Архив рубрики: Здоровье

«Слишком много любви, мама…»

«Слишком много любви, мама…»

Что такое «материнская Любовь»

Алена Олешко

Я начала писать этот текст очень давно. В голове. По ночам. После сессий с клиентами. После групп по семейным сценариям. После случайных воспоминаний случайных разговоров.Отдаю себе отчет в том, что “посягнусь на святое” — материнскую любовь, которая “воспета и овеяна”.

При этом на собственном профессиональном и личном опыте знаю: когда наступает момент, и кто-то называет своими именами то, что неприятно, страшно, невыносимо больно и тяжело, всем становится легче.

Поэтому я попытаюсь назвать своими именами то, что в нашей культуре зовется “материнской любовью”

Как только мы говорим слово “насилие в семье”, “насилие над детьми”, нам в голову приходят страшные образы избиения, причинения физического ущерба, изнасилований, наказаний и другого не менее жестокого обращения с детьми. Даже черствость, равнодушие и игнорирование ребенка не включены в этот ряд. Это чаще принято называть странным словом “недолюбленность”.

Но есть другое насилие, которое внешне имеет все признаки доброго, чуткого и душевного отношения. Которое часто зовется “материнской любовью” и “заботой”. Которое воспето культурой как “материнское самозабвенное сердце”. И именно оно является самым тяжелым насилием, освободиться от которого нет практически никаких шансов.

Если вы, читая этот текст, вдруг вспомните, что вас в детстве часто наказывали, били, унижали, от всей души скажите: “Мне повезло”. Да, вам повезло, хоть это звучит ужасно и парадоксально.

Ведь у ребенка, которого били и мучили, есть очевидное право сказать: “Ты больше со мной так не поступишь никогда. Ты не смеешь так со мной поступать”. И со временем перестать испытывать чувство вины по этому поводу. Потому что в ударах и причиненной  физической боли точно невозможно разглядеть любовь. Как ни всматривайся. И такому ребенку проще прямо посмотреть правде в глаза и признать: “родители (мама, или папа) меня не любили”

У тех же, кто становится жертвой “мягкого насилия”, замаскированного под “любовь”, нет никакого права на протест. Ведь как можно протестовать против любви? Против материнской любви? Да и попробуй распознай, что под массой эмоций, волнений и болей в сердце, под постоянными тревогами и беспокойствами, под отказом принять помощь “да что мне уже нужно” и под массой других действий и слов прячется вовсе не любовь, а контроль и власть.

 

У всех людей, живших и живущих в поле такого насилия, подозрение  о том, что “что-то в этой пьесе не так”, разбивается о массу шаблонов: “все матери такие, для них же дети — это их жизнь”, “вот будут у тебя свои дети, тогда и узнаешь”, “чтобы мать ни делала — все хорошо, она же мать”, “нужно прощать и не держать обиду”, “неизвестно, как ты будешь себя вести, когда…”.

Из этой паутины не вырваться и не сбежать. Ведь мы имеем дело с теневой стороной извечного архетипа Великой Матери, которая в отличие от светлой его стороны, дающей жизнь и счастье, умерщвляет и накладывает колдовские чары. И обнаружить эту тень мы можем практически в любой семье. Потому что в нашей культуре насилие, маскирующееся под любовь, возведено в ранг высшей ценности, считается хорошим и правильным и не расценивается как зло.

Миллионы людей живут в этом парадоксе. Большинство из них считают, что это нормально, что это и есть — жизнь, и так же ведут себя со своим детьми.

Некоторые смутно ощущают, что что-то не так, но не находят способов как-то это сформулировать и выразить.

И только единицы осознают, что много лет живут в поле насилия. Но и они редко находят адекватные стратегии ответа на него.

Как распознать насилие, маскирующееся под материнскую любовь

Я попыталась собрать здесь самые яркие патерны поведения, слова и фразы, действия и поступки, которые являются признаками мягкого насилия, И пусть вас не вводит в заблуждение слово “мягкое”. Оно не означает, что такое насилие причиняет меньший ущерб. Чаще всего все происходит с точностью до наоборот.

“Мягкое насилие” притупляет инстинкт самосохранения и заботы о себе, воспитывает зависимых и подверженных влиянию людей, наиболее привычной эмоцией которых является страх — вытесненный, неосознаваемый, упакованный в чувство вины страх.

Кроме того, я умышленно остановилась исключительно на поведении и действиях матерей. Именно они более склонны к “мягкому” насилию, и чаще прибегают к нему, нежели к открытому и явному насилию. Более того, проявление “мягкого насилия” в репертуаре матерей настолько привычно в нашей культуре, что считается нормальным и естественным материнским поведением.

За 20 лет моей практики не было ни одной группы (вдумайтесь, ни одной!), в которой хотя бы несколько человек не озвучили действия и поступки своих мам, полностью вписывающиеся в шаблон “мягкого насилия”.

Большинство моих клиентов имели опыт контакта со своими матерями, полностью попадающими в этот шаблон.

Возможно, вы узнаете в этом тексте себя и свою маму. Возможно, вы испытаете хорошо знакомые вам чувства. Возможно, вас накроет волной ужаса и безысходности. Возможно. При этом, всегда лучше быть осведомленным. Ведь осведомленность дает тот самый “кубический миллиметр шанса” на свободу.

 

Итак, проявления “мягкого материнского насилия”

В дальнейшем слово “ребенок” я употребляю не столько как обозначение возраста, сколько статуса в отношении матери (и в 5, и в 20, и в 40 лет мы дети в отношении своих родителей)

 

“Ты — моя радость!”
Передача ответственности за свои эмоции и состояния ребенку

 

В психологических и околопсихологических кругах часто обсуждают негативную сторону этого процесса. Это когда мама говорит: “ты меня расстроил”, “ты мне испортила настроение”, “ты что, не понимаешь, что делаешь мне больно”.

Или не говорят, но всем своим видом показывают, как из-а ребенка с мамой произошло что-то плохое: вздыхают, плачут, хватаются за сердце, вызывают скорую и т.д.  Да, это и есть передача ответственности ребенку за свои эмоции и состояния.

 

Но еще существует и другая сторона передачи ответственности за свои чувства и состояния. Когда “ты — мой свет в окошке”, “ты звонишь, и на сердце светло”, “если бы не ты, я бы не знаю как жила”, “только и живу тем, что жду, когда ты приедешь”, “только ты и держишь меня на этом свете”. И эта сторона еще страшнее предыдущей. Ведь ребенка хвалят! Ему сообщают, что он — хороший. Но только с дополнительным смыслом: без него маме не жить.

Чаще всего обе эти стороны идут рука об руку. И ребенка постепенно приучают к тому, что все самочувствие и состояние мамы — это результат его действий или бездействия. Что каждый его шаг, слово, молчание, поступок, звонок повлияет на маму и причинит ей что-то: или боль, или радость. Нет, даже не радость, а хоть какую-то возможность жить. И это становится настолько привычно, что мир не мыслится другим. В нем нет места пониманию, что мама — это взрослый человек, который сам ответственен за свое самочувствие.

Как чувствуют себя дети, которым передан такой непосильный груз? С самого детства они нагружены тревогой и страхом о том, как отразится все, что они делают, на маме. Годы идут, и тревога становится фоновой и привычной. День не позвонить маме еще можно. Два — уже возникает напряжение. Три-четыре — и уже страшно звонить. Потому что там, на том конце трубки, будет печальный голос, вздохи, упреки “ты обо мне совсем забыл…”

И плотное, густое, неизбывное чувство вины за что угодно (за “много работы”, за “веселилась с подружками”, за “улетела с любимым в Прагу”, за “устал и забыл”….) становится постоянным спутником, серым фоном меняющихся картинок жизни.

К чему это приводит.

К постоянному контролю себя. К невозможности расслабиться. К запрету на радость жизни и беспечность. К непомерному раздуванию гордыни (“от меня зависит полностью жизнь человека”). К трансляции того же своим детям.

 

“Мне ничего не нужно. Все для тебя”
Отказ от помощи и от любых действий, которые могут улучшить ситуацию или самочувствие матери

 

“Я живу ради тебя” — фраза, которую миллионы детей слышали от своих матерей. И в нашей культуре это считается подвигом матери.

Любыми способами матери пытаются показать, что все, что они делают, это для детей. Они верят в то, что это хорошо и правильно. И что материнская любовь — это жертва, в первую очередь.

“Ушла с любимой работы, потому что тебя нужно было перевести в другую школу”, “Ночами не спала из-за подработок, потому что ты хотела новые джинсы”, “Не вышла замуж, потому что не хотела травмировать детей”, “Не развелась с мужем, потому что детям нужен отец”.

Бесконечная череда жертв и лишений “из-за тебя”, которая звучит без упрека. Нет, мама не обвиняет и не упрекает. Мама демонстрирует, что вся ее жизнь — это служение ребенку. И неважно, сколько ребенку лет — 2 или 48.

“Нет, я не возьму у тебя деньги. Тебя и так тяжело”, говорит мама, невзирая на то, что у дочки успешный бизнес. “Нет, я не поеду в Париж, будешь со мной позориться”, говорит мама дочке, которая купила тур на мамин день рождения. “Нет, мне не нужна помощница по дому, зачем ты будешь тратиться”, говорит мама дочке, у которой недельный доход в тридцать раз превышает оплату помощницы по дому.

Число маминых жертв настолько велико, что нет никаких шансов их компенсировать. И даже попытки что-то сделать для матери отвергаются и не принимаются.

Некоторые матери отказываются от врачей “Нет, мне это не нужно, я потерплю”. Отказываются от сиделок “Нет, я не смогу быть с чужой женщиной. Уж лучше сама”. Даже если это чревато реальной угрозой их жизни и здоровью. И при этом они с душевной болью в голосе говорят своим детям: “Что ж ты не звонишь… Вот умру я, а ты и не узнаешь”

Как чувствуют себя дети, которым постоянно внушалось, что все ради них? Они живут в вечном неоплатном долгу. Без шанса его вернуть. Без надежды на искупление.

Думаете, что этот долг они ощущают только перед матерями? Нет, они чувствуют этот долг перед всем миром. Они постоянно ощущают, что что-то кому-то должны — деньги, любовь, внимание, время… Они чувствуют что постоянно чего-то недодают — детям, любимым, друзьям, компании… Они — вечные должники. Потому что их жизнь — жизнь взаймы. Взаймы у мамы, которая не примет ее обратно.

К чему это приводит.

К отрицанию себя, к игнорированию своих потребностей. К жесткому перекосу в обмене — они стремятся отдавать в отношениях, но не готовы принимать. Ведь если принимать, это еще больше увеличит их неоплатный долг.

 

“Тебе никогда ничего нельзя сказать!” “Если ты этого не сделаешь, мне будет плохо”
Отрицание законности чувств и границ ребенка

 

“Ну что ты злишься, тебе ничего нельзя сказать…”. Эта фраза, которая произносится обиженным тоном, традиционная для матерей, использующих мягкое насилие. До того кульминационного момента, когда она прозвучит, обычно мама говорит что-то неприятное, задевающее, контролирующее в отношении ребенка. Говорит даже после просьбы ребенка этого не делать. В какой-то момент терпение ребенка заканчивается, и он резко отвечает матери. Тогда мама обижается и произносит сакраметальную фразу, после которой может долго демонстрировать обиду и горечь.

Дети, выросшие в атмосфере мягкого насилия, сразу узнают подобный диалог. Мама говорит: “Надень кофту, в комнате холодно, я замерзла”. “”Мне нормально, все ок”, — отвечает ребенок. “Ты что, не понимаешь, что холодно. У меня плечи мерзнут. Надень быстро кофту”. “Мама, все в порядке, я не замерзла”. “Кофту надень, я же о тебе беспокоюсь!!” “Да блин, я же сказала, что не замерзла!!!” “Ну вот, ничего тебе не скажи”, — обижается мама.

 

Этот диалог настолько шаблонный, что большинство людей не увидят в нем ничего особенного. Не увидят в каждой маминой фразе тотальный контроль и насилие. А в конце — перевернутую обиду — обиду, которую демонстрирует агрессор в отношении жертвы.

Эта колоссальная схема сообщает ребенку только одно: то, что ты чувствуешь, неважно. Твои чувства не имеют значения. Твои потребности и мнение не имеют значения. Такие мамы постоянно транслируют: “Я лучше знаю, что тебе нужно, что для тебя хорошо, что тебе полезно”

“Съешь супик, я же так старалась для тебя”, — говорит мама с наливающимися слезами глазами. И взрослый “ребенок”, пряча отвращение, заталкивает в себя суп, который терпеть не может.

“Возьми яблочки, я же их с дачи 2 километра несла”, — вздыхает мама. И дочь, скрывая и давя раздражение, складывает в багажник яблоки, которые не ест, чтобы забыть их там и выбросить через неделю.

Вот разговор, который повторяется каждый раз, когда взрослый сын проведывает свою маму. “Я тебя сейчас чем-то угощу. Вот, сохранила для тебя баночку розового варенья” “Мама, я тебе не раз говорил, что не ем розового варенья, у меня на него аллергия”. “Да ладно, такого быть не может! Ты же любишь розовое варенье, я точно знаю!” “Нет, мама, я не люблю розовое варенье.” “Ну попробуй ложечку, может понравится, я так старалась, варила его” “Мама, у меня на него аллергия и может быть шок!” “Ну пожалуйста, попробуй… Маленькую ложечку… Я же так старалась для тебя….”, — слезы, вздохи, взгляд в сторону.

Взрослые дети надевают кофты, едят ненавистную еду, причиняют себе ущерб. Ведь если они будут возражать, то придется нести на себе груз вины за то, что “обидел(а) несчастную мамочку, а она так старалась…”

К чему это приводит.

К постоянному ощущению вины за свои потребности, вкусы, свои “хочу” и “не хочу”. В итоге такие взрослые дети имеют очень слабое представление о своих нуждах. Лучше не знать о них, чем испытывать постоянное чувство вины. Им нельзя быть собой. Этот глубокий запрет приводит к тому, что за любое свое желание, отличное от желания мамы, они чувствуют себя предателями. И, в конце концов, они предпочитают вообще перестать желать.

 
“Стобой ничего не случилось?”
Фиксация ребенка на проблемах, постоянно запугивание

 

Типичный ежедневный телефонный разговор мамы со взрослой дочерью. “Ну как там ты, ничего не случилось?”, — с тяжелым вздохом. “Мама, все в порядке, у меня все хорошо.”, — пока еще бодро отвечает дочь. “Ты, наверно, сильно устаешь на работе. Тебе муж хоть немного помогает?” “Мама, все хорошо. Я не устаю, я люблю свою работу. И муж помогает”, — уже без особой бодрости отвечает дочь. “Вы опять собрались в поездку? Это же так дорого. И время такое опасное…”, — снова со вздохом. “Мама, мне пора бежать. Перезвоню”. “Ну конечно, я все понимаю. У тебя сейчас на маму времени совсем не хватает. Ну звони, хоть иногда”, — со слезами в голосе.

Такие мамы привычно и с малых лет запугивают своих детей. “Тебя не тошнит?”, — с ужасом в голосе? “О боже! Ты сильно ударилась?”, — с перепуганным взглядом и придыханием?

Если ребенок задерживался на улице на 5 минут дольше разрешенного времени, мама металась по двору, причитая и крича. Ведь может случится что-то ужасное!

Если ребенок чихал от простуды, мама рыдала рядом с кроватью, сжимая руки на сердце. “Я так переживаю!” “Я так за тебя волнуюсь!”. Это рефрен на всю жизнь! Большинство людей скажут: мама так сильно любит своего ребенка, поэтому и волнуется. На самом деле, такие мамы создают постоянную атмосферу страха вокруг ребенка. Они всем своим видом транслируют: “Мир — опасное место. С тобой в любой момент может произойти что-то ужасное. Не отходи от меня!!!”

Что чувствуют дети, которых постоянно запугивают таким образом? Страх перед всем новым. Обычно это так невыносимо, что страх локализуется в какой-то одной теме. Кто-то боится летать на самолетах, а в остальном смелый и отважный. Кто-то постоянно боится за свое здоровье, прислушиваясь к себе и проходя разные обследования. Кто-то боится одиночества, кто-то толпы. Но базово в любом новом начинании, в любой новой теме у этих людей первично возникает страх. Не интерес, не любопытство, не азарт, не предвкушение перемен. А страх.

К чему это приводит.

Такие взрослые дети чаще всего отрицают свой страх. Они выбирают антисценарий материнским ужасам. “У меня все отлично! Я — человек-позитив! Я ничего не боюсь и у меня все прекрасно!” Но любая стрессовая ситуация приводит к срыву, к паническим атакам, к бессоннице, к подавленности и, в итоге, к депрессии. А это приводит к ощущению своей тотальной несостоятельности и отсутствия контроля.

 

“Я сейчас что-то с собой сделаю”
Угрозы причинить себе вред, или реальное нанесение себе ущерба (избиение себя, например)

 

Это одно из самых опасных проявлений мягкого насилия. И оно может приводить к самым тяжелым последствиям.

Я не буду долго его описывать. Все, кто пережил подобные эпизоды (или переживал их постоянно в детстве), поймут, о чем идет речь.

Те, кто хоть однажды видел, как мама избивает себя, как она рвет на себе одежду, как бьется головой о стену, как грозит наложить на себя руки, вспомнят тотальный парализующий страх и всепоглощающее чувство вины. Да, ребенку страшно, ведь он может потерять маму. Да, он чувствует вину, потому что верит, что это все из-за него.

Как это ужасно не звучит, но лучше бы мама избила ребенка. В этом случае ребенок рано или поздно осознал бы, что мама поступала плохо.

Причинение ущерба себе на глазах у ребенка — это изощренное эмоциональное насилие. И у ребенка нет никаких шансов осознать, что мама поступает плохо. Он считает плохим себя. И годами не может простить себя. Простить непонятно за что!

К чему это приводит.

К искаженным, токсичным отношениям с другими людьми. Такие взрослые дети будут боятся высказываться в отношениях, требовать, оберегать свои границы, защищать себя. В их детском состоянии будет жить вера, что в любой момент другой человек может что-то с собой сделать. И это будет их вина.

 

“Повлияй на него (на нее)…”
Создание коалиций с ребенком против кого-то из семьи

 

И последнее на сегодня проявление мягкого насилия. Оно тоже очень распространено, привычно, понятно и насилием не считается. Оно считается материнской болью, бедой, требующей постоянной помощи.

В этом случае мама — жертва, которая не может справится либо с агрессором, либо с непутевым членом семьи. Агрессором или непутевым может быть отец, или взрослый сын (дочь). И тогда мама постоянно жалуется другому своему ребенку на этого агрессора, прося помощи.

“Я уже не знаю, что мне делать. Я не знаю, куда мне деваться… Сделай хоть что-то…”, — плача рассказывает мама о бедах, причиненных агрессором или непутевым. И ребенок включается, вмешивается, наставляет на путь, ссорится с отцом, братом, сестрой. “Если бы не ты, я бы не знаю, что делала. Только ты меня понимаешь”, — говорит мама. А через неделю все повторяется снова.

На протесты ребенка, на нежелание вмешаться, мама обижается, замолкает. А через некоторое время “срывается”. “Я же тебе и половины не говорила, что происходит! Если бы ты только знал(а)…” И снова все повторяется сначала.

Мама постоянно транслирует ребенку: “Защити меня, стань мне мамой. Ты — большая и сильная, а я — маленькая и слабая”.

И это — бетонная плита на плечах ребенка. Это тяжкий груз, который, порой, приходится нести до самой смерти матери. Это ощущение тотальной несвободы, прикованности.

Такие взрослые дети живут с ощущением, что они не имеют право на счастье, на радость, на беспечность. Они становятся двойными взрослыми. За себя и за маму. А если и случаются эпизоды радости, то они тут же себя наказывают — болезнью, тяжелым трудом, кризисом, несчастным случаем.

Они живут постоянно настороже, постоянно ожидая телефонного звонка. Им хочется исчезнуть, пропасть, испарится. Но “только ты меня понимаешь, если бы не ты…” не отпускает их ни на миг.

К чему это приводит.

К созависимым отношениям, к гиппер-ответственности, к гиппер-контролю. К неумению расслабиться, к утрате радости и вкуса жизни. И к проделыванию того же со своими детьми.


 

Перед нами тотальный культурный сговор. Да, ведь в нашей культуре все вышеописанное называется материнской любовью. Во всех этих проявлениях никто не пытается распознать насилие. По умолчанию принято: “Все мамы такие. Такая она сильная, материнская любовь”. Посмотрите хоть один советский фильм, и вы сразу поймете о чем речь.

Эта “материнская любовь” плодит миллионы эмоциональных инвалидов. Которые продолжают делать тоже самое со своими детьми. Чтобы колесо Самсары вращалось.

Любые “мантры” на тему “простить и отпустить” здесь не работают. Прояснения и разговоры не работают. Те взрослые дети, которые пытаются поговорить со своими мамами, наталкиваются на непонимание. Искреннее непонимание и обиду: “Я же ничего плохого не хотела. Я же тебя люблю”. В их мире это и есть любовь. И любой разговор они воспринимают как обвинение.

Я столько раз видела сверкающие надеждой глаза взрослых дочерей, которые “поговорили” со своими мамами. Ведь мы все хотим, чтобы у нас с мамами все было хорошо. Но на следующей сессии эти глаза уже были наполнены слезами: “Это безнадежно, у меня ничего не получится”.

Есть ли рецепты в этой теме?

Есть. Один. Решиться прервать эти отношения. Он допустим в некоторых культурах. Но не в нашей. В нашей культуре есть риск такого разрушающего чувства вины, которое может привести к очень опасному самонаказанию. Ведь мать — это святое. Прекратить общаться с “любящей матерью” равносильно самому страшному предательству. И взрослые дети ищут оправдания своим матерям, объясняя их поведение тяжелым детством, пережитыми бедами и чем угодно еще.

Двадцать лет своей практики я брожу по этим дорогам. Лет пятнадцать назад я верила, что можно найти “волшебную палочку”. Десять лет назад мой пыл поутих. Сейчас я знаю, что это тотальный культурный сговор. Что таких матерей — легион. Что все верят в то, что это любовь — и матери, и дети. Что в какой-то момент каждый ребенок такой матери пытается вырваться, перегрызть веревки, которыми его опутала “материнская любовь”. Некоторые пытаются снова и снова. Некоторым удается ослабить затянутые петли.

И каждый раз, с каждым новым клиентом, с каждой новой группой я чувствую себя сапером, пробирающимся по минному полю. Тихими шагами, аккуратно, без бунтов и протестов (если получается), медленно изобретается уникальный способ для каждого клиента, для каждой группы. Потому что в нашей культуре единственный способ, который может привести к выздоровлению — “прекрати отношения с матерью и больше никогда ей не звони” — может причинить тотальный ущерб. Система сильнее и мощнее нас.

Но я не теряю надежды. Я знаю, что дети этих матерей точно могут перестать делать это со своими детьми. А это уже будет победой!

Я знаю, что осведомленность смягчает автоматизм. И дети таких матерей, не прервав отношений, учатся быстрее и эффективней выходить из привычных им состояний после контакта с матерью. А это еще одна победа!

Я знаю, что глубокое осознание и понимание “Мама меня не любила (не любит)” причиняет острую боль, но дает возможность дышать, дает право быть собой. А это ого-го какая победа!

Так мы и движемся, блуждая в темных лесах “материнской любви” в поисках света сквозь густые ветки. И на одной из тропинок в душе, возможно, прозвучит вздох: “Мама, слишком много любви… Слишком много для меня”. А то, что слишком, уже не любовь. Я не знаю, что это, но точно не любовь.

***************************************************************************

Снова про мозг

Снова про мозг

.
Первый Биологический Закон гласит, что:- каждая значимая Специальная Биологическая Программа (СБП) активируется (запускается) «острой» реакцией организма на какое-то событие или обстоятельство;- природа бессознательного восприятия биологической проблемы определяет конкретную СБП, которая активируется, т.е. конкретное содержание биологического конфликта определяет локализацию СБП в головном мозге в виде т.н. Очага Хамера (ОХ) и место на/в соответствующем органе, где будет развиваться то или иное изменение на клеточном и/или функциональном уровне;

— СПБ всегда работает синхронно на всех трёх уровнях нашего существа: в психике, в мозге и в органе.  Ни один из этих уровней сам по себе не является причиной активации СБП.
.
.
Уровень мозга из всей триады психика-мозг-орган самый закрытый для непосредственного наблюдения и для влияния (терапии). Если с психикой как «отдельным элементом» люди более-менее успешно умеют работать (психология), если с телом люди как «отдельным элементом» люди тоже более-менее (успешно?..) умеют работать (медицина), то мозг представляется настолько сложной структурой, что туда рискуют «лезть» только очень смелые товарищи.
.
Но, может быть, туда и лезть то не надо?..   С точки зрения Биологических Законов  и основанной на них терапии  мозг – это просто «карта» или «индикатор» того, на какой по содержанию конфликт среагировал человек (тело инертно, чаще всего оно реагирует на конфликт с разной по времени задержкой, а интерпретаций реакции психики столько, что в них легко запутаться).
.
Связь мозга и тела на уровне органов (тканей) вычислили уже давно, и медицина прекрасно про это знает. Но только в контексте Биологических Законов эта связь становится понятной в плане привязки к биологическим конфликтам. Ниже представлена основная часть этой карты (полностью связь мозга и органов тела, а также влияние на характер и поведение человека показывается и разъясняется на третьей ступени программы Умное Здоровье – Профессионал http://gnm-pro.ru/programma/ ).


.
.
.
.
.

.
.

.
Итак, как только индивид пережил запуск Специальной Биологической Программы (через СДХ, рецидив конфликта или попадание на трек), у него одновременно происходят изменения в психике, в соответствующем органе (ткани) тела и – в головном мозге, и всегда эта связь вполне конкретная в каждом случае, без гипотез, вероятностей и прочего «волшебства».
.
Согласно двухфазному шаблону протекания любой СБП (Второй Биологический Закон), в активной фазе конфликта в мозге Очаг Хамера имеет вид тонких концентрических окружностей, а для того,  чтобы справиться с биологическим конфликтом, мозг имеет замечательную особенность, которая заключается в его способности «вылечить» ОХ — мозг делает это как раз с помощью отёка в период фазы восстановления. Весь период восстановления разбит на две части – фаза отёка (PCL-A-фаза), когда структура мозга восстанавливаются от предыдущего «концентрического удара», и фаза рубцевания (PCL-B-фаза), в которой на месте прежнего ОХ возникает безвредный глиальный рубец. Между этими двумя фазами происходит эпилептический/эпилептоидный кризис, который нужен для того, чтобы «выдавить» лишнюю теперь уже жидкость из отёка.  Если сделать КТ-снимок мозга в PCL-A-фазе, то этот отёк будет виден очень хорошо, однако традиционная медицина трактует этот восстанавливающий отёк как «опухоль мозга»!
.
ОХ для большого растворенного  конфликта «территориального страха» (бронхиальная карцинома) (PCL-A-фаза).

Однако, стоит немного подождать и дать организму шанс (в подавляющем большинстве случаев) без всякого внешнего вмешательство (облучения, хирургической операции) восстановиться самостоятельно, и тогда на снимке через некоторое время  в этом же месте будет другая картина – по контуру прежнего «распухшего» ОХ будет просто утолщённое кольцо, показывающее, что в этом месте теперь нет никакой «опухоли», а есть безвредный для мозга глиальный рубец (на снимке ниже – в правой части мозга).

ОХ для растворенного  конфликта в стадии восстановления мозга (PCL-В-фаза).

.
Большинство осложнений на телесном уровне происходит, когда развивается отёк на уровне мозга как признак начавшейся фазы восстановления (например – инсульт, быстро возникший паралич и т.п.) В этот период очень желательно (при длительном предшествовавшем активном конфликте) следить за внутричерепным давлением пациентов так, чтобы они не впадали в кому. В трудных случаях пациентам следует употреблять мало жидкости (избегать ситуаций, увеличивающих размер отёка, и тем более обязательно исключить Синдром), беречь голову от ударов и избегать прямых солнечных лучей. В случае одностороннего отёка – нельзя лежать на той стороне, где есть отёк.
.
Опухоли (в настоящем понимании этого слова) головного мозга  по определению быть не может просто потому, что клетки мозга после рождения вообще не в состоянии делиться, даже в условиях конфликта, поэтому само определение «опухоль  головного мозга» неправильно. Могут делиться клетки глии — соединительной ткани мозга – имеющей точно такую же функцию, как соединительные ткани нашего организма.  Таким образом,  светлые уплотнения глиальной ткани на КТ-снимках в фазе восстановления организма — повод для праздника, а не для страха или даже операции на головном мозге.  Здесь, однако, метод МРТ-снимков имеет тот недостаток, что сам принцип этого метода делает картинку более «устрашающей», у пациента создаётся впечатление, как будто у него огромная «опухоль мозга». На КТ-снимках это выглядит менее драматично.
.
Тем не менее, цена этого «ремонта мозга» такова, что ткань в этом месте становится более ригидной,  не настолько эластичной, как раньше.  И есть ещё кое-что: пациент имеет теперь в это месте «психической шрам» от исходного конфликта, как бы некую психическую ахиллесову пяту, слабое место, и теперь мы можем понять, почему рецидивы конфликта на первой части фазы восстановления (в PCL-A-фазе) могут быть настолько разрушительными — ведь они снова полностью «вскрывают» старую рану на всех трёх уровнях.  Часто пациент достигает второй части фазы восстановления (PCL-B-фазы), но потом получает рецидив конфликта, и повторный отёк становится настолько мощным, что мозг перегружается и «отключается» в этом месте. Это объясняет, например, почему повторный инфаркт миокарда (сердечный приступ), как правило, даёт смертельный исход.  В принципе, при очень большой длительности или интенсивности конфликта (активной его фазы) отёк соответственно имеет больший размер, так что пациент может умереть даже от самого внутричерепного давления, прежде чем отёк успеет уменьшиться, а также и при одновременном течении нескольких конфликтов.
.
Итак, содержание конкретных конфликтов неопровержимо связано с конкретными областями мозга потому, что во время нашей исторической эволюции каждый отдел мозга был запрограммирован на то, чтобы мгновенно реагировать на конфликты, которые могут угрожать нашему выживанию. В то время как ствол мозга (самая старая часть мозга) запрограммирована на решение основных вопросов выживания, таких как дыхание, размножение и питание, большие полушария (самая молодая часть мозга) связаны с более продвинутым темами, таким как территориальные конфликты, конфликты  разделения, конфликты самообесценивания и т.п.
.
Исходя из этого, имея локализацию симптома в теле, можно заранее сказать в какой части мозга при сканировании будет обнаружен Очаг Хамера (а зная, в какой фазе в данный момент времени работает СБП – и конкретный вид этого ОХ). Справедливо и обратное – имея снимок мозга и зная точную локализацию (центра) Очага Хамера, можно заранее сказать какой орган (ткань, часть органа) подвергся воздействию конфликта строго определённого содержания.
.
А ещё у нас есть почки… Одной из функций этого парного органа является удержание воды в организме (реабсорбция). Одним из очень важных понятий в системе Биологических Законов является т.н. «Синдром» (не путать с СДХ – Синдром Дирка Хамера).
.
Синдром – это одновременное сочетание активной СБП для собирательных трубочек почек (они и отвечают за реабсорбцию воды в нашем организме) и любой другой программы (программ), которые вошли в фазу восстановления. В этом случае восстанавливающий отёк, который сам по себе не только безвреден для организма, но и является крайне необходимым, становится гораздо больше своего «нормального» размера. А поскольку отёк синхронно возникает как в ткани, так и в мозге, то и там, и там он может привести к очень большим осложнениям при наличии Синдрома.
.

Слишком большой отёк в тканях тела может давать сильную боль (вам когда-нибудь делали внутримышечную иньекцию? Вы помните, как неприятно распирало мышцу? А представьте, что вам вкололи не пару-тройку кубиков жидкости, а пару-тройку литров…). Слишком большой отёк в мозге может вызвать выключение соответствующей функции (инсульт – из этой оперы) и даже кому и … смерть.
.
Вот почему в терапии, основанной на принципах Биологических Законов, помимо определения возможных конфликтов, нормальный грамотный терапевт в первую очередь смотрит именно на наличие активного конфликта для собирательных трубочек почек. В принципе тело может сохранить в себе до 25 литров воды. Но даже один «лишний» литр при Синдроме может дать очень сильную локальную боль или большой отёк мозга. Если же так случилось, что человек спонтанно разрешил один или несколько конфликтов, но у него до сих пор есть активный конфликт беженца и ничего с этим поделать нельзя, то во-первых, ему объясняется причина его крайне дискомфортного состояния в привязке к почка, а во-вторых делается всё, чтобы уменьшить количество воды в организме сверх необходимой меры. Например, как описано здесь — http://fillum.livejournal.com/48085.html
.
Конфликт для собирательных трубочек почек это (в общем его наименовании) конфликт беженца (брошенности, оставленности, одиночества), также он ещё называется госпитальный конфликт (часто ему подвержены дети, которых внезапно госпитализируют и они остаются один на один с людьми в белых халатах, которые проводят над этими детьми малоприятные манипуляции, без родителей, вне привычных стен родного дома).
.
Взрослые люди тоже часто испытывают ситуацию «одиночества в толпе». Мы не живём на необитаемых островах или в глухой тайге, вокруг нас постоянно есть люди. Но одиночество человек ощущает не как «никого нет в радиусе 100 км», а как «меня никто не слушает», «ко мне никто не прикасается», «меня некому погладить по голове», «со мной живут, спят, но не хотят иметь со мной детей» и т.д. и т.п. – сколько людей, столько может быть и содержаний у одного и того же конфликта.
.
Поскольку при наличии Синдрома большой отёк мозга может выключить  (на время!!!!!! только на время!!!!) соответствующую функцию органа (системы) тела, то люди приходят на диагностику с жалобами типа «перестал видеть глаз» или «перестала двигаться рука» именно в фазе восстановления соответствующего конфликта (для глаза или руки), но при наличии Синдрома. И тут их пугают окончательно – «у вас опухоль мозга»… Дикий, парализующий страх, особенно когда «от рака» умирают даже очень известные и богатые люди, доделывает своё дело – у человека остаётся очень мало шансов вообще выбраться из этого порочного круга.
.
Почему же часто обнаруживают «опухоль» в теле без соответствующей «опухоли» мозга и наоборот?
.
Начнём с тела. Даже при наличии Синдрома (при большом отёке в мозге) большой отёк в теле может себя никак не проявлять в плане дискомфортных ощущений, т.е. человек жалуется на «боль в голове» или выключение какой-либо функции, но не на боль в теле и тело просто … не осматривают (делают МРТ мозга, но не МРТ тела). Вот пример больших образований в теле, которые долгое время вообще не давали никаких дискомфортных ощущений — Кисты яичников размером с мяч (несколько случаев) http://fillum.livejournal.com/40823.html
.
Теперь мозг. Без наличия Синдрома в теле может развиваться и распадаться та или иная опухоль, но из-за восстановительного отёка нормального размера «из головы» никаких  жалоб не исходит – в этом случае наоборот, человека направляют на МРТ какой-либо части тела, но не на МРТ мозга. В этом случае, однако, также может развиться та или иная функциональная недостаточность из-за многочисленных рецидивов, например, если человек годами живёт в конфликтной ситуации, которая повторяется и разрешается регулярно (раз в день, раз в неделю, раз в месяц…). В этом случае срабатывает т.н. «эффект аккордеона», когда структуры мозга из-за многочисленных рецидивов перезапуска СБП для одной и той же области мозга просто теряют свою функцию от постоянных изменений структуры ткани.
.
Отёк в тканях (и в мозге) начинает образовываться сразу же после разрешения конфликта (сразу после вхождения СБП в фазу восстановления), и максимальная сила (размер) этого отёка достигается сравнительно быстро (для некоторых тканей – в течение минут, например — отёк Квинке, для других – максимум за пару дней; в большинстве случаев на это нужно лишь несколько часов).  Например, если человек днём находится в каком-либо активном конфликте, то, ложась спать, «автоматически» его разрешает и утром он обнаруживает у себя отёкшее лицо или заплывшие глаза (конфликт для лица или для глаз). Отекающие постоянно (регулярно) ноги – признак постоянных рецидивов конфликта для ног. И т.д. и т.п.

