Архив рубрики: ТВУ

Возможные психологические модели возникновения онкологических заболеваний Эмоционально-образная терапия Линде Н.Д.

Возможные психологические модели возникновения онкологических заболеваний

Из практики эмоционально-образной терапии (ЭОТ) Линде Н.Д.

Тамара Петровна Смирнова

Многие авторы считают, что онкологические заболевания имеют смешанную этиологию, то есть порождаются не только какими-то биологическими причинами, но и причинами психологическими. В многочисленных психосоматических исследованиях онкологических больных показала взаимосвязь эмоций, центральной нервной и иммунной систем [1, 2, 4]. Во всяком случае, психологическая работа с онкологическими больными в настоящее время широко распространена в мире.
Эмоционально-образная терапия в лице автора этой статьи имеет небольшой (рак молочной железы, лимфоузлов, яичника и предстательной железы – всего 10 случаев), но тем не менее достаточно успешный опыт работы с онкологией. Мы никогда не претендуем, на психологическое исцеление раковых больных, но психологическое сопровождение клиентов, проходящих традиционное медицинское лечение, явно приносит им большую пользу. В отличие от других направлений, которые в основном используют релаксирующие подходы и визуализацию агрессивных образов по отношению к раковым клеткам (Саймонтоны, Леш), в эмоционально-образной терапии предполагается работа с психологической причиной заболевания, так называемыми «психологическими канцерогенами». Работа с данными больными позволила выявить глубокие внутриличностные конфликты, основанные на родительских предписаниях и собственных решениях в сторону ухода из жизни, чему способствовали длительно существующие состояния безнадежности, подавленности, отчаяния.
В ходе работы обозначились некоторые модели, объясняющие комплекс психологических причин данного заболевания, и имеющих отношение к картине личности больного.1. Модель семьи.

По мнению автора данная модель является основной, доминантной, ведущей. Опыт, который был получен в детстве, во многом определил те решения и убеждения, которые позднее, в ходе жизни, обозначили и другие психологические модели. В связи с тем, что именно модель семьи является основополагаеющей в картине личности больного, хочется описать ее более подробно.
Отмечается схожесть моделей семьи онкобольных. Вот общие черты, которые были подмечены в ходе терапевтической работы:
• Нарушенные отношения в родительской паре;
• Наличие детской травмы, часто отсутствие поддержки, внимания со стороны родителей, ранний опыт отвержения;
• Подавляющая мать, доминирующая позиция матери в семье при «слабом» отце, который чаще занимает отстраненную позицию, либо отсутствие отца;
• Со стороны матери задается очень высокая социальная планка – нужно быть кем-то, но не собой. Только в этом случае ребенок получает право на жизнь со стороны матери (часто нужно быть лучшими для того, чтобы не ругали, не били и т.п.);
• Зависимые отношения с матерью;
• Отсутствие ощущения собственной значимости, отверженность, одиночество;
• Наличие предписания «не живи», которое прослеживается более, чем в одном поколении, нет ценности ребенка, скорее, он воспринимается как обуза, любовь к ребенку не выражается(часто поколенческий паттерн). Ребенок часто нежеланный;
• Отсутствие ценности собственного «Я» и смысла собственной жизни. Части личности во многом состоят из набора интроектов значимых парентальных фигур, с которыми у больного сильная идентификация.

Пример 1. Рак молочной железы.

