокируется хроническим мышечным напряжением в основании головы, плеч, таза и суставов бедер. Следовательно, функции, выполняемые ими, отделяются от чувств в сердце человека.

Внутренний заряд склонен к «застыванию» в области центра. Как следствие формируется слабый импульс. Тем не менее заряд взрывоопасен (вследствие своего давления) и может прорваться наружу в виде насилия или убийства. Это случается, когда защиты не могут более сдерживать и организм переполняется огромным количеством энергии, с которой не может справиться. Личность разделяется на множество частей, в результате чего развивается шизофреническое состояние.

Защита состоит из паттерна мышечных напряжений, которые сообща непрерывно удерживают личность, не допуская наполнения периферических структур чувствами и энергией. Мышечные напряжения, такие же как описанные выше, ответственны за отключение периферических органов от контакта с центром.

Таким образом, защита проблематична. В области талии существует энергетическое расщепление тела, а в результате этого — дезинтеграция целостности верхней и нижней половин тела. Биоэнергетический анализ показан на диаграмме.

Физические аспекты

В большинстве случаев у пациентов с такими признаками тело узкое и зажатое. Там, где в личности присутствуют параноидные элементы, тело полнее и более атлетического вида.

Основные области напряжения находятся в основании черепа, в суставах плеч, ног, таза и в районе диафрагмы. Последняя обычно настолько мощная, что разделяет тело на две части. Основные сжатия сосредоточены в маленьких мышцах, которые окружают сочленения. Поэтому у этого типа характера можно наблюдать или крайнюю жесткость или сверхгибкость суставов.

Лицо маскообразное. Глаза хотя не пустые, как при шизофрении, но неживые и не вступают в контакт. Руки висят, более похожие на отростки, чем на продолжение тела. Стопы напряженные и холодные; они часто вывернуты; масса тела переносится на внешнюю сторону стопы.

Часто наблюдается заметное несоответствие между двумя половинами тела. Во многих случаях они не выглядят принадлежащими одному человеку.

Например, при стрессе, когда человек принимает положение дуги, линия его тела часто кажется разломанной. Голова, туловище и ноги часто находятся под углом друг к другу.

Психологические соотношения

Человек не ощущает себя целостным /14/. Тенденция к разобщению, возникающая на телесном уровне из-за недостаточной энергетической связи между головой и телом, приводит к расщеплению личности. Так, можно обнаружить позу высокомерия в сочетании с униженностью или девственницу, ощущающую себя шлюхой. В последнем случае тело как бы разделяется на две части — верхнюю и нижнюю.

В шизоидном характере обнаруживается сверхчувствительность вследствие слабой границы эго, что является психологической копией недостатка периферического заряда. Эта слабость уменьшает сопротивление эго внешнему давлению и вынуждает его уйти в самооборону.

Такие люди избегают близких, чувственных отношений. На самом деле такие отношения им очень трудно установить из-за недостатка энергии в периферических структурах.

Желание всегда мотивировать действия придает шизоидному поведению оттенок неискренности. Это было названо поведением «как будто», т. е. вроде бы оно базируется на чувствах, но действия сами по себе не являются выражением чувств.

Этиологические и исторические факторы

Здесь представляется важным привести некоторые данные по происхождению этой структуры. Это — суммированные наблюдения тех, кто изучал эту проблему, лечил и анализировал пациентов с такими расстройствами.

Во всех случаях существуют отчетливые доказательства того, что пациенты в раннем возрасте отвергались своей матерью, а это воспринималось ими как угроза существованию. Отвержение сопровождалось скрытой и часто открытой враждебностью с ее стороны.

Отвержение и враждебность развили в пациенте страх, что любые попытки контакта, требования или самоутверждение приведут к уничтожению его самого.

Из детства идет недостаток любых сильных положительных чувств безопасности или радости, частые ночные кошмары.

Типичным для таких пациентов является как обособленное, так и безэмоциональное поведение со случайными взрывами ярости, которое называется аутичным.

Если любой из родителей повторно вмешивался в жизнь ребенка во время эдипова периода (например, по сексуальным причинам), что весьма широко распространено, то к основному симптому добавлялся еще паранояльный элемент. Это делало возможной некоторую активность в конце детства или во взрослом состоянии.

Во всем этом у ребенка нет выбора, кроме как отделение себя от реальности (интенсивная жизнь воображения) и от своего тела (абстрактный ум), для того чтобы выжить. В связи с тем что основными чувствами у него были ужас и смертельная ярость, ребенок отгораживался от всех чувств самозащитой.

 

По голосу:

·         У беглеца голос слабый, бессильный.

Манера в танце:

·         Беглец недолюбливает танцы. Если и танцует, то движения его минимальны и невыразительны, он не хочет, чтобы его замечали. На нем словно написано: «Не смотрите на меня долго».

Выбор автомобиля:

·         Беглец любит малозаметные машины неяркого цвета.

Поза сидя:

·         Беглец съеживается, стараясь занять как можно меньше места в кресле. Очень любит поджимать ноги под себя: когда не связан с землей, легче убежать.

Страхи:

·         Беглец больше всего боится паники. Он не может как следует осознать это, потому что скрывается, исчезает, как только у него начинается паника, или даже раньше, чем она начнется. Окружающие же видят панику без труда — его почти всегда выдают глаза.

Травмы по гендеру:

·         Травма отвергнутого переживается с родителем своего пола. То есть беглец чувствует себя отвергнутым лицами того же пола, что и он сам. Он обвиняет их в том, что они его отвергают, и испытывает по отношению к ним больший гнев, чем к себе. С другой стороны, когда его отвергает личность противоположного пола, он еще сильнее отвергает сам себя. Соответственно, в этом случае доминирует его гнев на самого себя. Существует вместе с тем большая вероятность, что данное лицо противоположного пола его не отвергло, а покинуло.

Исцеление травм:

·         Твоя травма отвергнутого близка к исцелению, если ты постепенно занимаешь все больше места, если начинаешь утверждать себя. И если кто-то делает вид, что тебя нет, это не выбивает тебя из колеи. Все реже случаются ситуации, в которых ты боишься впасть в панику.

*****************************************************************************

 Запись на индивидуальную сессию  

Особенности проявления агрессии у созависимых.

Особенности проявления агрессии у созависимых.

 Особенности проявления агрессии у созависимых

Геннадий Малейчук

«Я – этоты, ты – это я,   и никого не нужно нам…» 

Созависимый – это человек, патологически нуждающийся в другом человеке. Это тот же зависимый, с тем лишь отличием, что если зависимый нуждается в веществе (алкоголь, наркотик), то созависимый нуждается в другом человеке, в отношениях с ним. То есть, созависимый – это человек, зависимый от отношений.

Зависимость очень легко спутать с привязанностью, так как грань между ними очень тонка.Привязанность – жизненно важная потребность, необходимая для выживания человека (психического и физического). Этот тезис в психологии уже давно стал аксиомой. Данная человеческая (и не только) потребность достаточно глубоко была исследована в работах Джона Боулби и его последователей (см., например, «Создание и разрушение эмоциональных связей»).  В случае зависимости привязанность становится чрезмерной, навязчивой, патологической, а объект привязанности начинает выполнять смыслообразующую функцию, жизнь без него представляется для зависимого невозможной.

Вступая в отношения, люди с созависимой структурой личности создают специфические по своим характеристикам связи – зависимые. Чаще всего в качестве критериев диагностики зависимых отношений выступают следующие: чрезмерная поглощенность жизнью другого человека, «прилипающее» поведение, направленное на сохранение лояльности партнера любой ценой, потеря свободы в отношениях… Клиническими признаками созависимого поведения являются: компульсивность, автоматичность, неосознанность.(см. более подробно  http://www.b17.ru/article/5578/) и http://www.b17.ru/article/6258/

Зависимость формируется в ответ на фрустрацию отвержением или его угрозой в тот период, когда у ребенка еще недостаточно собственных ресурсов для самостоятельности и возможность разрыва со значимым взрослым несет витальную угрозу для ребенка, создает для него ситуацию психической травмы – травмы отвержения. В дальнейшем ребенок развивает и закрепляет такие формы поведения, которые помогают ему избегать того ужаса, гнева, страха, которые он пережил в момент травмы отвержения.Зависимое поведение выступает как защита, позволяющая превратить пассивное эмоциональное переживание травмирующей ситуации (ассоциативно напоминающей детский травматический опыт) в активное действие, что избавляет от переживаний беспомощности, гнева, отчаяния, возвращая чувство контроля над собой и миром.

При поверхностном знакомстве с созависимыми людьми создается впечатление, что  для них не свойственна агрессия. На самом же деле это не так. Созависимым сложно осознавать свою агрессию и проявлять ее прямым способом. В тоже время они мастера непрямых, скрытых, завуалированных способов ее проявления, что создает богатое пространство для различного рода манипуляций в их контакте с другими людьми.

В чем причины выбора созависимыми скрытых, косвенных форм проявления агрессии?

Причина одна – страх быть отвергнутым и оказаться в одиночестве в случае прямого ее предъявления. Версия отсутствия у созависимых агрессии как чувства не рассматривается, если только созависимый является человеком, а не ангелом, хотя многие из них стараются ими казаться. Для созависимых людей свойственна избирательная алекситимия – неосознавание и непринятие не всех, как в случае с полной алекситимией, а лишь отвергаемых аспектов своего Я – чувств, желаний, мыслей. Агрессия автоматически попадает в этот список, так как негативно оценивается созависимым. Часть отвергаемой внутренней агрессии неосознанно проецируется на внешний мир – он становится в восприятии созависимых людей агрессивным, жестоким, страшным, непредсказуемым, что усиливает тенденцию к слиянию с партнером. Другая ее часть проявляется в отношениях в скрытой, завуалированной (чаще всего под любовь, заботу) форме.

Агрессия созависимых, часто не осознаваемая и не предъявляемая ими открыто, скрывается под разными масками и проявляется преимущественно манипулятивно. Созависимые – большие мастера нарушения чужих границ, что само по себе уже является агрессивным действием. Делают же они это совершенно невинным способом, даже умудряясь вызывать при этом у других чувство вины и предательства.

Опишу наиболее типичные формы проявления агрессии у созависимых личностей.

«Я всего лишь беспокоюсь о тебе…».

Другой человек, партнер созависимого становится объектом его тотального контроля. Он должен быть постоянно в фокусе его внимания. Контроль чаще всего проявляется в следующих формах: постоянные расспросы (Где? С кем? Когда? Сколько? и др.), звонки (с теми же вопросами). Если другой становится по каким-то причинам недосягаемым (например, не берет трубку), созависимый может продолжать звонить бесконечно. Часто контроль над другим человеком маскируется под заботу о нем («Я всего лишь забочусь о тебе», «Я о тебе беспокоюсь»). На самом деле, контролируя другого человека, созависимый заботится о себе. За такой «заботой» о другом человеке у созависимого скрывается страх потерять его и остаться одному.

«Я знаю, как должно быть…».

Это достаточно изощренный способ проявления агрессии у созависимых. Проявляется он в виде  навязывания своих убеждений, своего мировоззрения другому человеку. В данном случае бывает непросто провести грань между «навязывать» и «делиться».Когда делятся, то просто о чем-то сообщают, информируют, а не дают постоянно посланий, что кто-то должен что-то понять, что другому лучше известно, и что ему (другому) от этого будет лучше. В этом случае созависимый агрессивно навязывает другому человеку свои ценности, свою картину мира. Навязывание своей картины мира сродни проповеди. Проповедующий не просто делится своим мировоззрением, он фанатично убежден в истинности, ценности его содержания и достаточно агрессивно и безапелляционно его навязывает. Навязывание своей картины мира – агрессивный способ созависимого контролировать другого, грубое нарушение его психологических границ, опять же замаскированное под желание «дать другому добра».

«Я знаю лучше, что тебе нужно…».

Созависимый твердо уверен, что он лучше знает, что нужно другому человеку.  Данная установка также является достаточно изощренным способом нарушения чужих границ под предлогом  сделать ему лучше – дать другому«добра и причинить ласку». И в этом случае агрессия проявляется не напрямую, не в контакте, а косвенно, манипулятивно (нарушение границ завуалировано под предлогом «добра» для партнера). При этом желание созависимого помочь его партнеру действительно искреннее. Проблема лишь в том, что созависимый воспринимает своего партнера как часть себя, «забывая» при этом, что другой – иной, и что у него могут быть свои, иные желания.

«Если ты меня любишь, то у тебя не должно быть от меня секретов».

Созависимые люди создают симбиотические отношения, пытаясь прожить «одну жизнь на двоих». Являясь личностями,  пограничными по своей психологической структуре, они пытаются создать со своими партнерами отношения без границ. Точнее, без границ внутренних, между собой и партнером, но при этом с достаточно жесткими внешними границами – с внешним миром. «Голубая» мечта зависимого от отношений человека – необитаемый остров, где «есть только я и ты». Другие люди, следовательно, представляют угрозу для таких отношений, являются небезопасными, так как потенциально могут нарушить такую идиллию. Появление у партнера тайны, секрета непереносимо для созависимого, так как этот факт запускает сложно выносимые переживания отвержения, ненужности, брошенности, предательства – внешние границы оказываются нарушенными и ситуация выходит из-под контроля. Отсюда такой страх у созависимых людей к любым неконтролируемым проявлениям  у партнеров.

Само слово «партнер» представляется нам некорректным для описания созависимых отношений. Партнерские отношения строятся по принципам взаимного уважения друг к другу, принятия другого, как «иного», признания ценности его «инаковости». В созависимых же отношениях  другой человек принимается только тогда, когда полностью соответствует образу созависимого.

Партнер же созависимого неслучайно оказывается и остается в такого рода патологических отношениях. Он попадает в свою ловушку – ловушку необходимости быть идеальным, соответствовать образу кого-то. И зависимый от отношений человек в данном случае является вторичным объектом. Первичным же объектом, подлинным автором этого образа являются значимые другие – чаще всего родители. Созависимый же лишь поддерживает этот образ. Оставаясь в плену своего идеального образа и, вследствие этого, – в плену созависимых отношений, партнер созависимого испытывает сложный коктейль противоречивых чувств, ведущими из которых являются злость и вина. Злость, агрессия, в силу манипулятивности созависимого не может напрямую проявляться у его партнера (как можно злиться на человека, который любит тебя и желает тебе добра?) и часто является удерживаемым чувством, а в некоторых случаях и неосознаваемым. Удерживаемая агрессия ретрофлексивно разрушает партнера созависимого, что нередко приводит к возникновению у него психосоматики, алкоголизации и другим формам саморазрушаемого поведения.