*********************************************************************************Я завершила полное обучение у Жильбера Рено и  являюсь клиническим психологом со специализацией Рикол Хилинг( Исцеление воспоминанием)  , а также  окончила полный курс  Биологики  у Роберто Барнаи.  В настоящее время    дополняю свое образование  обучением  в Школе Психосоматики PSY2.0, Все эти школы имеют одним из своих источников  ГНМ(Германскую Новую Медицину-GNM)Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета .  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно 

Пищеварительная система — зеркало характера и пережитых стрессов

Пищеварительная система — зеркало характера и пережитых стрессов

Сегодня доказано, что болезни пищеварительного тракта происходят не только из-за неправильного питания, а вследствие пережитых стрессов, напряженного ритма жизни и т.п. И за каждым диагнозом — своя история, а значит, и индивидуализированное лечение. Об этом Лариса Гуцол, кандидат медицинских наук, врач-гомеопат.

Сейчас специалистов беспокоит не только рост количества заболеваний пищеварительного тракта среди взрослых и детей, но и странная их особенность: если раньше гастриты и язвы обострялись посезонно, то сегодня эти болезни могут напоминать о себе круглый год.

Пищеварительная система - зеркало характера и стрессов пережитых

Объяснений тому несколько, и одно из них — на первое место среди причин заболеваний пищеварительного тракта выходит психоэмоциональное фактор, который вносит разлад в работу нервной и эндокринной систем.

При чем тут эндокринная система? Дело в том, что пищеварительный канал является, в том числе, и мощным эндокринным «механизмом», который вырабатывает множество специфических гормонов. Например, гастрин, мотилин, глюкагон, соматостатин, секретин, холецистокинин и др. Некоторые из них тесно связаны с центральной нервной системой, то есть, прослеживается нейрогуморальная регуляция процессов пищеварения.

КТО КОГО НЕ ПОНИМАЕТ

Очень часто пациенты жалуются на то, что их беспокоят абдоминальные боли и другие функциональные нарушения пищеварительного тракта, но при клиническом обследовании у них не находят ничего «особенного».

Больной страдает, а врач разводит руками или назначает лекарства, которые почему-то не помогают. Вряд ли обычный врач станет «докапываться» до психологических причин такого состояния или обращать на него особое внимание.

А ведь именно психоэмоциональное происхождение сбоев в работе этих органов и доминирует. Поэтому и конституциональные гомеопатические средства в таких случаях оказываются действеннее традиционных препаратов.

Помню пример из собственной практики, поразивший даже меня. Пациентка несколько лет лечилась у гастроэнтеролога, но это не помогло ей избавиться от боли в желудке и в области желчного пузыря. Она говорила своему врачу о том, что боль появляется «от нервов» (муж пьянствует и, как она говорила, «выедает ей печень»), но услыхала в ответ: «Не учите меня лечить, а если у вас нервы — обращайтесь к психиатру».

Плача, она рассказывала мне о своих терзаниях, и я решила дать ей гомеопатический препарат уже во время приема. Через несколько минут женщина воскликнула: «Что это вы мне дали?». Я подумала, что ей стало плохо, но оказалось, что боль, мучившая ее, вдруг прошла. То есть, препарат сразу попал в цель: «нервный» желудок отреагировал на него так, как и должно быть.

Казалось бы, ответ о причинах болезни этой пациентки лежал на поверхности, но традиционная медицина упорно его игнорирует. То, что слышит и «читает» со слов пациента гомеопат, и является ключом, открывающим этот ответ.

Классическая медицина идет другим путем, максимум — может посоветовать больному не волноваться, но это не всегда ему удается, особенно если жизненные обстоятельства продолжают загонять его в тупик.

Гомеопатия в силах помочь организму правильно реагировать на стресс (а то и не реагировать на него вообще). Тем более, что психоэмоциональная травма может крыться гораздо глубже — и в душе пациента, и во времени.

Одна из моих студенток — худощавая бледная девочка, постоянно жаловалась на боль в животе, тошноту и отсутствие аппетита. Из-за постоянных поносов она пропускала лекции в медуниверситете или часто выходила из аудитории. Когда я попробовала поговорить с ней и поинтересовалась семейными обстоятельствами, она ответила, что в семье царит спокойная атмосфера.

Пищеварительная система - зеркало характера и стрессов пережитых

И когда я попросила вспомнить детство, девушка вдруг заплакала. Оказывается, когда ей было 3 годика, отец ушел из семьи. Девочка очень переживала и постоянно его ждала. Когда ей исполнилось 5 лет, отец решил вернуться и сказал, что придет в ближайшие выходные навсегда. Девочка надела свое лучшее платье, завязала любимые банты и целый день, трепеща, ждала папу: а вдруг он не вернется и они навсегда останутся с мамой одни? Отца почему-то долго не было, может, просто собирал вещи, но малышка рисовала себе ужасные картины. Когда папа вернулся, ее радости не было границ.

С этих пор семья жила спокойно, но девочка начала болеть, ей ставили различные диагнозы, лечили амбулаторно и в стационаре, но болезни пищеварительного тракта не отступали, хотя и протекали «вяло». Состояние резко ухудшилось после того, как ее бросил любимый парень.

Через месяц лечения гомеопатическими препаратами у нее уже не было жалоб на пищеварительный тракт. Хотя лечение мы продолжили и в дальнейшем.

Эти примеры — лишь подтверждение теории о психосоматическом происхождение болезней пищеварительного тракта. Гомеопатия основывает свой подход к лечению больных именно на этом аспекте вот уже более 200 лет. Кажется, начинают понимать это и в современном мире, но чисто теоретически: в практику классической медицины это пока не вносит никаких корректив.

Поэтому, например, болезни печени, которые часто возникают из-за побочного действия фармпрепаратов, опять лечат средствами химического происхождения, вызывая еще большую нагрузку на орган и создавая замкнутый круг.

А учитывает ли медицинская статистика, сколько пациентов с болезнями кишечника (и не только с синдромом раздраженного кишечника) имеют неврозы и другие психосоматические расстройства? Да ничуть, поэтому и лечат их по классической схеме!

Но даже обычные запоры часто имеют психогенное или неврогенное происхождение (в связи с изменениями функции вегетативной нервной системы). Гомеопат это непременно учтет. В конце концов, такой подход подсказывает обычная логика.

Наверное, каждый из вас имел неприятный опыт «медвежьей болезни» в каких-нибудь экстремальных ситуациях, по крайней мере, «синдром раздраженного кишечника» — сегодня очень популярный диагноз, который устанавливают методом исключения других болезней. А его традиционное лечение — столь же хлопотно и малоэффективно. Хотя опытный классический врач непременно посоветует больному с таким диагнозом обратиться к психотерапевту или к гомеопату. И будет прав. Гомеопатическое лечение этого недуга (точнее, состояния) очень эффективно.

КАК «ПЕРЕВАРИТЬ» БЕДУ

В народе часто говорят: «я это не переварю», «достали до самой печени», «меня тошнит от него», «я проглотил обиду». Подсознательно мы указываем на тесную взаимосвязь наших эмоций и реакций на них со стороны пищеварительного тракта.

В свое время немецкий психиатр Иоганн Хайнрот, который первым ввел термин «психосоматика», в одной из своих книг писал, что если бы наши органы брюшной полости могли рассказать историю своих страданий, мы с удивлением узнали бы, с какой силой душа может разрушиь тело. Так, часто мы сами себе становимся врагами — из-за «дурного» характера, неумения полагаться на волю Творца, обид на окружающих, чрезмерных амбиций и т.п.

Представители психосоматической медицины считают, что пищеварительный тракт крайне чувствителен к психологическим конфликтам, так как это заложено в нашем подсознании: все мы были детьми, а чувство сытости и защищенности у ребенка неразрывно. Если разрушается уверенность в том, что тебя любят, что тебе комфортно, — это бьет по «смежной» цепочке пищеварения.

Очень большую роль играет и характер человека. В частности, считается, что язва желудка — это расплата идеальных исполнителей и людей с высоким чувством долга, которые отличаются повышенной тревожностью, впечатлительностью, застенчивостью, некоторой неуверенностью в себе и чрезмерной требовательностью к себе. Они стараются взвалить на себя больше, чем реально могут выдержать. Это приводит к состоянию непрерывного напряжения, что может повлечь за собой спазмы гладких мышц и сосудов органов пищеварения, ухудшение их кровоснабжения, ишемию и, как следствие, — возникновение язвы желудка.

А вот язва двенадцатиперстной кишки — это следствие конфликта между желанием человека чувствовать заботу, опеку и одновременно быть ни от кого не зависимым. Поэтому этот недуг больше поражает мужчин, страдающих от дефицита тепла в детстве и эволюционной жажды свободы в зрелом возрасте, или «деловых» женщин, которые просто вынуждены быть лидерами, а по природе своей тянутся «под чье-нибудь крыло».

Болезни кишечника — еще более психозависимы. На этом уровне обычно реализуются семейные и родовые конфликты. Еще древние греки усматривали связь между грустью и состоянием «сгущения желчи», не зря ведь слово «меланхолия» в переводе с греческого означает «черная желчь».

Пессимистический взгляд на жизнь — путь к заболеваниям желчных путей. Накопление отрицательных эмоций может проявиться образованием желчных камней. А вот в китайской и индийской медицине больную печень считали местом скопления сдерживаемого гнева.

Гастрит обычно возникает у людей, неуверенных в своем будущем или, наоборот, уверенных в том, что ничего хорошего их впереди не ждет.

Психосоматической причиной возникновения изжоги считается страх или агрессия, «загнанные» внутрь, когда обстоятельства или окружающие больного люди на самом деле не устраивают его, но он пытается убедить себя в том, что все прекрасно.

В конце концов, этот перечень можно продолжить и вынести из него хорошие уроки для профилактики упомянутых недугов. В этом также может помочь профилактическое гомеопатическое лечение, подобранное сугубо индивидуально. Но если уж поразила болезнь, главное — ее пролечить.

Пищеварительная система - зеркало характера и стрессов пережитых

ПЕРВАЯ СКРИПКА

Недаром говорят: если не можешь изменить обстоятельства, измени отношение к ним. Но как изменить характер, который и диктует порой неправильное отношение к жизни?

Гомеопат не будет «ломать» вашу сущность, он подберет к ней ключи, определив так называемый конституционный препарат. Именно это лекарство станет вашим спасением «от ста болезней». В гомеопатии это — не редкость, а правило. Потому что причина многих недугов человека может быть единственной.

Подбор гомеопатических препаратов осуществляется с учетом истории жизни пациента, его психических и физических особенностей, поведения, а также особых симптомов заболевания, «вырисовывающих» индивидуальную картину.

К примеру, если терапевт спросит вас, где болит и как сильно, то гомеопат непременно поинтересуется мельчайшими подробностями. Потому что на каждый портрет боли в гомеопатии — отдельное лекарство. Например, боль может усиливаться на холоде или в тепле, либо больной на неё реагирует раздражением или плаксивостью; важно и то, в какое время эта боль возникает, когда стихает, куда «отдает» и какую «площадь» занимает — подобных нюансов в вопроснике гомеопата очень много. И они являются той первой скрипкой, которая определяет тактику лечения.

Главная задача гомеопатии — активизировать силы организма на борьбу с болезнью.

Как пример — у меня есть несколько пациентов пожилого возраста, страдающих хроническим вирусным гепатитом С. Поскольку у них много сопутствующих недугов, являющихся противопоказаниями для традиционной противовирусной терапии (не выдержит сердце или другие системы), приходится назначать им гомеопатические однокомпонентные препараты, подобранные индивидуально — они значительно уменьшают процесс разрушения печени, сдерживают прогрессирование болезни, улучшают качество жизни больных.

Приведенное сравнение со скрипкой не случайно, так как гомеопатия — это не просто метод лечения, это искусство познания организма, его слабых и сильных позиций, искусство установления гармонии, обеспечивающей здоровье.

Материалы носят ознакомительный характер. Помните, самолечение опасно для жизни, за консультацией по поводу применения любых лекарственных препаратов и методов лечения обращайтесь к врачу.

*********************************************************************************Я завершила полное обучение у Жильбера Рено  около трех лет назад и  являюсь клиническим психологом со специализацией Recall Healing ( Исцеление воспоминанием)  ,  окончила полный курс  Биологики  у Роберто Барнаи и дополнила свое образование  обучением  в Школе Психосоматики PSY2.0, Все эти школы имеют одним из своих источников  ГНМ(Германскую Новую Медицину-GNM)Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета .  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно

 Запись на консультацию

ЧТО ГОВОРИТ НАУКА О ТРАВМЕ, ПТСР И ОСОЗНАННОСТИ

ЧТО ГОВОРИТ НАУКА О ТРАВМЕ, ПТСР И ОСОЗНАННОСТИ

Что говорит наука о травме, ПТСР и осознанности

Эта статья посвящена тому, как наш мозг реагирует на травматические события, а также тому, как медитация майндфулнесс помогает людям справиться с травмой и облегчить страдания.

Если бы мы были в состоянии доказать, что люди, страдающие от посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), подвержены обратимым неврологическим изменениям, то помогло ли бы это развеять некоторые мифы, связанные с травмой, и больные смогли бы наконец-то пройти соответствующий курс лечения? Благодаря новым протоколам диагностики и лечения ПТСР, включающим в себя методы практики осознанности (медитация майндфулнесс), это станет возможным уже в ближайшем будущем.

В данной сфере методы, основанные на элементах медитации майндфулнесс, в последнее время набирают все большую популярность, а также поддержку со стороны научного мира. В целом, существует множество доказательств, подтверждающих тот факт, что медитация майндфулнесс действительно может использоваться в качестве метода лечения взрослых с посттравматическим стрессовым расстройством. Множество публикаций по этой теме еще раз подтверждает реальность позитивных неврологических изменений.

В первую очередь, давайте рассмотрим толкование  понятий «травма» и «ПТСР».

Что понимают под травмой:

Травма — это термин с широким значением. Согласно Американской психологической ассоциации (AПA), травма представляет собой эмоциональную реакцию на психотравмирующее событие. К тяжелым психотравмирующим событиям относятся участие в боевых действиях, изнасилование, стихийные бедствия и нападения. Существует и ряд других потенциально травматических событий и,  хотя о них говорят меньше, их воздействие накладывает определенный отпечаток на психику человека.  В конечном счете, любое событие может рассматриваться как травматическое, если вы пережили и / или стали свидетелем угрозы для вашей жизни, вашего тела, вашей моральной целостности, или же столкнулись с применением насилия.

Обычно, когда мы сталкиваемся с опасностью, у нас запускается режим «борьбы-или-бегства», во время которого в нашем теле выделяются гормоны, способствующие ускорению наших действий – или борьбы, или бегства.

Травма тормозит эту естественную сложившуюся в ходе эволюции реакцию на опасность. Травма вызывает глубокое чувство беспомощности, из-за  которого человек чувствует себя парализованным и оказывается не в силах выйти из непростой ситуации.

Под ПТСР понимают:

Посттравматическое стрессовое расстройство или ПТСР представляет собой острую реакцию на травму. Наиболее точно ПТСР характеризуют три симптома:

  1. Повторное переживание события
  2. Избегание каких-либо напоминаний о событии, или чувство эмоционального онемения
  3. Гипервозбужденность, характеризуемая реакцией в виде испуга.

Исходя из названия, ПТСР считается  «расстройством», его описание дается в пятом издании Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам. (DSM-5).

Я поддерживаю необходимость классифицировать определенные психологические проблемы именно как расстройства. Необходимо тщательно рассматривать специфические симптомы  каждого отдельного случая для того, чтобы разработать индивидуальную программу лечения.

Тем не менее, я считаю, что нет ничего странного в том, что мы реагируем на ситуации, в которых мы становимся свидетелями зверства или трагедии. По своей природе человек очень уязвим. Эмоциональная реакция непосредственно во время психотравмирующего события – естественна и не считается расстройством.

Влияние ПТСР на мозг

Для того, чтобы представить себе неврологические последствия ПТСР, важно разобраться с понятием нейропластичности. В течение многих сотен лет ученые считали, что, мозг, подобно физическому развитию, достигая зрелости,  прекращает расти и развиваться.

Современный взгляд на проблему абсолютно противоположен предыдущим. Результаты многочисленных исследований показывают,  что человеческий мозг находится в состоянии постоянного изменения. Таким образом, каждый новый опыт действительно оказывает влияние на нашу нейронную сеть;  в течение жизни генетическая карта нашего мозга отображает и изменяет старые маршруты. Эта идея пристально рассматривается в книге Нормана Дойджа «Мозг, который сам себя меняет» (The Brain that Changes Itself, by Norman Doidge).

Большинство из нас недооценивает роль нейропластичности. Да, нейропластичность помогает мозгу исцелить травму. Давайте, однако, не будем забывать о том, что опыт может также оказывать негативное влияние на картину активности нейронов. Так, в синхронизации с  принципами нейропластичности, когда мы сталкиваемся с травмой, в ответ на психотравмирующее событие в нашем мозге происходят изменения. Мозг таким образом справляется с проблемой  и адаптируется к ситуации. Эти изменения далеко не всегда помогают нам улучшить эмоциональное состояние.

В то время как наш мозг самостоятельно приспосабливается к ситуации и развивает психологическую защиту от последующей травмы, действие этой защиты кратковременно.

Неврологические компоненты ПТСР

Благодаря таким методам нейровизуализации, как магнитно-резонансная томография(МРТ) и функциональная магнитно-резонансная томография(фМРТ), сегодня ученые могут исследовать мозг пациентов, страдающих от ПТСР.

Наибольшему воздействию травмы подвержены 3 участка головного мозга:

  1. Амигдала (миндалевидное тело)
  2. Гиппокамп
  3. Префронтальная кора (ПФК)

Амигдала представляет собой структуру в лимбической системе головного мозга, известную как «эмоциональный процессор» мозга.

Амигдала непрерывно получает сигналы от обонятельных, тактильных, зрительных и слуховых анализаторов, придирчиво исследуя их на предмет возможной угрозы. И если таковая замечена, запускается режим «борьбы-или-бегства». Она также определяет момент исчезновения угрозы.

Если человек пережил травму, его амигдала остается в режиме гипероповещения даже при отсутствии угрозы и активизирует режим «борьбы-или-бегства» даже тогда, когда человек находится в безопасности. Под влиянием ПТСР мозг может находиться в состоянии постоянной тревоги,  запускается цикл, в течение которого он целенаправленно ищет и воспринимает все вокруг как угрозу.

Гиперактивная амигдала постоянно взаимодействует с гиппокампом – участком головного мозга, который отвечает за консолидацию памяти. Результаты сканирования мозга у людей с ПТСР показывают, что их гиппокамп меньше в размере. Возможно, это отражает  ухудшение памяти после травмы. Как правило, гиппокамп соединяет между собой  и упорядочивает различные аспекты памяти,  отвечает за размещение  воспоминания о событии в надлежащем времени, месте и контексте. При переживании  ПТСР память пациента становится фрагментированной,  гиппокамп больше не в состоянии упорядочивать фрагменты памяти, перестает отличать  прошлое от настоящего, сопоставлять воспоминания о событии с чувствами и реальными фактами. Все это проявляется в виде навязчивых воспоминаний и ретроспекции, которая провоцирует активацию амигдалы.

Третий участок головного мозга, на который оказывает негативное воздействие травма, — лобная доля головного мозга, в частности, префронтальная кора (ПФК). Эта область мозга участвует в регуляции поведения, импульсов, эмоций и реакции страха. У пациентов с  ПТСР ПФК заметно менее активна.  Она не способна подавать амигдале сигналы о том, что этой опасности не существует в действительности, а также не в состояни устанавливать контроль над гиппокампом, так как в нем постоянно мелькают фрагменты воспоминаний.

Результаты исследования доказывают, что нейропластичный мозг действительно реагирует на травму. Поскольку активность некоторых участков головного мозга значительно увеличивается, а других – наоборот, снижается, — нормальная работа отлаженного механизма нарушается, вследствие чего формируется благоприятная почва для развития ПТСР.

Есть ли положительные результаты от практики осознанности для взрослых пациентов, страдающих от посттравматического стрессового расстройства в отношении головного  мозга?

Практика осознанности и мозг:

Существует огромное количество данных, рассматривающих  медитацию майндфулнесс в качестве метода лечения пациентов с ПТСР. В большинстве литературных источников, однако, не говорится о неврологических изменениях, происходящих при выполнении медитации майндфулнесс. Исследования относительно влияния медитации майндфулнесс  на мозг в целом указывают на изменения, происходящие в структуре мозга и в функциях, благодаря которым ослабляются симптомы ПТСР.

Изменения в структуре головного мозга

Как было отмечено ранее, дерегулирование определенных участков головного мозга, связанных с эмоциональной регуляцией и памятью, является ключевым фактором в развитии симптомов ПТСР, в купе с гиперактивностью центра страха —  амигдалы. Практика майндфулнесс изменяет эти паттерны за счет увеличения активности  префронтальной коры и гиппокампа и снижения активности амигдалы.

В действительности, расшифровка снимков головного мозга подтверждает  связь между медитацией майндфулнесс и увеличением объема серого вещества в гиппокампе и его уменьшением в амигдале. Посредством методов нейровизуализации ученые обнаружили, что медитация майндфулнесс также способствует активизации ПФК.

Влияние на функции головного мозга

В своем недавнем исследовании, целью которого было изучение воздействия медитации майндфулнесс на функции нейронов у пациентов, страдающих ПТСР, ученые обратили внимание на  взаимодействие двух «противоположных» нейронных сетей коры головного мозга, благодаря работе которых были достигнуты положительные результаты.

В исследовании приняли участие 23 ветерана войн в Афганистане и Ираке. Их разделили на несколько групп, в одной из которых участники проходили курс экспозиционной терапии на основе медитации майндфулнесс (MBET).

Результаты показали, что в то время как в группах с назначенным стандартным курсом лечения испытуемые только подавали надежды на исцеление, в головном мозге мужчин из группы, проходившей курс экспозиционной терапии на основе медитации майндфулнесс, произошли фактические изменения. Благодаря этим изменениям были выявлены механизмы, при помощи которых практика майндфулнесс может помочь в лечении ПТСР.

Функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ) показала, что в начале исследования у ветеранов была выявлена повышенная активность в участках головного мозга, связанных с восприятием внешней угрозы. После прохождения MBET, фМРТ зарегистрировала повышенную активность в нейронной сети оперативного покоя мозга (или сеть пассивного режима работы мозга, DMN). DMN состоит из взаимодействующих участков мозга, связанных с блуждающими мыслями, направленными вовнутрь, т.е. на самого человека, а не на внешние события. Кроме того, фМРТ также показала, что DMN усилил свои связи с исполнительной нейронной сетью коры головного мозга (Executive Network), которая отвечает за целенаправленное перемещение внимания.

Обе эти сети работали синхронно, демонстрируя суть того, как практика майндфулнесс может помочь людям натренировать себя, чтобы вырваться из порочного круга негативного мышления, которое зачастую является краеугольным камнем травмы.

Малое количество участников в каждой группе, отбор по половому признаку и участие в эксперименте только ветеранов означает то, что перед учеными открывается  целый простор для проведения гораздо более обширного эмпирического исследования в отношении применения медитации майндфулнесс при лечении пациентов с ПТСР.

Медитация майндфулнесс и ПТСР

В целом, эти нейронные корреляты ослабления симптомов могут пролить свет на  возможности терапевтического применения медитации майндфулнесс в реальной жизни. Бесспорно, эти  методы лечения обладают огромным потенциалом. Благодаря их применению люди смогут гораздо быстрее избавиться от последствий травмы и даже предотвратить риск развития ПТСР.

Тем не менее, есть один нюанс, который заслуживает внимание: учитывая сомнительный характер симптомов ПТСР, наиболее разумным решением будет обратиться к специалисту. Самый безопасный и эффективный метод – выполнение медитации майндфулнесс  в сопровождении профессионала.

Адаптированнный перевод с англ. Сергея Болсуна. Источник: mindful.org

www.bolsun.ru 

Кейти Байрон: Все, что вы думаете о других людях —это вы сами

Кейти Байрон: Все, что вы думаете о других людях —это вы сами

Бывший брокер по недвижимости и мать троих детей, Байрон Кейти разработала метод «Работы» 28 лет назад (в 1986 году). Находясь в состоянии жуткой депрессии, гнева и в плену вредных привычек, она проснулась однажды утром и осознала: все страдания происходят от веры в наши собственные мысли.
Экхарт Толле однажды сказал: «Работа Байрон Кейти — это великая благодать для нашей планеты», а журнал Time назвал Кейти «Духовным инноватором нового тысячелетия».

Кейти Байрон: Все, что вы думаете о других людях —это вы сами

Цитаты из ее книг:

  • Исследование открывает нам мир, который добрее, чем мы могли себе представить.
  • Я — источник своей боли, абсолютно всей.
  • Самореализация не обладает никакой силой, если она не проживается.
  • Разум влюбляется в самого себя, и этот чудесный роман с собой не только конец войны – это начало полностью нового творения.
  • Когда вы осознаете, что вы получаете все, что вам нужно, жизнь становится раем.
  • Вы страдаете только от убеждения, что в вашей жизни чего-то не хватает. В реальности вы всегда имеете все, в чем нуждаетесь.
  • Иногда быть счастливым — означает быть неправым.
  • Что они думают обо мне? Никто обо мне не думает! Люди могут видеть только самих себя — меня они видеть не могут.
  • Мысли… они мои дети… и я хорошая мать. Будьте матерью ваших мыслей! Будьте матерью детей в вашей голове!
  • Нет такого понятия, как плохая судьба. Проверьте это через исследование!
  • Ад: «Помощь прибудет в любую минуту». Свобода: «Никто не придет»
  • Когда ты веришь, что твоя проблема вызвана кем-то или чем-то другим, ты становишься собственной жертвой.
  • Когда мы боимся чего-либо в будущем, мы уже проживаем то, чего не хотим в нем видеть.
  • Тела людей так же невинны, как деревья или цветы.
  • Дети говорят нам правду. От нас зависит,  достаточно ли у нас мужества услышать ее.
  • Чем больше есть мрака сознания, тем боли больше.
  • Нет вопросов в пустоте.
  • Жизнь — это любовь, мои дорогие. Все остальное — воображаемая путаница.
Кейти Байрон: Все, что вы думаете о других людях —это вы сами
  • Если бы вы действительно знали, как вы красивы, то упали бы к своим собственным ногам.
  • Каждое мгновение – это Божий дар: и вы раскрываете ваш дар прямо сейчас, сейчас, сейчас…?
  • Нет ничего, что нельзя простить. Ваша истинная природа — это любовь. Вы ничего не сможете сделать с этим.
  • Все, что вы думаете о других людях — это вы сами.
  • Единственная защита, которая когда-либо могла существовать — это здравомыслие, разум, который полностью находится в связи с реальностью.
  • Если вы не воспримете критику как дар, ей не будет конца.
  • То, во что вы верите в настоящий момент, создает ваше страдание или ваше счастье.
  • Разум не останавливается. Вы только больше не верите мыслям. Вы можете действительно приветствовать их. Мысли не серьезны, они — невинные дети, и вы смеетесь с ними и улыбайтесь им. Разум сможет успокоиться, познавая себя. Разум вернулся домой.
  • Это невозможно, чтобы ясный разум мог жить несчастливой жизнью.
  • Если я не нахожусь в вашем сознании, как я могу существовать в вашем восприятии? Нет, «я » в вас не я. Тогда — кто «я»? Что «я»?
  • Когда я ищу вашего одобрения, я неодобрительно отношусь к себе той, которая ищет одобрения.
  • Стресс — это сигнал будильника, который сообщает, что вы привязаны к чему — то, что не является истинным для вас.
  • Мы боимся только того, чего мы не понимаем.
  • В прежнем мире мы заводили разговоры, и эго жило!
  • Любая история, которую вы рассказываете о себе, — пища для эго. Не существует подлинной истории.
  • Нет возможности убедить всех. Нет никого, кого нужно было бы убеждать.
  • Деньги — чудесная метафора. Деньги текут из одного места в другое, через разные страны, через телефонные системы и провода. Деньги показывают нам, каким наше мышление должно быть: как оно может течь, как оно может быть без преград и как может иметь много форм. Деньги показывают, как это легко — все время появляться и исчезать. Это большой учитель. Если вы бы двигались так же, как и деньги, вы были бы влюблены в то, что есть.
  • Наши любимые и близкие люди будут нажимать на все наши кнопки, пока мы не осознаем, чего именно мы не желаем о себе знать.
  • Разочарование, гнев, печаль — эти чувства извещают вас, что пора проснуться. Именно для этого чувства существуют — это дар! Они — не враги. Подобно мыслям они являются даром — они не враги.
  • Самое главное заключается в том, что если кто-то говорит мне что-то и это расстраивает меня, значит то, что он говорит мне, — это правда.
  • В тот момент, когда вы начинаете защищаться и оправдываться, вы разжигаете войну внутри себя, в вашем доме и в вашей семье.
  • Мы никогда не встречались лицом к лицу с нашими мужьями, женами, матерями, отцами, детьми. Пока мы не исследуем наши истории о них, мы понятия не имеем, кто они. Мы узнаем их последними.
  • Только эго рождается, только эго может умереть.
Кейти Байрон: Все, что вы думаете о других людях —это вы сами
  • Кроме своих мыслей, мы ничего не встречаем. Внешний мир — это проекция внутренней жизни.
  • Жизнь проста. В ней все случается для вас — не с вами. Все случается как раз в нужный момент — не раньше, и не позже.
  • Вы знаете, что мне нравится в самосознании? — Что мы всегда полностью защищены.
  • Хочешь встретить любовь всей твоей жизни? Посмотри в зеркало.
  • Вы не можете демонстрировать любовь — вы можете только раствориться в любви.
  • Истина ужасает эго, и истина состоит в том, что эго не существует.
  • В реальности мне нравится то, то она обходится без моей помощи.
  • Это не ваше дело любить меня, это — мое дело.
  • Чтобы войти в состояние благодати, усомнитесь в мысли, которую защищаете именно сейчас, СЕЙЧАС…
  • Обратите внимание: вы думаете или вами думают?
  • Думать, будто вы знаете, что лучше для другого человека, означает заниматься не своим делом.
  • Мы говорим другим только то, что нам необходимо услышать.
  • Тюрьма существует только в разуме — никакой другой тюрьмы нет.
  • Разыгрывайте из себя Бога — почувствуйте боль.
  • Моя религия — оставаться присутствующей в настоящем. Только и всего
  • Единственные отношения, которые когда-либо бывают значимыми, — это ваши отношения с собой. Когда вы любите себя, вы любите того, с кем вы всегда находитесь. Но пока вы не любите себя, вы не будете чувствовать себя комфортно, потому люди угрожают вашей системе убеждений, и до тех пор, пока вы не исследуете это, вы будете находиться в состоянии войны, чтобы защищать вашу систему убеждений. Таковы отношения.
  • У меня нет цели. Зачем мне обманывать себя? Зачем мне мыслить так узко?
  • Мы не взрослеем. Наши тела взрослеют, но не мы. Мы только становимся более неуловимыми в том, как мы реагируем, когда верим в эти мысли.
  • Наше страдание продолжается лишь до тех пор, пока мы не придем к осознанию, что на самом деле мы ничего не знаем.
  • Хотите ли вы знать секрет счастья? – Добро и Благодарность. Больше ничего не требуется.
  • Когда они нападут на вас, и вы заметите, что любите их всем сердцем, ваша Работа сделана.
  • Мир, который находится внутри меня, так прекрасен. Ничто не сможет соперничать с ним.
  • Нет, конечно, я не обменяю этот момент ни на что. Я не могу.опубликовано econet.ru

@ Кейти Байрон

Аллергия: фобия иммунной системы

Аллергия: фобия иммунной системы 

Аллергия: фобия иммунной системы 

Подавленное неприятие

У любого заболевания есть как физиологические, так и психологические причины возникновения.

И аллергия в этом случае не является исключением из правил.

Наверное, вы уже знаете, в чем заключается физиологический механизм аллергии. Иммунная система проявляет чрезмерную чувствительность к определенному веществу.Организм не переносит, отказывается принимать что-то.

 

Параллельно с этим существует схожий психологический механизм. В жизни человека присутствуют обстоятельства или ситуации, или люди, которых он не хочет принимать такими, какие они есть, но переделать их не может.

Вы можете возразить: но ведь в жизни любого человека периодически возникают ситуации, которые не хочется принимать. Не все же становятся аллергиками!

Какое же тогда неприятие приводит к аллергии? То, которое подавляется или запрещается самим человеком. 

Например, вас раздражает (обратите внимание на то, что аллергическую сыпь называют этим же словом — «раздражение») поведение вашего брата, бабушки или кого-то другого. Но поскольку это ваши родственники, вы запрещаете себе показывать и даже самой знать о своем раздражении.

При этом сама эмоция или неприязнь, как вы понимаете, никуда не исчезает. Если вы запрещаете себе что-то, раздражение от этого никуда не девается. Оно просто смещается в другую область и может реализоваться в физическом недуге — аллергии на то, что ассоциируется с раздражающим человеком. Это может быть его любимое домашнее животное или принимаемое им лекарство. Отсюда — аллергия на шерсть животных или медикаменты.

 

Аллергия: фобия иммунной системы 

Что в этом случае предложит традиционная медицина?

Избегать контактов с животными и не принимать лекарство, заменив его другим. Как вы догадываетесь, это действительно может на время избавить вас от аллергических проявлений. Ведь не встречаясь с животными или лекарствами, вы реже вспоминаете о них и не испытываете раздражение. Если же избегать контакта с аллергеном не получается, этот метод перестает работать. Такое же временное облегчение дают медикаменты. Но против аллергии, вызванной подавлением неприятия, скорее помогут не таблетки, а психологическая работа над собой. 

Старайтесь раскрыть причины болезни. Это даст вам осознание психологических проблем, в результате чего аллергии сама собой перестанет существовать, потому что вам больше не придется вымещать свои внутренние переживания в болезни физического тела.

•  Если у вас аллергия на пыль, подумайте, не слишком ли вы преувеличиваете значение идеальной чистоты и порядка. Не могла ли появиться ваша болезнь после общения с кем-то из ваших знакомых, кого бы вы считали нечистоплотными, грязными?

•  Если вы страдаете от аллергии на домашних животных, подумайте: что вам мешает любить этих милых существ? Возможно, родители когда-то запрещали вам заводить домашних животных или вы видели, как собака укусила человека.

•  При аллергии на определенные продукты вспомните, не было ли случаев, когда вы ели эти продукты во время неприятного для вас разговора. Или, возможно, это блюдо очень любит человек, с которым у вас были напряженные отношения.

•  Если у вас наблюдается аллергия на солнце, возможно, у вас есть неприязнь к темнокожим людям. Или вы стесняетесь своей фигуры, загорая на пляже в купальнике.

• Попробуйте узнать психологические причины своей аллергии, сопоставив время ее появления (и обострений) с теми обстоятельствами и проблемами, с которыми вы сталкивались в этот период.