Данный пример будет описан достаточно подробно, так он как наиболее типичен и во многом отражает те проблемы, которые прослеживались и в других случаях работы с другими больными.
Запрос со стороны клиентки на осознание причин заболевания. В ходе сеанса было предложено представить (визуализировать) ту часть личности, которая непосредственно связана с болезнью.
Представилось дерево (ель), почти засохшее, с одной единственной зеленой ветвью, которое едва держалось корнями за землю (хочу отметить, что образ сухого дерева достаточно типичен для данного заболевания – прим. Автора). Недалеко от дерева росли зеленые и по словам клиентки «веселые» деревья. Клиентка испытывала к дереву отвращение (что говорит о бессознательном отвержении собственной части личности), смешанное с жалостью.
Было предложено поговорить от лица дерева с целью выявления актуальной проблематики и информации, зашифрованной в данном образе:
— «Я некрасивая, бессмысленная, никчемная, меня никто не любит, я никому не нужна. Нужно держаться подальше от других деревьев, потому что они увидят, какая я уродливая, и мне станет еще хуже. Я не понимаю, зачем мне жить». (Отмечается отсутствие смысла собственной жизни, тем самым формируется бессознательный запрос на уход из нее – прим. Автора).
На вопрос, насколько эти слова соответствуют собственному представлению о себе, клиентка ответила, что они полностью совпадают с тем, как она воспринимает себя, начиная с пятилетнего возраста (ранее, со слов клиентки, она себя не помнила). Эти представления, как оказалось во многом были сформированы под действием родительских предписаний, в основном со стороны матери.
— «Мама всегда говорила, что я ничтожная и никчемная, что я ни на что не годная и не красивая. Мама меня никогда не хвалила, не говорила добрых слов. Мама мне внушила, что я из себя что-то представляю, если делаю то, что она говорит, а сама я ничего не умею. И, вообще, чтобы оправдать свою жизнь я с детства должны была стремиться стать Маргарет Теттчер. Мама говорила мне в детстве и сейчас тоже, чтобы я не доверяла людям, они все равно обманут». Нужно заметить, что клиентка до сих пор (38 лет) жила с мамой и ее позиция по отношению к матери не изменилась, но накопилось очень много обид, которые клиентка не выражала. Отец в семье занимал отстраненную позицию, никогда не оказывал поддержки и защиты, по словам клиентки, «чтобы не было скандалов».
В результате детского опыта у клиентки сформировались достаточно устойчивые установки: 1) негативная самооценка и неприятие своей женственности – «я некрасивая, уродливая, после операции я буду никому не нужна»; 2) негативное восприятие жизни и людей, как источника угрозы «людям нельзя доверять» (необходимо отметить, что клиентка дважды была замужем и дважды разведена, что подкрепило «правильность» маминых предостережений); 3) пассивная, неуверенная позиция – «я есть, если есть кто-то рядом, я сама не знаю, как жить и что хочу»; 4) бессознательное стремление уйти из жизни – «в жизни смысла нет, одно страдание и мучение».
Возвращаясь к данному сеансу (поскольку он оказался переломным и жизнеутверждающим), после того, как клиентка поговорила от имени дерева и осознала через образ дерева свои детские переживания и достаточно травматический опыт, ее отношение к дереву поменялось, исчезло отвращение (на символическом уровне произошло принятие) и появилось желание помочь этому дереву стать здоровым. Было обращено внимание клиентки на зеленые «веселые» деревья, которые присутствовали в изначальном образе, с просьбой представить себя одним из них и поговорить от лица здорового дерева.
Клиентка отметила, что в образе здорового дерева она чувствует много сил и много радости от общения с другими деревьями, ветром, солнцем. На вопрос, каков их смысл жизни, клиентка ответила: «Жизнь сама есть смысл. Они (деревья) просто принимают ее, и отсюда их радость!». При этих словах клиентка отметила сильный приток сил, бодрости, хорошего позитивного состояния. Данные слова для нее прозвучали как откровение и дали ей новый опыт и новые ощущения. Она заметила, что ей хочется быть рядом с этими деревьями и радоваться вместе с ними. Образ больного дерева мгновенно откликнулся – появилось еще несколько зеленых ветвей, и корни стали более прочными и глубже вошли в землю. Образ дерева стал территориально ближе к зеленым деревцам. Клиентка представила, что она лечит это дерево, ухаживает за ним, моет, поливает, питает почву под корнями (на символическом уровне проявление любви и заботы к своей ранее отвергаемой части личности). Эмоциональное и физическое состояние клиентки стало еще более положительным, исчез страх перед операцией, появилось чувство уверенности, что все будет хорошо. На символическом уровне, через переживание эмоциональных состояний образов клиентке удалось поменять установки относительно себя и принять новое решение в пользу выбора жить. Также новым решением клиентки стало решение перестать ждать, что кто-то начнет заботиться о ней, а начать самой проявлять заботу о своей личности: «нужно перестать жалеть себя и научиться заботиться о себе и ценить свою жизнь» (новое решение клиентки).
В дальнейшем после успешной операции и достаточно короткого реабилитационного периода (по мнению медиков), клиентка изменила свой образ жизни – она начала брать уроки музыки, рисовать, заниматься в любительском театре, вести кружок для детей. Необходимо заметить, что все это клиентка делала без ожидания одобрения со стороны мамы или помощи со стороны отца.

Пример 2. Рак молочной железы (клиентка проходила курс химиотерапии).