Шанс вырваться из созависимых отношений появляется лишь тогда, когда партнер созависимого «оступится» и тем самым разрушит идеальный образ себя как партнера созависимого. Это приводит в ярость созависимого, позволяя ему открыто и адресно проявлять агрессию, тем самым легитимизируя эти чувства  у его партнера. Для партнера созависимого, как говорилось выше, – это шанс вырваться из созависимых отношений, хотя здесь не все так просто… Он столкнется с мощными манипулятивными атаками созависимого в стремлении удержать его в созависимых отношениях. Ему придется «прорываться» через сложные манипулятивные сети, искусно создаваемыми созависимым, устоять перед чувствами вины, долга и ответственности за другого, стойко пережить чувство предательства, отказаться от идеального образа себя, пережить и принять свое несовершенство…

********************************************************************************

 Запись на консультацию

Гордыня и ничтожество — два полюса нашей социальности. Узнай себя

Гордыня и ничтожество — два полюса нашей социальности. Узнай себя

В этой статье разговор пойдет о той клейкой основе, которая формирует и удерживает всякие социальные связи. Некоторые моменты могут показаться неприглядными и не вполне очевидными, но горькая именно правда такова: социальность — это скорее болезнь, чем генетическая природа человека.

Чтобы как-то подобраться к этой сложной теме, можно начать с Фрейда и его идеи о двух основных психологических комплексах. Фрейд считал, что психика ребенка формируется под влиянием двух фигур — материнской и отцовской. Обычно, это живые мать и отец, но не обязательно так, поскольку «мать» и «отец» в психоаналитической концепции — это скорее определенный тип отношений, а не конкретные живые люди.

Материнский тип отношений могут закладывать семеро нянек, а отцовский — поп из ближайшего прихода на пару с соседским дворником. Не важно, кто именно выступает в роли психологических матери и отца, главное — специфические взаимоотношения, которые формируются между ними и ребенком.

Роль «матери» — оказание ребенку психологической поддержки. В естественной своей форме, в ней нет ничего предосудительного. Ребенку действительно нужно чувствовать поддержку со стороны, кого-то более взрослого и опытного. И если бы психика матери была достаточно сбалансированной, то не было бы и речи о материнском комплексе, как о психологической проблеме. Но поскольку в реальном мире, материнская психика, обычно, далека от равновесия, оказываемая поддержка окрашивается инфантильными эмоциями и превращается в жалость.

Мать с искаженной психикой не может по-настоящему любить своего ребенка. Фактически, она подменяет любовь жалостью, а, когда ребенок ведет себя неподобающим образом, использует свою «любовь», как средство манипулирования: «Будешь хорошим — буду любить, будешь плохим — не буду любить».

Таким образом, ребенок, вскормленный на жалостливом суррогате материнской любви, оказывается в сложном психологическом состоянии. Он не умеет любить ни себя, ни кого-либо еще — ему просто не показали соответствующего примера. По этой причине, с первых же лет сознательной жизни внутри у него формируется внутренний конфликт — чувство, что с ним что-то не так, ощущение своей неполноценности. Мать не может снять этот конфликт, и ребенок остается наедине со своей бедой — теперь он обречен искать любовь и принятие в отношениях с другими людьми.

Говоря простыми словами, эта ситуация называется — «недолюбили».

Так закладывается первый полюс внутреннего психологического напряжения — ничтожество. Это неизбывная жалость к себе и постоянный поиск любви. Но следует понимать, что такой человек еще не знает, что такое любовь, ведь ему знакома только жалость. А значит, от других людей он будет требовать именно жалости, и, встретив любовь, скорее всего, ее даже не узнает.

Когда говорят, что всякий человек нуждается в любви, речь идет как раз об этой самой проблеме — о материнском комплексе, о поиске одобрения, о жалости к себе. Никакой любви тут не подразумевается. Подобные рассуждения — это лишь форма оправдания всеобщего чувства собственной неполноценности, не более того. Человек в любви не нуждается.

Если мать учит ребенка взаимодействовать со своим внутренним миром, то роль отца — подготовка ребенка к выживанию в мире внешнем. Но, как и в случае с матерями, отцы, обычно, занимаются вовсе не тем, чем следовало бы. Вместо того, чтобы быть наставниками, они отыгрывают на ребенке свои собственные душевные проблемы и превращаются в надсмотрщиков с плетью, в виде чувства вины.

Задача отца — научить ребенка тому, как устроен окружающий мир и по каким законам он живет. Точно так же, как опытный охотник учит молодого. В такой подготовке нет места нравоучениям, но, будучи таким же «недолюбленным», отец, обычно, все воспитание сводит именно к отделению добра от зла, правильного от неправильного, хорошего от плохого. И с позиции своего старшинства и власти над своим ребенком, он берет на себя право его судить. Он становится тем, кто решает, виноват ребенок или нет.

В этой ситуации, ребенок, вместо того, чтобы учиться выживать в реальном мире, вынужден учиться выживать в выдуманном мире отцовских законов и правил. Стремясь избежать чувства вины и наказания, ребенок учится врать, увиливать или, при другом душевном устройстве, конфликтовать и бороться за власть со своим отцом. А потом, когда у него появляются уже свои собственные дети, он вываливает на нихвсе свои накопленные обиды, и цикл продолжается.

Таким образом, отцовский комплекс — это каша из чувства вины и попыток с ним справиться. Один путь — обмануть отца, избежать ответственности и ускользнуть от наказания, другой — победить отца, захватить его власть и, тем самым, лишить его права выносить обвинительный приговор.

Так формируется второй полюс психологического напряжения — гордыня. Это потребность человека в том, чтобы доказать всем вокруг свою ценность и правоту. Тем самым человек пытается утвердить свою самостоятельность и избавиться от чувства вины за себя и свой образ жизни. Здесь важно то, что человек не способен сам себя «простить», а потому он вынужден искать прощения извне.

Как и в случае с недостатком настоящей материнской любви, когда ребенок не способен сам себя полюбить, в случае с отцовским комплексом, ребенок не способен утвердить в жизни свои собственные законы, а потому изо всех сил старается соответствовать или воевать с законами чужими. Для этого ему приходится находить среди людей авторитеты, и либо следовать их указке и получать их одобрение, либо свергать их и разрушать их «закон».

На этом принципе основана всякая социальная состязательность и борьба за власть. Каждая очереднаяпобедасоздает сладостное чувство успокоения — победителей не судят, а значит, победитель прав. Таким образом на какое-то время снимается внутренний конфликт. Но эффект от внешней победы всегда проходит. Заложенное с детства чувство вины требует себе новых жертв.

Я уже делал эту оговорку, но на всякий случай повторюсь. Сейчас речь шла не о конкретных живых матери и отце, а о тех людях, которые брали на себя ту или иную роль. Так, например, мать-одиночка может разрываться между двумя ролями. Или, при живых родителях, отцовскую роль может выполнять, например, дед. Поэтому, примеряя сказанное к себе, учитывайте свою собственную ситуацию.

Таким образом, именно потребность в отыгрывании гордыни и ничтожества требует установления социальных контактов. Другие люди нам нужны не потому, что они так уж нам нравятся и не потому, что такая потребность заложена в нас от природы, а потому, что они дают нам возможность хотя бы на время снять внутренний конфликт — примириться с собой и избавиться от чувства вины. Давайте рассмотрим это подробнее.

Гордыня или тщеславие

Самое очевидное проявление проблемы гордыни — это борьба за власть. Сюда входит все, от детских споров о том, чей папа круче, до президентских выборов. Любая власть, реальная или номинальная, позволяет утихомирить чувство сомнения в собственной правоте. Всем знаком такой тип руководителей, для которых чувство власти куда важнее того, ради чего им эта власть дана.

К проблеме гордыни относятся и все возможные соревнования — житейские, спортивные и политические.над соперником, пусть даже и в игровых условиях, точно так же тешит тщеславие, как и обладание властью над людьми. И тут же находятся все формы сопереживания соревнующимся. Люди вступают в партии и болеют за любимые команды только для того, чтобы присоседиться к чужой победе и ощутить ее вкус опосредованно.

То же можно сказать и о любой идее и форме социального успеха — бизнес, наука, творчество. Везде, где есть сравнение одного человека с другим, можно говорить о тщеславии. Не будь у людей проблем с гордыней, они бы довольствовались тем, что им минимально необходимо. А как бы это сказалось на современном государстве, которое только тем и живет, что провоцирует своих граждан стремиться к новым горизонтам и достигать новых вершин успеха?…

В отношениях с людьми гордыня проявляется, например, как склонность давать оценки. В самой грубой форме, это примитивная критика и унижение, которые так легко пронаблюдать на любом форуме или в комментариях любого блога. Более тонкая форма — это, наоборот, похвала. Может показаться, что похвала — это возвышение собеседника, но в действительности подтекст совершенно иной. Ведь, чтобы хвалить, нужно иметь право дать оценку, а чтобы дать оценку, нужно ставить себя выше оцениваемого. Поэтому, не важно, что делает Моська — лает или облизывает — в обоих случая она отыгрывает свою гордыню.

В отношениях мужчины и женщины, гордыня также разворачивается на полную. Женщины завоевывают и подчиняют себе мужчин — формируют свою свиту, утопая в эйфорическом чувстве собственной неотразимости. А мужчины отыгрывают роль героя-любовника, чья главная задача затащить в постель как можно больше женщин и, тем самым, доказать свою состоятельность.Можно привести еще массу примеров, но, надеюсь, основную колею вы уже уловили и сможете продолжить список сами, исходя из собственного опыта.

Ничтожество или чувство неполноценности

Самое известное проявление полюса ничтожества — это игра в неудачника. Признав себя неудачником, человек отказывается от достижения успеха и находит для себя замечательный способ вечно бултыхаться в чувстве жалости к себе. Таким образом, внутренний конфликт находит себе выход и утрачивает свое напряжение, особенно, если удается найти благодарного слушателя и поплакаться ему в жилетку.

Чувствительность, склонность к сомнениям, стремление нравиться всем, угодничество, подчиненность — все это находится на полюсе ничтожества. За всем этим стоит желание быть любимым, желание получить извне подтверждение тому, что я — хороший, что я достоин любви, что я имею право жить на этом свете.

Здесь же, на стороне людского чувства неполноценности, находятся многие религии, защищающие сирых и убогих от жизни в реальном мире. Самый яркий пример — современное христианство, которое со всей страстью защищает униженных и оскорбленных, давая им утешение в своем лоне и блокируя всякое их душевное и духовное развитие.

В отношениях мужчины и женщины, чувство ничтожества напрямую отыгрывается через взаимное эмоциональное утешение. Женщина играет для мужчины роль «любящей» мамы, которая погладит, поцелует, подует на ранку и спрячет от всех бед. И мужчина делает для нее то же самое — жалеет, успокаивает, утирает слезы.

В социальной жизни, чувство неполноценности диктует крайне пугливую модель поведения — мнительность, чрезмерная осторожность, страх перед конфликтами, уступчивость. Все, лишь бы заслужить чужую любовь, или хотя бы избежать чужой не-любви. Поэтому такой человек все время ищет понимания, оправдывается, объясняет свои поступки. В то же время очень терпим к чужому поведению, прощая другим то, чего не мог бы позволить себе ни при каких условиях.

Маятник гордыни и ничтожества

На маятнике гордости и ничтожества раскачиваются все. Разница между людьми только в амплитуде и том, какой полюс становится опорой в сознательной жизни, а какой действует преимущественно бессознательно.

Речь идет о маятнике потому что между полюсами всегда присутствует энергетический баланс.Если человек чрезмерно выпячивает свою гордыню, то со всей уверенностью можно сказать, что в глубине души он с такой же интенсивностью страдает от чувства собственной ничтожности. И наоборот, если человек старательно разыгрывает роль неудачника, нуждающегося в любви и понимании, можно утверждать, что другая сторона его души рвется на части от стремления утвердить свою гордыню.

Определенное различие можно проследить между интровертами и экстравертами. Экстраверты, поскольку они обращены во внешний мир, обычно, сосредоточены на отыгрывании своей гордыни. Им важнее добиться признания от других людей, достичь социального успеха, победить всех врагов и друзей. А интроверты, будучи сосредоточенными на своем внутреннем мире, больше фокусируются на удовлетворении своего чувства неполноценности. Им не столь интересен социальный успех, гораздо важнее для них установить такие отношения с людьми, чтобы все его любили (читай, жалели и утешали).

В то же время, каждый экстраверт, время от времени, нуждается в передышке — в том, чтобы кто-то их успокоил и утешил, после того, как утверждение собственной гордыни по какой-то причине дало сбой. Тогда, экстраверт вынужден зализывать раны и для этого, обычно, находит себе поддержку в другом лагере — среди интровертов, отлично умеющих жалеть себя и других.

И то же самое происходит с интровертами. Одной жалости к себе им не бывает достаточно и, хотя бы изредка, они нуждаются в инъекциях похвалы и общественного признания. Для этого они обращаются за помощью к заядлым гордецам — экстравертам.

Вот вам и основа всякой социальности. Внутреннее противостояние гордыни и ничтожества находит свою энергетическую разрядку в отношениях с другими людьми. Друзья, любовники, родственники нужны нам потому, что мы не можем своими силами сбалансировать свой внутренний мир, а потому мечемся из стороны в сторону — утверждаемся и утешаемся в объятьях друг друга.

Весь социум опирается на внутреннюю неустроенность людей. Деньги, поп-культура, наука, войны, религии, отношения — куда не глянь, везде мы найдем противостояние полюсов гордости и ничтожества. Убери из уравнения внутренний разлад, и, лишившись цементирующего состава, храм социальности рухнет от первого же дуновения ветра. Но, поскольку в создании и укреплении описанной игры участвуют все поголовно, здание социальности так крепко, что может выдержать любой ураган.
Выход из ситуации

Мудрецы говорят: «Не пытайся изменить мир — измени себя». Нет смысла сражаться с ветряными мельницами, в попытке что-либо изменить в окружающем мире. Все что можно сделать — это перестать раскачивать свой собственный маятник, и, когда он будет близок к остановке, просто спрыгнуть с него.