Фобия иммунной системы 

В нейролингвинистическом программировании аллергию называют «фобией иммунной системы». Почему именно фобией? 

НЛП (нейролингвистическом программировании — одном из направлений психологии и психотерапии) аллергическую реакцию действительно называют фобией иммунной системы. Почему? 

Аллергия возникает, когда иммунная система организма не может адекватно воспринимать вещества, которые не вызывают проблем у обычного человека.

То есть иммунная система начинает «бояться» безобидных веществ, ее реакция становится более сильной.  Такой беспричинный «страх», когда опасности на самом деле нет, как раз и называется фобией. Это позволяет для лечения аллергии использовать психотерапевтические приемы, разработанные для избавления от фобий.

Давайте посмотрим основные из этих приемов.

Во-первых, выясните, почему безобидное вещество вызвало фобию у вашего организма. Для этого как можно более подробно вспомните первый контакт с аллергеном и первый случай появления аллергической реакции.

Что происходило в этот период? Что вы переживали при этом? 

К примеру, если вы находитесь на грани нервного срыва и в таком состоянии принимаетесь стирать одежду порошком (которым до этого нормально пользовались), вполне возможно, что в этот (или, может быть, следующий) раз он вызовет у вас аллергию.

Стиральный порошок начнет ассоциироваться с сильными негативными переживаниями (в терминологии НЛП это называется «якорем»), организм начнет бояться контактов с ним и делать все, чтобы избегать их: вызовет насморк, заложенность носа или кожные высыпания, лишь бы только вы больше не пользовались стиральным порошком. 

Во-вторых, используйте «механизм диссоциации». 

Ослабьте или полностью разорвите образовавшуюся связь (ассоциацию) между негативными эмоциями и тем, что стало аллергеном. Продолжая пример со стиральным порошком: поймите, что не стирка одежды химическими веществами, а предшествовавшее этому событие вызвало негативные переживания.

Проведите «коллапс якорей». 

Настройте себя испытывать огромную радость при мысли о веществе, вызывающем у вас аллергическую реакцию. 

Допустим, у вас аллергия на апельсины. Представьте их приятный запах, яркий цвет, пупырчатую кожуру, сладкий вкус (обязательно обратите внимание на разные виды ощущений от предмета: зрительные, слуховые, осязательные, вкусовые и обонятельные).

В полной мере насладитесь этими представлениями. 

Подумайте о том, что в этом фрукте много полезных веществ. При достаточно частом и длительном выполнении этого упражнения вы заставите иммунную систему поверить, что апельсины — это не опасно, а очень приятно и даже полезно.

Проведите проверку результатов. 

Если ваши бывшие аллергены доступны, то выберите место и время, когда вы выспались и хорошо себя чувствуете (спокойно и уверенно). Организуйте контакт с бывшим аллергеном и убедитесь, что аллергическая реакция отсутствует.

*********************************************************************************Я завершила полное обучение у Жильбера Рено  около трех лет назад и  являюсь клиническим психологом со специализацией Recall Healing ( Исцеление воспоминанием)  ,  окончила полный курс  Биологики  у Роберто Барнаи и дополнила свое образование  обучением  в Школе Психосоматики PSY2.0, Все эти школы имеют одним из своих источников  ГНМ(Германскую Новую Медицину-GNM)Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета .  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно

 Запись на консультацию

8 советов нейробиологов о том, как стать счастливым раз и навсегда

8 советов нейробиологов о том, как стать счастливым раз и навсегда

Существуют тысячи советов и психологических методик, чтобы почувствовать себя счастливым и радоваться каждому новому дню. Но что может порекомендовать наш собственный мозг?

Разработки нейробиологов, которые точно знают, почему и когда мозг дарит нам ощущение полной удовлетворенности.

Научиться говорить «спасибо»

© depositphotos

Что происходит: Когда мы благодарим человека или даже судьбу за что-то, то фокусируемся на положительных сторонах жизни. Воспоминания о приятном запускают выработку серотонина в передней поясной коре головного мозга. Такой метод часто используют для лечения депрессии.

Решать проблемы по мере поступления

Что происходит: Мозг 24 часа ищет решение каждой проблемы, которая нас беспокоит. На это уходит много энергии, поэтому мы ощущаем тревогу и раздражение, если мозг уже устал, а результата нет. Но за каждое принятое решение он поощряет себя порцией нейромедиаторов, которые успокаивают лимбическую систему и помогают нам снова видеть мир в лучшем свете. Поэтому проблемы действительно лучше решать одну за другой.

Высказать все плохое, что накопилось

Что происходит: Когда мы просто видим что-то неприятное и когда проговариваем то, что нам не нравится, задействованы разные отделы мозга. В последнем случае неприятные эмоции оказывают меньшее воздействие на человека. Поэтому полезно высказывать все, что накопилось: мозг запустит выработку серотонина и даже найдет какие-то положительные стороны в любой неприятности.

Прикосновения и объятия

© depositphotos

Что происходит: Для человека важно социальное взаимодействие. Социальная поддержка, в частности прикосновения и объятия, помогает людям быстрее поправляться после болезней. Если из жизни убрать тактильное общение, мозг воспримет это так же, как физическую боль, — за это отвечают одни и те же зоны. И в результате запустятся процессы, которые влияют на настроение и способствуют развитию депрессии.

Учиться, учиться и еще раз учиться

Что происходит: Новая информация для мозга означает постоянное изменение окружающей среды. Из-за этого он старается адаптироваться, развивается и вознаграждает себя дофамином, гормоном радости, за получение и обработку новой информации. Если хотите быть счастливым, не бойтесь пробовать что-то новое, менять обстановку и учиться тому, чего еще не знаете.

Заниматься спортом

© depositphotos

Что происходит: Физическая нагрузка — это стресс для тела. Как только стрессовая нагрузка заканчивается, происходит выброс эндорфинов. Они вырабатываются гипофизом мозга как награда и похожи на опиаты (например, морфий), которые уменьшают боль и поднимают настроение. Не нужно бегать марафоны, но даже обычная прогулка способна творить чудеса. Не зря многие писатели и композиторы считают ее обязательным условием креативного процесса.

Крепко спать

© depositphotos

Что происходит: Пока мы спим в темноте, выделяется гормон мелатонин — он замедляет все процессы в организме, помогает ему восстановиться и повышает содержание серотонина в гипоталамусе. Если мозг фиксирует изменение освещенности, запускается выделение гормона стресса, чтобы быстрее разбудить тело. Поэтому важно спать по 6–8 часов в сутки исключительно в темном помещении.

Находиться в ожидании чего-то приятного

© facebook

Что происходит: Процесс ожидания удовольствия, например еды или секса, похож на рефлекс предварительного слюноотделения, открытого Павловым. Наш мозг испытывает особое удовольствие, когда предвкушает приятное событие. Поэтому мы так любим считать часы и минуты до какого-то особенного момента: дня рождения или свадьбы, встречи с другом или просто конца рабочего дня.

Репродуктивная психосоматика

Репродуктивная психосоматика

Автор: Оксана Григорьевна Любицкая  

С каждым годом женские болезни цветут буйным цветом. Кисты растут, несмотря на то, что их вырезают. Миомы прочно занимают место в женском организме. Яйцеклетки прячутся от девушки 27-лет. Непроходимость труб стала просто эпидемией среди молодых девушек. Пышным цветом цветёт психосоматика у тех женщин, которые живут в благополучных условиях. И это не экология. Это в голове. 

В чём же причины? И как остановить этот рост? 

Репродуктивная система, в отличие от других систем и органов, имеет прямую связь с мозгом. И можно, конечно вырезать кисту, или миому, прижечь эрозию, ещё что-то почистить хирургическим путём. Но, если не искать психологическую причину, зачем организм выращивает то, что ему для жизни вообщем-то и не нужно, — то кисты будут расти, миомы развиваться и благоухать, а гормоны подскакивать или падать и притворяться умершими. 

Психика и физиология – это равноправные составляющие нашего организма и они обе имеют право голоса. Но, управление «полётами» находится в области психики. Поэтому, если возникают проблемы в женской сфере, идти нужно разбираться и к гинекологу, и к психологу. 

— Я убиваю его сперматозоиды, — сказала девушка на консультации и слово «убиваю» повисло в воздухе. Это слово было настолько живым, словно она реально брала в руки какой-то предмет и реально убивала сперматозоиды мужа. 

Девушка пришла с вопросом, — «почему не получается забеременеть?» Вопрос возник не сегодня, и было обращение к докторам, и были анализы-исследования. И был поставлен диагноз, — её организм вырабатывал особые антитела на сперматозоиды мужа. Что интересно, как объяснили ей врачи, эти антитела вырабатывает её организм именно на сперматозоиды мужа и с другим мужчиной не обязательно, что будут эти антитела. Не кажется ли вам это интересным? 

Только представьте себе картину, — попадают сперматозоиды мужа в организм жены, а тут на пути антитела встают стеной и преграждают путь. А яйцеклетка где-то там, в своём «замке» сидит и ждёт своего рыцаря-сперматозоида. Но, стража – антитела – не пропустили! Вот и не встретились яйцеклетка со сперматозоидом. Не получилось у девушки стать мамой. 

При чём здесь психология, скажете вы? Всё, что мы наблюдаем, — неполадки в физиологии. 

И здесь снова возвращаемся к интересной информации этого случая, — антитела возникают только на сперматозоиды мужа и в любой момент они могут исчезнуть. Это подтверждают доктора. 

Идём дальше. 

Вопрос. Где находится «руль» управления своим организмом? Откуда поступают сигналы нашим органам и системам? 

Головной мозг. Согласны? 

Доминанта материнства находится в коре головного мозга. Именно оттуда поступает сигнал – «Хочу ребенка». Но, кроме доминанты есть ещё два важных элемента, которые управляют процессами в нашем организме, — это Гипоталамус и Гипофиз. Гипоталамо-гипофизарная система связана с Доминантой Воспроизводства. 

Чтобы понять, как взаимодействуют Доминантна и Гипоталамо-гипофизарная система, представьте, что на огромном предприятии есть генеральный директор и управляющий директор. Так вот, Доминанта – это генеральный директор, который говорит, — нам нужен ребенок! А управляющий директор, как серый кардинал, решает, будем ли мы исполнять сейчас функцию деторождения или нет. То есть, руководит процессом Гипоталамо-гипофизарная система. Именно здесь принимаются решения, что делать, а дальше уже идут исполнители. Исполнителями в организме являются органы и системы. 

Если гипоталамус видит, что женщина тревожиться, ему не важно, откуда эта тревога взялась. Это знают только на уровне доминанты. А дальше возникает задача на уровне «управляющего директора»-гипоталамуса – как не пустить в репродукцию. 
У психики есть связь с соматикой и с телом. И если у женщины есть какой-то внутренний конфликт, то организм может отреагировать физиологически. Тогда говорят о психосоматике. 

Психосоматика — это реакция организма в виде проблем физиологии на внутренний конфликт. 

Когда организму не удаётся справиться с какой-то ситуацией, он уходит в соматику. Все наши отношения – это отношения с миром. Переход в соматику, — это ещё и уход от напряжения. 

А дальше ещё интереснее на нашем большом предприятии под названием «Женский организм». Параллельно с основной доминантой могут возникать Альтернативная Доминанта и Доминанта Самосохранения. 

Доминанта самосохранения – особая доминанта. Она должна быть постоянно в состоянии боевой готовности. Мы не можем изменить мир, поэтому наши системы, отслеживая опасности, всегда включены. Если организм по каким-то причинам считает, что беременность и рождение ребенка для женщины «опасно», то доминанта самосохранения занимает место доминирующей доминанты и она будет мешать жить другим системам. 

Задача самосохранения для организма всегда выше, чем задача воспроизводства. 

— Не до жиру. Быть бы живу, — говорит организм. 

Вернёмся к нашему случаю, описанному выше. В руках, а вернее, в коре головного мозга хрупкой девушки мощные силы управления своим организмом и неосознанно произошла блокировка репродукции. 

Почему не получается самостоятельно разблокировать преграды к материнству? 

Потому что обычно мы пытаемся объяснить ситуацию путём анализа и построения логических цепочек. Но, проблема не решается. В описанном случае даже инсеминация не помогла, — сперматозоиды уже взяли и доставили под окна яйцеклетки, но, антитела оказались сильнее и изобретательнее человека, решившего медицинской процедурой обмануть природу. 

Проблему попытались решить на сознательном уровне, но, блокировка была поставлена глубже, поэтому и на ситуацию, когда не получается забеременеть и родить ребенка, нужно смотреть не только на уровне тела. Тела, которое мы немного знаем, видим, можем потрогать. Смотреть и искать нужно ещё и за телом, за сознанием, за аналитическим умом, который может объяснить всё, — вот только проблему решить не всегда может. Идти нужно глубже. И, зачастую, это путь извилистый. 

Если блокировка была поставлена и отправлена в подсознание, то искать её нужно тоже там. 

dseqq.jpg

Нарушения в репродуктивной системе не несут вред всему организму, но, несут вторичную выгоду. 

Закупорка труб, спайки в трубах никому не мешают жить, но, это хороший способ контрацепции. Дисплазия цирквикального канала также не несёт вреда никому. Миома растёт себе и растёт, никому не мешает. И не надо уже никого выращивать. Они мешают только репродукции. 

Тогда где выгода, спросите вы? Вторичная выгода — не получаются дети. 

Зачем эта выгода нужна? Вот с этим и нужно разбираться. Что стоит за этой контрацепцией. И здесь встаёт вопрос о готовности к родительству. Готовность к родительству, — это не про «хочу-не хочу», это про «не получается». Осознать, что «мне сейчас это не надо». Если не осознаётся, тогда идём в конфликт. Одна часть женщины хочет одного, другая другого. 

Один вариант — не разрешить органу работать, другой вариант — наказать орган за это. Если подсознательно была задача не выносить ребенка, — матка отторгла плод. А затем матку за это нужно наказать. И таким образом, можно сказать, разрулили ситуацию. 

Репродуктивная система может поспать, отключиться на время. Такое бывает у эволюции, — остановить яичники. Так бывает во время войн, — женщины меньше рожают. Или во время продолжительной стрессовой ситуации. У женщины нет ресурсов и, как следствие, останавливаем функцию яичников. Есть даже такое понятие, — голодная амонерея. Не хватает белка, холестерина. Поэтому женщине и девочке обязательно нужен белок. Молочный белок от мамы. Для хорошей репродукции нужно хорошее белковое питание. 

А если функция яичников не восстанавливается, нужно разбираться в стрессовом факторе, к психологу. 

Все органы репродуктивной системы имеют свою отдельную задачу. Яичники — это органы, которые хранят и растят яйцеклетки. 

А откуда они взялись? Мама заложила. А вернее, они были ещё у бабушки, когда та носила маму. Яичники — это физиологическая связь с женским родом. Когда мы говорим о женской линии, у нас физическая преемственность. Если нарушена работа яичников, — смотрим на взаимоотношения с женскими фигурами по роду. Лишиться яичников, — «отрезать» связь с родом. 

Другая функция яичников — выращивать. И здесь, если амонерея, то где-то есть — «я не хочу выполнять женскую функцию». Если яйцеклетки не растут, не развиваются, то «я женщиной быть не хочу». Женщиной, как половой партнёршей или как матерью. Угнетённая функция яичников может говорить о том, что нет партнёра, с которым «я женщина». Нет сильного мужского фактора. Не на кого овулировать. 

Яичники начинают создавать женщину женщиной в период полового созревания. Инфантилизм яичников — «я недоженщина», маленькая девочка. На выращивание яйцеклеток нужны ресурсы. 

Причины нарушения яичников: 


1. «Мужичок никакой» 

2. «Я никакая» 

3. «Я не выросла» 

4. «Я ещё не разобралась, кто я, — мальчик или девочка» 

Маточные трубы — место встречи 

Маточные трубы — это место встречи яйцеклетки со сперматозоидом. И если есть такая неосознаваемая задача, чтобы они не встретились, тогда спайки и никто не пройдёт. Воспаление — среда, которая всех отравит и потопит. Спазм труб — это не про сперматозоиды, это про яйцеклетку, — не дать ей возможность войти в трубу. Спазм увидеть почти невозможно. 

По трубе продвигает эмбрион и можно не выпустить его (нарушения аппарата ресничек, атония трубы). Внематочная беременность задаёт важный вопрос, — Почему женщине не надо сейчас переходить в беременность? 

Маточная труба — это орган не физиологический, а мышечный. Она легко может видоизменяться. Если женщина постоянно в стрессовой ситуации, — непроходимость труб. 

Почему трубы сейчас вырезают массово? 

Потому что это безопасно. Так женщина получает контроль над репродукцией. «Когда захочу, тогда и рожу». Напряжение спадает. 

Матка 

Матка, это дом для ребенка. Но, этот дом может кто-то занять, например, выращивать миомы. У организма иллюзия кормления, соответственно, в беременность он не пойдёт. Миомы, как способ не беременеть. Если допустить беременность, то миома перестаёт быть средством решения задачи. 

В матке есть эндометрий. Эндометрий нужен для того, чтобы прикрепился плод. Эндометрий связан с тем, как мужчина выполняет свою часть в отношениях. Отсутствие надёжного партнёра, который обеспечит условия для рождения детей, неудовлетворённость в том, выполняет ли свои функции мужчина, ощущение одиночества, — всё это влияет на состояние эндометрия. 

Эндометриоз — это про отношения с мужчиной. Проблемой может быть не репродукция, а половые отношения. 

Эрозия шейки матки, молочница, герпес, — сами по себе деторождению не мешают. Но, если возникают на овуляцию, то, соответственно, нет половых актов — хороший способ контрацепции. 

Болезненная овуляция может быть сама по себе, а может мешать половому акту на овуляцию. Конфликт между яичниками, которые готовы кого-то уже родить и другой какой-то частью. Что это за часть, которая конфликтует, — разбираться к психологу. 

Нет месячных — это про принятие своей женственности. 

Так как наш организм существо цельное, то с вопросом, — почему не получается забеременеть и родить ребенка, — идти нужно как к доктору, так и к психологу. Присмотреться с двух сторон на проблему, — со стороны тела и со стороны головы и чувств. 

Психолог в данном случае – проводник в подсознание. Его специально этому учили, — как туда дойти, что взять с собой в этот путь, как общаться с подсознанием и как вернуться домой изменившимися. 

Дружите со своим телом, со своими чувствами, со своей психикой. Договаривайтесь с собой. Ищите контакт с собой

********************************************************************************Я завершила полное обучение у Жильбера Рено  около трех лет назад и  являюсь клиническим психологом со специализацией Recall Healing ( Исцеление воспоминанием)  ,  окончила полный курс  Биологики  у Роберто Барнаи и дополнила свое образование  обучением  в Школе Психосоматики PSY2.0, Все эти школы имеют одним из своих источников  ГНМ(Германскую Новую Медицину-GNM)Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета .  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно

В каждом конкретном случае решение будет индивидуальным, но даже при наличии физических проблем  с репродуктивным здоровьем ,  решение проблемы  бесплодия чаще всего  находится  в кабинете психотерапевта.

Запись на индивидуальную консультацию  с проблемами  наступления и течения  беременности и родов  и психологического бесплодия 

Депатологизация пограничного клиента. Ричард Шварц

Депатологизация пограничного клиента. Ричард Шварц

Депатологизация пограничного клиента. Ричард Шварц

Учимся управлять своими страхами.

Многие пограничные клиенты, делясь историей своей травмы, время от времени неизбежно провоцируют своих терапевтов. И способность терапевта принимать ответственность за происходящее с ним, вместо того, чтобы обвинять в этом клиента, может стать поворотным моментом в терапии.

Я много лет специализировался на терапии людей, переживших тяжелое сексуальное насилие, и это означает, что многие мои клиенты соответствуют диагностическому профилю пограничного личностного расстройства.

Как правило, терапевты испытывают ужас перед такими клиентами, поскольку они являются наиболее сложными, непредсказуемыми и часто лишают нас присутствия духа. Например, многие мои клиенты были суицидальны — некоторые угрожали самоубийством, таким образом манипулируя мной, другие вполне серьезно предпринимали попытки убить себя. Многие имели склонность к самоповреждениям, резали себе руки или тело, показывая мне свежие открытые раны. Я знал, что они злоупотребляют алкоголем и это наносит вред их здоровью. Они могли водить машину в таком состоянии и прийти пьяными на сессию, они были способны украсть и бывали пойманы, или попасть в такую переделку на дороге или на улице, что их жизнь оказывалась в опасности.

Нередко у них формировалась зависимость от меня, похожая на детскую. Они хотели, и часто требовали, не только моих постоянных утешений, но также и моей помощи в принятии даже мелких решений, например получать или нет водительское удостоверение. Если я уезжал из города, у некоторых случались приступы гнева. Другие хотели регулярных контактов между сессиями и интересовались подробностями моих чувств по отношению к ним, а так же моей личной жизнью. Они снова и снова пробовали на прочность мои границы, добиваясь специального к себе отношения, например, бесплатных сессий и дополнительного телефонного времени, чтобы обсудить каждую деталь их жизни. Или нарушали мою частную жизнь, находя адрес по которому я живу, и появляясь в моем доме без предупреждения. Когда я пытался поставить более жесткие ограничения, устанавливая четкое время, когда они могут или не могут звонить мне домой, некоторые отвечали намеками или открытыми угрозами на возможность самоубийства.

Иногда меня идеализировали: “Вы единственный человек во всем мире, кто может мне помочь!” В другое время атаковали меня, со сбивающей с ног непредсказуемостью: “Вы самый бесчувственный человек, которого я когда-либо знал!”

Во время терапии некоторые клиенты вдруг начинали вести себя как сильно испуганные маленькие дети. Другие впадали в неистовый гнев в ответ на малейшую провокацию. Неоднократно прогресс в терапии сменялся саботажем или недовольством мной, что делало мою работу похожей на сизифов ночной кошмар.

В начале моей карьеры я реагировал на такое поведение так как меня учили: пытался исправить ложное представление клиента о мире или обо мне, жестко укреплял свои границы, позволяя лишь минимальный контакт между нашими еженедельными сессиями и отказывался открывать мои собственные чувства. А также заключал контракт с клиентами с целью предотвратить повторение их попыток навредить себе.

Такой рациональный, безупречно «профессиональный» подход не только не работал, но, по большей части, вредил. Мои осторожные нейтральные реакции, казалось, обостряли переживания клиента. Я провел большую часть своей жизни, занимаясь клиентами, которым, казалось, никогда не станет лучше.

Глядя на это в ретроспективе, я вижу, что, не смотря на мои лучшие намерения, я подвергал многих своих клиентов своего рода терапевтической пытке.

Я интерпретировал их поведение, пугавшее меня, как признак тяжелой патологии или манипуляции. Тем самым я только вредил процессу терапии. Я ожесточал свое сердце по отношению к этим проблемным клиентам и они это чувствовали. Они чувствовали, что я отвергаю их эмоционально, особенно во время кризисов, когда они особенно нуждались в любящем принятии. Мои наполненные добрыми намерениями попытки контролировать их рискованное поведение, часто воспринимались ими как непонимание и даже опасность, мало чем отличавшуюся от той, что исходила от их преследователей/насильников.

Конечно, я не один испытывал такое на личном опыте. Многие терапевты пытаются отстраниться, защититься, становятся директивными, когда встречаются с особенностями мышления и поведения их пограничных клиентов. И действительно очень трудно не иметь таких реакций, когда вы чувствуете ответственность за кого-то, кто теряет контроль. Некоторые терапевты, наоборот, становятся еще более заботливыми, расширяя границы далеко за пределы своего уровня комфорта, до тех пор пока они не начинают чувствовать себя полностью поглощенными и раздосадованными. В результате все заканчивается тем, что они передают своих клиентов кому–нибудь другому.

С точки зрения теории Системной семейной терапии субличностей.

На исход этой борьбы может повлиять как реакция терапевта на поведение клиента, так и внутрипсихические проявления самого клиента. То, как реагирует терапевт, во многом определяется его пониманием происходящего. Подход Системной семейной терапии субличностей (ССТС) – модель, которую я развиваю в течение последних тридцати лет, предлагает альтернативу обычному способу работы с клиентами с так называемым пограничным расстройством. Она делает задачу терапевта менее пугающей и удручающей и более обнадеживающей и благодарной. С точки зрения подхода ССТС, симптомы, демонстрируемые этими клиентами, представляют крик о помощи различных частей Я или субличностей. Эти части являются носителями крайних убеждений и эмоций — то что мы называем “грузом”, и обусловлено это огромными травмами и унижениями, которые клиент претерпевал, когда был ребенком.

Главная задача терапии ССТС – работа с этими частями Я таким образом, чтобы позволить проявиться неповрежденному стержню личности (Самости) клиента и запустить процесс эмоционального исцеления. Если каждая часть, даже самая поврежденная и негативная, получит шанс выявить истоки своих грузов, она сможет продемонстрировать себя в изначальном высокоценном состоянии, как это было до того, как она стала настолько деструктивной в жизни клиента.

18.jpg
Предположим, что вы в детстве постоянно подвергались сексуальному насилию со стороны вашего приемного отца и никогда не могли сказать об этом матери. Когда вы станете взрослым, возможно вы будете носителем ваших частей Я, застрявших в этих сценах насилия, изоляции и стыда. Эти части остаются юными, напуганными и отчаявшимися. Когда они внезапно появляются в сознании, вы словно снова оказываетесь в тех страшных временах. Этот виток поднимает все те ужасные эмоции, воспоминания и ощущения, которые вы поклялись десятилетия назад никогда больше не испытывать. Я называю эти части — Изгнанниками, потому что вы пытаетесь изгнать их и спрятать глубоко внутри. Однако, если бы они не были травмированными, эти части могли бы быть чувствительными, доверчивыми, игривыми и одаренными богатым воображением. Таким образом, их подавление ведет к снижению вашей способности к любви и креативности.

Большую часть времени эти части остаются спрятанными. Они удерживаются другими частями, защищающими их. И эти защитники используют различные стратегии, предотвращая возможность встречи с Изгнанниками. На первом месте стоит стратегия защиты Изгнанников от “триггеров”, то есть провоцирующих вещей и ситуаций. Части-защитники организуют вашу жизнь таким образом, чтобы вы избежали встречи с кем бы то ни было, кто может, например, напомнить вам вашего приемного отца. Кроме того, они держат вас на безопасном расстоянии от людей в целом. Они постоянно ругают вас, заставляя прилагать максимум усилий, чтобы быть идеальным, чтобы предотвратить отвержение или любую критику в вашу сторону. А также помогают избегать всего, что может вызвать чувство стыда, страха и никчемности, которые несут Изгнанники. Однако, несмотря на эти усилия по защите, вселенная постоянно посылает Изганникам “триггеры”, а, кроме того, сами они постоянно хотят вырваться из их внутренней тюрьмы, с тем, чтобы вы их заметили. Это проявляется в форме флешбэков, ночных кошмаров, панических атак или менее затопляющих, но также очень интенсивных чувств тревоги, стыда или отчаяния.

Дабы избежать плохого самочувствия, вызываемого Изгнанниками, другие ваши части развивают арсенал отвлекающих маневров, которые используются по мере необходимости. Например, вы вдруг чувствуете острую потребность напиться, или вы внезапно немеете и чувствуете себя смущенным и обессиленным. Если эти усилия не срабатывают, вы можете обнаружить у себя мысли о самоубийстве, которые одновременно успокаивают и страшат. Если вам поставили диагноз пограничного расстройства личности, это практически означает, что вы также имеете два набора защищающих вас частей, которые специализируются на управлении взаимоотношениями с другими людьми: Ищущие и Недоверяющие.

Представьте себе, что ваш ум — это дом с большим количеством детей без родителей. Младшие дети страдают и бедствуют. А те, что постарше, не справляясь с задачей заботиться о младших, заперли их в подвале. Некоторые из тех, кто старше, безуспешно пытаются найти взрослых, которые могли бы позаботится о сиротах в подвале. Это Ищущие. Они ищут походящие кандидатуры: терапевтов, супругов, знакомых. И они пускают в ход все свое очарование, чтобы привлечь этих людей на роль спасителя. Однако, эти ищущие части разделяют с вашими Изгнанниками их мнение, что вы в основе своей не имеете никакой ценности, что как только люди увидят насколько вы мерзкий, то сразу убегут от вас. Они считают, что вам нужно доказывать, что вы в каком-то смысле особенный. Или вам нужно манипулировать людьми, чтобы они выполняли роль спасителей. Эти защищающие части также считают, что забота о ваших Изгнанниках, это работа на полную ставку. И она занимает все их время. Поэтому они пытаются полностью оккупировать жизнь опекаемого ими человека.

Среди старших детей в этом доме вашей психики, есть коалиция (Недоверяющие), которая пытается защитить детей в подвале по-другому. Они никому не верят и держат Изгнанников в удалении от людей, которые, по их мнению, могут обмануть, дав надежду на освобождение. Эти защитники в прошлом уже видели, что происходит, если Изгнанники привязываются слишком сильно к потенциальному спасителю, который неизбежно предает их, не помогая достаточно, или даже отталкивает, испугавшись их нескончаемых потребностей. Защитники видят, какой непоправимый урон наносится детям из подвала, когда спаситель перестает их любить и отвергает. Поэтому эти «старшие братья» должны быть уверены, что вы остаетесь в изоляции, без привязанностей, полностью поглощены работой и эмоционально не доступны. Они напоминают вам, что спасители сбегают от вас, потому что вы вызываете отвращение. И если вы позволите кому-то подойти к вам ближе и дадите увидеть, кем вы являетесь на самом деле, то другой человек испытает лишь отвращение.

Всякий раз когда ваши Ищущие игнорируют предупреждение Недоверяющих и вы приближаетесь к другому человеку, эти Недоверяющие защитники следят за каждым движением другого, выискивая знаки, свидетельствующие о том, что этот самый другой лжив и опасен. Они досконально исследуют вашего терапевта. От стиля одежды и офисной мебели до малейших движений его настроения и продолжительности его отпуска. Потом они используют эти несовершенства как свидетельства того, что вы ему безразличны или что он некомпетентен. Особенно если он когда-нибудь сделает что-либо, напоминающее вам о вашем преследователе/насильнике из прошлого. Если терапевт употребляет похожие фразы или носит похожую рубашку, он “становится” вашим приемным отцом.

Таким образом, не ведая об этом, терапевт входит в дом вашей психики и быстро оказывается втянутым в борьбу между двумя коалициями защитников: одни готовы на все, чтобы он остался, а другие готовы на все, чтобы прогнать его. Если терапевту удастся продержаться достаточно долго, он лицом к лицу столкнется с задавленными потребностями детей из подвала, а так же с обескураживающими методами старших детей удержать Изганников в заточении. Таким образом, терапевт, не подготовленный к такой скрытой войне или ненатренированный в способах взаимодействия с этими внутренними коалициями, рискует быть втянутым в бесконечные сражения.

Первый звонок к пробуждению.

В начале моей карьеры, до того как я разработал модель Системной семейной терапии субличностей, я начал встречаться с Памелой — 35-летней женщиной, работавшей офис-менеджером. Она обратилась в центр по работе с психическим здоровьем, где я тогда работал, с жалобами на депрессию и компульсивное переедание. Во время нашей первой встречи она сказала, что, по ее мнению, ее перепады настроения могут быть связаны с пережитым в возрасте 10 лет насилием, совершённым няней. И кроме того, она чувствовала себя очень одинокой и вынуждена была заниматься ненавистной работой. Ей понравилось то, что я был молод и казался добрым и она поинтересовалась, может ли посещать наши встречи 2 раза в неделю. Я, в свою очередь, обрадовался возможности работать с ней, оценив степень ее готовности и заинтересованности, особенно по сравнению с угрюмыми подростками, которые составляли основную часть моей тогдашней практики. В течение нескольких сессий я сопровождал ее в процессе принятия решения увольняться ли ей с работы. Так же мы разрабатывали план питания. Я был уверен, что ее доверие ко мне растет и я получал удовольствие от работы, которая, казалось, протекала достаточно успешно.

Потом настало время сессии, на которой она начала говорить об изнасиловании. Она была очень напугана, обливалась слезами и не хотела покидать мой офис в конце часа. Я продлил сессию, пока она не пришла в себя и не стала способна покинуть кабинет. Я был в некотором замешательстве в связи с такой переменой в терапевтическом процессе, но понимал, что мы наткнулись на очень эмоциональную тему.

На следующей сессии Памела извинялась и беспокоилась о том, что я больше не буду с ней работать. Я заверил ее, что последняя сессия была началом чего-то очень важного и что моя обязанность помогать ей остается в силе. Она попросила увеличить количество встреч до трех в неделю, отчасти объясняя это тем, что у нее появились суицидальные мысли. Я согласился.

Этот паттерн повторился на следующей сессии: она начала говорить о насилии, потом стала неразговорчивой, начала плакать, казалось, что отчаяние ее росло. Я старался быть максимально эмпатичным, доверяя моим роджерианским инстинктам. Последующая сессия началась в аналогичном духе, а затем кто-то постучал в дверь. Несмотря на то, что я проигнорировал этот стук и предложил Памелле продолжить работу, она взорвалась с яростью: «Как вы могли позволить такому случиться? Что с вами?!»

Я извинился за то, что забыл повесить объявление о проходящей сессии, но она не приняла моих извинений и выскочила из кабинета. Я безрезультатно пытался дозвониться до нее несколько раз на последующей неделе, моя паника неуклонно возрастала по мере того, как она пропускала назначенные встречи. Я уже был готов звонить в полицию, когда она без предупреждения появилась в моем офисе, выражая раскаяние и умоляя продолжить встречи с ней.

Я продолжил, но отныне не с открытым сердцем. Некоторые мои субличности чувствовали себя беспомощными и испуганными во время тех недель, когда она отсутствовала. Другие части меня были возмущены тем, как она обошлась со мной. Мне пришлось согласиться продолжать работу с ней, но я считал что своим поведением она перешла все мыслимые границы. Меня стали возмущать любые ее просьбы, выходившие за рамки оговоренного времени.

Сейчас я уверен, что работа с Памелой, по большому счету, не была удачной именно потому, что она почувствовала это изменение во мне и в моем отношении к ней. Последовало еще несколько суицидальных эпизодов, усиление требований поддержки и увеличения количества времени. Я начал встречать ее на улице. У меня стали возникать подозрения, что она следит за мной. От этих мыслей по телу у меня начинали бегать мурашки. Я изо всех сил старался это скрыть. И я уверен, что мое раздражение и антипатия часто просачивались наружу, что доводило до отчаяния ее Ищущие части, которые теряли надежду на мою помощь, и усиливало попытки ее Недоверяющих защитников отдалить ее от меня.

После двух лет такого рода работы с ней, она внезапно умерла от сердечного приступа, связанного с ее избыточным весом. Мне стыдно признать, что я почти почувствовал облегчение. У меня так и не вышло осознать свою реальную роль в ее ускоряющемся ухудшении состояния и чувствовал я только все усиливающуюся тяжесть от этой «безнадежной пограничницы».

Усиление лидерства Самости.

После долгих лет работы с такими клиентами как Памела, я многое узнал об организации их внутренних систем и мой стиль терапии радикально изменился. Из своего опыта работы с ней я понял почему так многие терапевты замыкаются в своей внутренней крепости, пряча панику и гнев за фасадом профессиональной отстраненности. Если у вас отсутствует системный взгляд на происходящее, вы сталкиваетесь с чем-то, что вами воспринимается как набор воинственно настроенных личностей, зачастую противоречащих друг другу.