Актуальным образом, отражающим симптом клиентки, было выжженное поле. При работе с образом (диалог, идентификация, метод свободных ассоциаций с образом) у клиентки живо отозвались детские воспоминания, связанные с травмирующими ситуациями бесконечных родительских скандалов между собой, в которые они активно втягивали клиентку в качестве третейского судьи. Отмечалось полное безразличие к чувствам и переживаниям ребенка со стороны родителей. Выжженное поле – эта была сожженная часть внутреннего ребенка клиентки, которая сама приняла решение «не быть, чтобы не слышать и не участвовать в бесконечных разборках родителей». Необходимо отметить, что родители (в основном матери, т.е. бабушки клиентки) ее родителей с обеих сторон не одобрили выбор пары, и открыто говорили и матери и отцу, что им не следует жить вместе и, тем более, рожать ребенка, косвенно давая предписание будущему ребенку «не рождайся». Ситуация осложнялась еще и тем, что мать клиентки постоянно обвиняла дочь в том, что она родилась, и стала причиной того, что та во время не ушла от ее отца, тем самым постоянно транслировалось предписание «не живи» и со стороны матери.
Весьма терапевтичными приемами в этом случае были возвратные методы – это приемы «возвращение вреждения («зла»), причиненные ребенку в раннем детстве, и возвращение предписаний «не рождайся» и «не живи» с выработкой контрпредписаний «жить, развиваться, полностью проявлять свое «Я», принимать любовь от жизни, мира, вселенной». Клиентка почувствовала себя частью единого огромного целого, наполненного жизнью и светом. Для себя она сделала открытие, что она «часть вселенной, и все живого, что есть во вселенной есть и в ней; она не изолирована, а вписана, вплетена собственной нитью жизни в целостное пространство Жизни». «На меня льются потоки любви и света, я принимаю это в себя, и сама становлюсь источником любви и света. Как это прекрасно!» Образ выжженного поля тут же трансформировался в образ цветущего, наполненного теплом и светом летнего луга. Клиентка дала много поддержки и принятия своему внутреннему ребенку, а также отдала ответственность матери за ее выбор мужа и за ее чувства, а отцу ответственность за его взаимоотношения с матерью.
В результате терапевтической сессии у клиентки появилось чувство внутренней наполненности, радости, уверенности, что все будет хорошо. С данной клиенткой работа велась еще несколько месяцев, в результате опухоль полностью рассосалась. Гистологический анализ показал полный патоморфоз опухоли.

2. Модель «одной роли».

Согласно данной модели происходит идентификация, отождествление себя с одним сверх значимым объектом. Таким объектом может быть либо человек, с которым установлена сильная эмоциональная связь, либо работа, профессиональная сфера, в которой человек себя полностью выражает, при этом все остальное не имеет значения или сильно выраженной привязанности. Согласно этой модели, заболевание актуализируется в тот момент, когда происходит угроза потерять этот значимый объект или утрата данного объекта.
Данное наблюдение подтверждается исследованием, в котором приняло участие более 500 больных [3]. На основании анализа психологических аспектов жизни этих больных исследователи пришли к следующим выводам:
• Их юность отмечалась переживанием чувства одиночества, отчаяния, покинутости. Близость с другими людьми представлялась опасной и вызывала трудности и разочарования.
• В ранней зрелости устанавливались глубокие, личностно значимые отношения с одним человеком (по типу зависимости), либо удавалось найти себя в работе, в профессиональной роли, и это становилось смыслом их жизни. Вокруг этих значимых отношений строилась вся их жизнь.
• Затем по каким-либо от них не зависящим причинам (они не являлись инициаторами) эти отношения или значимая роль исчезали из их жизни. Причины могли быть разные – утрата любимого человека, взросление и самостоятельная жизнь ребенка, уход на пенсию и т.п. В результате снова наступало отчаяние и одиночество, как в юности.
• В результате происходила утрата смысла жизни и возникало нежелание жить дальше, что сопровождалось депрессивными состояниями («в жизни нет ничего, за что стоило бы держаться, жизнь не является ценностью» — точка зрения клиента).

Пример.

За психологической помощью обратился мужчина среднего возраста. Жалобы, которые он предъявлял – это чувство пустоты, депрессия, отсутствие смысла жизни. И как выяснилось в ходе беседы, у клиента недавно был обнаружен рак предстательной железы в начальной стадии.
Утрата смысла жизни произошли у клиента после развала его бизнеса, которому он уделял первостепенное значение и вкладывал всю свою душу. По словам клиента, именно «свое дело» давало ему силы жить и придавало смысл жизни вообще. Больше в жизни ему было ничего не интересно. Заметим, что мужчина имел семью, но дети выросли, он считал, что у них своя жизнь. С семьей у клиента не было идентификации, он давно чувствовал свою отдельность от семьи.
В ходе терапии было обнаружено, что в раннем детстве, в родительской семье, клиент чувствовал свое одиночество и ненужность (модель семьи, как основа – прим. автора), и тогда было принято решение «не сближаться», не устанавливать эмоционально близкие, значимые отношения, так как они могут принести боль. Наметилась тенденция на поддержание собственной автономности через вытеснение чувства близости, любви, принадлежности. Клиент вспомнил, как мальчиком он мечтал быть великим, чтобы его признал весь мир (т.е. тем самым он доказал бы своим родителям, что он стал великим без их помощи, что он не нуждается в них, а с другой стороны, в этом выражалась неудовлетворенная, фрустрированная потребность мальчика в любви и принятии со стороны родителей).
Так произошло отождествление, идентификация с одной социально значимой ролью, профессиональной деятельностью, в которой клиент получал признание окружающего мира. Когда его дело распалось, то это нанесло сильный удар по личности клиента, «нечем стало жить, не за что держаться».
Поскольку желание быть великим имело компенсаторную функцию, то терапевтическая работа велась с внутренним ребенком клиента, который был им отвержен и вытеснен. Большая работа проводилась по принятию вытесненных чувств, а также возвращению «капиталовложений». Всего было проведено 5 сессий, после чего диагноз был снят по причине «ошибочно поставленного диагноза». Работа с данным клиентом еще продолжается. Он стал более внимательным к своим детям, теплее проявлять себя в отношениях с женой, восстановил дело, но больше не считает его самым главным в своей жизни. Стал путешествовать с семьей, писать стихи. Основной вывод (решение), который сделал клиент: «Жить интересно! Не надо бояться делать шаг в неизвестное! Доверять жизни — это главное!».
Хочу подчеркнуть, что данный случай, также как и предыдущий демонстрируют высокую корреляцию онкологических заболеваний с утратой смысла жизни, но не переживанием по поводу этой утраты, а наличием достаточно жесткой установки, что в этой жизни ничего хорошего нет, поэтому и жить незачем. Поэтому в психологической работе, на наш взгляд, стоит уделять достаточно внимания данному обстоятельству.