Практическая сторона вопроса слишком индивидуальна, чтобы подробно ее расписывать. Важно понять главный принцип — попытка утвердиться на любом из полюсов не решает внутреннее уравнение, а только увеличивает психологический дисбаланс.

Может казаться, что с достижением какого-то рубежа в социальном успехе, наступит расслабление, и борьба прекратится сама собой. Но это не так. С каждой ступенькой на пути укрепления гордыни, полюс ничтожества и чувства собственной неполноценности становится только сильнее, а потому с каждым шагом будут требоваться все новые и более масшатабные победы. Поэтому погоня за достижениями и успехом никогда не прекратится — она может лишь набирать скорость, как течение реки перед водопадом.

То же самое с жалостью к себе — ее никогда не бывает достаточно. Утешение, каким бы полным оно ни было, оставляет внутренний конфликт незатронутым — вторая половина души, так и будет рваться к социальным вершинам, раскалывая психику напополам.

Из этой игры нет другого выхода, кроме как перестать в нее играть. Но это сложно, ведь в попытках остановиться в игру включаются все те же демонические силы. Жалость к себе будет требовать продолжения банкета, а гордыня будет отстаивать право на самоутверждение. И даже когда человек понимает, что игра ведет в тупик и на полном серьезе пытается сойти с этого поезда, он опять оказывается в ловушке — гордыня теперь отыгрывается через чувство своей избранности и особенности, а чувство ничтожества будет подыгрывать в том, чтобы уберечь этот самообман от разоблачения.

Сменить декорации легко, но сложно сойти со сцены… Но это возможно!

Дешёвое хорошим не бывает!

Дешёвое хорошим не бывает!

Деш вое хорошим не бывает

Дарья Иванова

На написание этой статьи меня натолкнуло огромное количество негатива, с которым я постоянно сталкиваюсь в силу своего постоянного взаимодействия с людьми. Весьма часто приходится слышать «а почему так дорого?», «откуда такая цена?», «я поищу подешевле» и так далее от людей, обращающихся за психологической помощью.

Так уж сложилось на постсоветском пространстве, что о психологии у обывателя сложилось весьма ограниченное представление, втиснутое в понятия «псих», «ненормальный», «психбольница», «психические болезни». И в этом, безусловно, виноват не сам человек (имеется ввиду среднестатичстический гражданин), а общество, культура, история. На советском пространстве психология была представлена научным сообществом и специальными клиническими учреждениями. Такого понятия, как психологическая помощь, попросту не существовало. И только по мере открытия железного занавеса к нам постепенно стали приходить различные школы, а также практика психологической помощи. И помимо клинической психологии стали развиваться и другие ее направления. Но до народа в широком смысле так и не донесли по сегодняшний день разницу между понятиями «психология», «психопатология», «психиатрия», «психотерапия». Развитие отрасли происходило стихийно. Появилось большое количество «мастеров», «практиков», посетивших 2-3 семинара и принявшихся обогащаться на псевдопсихологической деятельности. Что также «подмочило» репутацию отрасли.

В настоящее время существуют сильные школы по практической психологии, тренера которых получили дорогостоящее образование за границей,европейские сертификаты. И эти люди действительно обучают других на высоком уровне, выдавая сертификаты на основании прохождения определенного количества теоретических часов, личной психотерапии, практики, супервизии и так далее.

Студент психологического факультета по факту — полуфабрикат, получивший теоретическую подготовку «обо всем и ни о чем» и практикующим психологом уж точно не является. Максимум, на что он способен — консультация на уровне беседы с подружкой на кухне. Для того, чтобы стать практиком, дипломированный психолог должен пройти обучение в несколько лет на весьма серьезном уровне, к слову, весьма дорогостоящее. После этого начинающий практик находит себе первых клиентов. Как правило, это участники начальной ступени обучающих программ. Здесь стоит рассказать о том, по какой схеме проходит обучение, чтобы читающий статью неспециалист смог понять, о чем именно идет речь.

Приведу схему на примере обучения гештальт-терапии. Для того, чтобы стать гештальт-терапевтом, требуется несколько лет обучения в программе и большое количество часов личной терапии. Что это значит? Человек приходит в программу на «общих основаниях», независимо от того, является он психологом или нет. Начинается первая ступень обучения. Она представляет собой приобретение «клиентского опыта», то есть, обучающийся получает опыт прохождения личной терапии в группах и индивидуально с целью решить свои внутриличностные конфликты, проработать проблемные точки и улучшить качество жизни за счет повышения осознанности. Для чего это нужно? Для того, чтобы не тащить впоследствие своим клиентам в терапию собственные проблемы, «не лечиться об клиента».  Участник программы посещает групповую терапию, личную, приобретает различного рода опыт, связанный с прохождением терапии. попутно помимо опыта приобретается масса полезностей в виде осознавания своей жизни, некоторых ее сторон, в результате взаимодействия с участниками программы проясняются сложности взаимодействия и общения. В программе есть своя специфика — участники вынуждены довольно тесно взаимодействовать в специально организованном пространстве, что дает возможность получать обратную связь от других на предмет способов контактирования, общения. Всплывают все шероховатости и неровности общения, другие люди отзеркаливают участнику то, как он строит контакт. И это является весьма продвигающим. Личная терапия — возможность «проработать» многие проблемы. Есть определенное количество часов в рамках обучения в программе, рекомендованное к прохождению для тех участников, кто планирует учиться дальше. Поэтому без их прохождения невозможно перейти на следующую ступень обучения. Участник вынужден столкнуться в личной терапии со своими проблемами и начать разбираться с ними. Отзыв терапевта также является основанием для перехода на следующий уровень обучения. Так, малоосознающие, не готовые к личностному росту и развитию, люди не  имеют возможности обучаться далее в программе. Таким образом, можно сказать, что человек, имеющий сертификат гештальт-терапевта, достаточно осознающий и проработавший свои слабые места. Как правило, хватает года для того, чтобы участник программы приобрел все необходимое для того, чтобы двигаться дальше к обучению непосредственно методу, то есть, начал обучение в качестве будущего гештальт-терапевта.

Далее, собственно, само обучение. Включает определенное количество теоретических и практических часов, а также личную терапию и супервизию. Программа строится по принципу: теория, отработка на практике, коррекция ошибок (схема максимально упрощена). К уже имеющемуся клиентскому опыту добавляется теоретическая база и отработка на практике. «Материалом» для практической отработки становятся участники программы, коллеги по цеху. Отработка происходит как в группах в присутствии ведущих тренеров, так и в малых группах-тройках (три участника программы собираются с определенной периодичностью и работают друг с другом по схеме терапевт-клиент-наблюдатель со сменой ролей). То есть, за время обучения участник программы постоянно находится в практическом поле, где отрабатывает полученные знания и умения, превращая их в навыки под постоянным контролем (супервизия). Супервизия — форма контроля и коррекции терапевтического процесса, осуществляемая специальными людьми — супервизорами. Ими могут выступать ведущие тренера программы, а также ведущие других программ по гештальт-терапии, имеющие квалификацию супервизора. Супервизия — терапия терапии. Это процесс, в котором происходит «разбор полетов» терапевта. В результате получения супервизии терапевт начинает осознавать процесс терапии, не как стихийное действо («лечил» так, как сердце подсказало), а как целенаправленное осознанное взаимодействие с клиентом с осознанием примененных методов и приемов, приводящее к некоторому результату, исходя из первоначального запроса. В результате обучения на второй ступени по результату прохождения всех необходимых часов и процедуры сертификации, есть шанс получить заветный сертификат и отправиться в свободный полёт на поиски клиентов. Но не всё так просто. Не каждый участник программы, имея за плечами необходимые часы, проходит процедуру сертификации. Сертификация — квалификационный экзамен, на котором, помимо знания теории, демонстрируется реальная работа терапевта. Сертифицируют, как правило, приглашенные тренера из других институтов. Процедура весьма волнительная для сертифицируемых, сопряжена в большим эмоциональным напряжением. Те, кто не справляется, не получают сертификат либо получают условия, выполнив которые, могут его получить. Условия эти могут быть связаны с определенным количеством часов личной терапии, супервизии либо еще чего-нибудь. То есть, участник программы в течение некоторого времени должен доучиваться в программе, чтобы получить свой сертификат. Либо проходит процедуру сертификации в следующем году.

Итог: сертифицированный гештальт-терапевт — личностно устойчивый, теоретически и практически подкованный специалист, имеющий опыт многолетнего обучения, личной терапии (индивидуальной и групповой), супервизии, участвующий в интенсивах, конференциях и других мероприятиях сообщества. И снова хочу обратить ваше внимание — обучение отнюдь недешевое. Хорошее дешевым не бывает!

Подобным образом со своими специфическими нюансами обучают и другие школы. То есть, практик, психотерапевт — не студент курсов-неделек, а долгое время обучающийся специалист, выдержавший все этапы и непростые квалификационные экзамены.

А теперь вопрос в студию: как вы думаете, готов ли этот специалист работать бесплатно или недорого? Возможно, готов, на первых порах. Например, для тренировки в процессе обучения. Либо для получения терапевтического опыта после окончания программы, пока еще нет потока клиентов.

Терапевт с многолетней практикой, уверенно и стабильно работающий, имеющих в резюме случаи с положительной динамикой, не станет работать бесплатно или за 3 копейки. А если станет, то большой вопрос, что с ним не так. И тот ли он, за кого себя выдает?

Люди, обращающиеся за психологической помощью, должны понимать: если они хотят получать терапию у высококлассного специалиста, они должны быть готовы оплачивать высокую стоимость его работы. Это как с платной и бесплатной медициной, как с парикмахером из «Парикмахерской №1» и стилистом высокого класса.

Специалист, много вложивший в себя и свое обучение и продолжающий вкладывать, не будет работать за сумму, которую согласны получать в качестве гонорара студенты.

Проведу также аналогию с медициной: консультация обычного врача стоит 1 рубль, доцента — 2 рубля, профессора — 5 рублей. И вы можете выбирать, что вам по карману и по нужде. Так же и среди психологов.

При выборе специалиста рекомендую ознакомиться с его резюме, посмотреть дипломы и сертификаты. Только не ждите, что это будет «за просто так».

Психотерапия — весьма затратный в эмоциональном плане проект. Для обеих сторон процесса. Клиенты бывают разные. С кем-то легко, с кем-то сложнее, а бывает и так, что очень тяжело. И специалисты для того, чтобы не «выгорать» постоянно должны обращаться за супервизией. Высококлассный специалист никогда не останавливается в собственном обучении. Он всегда видит для себя новые возможности и расширяет горизонты.

Так, мои клиенты для меня — стимул расти и развиваться. Благодаря им, я стремлюсь постоянно чему-то учиться и расти профессионально. И я весьма благодарна им за это!

Возвращаюсь к первоначальной идее: хорошее дешевым не бывает! Особенно качественная психотерапия!

 

***********************************************************************

 Запись на консультацию

Пары, в которой оба партнера — зависимые

Пары, в которой оба партнера — зависимые

оба партнеры зависимые.jpg

Формирование инфантильного невроза и судьба «вечной» любви в конечном человеческом мире

Сегодня я начинаю разговор о закономерностях существования пары, в которой оба партнера — зависимые. Напомню главное. В «обычной жизни» зависимостью называют поведение, которое субъективно переживается как вынужденное: человек чувствует, что не свободен остановиться или продолжить что-то делать.

Обращение за помощью происходит, когда становится очевидным вред повторяющихся действий, а их «отмена» вызывает очень неприятное состояние, от которого надо срочно избавиться. Человек хочет избавиться от «навязчивых действий», игнорируя (когда формулирует запрос к терапевту) невыносимость их «отмены». Получается, что зависимость — это нужда во внешнем объекте, присутствие которого позволяет вернуться в эмоционально стабильное состояние.

Многие не осознают и самого факта своей зависимости. Они жалуются на усталость от бесконечной работы, домашних дел, заботы о супруге или ребенке, считая свое поведение «единственно возможным», а свое состояние «естественным», и не понимая, что проблема в том, что у них просто нет выбора делать это или не делать.
Того, кто находится в плену повторяющихся действий и тревоги, называют зависимым, а того или то, в чем он нуждается и к кому обращены и направлены его действия, — объектом зависимости.

Зависимый человек часто может внятно описать «последовательные этапы» своих «отношений с объектом зависимости»: счастливое слияние, когда нет тревоги и полное согласие; нарастание внутреннего дискомфорта и стремление от него избавиться; состояние пика напряжения и стремления «слиться с объектом зависимости» (как раз фаза повторяющихся действий); момент овладения объектом и облегчения; «откат» — самонаказание за то, что «снова сделал это».

Примеры из практики: Олег рассказывает, как он начал употреблять химические вещества:

«Лет до 15 мне было все время плохо, я жил в тревоге, раздражении, конфликтах с родителями; однажды мне дали попробовать героин и я понял, что такое «хорошо»; вся моя дальнейшая жизнь — это поиск вещества, облегчение и страх, что я снова мог умереть, — и новый поиск, чтобы не чувствовать всего этого».

Марина:

«Я долго была одна и вот я встретила Его, это был момент счастья и надежды, который очень быстро сменился постоянной тревогой за наши отношения; пока я не встречусь с ним, я не верю, что мы вместе, я постоянно его дергаю в требованиях встреч, чем раздражаю и отпугиваю, и ничего не могу с собой поделать, я на все согласна, лишь бы иметь возможность видеться с ним так часто, как мне надо».

Андрей:

«Я давно понял, что выходные это ад, я предоставлен сам себе даже в семье; как будто что-то давит и скручивает изнутри, если я не в потоке дел; я очень устаю и мало времени провожу с семьей, что вызывает постоянные конфликты, но как будто это лучше, чем паузы и то, что у меня внутри».

Очевидно, что все эти люди обнаруживают какой-то дефицит внутри себя, оставаясь без «объекта зависимости», и пока этот дефицит сохраняется, нужда во внешнем объекте никуда не денется, а значит, и тревога, связанная с риском его утраты.

Эта тревога называется сепарационной, а внутренний дефицит — недостаточностью самоподдержки, уверенности в том, что «Я хороший, ценный, могу быть любим», и надежды, что «все будет хорошо».

Этот дефицит восполняется через контакт с партнером, который постоянно извне своими действиями, словами, уступками, поощрениями подпитывает недостаток самоуважения и самоприятия партнера.