Однако, с точки зрения модели Системной семейной терапии субличностей, такое изменение поведения, сигнализирующее о появлении различных субличностей, является отнюдь не плохой новостью. Вместо того чтобы воспринимать это как свидетельство высокой степени патологичности клиента или низкой компетентности терапевта, появление этих субличностей можно расценивать как сигнал того, что клиент чувствует себя достаточно безопасно, чтобы их показать. В поле ССТС такие феномены как флешбэки, диссоциация, панические атаки, сопротивление и перенос являются инструментами, применяющимися разными частями личности. И, в таком случае, они могут служить важными индикаторами, указывающими на то, что должно происходить в терапии.

Когда терапевты смотрят на пограничное расстройство личности под таким углом, им легче переносить резкие перепады настроения клиентов, нападки, сильную зависимость, очевидную регрессию, равно как контролирующее и принуждающее поведение. Поскольку такого рода поведение не является признаком глубокой патологии, его не следует относить к личности в целом. Это только часть территории.

Эти нападки исходят от частей-защитников и их задача — заставить вас чувствовать себя плохо и отступить. Регрессия — это не показатель смещения пограничности в сторону психоза. Это признак прогресса, так как система чувствует себя достаточно безопасно, чтобы выпустить на свободу травмированных Изгнанников. Манипуляция и принуждение не являются признаками сопротивления или расстройства характера. Это всего лишь индикаторы страха. Самоповреждающее поведение и суицидальные симптомы — это не признаки пугающей патологии, это попытки клиента утешить себя, смягчить боль.


Такая точка зрения поможет вам сохранить свое Я во время бури. Остаться заземленным и полным сострадания перед лицом крайних проявлений в поведении вашего клиента. Это как «рентгеновское зрение». Вы видите боль, которая руководит частями-защитниками, что помогает вам не переходить к отреагированию, не начинать защищать себя. Чем более принимающими и понимающими вы становитесь по отношению к частям вашего клиента, когда те проявляются, тем меньше ваши клиенты будут осуждать или атаковать себя, или впадать в панику, когда они чувствуют, что ситуация выходит из-под контроля. Чем лучше вам удается справиться с проверками частей-защитников, тем больше они расслабляются, позволяя спокойной, уверенной, внимательной целостной личности вашего клиента освободиться от защитников и выйти на первый план.

Отличительным признаком модели ССТС является вера в то, что за верхним слоем этих разрозненных частей у каждого клиента присутствует неповрежденная, исцеляющая Самость. В самом начале терапии большинство пограничных клиентов даже не подозревают о существовании этой внутренней целостной личности и чувствуют себя совершенно разобранными. При полном отсутствии внутреннего руководства, части становятся испуганными, ригидными, их парализует, как старших детей в доме, покинутом родителями. И если терапевт упорно продолжает оставаться спокойным, стабильным, сострадательным, внутренние части клиента расслабляются, успокаиваются и Самость клиента начинает проявляться спонтанно. С этого момента клиент чувствует себя по-другому. Как будто штормовые волны жизни становятся более пригодными для судоходства.

Системная семейная терапия субличностей в действии.

Я недавно начал работать с 42-хлетней клиенткой по имени Колетта, которая уже обращалась в несколько лечебных центров, занимающихся расстройствами пищевого поведения. И в двух последних центрах ей ставили диагноз пограничного расстройства личности. Как и многие пограничные клиенты, она испытала сексуальное насилие в детстве — в ее случае это был сосед. Однако ее предыдущие попытки терапии фокусировались в основном на исследовании и коррекции ее иррациональных суждений вокруг расстройства питания.

Она рассказала мне, что слышала, будто я могу помочь людям с их травмами. Я ответил, что могу помочь ей с частями ее личности, перенесшими боль и как бы застрявшими в прошлом. Я также добавил, что мы не будем вступать в контакт с этими частями до тех пор, пока не узнаем как можно больше о них и не получим их позволения обратиться к болезненным эмоциям и воспоминаниями. В последующих сессиях я помог Колетте наладить диалог с некоторыми ее частями-защитниками, включая ответственных за расстройство питания, и убедить их не бояться нашего контакта с Изгнанниками.

Как только ей было позволено продолжить, я поддержал ее в решении сфокусироваться на воспоминании насилия. Она увидела себя, как любопытную пятилетнюю девочку, которую заманили в соседний дом поиграть с домашними кроликами. Колетта смогла быть свидетелем последовавшей сцены насилия и с состраданием отнестись к своей юной части. Мысленно она смогла войти в эту сцену и забрать девочку в безопасное место. Ее защитники почувствовали облегчение от того, что эта часть больше не была настолько уязвимой и сообщили, что они рассматривают возможность принять для себя новые роли. Когда Колетта покидала эту сессию, она сказала что впервые почувствовала надежду. Я был очень тронут интенсивностью работы и благодарен за честь сопровождать ее в этом путешествии.

Однако во время следующей сессии Колетта была дистанцирована и закрыта. Она сказала, что не помнит, чем мы занимались на прошлой сессии и что продолжение работы со мной не кажется ей хорошей идеей. И добавила, что пришла только для того, чтобы сообщить, что это наша последняя встреча. И не могло даже идти речи о попытке отговорить ее от этого.

Несмотря на то, что я имел уже гораздо большее представление о происходящем, во мне все еще присутствовали юные части, которые были разочарованы таким внезапным спадом и другие, которые чувствовали себя недовольными, когда не ценятся мои усилия помочь. В этот момент на первый план вышел один из моих защитников, и я холодно, с отстраненностью клинициста произнес, что мне, конечно, жаль, но если она приняла решение, я буду рад выдать ей рекомендации на прощание. Поскольку мы еще какое-то время разговаривали, я сумел распознать ту мою часть, которая так отреагировала на этот “триггер”. Я напомнил этой своей части, посредством внутреннего диалога, что ей не обязательно одерживать верх. Я сказал ей следующее: “Я знаю, что ты считаешь ее неблагодарной, но ведь это только проявление ее напуганных частей-защитников. Расслабься немного. Позволь мне тут разобраться, а с тобой я поговорю после сессии”.

Когда моя защищающая часть отступила, я почувствовал возвращение эмпатии и заботы о Колетте и мне стало ясно почему она так дистанцировалась. Я прервал наш разговор и сказал: «Я должен извиниться. Твое желание прервать терапию удивило и разочаровало меня. Я был очень доволен той работой, которую мы проделали и хотел бы продолжить ее. Я понял, что во время последней сессии я очень расстроил какие-то из твоих частей, которых нам, вероятно, необходимо выслушать. И я полностью открыт для этого.»

Колетта поблагодарила меня за проведенное с ней время и сказала, что ценит мою честность, но все-таки хочет прервать терапию. Затем, на следующей неделе, она позвонила поинтересоваться — сможем ли мы опять встречаться. На последующей сессии она призналась, что то что я сказал ей о своем желании продолжить с ней работу, очень много для нее значило. И что она уже договорилась с той частью, что меня уволила, дать мне еще один шанс. Я ответил, что рад еще одному предоставленному мне шансу, но не совсем понимаю за что был уволен. Она сказала, что сама не очень поняла это и тогда я предложил ей сфокусироваться на той части, которая так резко избавилась от меня, и спросить ее «за что»? Когда она сделала это, уволившая меня часть отказалась отвечать и стала ругаться на Колетту. Я предложил узнать у нее — не пожелает ли она поговорить со мной напрямую. Последовал утвердительный ответ.

Дик Шварц: Ты здесь?

Защитник Колетты, ужасным голосом: Да. Что тебе нужно?

ДШ: Итак, ты та часть, которая избавилась от меня. Это так?

ЗК: Да, это так! Ей этого дерьма не надо. А ты такой засранец!

(У меня есть часть, рефлекторно реагирующая на ругательства. Мне пришлось попросить эту часть успокоиться, дабы сохранять заинтересованность.)

ДШ: Я ценю твою готовность говорить со мной. Я бы хотел лучше разобраться, почему ты думаешь, что мы занимались ерундой или почему я тебе не нравлюсь.

ЗК: Ты ничем не отличаешься от двух предыдущих терапевтов-лузеров. Ты возвращаешь ей надежду, а потом гадишь на нее.

(Я почувствовал свою часть, которая хотела поспорить с ее защитником и убедить его, что я другой, что я безопасен и не обижу ее. Я напомнил этой части, что такой подход не работает.)

ДШ: я понимаю, что у тебя нет причин верить мне. Ее предавали многие призывавшие доверять им. И много раз воскресавшие в ней надежды обманывались и она вновь и вновь терпела разочарование. Я также понял, что твоя задача — предотвращать повторение таких историй, и у тебя достаточно власти для этого. Ты босс и мы не собираемся ничего делать с ее травмами без твоего одобрения.

ЗК: Ах ты говнюк! Я тебя насквозь вижу! И понимаю что ты сейчас пытаешься сделать с помощью этого полного заботы терапевтического дерьма!

(Теперь часть меня стала говорить, что это бессмысленная и утомительная трата времени и что надоели уже эти оскорбления. Я попросил ее отступить на шаг назад).

ДШ: Ок. Как я сказал, я не жду, что ты будешь доверять мне прежде чем я докажу, что на меня можно положиться. Я ценю то, что ты позволяешь Колетте продолжать видеться со мной, несмотря на те чувства, что ты питаешь ко мне. И я бы хотел почаще встречаться с тобой с тем, чтобы следить как мы продвигаемся. Теперь я бы хотел снова поговорить с Колеттой. Колетта, ты здесь?

Колетта: Даа. Это было странно. Он всегда так плохо обращался со мной! Я никак не думала, что он пытается помочь мне. Когда он с тобой говорил, я почувствовала его печаль.

ДШ: И как ты теперь к нему относишься?

К: Мне жаль, что ему приходится быть таким жестким, в то время как сам он так печален.

ДШ: Ты можешь ему сказать об этом? Посмотри как он отреагирует.

К: (после паузы) Он, кажется, стал мягче. Он ничего не говорит, просто выглядит очень грустным.

Пока Колетта слушала мой разговор с защитником, она по-иному взглянула на него. Когда я спросил, что она стала чувствовать по отношению к нему после услышанного, стало понятно что ее Самость обозначилась более явственно. Ее голос стал спокойнее, она стала демонстрировать доверие и сострадание, которых так не хватало во время наших предыдущих разговоров об этой части.

Она все еще сочувствовала этому защитнику во время следующей сессии, и я предложил ей выразить новое для нее переживание сострадания к своей части через внутренний диалог. Вначале эта ее часть отреагировала привычным презрением, тем же что и по отношению ко мне перед этим, сказав Колетте, что она была бестолковой дурой, раз доверилась мне. Но я помог своей клиентке сохранить сердце открытым и часть, с которой велся диалог, оказалась удовлетворена тем, что Колетта наконец увидела ее стремление помочь.

Позже в терапии, после того как Колетте удалось освободить еще многих Изгнанников с моей помощью, она начала производить серьезные изменения в своей жизни. Она перестала скрывать свои эмоции и оправдываться. Завершила отношения, в которых она воссоздавала некоторые из своих старых паттернов жертвы. Мне она все больше нравилась и я поверил в возможность ее дальнейшего развития и в мою способность помочь ей. Как вдруг, в один прекрасный день, очередной звонок от нее как будто облил меня холодным душем. Низкий угрожающий голос на автоответчике произнес: «Ты ее не получишь. Она моя!». И на другом конце повесили трубку.

Я перезвонил, но мне никто не ответил. Внезапно я почувствовал комок паники в животе, сходный с тем, что я переживал с Памеллой. Где-то был в опасности мой клиент, а я ничем не мог помочь ему. Слава Богу, у меня было несколько дней до нашей следующей сессии, чтобы поработать со своим дистрессом. Я попросил коллегу помочь мне с моей частью, относившейся к раннему периоду моей жизни, когда я чувствовал себя беспомощным и неспособным помочь кому-либо. Эта работа оказалась очень освобождающей и ценной.

Когда Колетта пришла на следующую сессию, она выглядела подавленной и сообщила, что вернулась к тому, откуда начинала. Она вновь унижается и пытается вернуть отношения, которые она покинула. Впервые в этом году ее посетили мысли о самоубийстве. Она помнила, что звонила мне, но не смогла вспомнить, что говорила. Поскольку до этого я был очень воодушевлен ее прогрессом, в этот момент мое сердце упало и я услышал знакомый внутренний голос, задававший все тот же вопрос — сдвинулись ли мы вообще с места в этой нашей совместной работе? Я попросил эту часть позволить мне остаться в присутствии. Я присоединился к Коллете и почувствовал смещение в сторону большей общности. Такое происходит, когда моя Самость более “воплощена”, включена.

Я попросил Колетту сфокусироваться на суицидальном импульсе и попросить ту часть, которая боялась этого, сделать шаг назад, позволив клиентке просто быть любопытной. После чего Колетта смогла спросить другую свою часть — почему она желала ее смерти. Страшный голос из телефонной трубки ответил, что его работа была «уничтожить ее». Мне пришлось сдерживать свои собственные занервничавшие части и помочь ей сохранять любопытство относительно причин такого желания ее уничтожить. Ей ответили, что она заслуживала смерти и важно было проследить, чтобы это произошло наверняка. Колетта взглянула на меня и сказала, что это выглядело как чистое зло. Я попросил ее сохранять спокойствие и заинтересованность, чтобы оставалась возможность диалога и мы бы смогли убедиться в том, правда ли это.

Колетта: Почему ты думаешь, я заслуживаю смерти ?

Суицидальная Часть: Просто сделай это, а моя работа — проследить, чтобы ты это сделала.

К: Чего ты боишься, что может произойти, если я не умру?

СЧ: Я ничего не боюсь!

Дик Шварц: Спроси ее, что хорошего будет в твоей смерти.

К: Ок, тогда что будет хорошего, если я умру?

СЧ: Ты не будешь хорошо к себе относиться.

К: То есть, ты не хочешь, чтобы я хорошо к себе относилась?

СЧ: Да, потому что ты самый бесполезный кусок дерьма и пустое место!

К: А что в этом такого ужасного, если я буду хорошего о себе мнения?

СЧ: (после продолжительной паузы) Потому что тогда ты будешь пытаться.

К: А что плохого в попытках?

СЧ: Тебе будут продолжать причинять боль.

В конечном счете, Суицидальная Часть говорит, что еще один провал пережить невозможно. Лучше умереть, чем пережить очередное разочарование. Колетта выразила свою признательность этой части за попытку защитить ее от такого результата, и мы попросили у Суицидальной части позволения на исцеление тех частей, которые в прошлом пострадали от разочарования.

К счастью, история Колетты закончилась лучше, чем история Памеллы. Она осознала, что Суицидальная Часть на самом деле была никем иным, как еще одним, еще более яростным ее защитником, который играл огромную роль в ее жизни. Поскольку она твердо верила в то, что боль и страдания были ее достоянием, а все хорошее, что приходило в ее жизнь, было фальшивым и иллюзорным, ее возможности переживать счастье или испытывать чувство уверенности, были сильно ограничены. Траектория исцеления клиентки взмыла вверх, когда завершилось это бессознательное давление.

Различие в достижениях Памеллы и Колетты объяснялись различиями моих позиций по отношению к пограничному расстройству личности. И, что помогало мне еще больше, это моя способность замечать те мои части, которые реагировали на Колетту, как на триггер, возможность в тот же момент времени проводить с ними работу и затем возвращать руководящую роль Самости. Вне зависимости от вашей профессиональной ориентации как терапевта, такая способность в постоянном мониторинге открытости своего сердца и быстром восстановлении после «нападения частей» особенно критична при работе с пограничными клиентами. Как показывает мой опыт, недоверчивые защитники ваших клиентов постоянно следят за состоянием вашего сердца. И как только они чувствуют, что ваше сердце закрывается, начинают мучать вас или покидают терапию.

Одной из величайших несправедливостей жизни является то, что большое количество людей, получивших травмы в детстве, вновь и вновь ретравмируются на протяжении всей жизни, потому что первоначальная травма сделала их чрезвычайно ранимыми, незащищенными и предрасположенными к реактивным реакциям. Пограничные клиенты неизбежно будут, время от времени, служить триггерами для своих психотерапевтов, провоцировать их, вызывая в них чувство страха, негодования и безысходности. Ваша способность к распознаванию того, что происходит у вас внутри и искренняя попытка восстановить взаимопонимание, может стать поворотным пунктом в терапии.

Многие пограничные клиенты страдали в жизни от недостатка признания. Обычно, когда они оказывались в конфликтной ситуации, их подвергали стыду и отвергали за их повышенную чувствительность, эмоциональность или импульсивность. Как результат, часто они живут с чувством, что они приговорены оставаться в одиночестве с арсеналом необычно реактивных и крайних в своих проявлениях защитников.

Эти клиенты заслужили быть в отношениях с кем-то, кто, первоначально будучи спровоцированным, все же смог вернуться на позицию, с которой ясно видна боль, ведущая к такому поведению, как взрывная ярость, ледяное отстранение или контролирующая манипуляция.

Как только вы научитесь осознавать ваши собственные части, старающиеся защитить вас от этих клиентов, и убедите их позволить вам продемонстрировать внутренний свет вашей Самости, эти «сложные» клиенты станут вашим самым большим вознаграждением, а так же значительно вырастет уровень вашего самолидерства (способности управлять собой) и сострадательного присутствия.

Автор: Ричард Шварц, Ph.D., директор the Center for Self Leadership, основатель Системной семейной терапии субличностей, автор книг Internal Family Systems Therapyand You Are the One You’ve Been Waiting For: Bringing Courageous Love to Intimate Relationships.

Перевод: Юлия Малик agapecentre.ru

Редакция: Юлия Локкова emdrrus.com

Источник: psychotherapynetworker.org

Констелляции ствола головного мозга и «Синдром» в GNM

 

Констелляции ствола головного мозга и «Синдром» в GNM

Констелляции СБП ствола головного мозга.

.
Ствол головного мозга управляет функционированием тех органов, которые «работают на выживание организма». Метафорой для этих архаичных функций выживания являются «куски» всего, что жизненно важно для организма в целом.
.
Разделение в стволе головного мозга на две половины соответствует направлению движения «куска пищи» по организму.  Правая половина ствола мозга регулирует  «приём куска пищи»  и, соответственно, управляет органами тела, которые отвечают за эту функцию, а левая половина ствола мозга регулирует «вывод из организма переработанного куска», т.е. управляет органами тела, которые отвечает за вывод из организма  токсичных или опасных отходов.

stammhirn2

Например, реле 2 на правой стороне отвечает за лёгочные альвеолы, реле 4 отвечает за желудок, реле 7 за печень, реле 8 за поджелудочную железу (входная часть), а реле 13-16 на левой стороне  отвечают за различные отделы кишечника (выходная часть).
.
Если обе половины ствола находятся под действием активного конфликта, то соответствующая программа выживаемости организма не может быть выполнена, т.е. жизненно важные (экзистенциальные) потребности не могут быть удовлетворены в данный момент времени.
.
Констелляцией (или «созвездием») называется одновременное наличие двух активных СБП  на обеих половинах мозга, в данном случае в стволе мозга, и в этом случае биологически успешная стратегия это — состояние ужаса, спутанность сознания, когнитивные нарушения.  Для человека это означает состояние «общей вялости», чтобы «просто ждать лучших времен».
.
Типичные характеристики констелляций ствола: ощущение полной дезориентации. Такой человек чувствует себя абсолютно потерянным. Часто можно обнаружить такие констелляции, когда, например, у человека опухоль толстой кишки (контролируется левой частью ствола) и он переживает конфликт голода из-за страха невозможности прохождения пищи через кишечник, что приводит к развитию опухоли печени(контролируется правой частью ствола). С этого момента человек находится в полном смятении и озадаченности.
.
В то время как в природе ситуация из двух экзистенциальных конфликтов может длиться лишь короткое время, для людей это может длиться длительное время. При этом у человека ухудшается способность к принятию решений, он испытывает апатию, вялость, снижение интеллектуальных способностей, он мало чего вообще способен делать и предпринимать.  При большой массе конфликта человек находится в состоянии «могу только сидеть и смотреть на стену перед собой».
.
Часто констелляцию ствола мозга человек делает буквально «собственными руками», что очень часто можно наблюдать у онкологических больных, если им озвучивают диагноз «вам осталось жить…».  Например, первоначальное предположение «у вас возможно рак, для профилактики пройдите курс химио-терапии» в экзистенциальном плане может восприняться как  конфликт «мне нужно вывести эти ядовитые куски из организма», и будет задействована левая половина ствола мозга. В дальнейшем при озвучивании прогноза «вам осталось жить пару месяцев» включается программа «страха смерти», т.к. такой прогноз воспринимается как «кусок, который я не могу проглотить» («воздушный» кусок пищи), и под удар подставляется правая половина ствола мозга. Возникает констелляция (две СБП в разных половинах ствола).
.
Вероятно, многие могли ощущать наличие констелляции у себя в очень коротком варианте действия, например, если вдруг во время разговора человек теряет нить беседы, и не знает не несколько мгновений где он находится (мы говорим – «я опешил на мгновение»).
.
Общие диагнозы при констелляции ствола: деменция, болезнь Альцгеймера, кататония.   Болезнь Альцгеймера («память как решето») или забывчивость, однако, является результатом активных конфликтов в сенсорной области коры головного мозга – и не имеет ничего общего с памятью как таковой.  Также как и  деменция и кататония являются полностью неточными определениями и объединяют множество различных симптомов «в одну кучу».
.
Дезориентация возникает при любой констелляции ствола головного мозга.

Особый случай констелляции ствола головного мозга.

Особый случай констелляции ствола мозга является констелляция СБП собирательных трубочек  почек (реле 11 и 12).
.
Констелляция собирательных трубочек почек подразумевает два конфликта исхода (бегства), существования или оставленности (брошенности) – «конфликт беженца», вызывая:

— замешательство;
— олигурию или анурию (всего 150 мл);
— дезориентацию в пространстве, времени и собственном теле;
— незначительные расхождения глазных яблок (двустороннее расходящееся косоглазие).
.
Биологический смысл симптомов констелляции ствола – человек должен оставаться на месте, потому что это увеличивает шансы для «нахождения решения» (не самим человеком, а разрешением ситуации).  Для примера, потерявшийся в супермаркете ребёнок, получая констелляцию ствола, оставаясь на месте и не блуждая по огромному магазину имеет более высокие шансы быстрее «получить мать обратно». Или человек, которого ночь застала в лесу и он не знает куда пойти («желательные куски информации» — справа) и не знает, где опасность может скрываться в темноте («опасных куски информации» — слева) — также получает констелляцию в стволе мозга и — ждёт, пока не рассветет. Если же он в темноте будет пытаться найти дорогу, есть большая вероятность что человек погибнет.

Продолжительность. 
.
В принципе, любой человек в определённых обстоятельствах может получить кратковременную констелляцию ствола мозга и соответствующие симптомы. Это состояние может длиться всего  несколько минут или часов, не вызывая никаких органически связанных изменений в теле.  Однако в некоторых случаях, когда ситуация для человека измениться не может — в основном у пожилых людей, которые были отправлены в дом  престарелых (непрекращающийся «конфликт беженца») или у тех, у кого умер(ла)  супруг(а) – человек «залипает» в этом состоянии.

Однако биологически (по замыслу природы) эта программа должна быть активной  только в течение очень разумного периода времени.

«Синдром» в GNM.

.
Под термином «Синдром» в GNM подразумевается одновременное наличие СБП собирательных трубочек почек в СА-фазе и другой СБП в PCL-фазе:

синдром
.
СБП собирательных трубочек почек вызывается конфликтом существования (экзистенциальный конфликт), конфликтом беженца, «утратой всего» или ощущением, как будто «всё разбомбили» или «я как рыба, выброшенная на берег».
.
Например, это может быть страх перед грубыми больничными процедурами («госпитальный конфликт»), конфликт оставленности, одиночества, конфликт чувства отсутствия заботы или плохого ухода, конфликт ощущения «как в пустыне» (буквально – «без воды»). Биологический смысл СБП для этих конфликтов – экономия воды для продления времени выживания, потому что вы дезориентированы и находитесь во враждебной среде (как «рыба выброшенная на берег» или в пустыне, где нет воды) – архаичный, но крайне важный биологический смысл.
.
Для животного в дикой природе, эта ситуация, вероятно, сохранится в течение нескольких дней, в противном случае ему угрожает смерть от обезвоживания.  У людей эта программа часто активируется из-за одиночества или отчаяния, а  не из-за реального отсутствия воды.
.
Многие обострения различных заболеваний, которые считаются патологией, происходят потому, что пациент чувствует себя «выброшенным на берег общественной жизни», отчасти из-за болезни, и смысл его существования  исчезает.  Таким образом, СБП собирательных трубочек почек также часто называют программой «госпитального конфликта».  По этой причине, симптомы в больнице, особенно в отделении интенсивной терапии, всегда значительно ухудшаются.  Человек одинок и заброшен в эмоционально  холодном климате. Поэтому для уменьшения обострений необходим тёплый уход за пациентом, чтобы тот не чувствовал себя «на обочине жизни».
.
В противовес  стандартному пониманию почечной недостаточности (уремии) и/или острой задержки воды во всём организме, а особенно в органе, где наступает исцеление (то, что и называется «Синдромом»), удержание воды имеет биологический смысл. Наш организм выводит по меньшей мере  15-200 мл воды в сутки (олигурия, почти анурия), с которой, тем не менее,  выводятся необходимые уремические вещества (уремия), даже если уровень креатинина в моче  возрастает до 12-14%. Влияние на почки, а следовательно и на степень уремии может отличаться, поскольку каждая почка имеет три группы почечных лоханок,  которые по отдельности могут поражаться конфликтом или не поражаться. Повышение уровня креатинина и мочевой кислоты (сопровождающееся подагрой) тоже имеет биологический смысл: в случае неизбежного дефицита белка (недостаток пищи) организм способен перерабатывать эти вещества для получения белка. В Германской Новой Медицине необходимость в пересадке почки отпадает примерно в 90% случаев, предполагая, что конфликт существования, лежащий в основе понятия, может быть разрешён.
.
При «Синдроме» во всех без исключения случаях происходит выраженная задержка воды:

а) задержка воды в органе во время PCL-фазы;

б) отёк в соответствующем Очаге Хамера (ОХ) в головном мозге (раньше это называлось «опухоль мозга»).
.

«Синдром» может вызвать серьёзные осложнения и в органе, и в мозге!

Например:
— активная СБП СТП (собирательных трубочек почек) может приводить к увеличению старых каверн. В печени это проводит к гепатомегалии (вместо  гепатита);

— активная СБП СТП + плеврит (PCL-фаза плевральной мезателиомы) = «Синдром» = экссудативный плевральный выпот с  ОХ-отёком мозжечка (так называемая «опухоль мозжечка»)

— активная СБП СТП + остеолиз ребра во время PCL-фазы = «Синдром» = транссудативный плевральный выпот + ОХ-отёк паренхимы головного мозга (т.н. «опухоль головного мозга»);

— активная СБП СТП + перитонит (=PCL-фаза мезотелиомы брюшины) = «Синдром» = асцит с ОХ-отёком мозжечка;

— или другой путь: артрит коленного сустава + CA-фаза СБП СТП = «Синдром» = так называемый  ревматизм суставов (при пунктировании – остеосаркома) + ОХ-отёк паренхимы головного мозга (т.н. «опухоль головного мозга»).

Когда конфликт существования (вызывающий СА-фазу СБП СТП) переходит в PCL-фазу:

— отёк органа быстро спадает;
— отёк мозга спадает и т.н. «опухоль мозга»  исчезает, остаётся безвредный глиальный рубец.
.

Интерпретация «эффекта плацебо»

Одним из наиболее популярных мифов в медицине является так называемый «эффект плацебо».  Считается, что «веры» будет достаточно, чтобы «вылечить» причину болезни.
.
Согласно Третьему биологическому закону природы мы теперь знаем, что почти всё, что мы называли раньше термином «болезнь» на самом деле является фазой  восстановления организма (PCL-фаза).  Поэтому никакая «вера»  не может ни ускорить, ни уменьшить  этот этап.
.
Со знанием принципов работы СБП почечных протоков  этот миф исчезает.  В самом деле, только нормальная забота о пациенте, «танец вокруг пациента» по словам доктора Хамера может вернуть человеку ориентиры (убрать дезориентацию) и «выключить» констелляцию, приводящую к осложнениям.  До 80% от силы осложнения можно убрать только нормальным отношением к человеку, что даёт немедленное симптоматическое улучшение!
.
Это объясняет, почему даже нецелевое лечение, например иглоукалыванием,  имеет более высокую силу, чем фармацевтические препараты — иглоукалывание является длительным процессом, терапевт  может провести с пациентом много времени, в то время как введения препарата является безличным и холодным. Т.е. лечит не введение иголок в тело пациента, а общее отношение к человеку, нахождение рядом с ним, избавление пациента от «конфликта брошенности» хотя бы на это время.

http://fillum.livejournal.com/31540.html

*********************************************************************************Я завершила полное обучение у Жильбера Рено  около трех лет назад и  являюсь клиническим психологом со специализацией Recall Healing ( Исцеление воспоминанием)  ,  окончила полный курс  Биологики  у Роберто Барнаи и дополнила свое образование  обучением  в Школе Психосоматики PSY2.0, Все эти школы имеют одним из своих источников  ГНМ(Германскую Новую Медицину-GNM)Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета .  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно

 Запись на консультацию

Дух Кандинского в теле американского индейца

Дух Кандинского в теле американского индейца

 

История жизни Дэвида Паладина полна лишений, настойчивости и метафизической силы, подпитывала воображение многих в течение последних 70 лет.

«Ты когда-нибудь в жизни слышал рассказ , который был настолько удивителен и невероятен, что взорвал умы огромного количества людей на Земле? Или поставил тебя в тупик и заставил серьезно задуматься о жизни?

Со мной это произошло в 1994 году, и я под впечатлением до сих пор, —  написала Адель Раян МакДоуел, доктор психологии, ссылаясь на историю Паладина, рассказанную ей писательницей Каролиной Мисс.

«Изо дня в день , после конференции, где я ее в первый раз услышала, передавала эту историю абсолютно всем. Без исключения».

В 1985 году, Паладин рассказал о своем детстве в поселении американских индейцев Навахо, о службе в армии во время Второй Мировой войны, о странном совпадении, которое спасло ему жизнь и о унижениях, которые он пережил в лагере военнопленных.

Самая таинственная часть истории Паладина та, в которой дух Василия Кандинского (1866 — 1944), русского художника, вселилась в него.

Доктор Х.Н. Банерджи, изучающий реинкарнацию, описал историю Паладина в своей книге «Однажды в будущей жизни». Ниже представлены факты из этой книги, а также из книги Каролины Мисс «Анатомия души».

Дэвид Паладин. Жизнь вопреки

Паладин сбежал из индейского поселения в подростковом возрасте и устроился на работу на торговом судне. Там он подружился с молодым немцем. Вскоре они стали закадычными друзьями. Тогда же он начал рисовать.

Позже, во время Второй Мировой войны, его призвали в армию и послали разведчиком к фашистам. Информацию о позициях врага он переводил на языке американских индейцев, чтобы, на случай перехвата, ее нельзя было расшифровать.

Но случилось так, что фашисты все-таки взяли Паладина в плен. Там он подвергся жестоким пыткам, его даже прибивали колами к полу. Через какое-то время его должны были перевести в концлагерь, как представителя «низшей расы».

Под конвоем он был отправлен к поезду. Представьте его удивление и зародившуюся надежду, когда в конвоире он узнал того самого парня, с которым он подружился на торговом судне. Немецкий солдат смог все устроить так, что Паладин оказался в лагере военнопленных с более мягким режимом, чем концлагерь.

Паладин выжил, но условия в лагере были очень далеки от комфортных. Когда «военных преступников» освободили, Паладина нашли без сознания и до смерти истощенного.

Очнувшись на мгновение, он заговорил по-русски, и поэтому был отправлен в тыл Советской армии.

Позже он на чистом английском назвал свое имя, ранг и серийный номер. Его отправили в госпиталь американской армии.

Перевоплощение души Кандинского

Паладин был в коме два года в одном из госпиталей штата Мичиган. А когда пришел в себя, первое, что он сказал медсестре, когда пришел в себя: «Я — художник!»

А между тем, во время пребывания молодого американца в нацистском лагере, в возрасте 78 лет скончался русский художник-абстракционист Кандинский. Печальное событие произошло в Невилле (Франция), но сопоставить дни и часы двух событий было невозможно, потому что за здоровьем лагерника никто специально не следил.

Однако у него уже в госпитале проявилась неудержимая тяга к рисованию, и на холстах, предоставленных его по требованию, были написаны первые картины, которые специалисты уверенно приписывали Кандинскому по стилю, манере и неукротимой энергетике.

Рисунки Д.Паладина

Картины В. Кандинского

Выздоровев, Паладин начал играть на пианино, к которому прежде никогда не прикасался. Одним из излюбленных занятий молодого человека стала аранжировка музыки местного оркестра, а у Кандинского именно аранжировка была излюбленным занятием в часы отдыха

Изгнание духа

По возвращении в свое родное поселение индейцев, его ждали очередные мучения. Старейшины индейцы были уверены, что в Паладина вселился демон. Чтобы изгнать его из тела, они сняли ортопедические скобки, которые помогали ему ходить, и столкнули в реку.

Старейшины кричали: «Дэвид, зови обратно свой дух! Твой дух покинул твое тело. Если ты не сможешь призвать его обратно, мы дадим тебе умереть. Никто не может жить без духа. Дух — наша сила!»

Вот как Паладин описал этот момент Каролине Мисс: «Это было вынести тяжелее, чем боль, когда мои ноги были прибиты к полу. Я увидел лица тех нацистов. Я снова пережил те ужасные месяцы в лагере для военнопленных. Я знал, что мне нужно освободиться от этой злости и ненависти. Я еле удерживался на плову, чтобы не утонуть, и молил Бога отпустить мою злость. Это все, о чем я молил , и мои молитвы были услышаны».

Уникальный случай реинкарнации души

Паладин выздоровел и со временем еще больше развил свои художественные способности. Он стал писать картины в стиле Кандинского.

Доктор Банерджи проводил свои исследования в одном из университетов в Индии. На их основе он написал множество работ по реинкарнации, на которые в последствии ссылался известный Доктор Ян Стивенсон.

Доктор Банерджи случай Паладина считает уникальным.

В его случае душа умершего человека переселилась не в новорожденного, а во взрослого мужчину. Это можно объяснить тем, что душа Кандинского смогла вселиться в слабое, еще неокрепшее тело потому, что душа Паладина оставила измученное тело перед смертью

Под гипнозом Паладин начал говорить с русским акцентом и описал много деталей жизни Кандинского. Хотя Дэвид писал картины в стиле Кандинского, но с годами он развил и свой собственный стиль.

Доктор Банерджи считает, что Паладин снова приобрел свой изначальный дух, но дух Кандинского все же вдохновил его стать художником. Банерджи так же отметил, что Паладин полностью контролирует свои действия, когда пишет картины, а не ведет себя как будто в него вселился дух Кандинского.

Хотя, с другой стороны, он выглядит так, словно прислушивается и принимает информацию сверху о том, как это делать.

kandinskii (1)_mini

Паладин умер в 1986 году. В своей книге «Я рисую мечту» он описал свое состояние во время написания картин так: «Мой разум отдыхает, я не сфокусирован, мое сознание дремлет. Я вижу и меняю картинки у себя в голове».

«Я не знаю, почему появляются каллиграфические образы. Геометрические формы Кандинского дают ощущение порядка, они как литературный язык. Хотя и каллиграфические формы тоже на него похожи.»