3. Модель стресса.
Хочу отметить, что именно с данной моделью большинство специалистов, работающих с онкобольными, связывают возникновение заболевания. Об этом в свое время еще писали Саймонтоны.
• Отмечается серия стрессов за 0,5 – 1,5 года до возникновения болезни (расставание с любимым человеком, смерть близкого человека, разводы, увольнение с работы, разрыв отношений со значимыми людьми). На мой взгляд, — это не совсем стрессы, а травмирующие события, которые имели часто неожиданный характер, и переживались личностью как шоковая травма. Необходимо отметить, что при этом оживали старые нерешенные проблемы, которые корнями уходили в травматическое детство – чувство ненужности, одиночество, самообесценивание.
• Ощущение тупика, беспомощности в этих стрессовых драматических событиях. Происходит бессознательный регресс в детские состояния.
• Отказ от борьбы, ощущение неразрешимости создавшейся ситуации, при этом теряется способность меняться и развиваться. Считается, что в ответ происходит сбой в имунной системе, подавляются естественые защитные механизмы в организме.
• Теряется интерес к жизни. Именно потеря интереса к жизни играет решающую роль в негативном воздействии на всю имунную систему в целом, создаются физические предпосылки для развития онкологии.
Работа с онкобольными в данном случае ведется по выявлению стрессоров, обучению новому подходу к решению стрессовой, проблемной ситуации (поведенческая терапия — как правило, это обучение ассертивному, напористому поведению, обнаружение аутоагрессивных тенденций с последующим выведением их во внешний мир или на объект-стрессор; умение обозначать свои границы и отстаивать их); обучение техникам релаксации с выдыханием напряжения из определенных частей тела, связанных с этим напряжением; вдыхания позитивных образов, дающих максимальное расслабление. Данная работа очень важна для пациента, и приносит свои позитивные результаты, но наш взгляд недостаточна. Часто текущие травмирующие ситуации содержат в себе много «переносного» материала из более ранних, детских ситуаций, где члены семьи являлись первичными травмирующими фигурами, а фигуры из текущих стрессовых ситуаций – вторичными. В жизни воспроизводится один и тот же сценарный паттерн, который важно обнаружить и осознать.