И химическая зависимость, и эмоциональная «устроены» одинаково. Дальше я буду говорить об эмоциональной зависимости, где «объектом» является другой человек.

Взаимная нужда может быть очевидна для обоих партнеров, а может — только для одного. В первом случае их отношения могут быть более-менее гармоничны, каждый заботится об их сохранности, во втором случае — баланс в паре нарушается, один чувствует и ведет себя уверенно и свободно, другой — тревожно и подчиненно, первый приписывает партнеру власть над собой, а второй пользуется этой властью.

Партнер — «хороший», когда он успешно справляется со своей «функцией»: дает нужное количество любви и признания, всегда оказывается рядом, способен вселить надежду и успокоить тревогу, но как только он оказывается непредсказуемым в своих оценках и поступках, отклоняется от «привычной схемы» — тут же становится «плохим».

Если человек в данный момент не состоит в партнерских отношениях, то это не значит, что у него нет объекта зависимости. В этом случае объектом зависимости можно назвать тот «свод правил» — интроектов, которым он привык следовать в жизни и которые его ограничивают изнутри, мешают жить в соответствии со своими потребностями, заставляют все время оглядываться на других, бояться их обидеть, разозлить, вызвать их негативную оценку и так далее.

Пока я один — я сам себя ограничиваю, «голосом» родной тети, например, а когда я вместе с кем-то, то я эту функцию «препоручаю» партнеру и думаю, что это он меня ограничивает…

Самая страшная угроза, которую осознают практически все зависимые люди, — это угроза утраты тех отношений, которые сложились, какими бы они ни были — благополучными или мучительными. В этом случае сепарационная тревога может иметь внутренний смысл угрозы физической утраты объекта привязанности, утраты его любви или уважения.

Для избегания этой угрозы у зависимых людей есть надежные способы: полностью удовлетворять партнера и стремиться к максимальной близости с ним во всем, или вообще не приближаться эмоционально, используя партнера только как внешний объект — сексуальный или «приз за достижение», и порывая с ним отношения, как только начнут возникать чувства нежности и привязанности.

Мечта зависимого человека — это возможность найти волшебный способ навсегда устранить сепарационную тревогу, то есть удержать партнера в его функции рядом с собой навеки.


Формирование зависимого паттерна

Каждый из партнеров играет привычную ему роль в отношениях, и тревога в случае угрозы стабильности отношений у обоих одинаковая. Почему мы играем их будто бы против своей воли и одновременно отчаянно за них держимся?

Для поиска ответа я обращусь к тому периоду, когда зависимость естественна и неизбежна для человека — к детству.
В каждом «физически — психологическом» возрасте ребенок нуждается в особом сочетании объема и качества фрустрации и поддержки со стороны родителя для овладения новыми навыками владения своим телом и своей психикой.

Если этот баланс оптимален, то ребенок обучается новым действиям и новым переживаниям, у него формируется чувство уверенности в себе. Если же нет, то овладение навыком либо задерживается (родитель делает за ребенка больше, чем требуется, предоставляет ему меньше ответственности, чем он мог бы освоить), либо навыки формируются рывком («скорее бы ты вырос уже!»), без опоры на прочный фундамент повторения и тренировок. В обоих случаях у ребенка формируется неуверенность в своих силах.

В зависимости от того, что именно одобрял родитель, — покорность, покладистость, опору на родительскую поддержку при снижении собственной инициативы, или наоборот — самостоятельность, инициативность и эмоциональную отстраненность ребенка, он так и вел себя с ним и с окружающими.

Отклонение от этого стиля поведения наказывалось родителем эмоциональным отчуждением от ребенка. И для маленького человечка — это самое страшное, поскольку угрожает утратой связи с родителем, потерей его поддержки, а он еще не чувствует себя способным самостоятельно выживать в мире.

В результате ребенок так и не получил подтверждение, что его потребности имеют значение, и могут быть удовлетворены теми, от кого он зависим в силу своего возраста.

Если ребенок не может получить удовлетворения от родителя, обращаясь к нему прямо, то он начинает изучать, как этого удовлетворения можно добиться иначе. «Исследуя» мать, ребенок начинает использовать ее собственную потребность в контакте, откликаясь на нее так, как она хочет — цепляясь за нее или держась на дистанции.

В результате интроецируются не столько нормы и правила, сколько целиком стиль поведения. Это и есть зависимое поведение, то есть зависящее от одобрения родителя и устраняющее тревогу. Такое поведение может быть как прилипающим, которое и принято называть зависимым, так и отчужденным, которое я буду называть контрзависимым.

К слову: внутри каждой тенденции мы тоже можем наблюдать два состояния — благополучия или компенсации и не благополучия, то есть фрустрации.

В состоянии компенсации зависимый человек будет выглядеть теплым, общительным, с разной степенью навязчивости в своей заботе и тревожно озабоченным мнением о себе окружающих, стремящимся предотвратить конфликт и любые проявления агрессии.

В состоянии декомпенсации этот же человек может быть агрессивно требовательным, обидчивым, крайне навязчивым и как будто лишенным всяких представлений о такте и личностных границах.

В состоянии компенсации контрзависимый человек будет выглядеть самодостаточным, отстаивающим свою позицию, смелым и независимым.

В состоянии декомпенсации он может обнаружить состояния беспомощности, парализованности инициативы, испуганным или агрессивным до жестокости. Этот феномен называется «внутриличностное расщепление», я буду говорить о нем позже.

Постепенно ребенок обучается такому поведению в отношении родителя, которое его минимально ранит, обеспечивает удовлетворение потребностей, предотвращает угрозу наказания, улучшает эмоциональное состояние.

Он добивается своего, заменяя прямое обращение к матери со своими чувствами и потребностями на действие в ее адрес, то есть обучается провоцировать в другом человеке эмоции, которые подталкивают мать на необходимые «провокатору» действия.

Можно вызывать в другом человеке такие эмоции, которые он захочет продлить, но также и те, от которых он захочет избавиться. Вместо обмена чувствами обучаются обмениваться действиями, которые «переводятся» как сигналы любви или отвержения.

Взаиморегуляция (узнавание и учет эмоциональных сигналов друг друга для поддержания отношений) уступает место взаимному контролю. Постепенно развивается система эмоционального воздействия друг на друга, принуждающая партнеров к взаимным действиям как к единственному средству избавиться от напряжения или продлить удовольствие. У ребенка нет альтернативы, как себя вести, чтобы выжить, ему приходится подчиняться сильному…

Зависимый человек научается распознавать только те чувства, которые ему назвали и помогли соотнести с телесными ощущениями. Вот это — «страх», это означает «опасность», а вот эти ощущения называются «усталость» и означают потребность в отдыхе.

Если ему твердили, что злиться и обижаться плохо, то высока вероятность, что он не будет распознавать в себе эти чувства или не будет знать, что с ними делать. Такой человек вырастает с «пустотами» в опыте, он умеет только то, что «было можно» в его семье.

Чем жестче были внутрисемейные требования, тем уже оказывается диапазон чувств и поведения человека в будущем. Кроме того, родитель, требуя от ребенка определенного поведения и наказывая за «отклонения», часто оставляет его один на один с тяжелыми переживаниями, которые «застревают» в нем болью, страхом, бессилием.

С ребенком не говорят о них или отвергают его страдание как малозначимое. Или вместо сочувствия и внимания он получает подарок — игрушку, конфету, вещь. Как будто этот предмет, каким бы ценным ни оказался, способен заменить живую любовь и отклик на чувства.

И человек оказывается неспособным иметь дело с собственными переживаниями, возникающими в результате фрустраций, иначе, чем избегать ситуаций, где они могли бы возникнуть. Или «утешаться» суррогатом любви — вещью, едой, химическим веществом.

А дальше психика стремиться «доразвиться», научиться тому, что не смогла — не захотела — не сумела развить в отношениях с родителем. Наши неуспехи требуют «нового завершения», компенсаций, они остаются в памяти бессознательного, сохраняя вызванное ими напряжение. Те из них, которые сопровождались переживанием бессилия и беспомощности, запоминаются особенно прочно, и эффект незавершенного действия «ответственен» за повторяющиеся попытки «переписать сюжет», устранить боль поражения.

В повторяющемся паттерне мы воспроизводим наш опыт бессилия в надежде но «новое решение», «восстановление справедливости», закрепившийся в отношениях с родителями нашего детства. Повторяется структура отношений, с их ожиданиями и фрустрациями, способы поведения, сформированные ребенком, на основании выводов (травматические решения), к которым пришло детское мышление с его наглядно-действенными и алогичными свойствами.

Травматический опыт пугает и останавливает возможность экспериментирования с ним, отсюда такая ригидность детских паттернов внутри взрослого. Вырастая, мы повторяем эти схемы с другими людьми и в отношениях совсем другого типа — любовных, дружеских.

С ними мы неосознанно оживляем и свои надежды (эти люди ассоциативно, своим поведением и манерами напоминают нам «главных фрустраторов» детства), и свои попытки удержать их в той функции, в какой они нужны были нам тогда, и те способы воздействия, которыми мы пользовались в детстве.

Однако приемы, которые позволяли нам в детстве «добыть» любовь или избежать наказания в отношениях со взрослыми, теперь могут оказаться весьма неудачными в отношениях с равными партнерами, которые либо не поддаются на наши манипуляции, либо умеют манипулировать еще более изысканно, и все время нас «переигрывают», лишая необходимого «объема» любви и признания. То, что в детстве было единственно успешным поведением в отношениях с родителем, во взрослой жизни становится ошибкой.

Но травматический опыт упрям: это «работало» тогда, а значит, может сработать и снова. Надо лишь сильно постараться, поискать кого-то более подходящего, легко откликающегося, то есть выросшего в похожих условиях и поддающегося на те же манипуляции. Это и есть «хороший партнер» для зависимого человека.
Так повторяется поведение, основанное на страхе потери и переживании нехватки собственных ресурсов. Это — «матрица» отношений привязанности из нашего прошлого.

Условия нового развития

Изменение возможно, если с каким-то человеком сложатся отношения, свободные от тех фрустраций, которые приостановили развитие нашей опоры на себя. Для этого необходимо, чтобы человек смог выполнить роль символического родителя: отказаться от собственного удовлетворения в контакте ради потребностей зависимого человека и развития его способности заботиться о себе. Чем «моложе» травма, тем больше потребуется самоотречений. Довольно сложная задача для отношений.

В обычной жизни зависимый находит «приблизительное» решение — он выбирает такого же травмированного человека, который будет выполнять эту роль ради «не расставания». Но здесь его ждет сильное разочарование: тот, другой, хотя и признал, что главная ценность — оставаться вместе, но тоже хочет восполнения своих дефицитов в области самоподдержки, и одних гарантий на «вечность связи» ему мало.

Зависимому человеку трудно быть «ресурсом любви и уважения» для партнера в силу своей собственной нуждаемости. Именно поэтому отношения двух зависимых людей всегда конфликтны, несмотря на «общий интерес» в главном — навсегда быть вместе.

Они не могут расстаться, но и не могут быть счастливы, поскольку их способность выполнять родительскую функцию друг для друга ограничена их хорошим состоянием, а в своей декомпенсации, в «трудную минуту», каждый из них может заботиться только о себе.

Партнер это переживает как — «он меня бросает». «Трудная минута» — это ситуация, где столкнулись интересы обоих, и у каждого актуализировалась сепарационная тревога. Поскольку избежать столкновения интересов в совместной жизни невозможно, то для каждого регулярно повторяются ситуации сепарационной тревоги, периоды надежды, когда партнер «правильно функционирует», сменяются периодами разочарования и отчаяния, когда партнер «бросает» (вечность «слияния» постоянно подвергается новым угрозам его разрыва, то есть происходит ретравматизация обоих).

Эти циклы бесконечны и причиняют страдания, поскольку отказаться от надежды невозможно, а сохранять ее постоянно не получается.

Почему «это» не «лечится» жизнью?

Развитие происходит через повторение и боль, переход в новый возраст — это не только обретение новых ресурсов, большей ответственности, но и утрата прежних детских привилегий. Нормальное развитие сопровождает печаль утраты привилегий детства и тревога перед новой ответственностью.

Если мы говорим о невротическом развитии, то речь идет о признании невозможности прежней близости с родителем, прошлой безопасности, признание, что чего-то в жизни не случилось и не случится уже никогда, и чего-то ты оказался лишен в отличие от других.

Сначала столкновение с этими фактами переживается как насилие над собой, вызывая отчаяние и ярость, отрицание утраты и попытки найти компромиссное решение (чем и становятся зависимые отношения с их «вечностью» и слиянием).

Конечно, это непросто, вместе с потерей надежды на обретение «идеального родителя» человек утрачивает куда больше — мечту о чуде «вечного детства» с его «безнаказанными» удовольствиями и подарками…Решением здесь будет не осуществление мечтаний о слиянии или воспроизведение страданий отделения, а проживание чувств, которые были избегнуты в результате образования невротических схем.

Горевание — естественный процесс примирения с невозможным и принятием ограничений жизни. В этой своей функции оно становится доступным только в подростковом возрасте, когда личность уже достаточно прочна, чтобы опираться на внутренние ресурсы, поддерживающие ее психологическое существование, и утрата объекта любви детства или мечты о его обретении может быть осмыслена и принята как неизбежная для всех людей часть жизни.

Партнером, который будет заботиться о зависимом, отказываясь от собственного прямого удовлетворения, может быть тот, кто сам способен обеспечивать себе «контейнер» для тревоги, то есть функционально не нуждаться в другом.

При этом, чтобы он не истощался, удерживая свои границы от «манипулятивных вторжений», и сохранял расположение к зависимому, ему должна быть какая-то компенсация. Самым подходящим для этой роли оказывается… психотерапевт: человек внешний относительно обычной жизни зависимого, и, в силу своих профессиональных знаний, умеющий «правильно заботиться».

С одной стороны, терапевт стабильно присутствует, с другой — в контакте с зависимым он находится не всегда, а в строго отведенное время, а деньги, которые получает за свою работу, и есть необходимая компенсация за его усилия в отношении чужого для него человека.

Деньги — это посредник между клиентом и терапевтом, дающий последнему возможность удовлетворения в любой подходящей для него форме, не используя эмоциональный контакт с клиентом для удовлетворения своих потребностей в любви и уважении. А это и означает, что личной заинтересованностью терапевта будет развитие личности клиента, а не удерживание его в некой «роли» рядом с собой.