«Я думаю, что мы — Кандинский и я — изображаем структуру Вселенной в наших картинах, окунаясь в коллективное сознание. Каждый из нас описывает свои ощущения и видит реальность со своей своеобразной, уникальной стороны.»

Источник: http://www.theepochtimes.com/n3/823538-native-amer…ints-like-dead-russian-artist/   Перевод Юлии Злотниковой

*******************************************************************************

Кроме того прошла обучение у Стива Ротера в технике инверсивной волны.

Я — член ассоциации специалистов в области глубинной памяти и регрессий(АСГПР)сертифицированный специалист  регрессионной терапии (Институт транс-ориентированной психологии),

Я , как терапевт, работаю в следующих техниках:

Регрессионная терапия . Духовная интеграция

Исцеление Временных линий

Реинкарнационика

Запись на индивидуальный сеанс  погружения в прошлую жизнь и исцеления  здесь Перед сеансом прочтите  памятку  клиента для того, чтобы работа была максимально эффективной.

Скачайте   и заполните   частично  (основные сведения о себе)  Анкету клиентаостальные вопросы мы обсудим совместно.

Все дело в … папе!

Все дело в … папе!Все дело в ... папе!

Автор: Мария Летучева

Мама дает жизнь, а папа – силу жить

Сколько песен мы с вами вместе
Спели маме своей родной.
А про папу до этой песни
Песни не было ни одной.

***

Примерно так обстоят дела с фигурой отца и в практической психологии. Роль отца в жизни ребенка, а в дальнейшем и взрослого человека, важна не меньше, чем материнская – с этим вряд ли поспоришь. А далее – белое пятно и многоточие…

Впрочем, этот пробел очень характерен для отечественной культуры. Это кажется мне поистине драматичным, когда целый народ в череде войн, революций, репрессий и прочих катаклизмов лишается огромной части своего мужского населения, и какой части!

И далее, из поколения в поколение, этот феномен «отсутствующего отца» передается и воспроизводится на фоне уже мирной жизни, на всех ее уровнях – семейном, социальном, культурном, индивидуально-психологическом. И это при том, что отцы – здесь же, рядом, но – выключены из жизни семьи и воспитания, но – дистанцированы или недоступны для детей, но – их роль неясна, преуменьшена и обесценена, контакт с этой частью энергии – мужской, отцовской – зачастую потерян, блокирован.

Психологу-консультанту, — да, по-моему, и каждому любопытному читателю, — в этом месте уже должно стать интересно, на какие сферы влияет фигура отца, как проявляется это влияние в жизни взрослого человека и где может быть засада на уровне возможных психологических проблем.

Другими словами, как нам определить, что «всё дело в папе»?

Итак, круг тем, связанных с фигурой отца:

1. Тема Уверенности: в своих силах, безопасности и защищенности.

2. Тема Границ: что мне можно, а что нельзя; что по отношению ко мне хорошо, а что недопустимо.

3. Тема Идентичности: Кто Я? Какой/какая Я?

4. Тема личных Отношений: мужско-женских и детско-родительских.

5. Тема Самореализации как результата психологического взросления, в том числе – прохождение жизненных кризисов и инициационные процессы.

6. Тема отношений с Социумом: структурой, иерархией, властью, ответственностью, успешностью; способность встроиться в социум и занять в нем достойное место.

Всё дело в папе: Отношения

Теперь – коротко о главном. И на этот раз я буду освещать темы по мере их актуальности и частоты предъявления клиентами в консультировании. Опять же, опираясь на свой опыт и ощущение. У каждого из нас, психологов-практиков, своя статистика, свой конек в работе, свои клиенты.

1.Тема Отношений.

Безусловный лидер. Поскольку первый опыт значимых отношений с Мужчиной мы получаем в родительской семье. А так же – сценарий отношений между родителями в наследство. И для женщин и мужчин это будет про разное.

Женщины упираются в папу в основном в двух областях:

  • Я – Женщина. То, что называют половой идентичностью (и вообще, влияние папы на идентичность огромна, подробнее смотри ниже). Как ни удивительно, ощущение «Я – хорошая женщина, умная, красивая и любимая» передается через отца, его отношение к девочке, его восхищение ею. Не достижениями (это про мальчиков, мужскую идентичность), а гордость просто от того, что ты – дочка, девочка. Удивительная, уникальная, не такая как они, мужчины. Прекрасная и совершенная (да, вот это я размечталась!) Ни один мужчина не заполнит эту брешь, эту тоску, если там пусто. Если папа испытывал страх перед «иной» женской сутью, если демонстрировал разочарование – зачем «не мальчик?!», обесценивал или не дай Бог сделал мишенью для своей агрессии… Мы пытаемся наполниться этим чувством, требуя безоговорочного восхищения у наших партнеров; флиртуя и соблазняя, даже если в этом нет необходимости; конкурируя и ревнуя к другим женщинам; пытаясь быть «как мальчик» и зарабатывая очки своими достижениями. Но это – мимо, мимо… Потому что надо наполнять главное, тогда и все остальное заиграет.
  • Отсюда – вторая подтема: сложности с выбором партнера, отсутствие такового или претензии к мужчинам. Мы или выбираем заведомо «не то»; или вовсе не выбираем и даже не подпускаем ближе, чтобы не дай бог не вляпаться (но при этом честно хотим отношений, хотим изо всех сил!); или, будучи в отношениях, ужасно разочаровываемся, нас все не устраивает, все не то и не так. Сплошь и рядом при консультировании выясняется, что партнер-то ни при чем, все претензии к папе. Либо не так любил и не то давал (смотри выше); либо настолько идеализировался, что другому мужчине не дотянуть до этого светлого образа, и тогда место партнера в жизни женщины занято папой; либо претензии, заученные от мамы, из любви к ней и верности семейному сценарию, передаются дальше. И тогда мы, консультанты, выводим папу на первый план и начинаем внимательно отделять детско-родительские отношения от мужско-женских, ищем, как напитать потребность в отцовском восхищении, как отказаться от деструктивного сценария, восстановить порядок в системе, из детского слияния с отцом пойти в свою взрослую жизнь, к своему мужчине.

У мужчин это также основные две области:

  • Я – Мужчина (мужская идентичность). Тут понятно: я такой же как папа – или не хочу иметь ничего общего с этим человеком; горжусь отцом (а значит и собой) – или мучительно стыжусь: я не такой, каким он хотел бы меня видеть; или напротив – неужели я такой же как он… В отличие от женщин, мальчику важно одобрение отцом своих действий, умений и компетенции, своих  достижений. Я хочу быть как папа… Я как папа… Надо же, а в чем-то я лучше папы! И наконец – я достоин своего отца. Таким образом, психологическая работа должна строиться в направлении возвращения этого достоинства, уважения, гордости за свои достижения перед  папой, принятия и признания в себе отцовской части, мужского, его сильных и слабых сторон и их обратной стороны. Ведь в любой слабости есть сила и наоборот.
  • Ролевое поведение в семье как мужа и отца. Как папа вел себя с мамой, со мной и шире – как проявлял себя как Мужчина. Поступки и стоящие за ними ценности и убеждения про женщину, семью и свою роль в ней. А также – как вести себя в критических ситуациях: конфликтах, неприятностях и неудачах, проблемах и кризисах. Если папа пил и бил, плохо относился к маме и детям (или к нему плохо, неуважительно относились), устранился от отношений и своих функций, отсутствовал в прямом смысле или был недоступен психологически – мужчина будет испытывать сложности в реализации этих функций уже в собственной семье. Отдаляться и самоустраняться. Крайний вариант – не идти в близкие отношения вовсе, заполняя свою жизнь работой, хобби и краткосрочными романами. «Лекарство» — выходить из сценария; отделять зерна от плевел, рельность от иллюзий и искажений, полученных в наследство от папы и мамы; выстраивать собственные зрелые отношения с реальным отцом, внутренней отцовской фигурой и мужским в себе.

Всё дело в папе: Кто Я? Принятие себя.

2. Тема идентичности, или Принятие себя.

Идентичность – как я отвечаю сам себе на вопрос: «кто Я?». Это «человеческое в человеке», важное для его самоощущения в этом мире. Проблемы в этой области – отсутствие целостного образа своего «Я»; внутриличностные конфликты, неприятие, «нелюбовь к себе»; страх перед некоторыми аспектами собственной души, вплоть до полного подавления, изгнания их за порог осознания, в ссылку, «в тень»; то, что специалисты называют «диффузная идентичность» — расплывчатость, неопределенность, разрозненность и противоречивость в ответах человека на этот вопрос самому себе.

Причины проблем в этой области:

  • Неприятие ребенка значимой фигурой (в нашем случае – отцом),
  • Неприятие ребенком (вернее, изначально его окружением) отца.

В первом варианте ребенок воспринимает какие-то свои индивидуальные особенности через призму «внутреннего критика», в котором мы можем без труда узнать фигуру отца.Это связано с отцовской функцией устанавливать правила, обозначать критерии и давать оценки.Это с его ценностями сверяет ребенок каждый свой шаг. Если отец чрезмерно жесток, критичен; или напротив, попустительствует и непоследователен – ребенок дезориентирован, имеет искаженную самооценку. Тогда работа с уже взрослым, не принимающим себя (какого себя он не принимает?) заключается в проявлении и интеграции отрицаемых сторон личности, а так же в распознании и «обезоруживании» внутреннего критика, в том, чтобы предъявлять отцовской фигуре свои особенности и настаивать на том, что «я – такой».

Другой вариант – фигура отца в окружении ребенка воспринимается негативно, без уважения. Например, если родители расстались, или между ними сложные, тяжелые отношения, ребенок может использоваться ими в «междоусобных войнах». Ребенок не может принять чью-то сторону, не оказавшись в состоянии жестокого конфликта. Ведь даже генетически, одна его половинка папина, другая мамина. Если он примет сторону отца, то предаст маму, а ведь с ней чаще всего ему предстоит остаться в случае разрыва. Кроме того, именно мать чаще всего выступает при этом пострадавшей стороной в социуме, а ребенок склонен присоединяться к «слабейшему». Когда же он принимает сторону мамы, он предает ту свою часть, которая «от папы». И каково ему после этого будет слышать от близких «весь в отца», ведь эта фраза из предмета гордости превращается в горький упрек…

Очень часто с фигурой отца в этом случае бывает связан неприятный ярлык – «алкоголик», «бабник», «предатель», «сумасшедший», «зэк», «подкаблучник», «злодей»… Фактически, это бывает единственное, что ребенок может запомнить об отце, и тогда его идентичность в той части, которая «от папы», серьезно искажается. Ведь за ярлыком не видно живого человека, который полюбил когда-то маму, с его разноплановым характером и ценностями. Или об отце вовсе скрывают правду, как это бывает при усыновлении, смерти, внебрачной беременности, преступлении и т. д.

Все дело в ... папе!

И тогда ребенок, ради восстановления «семейной справедливости», берет на себя проявление тех самых отвергаемых отцовских черт, как будто послушно выполняет предписание повторить несчастную судьбу (помните, ребенок внутренне присоединяется к самому слабому и пострадавшему?) Независимо от того, мальчик это или девочка, — зависит от того, чью сторону он выберет принять, за кем бессознательно пойти. А кроме того, все подавленное стремится найти выход, выразить себя, «захватить власть» без нашего на то согласия — в тягостных состояниях и переживаниях, в симптомах и странностях, в неконтролируемых реакциях, в зависимостях и т. д.

Что делать? – Восстанавливать потерянную фигуру отца, достраивать целостный образ. Слишком идеализированный, «святой» отец так же половинчат, необходимо «очеловечивать» этот безупречный образ, признавать его слабости и теневые стороны – тогда нам легче будет нести собственное несовершенство. Возвращать утраченное уважение к судьбе отца, какой бы она ни была.

Всё дело в папе: Неуверенность в себе.

3. Неуверенность в себе.

Если функция мамы «питательная», обеспечивающая и заботящаяся, то папа дает нам чувство защищенности и надежности, укорененности и безопасности. Это ощущается буквально как поддержка за спиной. Когда мы, по разным причинам, не получаем эту поддержку, мы оказываемся незащищенными перед большим, сложным и довольно опасным миром. И не только без защиты, но и без энергетической подпитки – родовой, мужской, отцовской. А это, как вы можете догадываться, неслабый такой ресурс. Поэтому проблемы неуверенности, незащищенности, отсутствия опоры, «обесточенности» (отсутствия энергии), беспомощности и страха перед жизнью часто связаны с отцом:

  • либо с его дисфункциональностью (не оказывает поддержку, частично или полностью отстранен или самоустраняется от выполнения отцовских функций),
  • либо с деструктивностью (берет вместо того чтобы давать, нападает вместо того чтобы защищать, высмеивает вместо того чтобы обучать и т. д.)

Это со стороны отца. Но и в том, и в другом случае, и более того – даже когда отец, несмотря на некоторые «косяки», в реальности был достаточно хорошим, причина проблемы не столько в нем,сколько в отказе самого клиента принимать его поддержку. Еще раз напомним: это может происходить как из-за реальных травматичных отношений с отцом, так и из солидарности, например, с мамой, усвоения ее установок и отношения к отцу и мужчинам в целом.

Когда мы задаем клиентам вопрос об отце, как они относятся к нему, часто мы слышим ответ вроде: «Я ничего уже не чувствую к нему», «Как я могу к нему относиться после того, что он сделал?», «Мне уже давно ничего не надо от этого человека», или прямо «У меня нет отца».

Как будто даже факт того, что мы появились на свет при участии двух человек, – мамы и папы – отрицается. Именно так и отсекается возможность получения отцовской поддержки в виде силы и уверенности. Ведь мама дает жизнь, а папа – силу жить. Тогда полезно обратить внимание клиента на то, что папа у него есть в любом случае, и он будет его папой всегда и несмотря ни на что. Мы предлагаем поместить фигуру отца в пространстве консультации и наблюдать, что от этого меняется.

Что бы ни происходило в истории клиента, в ней совершенно точно был момент, когда мама и папа были вместе и любили друг друга, в результате чего он и появился на свет. Даже если эта любовь длилась недолго… Мы убеждены, что дети – это в буквальном смысле результат любви, продолжение ее потока из поколения в поколение. И это связь, которая с нами навсегда, хотим мы того или нет. Даже если как супруг для мамы, или как воспитатель для своих детей, он был не самый замечательный.

В любом случае, решение отказаться от «плохого» отца клиент принимает сам. А значит, он может сам и поменять это решение на более конструктивное.

 

Всё дело в папе: Взросление и самореализация.

Способность действовать, предъявлять себя, рисковать, творить новое, жить свою жизнь и идти своим путем. Реализация себя как профессионала, родителя, супруга… В том числе – взросление, без которого немыслимо развертывание нашего уникального жизненного потенциала.

Почему именно папа влияет на эту область?

Давайте представим: для младенца мама – это целый мир. А ребенок, вначале в утробе, а потом едва родившись – как часть, продолжение этого мира. Отношения мамы и ребенка изначально симбиотические. А задача взросления – сепарация, отделение от мамы (родителей). И далее – прохождение через ряд инициаций (а любой наш возрастной кризис – это не что иное, как инициация), способствующих росту самостоятельности, ответственности и возможности человека влиять на этот мир, меняя его (а значит, реализуя свой потенциал).

Исходя из этого, можно выделить несколько инициирующих аспектов влияния отца:

1. Сепарация от матери как кризис. Влияние папы на ребенка поначалу сильно опосредованное – через маму. По мере развития, однако, ребенок встречается с тем, что в его маленьком мире существует еще кто-то – тот, кто «не мама». И этот объект постепенно становится таким же важным. Ребенок вступает с ним в свои первые отношения, которые принципиально отличаются от симбиотических. Таким образом, папа способствует сепарации ребенка от мамы. В некотором роде, это само по себе инициация, а так же фундамент для инициаций последующих, способности расти, меняться и проходить через жизненные кризисы. Те, кто не проходят этих этапов, пытаются избежать кризисов, застревают на каких-то из них, ощущают это как нереализованность, предательство себя, отсутствие жизни: «я не живу свою жизнь».

2. Партнерские отношения и инфантильная зависимость. Появление в жизни ребенка нового значимого объекта, отца, и отношения с ним закладывают фундамент для развития во взрослом возрасте полноценных партнерских отношений. Ребенок, имеющий опыт близости только с мамой, в этих отношениях как будто остается маленькой девочкой или маленьким мальчиком.

Сепарация сильно осложняется, или не происходит вовсе. И в дальнейшем наш «большой ребенок» от партнера будет требовать воспроизведения именно такого опыта близости, что невозможно в отношениях мужско-женских, супружеских. Партнер не может быть для нас «всем», отцом и матерью в одном флаконе, причем идеализированными. Это путь к зависимому поведению. Зависимому как в прямом смысле, от родительских фигур и партнеров, так и опосредованно через алкоголь, наркотики, игры и пр. А что такое зависимость, как не проявление инфантильного стремления к слиянию?

3. Умение совмещать (роли, функции, отношения). Научившись любить и папу, и маму, ребенок открывает для себя возможность не быть поглощенным единственными любовными отношениями тотально. Взрослый человек со здоровой привязанностью способен устанавливать глубокие близкие отношения с разными людьми или сферами жизни.

Когда я слышу, что человеку приходится выбирать между работой и семьей, я понимаю, что он либо верит в этот социальный миф (который тоже не на пустом месте возник), либо по какой-либо причине не получил опыта такого совмещения важных фигур. Частный случай – сложности с совмещением супружеской и родительской роли. При сильном слиянии между супругами (неважно, любовном или враждебном), ребенку просто нет места в этой паре, ведь партнеры не представляют, как в эту связь допустить кого-то третьего. Либо при появлении ребенка мама вся уходит в слияние с ним. Часто можно услышать: «Для меня дети на первом месте» — и супруг из этой пары вытесняется. Так повторяется сценарий «отсутствующего отца»…

4. Получение нового опыта, расширение границ. В дальнейшем, если понаблюдать за отношениями ребенка с мамой и папой, можно заметить следующую разницу. Мама любит, заботится, питает, оберегает. «Не лезь, успокойся, все можно решить с помощью слов» — это будут скорее мамины фразы.

Папа – побуждает рисковать, защищает, предлагает вызовы, требует результатов, оценивает достижения и неудачи. Помните ролик в интернете, когда малыш плещется в огромной луже, а папа его одобрительно так подначивает: давай, мол… это тебе не с мамой гулять, главное при ней так не делай. Таким образом, папа побуждает ребенка к расширению границ, поощряет риск и эксперименты, помогает получить новый опыт. Дальше – больше. Повзрослевшим детям становится важно «доказать», они стремятся к достижениям… или опускают руки, если понимают, что не заслужат одобрения. Чьего? – мы думаем, что скорее папиного.

5. Получение благословения. Раньше перед любым важным начинанием молодые просили благословения родителей, те кто повзрослее – священников и духовных наставников. Мы полагаем, что материнское и отцовское благословение также несут разный заряд, имеют разный смысл для человека. Материнское – скорее как оберег от всего дурного.

Отцовское – как разрешение идти выбранным путем, одобрение его как хорошего и достойного. Именно поэтому цель жизни, выбор дела своей жизни человек делает, опираясь на благословение отца.

Сейчас этот обычай во многом утрачен. Мы часто встречаемся с тем, что молодые люди идут в жизнь с молчаливого или явного неодобрения своих родителей. Причем явное неодобрение даже более позитивно, чем то, которое дается из «двойного послания» и дезориентирует получателя. Родители сами не очень понимают, как важно дать такое благословение, поскольку сами не получили его от своих родителей.

Иной раз человек живет с обратными посланиями: «не взрослей», «не действуй», «не будь собой», «не живи». Нам думается, что одна из причин – в дисбалансе материнской и отцовской фигур в воспитании. Напомним: мама нас сильно бережет, вот и выдает нам предостерегающие послания. Однако при отсутствии посланий-одобрений рисковать и делать по-своему, что является отцовской функцией, мы словно оказываемся в безопасном, но очень ограничивающем коконе – буквально спеленутыми по рукам и ногам. Это усугубляется, если папа в воспитании использовал сильно больше запрещающих и угрожающих посланий, чем одобряющих и разрешающих.

Какой из этого выход при работе с психологом? Мы убеждены, что любая сколь-нибудь серьезная психотерапевтическая работа – это инициация, переход клиента к более зрелому, ответственному, адаптивному состоянию. Консультанту неплохо обращать внимание на сочетание и баланс риска и безопасности в своей работе, при необходимости восстанавливать этот баланс; возможность для этого – опора на материнский и отцовский образ-архетип. Важно так же учитывать пол консультанта при работе, его навык присоединяться к энергии отцовской фигуры клиента, быть в уважительном контакте с нею; иметь возможность пригласить на сессию, при необходимости, терапевта — мужчину.

Так, в работе с зависимым поведением и инфантильным слиянием мы буквально формируем во внутреннем мире клиента функции «достаточно хороших родителей», причем не только матери, но и отца, с разделением между ними соответствующих функций.

Техники могут использоваться разные, в зависимости от подхода. К примеру, в системных расстановках клиента учат смотреть и на мать, и на отца, налаживать в своем внутреннем мире коммуникацию с ними, выражать им свои чувства по очереди и обоим сразу, получать их любовь и слушать важные слова, которые они могут ему сказать. Но и вне техники расстановок психотерапевт способен создать особые терапевтические условия, когда клиент может вложить фигуре отца те послания, которых ему так не хватало. Он может произнести их сам или услышать от терапевта. «Ты можешь делать то, что тебе нравится». «У тебя свой путь, и я тебя поддерживаю», «Я в тебя верю»…

Все дело в ... папе!

Также можно предлагать практику, когда клиент что-то делает и представляет, как папа любуется и восхищается (для женщин); или одобряет и высоко оценивает (для мужчин).

Самое интересное и ценное, когда клиенты после этой практики вдруг вспоминают, что папа и правда что-то такое говорил или имел ввиду; или начинают слышать эти послания от реальных родителей; или, если отношения достаточно хорошие, могут напрямую попросить благословения в своих делах. Это еще раз доказывает, что мы не являемся послушными марионетками родительского произвола. Что наше восприятие родительских посланий выборочно, зачастую основывается на детских решениях, которые мы можем менять, становясь участниками и творцами собственной жизни.

Автор на собственном клиентском и профессиональном опыте убедилась, насколько мощными по результату воздействия оказываются эти практики.

 

***************************************************************************

Альфрид Лэнгле: Сдать экзамен жизни

Альфрид Лэнгле: Сдать экзамен жизниАльфрид Лэнгле: Сдать экзамен жизни

Отчаяние и бессилие: жизнь все еще имеет смысл

 

Альфрид Лэнгле (Alfried Langle, 1951) имеет докторскую степень по медицине и по психологии. Ученик и коллега Виктора Франкла.

На основе логотерапии и экзистенциального анализа В. Франкла разработал оригинальную теорию фундаментальных экзистенциальных мотиваций, которая позволила значительно расширить теоретический и методический базис экзистенциально-аналитического консультирования и психотерапии.

Автор книг и большого числа статей, посвященных теории и практике экзистенциального анализа. Президент Международного Общества Экзистенциального Анализа и Логотерапии в Вене (GLE-International). В настоящее время национальные отделения Международного общества экзистенциального анализа и логотерапии находятся в разных странах мира.

Конспект лекции доктора Альфрида Лэнгле 

В процессе определения и размышления, какая тема должна сегодня состоятся, я задумался о том, что в последнее время в психотерапии тема отчаяние и бессилия все чаще встречается.

Дело в том, что когда экзистенцией человека овладевает бессилие и отчаяние, в жизнь приходит бессмысленность. В этот вечер я взгляну на эту тему, с точки зрения экзистенциальной перспективы экзистенциального анализа, логотерапии и мы также услышим позицию Виктора Франкла по этому поводу. Мы феноменологически откроем двери в пространство где существует отчаяние и бессилие.

Знакомо ли мне отчаяние? Был ли когда-то я в отчаянии? Отчаивался ли я? Либо я видел это только у других людей. Возможно, я переживал отчаяние и разочарование в школе? Например, несмотря на то, что я очень много учился, я не смог сдать экзамен. Или несмотря на все мои усилия, я не могу чего-то предотвратить, например, зимы в Италии.

 

Что же является особенностью темы отчаяния? 

 

Наличие другого полюса, с одной стороны отчаяние, а с другой надежда. В романских языках отчаяние переводится, как без надежды. В английском языке — disappointment — разочарование, обманутая надежда. У кого есть надежда, тот не отчаивается! Именно поэтому «надежда», это тот термин, который находится на другом полюсе.

Если мы разберемся, что такое надежда, мы сможем понять, что же такое отчаяние. У кого есть надежда, тот стоит живым! Тот надеется на хороший конец и на творческое бытие, и то, что что-то хорошее и ценное будет происходить в его жизни. Что будет здоровье, что семья останется целой, что не будет войны.

Какая особенная характеристика надежды? Она в том, что надеяться предполагает некую пассивность. Например, я надеюсь, что завтра будет хорошая погода. И возможно, не будет дождя. Это, как бы желание, при котором я знаю, что лично я по этому поводу ничего не могу сделать. Человек, который надеется, знает, что он лично не может на эту ситуацию повлиять. В надежде мы как будто бы направлены вперед и при этом можем положить руки на колени. Это похоже на отчаяние, но разница значительная.

Во многих ситуациях мы не можем ничего делать. Но поскольку, я надеюсь, я будто имею привязанность, связанность с тем, что будет. Например, я надеюсь, что это не будет рак, если меня обследуют. И это означает, что я поддерживаю свою связь с ценностью здоровья, я на нее направлен.

Это очень большая разница по сравнению с отчаяниемВ отчаяние больше нет доверия, что что-то может происходить хорошо. Именно поэтому в надежде есть дух реализма.

Это больше ни фантазии, ни иллюзии, ни мечты. Надежда говорит о том, что что-то не исключено, о том, что все может быть еще очень хорошо. И действительно пока что-то еще не произошло, и не исключена возможность, что произойдет что-то хорошее.

Принцип критического рационализма Поппера, говорит, что надежда не просто что-то реалистическое, а что-то самое безопасное, из того, что вообще может быть в жизни. Пока что-то не исключено, это основа для надежды. Это хорошо обоснованное чувство рационального процесса.

Конечно, нет уверенности в том, как это закончится. Поэтому оно хорошо закончится! И это очень реалистично.

Что-то может негативно закончиться. И это риск. Но, несмотря на риск, я держусь за что-то позитивное. И держу, и желаю, и пребываю в отношении с риском.

Например, что конфликт хорошо разрешиться, или это не будет рак после исследования которое я прошел. Когда я надеюсь, я остаюсь верным тому, что представляет для меня ценность. В надежде мы используем последний шанс. Все что иногда мы можем сделать, это занимать открытую позицию. Мы не отказываемся от ценности. До того момента, пока это не исключено. В надежде я активен. Даже если я не могу изменить ситуацию, я активен в том, что я не отказываюсь от своей ценности.

Когда мы говорим «Больше ничего хорошего не произойдет, у меня больше нет сил надеяться, я слишком разочарован», возникает нагруженность напряжённость, которая вводит нас в депрессивность.

Например, если я буду вести себя активно, я буду ненавидеть, либо буду переживать свое бессилие. Это означает, что на активном уровне психодинамики во мне будет что-то двигаться. Поэтому здесь будет очень уместна пословица «Надежда умирает последней».

При этом с надеждой вместе умирает и человек, и он падает в пропасть. И там, где умирает надежда, остается только отчаяние. В отчаянии все разрушается.

Меня больше ничего не держит, и больше нет надежды. Ценности разрушены либо у меня к ним больше нет доступа. Я больше не могу принимать решения. Страх и бессилие. В отчаянии у меня больше нет будущего. Нет будущего, которое хочется прожить, которое есть хорошее. В отчаяние я больше не вижу перспективы. Мы больше не на краю пропасти, у нас чувство, что мы уже туда упали.

И бессилие — это преобладающее чувство в ситуации отчаяния. Единственное в чем, я могу быть уверен, что нет больше безопасности и все разрушено. И поэтому я больше не могу собой владеть, я утрачиваю себя.

Например, это могут быть разные ситуации, которые вызывают подобное чувство. У нас в Австрии часто происходят наводнения и лавины. И когда я смотрю на дом, который был разрушен я переживаю отчаяние. Отчаяние переживает человек, когда смерть забирает ребенка. Когда война забирает будущее или не дает возможности быть с родными людьми, либо забирает самых дорогих людей. Это чувство можно переживать из-за ситуации в обществе, при природных катаклизмах. Из-за того, что дома я переживал насилие, одиночество.

Случай из практики

История одной женщины, которая познакомилась с плохим мужчиной, а потом у нее родился ребенок, а затем она встречалась с другими мужчинами. Она с ними была несчастлива, расставалась и совершила два аборта. Сейчас алкоголь играет большую роль в ее жизни. И все что я знал о ее жизни было пронизано насилием. Она о себе говорила, что она раздавленная жизнью. Смерть была единственным решением.

И в отчаянии я задаюсь вопросом, что я буду делать со своей жизнью. Все, что давало ей опору, имело смысл — было разрушено.

Альфрид Лэнгле: Сдать экзамен жизни

Отчаяние всегда имеет следующие характеристики:

  • Отчаяние всегда происходит в состоянии нужды. Жизнь больше невыносима. Нет человека, который был в отчаяние и был счастлив.
  • При отчаянии появляются такие чувства, которые не позволяют рационально думать.
  • Содержание этих чувств — я больше не знаю, как дальше. Я не хочу сдаваться, я хочу жить. Я больше вижу дороги, как идти дальше. Я стою у стены, я чувствую себя заблокированным.

И самое важное, что следует сказать об отчаяние, в нем высока перспектива суицида.

В состоянии отчаяние мы что-то видим, но не находим пути. И в этом человек познает безвыходность. Жизнь попала в тупик. Какая-либо надежда становится бессмысленной. И даже это состояние не имеет смысла. И тот, кто в состоянии отчаяния, он познает этот тупик. И тогда возникают ощущения утраты смысла и безнадежность. Около этого полюса познания, человек переживает субъективное бессилие и неспособность в достижении целей. И эта комбинация создает отчаяние.

Но если я не имею понятия как дальше жить, из этого бессилия рождаются тяжелые ощущения. Душевные страдания. Страх, паника, истерия, зависимость.

Субъективный полюс отчаяния переживается, так как «я не способен к активности».

В другом полюсе этого переживания, есть мочь и способности.

Я способен!

Если могу что-то сделать, − я не бессилен. Если у меня есть возможность проработать с моим партнером над конфликтом, я не ощущаю бессилие. Это обозначает власть и силу над проблемой. Знать и мочь. Если я что-то могу, тогда создается мостик к миру.

И при этом важна еще одна мысль. Действительно ли мочь всегда связана с – «дать этому быть»? Кто «может», также может и оставить. Например, если, что-то утрачивает смысл и нет причин это продолжать. Я больше не продолжаю свое обучение, потому что не получаю для себя что ничего нового. И тогда в конфликте я больше не продолжаю слушать диалог, так как понимаю, что здесь ничего не измениться.

В действительности мочь имеет границы. Это как вдох и выдох. Я делаю, что-то и отпускаю.

Если я не могу «дать этому быть», я это не отпускаю, тогда я задолжал. И здесь имеется разница. Отчаявшийся не может отпустить. И это еще больше усиливает бессилие.

Если я не могу дать этому быть, это оставить, тогда возникает застывание и паралич.

Альфрид Лэнгле: Сдать экзамен жизни

И это бессилие и отчаяние может возникать во всех четырех измерениях экзистенции.

Первое измерение – когда я по отношению к реальному миру, точно не могу ничего сделать. Например, недавно моими клиентами были монашки, которые на три дня застряли в лифте и ничего не могли с этим сделать. Либо, когда я застрял в машине, которая горит. Тогда возникает страх и апатия.

Во втором измерении – в отношении жизни, также может возникнуть бессилие. Например, если мы находимся в отношениях, где я обесценен, меня бьют, я постоянно подвергаюсь насилию. Я не могу настаивать на расставании, потому что я слишком привязан к этому человеку. И в какой-то момент приходит отчаяние. Бессилие стоит напротив силы жизни.

Третье измерение, когда идет речь об отношении к себе. Это уникальный опыт одиночества, когда я не могу взаимодействовать с другими. Быть одним, быть оставленным. То, что ведет к истерическому молчанию.

Четвертое измерение, когда человек не видит смысл во всей жизни. Когда мы не способны видеть, что что-то изменяется, что-то растет. Тогда возникает экзистенциальное отчаяние. Особенная опасность возникновения зависимости. Потеря в отношении самого себя, и потеря в отношении экзистенции. Из-за этого могут возникать психодинамические состояния. Или человек начинает продуцировать ярость, цинизм.

В отчаянии человек утрачивает глубокую связь с его экзистенцией. В одном или большинстве из этих измерений. Даже до потери уровня переживания, что что-то нас держит. Это основы бытия. Потеря ощущения, что, в конце концов, жизнь хороша.

В третьем измерении человек утрачивает связь с собой как творцом. А в четвертом измерении, утрачиваем отношения и связь со всем миром. Отчаявшийся больше не укоренен в том, что нас здесь держит. Он утрачивает связь с глубинными структурами, с глубинным ощущением, что нас что-то несет.

В понимание В. Франкла отчаяние выглядит как математическая формула.

Отчаяние = страдание — смысл.

Важно отличать горевание от отчаяния. А сейчас мы поговорим о пациентке, которая не нашла партнера, не имеет детей и от этого пришла в отчаяние.

Конечно, это грустно, но почему речь здесь об отчаяние?

Оно возникает тогда, когда исполнение желания возведено в Абсолют. И тогда смысл жизни зависит от исполненности этого желания.

В отчаянии может быть только тот человек, который из чего-то создал бога и это нечто у него большее, чем все остальное в его жизни. Защиту от отчаяния человек имеет только тогда, когда только одно самое важное в жизни его это – выжить (выдержать жизнь). И это больше чем выдержать, это как сдать экзамен, сдать экзамен жизни.

В ее случае жизнь состоит из несчастья в любви и в том, что у нее нет детей. И в связи с этим, В.Франкл приводит нас к теме отказа и жертвы. Когда человек не может от чего-то отказаться, он стоит перед опасностью впасть в отчаяние. «Отказаться» значит во имя чего-то более значимого это «оставить».

Ницше пишет, то, что человек страдает, но это само по себе не проблема. Только в случае, когда не хватает ответа – за что страдание. Когда мы больше не видим перспективы и смысла тогда возникает отчаяние. Сейчас мы можем обобщить, взять в рамки то, что наиболее важно. Отчаяние возникает тогда, когда я больше не могу ничего делать ценного и больше ничего не могу видеть ценного и тогда я перехожу в обрыв экзистенции.

 

Метода убивать. I. Мазохисты

Метода убивать. I. Мазохисты

Дарья Сокологорская

А не накидать ли нам цикл статей о том, как следует причинять боль? В психологическом плане. Если вооружиться острыми ножницами психоанализа и подробной схемой типирования личности, можно много нового узнать о себе и окружающих. Мне всегда хотелось создать что-то вроде психологического самбо. И начнем, пожалуй, с мазохистов, как с самой очевидной жертвы. И далее по списку.

Суть

Бытует мнение, что мазохисты — это те, кто получает удовольствие от страданий. Это совсем не верно. Никто не получает удовольствия от страданий, никому не нравится, когда его прижигают сигаретой, и никто не любит, когда его публично позорят перед людьми. Однако случается так, что страдания выступают в роли спасательного круга. Боль прогоняет невротичную тревогу и одиночество. Сойдемся на том, что страдание — это не цель мазохиста. Это всего лишь его свойство, атрибут, неизменно возникающий вследствие его жизненной модели. Это его тень.