Пример. Рак груди и лимфоузлов

За год до возникновения заболевания разошлась с мужем и рассталась с подругой, с которой дружила с детства. Эти события переживались остро на момент обращения за психологической помощью, являлись для клиентки болезненными и травмирующими. Она переживала чувство ненужности, брошенности, одиночества, была в подавленном, депрессивном состоянии.
Образ актуального эмоционального переживания – образ грязной слизи, к которой клиентка испытывала отвращение. Исследование психологического содержания образа позволило выявить ранние детские травмы и обиды. «Никчемной грязью, ничем и никем» ее часто называла мать, которая никогда не хвалила, унижала, била. Матери нельзя было возражать, нельзя было выражать никаких эмоций, важно было только слушаться. Отец не заступался, «удалялся у другую комнату и делал вид, что ничего не слышит и ничего плохого не происходит».
Клиентка осознала, что она себя именно так и воспринимает – «она грязь, никто и ничто, поэтому в ее жизни нет никакого смысла, так же как и в ней самой». «У меня были бльшие надежды, что хоть кто-то будет меня любить (перенос ожиданий внутреннего ребенка в любви и принятии с родительских фигур на фигуру мужа и подруги). «Когда я выходила замуж, мне важно было, что я кому-то нужна, что я не одна и кто-то есть рядом, тогда я чувствую, что я тоже есть. Мама была всегда мной не довольна, наказывала молчанием, отсылала в другую комнату и не разговаривала. Мне тогда казалось, что я исчезаю. Поэтому важно было слушаться, чтобы не быть одной». Психологическое переживание текущего состояния клиентки полностью соответствовало ее детскому состоянию, когда мать оставляла ее одну и не разговаривала с ней. Клиентка осознала это, поняла, что на самом деле, от страха быть одной (что для нее равносильно тому, что ее нет, она исчезла) она устанавливала зависимые отношения с теми, кто был рядом. Она никогда активно не проявляла себя, просто была послушной и с мужем, и с подругой (как в детстве с мамой и папой).
Жизнь поставила ее в ситуацию, когда она осталась одна, актуализировались все детские травмы. У клиентки, как личности, возник выбор: либо она действительно исчезает, либо учится принимать себя, ценить, проявлять свою индивидуальность, проявлять любовь к своей травмированной части, тем самым излечивая себя от глубоких пережитых травм.
➢ Во время сеанса, работая с образом грязной слизи, клиентка проявила много тепла и сочувствия к этому образу (так как это была ее отвергаемая травмированная часть). Она сказала образу, мысленно гладя его, что никогда не будет считать его «ничем и пустым местом», что она очень дорога ей и она любит ее. Образ грязи спонтанно трансформировался в образ грустной девочки в сером тусклом платье.
➢ Из образа девочки клиентка осознала, что она до сих пор ждет любви от матери. Вместо этого она позволила самой себе проявить искреннюю любовь к девочке, принять ее, оказать поддержку и защиту. Были возвращены «подарки-причиненный вред» матери.
Работая с данным образом, клиентка дала девочке разрешение:
➢ проявлять себя — были восстановлены вытесненные части «Я» и подавленные ресурсы девочки (образ вытесненной части – сияющий солнечный свет, в котором было много радости, чувства безопасности и принятия жизни; подавленные ресурсы проявились в спонтанном образе цветущего поля, при идентификации с которым она ощутила, что она также естественна и прекрасна, как полевые цветы, что в ней много сил, и вся природа любит ее, что она – часть целого, которое намного больше, чем ее представление о себе);
➢ Приняв в себя эти образы, клиентка сказала себе, что «она есть в этом мире, не зависимо от того, есть кто-то рядом с ней или нет. Она просто есть!». Это было радостным открытием для нее.
➢ Образ грустной девочки преобразился – это стал образ радостной девочки в цветном платье с косичками. Клиентка в своем воображении позволила девочке делать все, что та хотела ( вместе с девочкой они реализовали ее потребности – танцевали, пели, бегали, рисовали, занимались музыкой).
➢ В результате сеанса клиентка почувствовала необыкновенный подъем внутренних сил, бодрость. «Я больше не буду ждать, что кто-то будет любить меня, я сама буду любить жизнь и маленькую девочку внутри себя» — новое решение. Пришло понимание, что расставание с мужем и подругой было неизбежным, но вместо переживания утраты в результате сеанса у клиентки появилось чувство, что эта ситуация – шанс для нее, чтобы измениться.
Работа продолжалась в течение года, во время которого клиентка была оперирована и реабилитирована. Изменилось ее самосознание, она стала больше заниматься ребенком, путешествовать, поменяла работу.

4. Модель жертвы (синдром «ослика ИА»)

Личность, находясь в разных обстоятельствах своей жизни, сама выбирает, как ей реагировать на те или иные события, и по каким правилам, и каким способом она будет решать свои проблемы. Ответственность за решение своих проблем, которые часто требуют изменений как в образе жизни, так и внутреннем мире личности, лежит полностью на человеке. Онкобольной часто выбирает позицию жертвы, делая акцент при этом на жалости к себе. Он считает себя жертвой обстоятельств, а жалость к себе позволяет ничего не изменять в своей жизни, при этом решение проблем перекладывается на кого-то. Хочу отметить, что такая позиция – самая непродуктивная, и она может привести к усилению онкологической симптоматики.
При этом отмечаются еще следующие моменты:
• Фиксация на негативных событиях, которые интерпретируются как ужасающие, безысходные и подтверждают весь драматизм происходящего (катастрофизация событий). Восприятие жизни – как опасности и угрозы;
• Обвинение других, отсутствие ответственности за свою жизнь, пассивная позиция;
• Доминирует детская позиция в коммуникации, склонность к зависимости, депрессивное состояние.

5. Модель «вторичных выгод»

Модель жертвы и «вторичных выгод» бывают близки друг другу и схожи отсутствием ответственности за свою жизнь, личностное развитие и выздоровление. Важно осознать в терапии эти вторичные выгоды, иначе бессознательно онкобольной будет поддерживать заболевание. Часто при помощи болезни больной:
• Начинает получать внимание и заботу окружающих, которой ранее был лишен;
• Получает возможность считаться со своими потребностями;
• Возможность не работать, уменьшить обязанности;
• Получаь пенсию по инвалидности;
• Освободить себя от заботы о других членах семьи;
Если он получает внимание и право выражать себя и делать то, что хочет только при условии заболевания, то какая-то часть его будет стремиться к болезни. В терапии необходимо выявить эту часть и найти способы удовлетворения ранее фрустрированных потребностей другими позитивными способами, а не через заболевание.