В регулярной терапии за счет устойчивого сеттинга удается воспроизвести ситуацию развития отношений привязанности, в которой присутствует и поддержка (надежное присутствие и эмпатическое понимание состояния зависимого и его конфликтов, что позволяет терапевту сохранять принимающую позицию и перед лицом агрессии, и перед лицом любви клиента, удерживаясь при этом от вовлеченности в жизнь и переживания зависимого, что ограждает терапевта от вторжений в обычную жизнь клиента и сохраняет границы отношений), и фрустрация для зависимого (ограниченное время присутствия терапевта, соблюдение дистанции в отношениях).

Это дает ему возможность снова актуализировать, пережить и завершить те травмирующие чувства, которые связаны с непостоянным присутствием объекта и его несовершенством, что и составляет суть фрустраций детства в области привязанности. В отличие от реального партнера, который не сможет обеспечить необходимые условия для развития, каким бы «хорошим» он ни был, в силу личной заинтересованности в удовлетворении своих потребностей именно в контакте с зависимым.

Мы становимся людьми потому, что нас любят, то есть обеспечивают необходимым эмоциональным вниманием. Эмоциональная связь — это нить, которая соединяет нас с миром других людей. И прорастает она внутри человека только в ответ на существующую рядом такую же потребность в привязанности. Если она оказалась оборванной или недостаточно прочной, чтобы давать чувство причастности к другим людям, то восстановить ее можно только через новое обращение в эмоциональный контакт.

Если человек вырастает с «дефицитом любви», то есть с опытом невнимания к своей эмоциональной жизни, это приводит к формированию цепляющегося или отчужденного поведения в той или иной степени. Одни пытаются восполнить этот дефицит в любых более-менее подходящих отношениях, а другие и вовсе отказываются от эмоционально близких отношений.

И в обоих случаях люди очень чувствительны к угрозе нового невнимания, то есть остаются зависимыми. То, что рождается, существует и «повредилось» в контакте, может быть сформировано и восстановлено только в контакте, то есть в ситуации эмоциональной откликаемости одного человека на другого.

И этот отклик должен соответствовать «потребностям возраста повреждения». Это и есть «травма развития» — повреждение эмоциональной связи с человеком, от которого зависело выживание ребенка.

Для ее диагностики и использования в процессе установления новых эмоциональных связей требуются особые знания и навыки. Травму развития невозможно «вылечить» внутренними самоманипуляциями или только манипуляциями с внутренними объектами под чьим-то руководством, а уж тем более — технологиями, меняющими параметры восприятия.

Бессознательное можно пытаться обманывать, часто оно «радо обманываться», поскольку «хочет» гармоничной жизни. Но оно не настолько «глупо» или «маниакально-радостно», чтобы не распознать, что изменение параметров восприятия и «перекодировка сигналов» — это не любовь и не забота.

Травму развития, чувства, ее сопровождающие, повышенную чувствительность к факторам травмы можно подвергнуть десенсибилизации, снизить интенсивность ее переживания, но устранить переживание нехватки любви и признания, чувства собственной уязвимости без восстановления прочной и безопасной эмоциональной связи с другим человеком — невозможно.

И в этом смысле травма развития принципиально отличается от ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство) как от травмы взрослой личности, обладающей изначально необходимым потенциалом для жизни и развития.

Взрослый человек оказывается в плену детских ран и ограничений, которые стали самоограничениями, естественными настолько, что другая жизнь просто не мыслится, а способы их «залечивания» или избегания оказываются ригидными и неудобными… Такую фиксацию чувств и способов поведения, сформировавшихся в детстве и не получающих развития и во взрослой жизни, называют инфантильным неврозом. И эта «рана» не залечивается жизнью.

Инфантильный невроз может смягчить свои формы за счет приобретения человеком опыта и прироста мудрости (если последнее происходит). Но в жизни тех людей, у которых в прошлом было много насилия, особенно физического, он не может даже смягчаться.

Зависимый человек видит свое «счастье» как восстановление «хорошего слияния» с «добрым объектом», восполняющим все его дефициты и возмещающим все нанесенные ущербы. И это мечта имеет корни в очень раннем детстве, когда мама была еще так могущественна, что могла «собой закрыть» все фрустрации ребенка. Но чем он становился старше, тем сложнее одной маме было удовлетворять все его потребности, да еще так, чтобы избежать фрустраций.

Разочарование в мощи мамы и принятии на себя функций заботы все в большем объеме — естественный процесс развития человека. Если случилось так, что ребенок раньше времени узнал тяжесть фрустрации и боль одиночества, когда эмоционально еще не был готов с ними справиться — этот ущерб невосполним. Никто не «закроет собой» все «провалы» в жизни взрослого человека. И «лечение» заключается не в воспроизведении первичного симбиоза, а в переживании его утраты.

К сожалению, жизнь устроена так, что не дозирует нагрузки, и раненый взрослый получает в ней новые травмы.

Терапия становится ресурсом для «выздоровления» в том смысле, что внутри терапевтических отношений возможно как раз «дозированное» разочарование, такое, которое человек может «переварить» без ущерба своему самоуважению и чувству защищенности и постепенно наращивать внутреннюю устойчивость.

***********************************************************************

 Запись на консультацию

Двойные послания в детстве, ведущие к психической травме

Двойные послания в детстве, ведущие к психической травме

razbilbutilkuogolovusledovatelyaМихаил Петрушин

«Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение» (Мат. 10: 34-39)

«Только то, что разделено, можно соединить»
Карл Густав Юнг

Бывает так, что близкий человек ведет себя противоречиво и непредсказуемо. В детстве этими единственным близкими людьми являются родители. И так случается, что ребенок растет среди парадоксов типа: «Приказываю тебе не выполнять моих приказов» или «Не разрешаю тебе выполнять мои приказы». То есть ребенку посылаются два невыполнимых требования – одно на вербальном уровне, а другое выражается невербально. Требование обычно посылается в очень эмоциональной форме или в абсолютно неэмоциональной (холодной), но содержит в себе большой эмоциональный заряд.

Это про то, что: говорю одно, делаю или показываю жестом, тоном, позой другое. Желаю одно, а поступаю по-другому. В итоге: хочется как лучше, получается как всегда. Или: почему меня просят быть честным, если меня самого обманывают? Но это в легком варианте и обычное дело.

Однако, противоречивые послания могут быть объемнее, такими, например: на словах я тебя люблю, а невербально – я тебя ненавижу. На словах – ты свободен и делай что хочешь, невербально или косвенными действиями – ты дрянь и будешь делать то, что я скажу.

Ребенку предлагают говорить свободно, но критикуют и заставляют замолчать каждый раз, когда он это делает. Например, каждый раз заставляют замолчать родительским гневом.
Ребенку говорят, что его любят, но всем поведением и эмоциями показывают, что он не нужен, или ему завидуют (за то, что он/она молод, талантлив?), или его ненавидят, или отвергают.
На ребенка могут внезапно агрессивно напасть (к примеру, орут и ругают на него в ответ: никогда не ори на меня, скотина!), могут сильно наказывать за вранье, в то время как сами постоянно обманывают его, посылая двойные послания. Или «желать лучшего», а делать худшее. Запрещать подростковые романы, лишать подростковой спонтанной бунтарской жизни, самопознания, заставляя разными способами рано взрослеть и «вести себя по-взрослому». Требовать достижений, то есть использовать как собственную часть, которой будут восхищаться.

Другими словами, игнорировать уязвимую детскую суть ребенка, его подлинные потребности и желания, не интересуясь его возможными проблемами и внутренним миром. Который — что естественно — будем максимально закрыт иногда не только для родителя, но и для самого ребенка. То есть бессознательно отвергать его и так далее. Безусловно, ребенок постарается выполнить всё, чтобы его не отвергли, то есть может быть крайне послушным. Либо наоборот, в какой-то момент отношения с родителем становятся на долгое время очень конфликтными. Могут быть самые разные варианты.

Суть в том, что ребенок здесь – жертва, и он не может защищаться и обвинять родителя в том, что она/он общается с ним с помощью двойных посланий. У него нет возможности понять это интеллектуально, так как двойные послания вовсю посылаются тогда, когда говорить-то толком ребенок еще не умеет. К тому же родитель — это слишком близкий для него человек, в общении с которым больше чувств, эмоций и зависимости, поэтому даже когда ребенок повзрослел, не вовлекаться в двойные послания трудно. Разрыв связи — это прямая конфронтация с тем единственным человеком, который на этом белом свете обеспечивает жизнь ребенка.

То есть мягкая конфронтация невозможна, так как есть сильная зависимость и сильные эмоции и чувства. Разрыв отношений тоже затруднителен, так как ребенок слишком мал. Следовательно, покинуть ситуацию мало шансов. Более вербальные и сложные проявления двойных посланий, когда ребенок уже подросток – это всегда следствие простых и более сильных по своему травмирующему эффекту противоречивых посланий в детстве (люблю – ненавижу, люблю – завидую, люблю — отвергаю, люблю — игнорирую, люблю — боюсь и т.п.).

В полной семье раскачивать психику ребенка, формируя нарциссическое расстройство, пограничную организацию, или закрывать ее в шизоидный мир противоречивыми посланиями могут оба родителя – один противоречит другому. Double bind (двойные послания) повторяется и повторяется, закрепляется, то есть является повторяющимся травматичным переживанием. И еще раз – вербально одно, невербально (тоном, жестами, действиями) – другое. Другое – потому что у родителя самого был опыт double bind, который он теперь бессознательно воспроизводит. Выйти из ситуации невозможно, поговорить об этих противоречивых странностях тоже нельзя (например, родитель реагирует гневом, агрессией, обидой или избеганием общения).

В контексте двойных посланий мы можем говорить о самых разных видах характера и психической организации: шизоидном, нарциссическом, истероидном, пограничной организации. Когда ребенка любят-ненавидят, соблазняют-наказывают, когда ребенка любят-завидуют, используют для самовосхваления, отвергая глубинные живые потребности и уязвимость. И хотя психика структурируется постепенно и в течение многих лет жизни, здесь речь идет о спектре достаточно ранних расстройств (с начала жизни ребенка и до 1,5-2-х летнего периода жизни ребенка).

Итогом может быть уход в себя, в интровертированный мир, невозможность выстраивать связи с другими людьми. Однако, чаще наоборот — уход в интеллект, в активную постоянную деятельность без передышки, при достаточно успешной внешней жизни, вполне экстравертной. Тут часто можно услышать: «какая взрослая» или «какой взрослый», имея ввиду зрелость не по годам. Возможно, в аутоагрессию, сильный гнев, внутреннее напряжение, которое проявляется как психически во снах (пугающие, преследующие, раскалывающие, разрезающие уничтожающие, насилующие образы), так и соматически. Будто говорит в какой-то момент, часто неожиданно пришедший и переломный: не позволю двигаться дальше и развиваться! Иногда завлекает в кризис — тот самый жестокий и карающий «Внутренний критик».

Это могут быть перепады настроения, появление энергии и через какое-то время сильное опустошение.

Это про бесчувственность, слабые чувства и сильное компенсаторное мышление. Или очень сильные чувства.

Это – исключительная независимость. Или наоборот, желание созависимых отношений, стремление идеализировать и вовлекаться в трудные отношения. Вовлечение в неадекватные ситуации и отношения с резкими чувствами, приближением-отвержением, внезапными разочарованиями в человеке. Или избегание близких связей и контактов. Это может быть внутреннее одиночество, такая вечная зима, когда за окном – весна, при том что внешне оно практически не проявляется (при успешной карьере, активности и т.д.).
Иногда это очень трудно выразить — чувство, что внутри чего-то постоянно не хватает. При том, что всё есть.

1369488327_stalker

Это могут быть страхи, или привычка воспринимать все буквально, так как проекции на внешний мир — людей, события — сильны и прочно связаны с внутренним состоянием человека. Глубинно это боязнь будущего развития, возможно, это постоянные мысли о будущем в негативном свете. Жизнь превращается из самоотдачи и восполнения, свободы и витальности в постоянную систему самосохранения с повышенным требованием безопасности. Все, что близко, интимно, или не удается увидеть буквально (например, новые отношения, возможности или будущее) – сразу у человека включается «restricted area». Запретная зона, проход запрещен. Не трожьте. Отвергну. Или убегу-закроюсь. Или приближу, а потом — накажу. Или каждый раз разочаруюсь, а может никто и не нужен?

Конечно, и такое встречается достаточно часто. Снова повторю: родители сами когда-то могли жить среди двойных посланий, теперь проигрывают их собственное прошлое.

Здесь нет виновных, а есть просто передача: называют её трансгенерационной, то есть проходящей через поколения. Юнг называл такой семейный характер передачи «проклятием Артридов», взяв за пример персонажей из греческой мифологии. Поэтому можно сказать, что сложный период или ситуация — это этап развития на пути человека. Вопрос в том, насколько постоянно такое происходило? Насколько сильно это повлияло? И, главное, продолжает влиять на человека, удерживать его в той ситуации, уже повзрослевшего, и требовать как бы «перезапуска» той рассогласованности двойными посланиями через разные виды трудностей, ситуаций, симптомов, дискомфорта и т.д. «Перезапуска» — в надежде дополнить недостающее и двигаться дальше. Если угодно, разгадать то самое «проклятие», где ключом к разгадке будет кризисная ситуация.

Это то, что является центральным для проживания, прочувствования, проработки в психотерапевтическом пространстве. В безопасных, новых, доверительных отношениях с четкими границами, с желанием освободиться. В близких отношениях без двойных посланий для полной, сложной, разной и свободной жизни.

*****************************************************************************

Причины, блокирующие денежный поток

Причины, блокирующие денежный поток

Евгения Медведева

Самая первая причина — это страх.

Страх, который возникает при мысли о деньгах или когда держишь в руках. Страхи бывают разные — как страх потерять деньги, страх остаться без денег, страх, что уйдут последние деньги, страх неправильно распорядиться, что-то неверное сделать, так и страх иметь деньги в количестве, превышающем привычную зону комфорта.

Страх может проявляться как ступор, непонимание, что делать, как паника, как избегание ответственности или принятия решений, касающихся денег, незнание, что же делать с деньгами. Страх не дает осознанно распоряжаться деньгами, принимать верные финансовые решения, часто блокирует вовсе поступление денег.