Как же получается, что страдания помогают справиться с тревогой? Предположим, что страдания мазохиста — это тернистый путь к какому-то призу, перевешивающему все, что довелось пережить на пути к нему. Это какой-то катарсис, какое-то эмоциональное облегчение, моральная победа. У меня была знакомая, которая резала вены. Ее предплечье, изуродованное шрамами, напоминало стиральную доску. Я спрашиваю ее: «Зачем тебе это?». А она отвечает: «Я хочу почувствовать себя реальной». Видите, она готова была пойти на боль, если эта боль вернет ей чувства. Это был наркотический ритуал, позволявший ей вновь обрести себя, когда она слишком растворялась во внешнем мире.

Впрочем, резать вены — это предел. Большинство людей преследуют скромные цели. Вы, наверно, замечали, что есть виктимные люди, ничуть не стесняющиеся своей виктимности. Они очень много времени проводят, осуждая окружающий мир. Мол, мир равнодушен, судьба жестока, люди эгоистичны, а начальник — урод. Говоря так, они преследуют две цели. Во-первых, найдя свободные уши, они напрашиваются на утешение, поддержку и внимание. Многие стесняются послать мазохиста нахуйи начинают сочувствовать. Во-вторых, обратите внимание, большую часть времени они ноют, что «все плохо» еще до того, как случится что-то плохое. Вернее, они это не просто предчувствуют, а намеренно притягивают. Знала я одного персонажа, который набрал кредитов и стал гундосить, что коллекторы придут к нему и опишут имущество. Так и вышло. Он едва ли не торжествовал в тот день. Обзвонил всех, до кого мог дотянуться, и радостно сообщил, что он был прав. Что коллекторы — бандиты, что он несчастный и несправедливо обиженный, что у него всегда так, но он продолжает бороться. А сделал ли он хоть что-то, чтобы вернуть кредиты — нет. Вместо этого он начал заранее готовить себя и окружающих к печальному исходу. Тем самым он заодно снимал собственную тревогу о будущем. Ведь будущее было предопределено. Мазохиста не пугает плохое событие впереди, гораздо больше он боится неизвестности. И он предпочитает сам назначить время и место удара. Он как бы руководит расправой над собой.

Остаться в одиночестве, быть никому не нужным — вот страшнейший страх мазохиста. Из–за этого они готовы терпеть альянс с теми, кого ненавидят.

Другая моя знакомая постоянно жаловалась. Казалось, что неприятности сыпались на нее, как из рога изобилия. Я вообще не думала, что с отдельно взятым человеком может случиться столько проблем за раз. А потом я заметила любопытную тенденцию. У нее, в общем-то, было немало шансов все исправить. У нее были две нормальные работы. У нее было несколько перспективных влюбленностей. Но всякий раз, когда дела налаживались, она словно бы намеренно совершала какой-нибудь страшный косяк. Ее выперли с обеих работ, ее отношения с другими людьми рассыпались в прах, поскольку она провоцировала скандалы, если все шло слишком хорошо. Кроме того, мазохистам свойственны различные соматические заболевания. Они всегда падают больными ровно в тот момент, когда болеть нельзя. На болезнь, кстати, очень удобно свалить любые неудачи. Навязчивое повторение сценария.

Мазохисты боятся успеха. Он им нужен, но они его боятся. Страх и тревожность настолько велики, что отравляют удовольствие от любой победы. Они не умеют наслаждаться, поскольку считают наслаждение чем-то постыдным и эгоистичным. А эгоизм — это та вещь, которая обеспечивает им моральное превосходство. Знаете, как они побеждают? Они чертовски завидуют успешным людям, они их ненавидят. Чтобы морализировать эти чувства, мазохисты обвиняют окружающих в том, что они себялюбивые эгоисты. Что они всего добились шагая по трупам, что они предатели, что они никого не любят. А мазохист — полная противоположность: всех любит, самопожертвованием занимается и прочим самоотвержением. Разумеется, с этой точки зрения, стать успешным значит поломать годами взводимую систему и отнести себя к разряду «акул». Даже если мазохист получит возможность выкарабкаться из ямы он, пусть неосознанно, ее загубит. Слышала историю об одном человеке, который все время ныл, что у него нет денег. И вот как-то раз он нашел кошелек с какой-то астрономической суммой в валюте. И что вы думаете? Он потерял его в электричке.

А еще мазохисты очень зависимы от людей или от группы. Из всех других психотипов, пожалуй, эта зависимость самая сильная. Причем она очень персонифицирована. Например, нарциссу нужны обожатели. Неважно, кто это будет. А мазохисты всегда делают привязку к конкретным людям. Они, безусловно, ощущают потрясающую зависимость от партнера. С одной стороны, они выигрывают от такой зависимости. Они фактически растворяются в объекте: передают другому свою судьбу, отказываются от идентичности, стремятся как бы слиться с партнером. С другой стороны, такая зависимость их бесит, поскольку она ставит их в щекотливое положение. Мазохисты недоверчивы, они не верят, что кто-то может их полюбить, выдумывают себе кучу недостатков. Больше того скажу, они сами не могут никого любить из–за недоверия. А потому все время волнуются, что их бросят, что их предадут. Они очень ревнивы. Ведь любое внимание объекта к другим людям — это риск, что он переключится на них. Остаться в одиночестве, быть никому не нужным — вот страшнейший страх мазохиста. Из–за этого они готовы терпеть альянс с теми, кого ненавидят. Все эти жены рукоприкладствующих алкоголиков и прочих тиранов.

Мазохизм — это невроз, к слову, один из самых распространенных. А невротичное Эго весьма честолюбиво. Мазохист не может не винить себя в том, что никак не добьется ничего стоящего. Время идет, а никакого прогресса нет. Это очень удручает. Мазохист вынужден перекладывать вину на окружающих, либо на обстоятельства. Очень сильный внешний локус контроля. Припереть мазохиста к стенке и заставить признать реальную вину — это, на самом деле, подвиг. Также большинство мазохистов используют выученную беспомощность. Что-то вроде «не добивайте меня, видите, я и так уже страдаю». У меня так кошка заваливается на спину и подставляет пузо, если занести тапок. Нужно быть хладнокровным мудаком, чтобы все–таки кинуть этот тапок. И мазохисты это понимают. Даже если уйти от агрессии не удастся: за ними полная моральная победа. Они выставили себя святыми мучениками и жертвами. Теперь они имеют полное право осуждать своих обидчиков. Страдание может оправдать любые мысли и поступки мазохистов.

И последнее, мазохисты обычно не умеют выдерживать дистанцию. Они могут начать жаловаться (со всеми ужасающими подробностями) незнакомому и случайному человеку. Они всегда открыто рассказывают о любых невзгодах, проблемах и болезнях. Им свойственен моральный эксгибиционизм. Их задача заключается в том, чтобы ясно послать собеседнику два сигнала. Первый — они нуждаются в поддержке. Второе — они заслуживают эту поддержку. Мазохисты боятся, что их недостатки могут оттолкнуть окружающих. Поэтому они заостряют внимание на том, что они не могут бороться с собой, не могут ничего изменить в своей судьбе.

Родители подавляют независимое развитие ребенка. Они предрекают ему неуспех, заставляют оправдываться, не позволяют ему бунтовать.

Анамнез

Выделим четыре варианта личностной динамики, чаще всего сопутствующей развитию мазохистского паттерна.

1) Ребенка поощряют отказываться от собственных интересов в пользу родительских. Скажем, девочка хочет тихо свинтить на дискотеку, а мать, прознав об этом, испытывает приступ таинственной болезни. И вот у девочки выбор: уйти на танцы, выбрать свой интерес, но стать «плохой», или же отказаться от своих планов, но зато выиграть кучу похвалы, признательности и звание «хорошей» девочки. В результате у нашей девочки возникает модель, что любые действия в своих интересах — «плохо», и что такой подход характеризует «плохих» людей.

2) Равнодушные родители проявляют внимание и эмоции только через наказание ребенка. Это ведет к своеобразному стокгольмскому синдрому. Иногда такие люди на полном серьезе заявляют: «Со мной надо построже. Меня надо пинать, иначе я ничего не делаю». Они оправдывают своих родителей. Будто те пытались вбить в них важные знания, заставить слушаться, и все ради их же блага. Уж лучше садизм, чем пренебрежение. Эту установку они переносят на другие отношения, особенно на любовные.

3) Развод, смерть кого-то из родителей при очень сильной привязанности ребенка. Также разрыв при очень сильной первой любви. Из–засильнейшей интернализации партнера или родителя, будущий мазохист чувствует, что мир обеднел и стал блеклым. Он начинает обвинять себя. Задумывается, почему это произошло, как нужно было вести себя, чтобы этого избежать. Человек мучает себя самоупреками, чтобы не чувствовать горя и пустоту. Невозможность полноценно эмоционально переключиться на другие отношения и на других людей.

4) Родители подавляют независимое развитие ребенка. Они предрекают ему неуспех, заставляют оправдываться, не позволяют ему бунтовать. Ребенок не может ничего противопоставить родителям, любая агрессия подавляется многократно. В итоге мы получаем зависимую и подчиняющуюся тряпку, чье собственное мнение загнано очень-очень глубоко.

Мазохист очень ревнив и подозрителен. Он будет постоянно упрекать вас в том, что вы оказываете ему мало внимания\сочувствия\поддержки, что вы эгоистичны, что он вам не нужен.

Признаки

Как понять, что человек, с которым вы общаетесь — мазохист? Давайте сделаем небольшую шпаргалочку-дайджест из тринадцати пунктов.

1) Мазохист всегда предельно откровенно рассказывает о любых своих несчастьях. Вплоть до венерических заболеваний. Сперва кажется, что у человека полно интересных историй, но потом вы заметите, насколько однообразны его комментарии. Он все время жалуется, сетует или рассказывает какую-то чернуху.

2) Мазохист — действительно неудачник. Но дело не в карме и не в родовом проклятии. Он притягивает неудачи, потому что это такой стиль жизни. Потому что он сам изощренно ищет и находит малейшую возможность вляпаться в дерьмо. Nota bene: если ему все–таки удается чего-то добиться, то в течение года он полностью растрачивает достижения, деньги, рушит отношения, лишается работы etc. А потом лишь разводит руками: «Ну я же говорил».

3) Мазохист никогда не виноват. Свою очевидную всем кругом вину он перекладывает на других людей, на обстоятельства, на погоду, на пробки, на мир, как таковой. Он всегда жертва обстоятельств. В том, что он сам порождает такие ситуации, он полностью никогда не признается.

4) Призыв «ну так пойди и сделай что-нибудь!» всегда упирается в глухую и молчаливую стену. Мазохист не будет ничего делать. Нет, вы можете потащить его, как куль с картоплей, и решить все проблемы за него, но вы его даже с ножом не заставите сделать это самостоятельно. Запомните, мазохист никогда не будет разруливать свой системный кризис. Он пассивен.

5) Мазохист очень прилипчив и навязчив. Почуяв, что вы дали слабину (не послали его нахуй четко и сразу, а прогнулись под гнетом общепринятой христианской морали), он сядет вам на шею. Он вынудит вас сопереживать (100%), помогать (50%), страдать вместе с ним (10%). Такие люди являются хронофагами — они отнимают очень много времени. И сил. Классические энергетические вампиры.

6) Мазохист очень ревнив и подозрителен. Он будет постоянно упрекать вас в том, что вы оказываете ему мало внимания\сочувствия\поддержки, что вы эгоистичны, что он вам не нужен. Ну, вы знаете все эти сопли отверженных. Ему всегда мало. Он всегда будет подразумевать, что вы недодали ему любви.

7) Мазохист часто шантажирует какой-нибудь самодеструкцией. Типа, что «если вы меня бросите, я умру, зарежусь, заболею, пойду на панель». Это насильная привязка к себе.

8) Мазохист очень мстителен и злопамятен. В своем бесконечном нытье он неоднократно упомянет всех, кто уже успел его прокинуть к этому моменту. В дневнике одной девочки заламыва ние рук и проклятия в адрес бросившего ее парня продолжались около года. Причем с завидным упорством и постоянством. Если вы видите, что человек регулярно поливает грязью других людей, которые, якобы, причинили ему боль, будьте уверены: сделайте хоть что-то не так, и сами попадете в этот список. Мерзкие сплетники.

9) Много фантазий, преувеличенное восприятие себя, как «хорошего» человека. Великие планы и стремления, которые все время спотыкаются о сущие мелочи. В заочном общении, прямо говоря, в Интернете всегда стремятся произвести впечатление, но рано или поздно начинают гундосить. Это очень забавно смотрится, кстати. На одной странице человек хвастается своим величием и внутренним миром, а на другой плачет, что никому не нужен, и что на повышение взяли дуру из другого отдела.

10) В личном общении, напротив, производит впечатление умственно отсталого, робкого, застенчивого тормоза. Серьезно. Мямлят, не могут связать двух слов, на публике вообще теряются. Если от них требуется что-то, кроме жалоб, то они с трудом подбирают слова. А если речь идет о докладе или публичном выступлении — позор гарантирован априори.

11) Боязнь одиночества. Очень тяжело переносят это состояние. Не могут держать боль в себе. Им обязательно надо разделить ее с кем-то. Мазохист с легкостью прилипает к новым людям, если вдруг предыдущие знакомые все же послали его нахуй. Психология паразита.

12) Не хочет учиться, развиваться, делать что-то на долгосрочную перспективу. Не видит смысла в самосовершенствовании. Не будет читать книги, скорее заплывет жиром, чем начнет качаться. Интересно, что мазохисты склонны сбиваться в стаи. У мазохиста сто пудов есть один-два друга такого же склада. И они фанатично следят, чтобы никто из них не вылез из котла.

13) Если вам от него что-то надо, то он все делает, одновременно извиняясь и принижаясь. Это такая страховка на случай, если он не выполнит поручение (а так чаще всего и бывает), мол, а что вы от него ожидали? Таким образом он снимает с себя ответственность. А если все–таки выполнит задание, то похвала будет приятна вдвойне. Еще он ожидает, что вы броситесь его ободрять.

Приступы самодеструкции и самоуничижения служат двум целям. Предотвратить агрессию извне (я уже сама себя выпорола!). А также направить вовнутрь неприемлемую агрессию.

Защиты

Мазохисты используют пять основных психологических защит

1) Интроекция. Восприятие чужих взглядов, мнений и мотивов, как своих собственных. Например, если отец мазохиста курит, то мазохист может тоже начать курить и любить табачный дым. Если муж мазохистки — ебнутый на голову поклонник вед, то и она начнет изучать веды и принимать заложенные в них установки.

2) От-реагирование. Резкое и сильное выплескивание сдерживаемых эмоций в более благоприятной обстановке. Например, если пятнадцатилетний Сережа, бьет десятилетного Петю, то фрустрированный Петя может пойти и избить пятилетнего Сашу, выместив свой гнев. Может быть такой вариант, что не имея возможности добиться любви объекта, мазохист отыщет похожего, но более доступного человека, и будет добиваться его, хотя вожделеть будет все тот же старый-добрый значимый объект, что и раньше.

3) Обращение против себя. Приступы самодеструкции и самоуничижения служат двум целям. Предотвратить агрессию извне (я уже сама себя выпорола!). А также направить вовнутрь неприемлемую агрессию. Девочка ненавидит злобную маму и винит себя за это чувство. Чтобы не испытывать мук совести, она обращает эту ненависть на себя (она меня не любит, потому что это я такая-сякая).

4) Морализация. Подгонка своих нелицеприятных действий под моральные стандарты. Стремление объяснить свои «плохие» поступки вынужденными факторами, обстоятельствами. «Меня довели», «Я рассказываю сплетни, потому что меня обидели», «я обижаюсь, потому что меня игнорировали».

5) Идеализация \ Обесценивание. Очень характерный механизм для мазохистов. Если объект ведет себя правильно, то мазохист всячески его боготворит, не замечает его слабых сторон, обхаживает, прислушивается к его словам. Но если объект вдруг оборачивается против мазохиста, начинает давить на по-настоящемуболевые точки, то мазохист мгновенно обесценивает его и отношения с ним. Таким образом он избегает боли от того, что кто-то важный начал говорить ему гадости. Он просто переводит такого человека в самый нижний разряд и тут же забывает о всем, что между ними было. Выкидываются интроективные установки, низвергаются авторитеты.

Задача мазохиста — выбить из вас участие. А если нет — заставить вас чувствовать себя виноватым.

Как обороняться

Во-первых, не стесняйтесь посылать нахуй. Это первое и главное правило взаимодействия с мазохистами. Причем, чем более прямым и грубым текстом это будет сказано, тем больше вероятность, что от вас отстанут. Традиционные моральные догмы — главное оружие мазохиста. Не бойтесь быть бессовестными. Ведь вами бессовестно манипулируют. Задача мазохиста — выбить из вас участие. А если нет — заставить вас чувствовать себя виноватым.

Для этого мазохист прибегает к провокациям. Он никогда не взбрыкнет первым, не набросится, не оскорбит. Но будет делать все, чтобы косвенно подтолкнуть вас к развязыванию конфликта, а потом сделает удивленно-обиженные глазки. Он выставит вас тираном, садистом и агрессором. Не ведитесь на это. Раздавить мокрицу — это, скорее, акт милосердия, чем жестокости. Мазохист отравит вам любое удовольствие. Вы не сможете нормально поесть, почитать книгу или сходить на прогулку. Вас будет преследовать его тень и причитать, какой вы «плохой». Лечится здоровым эгоизмом и самодовольством.

Если чувствуете, что вам начали монотонно ездить по ушам, рассказывая про новые невзгоды, а вам это надоело, то немедленно прерывайте и вообще переводите разговор на конкретику. Допытывайтесь, почему же он нихрена не сделал для улучшения ситуации, и почему не везет ему подозрительно часто. Это очень неудобная тема для мазохиста, и он отвянет.

Если имеется примесь депрессивного или истеричного характера, то вас могут начать шантажировать. Если человек не близкий, то забейте. Во-первых, никто не повесится, а если повесится, то это, в свою очередь, не повесят на вас. Если человек близкий, попробуйте сгладить конфликт в этот момент, но потом, когда угроза отойдет на второй план, начинайте резко контратаковать. Главное не дать шантажу закрепиться как успешному манипулятивному методу. Я говорю не только о театральном суициде, но о шантаже в широком смысле.

Если вы боитесь, что мазохист всем расскажет, что вы «плохой», то не бойтесь. Во-первых, кто его будет слушать? Это же неудачник. К тому же большинство его слушателей и так сыты по горло жалобами, поэтому относятся к ним очень несерьезно. Во-вторых, мазохист побежит плакаться в свой круг общения, а не в ваш. Если это общие знакомые, то у вас все равно больше шансов, что они займут вашу сторону, Помните об этом.

Зато сразу после скандала, получив дозу морального удовлетворения от того, что вы — тиран, а она — святая жертва, она будет паинькой.

Как манипулировать

Очень просто. На мой взгляд, это один из самых простых типажей для манипуляции. Мазохист буквально умоляет, чтобы вы им воспользовались. Вообще базальная мазохистская структура — это чернозем для ростков садизма. Я видела, как мазохисты способствовали тому, что их партнеры, люди сами по себе мягкие, с ними превращались в деспотов. Они так действуют на людей, что рано или поздно хочется взять и оттянуться на них по полной.

Другой вопрос, а какая от них польза? Большинство невротиков или психотиков чем-то реально полезны. На практике. А прирученный мазохист — это не польза, а геморрой. Лучше всего использовать мазохисточек в семейной жизни (от мазохистов мужского пола даже в семье толку нет). Это очень самоотверженные жены и девушки, но их тяжело выдерживать. Они безупречны в мелком быту, в моральной поддержке (будем честны, мазохисты умеют на какое-то время расположить к себе участливостью и вниманием. Но скоро это пропадает, и они требуют все больше внимания к себе). Мазохисточке придется с некоторой периодичностью бить ее чудесное личико. В буквальном или переносном смысле. Она сама будет провоцировать партнера. А способов создать психологическую напряженность у нее немало. Одна дама, например, импульсивно тратила общие накопленные деньги тайком от мужа на всякую ерунду. И происходило это как раз тогда, когда отношения более-менее вставали на гармоничный путь. Зато сразу после скандала, получив дозу морального удовлетворения от того, что вы — тиран, а она — святая жертва, она будет паинькой. И да, можно добиться много всякого, самого разного секса. Почти без обязательств. Мазохисты всегда втайне надеются на что-то большее, поэтому заранее представляют себе отношения в радужных перспективах. Могут дать авансом. Идеально, чтобы поматросить.

К тому же, мазохист очень боится полного разрыва отношений. Это козырной туз, которым можно перебить в принципе любую карту мазохиста. Два условия. Он должен верить, что вы действительно дошли до точки невозврата (тогда он мгновенно преобразится и станет «хорошим-хорошим»). Вы должны быть незаменимы для него. Чем вы ближе, тем страшнее перспектива расставания. К слову, если значимому объекту грозят реальные неприятности, то мазохист (наверно, единственный раз в жизни) способен на Поступок. Вам могут дать денег, машину, безграничное временное доверие. И в этот раз никаких форс-мажорных недоразумений не случится. Однако, как я уже сказала, вы должны быть очень важны мазохисту. При системном подходе у вас вообще не должно случаться никаких проколов, а все время держать при себе мазохиста, как подушку безопасности на случай аварии… Jedem das Seine, но, по мне, оно того не стоит.

Пользуйтесь тем, что с мазохистом очень легко установить контакт. За малейший интерес к их персоне они раскрываются, словно вы друзья с пеленок. К тому же мало кто будет с такой охотой делиться информацией (попробуйте разговорить человека с шизоидной акцентуацией, и вы поймете, о чем я). Причем такой, которую другие предпочли бы умолчать. Причем как о себе, так и о других. Но, пожалуйста, be gentle, не заставляйте их говорить на сложные темы. Поддакивайте, но не пытайтесь в чем-то обвинить мазохиста. Если вы спросите, они с готовностью расскажут о других людях, которые могут представлять ваш истинный интерес.

И никогда не возвращайтесь. Если даже хотите добить. Мазохист воспримет это, как слабость, и воспрянет. Нет, добить по-настоящему — это уйти навсегда, ни разу не оглянувшись.

Как убить

Если вы внимательно читали, то должны понимать, как максимизировать причиняемую мазохисту боль. На всякий случай, я кратко подытожу.

Есть такой анекдот:

Мама с папой нашли у сына под матрацем “BDSM” журналы. Сидят, размышляют, что теперь с ним делать?

Папа: — Ну… пороть, я думаю, точно не будем!

Главное, лишите его моральной победы. Независимо от того в каких вы отношениях. Мазохист в любом случае готов стерпеть боль, лишь бы потом больно было вам. Мазохистов выбешивает вид гедонистов, людей, умеющих наслаждаться запретными плодами. Вы никогда не встретите вместе мазохиста и асоциала, это нонсенс. Асоциалу будто самой природой предписано шпынять мазохиста в хвост и в гриву. У затюканного лузера нет ни малейшего шанса против хулигана. А все почему? Хулиган, хам — не подвержен угрызениям совести. Короче говоря, причиняя боль мазохисту не только не страдайте от этого, но и старайтесь развлечься, показывайте это.

Не переставайте тыкать носом мазохиста в том, что он сам является реальной и единственной причиной всех неурядиц. Говорите напрямик, издевательски обрисуйте ему варианты выхода из кризиса и напомните, что он все равно не воспользуется ими. Старайтесь все эти претензии оформить в один емкий message. Уж очень велик риск, что мазохист сбежит, не дослушав и половины тезисов. По сети отправляйте это одним сообщением, не растягивайте. Удар должен быть сильным и единовременным. Не забывайте, мазохист с готовностью признает себя и мазохистом, и неудачником. Но только для того, чтобы избавиться от дальнейших обязательств. Признать себя недееспособным, чтобы увильнуть от решения насущных проблем. Не позволяйте воспользоваться этой уловкой.

И в конце концов, бросьте его! Пресеките любые попытки восстановить отношения. Покажите, что без мазохиста ваша жизнь наладилась и запахла цитрусовыми. Будьте авторитетны, логичны и убедительны. Не выдумывайте лишнего, но бейте четко по болевым точкам. Мазохист постарается сразу же обесценить вас образ, но ваши слова должны звучать так метко и колко, что их сразу обесценить не удастся. Они должны впечататься в память.

И никогда не возвращайтесь. Если даже хотите добить. Мазохист воспримет это, как слабость, и воспрянет. Нет, добить по-настоящему — это уйти навсегда, ни разу не оглянувшись. Заранее подготовьте себе такой уход.

А, вот еще премилая шутка. Мазохист очень боится быть заметным. Это одна из основных причин, по которым он избегает успеха. Он боится, что на него обратят внимание. Он старается жить, как серая и непритязательная мышь. А что если вы одержите над ним моральную победу, а не он? Это вдвойне болезненно. А если вы раструбите о вашей моральной победе, как это привык делать сам мазохист? Если вы опередите его и расскажете людям свою версию правды, выставив его «плохим»? О, это тройное комбо.

***************************************************************************

*

Жить вместе или жениться: мозг замечает разницу

Жить вместе или жениться: мозг замечает разницу

Жить вместе или жениться: <a  data-cke-saved-href='https://econet.ru/articles/tagged?tag=%D0%BC%D0%BE%D0%B7%D0%B3' href='https://econet.ru/articles/tagged?tag=%D0%BC%D0%BE%D0%B7%D0%B3' target='_blank'>мозг</a> замечает разницу

Микаэлян Л.Л.

Мы просто живем вместе

В 2006 году американским нейроученым из университета Виржинии Джимом Коаном было проведено первое в мире неврологическое исследование, демонстрирующее реакцию мозга на человеческое прикосновение в угрожающих ситуациях.

В эксперименте приняли участие шестнадцать замужних женщин, которых подвергали безопасному, но чувствительному удару электрическим током в области лодыжек, в то время как они находились в аппарате магнитно-резонансного томографа.

Когда испытуемые получали удар током в одиночестве, их мозг (точнее, гипоталамус – небольшая, размером с миндальный орех, глубинная структура, ответственная за реакцию тела на стресс, включая повышение кровяного давления) загорался как салют на девятое мая. Женщины говорили: «Да, мне больно».

Если во время эксперимента испытуемую держал за руку незнакомец, реакция мозга и субъективное ощущение боли были несколько сглажены.

В случае если испытуемую держал за руку муж, ее субъективное ощущение боли и реакция мозга на удар током находились в прямой зависимости от качества супружеских отношений. Другим словами, если женщина считала свои супружеские отношения счастливыми, прикосновение мужа в стрессовой ситуации действовало как успокоительное, и активность гипоталамуса менялась не сильно. Соответствующим было и восприятие электрошока: «Да, это не очень приятно».

Получается, что удовлетворяющие близкие отношения – это лекарство от стресса, и теперь мы знаем, что они буквально успокаивают наш мозг изнутри!

Жить вместе или жениться: мозг замечает разницу

Данное исследование также указывало на возможную связь между качеством близких отношений и физическим здоровьем, однако в нем приняли участие всего лишь шестнадцать испытуемых и только замужние женщины.

В последующих исследованиях к эксперименту, помимо женатых пар, были привлечены неженатые разнополые партнеры, живущие вместе.

Так же как и в эксперименте 2006 года добровольцы подвергались удару электрического тока в трех различных ситуациях:

  • во время процедуры они были одни,
  • либо их держал за руку незнакомый человек,
  • либо их держал за руку партнер.

И снова во время угрозы электрошока гипоталамус испытуемых, состоящих в браке, был спокойнее, когда их держал за руку супруг.

Женатые и просто живущие вместе пары совпадали по продолжительности отношений и по степени удовлетворенности отношениями – единственное различие касалось того, как они воспринимали свои отношения.

Когда вы заявляете «Мы просто живем вместе», это означает, что в ваших отношениях нет определенных обязательств. В английском языке такого рода обязательства описываются словом «commitment», не имеющего однозначного эквивалента в русском языке: это добровольно взятые на себя обязательства, ответственность по отношению к отношениям.

Если вы не берете на себя такой ответственности, вы, с одной стороны, не чувствуете себя запертыми в отношениях, но и вы немного на дистанции друг другом. Этой эмоциональной дистанции вполне достаточно для того чтобы в угрожающих ситуациях вы не обращались за облегчением стресса к своему партнеру на уровне глубинных мозговых реакций – говорит Джим Коан.

Другими словами, если вы воздерживаетесь от брачных обязательств, вы не волне доверяете своему партнеру в минуты нужды и справляетесь в трудных ситуациях, полагаясь только на свои силы.

Похоже, наш мозг хочет гарантий, чтобы начать доверять партнеру, и заключение брака либо самостоятельное определение парой своих отношений как брака при невозможности заключить его официально, действует на мозг как разрешающий сигнал «доверять можно».

***************************************************************************

*

На одной волне. Нейробиология гармоничных отношений

На одной волне. Нейробиология гармоничных отношений

Человеческие отношения — естественный и необходимый источник позитивных эмоций и энергии, в том числе для учёбы. Это обусловлено устройством нашего мозга, утверждает психиатр Эми Бэнкс.

«Значение границ преувеличено», — так начинает Эми Бэнкс свою книгу «На одной волне. Нейробиология гармоничных отношений». В нашей культуре принято утверждать, что успешный человек — тот, который не нуждается в других людях. Если ты демонстрируешь, что тебе кто-то нужен, ты показываешь свою слабость. Но последние открытия нейробиологии доказывают, что постоянное выстраивание границ между людьми противоестественно нашей природе.

Эми Бэнкс

психиатр, автор книги «На одной волне. Нейробиология гармоничных отношений»

Новая область научных исследований, названная мною нейробиология отношений, показала, что в человеческом организме есть некая врождённая система, которая состоит из четырёх основных нейронных путей и позволяет нам поддерживать эмоциональную связь с другими людьми. Кроме того, согласно нейробиологии отношений, отстранённость от людей отрицательно сказывается на нейронных путях. В итоге наступает каскад неврологических реакций, что может повлечь за собой хроническую раздражительность и гнев, депрессию, зависимость и хронические соматические заболевания. Человеческий мозг устроен так, чтобы функционировать в рамках тёплых человеческих отношений.

Итак, отношения влияют на структуру мозга. Если вы всегда старались игнорировать влияние других людей на вашу жизнь, самое время пересмотреть свою позицию с учётом этого факта.

Книга написана, прежде всего, для людей, которые хотят решить свои личные проблемы построения отношений с другими, будь то семья, коллеги или друзья. В ней изложена программа C.A.R.E., которую Эми Бэнкс применяет уже около 15 лет при работе со своими пациентами.

Нейробиология доказывает, что необходимость приятного общения задана нам природой.

Программа C.A.R.E. учитывает четыре важных аспекта здоровых отношений, которые связаны с четырьмя нейронными путями. «С» — это спокойствие (calm), насколько спокойно мы чувствуем себя в окружении других людей. За это отвечает разумный блуждающий нерв. «A» — принятие (accepted), принимают ли люди нас, чувствуем ли мы себя частью группы; это зависит от дорсальной зоны передней поясной коры головного мозга. «R» — резонанс (resonate), как мы резонируем с их внутренним миром; этот аспект зависит от работы зеркальной нервной системы. И, наконец, «E» — энергия (energize), как эти контакты заряжают нас энергией. Последнее обеспечивается дофаминовой системой вознаграждения. Да-да, здоровые отношения — естественный допинг, который помогает активно жить, учиться и работать.

Эми Бэнкс

психиатр, автор книги «На одной волне. Нейробиология гармоничных отношений»

Если дофаминовая система вознаграждения не связана со здоровыми отношениями, мозг ищет другие способы получить удовольствие, а значит, и другие способы стимулировать дофаминовую систему. Эти «другие способы» хорошо нам всем известны: переедание, злоупотребление алкоголем и наркотиками, компульсивный секс, шопинг, рискованные занятия, азартные игры.

Как видите, неумение строить отношения с людьми чревато деструктивными последствиями. Что же такое, по мнению автора книги, здоровые отношения? Всё просто: это отношения, которые дают вам энергию для развития.

Прежде чем предоставить вашему вниманию фрагмент книги, хотелось бы отметить, почему она может быть особенно полезна учителям и родителям.

Часто проблемы общения остаются в школе за рамками урока, и значение хороших отношений в классе для успехов каждого ученика явно недооценивается. При этом почти каждый учитель встречал в своей практике детей, которым мешали быть успешными такие качества, как безответственность, агрессия, замкнутость. Возможно, эти дети просто не умеют строить отношения? Или целые классы, которые упорно молчат на семинарах и никак не включаются в ваши увлекательные педагогические затеи. Возможно, ученики не считают отношения с вами и между собой достаточно безопасными?

Словом, работа над межличностными отношениями может быть необходимым шагом для решения многих задач. Просто учите и учитесь получать от них удовольствие.

Три правила развития мозга

Существуют определённые правила изменения мозга, которые можно использовать для решения проблем, возобновления нейронных путей C.A.R.E. и укрепления отношений с другими людьми.

Правило №1. Используй, или потеряешь

Ряд открытий о мозге, сделанных на рубеже 20-го и 21 столетий, привел к появлению метода лечения расстройств, спровоцированных нервной системой. Все эти методы лечения позволяют заново выстраивать нейронные пути и получают все большее распространение, особенно в реабилитационных центрах и кабинетах реабилитологов.

В других областях, в том числе в кабинетах психотерапевтов, с ними еще недостаточно знакомы.

Если ваши нейронные пути, отвечающие за коммуникации, не работают так, как вы хотели бы, их можно изменить.

Переломным событием, произошедшим в 1997 году, стало исследование Питера Эрикссона — шведского нейробиолога, который доказал, что мозг взрослого человека может продуцировать новые нейроны. До этого считалось, что взрослый мозг подобен волосам на лысеющем черепе: хотя терять нейроны по мере старения вполне естественно и не всегда симптом какого-то заболевания, вы не можете вырастить их заново. Открытие Эрикссона повлекло за собой множество последствий, но самым важным стало то, что оно дало толчок развитию совершенно новой области исследований — нейропластичности.

Оказывается, мозг взрослого человека можно изменять разными способами, подобно тому как мягкий пластичный полимер можно вытягивать и сдавливать, чтобы придать ему нужную форму. Аналогия с аппаратным обеспечением больше не соответствует известным фактам. Мозг не неизменяемая величина. Он более универсален и эластичен, чем кто-либо мог предположить. И более живой.

Нейронные пути постоянно реагируют на внешнюю среду. При многократной стимуляции того или иного нейронного пути он становится сильнее. В нем вырабатывается больше миелина, что ускоряет прохождение электрических импульсов по всему пути, а также образуется больше ответвлений, что делает путь шире.

(Если посмотреть в микроскоп, то у пути с хорошей проходимостью импульсов так много ответвлений, что он напоминает всклокоченную лохматую прическу Эйнштейна.)

Кроме того, нейронные пути конкурируют друг с другом, поэтому, когда вы все чаще и чаще используете какой-то определенный путь, другие пути отмирают. В итоге остается меньше альтернативных нейронных путей для передачи электрических импульсов. Вместо того чтобы рассеиваться по нескольким более мелким путям, большее количество импульсов передается по нейронному пути с хорошей проходимостью.

Нейропластичность позволяет нам в течение всей жизни образовывать новые нейронные связи, а значит менять своё привычное поведение.

Однако если нейроны достаточно долго не стимулируются и ваш мозг не ощущает потребности в их использовании, они могут ослабеть.

Если бы вы взглянули на мозг человека, который перестал курировать одну из частей тела из-за ее ампутации или паралича, вы бы увидели, что на «карте» мозга больше нет путей, ведущих к этой части тела. Однако зона, в которой раньше пролегали эти пути, не пустует и заполнена другими проходящими поблизости путями, использующими заброшенные участки мозга.