6. Модель подавления и вытеснения чувств

Онкобольные обнаруживают общие особенности в плане подавления выражения чувств, особенно это касается обид и гнева. Отмечается более продолжительная жизнь и даже выздоровление онкобольных, которые научились говорить о своих чувствах (обидах, раздражении, тревогах, страхах и т.п.), выражать их адекватным способом.
В эмоционально-образной терапии накоплен большой опыт работы с подавленными и вытесненными чувствами. Образы чувств часто представлены в виде выжженой пустыни – как правило это сожженные травматичные чувства и части личности, а также проявление аутоагрессии; в виде резиновых, пластиковых, замороженных предметов, что говорит об изоляции и отстраненности от собственных чувств. Часто эти образы говорят о разочаровании, опустошенности, одиночестве, чувстве ненужности. Поэтому не достаточно учить выражать чувства, часто перед тем как их выразить необходимо провести терапию. Страхи, тревоги, чувство ненужности, обиды, гнев переживаются из Эго-состояния «Дитя», т.е. Внутреннего Ребенка. Во Внутреннем Ребенке содержатся самые травматичные переживания личности, начиная с внутриутробного состояния и довербального периода раннего детства, поэтому работая с образами вытесненных и подавленных чувств, можно выйти на ранние травмы личности – это обстоятельство требует очень бережного и аккуратного подхода со стороны терапевта. Важно понять, проанализировать, почему образ не может проявлять чувства. При идентификации с образом часто обаруживаются запреты, полученные с родительскими предписаниями, – какие чувства нельзя выражать (а иногда даже и чувствовать). Причем запреты могут касаться не только негативных чувств, но и таких, как любовь, нежность, когда родитель выражает недовольство при выражении этих чувств со стороны ребенка, тем самым транслируя предписание «не будь близким».

Пример. Рак молочной железы

В сеансе (это был не первый сеанс, работа проводилась около 2-х месяцев) при работе с образом заболевания у клиентки возникло чувство сильного давления в области горла, затем оно охватило область груди и всю шею.
Было предложено визуализировать образ, с которым ассоциировалось это ощущение. Образ представился в виде пластика, который соединился на шее сзади и захватывал область груди. Пластиковые образы указывают на изоляцию аффекта: пластик не проводит энергию, он ничего не чувствует, т.е. пластик изолирует болезненные, часто не выносимые по своей интенсивности переживания.
При идентификации с образом клиентка почувствовала себя младенцем никому не нужным, к нему никто не подходит, никто не берет на руки, отозвалось чувство безысходности, одиночества, тоски. В этот момент она вспомнила, что в возрасте 2-х месяцев ее положили в больницу с воспалением легких, родителей к ней не пускали (по рассказам матери). В больнице она находилась более 2-х недель. При дальнейшей идентификации с образом клиентка осознала свое раннее решение: не кричать, не плакать, никого не звать на помощь, потому что никто тебя не слышит. Это решение было принято еще двухмесячным младенцем, когда она находилась в больнице без родителей. В более старшем возрасте до текущего момента это решение выражалось в том, что она никогда никому не говорила о своих переживаниях, проблемах, так как «всем все равно, никому не интересно, никто не поможет и не услышит, что со мной». Тем самым клиентка через раннее решение, которое не осознавалось, сама себе запретила выражать чувства, которые ее беспокоили.
Необходимо отметить, что в родительской семье была конфликтная атмосфера, с частыми скандалами между родителями, чувство нежности между ними никогда не выражалось при детях (со слов клиентки), а также не выражались теплые чувства по отношению к детям – «кормили, одевали, но никогда не гладили, не целовали, не обнимали, не говорили добрых слов». Родители транслировали предписание «не будь близкой», т.е. не выражай «либидозных» чувств – любви, нежности, тепла. Причем в практике ЭОТ замечено , что проблемы с принятием своей женственности у девочек часто связаны с запретом на проявление подобных чувств.
У клиентки фактически наблюдался двойной запрет на проявление чувств: с одной стороны запрет на выражение негативных чувств, который она дала сама себе через решение раннего ребенка («бесполезно, никто не слышит»); с другой стороны – от родителей на проявление чувства любви, близости, тепла, нежности.
Возвращаясь к сеансу, клиентке было предложено проявить добрые чувства к образу младенца (т.е. к части себя, пережившей опыт разлучения с матерью, равнодушие медицинского персонала в больнице, состояние незащищенности и одиночества). Клиентка мысленно взяла ребенка на руки, прижала его и сказала, что с этой секунды она будет всегда с этой девочкой, она никогда больше не будет одна, и что она ее слышит и будет слышать и слушать всегда: «Я знаю, о чем ты молчишь, я знаю твою боль и страдание, ты можешь плакать и выпустить все это …». Одновременно было дано разрешение образу пластика выразить все изолированные чувства – клиентка мысленно погладила образ пластика, понимая, что это часть раннего ребенка с двойным запретом на проявление чувств: «Я не буду больше изолировать тебя от себя, я не буду больше изолировать все свои чувства и переживания, ты можешь выразить все эти чувства (она стала называть их)». Образ пластика постепенно стал таять, становиться мягким и постепенно превратился в ручеек – чистый и светлый.
При идентификации с ним клиентка почувствовала освобождение от негативных эмоций. Осталась светлая детская радость и право быть собой, любовь к миру, природе. Образ ручейка соединился с образом уже спокойного младенца, который перед этим смог плакать и кричать. После соединения образов, младенец стал радостным, полностью исчезла тревога, возникло чувство доверия к миру. Ребенок (в образе) спонтанно подрос, превратился в радостную девочку, полную жизни и любопытства к миру. При соматизации образа девочки клиентка почувствовала прилив сил, радости: «Я как будто впервые вижу мир, здесь все интересно, я хочу с ним познакомиться» — это стало новым решением, которое во многом определило ее выздоровление. Опухоль полностью рассосалась, на фоне химиотерапии, клиентка отказалась от операции, прошло несколько лет – все хорошо.