Возможное решение. Посмотреть в глаза страху. Не убегать, а признать, встретиться лицом к лицу, прожить и найти путь освобождения.

Вторая — родовые и семейные программы, ограничивающие установки и убеждения.

Программы могут быть разными. Например, деньги достаются тяжелым трудом, денег много не бывает, сколько ни работай, денег больше не станет, не в деньгах счастье, деньги — это зло, без труда не выловишь и рыбку из пруда, больших денег честным трудом не заработаешь, лучше быть бедным, но честным, мы (наш род) всегда были честными…
Возможное решение. Обнаружить, признать «да, я поступаю так. да, я живу в соответствии с этой программой», она возникла в трудные времена, я это признаю, она принесла такие-то дары в мою жизнь, научила этому, но сейчас настало новое время, время жить по-другому, поэтому я выражаю намерение освободиться от нее (можно поработать по известным вам техникам, если это родовая, то поклониться роду и попросить благословления жить по-другому) и учиться действовать по-другому.

Чтобы их обнаружить, можно использовать метод ассоциаций, когда вы просто выписываете все, что вам в голову придет, когда вы думаете о деньгах, до тех, пока ум не сдастся и не скажет хватит. Когда будете перечитывать список, вы явно заметите повторяющиеся элемента и слова, которые вас цепляют изнутри — это и есть признак программы, которая хранится в вашем подсознании.

Можно воспользоваться еще этим способом: Представьте зеркало и в зеркале вы видите деньги (свои, вообще деньги), что вы чувствуете и что вы ощущаете в теле? Затем спросите себя, почему именно я так чувствую? Почему именно это я ощущаю? Что это чувство и/или ощущение хочет донести до меня?

two 2222

Третья: Занятие духовными практиками, раскрытие своего духовного потенциала.

Очень многие замечают, что как только начинаешь подходить к раскрытию своего духовного потенциала, проявлять его в жизни, так деньги исчезают, часто словно поток перекрыли и все, денег и след простыл.

Часто такое возникает из-за убеждения и опыта, вынесенного из прошлых воплощений, что деньги — это недуховно, деньги и духовность несовместимы, ради духовности нужно отказаться от денег, там где есть деньги, нет духовности, нужно выбирать — духовное или материальное… Но нужно ли?

Возможное решение: Осознано искать пути объединения денег (материального) и духовного в своей жизни. Пересмотреть свое понимание духовности, духовного развития, духовного роста и духовной зрелости.

Так для себя я поняла, что мой духовный стержень внутри, что я обладаю еще и духовной природой, независимо от того, чем я занимаюсь, какую работу я выполняю, получаю ли я деньги, занимаюсь ли сексом, испытываю ли я негативные эмоции, моя духовная природа никуда не девается, она как была внутри, так и есть. Что она во мне есть независимо от того, делаю ли я практики или нет, живу ли я правильно или нет и прочей шелухи. Единственное, позволяю ли я себе ее принимать и исследовать, живя в материальном мире? Но она никак не противоречит ни деньгам, ни отношениям, ни красоте и сексуальности, ни наслаждению жизнью, ни вполне обычной работе, как бы нам не хотелось в это верить.

Еще помните, что именно женщина «ткет» материю в течение 9ти месяцев, именно она является плодородной почвой, где могут взрасти посеянные семена и что не стоит отказываться от своей материальной природы.

Четвертая: Обеты и клятвы, обещания

Не многие обращают внимание именно на это, однако это не значит, что этого нет и это не влияет на жизнь. Это могут быть как невинные детские просьбы — боженька, пусть у мамы все будет хорошо, или пусть бабушка живет, а я буду хорошей и никогда-никогда не буду ничего просить, не возьму денег. Могут быть клятвы — никогда так больше не поступлю, никогда не буду брать денег, никогда так не сделаю… Могут быть вполне осознаваемые обеты, которые тянутся из жизни в жизнь — даю обет скромной жизни, отказываюсь от всего мирского ради служения Богу и пр.

Например, мое обещание было — никогда не брать денег у мужчин. Увидев, насколько это унизительно было, я для себя приняла решение-обещание (что по сути является внутренней клятвой), что я никогда не буду брать денег у мужчин, буду справляться сама. И это внутреннее обещание определяло многое в моих отношениях как с мужчинами вообще, так и со своим любимым.

Возможное решение: Выразить намерение освободиться от обетов, клятв, обещаний, связанных с деньгами (и духовностью, например), и мешающих вашему процветанию. сбережения.

puramid

Пятая: Излишнее накопление, желание отложить на «черный день».

В целом это нормальное желание человека, и нормально иметь сбережения на непредвиденные расходы или ситуации. Это часть нашей жизни. И наверное обязанность каждого человека создать для себя какой-либо резервный фонд, возможно какие-то будущие пенсионные накопления, или просто счет на случай непредвиденных расходов. Искажение возникает, когда этого излишне хочется, когда хочется любую копейку отложить, когда страшно тратить сейчас, а вдруг завтра не будет, а вдруг завтра что-то такое случится… А вдруг завтра будет хорошо или даже лучше, чем сегодня? А вдруг я справлюсь? А вдруг откроются нвоые возможности? А вдруг я смогу заработать больше, чем сейчас? Возможное решение. Принять осознанное решение, какую сумму я хочу и могу откладывать? хочу ли я создавать резервный фонд, некую «подушку безопасности»? Если да, то как я могу это сделать?

Шестая: сознание бедности, подпитываемое внутренними ограничениями, ощущением нехватки, желанием получить что-то за просто так или желанием давать просто так (спасать, помогать, плодить халявщиков), потребностью в экономии, не позволением себе иметь больше, соглашаться на малое, жалеть что-то себе, отказывать в удовлетворении потребностей и пр.

Например, я осознала, как внутри себя сосредоточена на нехватке. Казалось, что я верю в изобилие, и я в него верю, даже не то чтобы верю, а я его вижу во всем, но мне кажется, что оно не для меня, оно для кого-то другого, а принять, что оно может быть в моей жизни — было выше моих сил.

Я верила в ограничение и думала, что если я буду получать больше (позволю себе это), то кто-то будет получать меньше, словно я буду получать больше за счет других, откусывая от их пирога и таким образом обогащаясь за счет других.

Т.е. у меня прописалась мысль еще со времен экономики, что ресурсы ограничены, что есть один пирог большой, и каждый от него стремится откусить как можно больше. И мне всегда казалось, что если я откушу больше, то другим не достанется, что я у них заберу и буду счастлива за счет других. Поэтому еще я не хотела деньги у других брать, мне не хотелось обогащаться за чужой счет.

А это по сути иллюзия — во вселенной всего в изобилии и всего на всех в избытке и что я оказываю услуги и в обмен достойна вознаграждения и пр. Возможное решение. Понимание законов денег (законов движения денег), понимание закона справедливого обмена, законов изобилия, культивирование сознания процветания, позволение себе иметь и принимать больше, позволение себе удовлетворять свои потребности и пр.

Седьмая: дисбаланс.

Это может быть дисбаланс в жизни, например, одной из сфер отдается предпочтение, остальные в забвении, им недостает внимания. Дисбаланс принятия и отдачи. Или же дисбаланс между вами и другими людьми — например, сначала делаете для других, а потом для себя, даете другим, хотя хотелось бы себе.

Наличие дисбаланса сильно бьет по финансам. Точнее они могут выступать индикатором того, что в вашей жизни присутствует дисбаланс и притягивать ваше внимание именно к тем областям, где он есть, чтобы прийти к равновесию. Закон равновесия гласит, что все стремится к равновесию. И следовательно, если где-то есть пробел, то его нужно заполнить.

Возможное решение: Посмотреть, а где в моей жизни отсутствует равновесие? Может быть слишком много внимания уделяю близким и мало себе? Может быть я много отдаю и мало принимаю? Может быть я ничего не прошу для себя? Может быть какая-то сфера моей жизни находится в забвении или вовсе отсутствует?

Восьмая: перекладывание на деньги несвойственной им функции.

Например, потребность в стабильности, безопасности, потребность повысить самооценку за счет денег, потребность доказать, что я чего-то стою. Будут деньги, я буду жить или позволю себе жить. Будет энная сумма на счету, буду чувствовать себя хорошо, в безопасности.

Понятно, что в этом случае нам нужны не сами деньги, а нужно удовлетворить какую-то потребность, и нам кажется, что деньги могут это дать. Так ли это?

Возможное решение. Осознать, что для вас деньги? В чем из роль и назначение? Действительно ли я подразумеваю под деньгами деньги, а не что-то другое? Для чего мне деньги? Проработать травмы, связанные со своей самооценкой, с отношениями с другими людьми и др.

Девятая: Низкая самооценка, отсутствие самоценности, ценности своего труда и времени, энергии и компетентности в том или ином вопросе/сфере.

Здесь название говорит само за себя. Да, часто в нашей культуре нет понимания ценности труда, ценности восстановления после него. Понимания, что только здоровый человек может принимать адекватные решения и выполнять свою работу хорошо. Да и просто понимания, что человек — это высшая ценность. Тогда приходится учиться ценить себя самим и выражать свою ценность в мире.

Возможное решение. Осознавать, в чем моя ценность. Видеть свои сильные стороны и то, как я могу их реализовать. Понимать, что мой труд и время ценны и должны компенсироваться – быть. Нести себя (думать и чувствовать) как человек, достойный процветания, денег, позитивного изобилия.

gold light 8790

Десятая: Финансовая безграмотность.

Нас никто не учил обращению с деньгами, не прививали базовые навыки. Многие слабо представляют, что кроме денег, есть еще множество финансовых инструментов, которые по сути тоже служат деньгами. Это не только акции облигации, это и валютные операции, золотые накопления, страховые и пенсионные фонды. Зато многие прочно усвоили, что деньги — это работа, работа и только работа.

Еще у нас в стране выработался режим недоверия финансовым институтам и

структурам, правительству, потому как есть печальный опыт (помню, как обесценились бабушкины сбережения в Сбербанке), и мы слышим чуть ли не ежемесячно, как у банков отбирают лицензии и людям не выплачивают что-то, мы видим, как деньги обесцениваются на глазах и на них нельзя ничего купить (уже 3й раз всего за какие-то 14 лет). Все это приводит к недоверию деньгам и нежеланию учиться с ними взаимодействовать по-другому.

Ведь тогда окажется, что есть международные финансовые институты и финансовые инструменты, которые позволяют извлекать доход. А также всегда есть дополнительные возможности для получения дохода, даже в условиях кризиса, главное правильно оценить свои возможности и силы.

Возможное решение: Заниматься своим финансовым образованием.

Конечно, это не все возможные причины, какие-то из них для вас могут быть совсем не актуальны.

*******************************************************************************

Эффективно и качественно  проработать  тему денег- свои паттерны, связанные с деньгами,  родовые и семейные программы, ограничивающие установки и убеждения, снять обеты и клятвы, обещания,восстановить баланс отдачи — принятия, найти другие, влиящие на денежный поток, причины можно  с  помощью  синтеза  техник QHS, Teта Хилинг, регрессионная терапия,RPT ,метода  Исцеления временных линий и Rесall Healing.

 Запись на консультацию

Откуда ваши грабли: как сознание влияет на реальность с научной точки зрения

Откуда ваши грабли: как сознание влияет на реальность с научной точки зрения

 Елена Колодий

Откуда ваши грабли: как сознание влияет на реальность с научной точки зрения

Ключевое открытие, сделанное Джо Диспензой (Joe Dispenza), заключается в том, что мозг не отличает физические переживания от душевных. Грубо говоря, клетки «серого вещества» абсолютно не отличают реальное, т.е. материальное, от воображаемого, т.е. от мыслей!

Доктор Джо Диспенза (Joe Dispenza) стал одним из первых, кто начал исследовать влияние сознания на реальность с научной точки зрения. Его теория взаимосвязи между материей и сознанием принесла ему мировую известность после выхода документального фильма «Мы знаем, что делает сигнал».

Мало кто знает, что исследования доктора в области сознания и нейрофизиологии начались с трагического опыта. После того, как Джо Диспенза был сбит машиной, врачи предложили ему скрепить поврежденные позвонки с помощью импланта, который впоследствии мог привести к пожизненным болям. Только так, по мнению врачей, он смог бы снова ходить.

Но Диспенза решил бросить вывоз традиционной медицине и восстановить свое здоровье с помощью силы мысли. Всего через 9 месяцев терапии Диспенза снова мог ходить. Это и послужило толчком к исследованию возможностей сознания.

Первым шагом на этом пути стало общение с людьми, пережившими опыт «спонтанной ремиссии». Это спонтанное и невозможное с точки зрения врачей исцеление человека от тяжелого заболевания без применения традиционного лечения. В ходе опроса Диспенза выяснил, что все люди, прошедшие через подобный опыт, были убеждены в том, что мысль первична по отношению к материи и может исцелять любые заболевания.

Нейронные сети

Теория доктора Диспензы утверждает, что каждый раз, переживая какой-либо опыт, мы «активируем» огромное количество нейронов в нашем мозге, которые в свою очередь влияют на наше физическое состояние.

osoznannoe myshlenie 3

Именно феноменальная сила сознания, благодаря способности к концентрации, создает так называемые синаптические связи – связи между нейронами. Повторяющиеся переживания (ситуации, мысли, чувства) создают устойчивые нейронные связи, называемые нейронными сетями. Каждая сеть является, по сути, определенным воспоминанием, на основе которого наше тело в будущем реагирует на похожие объекты и ситуации.

Согласно Диспензе, все наше прошлое «записано» в нейросетях мозга, которые формируют то, как мы воспринимаем и ощущаем мир в целом и его конкретные объекты в частности. Таким образом, нам лишь кажется, что наши реакции спонтанны. На самом деле, большинство из них запрограммировано устойчивыми нейронными связями. Каждый объект (стимул) активирует ту или иную нейронную сеть, которая в свою очередь вызывает набор определенных химических реакций в организме.

Эти химические реакции заставляют нас действовать или чувствовать себя определенным образом – бежать или застывать на месте, радоваться или огорчаться, возбуждаться или впадать в апатию и т.д. Все наши эмоциональные реакции – не более чем результат химических процессов, обусловленных сложившимися нейросетями, и основываются они на прошлом опыте. Другими словами, в 99% случаев мы воспринимаем реальность не такой, какая она есть, а интерпретируем ее на основе готовых образов из прошлого.