Специалисты по реабилитации придерживаются правила «используй, или потеряешь» в новых протоколах лечения инсульта. Вместо того чтобы просто учить пациентов, как компенсировать утраченные функции, врачи стимулируют нейронные пути к парализованной части тела, снова и снова разрабатывая ее.

Правило «используй, или потеряешь» работает также в случаях, когда отношения между людьми подчиняются определенной схеме. Это можно увидеть на примере давно женатых супругов, которые забыли, как обсуждать проблемы без пререканий и язвительных замечаний: за время брака нейронные пути для этих привычек стали жесткими и негибкими.

То же самое происходит, когда женщина встречается исключительно с мужчинами, имеющими повышенное пристрастие к алкоголю. По всей вероятности, здесь дает о себе знать психологический эффект подобия (возможно, этим грешили родители этой женщины), но неврологический фактор тоже присутствует. Нейронный путь сформировался в мозге этой женщины еще в детстве, что привело к созданию модели, в которой важные отношения ассоциируются с алкоголем. Придерживаясь данной модели во взрослой жизни, она проделывает своего рода неврологическую колею, снова и снова выбирая одни и те же предпочтения и линии поведения, до тех пор пока альтернативные пути не ослабнут из-за неиспользования.

Действие правила «используй, или потеряешь» наблюдается также в случаях, когда кто-то предпринимает нечто такое, что на первый взгляд кажется не свойственным его характеру. Спокойный человек переезжает в большой город, чтобы стать смелее, эгоистичный переживает тяжелое испытание, и у него развивается эмпатия.

Изменение обстоятельств приводит к изменению нейронных путей.

Правило №2. Одновременно возбуждающиеся нейроны формируют устойчивые связи

Подобно людям, нейроны становятся сильнее, если объединяются в группы. Когда нейроны, расположенные рядом друг с другом, многократно возбуждаются в одно и то же время, впоследствии они устанавливают между собой связи и образуют фрагмент нейронной сети или нейронного пути.

Нейрон состоит из ядра, аксонов и дендритов. Аксоны отправляют, а дендриты принимают сигналы от других нейронов. Аксоны и дендриты как будто протягивают друг другу руки из разных нейронов. (Это «рукопожатие» происходит в пространстве под названием синапс, в котором нейромедиаторы выделяют химические мессенджеры, переходящие от нейрона к нейрону.)

В несформировавшейся нервной системе такое держание за руки выглядит достаточно простым. Вы можете представить себе следующую картину: нейрон А держит за руку нейрон Б, который держит за руку нейрон В — как в детской игре, где дети держатся за руки.

Однако благодаря стимуляции с течением времени в нейронах формируется больше аксонов и дендритов, которые протягивают руки множеству других нейронов, образуя сложные нейронные сети.

Направление нейронных путей, а также степень их сложности отчасти обусловлены ДНК отдельных нейронов. Однако новая область науки под названием эпигенетика говорит о том, что экспрессия ДНК в значительной мере зависит от стимуляции, которую нейроны получают из внешней среды.

Но если оставить в стороне ДНК, ваши нейроны и нейронные пути также формируются под непосредственным влиянием внешних триггерных факторов.

Возьмем в качестве примера путь, пролегающий от двигательной зоны коры головного мозга до указательного пальца правой руки. У каждого из нас этот путь присутствует от рождения. Когда ребенок, обучающийся игре на пианино, многократно стимулирует этот путь, он усиливается и в нем образуется больше аксонов и дендритов — это и есть правило «используй, или потеряешь» в действии.

Однако все эти аксоны и дендриты не просто болтаются без дела. Они устанавливают связь и «держатся за руки» с другими нейронам; если говорить на языке нейробиологии, то они вербуют нейроны из других нервных путей. На томограмме головного мозга концертирующих пианистов можно увидеть, что нейронные пути к их пальцам сильно взаимосвязаны; а аксоны и дендриты релевантных нейронов так тесно переплетены между собой, что вся рука действует как единое целое, а не как пять отдельных пальцев, кисть и запястье.

Такая взаимосвязанность обусловлена многократной одновременной стимуляцией различных частей руки. С течением времени нейронная сеть руки подключает к этому пути еще больше нейронов. Сами нейроны также слегка увеличиваются, поскольку у них появляется много отростков, однако рост плотности нейронного пути обусловлен еще и тем, что этот путь находит все больше друзей, которые присоединяются к данной нейронной сети.

Регулярное повторение одних и тех же действий — основа не только физических тренировок.

Если такой нейронный путь используется достаточно часто, он будет занимать меньше физического пространства в головном мозге. Причина не в том, что он ослабевает, а в том, что он становится гораздо упорядоченнее и эффективнее, подобно тому как дряблое тело выглядит стройнее и подтянутее, когда набирает силу.

Итак, второе правило изменения мозга: одновременно возбуждающиеся нейроны формируют устойчивые связи.

Правило №3. Повторение, повторение, дофамин

Почти двадцать лет назад я посетила первую конференцию по нейробиологии посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). В то время я активно изучала вопросы, связанные с эмоциональными травмами и насилием.

Мне было очень интересно услышать, как многие ведущие исследователи в этой области представят свою часть нейробиологической головоломки.

Результаты были поразительны. Оказалось, что у людей, страдающих от ПТСР, имеют место нарушения гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси, слишком активная миндалина, чрезмерная норадреналиновая стимуляция и недостаточная выработка кортизола. Я избавлю вас от остальных терминов; достаточно сказать, что итог всех этих изменений химии мозга — раздражительный, болезненно на все реагирующий человек.

В процессе групповой терапии, рассчитанной на женщин, подвергшихся насилию, клинический психолог Пенсильванского университета Эдна Фоа получала результаты выше средних по сравнению с другими психотерапевтами, практикующими групповую терапию.

Участники конференции были заинтригованы таким успехом. В определенный момент кто-то упомянул о том, что Эдна «особенная женщина». По всей вероятности, подразумевая под этим дружелюбный стиль отношений с пациентами, который заметно отличался от стандартного беспристрастного применения лечебных протоколов. Однако никто из присутствующих (в том числе и я) не подумал тогда о том, что именно отношения с пациентами, и, в свою очередь, их отношения между собой, и являются тем фактором, который обеспечил успех исследований и метода лечения Эдны.

Оглядываясь назад, я понимаю, что в программе Эдны отношения с психотерапевтом и между членами группы были непосредственной причиной ее успеха. Химия здоровых отношений повышает способность менять старые модели поведения.

Перемены — одна из форм обучения новому, а обучение на микроскопическом уровне — это создание новых нейронов. Мы формируем также новые синаптические связи: когда мы учимся, аксоны и дендриты устанавливают связи с другими нейронами. В итоге структура мозга меняется.

Такие неврологические изменения практически невозможны, когда люди разобщены.

Изоляция — это стрессовое состояние для вашего мозга и организма в целом, особенно если вы чувствуете, что вас отвергают или осуждают. Организм истолковывает данное состояние как опасность и готовит вас к поиску ответа на вопрос: «Как мне пережить следующих несколько часов?»

Когда ваша симпатическая нервная система переключается на повышенную скорость, происходит выброс адреналина, который направляет энергию на большие мышцы рук и ног и помогает вашему сердцу и легким получать больше кислорода, стимулирующего реакцию «дерись или беги». В подобных случаях ваш организм не проявляет интереса или не имеет энергии для создания новых синаптических связей, обеспечивающих процесс обучения, поскольку просто занят самосохранением.

Когда вы поддерживаете здоровые отношения с окружающими, ваше физиологическое состояние стабильно, а способность к обучению усиливается.

Вам все же не помешает немного «хорошего стресса», чтобы активировать нервную систему и вызвать прилив энергии (подумайте об опытном тренере, который оказывает на вас незначительное давление, чтобы вы могли играть с максимальной отдачей).

Тем не менее вы не сможете эффективно формировать новые синаптические связи, если не будете чувствовать себя в безопасности.

Здоровые отношения способствуют выработке целого ряда химических веществ, облегчающих процесс обучения. К их числу относится:

  • серотонин, оказывающий успокаивающее воздействие на некоторые области мозга;
  • норадреналин, в малых количествах создающий фокусирующий эффект.
  • окситоцин — особенно полезен для формирования отношений и обучения.

В книге The Brain That Changes Itself («Пластичность мозга: потрясающие факты о том, как мысли способны менять структуру и функции нашего мозга») Норман Дойдж рассказывает о теории, согласно которой окситоцин способствует изменению мозга, устраняя ряд существующих нейронных путей, чтобы освободить место для новых.

И это снова возвращает нас к отношениям: данный процесс позволяет изменить старые нейронные пути, для того чтобы подготовиться к другой жизни, в которой у нас будет новый партнер или новорожденный ребенок.

Дружеские отношения и прочие теплые связи способствуют выработке окситоцина, хотя и в небольших количествах. Если хотите, чтобы ваш мозг сформировал новый нейронный путь, можете ускорить этот процесс посредством окситоцина.

Нейрохимическое вещество с самой большой способностью стимулировать изменения головного мозга — это, пожалуй, дофамин, также вырабатываемый в результате отношений, помогающих развитию. Я уже рассказывала о дофаминовой системе вознаграждения, которая настолько действенна, что создает зависимость, если дофаминовые пути привязаны к пагубным привычкам.

Обеспечивая выработку дофамина в мозге под воздействием здоровых отношений, вы формируете сильную связь между тем видом деятельности, который хотите стимулировать, и естественными желаниями организма.

Вы предлагаете мозгу вознаграждение за то, что он изменит себя. Нейробиолог Марта Бернс рекомендует учителям рассматривать вырабатываемый мозгом дофамин как кнопку «сохранить», поскольку когда дофамин связан с процессом обучения, нейронные пути, отвечающие за усвоение информации, становятся гораздо прочнее и устойчивее.

По всем этим причинам здоровые отношения с окружающими могут стать для вас самым ценным активом при попытке измениться.

Однако без многократной стимуляции нового нейронного пути они не всегда способны эффективно конкурировать с существующими нежелательными путями и проблемным поведением.

Именно поэтому необходимо придерживаться третьего правила изменения мозга как в процессе терапии, так и в ходе изменений без профессиональной поддержки: повторение, повторение, дофамин.

Станислав Гроф: Родителям «достаются» совершенно сформированные личности

Станислав Гроф: Родителям «достаются» совершенно сформированные личности

 

Станислав Гроф — доктор медицины, американский психолог чешского происхождения. С его именем связано открытие нового, трансперсонального направления в психологии.

Согласно теории Станислава Грофа, характер человека формируется еще до его рождения. Страстное желание иметь ребенка, благополучная беременность, естественные роды, первое кормление – вот то, что обеспечит маленькому человеку счастливое и гармоничное будущее.

Неправда, что новорожденный – это чистый лист бумаги! Родителям, несмотря на все их старания, «достаются» совершенно сформированные личности, считает Гроф. Со своим отношением к этому миру, родителям и происходящему вокруг них. Если вы хотите что-то скорректировать, у вас в распоряжении есть беременность, сутки после родов и первые часы кормления. Успеете?

Станислав Гроф считает, что в момент, когда вы впервые прикладываете крохотное тельце к груди, и папа снимает это событие на камеру, завершается формирование детской личности. Все дальнейшее, включая воспитание и образование, будет работать с эффективностью бактерицидного лейкопластыря.

Станислав Гроф о влиянии родов на жизнь человека

Это факт, доказанный большинством пациентов Грофа, которые в ходе исследований вспомнили не только обстоятельства своего появления на свет, но и предшествующие девять месяцев.

За это время плод проходит четыре этапа психологического развития, соответствующие периоду беременности, схваток, родов и первого кормления. Поступающая «внутрь» информация «закачивается» в матрицы (иными словами, раскладывается по полочкам подсознания), чтобы затем стать пожизненной основой поступков человека. И пусть себе родные спорят, чьи у него уши и нос. Вы-то успели самое главное – поучаствовать в формировании характера малыша!

Матрица 1. Рай или матрица любви

Она «заполняется», когда ребенок находится в материнской утробе. В это время малыш получает свое первое знание о мире, основное и глубинное. При благополучной беременности ребенок для себя формулирует: «Мир – ОК, и я – ОК!». Но для позитивной позиции этот период должен быть действительно благополучным. И не только по медицинским показателям, но и с точки зрения еще не рожденного крохи.А для него в первую очередь важно быть желанным. 

Если всю свою беременность мама порхает от мысли о предстоящем пополнении, ее чувства непременно передадутся крохе как установка «со мной все хорошо» для любой жизненной ситуации. Кстати, половое самосознание ребенка также находится в прямой зависимости от «внутренней» информации. Допустим, если мама девочки убежденно желает мальчика, в дальнейшем у малышки могут быть серьезные проблемы с женским естеством, вплоть до бесплодия.

Также очень важно, чтобы мамин организм работал как швейцарские часы. Здоровая беременность – верный залог того, что малыш будет чувствовать себя комфортно, ожидая от жизни только приятных сюрпризов.

Ваша задача: заложить в подсознание ребенка позитивное отношение к миру и к себе.

Время на решение: ваша беременность.

Правильный результат: уверенность в себе, открытость.

Отрицательный результат: заниженная самооценка, застенчивость, склонность к ипохондрии.

Возможные ошибки при решении задачи: 

  • Эмоциональный дискомфорт, испытываемый мамой;
  • Ожидание ребенка строго определенного пола;
  • Попытка прервать беременность.

Матрица 2. Ад или матрица жертвы

Эта матрица формируется в схватках, во время первого знакомства ребенка с окружающей средой. Малыш при этом испытывает боль и страх. Его переживания таковы: «Мир – ок, я – не ок!». То есть, ребенок принимает все происходящее на свой счет, полагает, что он сам является причиной своего состояния. Стимуляция родов наносит непоправимый ущерб формированию второй матрицы. Если в этот период ребенок переживает слишком сильные болевые ощущения, вызванные стимуляцией, то в нем закрепляется «синдром жертвы». В будущем такой ребенок будет обидчив, мнителен и даже труслив.Именно в схватках ребенок учится справляться с трудностями, проявлять терпение и стрессоустойчивость.

Справившись со своими страхами, мама может контролировать течение схваток. Это позволит ребенку получить колоссальный опыт самостоятельного решения проблем.

В период схваток малышу просто необходимо чувствовать поддержку мамы, ее сопереживание ему.

Ведь сейчас он должен научиться смело смотреть в будущее. Если результатом борьбы стало благожелательное принятие его в новый, добрый, славный мир, то он снова возвращается в рай. Эти чувства ребенок может испытать только в животе у мамы. Там, где можно ощутить ее тепло, запах, сердцебиение. Затем новорожденного прикладывают к груди, и он еще раз получает подтверждение тому, что любим и желанен в этом мире, что у него есть защита и поддержка.

Если же мама требует «сделать что-нибудь, только поскорее!», то и малыш будет по возможности избегать ответственности. Также есть мнение, что применение обезболивания, которое практически всегда сочетается со стимуляцией или же производится само по себе, закладывает базу для возникновения различного рода зависимостей ( в том числе алкогольной, наркотической, никотиновой, пищевой). Ребенок запоминает раз и навсегда: если возникли трудности, для их преодоления нужен допинг.

Ваша задача: сформировать правильное отношение к трудностям и терпение.

Время на решение: схватки.

Правильный результат: терпеливость, усидчивость, стойкость.

Отрицательный результат: слабость духа, мнительность, обидчивость.

Возможные ошибки при решении задачи:

  • Стимуляция родовой деятельности
  • Кесарево сечение
  • Паника, испытываемая мамой

Поправка для «кесарят»: Гроф считал, что малыши, появляющиеся на свет через кесарево сечение, пропускают в развитии вторую и третью матрицы, и остаются на уровне первой.

Результатом этого могут стать проблемы реализации себя в конкурентной среде, которые будет испытывать человек в будущем.

Считается, что если кесарево сечение было плановым, и малыш не прошел задуманное природой испытание схватками, впоследствии он будет пытаться убежать от проблем, а не решать их самостоятельно.

Матрица 3. Чистилище, или матрица борьбы

Третья матрица закладывается, когда ребенок проходит через родовые пути. По времени – недолгий срок, но не стоит его недооценивать. Ведь это первый опыт самостоятельных действий малыша. Поскольку теперь он борется за жизнь сам, а мама лишь помогает ему появиться на свет. И если вы в этот критический для ребенка момент окажете ему должную поддержку, в преодолении трудностей он будет достаточно решителен, активен, не испугается работы, не будет бояться ошибиться.Проблема в том, что к родовому процессу нередко подключаются врачи, и их вмешательство не всегда оправдано. Например, если доктор надавит на живот роженице для продвижения плода (как это нередко происходит), у ребенка может сложиться соответствующее отношение к труду: пока не подскажут, не подтолкнут – человек в нерешительности не двинется с места и будет упускать счастливые возможности.

Третья матрица также связана с сексуальностью.

Подсказка к родам: Роженица, находящаяся в измененном состоянии сознания, склонна воспроизводить сценарий своего собственного рождения. А что видели наши мамы в советских роддомах? За редким исключением, увы, ничего хорошего.

Изменить эту картину можно:

  • Записавшись на специальные курсы по подготовке к родам
  • Заблаговременно подобрав хороший роддом. Причем нужно обращать внимание не только на громкое имя и техническую оснащенность, но и на готовность персонала поддержать ваше желание родить естественным путем и желательно без медикаментозного вмешательства
  • Соотнеся решение о кесаревом сечении или анестезии с информацией о перинатальных матрицах. Если подобные манипуляции обусловлены не медицинскими показаниями, а желанием комфорта, вы сознательно причините вред психики ребенка.

По Грофу, пассивность многих мужчин, их неспособность добиваться объекта своей любви – это как раз следствие « недоработки» по третьей матрице.

Ваша задача: формируется работоспособность и решительность.

Время на решение: роды.

Правильный результат: решительность, мобильность, сила духа, трудолюбие.

Отрицательный результат: боязливость, неумение постоять за себя, агрессивность.

  • Возможные ошибки при решении задачи:
  • Медикаментозное обезболивание
  • Эпидуральная анестезия
  • Сдерживание схваток
  • Нежелание участвовать в родах ( «не могу – и все!»).

Поправка для кесарят: Влияние третьей матрицы у них ослаблено настолько, что становится очевидным – малыш, родившийся через кесарево не сможет вырасти целеустремленным и деятельным человеком.

Станислав Гроф о влиянии родов на жизнь человека

Матрица 4. Снова рай, или матрица свободы

Первые часы жизни – время пожинать лавры после испытаний. И вы обязаны со всей щедростью, любовью и радушием предоставить их малышу. Ведь сейчас он должен научиться смело смотреть в будущее. Если результатом борьбы стало благожелательное принятие его в новый, добрый, славный мир, то он снова возвращается в рай: «МИР – ОК, Я — ОК». Эти чувства ребенок может испытывать только на животе у мамы, там, где можно ощутить ее тепло, запах и сердцебиение. Затем новорожденного прикладывают к груди, и он еще раз получает подтверждение тому, что любим и желанен в этом мире, что у него есть защита и поддержка.

Подобный ритуал стал уже давно традиционным в Европе, как, впрочем, и во многих отечественных роддомах. Однако немало остается и таких, где мама и малыш находятся отдельно друг от друга, что, с точки зрения теории Грофа, очень опасно. Ведь так ребенок усваивает, что все его труды и страдания напрасны. А раз награды ждать не приходится, то и будущее ждет его нерадостное.

Поправка для «кесарят»: Этим малышам обычно везет еще меньше: сразу после родов их могут разлучить с мамой надолго. Поэтому для правильного формирования четверти ой матрицы психологи рекомендуют женщинам выбирать эпидуральную анестезию, чтобы принять новорожденного в свои объятья сразу же после появления на свет.

Ваша задача: формирование отношения ребенка к жизненным перспективам и очное знакомство с миром.

Время на решение: первые часы жизни.

Правильный результат: высокая самооценка, жизнелюбие.

Отрицательный результат: лень, пессимизм, недоверчивость.

Возможные ошибки:

  • Перерезание пуповины на стадии пульсации
  • Родовые травмы новорожденного
  • «Отделение» новорожденного от мамы
  • Неприятие или критическое отношение к новорожденному
  • Небрежное обращение врачей с новорожденным

Коррекция матриц после родов
Если имело место кесарево сечение, нужно:

  • Стимулировать ребенка к достижению цели с младенчества;
  • Давать сосать грудь, что сложнее, чем есть из бутылочки;
  • Приучать дотягиваться до игрушек и других необходимых вещей;
  • Не ограничивать его активность постоянным пеленанием и стенками манежа;
  • В дальнейшем найти психотерапевта, который поможет ребенку «проработать» момент его рождения;

Если имела место тяжелая беременность или разлука с ребенком в роддоме, нужно:

  • Как можно чаще брать малыша на руки;
  • На прогулку брать его в рюкзачке – «кенгуру»;
  • Кормить грудью;

Если имело место наложение щипцов, нужно:

  • Прежде чем требовать от ребенка самостоятельных результатов, терпеливо помогать ему
  • Не торопить малыша, когда он пытается решить какую – то задачу. 
  • ***************************************************************************

     

Невротическая личность: жажда внимания, одобрения, похвалы

Невротическая личность: жажда внимания, одобрения, похвалы

Невротическая личность: жажда внимания, одобрения, похвалы.jpg

 Анатолий Токарский

Жажда внимания, признания и любого проявления одобрения всегда связана с невротическим состоянием и невротическим восприятием. Речь в статье пойдёт об условно здоровом человеке, с некоторыми невротическими расстройствами. О тех случаях, где условная граница здоровье-патология с точки зрения специалиста не пересечена.

Человек жаждущий внимания, одновременно очень сильно зависит от этого внимания, человеку кажется, что он очень в этом нуждается и одновременно такой человек очень боится этого внимания лишиться, а лишаясь – переживает бурю не самых приятных эмоций, это и злость, и раздражение, и агрессия, и тревога, и ревность – список можно продолжать долго. Настолько остро переживается ломка отсутствия признания и одобрения со стороны.

Подобное состояние я не могу назвать счастливым. Нормальное ли это состояние – вполне. Здоровое ли – тут сложнее, потому что угрозой жизни это как таковой не является, но полноценной жизнь из подобного состояния я назвать не могу, хотя так живёт абсолютное большинство людей. Это совершенно точно не патология.

Лечения это не требует, и в помощи это нуждается только в том случае, если вы от этого устали, хотите научиться жить иначе, но не знаете как. Если же вас всё или большая часть того, как вы живёте устраивает, если решимости узнать «а как можно иначе» нет, то всё в порядке, вполне возможно, эта статья не для вас.

Безусловно в той или иной степени, хотя бы отчасти, подобные состояния знакомы практически каждому человеку, по-крайней мере тех, кому это не было бы знакомо, за собственную жизнь я не встречал.

Именно поэтому невротический взгляд на жизнь до определённого момента для каждого человека является вполне естественным. Но это состояние всегда тревожное и оно полюсное: состояния эйфории, радости и лёгкости сменяются провалами в тревогу, тоску, печаль или депрессию. Степень глубины подъёмов и падений безусловно индивидуальна – у каждого она своя.

Хотеть внимания – это ненормально, точнее, возможно, это и нормально, в том смысле, что так живёт большинство, но к радости и счастью это не ведёт. Испытывать нужду во внимании для человека взрослого – тяжело. Это нормально для ребёнка, которого кормят грудью – испытывать нужду во внимании и заботе.

Быть может, это нормально лет до трёх, максимум пяти. Дальше, если ребёнок не умеет быть целостным и интересным сам себе – он обречён на поиск интереса к себе на стороне. И буквально обречён на пристрастие к эмоциональным качелям, и автоматически обречён на страдания.

Такой человек живёт в мире неутоляемой жажды внимания, заботы и одобрения. Ведёт он себя соответствующе: всегда в расчёте на ту выгоду, в которой от людей нуждается. Происходит всё это неосознанно, на автомате – такова оказалась усвоенная модель поведения. Скорее всего спросив напрямую, этот человек вам скажет, что это не про него, что в этом плане у него всё нормально.

Люди испытывающие нужду и жажду внимания, одобрения и похвалы обычно весьма порядочны, учтивы, приятны в комплиментах, умело могут нащупать вашу собственную важность и будут умело, очень тонко её подогревать, набивая себе цену, порой весьма изящны и обходительны, умеют красиво говорить, умеют доставить собеседнику удовольствие как словом, так и своими действиями, жестами, едва уловимыми касаниями, всеми возможными средствами демонстрируя своё участие. И всё бы хорошо, только где-то здесь есть небольшой подвох.

А подвох здесь в том, что всё это происходит небескорыстно, с конкретной целью, а точнее нуждой.

Такой человек нуждается в вашем одобрении, в подпитке собственной важности. И собственное поведение выстраивает соответственно – исключительно из этой нужды. Отыгрывая свою роль, такой человек буквально как в кислороде, нуждается так же и в «аплодисментах» с вашей стороны.

Что именно является «аплодисментами» для каждого отдельного человека может очень сильно варьироваться. Одному достаточно услышать спасибо, другому захочется более ярких эпитетов, третий будет с содроганием ждать от вас благодарных объятий, четвёртому достаточно вашей милой одобрительной улыбки, пятый будет надеяться на ваши добрые слова о себе в кругу знакомых.

Как именно – не важно, важна сама суть: вы должны такому человеку отплатить своим вниманием и одобрением, должны похвалить или хотя бы не проигнорировать.

Такой человек испытывает потребность во внимании выраженном любыми способами, важно чтобы этим вниманием человеку выражался квант доверия, чтобы он оказался признан и одобрен, если и ни просто так, то хотя бы за что-то. Такой человек нуждается в положительных комментариях, в похвале того чем занимается, своего внешнего вида или хоть какой-то похвале связанной с ним и его деятельностью непосредственно.Ради подобной похвалы человек готов трудиться, стараться, соответствовать, развивать какую-то деятельность, отыгрывать роли, быть нужным и полезным.

Злиться на таких людей бесполезно, и если вы не специалист, то пытаться помогать – тоже.

Помощь для такого человека может начать происходить только в момент, когда в нём зарождается осознание того, как он живёт и что творит, а вместе с таким осознанием, возможно, возникает естественное желание так больше не жить. В это мгновение человек оказывается открыт для нового и незнакомого.

До этого пытаться помочь особенно из благих побуждений – бесполезно, а уж из жалости – тем более. До этого всё что вы можете, если вам это доступно – это сострадать не страдая. Или говоря другими словами: помогать не вмешиваясь, молчаливо. Ещё это можно было бы назвать приятием, если для вас это доступно и комфортно. Если же это не комфортно – идите туда где вам будет комфортно, ищите свой комфорт, находите его и не теряйте.

Если можете оставаться рядом, но только будучи не задетыми неврозами близкого человека – оставайтесь. Для человека находящегося в невротическом состоянии это будет очень полезным – присутствие рядом того, кто неврозом не задет. Если же вы из раза в раз оказываетесь задеты, то решение для вас единственное – начать с себя и разобраться со своим неврозом. Лучший подарок для невротика – отсутствие рядом того, кто так или иначе тоже страдает неврозом.

Чтобы быть не задетыми чьим-то неврозом, вам необходимо вылечить собственный невроз. Человек залатавший собственный невроз – глубоко подобным больше не может быть задет.
Вылечив невроз, вы не становитесь неуязвимыми, вы скорее становитесь незаинтересованными в переживании тех эмоций, которыми сопровождался ваш невроз.

Сколь бы долго вы не общались и как бы вы ни были близки – будьте уверенны, невротическая личность вам обязательно однажды выставит приличный счёт. Вы можете быть 20 лет рядом, так может получиться, что вы долгие годы могли быть рядом и так не коснулись ни одной действительно острой темы (как так вышло – это другой хороший вопрос), но как только вы споткнётесь и заденете что-то важное, лишив человека того, в чём он испытывает острую жажду, случайно лишив его своего внимания или привычного одобрения – будьте готовы получить в ответ крупный счёт.

Когда на невротика реагируют хорошо, когда не критикуют, не осуждают, не подвергают сомнениям его выбор и решения – человек ощущает себя комфортно, в безопасности.

Как только такой человек встречается с самой мало-мальской критикой или же с идеями и мнениями, которые не подпитывают его чувство собственной правильности, важности, нужности и особенности, а возможно даже слегка подшатывают ценность валюты, которой невротик расплачивается за внимание, одобрение и заботу – такой человек мгновенно оказывается в переживании отчуждённости, потерянности, ненужности, злости, обиды. Проявляться это может в зависимости от выбранной в каждом конкретном случае модели по-разному.

Кто-то будет вести себя агрессивно, может начать кричать, брызгать слюной, что-то доказывать, пытаясь перетащить одеяло такого тёплого внешнего внимания на себя. Пытаясь вас перевоспитать, переделать, настоять на своём, пытаясь добиться от вас извинений, прощения, обещания итп.

Кто-то будет хитро пытаться задеть, уязвить и спровоцировать «обидчика» – таким образом стараясь победить «противника» и доказать самому себе собственную лучшесть, важность, правость – доказать, что противник ошибался, а значит «я прав» и «со мной всё в порядке».

Такой образ поведения связан с постоянной борьбой за внимание и признание как в собственных глазах, так и в глазах окружающих. Такой человек обречён на бесконечное напряжение и жизнь в перманентном стрессе, как бы порой ему не казалась жизнь уютной и приятной. Борьба, надо сказать, эта всегда виртуальная – битва происходит всегда исключительно только «в голове» этого человека.

В повседневной жизни на такого человека никто не нападает, никто ни к чему не призывает и ничего не заставляет – человек сам выбирает из раза в раз вставать в позу защиты или нападения, отстаивая свою психологическую территорию, в страхе потерять свою важность и исключительность.

Для этого такой человек всегда специально (но не осознанно) выбирает быть рядом с теми, кто в состоянии подпитывать его подобное поведение и поддерживать статус-кво. И это всегда те, кто готов регулярно отыгрывать одну из нескольких ролей: роль защитников, нападающих или кормчих, питающих нашего героя важностью, вниманием и заботой.

И это всегда взаимная неосознанно заинтересованная игра, направленная на подпитку собственной обусловленности обеих сторон. И игра эта может случиться только с теми, кто в состоянии эту игру играть, кому она интересна.

Такие люди сильно привязаны к переживаниям ярких эмоций, полюс которых никто никогда контролировать не может: порой это эмоции приятные и положительные, а порой наоборот. Человек тянется как наркоман к переживанию яркого, а суть ярких эмоций такова, что полюс их контролировать невозможно.

Так же невротическое расстройство связано напрямую с неспособностью испытывать удовлетворение и радость от простых переживаний, лишённых эмоциональной составляющей – такие переживания невротику скучны и неинтересны.

Невротику интересна драма и для этого он готов лукавить, недоговаривать, ждать, лицемерить, манипулировать, подыгрывать, угождать, обижаться, терпеть, таким образом продолжая свой собственный излюбленный драм. театр.

Театр, в котором главный герой – он, главный режиссёр – он, главный зритель – он, и главный критик тоже он. Да, в таком восприятии много ярких эмоций: много удовольствия и автоматически много страдания. Вот только простой жизни и простому счастью в подобном театре места не остаётся.

Невротическое расстройство связано напрямую с неспособностью испытывать удовлетворение и радость от простых переживаний: простой жизни и простому счастью в драматическом театре невротика места не остаётся.

Кто-то вместо открытой агрессии использует другие стратегии, например, стратегии тонкой манипуляции и хитрости. Это стратегии более тихой борьбы с «соперниками», стратегии партизанской войны за внимание. Эмоций здесь кажется меньше, но в действительности они есть и в точности те же, весьма яркие, просто переживаются чуть иначе – подобно чиху «про себя».

Чих происходит и здесь и сила чиха идентичная громкому чиху во весь рот, но снаружи этого не видно, потому что звук самого чиха чихающим активно подавлялся. Поэтому жажда внимания и одобрения здесь утоляется чуть иначе: она вуалируется под заботу, доброту, самопожертвование.

Есть и другие стратегии. Но это не главное.

В этой статье мне хотелось вам напомнить, обратить ваше внимание на пару мгновений на то, как проживает свою жизнь невротик. Как проживаете свою жизнь вы, когда вы не ощущаете себя полноценно, когда испытываете потребность во внимании, одобрении и похвале со стороны и нуждаетесь в постоянной подпитке этого.

Познакомить для того, чтобы вы на мгновение поставили на паузу. Прямо сейчас. И посмотрели на себя со стороны. И на секунду задумались.

Задумались и обратили внимание на себя. Вам нужно начинать с себя, каждому просто необходимо разобраться с собой и с собственными паразитическими моделями поведения. Если вы испытываете подобную нужду даже не постоянно, а время от времени – не ждите манны с небес, не рассчитывайте на авось и не откладывайте в долгий ящик – ищите специалиста, который подойдёт именно вам и начинайте над собой работать. Это непростой шаг, но в определённый момент в нём нуждается буквально каждый.

Помочь здесь выбраться из подобных виртуальных качель вы конечно можете себе сами. Это не просто, но возможно. Без помощи это происходит на порядок медленней. Поэтому возможность взаимодействовать с хорошим специалистом я считаю более разумной и конструктивной.

Вам необходимо нормализовать как фон, на котором вы себя воспринимаете, так и привести в норму собственный образ, представление о себе, лишить его высоченных пиков и глубоких впадин: «ты не велик и не ужасен – ты прост и обычен».

Необходимо сжиться, смириться и полюбить собственную обыкновенность. И я повторюсь, в этом может помочь только очень хороший специалист, которых не много. Отвечая на возможный немой вопрос – себя я отношу к специалистам хорошим.

Без глубокого, настоящего смирения со своей простотой и обыкновенностью – о большем речи нет. Это самая база – основа простой, гармоничной, счастливой жизни. Без этого можно даже не начинать искать удовлетворения ни в деньгах, ни в любимой работе, ни в семье, ни в отношениях, ни в детях – всё будет мимо, будет буквально обречено на провал, но видно вам это станет далеко не сразу.

И не начав прямо сейчас, вы будете продолжать оттягивать момент, в надежде на более удачный случай, на более благоприятные обстоятельства, а по сути дожидаясь гангрены.

Поэтому не тяните. Начните с себя. И решайтесь не завтра, а прямо сегодня:
Начните уделять своему психологическому здоровью, собственной душевной гармонии внимание либо самостоятельно, либо воспользовавшись помощью специалиста, который подойдёт именно вам. Пробуйте к себе прислушиваться, начните над собой работать.

***************************************************************************

*

Отвергая отцa

Отвергая отцa

отвергая отца.jpg

Луковникова М.Д.

“Только вы маме не говорите, что я папу тоже люблю, очень…” (на приёме)

На приёме: (мальчик 6 лет, тяжелое невротическое расстройство)

— С кем ты живешь?
— С мамой.
— А папа?
— А мы его выгнали.
— Как это?
— Мы с ним развелись, он нас унижает, он не мужик, испортил нам лучшие годы…

  На приёме: (подросток 14 лет, тяжелые мигрени, обмороки, противоправное поведение) 

— А почему ты не нарисовал папу, ведь вы же одна семья?
— Лучше бы его вообще не было, такого папы.
— Что ты имеешь ввиду?
— Он матери всю жизнь испоганил, вел себя как свинья, сейчас не работает…
— А лично к тебе папа как относится?
— Ну, за двойки не ругает.
— … все?
— И все, …чего от него? Я даже деньги сам зарабатываю себе на развлечения.
— А чем зарабатываешь?
— Корзины плету.
— А кто научил?
— Отец, он меня вообще многому научил, я еще рыбу ловить могу, машину водить могу, по дереву немного, вот к весне лодку смолили, на рыбалку с отцом поедем.
— Как же ты в одной лодке сидишь с человеком, которого бы лучше вообще на свете не было?
— Ну, вообще у нас с ним так-то, отношения интересные … Когда мать уезжает, у нас хорошо, это она с ним не ладит, а я то и с мамкой и с отцом могу, когда не вместе.