Выводы о возможных направлениях психологической работы с онкобольными:

Для достижения устойчивого результата, необходимо подойти к работе с онкобольным системно, учитывая множественность психологических причин возникновения заболевания. Направление работ может включать в себя следующее:
• Работа с внутренним ребенком (выявление родительских предписаний и ранних решений, которые могут запускать заболевание и влиять на его развитие; отреагирование детских травм, принятие внутреннего ребенка).
• Сепарация от родителей (чаще от матери), простраивание собственной автономии (нахождение родительских интроектов в структуре личности, восстановление вытесненных и подавленных частей собственного Я). Принятие себя.
• Работа со смыслом жизни в целом и самоценностью собственной личности и ценностью своей жизни.
• Работа с чувствами (выявление подавленных, изолированных, вытесненных чувств, умение принять и признать эти чувства, разрешение себе выражать чувства, проявлять свое подлинное Я).
• Работа со вторичными выгодами и по принятию ответственности за свою жизнь.
• Работа с иммунитетом (разработана серия упражнений, позволяющих выявить сбои в имунной системе и скорректировать их).
• Работа по принятию своей женственности, мужественности (выявление факторов, повлиявших на отвержение собственной женственности, мужественности; признание ценности женственности, мужественности; восстановление женственности, мужественности).

Список литературы:

1. Baltrusch H. J. Stress, cancer and immunity. New developments in bi-opsychosocial and psychoneuroimmunologic research. Acta Neurologica 1991, 13: 315-327
2. Temoshok L. Personality coping style emotion and cancer: towards an integrative model. Cancer Surveys 1987, 6: 545-567
3. LeShan L.L. You can fight for your life. New York: Evans & Co., 1977
4. Смирнова Т.П. Работа с иммунитетом женщин в ЭОТ. Материалы Международного Конгресса психотерапевтов ППЛ, октябрь, 2013
5. Смирнова Т.П. Влияние родительской семьи на иммунитет женщин. Материалы П-го Международного Конгресса психотерапевтов ППЛ. 2011
6. Смирнова Т.П. Работа с онкологическими больными в практике эмоционально-образной терапии. Материалы Международного Конгресса психотерапевтов ППЛ, октябрь, 2012.

*********************************************************************************Я завершила полное обучение у Жильбера Рено  около тршести лет назад и  являюсь клиническим психологом со специализацией Recall Healing ( Исцеление воспоминанием)  ,  окончила полный курс  Биологики  у Роберто Барнаи и дополнила свое образование  обучением  в Школе Психосоматики PSY2.0, Все эти школы имеют одним из своих источников  ГНМ(Германскую Новую Медицину-GNM)

Также я завершила обучение  ЭОТ в центре Н.Д. Линде( 1,2,3 ступени)

Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета .  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно

 Запись на консультацию

Ребенок не должен оставаться ребенком дольше положенного

Ребенок не должен оставаться ребенком дольше положенного

На изображении может находиться: 2 человека

В.И. Гарбузов. «Нервные дети»
Непреодоленная инфантильность может привести вашего сына к неврозу.

В классе с игрушкой

Казалось поначалу — прелесть, а не ребенок! Смелый, разговорчивый, уже в пять легко подходит к незнакомым, не стесняясь, спрашивает, что ему нужно. Его окорачивали, объясняли, что надо бы поосторожней, люди всякие бывают — а он кивал и продолжал по-своему…

Дальше — круче. В первом классе Сережа то внимательно слушал учительницу, то вдруг посреди урока доставал из портфеля игрушку и начинал с шумом возить ее по парте, гулял по классу, словно по песочнице во дворе. Домашние задания его совершенно не интересовали, и он в принципе не желал становиться школьником, выполнять самые простые родительские поручения, продолжая жить той же жизнью, которой жил и в три, и в пять лет.