Основное правило нейрофизиологии звучит так: нервы, которые используются вместе, соединяются. Это значит, что нейросети образуются в результате повторения и закрепления опыта. Если же опыт долгое время не воспроизводится, то нейросети распадаются. Таким образом, привычка образуется в результате регулярного «нажимания» кнопки одной и той же нейросети. Так формируются автоматические реакции и условные рефлексы – вы еще не успели подумать и осознать, что происходит, а ваше тело уже реагирует определенным образом.

 

Сила внимания

Только вдумайтесь: наш характер, наши привычки, наша личность являются всего лишь набором устойчивых нейросетей, которые мы в любой момент можем ослабить или укрепить благодаря осознанному восприятию действительности! Концентрируя внимание осознанно и выборочно на том, чего мы хотим достичь, мы создаем новые нейронные сети.

osoznannoe myshlenie 2

Раньше ученые считали, что мозг является статичным, но исследования нейрофизиологов показывают, что абсолютно каждый малейший опыт производит в нем тысячи и миллионы нейронных изменений, которые отражаются на организме в целом. В своей книге «Эволюция нашего мозга, наука изменять наше сознание» Джо Диспенза задает логичный вопрос: если мы будем с помощью нашего мышления вызывать в организме определенные негативные состояния, то не станет ли в итоге это аномальное состояние нормой?

Диспенза провел специальный эксперимент для подтверждения возможностей нашего сознания.

Люди из одной группы в течение часа ежедневно нажимали на пружинистый механизм одним и тем же пальцем. Люди из другой группы должны были только представлять, что нажимают. В результате пальцы людей из первой группы окрепли на 30%, а из второй – на 22%. Такое влияние чисто мысленной практики на физические параметры – результат работы нейронных сетей. Так Джо Диспенза доказал, что для мозга и нейронов нет никакой разницы между реальным и мысленным опытом. А значит, если мы уделяем внимание негативным мыслям, наш мозг воспринимает их как реальность и вызывает соответствующие изменения в теле. Например, болезнь, страх, депрессию, всплеск агрессии и т.д.

 

Откуда грабли?

Еще один вывод из исследований Диспензы касается наших эмоций. Устойчивые нейронные сети формируют неосознанные паттерны эмоционального поведения, т.е. склонность к тем или иным формам эмоционального реагирования. В свою очередь, это ведет к повторяющемуся опыту в жизни.

Мы наступаем на одни и те же грабли только потому, что не осознаем причины их появления! А причина проста – каждая эмоция «ощущается» вследствие выброса в тело определенного набора химических веществ, и наш организм просто становится в некотором роде «зависим» от этих химических сочетаний. Осознав эту зависимость именно как физиологическую зависимость от химических веществ, мы можем от нее избавиться.

Необходим только сознательный подход.

Сегодня посмотрела лекцию Джо Диспенза «Сломай привычку быть собой» и подумалось: «Таким ученым золотые памятники надо ставить…» Биохимик, нейрофизиолог, нейропсихолог, хиропрактик, отец троих детей (двое из которых по инициативе Диспензы родились под водой, хотя 23 года назад в США этот способ считался полным сумасшествием) и очень обаятельный в общении человек. Лекции читает с таким искрометным юмором, о нейрофизиологии говорит настолько простым и понятным языком — настоящий энтузиаст от науки, просвещающий обычных людей, щедро делясь своим 20-летним научным опытом.

В своих объяснениях он активно использует последние достижения квантовой физики и говорит об уже наступившем времени, когда людям сейчас мало просто узнать о чем-то, но теперь они обязаны применять свои знания на практике:

«Зачем ждать какого-то особого момента или начала нового года для того, чтобы начать кардинально менять свое мышление и жизнь к лучшему? Просто начинайте это делать прямо сейчас: перестаньте проявлять часто повторяющиеся ежедневные негативные моменты поведения, от которых хотите избавиться, например, скажите себе утром :»Сегодня я проживу день, никого не осуждая» или «Сегодня я не буду ныть и жаловаться на все подряд» или «Не буду сегодня раздражаться»….

Старайтесь делать что-то в другом порядке, например, если сначала умывались, а потом чистили зубы, сделайте наоборот. Или возьмите и простите кого-нибудь. Просто так. Ломайте привычные конструкции!!! И вы почувствуете необычные и очень приятные ощущения, вам понравится, уж не говоря о тех глобальных процессах в своем теле и сознании, которые вы этим запустите! Начните привыкать размышлять о себе и беседовать с собой, как с лучшим другом.

Изменение мышления приводит к глубоким изменениям и в физическом теле. Если человек взял и задумался, беспристрастно посмотрев на себя со стороны:

«Кто я?
Почему мне плохо?
Почему я живу так, как не хочу?
Что мне нужно в себе изменить?
Что именно мне мешает?
От чего я хочу избавиться?» и т.д. и почувствовал острое желание не реагировать, как прежде, или не делать чего-то, как прежде,- это значит, что он прошел через процесс «осознания».

Это внутренняя эволюция. В этот момент он совершил скачок. Соответственно личность начинает меняться, а новой личности нужно новое тело.

osoznannoe myshlenie 1

Так происходят спонтанные исцеления: с новым сознанием болезнь больше не может оставаться в теле, т.к. меняется вся биохимия организма (мы меняем мысли, а от этого меняется набор химических элементов, участвующих в процессах, наша внутренняя среда становится токсичной для болезни), и человек выздоравливает.

Зависимое поведение (т.е. аддикцию к чему угодно: от видеоигр до раздражительности) можно определить очень легко: это то, что вам трудно остановить, когда вы хотите.

Если не можете отлипнуть от компьютера и проверяете свою страницу в соцсети каждые 5 минут, или понимаете, например, что раздражительность мешает вашим отношениям, но не можете перестать раздражаться, — знайте, что у вас зависимость не только на ментальном уровне, но и на биохимическом (ваше тело требует вброса гормонов, отвечающих за данное состояние).

Научно доказано, что действие химических элементов длится период от 30 секунд до 2 минут, и если вы продолжаете испытывать то или иное состояние дольше, знайте, что все остальное время вы искусственно поддерживаете его в себе, мыслями провоцируя цикличное возбуждение нейросети и повторный выброс нежелательных гормонов, вызывающих негативные эмоции, т.е. вы сами поддерживаете в себе это состояние!

По большому счету, вы добровольно выбираете свое самочувствие. Лучший совет для таких ситуаций — научитесь переключать свое внимание на что-то другое: природа, спорт, просмотр комедии, да что угодно, способное отвлечь и переключить вас. Резкая перефокусировка внимания позволит ослабить и «потушить» действие гормонов, отвечающих на негативное состояние. Эта способность называется нейропластичностью.

И чем лучше вы разовьете в себе это качество, тем легче вам будет управлять своими реакциями, что, по цепочке, приведет к огромному множеству изменений в вашем восприятии внешнего мира и внутреннему состоянию. Данный процесс и называется эволюцией.

Потому что новые мысли приводят к новому выбору, новый выбор ведет к новому поведению, новое поведение ведет к новому опыту, новый опыт ведет к новым эмоциям, которые, вместе с новой информацией из окружающего мира, начинают менять ваши гены эпигенетически (т.е. вторично). А потом эти новые эмоции, в свою очередь, начинают вызывать новые мысли, и так вы развиваете самоуважение, уверенность в себе и т.д. Именно таким образом мы можем усовершенствовать себя и, соответственно, свою жизнь.

Депрессия — тоже яркий пример зависимости. Любое состояние зависимости говорит о биохимическом дисбалансе в теле, а также о дисбалансе в работе связи «сознание-тело»soznanie

Самая большая ошибка людей в том, что они ассоциируют свои эмоции и линии поведения со своей личностью: мы так и говорим «Я нервный», «Я слабовольный», «Я больной», «Я несчастный» и т.д. Они считают, что проявление определенных эмоций идентифицирует их личность, поэтому постоянно подсознательно стремятся повторять схему реагирования или состояние (например, физическую болезнь или депрессию), как бы подтверждая себе каждый раз, кто они такие. Даже если сами очень страдают при этом! Огромное заблуждение. Любое нежелательное состояние можно при желании убрать, а возможности каждого человека ограничены только его фантазией.

 

И когда хотите изменений в жизни, представьте четко, чего именно вы желаете, но не разрабатывайте в уме «жесткий план» того, КАК ИМЕННО это произойдет, для возможности «выбора» самого лучшего для вас варианта, который может оказаться совершенно неожиданным.

Достаточно внутренне расслабиться и попытаться порадоваться от души тому, что еще не произошло, но обязательно произойдет. Знаете почему? Потому что на квантовом уровне реальности это уже произошло, при условии, что вы четко представили и от души порадовались. Именно с квантового уровня начинается зарождение материализации событий.

Так начните действовать сначала там. Люди привыкли радоваться только тому, что «можно потрогать», что уже реализовалось. Но мы не привыкли доверять самим себе и своим способностям к СО-ТВОРЕНИЮ реальности, хотя занимаемся этим каждый день и, в основном, на негативной волне. Достаточно вспомнить, как часто реализуются наши опасения, хотя эти события ведь тоже сформированы нами, только без контроля… А вот когда вы выработаете в себе способность к контролю над мышлением и эмоциями, начнут происходить настоящие чудеса.

Поверьте, я могу привести тысячи прекрасных и воодушевляющих примеров. Знаете, когда кто-то улыбается и говорит, что что-то произойдет, а его спрашивают: «Откуда ты знаешь?», а он спокойно отвечает: «Просто знаю…». Это яркий пример контролируемой реализации событий… Уверен, что абсолютно каждый хоть раз испытывал это особое состояние.»

«Самой главной нашей привычкой должна стать привычка быть самими собой».
Joe Dispenza

И еще Диспенза советует: никогда не переставайте учиться. Лучше всего информация усваивается, когда человек удивлен. Старайтесь каждый день узнавать что-то новое — это развивает и тренирует ваш мозг, создавая новые нейронные связи, что в свою очередь, будет менять и развивать вашу способность к осознанному мышлению, которое поможет вам смоделировать вашу собственную счастливую и полноценную реальность.

 Запись на консультацию

Управление «не-контактом». Когда отстранение от матери – самый здоровый выбор

Управление «не-контактом». Когда отстранение от матери – самый здоровый выбор

Решение не идти на контакт с членом семьи – глубоко личное.

Для некоторых из нас исцеление материнской раны возможно только в контакте с матерью. В этом сценарии исцеление создает новое, более глубокое соединение между матерью и дочерью, – и это бесконечно прекрасно. Я видела, как это происходит, и это поистине вдохновляет.

Но для некоторых из нас невозможно исцелиться, оставаясь в контакте с матерью.

Отстранение от члена семьи всё еще считается табу, особенно если речь идет о матери. Иногда достаточно небольшой дистанции и краткосрочного отстранения. В других случаях отстранение может быть постоянным. Требуется невероятная сила и мужество, чтобы пройти через это.

Что может привести к отстранению?

Есть много причин, по которым люди принимают такое решение. Но корень его – в осознании того, что дисфункциональное поведение вашей матери стоит вам вашего эмоционального и ментального равновесия, и вы уже просто не в состоянии платить эту цену.

Я верю, что такое решение не принимается из легкомыслия или бравады. Чаще всего к этому приходят после долгих лет попыток самыми разными способами сохранить эту связь и перевести ее на более высокий уровень. В определенный моментцена становится слишком высока, и вам нужно принять решение.

Это может быть самое сложное решение в вашей жизни. И в то же время самое освобождающее.

Семья – это сложная система. Когда кто-то перестает играть в ней свою обычную роль, система переживает своего рода разгерметизацию или хаос. Конфликт может привести к трансформации всей системы и переходу на более высокий уровень, если члены семьи открыты и готовы к росту и обучению. Но, к сожалению, иногда готовность расти и попытка привнести изменения наталкиваются на сопротивление семьи.  В таком случае у человека, желающего расти,есть выбор: оставаться в токсичной и дисфункциональной среде или же уйти из нездоровой системы. Выбор прервать контакт чаще всего делается, когда очевидно, что исцеление в семейной системе невозможно.

Дочь часто играет роль посредника, козла отпущения, хранителя секретов или опекуна эмоций. Если дочь находится на пути к взрослению и хочет выйти за рамки типичной семейной роли (возможно, становясь сильнее, формируя границы, отказываясь терпеть плохое обращение и т.д.), её решение неизбежно приводит к переменам. Степень хаоса в результате этого указывает, насколько в целом дисфункциональна эта семейная система.

Если члены семьи относительно здоровы, стабильны и открыты, семья может прийти к равновесию без особого хаоса. Однако, если члены семьи сами глубоко травмированы и изранены, развитие дочери может восприниматься как серьезная угроза для семейной системы. В таком случае хаос может глубоко дестабилизировать ситуацию, и с ним очень сложно справиться. Здесь очень важна поддержка.

Бессознательная попытка удерживать равновесие и сопротивляться изменениям может привести к нападкам на дочь. Распространённая и опасная реакция состоит в «патологизации» дочери. Тогда причина конфликта видится в какой-то патологии дочери. Формируется следующее послание: “Твоя неспособность продолжать игру в семейной системе в отведенной тебе роли указывает на то, что с тобой что-то не в порядке.” Это основанное на унижении послание – по сути, отказ матери или другого члена семьи от честного осмысления своего собственного поведения и взятия ответственности. Уровень ментальной стабильности дочери, ее сексуальная активность, ее прошлые ошибки, всё в ней может быть открыто поставлено под вопрос, кроме роли матери в конфликте.

Удивительно, как яро люди сопротивляются тому, чтобы посмотреть вглубь себя, и на что они готовы пойти, чтобы оставаться в отрицании, включая даже отвержение своего собственного ребенка. Это на самом деле бессознательная попытка сопротивления переменам путем проецирования всего конфликта или «плохости» на того, кто инициирует трансформацию семейной системы. В конечном итоге, здесь нет ничего личного. Просто так происходит, когда люди, которые закрывают глаза на своё внутреннее состояние, сталкиваются со своей вытесненной болью благодаря катализирующему событию. Например, таким катализатором может стать женщина, которая перерастает преобладающую в семье динамику, поколениями державшую эту семейную систему в равновесии.