  На приёме: (девочка 6 лет, проблемы с общением, невнимательная, ночные кошмары, заикание, грызет ногти и т.п.) 

— Почему ты нарисовала только маму с братом, а где же папа и ты?
— Ну, мы в другом месте, чтобы у мамы было хорошее настроение.
— А если вы будете все вместе?
— То плохо.
— Как это плохо?
— … (девочка плачет)

Через некоторое время:
— Только вы маме не говорите, что я папу тоже люблю, очень.

  На приёме: (подросток с тяжелым невротическим нарушением) 

— Ваш сын действительно верит в смерть своего отца?
— Да! Мы это ему специально сказали, а то не дай бог с ним встретиться захочет, потом необерешься наследственности, но мы с бабушкой про отца только хорошее говорим, чтоб не переживал и стремился стать хорошим человеком.

  На приёме: (мальчик 8 лет, тяжелая депрессия и ряд других заболеваний) 

— А что с папой?
— Не знаю.
Я обращаюсь к маме:
— Вы не говорите о смерти отца?
— Он знает, мы говорили об этом (мама плачет), да он и не спрашивает, и фотографии смотреть не хочет.
Когда мама выходит из кабинета, я спрашиваю мальчика:
— Тебе интересно про папу узнать?

Мальчик оживает и первый раз смотрит мне в глаза.
— Да, но нельзя.
— Почему?
— Мама опять заплачет, не надо.

Разбитые семьи

За время работы с детьми, в своей практике, мне пришлось столкнуться со следующими фактами:
Дети любят своих родителей одинаково сильно, вне зависимости от демонстрируемого ими поведения.
Ребенок воспринимает маму и папу как целое и как важнейшую часть самого себя.

Отношение ребенка к отцу и отца к ребенку всегда формирует мать. Женщина выступает посредником между отцом и ребёнком, именно она транслирует ребёнку: кто его отец, какой он и как к нему следует относиться.
Мать имеет абсолютную власть над ребёнком, она делает с ним всё что захочет, сознательно или бессознательно. Такая сила дана женщине природой для того, чтобы потомство смогло выжить без лишних сомнений.

Сначала сама мама является миром ребенка, а позднее она выводит ребенка в мир через себя. Ребенок познает мир через маму, видит мир ее глазами, акцентирует внимание на том, что значимо для мамы.

Осознанно и неосознанно мама активно формирует восприятие ребенка. С отцом ребенка тоже знакомит мама, она транслирует степень значимости отца. Если мама не доверяет мужу, то ребенок будет избегать отца.
На приеме:

— Моей дочке 1год 7месяцев. Она с криком убегает от отца, а когда он берет ее на руки — плачет и вырывается. А последнее время стала говорить отцу: «Уходи, я тебя не люблю. Ты плохой».
— А что вы действительно чувствуете к своему мужу?
— Я сильно обижена на него, до слез.

Отношение отца к ребенку тоже формирует мать. Например, если женщина не уважает отца ребенка, то мужчина может отказать ребенку во внимании.
Достаточно часто повторяется одна и та же ситуация: стоит только женщине изменить внутреннее отношение к отцу ребенка, как он неожиданно изъявляет желание видеть ребенка и участвовать в его воспитании. И это даже в тех случаях, когда отец до этого долгие годы игнорировал ребенка.

Отвергнутый отец

Если нарушено внимание, память, неадекватна самооценка, а поведение оставляет желать лучшего — то в душе ребенка катастрофически не хватает отца.

Отвержение отца в семье часто ведет к появлению интеллектуальной и психической задержке развития ребенка.

Если нарушена коммуникативная сфера, высокая тревожность, страхи, а приспосабливаться к жизни ребенок так и не научился, и везде чувствует себя чужим — значит, он никак не может отыскать маму в своем сердце.

Детям легче справляться с проблемами взросления, если они чувствуют, что мама и папа принимают их целиком, такими, какие они есть.

Ребенок растет здоровым эмоционально и физически, когда он находится вне зоны проблем своих родителей — каждого индивидуально или их как пары. То есть он занимает свое детское место в системе семьи.

Ребёнок всегда «держит флаг» за отвергнутого родителя. Поэтому он будет соединяться с ним в своей душе любыми способами. 

Например, он может повторять тяжёлые особенности судьбы, характера, поведения и т.п. Причём, чем сильнее мать не принимает эти особенности, тем ярче у ребёнка они проявляются.

Но как только мама искренне разрешит ребёнку быть похожим на своего отца, любить его открыто, у ребёнка появится выбор: соединяться с отцом через тяжелое или же любить его напрямую — сердцем.

Ребёнок предан маме и папе одинаково сильно, он связан любовью. Но когда отношения в паре становятся тяжелыми, ребенок силой своей преданности и любви глубоко включается в то тяжелое, что причиняет боль родителям. Он берет на себя столько, что действительно во многом облегчает душевные страдания одного или обоих родителей сразу.

Ребенок может стать психологически равным родителям: другом, партнером. И даже психотерапевтом. А может подняться еще выше, заменяя психологически им их родителей. Такая ноша является непосильной ни для физического, ни для психического здоровья ребенка. Ведь, в итоге, он остается без своей опоры — без родителей.

Когда мама не любит, не доверяет, не уважает или просто обижена на отца ребенка, то глядя на ребенка и видя в нем многие проявления отца, осознанно или неосознанно дает малышу понять, что его «мужская часть» плохая.

Она как бы говорит:

«Это мне не нравится. Ты не мой ребенок, если ты похож на своего отца». И из любви к матери, а точнее из-за глубокого стремления выжить в данной семейной системе, ребёнок всё-таки отказывается от отца, а следовательно и от мужского в себе. 

За подобный отказ ребенок платит слишком дорогую цену. В душе этого предательства он себе никогда не простит. И обязательно накажет себя за это сломанной судьбой, плохим здоровьем, неудачливостью в жизни. Ведь жить с этой виной невыносимо, даже если она не всегда осознаётся. Но это цена его выживания.

Чтобы примерно почувствовать, что же происходит в душе ребёнка, попробуйте закрыть глаза и представить двух самых близких для вас людей, за которых вы можете, не задумываясь, отдать жизнь. А теперь вы все трое, крепко держась за руки, оказались в горах. Но гора, на которой вы стояли, неожиданно рухнула. И оказалось, что вы чудом удержались на скале, а два ваших самых дорогих человека повисли над пропастью, держась за ваши руки. Силы кончаются и вы понимаете, что двоих не вытащить. Спасти можно только кого-то одного. Кого вы выберете?

В этот момент мамы, как правило, говорят: «Нет, лучше уж умереть всем вместе. Это ужасно!»

Действительно, так было бы легче, но условия жизни таковы, что ребенку приходится сделать невозможный выбор. И он его делает. Чаще в сторону мамы. Представьте, что вы все-таки отпустили одного человека и вытащили другого.

— Что вы будете чувствовать по отношению к тому, кого вы не смогли спасти?
— Огромную, испепеляющую вину.
— А к тому, ради кого вы это сделали?
— Ненависть.

Отказ от отца — отказ от мужского в себе

Природа мудра — тема злости на мать в детстве табулирована жестко. Это оправдано, ведь мама не только дарит жизнь, она её ещё и поддерживает. После отказа от папы, мама остается единственным человеком, который может поддержать в жизни.

Поэтому, выражая свой гнев, можно спилить сук, на котором сидишь. И тогда этот гнев обращается на самого себя (аутоагрессия). «Это я плохо справился, я предал папу, я сделал недостаточно для того, чтобы…и только я один. Мама не виновата — она слабая женщина». И тогда начинаются проблемы с поведением, психическим и физическим здоровьем.

Мужское гораздо больше, чем похожесть на собственного отца. Принцип мужского — это закон. Духовность. Честь и достоинство. Чувство меры — внутреннее ощущение уместности и своевременности. Социальная самореализация — работа по душе, хороший материальный доход, карьера, возможны, только если в душе человека есть позитивный образ отца. 

Какой бы замечательной ни была мать, но только отец может инициировать взрослую часть внутри ребёнка. Даже если отцу самому не удалось выстроить отношения с собственным отцом. Для процесса инициации это не столь важно.

Вы, наверное, встречали взрослых людей, которые инфантильны и беспомощны как дети? Всё это те люди, у которых не было доступа к своему отцу.

  • Начинают одновременно кучу дел, имеют множество проектов, но ни один так и не доводят до конца.
  • Или те, кто боятся начать дело, проявить активность в социальной самореализации.
  • Или те, кто не могут сказать «нет».
  • Или не держат данного слова, на них сложно в чём либо положиться.
  • Или те, кто постоянно лгут.
  • Или те, кто боятся иметь собственную точку зрения, соглашаются со многим против собственной воли, «прогибаясь» под обстоятельства.
  • Или наоборот, ведут себя вызывающе, воюют с окружающим миром, противопоставляя себя другим людям, многое делая в пику, или даже ведут себя противоправно.
  • Или те, кому жизнь в социуме даётся с огромным трудом, «втридорога» и т.п.

Только рядом с отцом маленький ребёнок впервые познаёт границы. Собственные границы и границы других людей. Грани дозволенного и не дозволенного. Свои возможности и способности. 

Рядом с отцом ребёнок чувствует, как действует закон. Его силу. С мамой отношения строятся по другому принципу: без границ — полное слияние.

Как пример, можно вспомнить поведение европейцев — в Европе ярко выражены принципы мужского, и русских — в России ярко выражены принципы женского.

Европейцы, на какой бы маленькой территории не оказались в пространстве, интуитивно размещаются таким образом, что никому никто не мешает, никто не нарушает ничьих границ, и даже если это переполненное людьми пространство, то всё равно каждому остаётся место для своих интересов.

Русские же наоборот, бессознательно стремятся заполнить собой всё пространство. И рядом уже никому не остаётся места. Потому что не чувствуют своих собственных границ. Начинается хаос. А это именно то, чем и является женское без мужского.

Именно в мужском потоке формируются достоинство, честь, воля, целеустремлённость, ответственность — во все временна высоко ценимые человеческие качества.

Другими словами, дети, которых мама не допустила к отцовскому потоку, сознательно или бессознательно, не смогут легко и естественно пробудить в себе уравновешенного, взрослого, ответственного, логичного, целеустремлённого человека — теперь придётся прилагать огромные усилия.

Потому что психологически они остались мальчиками и девочками, так и не став мужчинами и женщинами.

Теперь за мамино решение: оградить ребёнка от отца, человек всю жизнь будет платить невероятно высокую цену. Словно он потерял благословение на жизнь.

«Если жена уважает мужа, а муж уважает жену, дети тоже чувствуют уважение к себе. Кто отвергает мужа или жену, тот отвергает его или её в детях. Дети воспринимают это как личное отвержение» — Берт Хеллингер.

Мальчики

Отец играет разные, но значимые роли для сына и дочери. Для мальчика отец — это его самоидентификация по полу, т.е. ощущение себя мужчиной не только физически, но и психологически. Отец — это родина для сына, его «стая».

Мальчик с самого начала рождается у человека другого пола. Всё с чем соприкасается мальчик в матери — иное по сути, иное, чем он сам. Женщина переживает то же чувство. Поэтому замечательно, когда мама может одарить сына своей любовью, наполнив женским потоком, инициировав женские принципы, с любовью отпустив его на родину — к отцу.

Кстати, только в этом случае сын может уважать свою мать и быть ей искренне благодарен. С момента рождения и, примерно, до трёх лет мальчик находится в поле влияния матери. Т.е. он напитывается женским: чувствительностью и нежностью. Способностью к близким, доверительным и долговременным эмоциональным отношениям.

Именно с матерью ребёнок учится эмпатии — вчувствование в душевное состояние другого человека. В общении с ней пробуждается интерес к другим людям. Активно инициируется развитие эмоциональной сферы, а так же интуиции и творческих способностей — они тоже в зоне женского.

Если мать была открыта в своей любви к малышу, то в последствии, став взрослым, такой мужчина будет заботливым мужем, ласковым любовником и любящим отцом.  

В норме, примерно, после трёх лет, мама отпускает сына к отцу. Важно подчеркнуть, что она отпускает его навсегда. Отпускает, значит, разрешает мальчику напитываться мужским и быть мужчиной. И для этого процесса не столь важно жив отец, или умер, может быть у него другая семья, или он далеко, или у него тяжелая судьба.

Бывает и так, что биологического отца нет и не может быть рядом с ребёнком. Тогда здесь имеет значение, что мать чувствует в душе к отцу ребёнка.

Если женщина не может согласиться ни с его судьбой, ни с ним, как правильным отцом для её ребёнка, то малыш получает пожизненный запрет на мужское. И даже правильная среда, в которой он вращается, не сможет скомпенсировать ему эту утрату.

Ребенок может занимается мужскими видами спорта, второй муж мамы может быть замечательным человеком и мужественным мужчиной, возможно даже есть дедушка, или дядя, готовые общаться с ребенком, но всё это останется на поверхности, как форма поведения.

В душе ребёнок никогда не осмелится нарушить материнского запрета. Но если женщине всё таки удаётся принять отца ребёнка в своём сердце, то ребёнок бессознательно будет чувствовать, что мужское это хорошо. Сама мама дала своё благословение.

Теперь встречая в своей жизни мужчин: дедушка, друзья, учителя, или новый мамин муж, ребёнок сможет через них напитываться мужским потоком. Который он будет брать у своего отца.

Единственное, что имеет значение, это какой образ в душе у матери об отце ребёнка. Допустить ребёнка к отцовскому потоку мама может только при условии, что в душе она уважает отца ребёнка, или как минимум, хорошо к нему относится. 

Если этого не происходит, то бесполезно говорить мужу: «Иди, поиграй с ребёнком. Сходите вместе погулять» и т.п., отец этих слов не услышит, так же, как и ребёнок. Воздействие имеет только то, что принято душой.

Благословляет ли мама отца и ребёнка на взаимную любовь друг к другу? Наполняется ли мамино сердце теплом, когда она видит, как ребёнок похож на своего отца? Если отец признан, то теперь малыш начнёт активно наполнятся мужским.

Теперь развитие пойдёт по мужскому типу, со всеми мужскими особенностями, повадками, предпочтениями, и нюансами. Т.е. теперь мальчик сильно начнёт отличаться от маминого женского и всё больше станет походить на папино мужское. Так вырастают мужчины с выраженным мужским.

Девочки

С дочерьми этот процесс обстоит несколько иначе. Девочка тоже, примерно, до трёх лет находится с мамой, напитываясь женским.

В районе трех — четырёх лет она переходит под влияние отца и находится в поле его влияния примерно до шести — семи лет. В это время активно инициируется мужское: воля, целеустремлённость, логика, образное мышление, память, внимание, трудолюбие, ответственность и т.д.

А самое главное, именно в этот период закладывается понимание того, что девочка отличается от папы по полу. Что она похожа на маму и скоро она станет такая же красивая женщина как мама. Именно в этот период дочери обожают своих отцов. Активно проявляют знаки внимания и симпатию по отношению к папе.

Хорошо, если мама это поддержит, а папа сможет показать дочери, что она прекрасна и что он её любит. В дальнейшем именно этот опыт общения с самым главным мужчиной в жизни позволит ей чувствовать себя привлекательной женщиной.

Дочери, не допущенные в своё время к отцу, психологически так и остаются девочками, не смотря на то, что уже давно стали взрослыми. 

По истечении некоторого времени папе очень важно отпустить дочь обратно к маме — в женское, а маме — её принять. Это происходит, когда девочка начинает чувствовать, что папа любит маму чуть больше чем её, и что как женщина мама нравится и подходит папе больше. Это горькое расставание с самым лучшим мужчиной, но невероятно целительное.

Теперь у девочки инициированы принципы мужского, значит она многого сможет добиться в жизни. Но самое главное, у неё есть счастливый опыт быть принимаемой и любимой мужчиной. Вернувшись к маме, она теперь всю жизнь будет наполнятся женским. Эта сила даст ей возможность найти хорошего партнёра и создать семью, родить и воспитать здоровых детей.

Что делать, если мать не уважает отца ребенка?

Обычно после подобного открытия мамы чувствуют себя растерянными и полными противоречий. Все они задают примерно одни и те же вопросы:

«Как же быть, если отца своего ребенка я не только не люблю, я его просто ненавижу?! Его даже уважать не за что — опустившийся человек! Я что, ребенку врать буду, что его отец хороший человек? Да я ребенку только и говорю: «Посмотри на своего отца… Умоляю, только не будь как он!» Или: «Когда я вижу, что моя дочь хмурит брови, как ее отец, я хочу убить их обоих!».

Если смотреть на это так, то появятся злость и отчаяние. Если, находясь в ненависти к отцу ребёнка, остановиться только на одну минуту и ответить себе только на один вопрос: «Какие у меня были к нему чувства, когда мы только начинали встречаться, когда я согласилась выйти за него замуж?» Практически все женщины вспоминают, что когда-то они любили своих избранников, а их сердце было наполнено радостью и теплом.

В большинстве случаев, ребёнок все-таки появляется благодаря этой любви. Любви мужчины и женщины друг к другу. Ребёнок плод этой любви. Он обязан этой любви и тому, что мама, когда-то выбрала этого мужчину. 

Если у вас остались собственные детские воспоминания, то наверняка там отыщется детское чувство недоумения и непонимания родительских конфликтов. Ведь для ребёнка оба родителя равно значимые и одинаково любимые.

Женщина очень часто смешивает свои парные отношения с родительскими. Для ребёнка это невыносимо. Женщина как бы говорит своему малышу: «Он плохой партнёр для меня, значит он плохой отец для тебя».

Это разные вещи. Ребёнок не должен быть включён в особенности отношений пары. Образно говоря, дверь в родительскую спальню должна остаться для него закрытой навсегда. А вот как родители, эти два человека остаются в его полном распоряжении. Т.е. мужчина как партнёр и как отец ребёнка это два разных человека.

Ребёнок ничего не знает об отце как о партнёре. А женщина не знает его как отца. Поэтому для женщины он только партнёр, а для ребёнка только отец. 

Мать, которая не может принять отца своего ребёнка, не может полностью принять и ребёнка. Поэтому она не может любить его безусловной любовью. А в этом случае ребёнок теряет доступ к обоим родителям.

Теперь отношения с мамой внутренне, душевно будут тяжелы. Ребёнок либо будет подстраиваться и угождать матери, при этом частенько болея, так «пережигается» агрессия на мать, либо ребёнок активно будет протестовать. Но ни в первом, ни во втором случае открытой любви между матерью и ребёнком не будет.

Кстати, люди, которые не любят себя, считают себя некрасивыми, не принимают свою индивидуальность, а так же те, кто склонны к чрезмерному самоосуждению и осуждению всех и вся, это те бывшие дети, мать которых осуждала и отвергала в них их отца.

Теперь отношения с самим собой и жизнью строятся по усвоенному в детстве принципу.

Но если женщине все-таки хватит мужества и любви к ребёнку, чтобы не вываливать тяжесть парных отношений на своё чадо, отделить в своей душе парные отношения от родительских, то у ребёнка наступит огромное душевное и физическое облегчение.

Многие дети перестают болеть после проделанной душевной работы их мамой. Тогда, не смотря на то, что родители разошлись, или не ладят, у ребёнка хватит в дальнейшем сил, чтобы жить и продолжать жизнь. 

Наши предки знали такую закономерность, что если женщина умеет уважать своего мужа, своих и его родителей, то дети в таких семьях не болеют, а их судьбы складываются удачно.

Практика работы с детьми, подростками и взрослыми людьми показала, что самая сильная человеческая боль, имеющая долговременные последствия, это боль от потери родителей в своей душе. Кстати, именно эта потеря является, зачастую, причиной депрессии.

Поэтому для облегчения жизни ребенка и его полного выздоровления важно не столько само физическое присутствие родителей в повседневной жизни ребенка, сколько доброе и уважительное отношение к ним в его собственной душе. Словно родители никогда не покидали ребенка, а стоят за его спиной. Стоят, как ангелы — хранители. И так с первого и до последнего дня жизни.

Неслучайно, что из десяти заповедей объяснением и мотивировкой сопровождается только пятая: «Чти отца и матерь твою, чтобы ты жил на земле долго и счастливо». Именно это знание позволяет выжить человечеству, оставаясь духовно и физически здоровым.

Ведь только тогда, когда сердце наполнено почтением и благодарностью своим родителям, хотя бы за бесценный дар жизни, можно смело идти вперёд.

Случай из практики

Хочется рассказать об одном случае, ярко иллюстрирующем выше сказанное. Ко мне обратились мама и бабушка одного семилетнего мальчика. У ребенка было очень тяжелое состояние: кроме невероятной неуправляемой агрессии, истерик, постоянной тревоги, проблем в школе, ночных кошмаров, страхов, были еще сильнейшие головные боли и мучительное ощущение мурашек по всему телу.

Мама с папой у этого мальчика развелись очень давно. Ребенок помнил отца больше по фотографиям. Всю свою сознательную жизнь он жил с мамой и бабашкой. Ребенок был полной копией своего отца. Как внешне, так и в характере все чаще обнаруживалось сходство.

Единственное, что слышал мальчик о своем отце, это то, что его родитель — невероятное чудовище, мама с бабушкой не скупились на эпитеты, и еще то, что он к их большому горю как раз на это чудовище очень похож. И теперь перед ребенком ставилась задача перебороть «злые» качества и стать хорошим человеком.

А на приеме передо мной сидел совершенно замечательный ребенок, к тому же с большими творческими способностями, но рассуждал он о жизни так, как будто ему лет семьдесят, не меньше. Мы взялись за работу все вместе: мама, бабушка, мальчик и я. Первое, что сделали женщины, это решительно изменили политику семьи.

Мама начала рассказывать сыну о том, какими хорошими качествами обладает его отец. О том хорошем, что было у них в отношениях. О том, что ей нравится, что сын похож на своего отца. Что он может быть абсолютно таким же, как папа.

Самое главное, что сын не несет ответственности за их партнерские отношения. И не зависимо от того, что они разведены как пара — как родители они останутся для него навсегда вместе. А сын может любить папу ничуть не меньше, чем маму. Некоторое время спустя мальчик написал папе письмо. У сына появилась папина фотография на письменном столе, а другую, маленькую, он стал носить с собой в школу.

Потом в семье появились дополнительные праздники: день рождение папы; день, когда папа сделал маме предложение; когда папа выиграл матч. А самое главное, теперь, когда мама смотрела на сына, она с гордостью произносила: «Как же ты похож на своего отца!»

Когда состоялась наша очередная встреча, мама поделилась, что врать вообще не пришлось — бывший муж действительно многогранная личность. А вот с сыном стали происходить просто фантастические изменения: сначала пропала агрессия, потом — страхи, боли; появились успехи в школе, исчезли злополучные мурашки, ребенок стал управляемым. И снова вернулся к жизни.

«Я не могу в это поверить, неужели отец играет такую роль?!». 

Да, каждый из нас — продолжение и итог слияния двух потоков жизни: материнского, и ее рода, и отцовского, и его рода. Соглашаясь с этим в ребенке, принимая его судьбу такой, какая она ему дана, — мы даем ему шанс расти. Это и есть родительское благословение на Жизнь.

***************************************************************************

Потери и печаль

Потери и печаль

Наверное, во всем нашем странствии, полном бед и тревог, мы ощущаем потери практически столь же часто, как и экзистенциальный страх. С потерь начинается наша жизнь. Мы полностью отделяемся от защитного материнского лона, разрывая связь с сердцебиением космоса; жизнь вбрасывает нас в неведомый мир, который часто оказывается смертельно опасным. Эта родовая травма становится первой вехой на пути, заканчивающемся для нас потерей жизни. На этом пути постоянно случаются разные потери: безопасности, близких отношений, неосознанности, невинности, постепенно происходит потеря друзей, телесной энергии и определенных состояний идентичности. Нет ничего удивительного в том, что во всех культурах существуют мифы, которые драматизируют ощущение этих потерь и разрыва отношений: мифы о грехопадении, об утрате состояния райского блаженства, миф о Золотом Веке, в основе которого лежит воспоминание о неразрывном единстве с матерью-природой. Точно так же и все люди испытывают глубокую тоску по этому единству.

 

Тема потерь красной нитью проходит через всю нашу культуру, начиная с самых сентиментальных лирических песен, в которых слышится жалоба, что с утратой возлюбленного жизнь теряет всякий смысл, и кончая самой страдальческой и пронзительной мольбой, в которой выражается страстное желание мистического соединения с Богом. Для Данте величайшей болью была потеря надежды, потеря спасения, потеря рая наряду с преследующими его воспоминаниями о надежде на это соединение — такой надежды сегодня уже нет. Наше эмоциональное состояние в первую очередь определяют потери. Если наша жизнь оказывается достаточно продолжительной, то мы теряем всех, кто имеет для нас ценность. Если же наша жизнь не столь продолжительна, то им придется потерять нас. Об этом очень хорошо сказал Рильке: «Так мы живем, прощаясь без конца». Мы «прощаемся» с людьми, с состоянием бытия, с самим моментом прощания. В других строках Рильке говорит об предопределенности прощания: «Смерть в себе, всю смерть в себе носить еще до жизни, носить, не зная злобы, это вот неописуемо». Немецкое слово Verlust, которое переводится как потери, буквально означает «пережить желание», чтобы затем пережить отсутствие объекта желания. За любым желанием всегда стоит потеря.

Двадцать пять веков назад Гаутама стал Буддой (тем, кто «проникает в суть вещей»). Он увидел, что жизнь — это непрекращающееся страдание. Это страдание прежде всего возникало из-за стремления Эго управлять природой, окружающими и даже смертью. Так как у нас не получается жить столько и так, как нам хочется, мы испытываем страдания в соответствии с нашими потерями. Согласно Будде, единственный способ избавиться от страданий — это добровольно отказаться от желания управлять, предоставив жизни возможность течь свободно, т. е. следовать мудрости, заложенной в мимолетности бытия. Такое освобождение оказывается подлинным лекарством от невроза, ибо тогда человек не отделяет себя от природы.

Отказавшись от управления окружающим, человек освобождается от рабской зависимости и предоставляет жизни идти так, как она идет. Только свободное течение жизни может принести ощущение мира и безмятежности. Но, как нам известно, старшим офицером, состоящим на службе у Эго, является Капитан Безопасность с подчиненным ему Сержантом Управление. Кто из нас, как Будда, может «проникать в суть вещей», гасить в себе желания, выйти за границы Эго и от всего сердца проповедовать идею «не моей, а Твоей воли»? Теннисон сказал, что лучше любить и потерять, чем не любить вообще.

Мудрое учение Будды, предполагающее отказ от противостояния естественному ходу вещей, кажется плохо приемлемым в условиях современной жизни. Где-то там, на поле борьбы рассудка, признающего расставание и потери, с сердцем, жаждущим единения и постоянства, есть место для нас, желающих обрести свою индивидуальную психологию. Никто из нас не может, подобно Будде, достичь состояния просветления, но при этом никто не хочет быть вечной жертвой.

Главное для расширения сознания — это признать, что постоянство жизни обусловлено ее мимолетностью. По существу в мимолетности жизни проявляется ее сила. Дилан Томас выразил этот парадокс так: «Меня губит та сила жизни, зеленый расплав которой заставляет распускаться цветы». Та же энергия, которая, как детонатор, вызывает буйный расцвет природы, сама себя питает и сама себя уничтожает. Такое превращение и исчезновение представляет собой жизнь. Слово, имеющееся у нас для обозначения неизменности,— это смерть. Таким образом, чтобы охватить жизнь, нужно охватить ту энергию, которая себя питает и себя потребляет. Неизменность, противоречащая силе жизни,— это смерть.

Именно поэтому Уоллейс Стивене пришел к заключению: «Смерть — это мать красоты»; он же назвал смерть величайшим изобретением природы. Наряду с ощущением силы, которая питает саму себя, приходит способность осознания, осмысленного выбора и понимания красоты. Это мудрость, выходящая за границы тревожности Эго, воплощающая таинство единства жизни и смерти как часть этого великого цикла. Такая мудрость противостоит потребности Эго, превращая ее из незначительной в трансцендентную.

Таинственное единство приобретений и потерь, обладания и расставания поразительно точно отразилось в стихотворении Рильке «Осень»; оно соответствует тому времени года, которое в северном полушарии ассоциируется с уходом лета и всеми зимними потерями. Стихотворение заканчивается так:
Все падаем. Так повелось в веках.
Глянь, рядом падает рука небрежно.
Но Некто есть, кто бесконечно нежно
Паденье это держит на руках.

Рильке связывает образ падающих на землю листьев (на землю, которая парит в пространстве и во времени) с общим переживанием потерь и падения и намекает на существование мистического единства, скрытого за феноменом падения и выражающегося через него. Возможно, это Бог, Рильке не поясняет, кто это; он видит себя в великом цикле приобретений и потерь, вызывающих отчаяние, но имеющих божественную сущность.

Переживание потери может быть очень острым, если из нашей жизни уходит нечто ценное. Если нет переживания потери, значит, нет ничего ценного. Переживая потерю, нам нужно признать ценность того, что мы имели. Фрейд в эссе «Печаль и меланхолия», описывая свои наблюдения за ребенком, у которого умер один из родителей, отмечал, что этот ребенок печалился о своей потере, поэтому у него высвободилась определенная энергия. Ребенок, у которого родители физически присутствуют, но эмоционально отсутствуют, не может печалиться, ибо в буквальном смысле потери родителей нет. Затем эта фрустрированная печаль интериоризируется, превращаясь в меланхолию, в грусть по утрате, в сильную тоску по соединению, и сила этой тоски прямо пропорциональна ценности утраты для ребенка. Таким образом, переживание потери может наступить лишь после того, как ценность ее стала для нас частью жизни. Задача человека, оказавшегося в этой трясине страданий, состоит в том, чтобы суметь распознать ценность, которая была ему дарована, и ее удержать, даже если мы не можем удержать ее в прямом смысле. Потеряв любимого человека, мы должны оплакать эту утрату, при этом осознав все то ценное, связанное с ним, что мы интериоризировали. Например, родитель, болезненно переживающий так называемый «синдром пустого гнезда», страдает от ухода ребенка меньше, чем от потери внутренней идентичности из-за окончания исполнения своей родительской роли. Теперь от него требуется найти иное применение энергии, которую он раньше тратил на ребенка. Поэтому самое лучшее отношение к тем, кто нас покинул,— по достоинству оценить их вклад в нашу сознательную жизнь и свободно жить с этой ценностью, привнося ее в повседневную деятельность. Это будет самое правильное превращение неизбежных потерь в частицу этой мимолетной жизни. Такое превращение — не отрицание потерь, а их трансформация. Ничто из того, что мы интериоризировали, никогда не потеряется. Даже в потерях остается какая-то часть души.

Слово grief «печаль» происходит от латинского gravis «нести»; от него же образовалось хорошо известное нам слово gravity «тяготение». Повторяю: испытывать печаль — значит не только переносить тяжелое состояние потери, но и ощущать ее глубину. Мы печалимся лишь о том, что представляет для нас ценность. Несомненно, одним из самых глубоких ощущений является чувство бессилия, напоминающее нам о том, как слабо мы можем управлять тем, что происходит в жизни. Как сказал Цицерон, «глупо в печали рвать на голове волосы, ибо наличие лысины не уменьшает страданий». И вместе с тем нам симпатичен грек Цорба, восстановивший против себя всю деревню тем, что, потеряв свою дочь, всю ночь танцевал, ибо только в экстатических движениях тела смог выразить острую горечь своей потери. Как и другие первичные эмоции, печаль не находит выражения в словах и не позволяет себя анатомировать и анализировать.

Наверное, самая глубокая поэма о печали была написана в XIX в. поэтом Данте Габриэлем Россетти. Она называется «Лесной молочай». Слово «печаль» встречается в ней лишь однажды, в последней строфе. Однако читатель чувствует страшный душевный надрыв автора, его глубокую внутреннюю разобщенность и состояние тупика. Кажется, что все, на что он способен,— подробно, до мелочей, описывать уникальное соцветие лесного молочая. Груз печали давит на него так, что становится непостижимым; автор может сосредоточиться лишь на мельчайших явлениях природы.

Глубокая печаль не дает Мудрости, не оставляет воспоминаний; Тогда мне всего лишь осталось постичь Три лепестка лесного молочая.

Россетти осознает огромную безвозвратную потерю и так же, как Рильке, при помощи метафоры осеннего листопада, указывает на бесконечное через конечное, постижимое разумом. Повторяю: искренность печали позволяет признать интериоризированную ценность другого человека. Ритуальное «открытие» надгробного камня в иудаизме, т. е. снятие с него покрывала в первую годовщину смерти похороненного человека, несет в себе двойной смысл: признание тяжести потери и напоминание об окончании печали, начале обновления жизни.

Никакое отрицание не облегчит нам переживание потери. И не нужно бояться этих печальных переживаний. Самая хорошая возможность принять ощущение мимолетности бытия — определить золотую середину между мучительной сердечной болью и лихорадочным брожением мыслей. Тогда нам удастся удержать исчезающую энергию и утвердиться в том, что было нашим, хотя бы временно. В заключении к своему переложению истории Иова «И.В.» Арчибальд Маклейш приводит такие слова И. В. о Боге: «Он не любит, Он Есть». «Но мы-то любим»,— говорит Сара, его жена. «Именно. И это изумляет». Энергия, необходимая для утверждения ценности во время печали, становится источником глубокого смысла. В том, чтобы не потерять этот смысл и перестать пытаться управлять естественным течением жизни, заключается истинная суть двойного воздействия печали и потерь.

Когда у Юнга умерла жена, у него возникла реактивная депрессия. В течение нескольких месяцев он ощущал растерянность и потерю ориентации в жизни. Однажды ему приснилось, что он пришел в театр, где оказался совершенно один. Он спустился в первый ряд партера и стал ждать. Перед ним, как пропасть, зияла оркестровая яма. Когда поднялся занавес, он увидел на сцене Эмму в белом платье, которая улыбалась ему, и понял, что молчание прервалось. И вместе, и порознь они были друг с другом.

Когда после трехлетней практики в Соединенных Штатах я снова захотел приехать в Институт Юнга в Цюрихе, мне захотелось увидеть многих своих старых друзей, в особенности доктора Адольфа Аммана, который в свое время был моим аналитиком-супервизором. Прямо перед приездом я узнал, что он умер, и опечалился о невосполнимой утрате. Затем 4 ноября 1985 г. в три часа ночи я «проснулся» и увидел у себя в спальне доктора Аммана. Он улыбнулся, изысканно поклонился, как это умел делать только он, и сказал: «Рад снова вас видеть». Тогда мне пришли в голову три вещи: «Это не сон — он действительно здесь», затем: «Это, конечно же, сон»; и, наконец: «Это сон, похожий на тот, который приснился Юнгу про Эмму. Я не потерял своего друга, так как он по-прежнему со мной». Таким образом моя печаль закончилась ощущением глубинного умиротворения и принятия. Я не потерял своего друга-учителя, его образ живет у меня внутри и сейчас, когда я пишу эти строки.

Наверное, ничего из того, что когда-то было реальным, важным или тяжелым, не может потеряться навсегда. Только освободив свое воображение от контроля сознания, можно по-настоящему испытать тяжесть утраты и ощутить ее истинную ценность.

Джеймс Холлис — «Душевные омуты»