Мы не можем спасти своих матерей. Мы не можем спасти свои семьи. Мы можем спасти только себя.

Вам не нужно понимание вашей матери (или другого члена семьи), чтобы полностью исцелиться.

Осознание, что мать (или семья) просто-напросто не способны или не желают понимать вас,может разбить сердце.Неважно, как вы объясняете или сколько раз пытаетесь донести свои побуждения, – это все идет в никуда. Вы как будто разговариваете на разных языках. Они могут бессознательно блокировать понимание вас, потому что это ставит под большую угрозу их укоренившиеся убеждения и ценности. Понимание может стать причиной сейсмического сдвига в самом фундаменте, на котором строятся их мировоззрение и идентичность. Это больно осознавать, но это помогает создать особую силу духа. Становится ясно, что вам нужно удовлетвориться собственным пониманием себя. Основным становится ваше собственное мнение о себе. Вы осознаете, что с вами может быть всё в порядке, даже если другие вас не понимают.

После того, как вы уходите из контакта, ваша жизнь может начать улучшаться во всех направлениях. Я наблюдала, как уходят хронические заболевания, невротические страхи и паттерны длиной в целую жизнь. На самом деле, иногда бывает даже сложно принять, насколько приятнее стала ваша жизнь. Каждый новый уровень успешности, близости, радости и свободы напоминает вам, что ваша семья не может разделить это с вами. Именно в такие периоды мы можем испытывать взволнованность и горе. Ничего не нужно делать, кроме как чувствовать горе, которое накатывает, и позволять себе двигаться дальше.

Чувство печали не означает, что вы сделали неправильный выбор. На самом деле, это признак здоровья и исцеления.

Укореняйтесь в мировоззрении, которое дало вам силы уйти из токсического взаимодействия. Иначе вас могут втянуть обратно через чувство вины или стыда. Очень важно получить поддержку и дать себе время и пространство, чтобы проработать все эмоции, которые связаны с этим выбором. Укореняйтесь в том, почему вы сделали такой выбор, и используйте возможность начать совершенно новый этап своей жизни.

Отстранение – это стартовая площадка для обретения силы.

Возможно, вы обнаружите нечто глубоко важное:вы осознаете, что можете выжить, даже когда ваша мать отвергает вас. Мало кто приходит к этому осознанию.Это может вывести вас на новый уровень внутренней свободы и решимости, инициировать квантовый скачок в вашей жизни. Это может подстегнуть приверженность истине и привнести целостность, которая повлияет на все сферы вашей жизни. Это разожжет в вас огонь истины, который был там всегда, но только теперь может пылать в полную силу. Вы почувствуете свой внутренний источник.

Печаль, печаль и еще больше печали приведет вас к… СВОБОДЕ.

Печаль может возникать при каждом переходе на новый, более высокий уровень, на который никогда не вступала ваша мать (семья). Это может быть печаль, разъедающая кости, почти племенная и родовая печаль ухода вперед без них. Но со временем становится проще. Я считаю, что, чем более любяще мы позволяем себе горевать, тем больше в нашей жизни чудес, красоты и радости. Есть нечто глубоко сакральное в горе, что приходит с этим выбором. Оно может открыть нам возможность глубоко соединиться со своей истинностью и воплотить её на глубочайшем уровне. Нужно обрести новый смысл этой потери и использовать его, чтобы усовершенствовать свою жизнь. Это ключ к долговременному исцелению.

Ваша целостность становится твердой опорой на всю оставшуюся жизнь.

“Вам не нужно становиться бедным, чтобы помочь бедным людям, или заболеть, чтобы больные исцелялись. Вы можете влиять только из позиции силы, ясности и центрированности.” Абрахам

Совершенно нормально уходить от токсичных людей, включая токсичных родственников.

Исцеление родовых травм может быть одиноким путем. Но в новом созданном вами пространстве появятся и душевные связи. Необходимость в привязанности – это самая сильная потребность нашей человеческой природы. Оказаться лицом к лицу с отвержением означает столкнуться со своей глубинной болью, человечностью, и заявить о ценности своей жизни. Наш самый сильный страх – остаться в одиночестве. Но одиночество, которого мы страшимся, уже присутствует в ранах нашего рода. Я здесь, чтобы сказать вам, что вы не одиноки, что со временем найдутся душевно близкие вам люди, способные увидеть и оценить вас настоящих. 

Отстраненные дочери – духовные воины.

В мире, в котором от женщин ожидают молчаливости, заботы о потребностях других, в котором не признается темная сторона материнства, опыт отчужденности может стать инициацией перехода на новый уровень осознанности,  который мало кому доступен. Пространство очищается для того, чтобы вы могли засиять во всей полноте. Что вы будете делать со светом, сияющим в вас?

Отверженные дочери находят друг друга, создавая новую линию матерей; сочетание аутентичности, подлинности и истинности в каждой поддерживает повышающуюся осознанность во всех. Я наблюдала такое товарищество между женщинами, которые прошли по этому пути. Таких большей, чем многие могут себе представить. Вы не одни!

Вам нужно делать то, что правильно для вас. Доверьтесь себе!

Отстранение не обязательно означает, что вы не любите свою семью. Это не означает, что вы не благодарны за всё прекрасное, что они вам дали. Это просто означает, что вам необходимо пространство, чтоб жить свою собственную жизнь так, как вы хотите. Женщины, которые не видят другого выхода, кроме как отказаться от контакта со своими дисфункциональными матерями, создают разрыв, потому что это единственный способ сильного послания: “Мама, твоя жизнь – это твоя ответственность, а моя жизнь – моя. Я отказываюсь быть жертвой на алтаре твоей боли. Я отказываюсь погибать на твоей войне. Даже если ты не способна понять меня, я должна идти своим путем. Я должна выбрать жизнь.”

Исцеление травмы матери – это процесс инициации в вашу полноправную женственность.

Патриархальная культура способствует дисфункциональным взаимосвязям между матерями и дочерьми. В нашей культуре не существует ритуала для естественного взрослого отделения от матери и инициации в свою собственную жизнь. (Для мужчин такого ритуала тоже нет.) Исцеление материнской травмы – это процесс необходимой инициации, будь вы в контакте с матерью или нет. Я мечтаю о том, что когда-то материнская травма станет редкостью, большинство женщин очистятся от патриархальных посланий вроде «неполноценности», и как матери, так и дочери почувствуют возможность раскрыться и обрести всю полноту своей силы и потенциала, соединяясь в сердце, но оставаясь свободными и отдельными индивидуальностями. Индивидуальность дочери больше не будет казаться матери угрозой, потому что у нее будет достаточно любви и уважения к себе и к дочери.

Исцеляя материнскую травму, мы создаем новый мир для себя, для женщин будущего и для всей земли.

© BethanyWebster 2015

********************************************************************************

 Запись на консультацию

Профилактика расставаний, или как излечить Внутреннего Ребёнка.

Профилактика расставаний, или как излечить Внутреннего Ребёнка.

Что нужно сделать до того, как начинать отношения? Странный вопрос, скажете вы. Достаточно найти партнёра. Очередного. Тот, предыдущий, был недостаточно хорош. Успешен. Мил. Был ревнив. Женат. Инфантилен. Теперь всё будет по-другому. Теперь я буду внимателен(льна). С моим-то опытом!.. 

Но, странное дело, в новых отношениях, тоже почему-то не клеится. Хотя стараемся изо всех сил. Отношения выясняем, ожидания озвучиваем, и, главное дело, любим. Ведь любим же! Ядовитой змеёй закрадывается мысль, что виноват второй — старается недостаточно. Или не так уж и любит. И вообще, все они одинаковые…

В психологии можно встретить понятие «психологический возраст». Который часто может не совпадать с физическим. Такое несовпадение может быть как временным, так и постоянным. В первом случае речь идёт о регрессии, во втором – об инфантилизме. Т.е., иначе говоря, либо Взрослый в отношениях становится Ребёнком (Э. Бёрн), либоизначально в эти отношения вступает не взрослый и не зрелый человек.

Каждый человек когда-то был ребенком, и этот образ мы несём с собой во взрослую жизнь. В различных источниках и теориях чаще всего можно встретиться с двумя видами внутреннего ребенка — Счастливым и Травмированным (или Естественным и Плачущим).

Счастливый (целостный) ребенок – это желанное дитя любящих, взрослых и психологически здоровых родителей. Такие родители принимали ребёнка, заботились о нём и поддерживали, уважали личность ребёнка и его право на самостоятельность. Такой ребёнок становится Взрослым естественным путём. Повзрослев, все эти функции он может осуществлять по отношению к себе сам. Другими словами, он насыщен (любовью и принятием) и научен экологичному и бережному обращению с собой. Сохраняя связь с таким Внутренним Ребёнком, человек подпитывается из этого состояния энергией, потому что в нём источник спонтанности, творчества, витальности, уверенно идёт по жизни, решает проблемы, принимает решения, делает выборы – потому что хорошо знает, чего он хочет. К сожалению, такое детство было не у многих из нас. А, значит, и не у многих наших родителей…

Травмированный (плачущий) ребенок – это ребёнок, подвергшийся различным видам травм либо насилия: в худшем случае – физического, в «лучшем» — психологического. Это может быть одинокий и отвергнутый, брошенный и забытый, оскорблённый, использованный, жертвующий собой ребёнок. Родители или были поглощены своими собственными горестями и проблемами (гипоопека), или чрезмерно вовлекали ребёнка в свою жизнь (гиперопека). В первом случае родители были холодные, пренебрегающие, эгоистичные, во втором – тревожные, контролирующие, сверхзаботливые. В результате ребёнок оказался переполнен эмоциональной болью и не отреагированными чувствами и состояниями — страхом, печалью, обидой, гневом, одиночеством, беспомощностью.

В детстве для защиты Плачущего и Травмированного ребёнка (как защитный механизм) на сцену может выйти ещё одна субличность – Контролирующий ребёнок. Для избавления от эмоциональной боли и невыносимого внутреннего напряжения он изыскивает различные средства. Одни из них — отвлекающие (работа, спорт, навязчивая забота о других, компьютерные игры) — более социально-приемлемые. Другие —  обезболивающие (еда, алкоголь, медикаменты, секс, никотин, азартные игры) – осуждаемые обществом. На самом деле, и те и другие с большой вероятностью могут стать объектом патологического пристрастия. Здесь находятся корни всех зависимостей.

Поскольку потребности всё равно не удовлетворяются, и Контролирующий Ребёнок со своей задачей уже не справляется, может появиться ещё один персонаж – Разгневанный и Бунтующий Ребёнок (сочетание Плачущего и Контролирующего). Он сверх требовательный, открыто выражает враждебность.

При соединении Естественного, Контролирующего и Плачущего — на свет рождается Упрямый и Эгоистичный Ребёнок, он проявляет свою агрессию не явно, скрытно. Он манипулятор, интриган, часто мстительный и изобретательный. Живёт под лозунгами: «Я имею на это право», «Я буду делать только то, что мне нравится». Общими чертами этих субличностей являются: оправдание своего поведения, обвинение других, безрассудство, отказ от ответственности.

Что же происходит с этими Детьми? Они живут в нас — взрослых. Такие взрослые всегда психологически находятся в позиции ребенка – недокормленного, вечно жаждущего любви и внимания, нуждающегося, зависимого, требовательного к другим. Чувства эти по-прежнему актуальны, они энергетически заряжены, и эта энергия требует выхода. Обиды, недовольство, упреки, претензии такого взрослого ребенка изначально предназначены родителям, тем не менее, предъявляются чаще всего — партнерам. Как только в настоящей реальной взрослой жизни происходят ситуации, похожие на ситуации из детства, или как только мы встречаем кого-то, кто становится нам не безразличен, мы начинаем вести себя так, как будто другие люди что-то нам должны. Снова и снова наш Внутренний раненый ребенок проецирует на настоящее ситуацию травмы, заставляя нас реагировать так, как реагировал бы маленький ребенок. А именно – жалуется, требует, хнычет, требует, манипулирует и контролирует.

Где нет детства, нет и зрелости. 

Франсуаза Дольто

Эти субличности легко узнаются в ролях, которые играют уже взрослые люди. Например, Плачущий Ребёнок – явная Жертва. Для неё характерно: применение обезболивающих средств, химические зависимости (наркотики, алкоголь и т.д.), склонность к депрессиям, бегство от ответственности. Чаще это творческие люди – художники, музыканты, актёры, поэты.

Контролирующий Ребёнок – это, как правило, эмоционально-холодный и недоступный человек. Характерно: отвлекающие средства, перфекционизм, трудоголизм, супердостижения. Живут по правилам, ориентируются на образец. Ригидные, упрямые, педантичные. Берут на себя чужую ответственность — «жизнь для других» (Спасатель).

Эти полюса не жёсткие – человек в течении жизни может переходить из одного болезненного полюса в другой. В результате непроработанности Плачущего Ребёнка, человек попадает в эмоциональную ловушку – так называемый треугольник Карпмана, где постоянно меняет роли – Спасателя, Жертвы и Агрессора.

Все эти состояния/субличности хороши, если появляются на сцене нашей жизни эпизодически. Когда же одна из них становится доминирующей частью взрослого человека – это приводит, безусловно, к разрушению отношений. Никто не в состоянии постоянно быть любящим и без конца принимающим родителем, излечивающим детские травмы партнёра. Особенно если в отношениях встречаются два таких травмированных ребёнка (а, как правило, так и происходит)… В результате – одиночество и бесконечное ожидание волшебства – встречи с человеком, который додаст то, что когда-то не додали нам родители: любовь, заботу, чувство безопасности и защищённости, признание того, что ты самый лучший.

Выход в исцелении, в первую очередь Плачущего Ребёнка, потому что именно эта часть порождает все остальные. Нужно помочь ему отреагировать море его боли, оплакать полученные раны. Важно и необходимо принять все свои части, потому что среди них нет плохих и хороших, все они в своё время помогли нам выжить и не разрушиться. Принять для восстановления своей целостности, а, значит, и психологического здоровья.

И только после работы с Внутренним Ребёнком начинать осторожно и бережно выращивать из него мудрого Взрослого — уверенного, поддерживающего, умеющего не только брать, но и давать, ответственного и принимающего решения. Который сможет выстроить полноценные и полные любви отношения с другим Взрослым. Чего вам от всей души желаю.

по материалам книги Мэрилин Мюррей

********************************************************************************

 Запись на консультацию