Сережа был поздним и единственным. Вся его многочисленная семья не могла нарадоваться на младенца! Только и слышно было от родителей: «Пусть подольше побудет ребенком, успеет повзрослеть еще». Вот он ребенком оставался и оставался — не мог в семь лет завязать шнурки, еще в шесть крайне редко брал в руки ложку, требуя, чтоб его кормили, не знал слов «нельзя» и «надо», а знал только «хочу», во дворе не выпускал мамину руку. Если хотение не воплощалось в жизнь — так горько и умилительно плакал, что обезоруживал маму с папой «на раз». И время получения понятий о рамках дозволенного (а развивающийся человек, по мнению психофизиологов, все должен получать в строго определенные отрезки жизни!) оказалось непоправимо упущенным.

И в итоге много чего обещавший и в общем-то физически и умственно развитый парень — в четыре года он уже складывал пазлы о тридцати-сорока элементах! — и к первому классу остался четырехлетним, не получая от родителей особых стимулов к развитию. Не имея предпосылок для преодоления в себе младенчества, в шесть лет Сережа уже был инфантилен объективно, как если бы ему повредили мозг. Он не просто не хотел понимать, что можно, а что нельзя, — он не мог этого понять!

«Зайчик», «гуленька», «рыбка»

А вот еще одна ситуация, уже осложненная физическими причинами. Ребенок не только ведет себя несоответственно возрасту, но и выглядит в 5 лет, как 3-летний: невысок, мало весит, грациозен, миниатюрен, слаб и хрупок, часто болеет, плохо ест. Среди ровесников ведет себя как младший; вызывает умиление, желание его защитить, его и называют все «гуленькой» да «зайчиком». Он музыкальный, эмоциональный, тонко чувствующий.

Время идет, а маленький человек не готов к общению со сверстниками и крайне несамостоятелен. Он может немного пошалить, но чаще ведет себя тихо, не требователен и не капризен, ласков и послушен. Такой ребенок не изматывает родителей своими бесконечными требованиям того и сего, а, напротив, вызывает щемящую жалость, и тут уж родители с удвоенной силой начинают бояться за него. Ребенок приходит в садик, и воспитатели инстинктивно начинают оберегать его. То же самое и в школе — учительница водит такого ребенка за руку, не отпускает от себя, невольно начинает требовать с него меньше, чем с остальных. Все принимают его детскость, и даже в играх ему отводится роль маленького; сверстники защищают его, утешают, и ребенок с удовольствием принимает эту роль — она ведь удобна и приятна. Предъявлять особых требований к себе тут также нет нужды.

Учебе эти дети предпочитают развлечения, удовольствия и постоянную смену впечатлений. Им хочется больше видеть, слышать, узнавать, однако это накопление сведений о мире остается на уровне вопроса «что такое?» и не идет дальше. К серьезной, планомерной работе, глубокому анализу эти люди в будущем оказываются не готовы. Ведь для этого необходима воля, а какая уж тут воля, если у ребенка до 5-7 лет нет навыков преодоления трудностей. Воля заложена в темпераменте, но и эту его сторону, как и прочие, родители не развили. Из таких детей и вырастают мужчина-сын, женщина-дочь, опеку над которыми берут на себя их супруги.Когда детскость с годами все не уходит, родителям становится уже не до умиления — они берут детей в охапку и бегом к неврологу. Потому что, как утверждает известный психоневролог Вилен Гарбузов, задержка развития лобных долей головного мозга, отвечающих за формирование личности человека, может иметь не только физиологические причины, ее можно своему ребенку и «организовать»!

Особо сложными тут считаются случаи, когда неправильное воспитание совпадает с физиологией, но, скажем, тот же Сережа невротиком стал по воле своих родителей и проходил серьезное лечение. Он и говорил так, как, наверное, родители долго разговаривали с ним — невнятно, сюсюкая, пришепетывая, и речь его на приеме у врача мама вынуждена была тому переводить (!).

Не спешите в школу

Если говорить о способах преодоления ваших бед, то главным же в борьбе с инфантилизмом должно стать — сопутствующее возможным медицинским мерам — правильное воспитание.

1 Общение с инфантильным ребенком не должно строиться на насильственном внушении ему правил и запретов. Ребенок не может оторваться от игры — играйте во все, что встречается в его жизни: в «детский сад», в «больницу», «автобус», и пусть он в играх выступает положительным героем, кого-то спасающим или кем-то руководящим. В играх смейтесь вместе над безответственностью, эгоизмом, глупостью и т.д.

2 Давайте ребенку возможность общаться с ровесниками, побуждайте его к такому общению, учите его сотрудничать, прощать обиды. Разъясняйте последствия его ошибок, побуждайте одолевать трудности, помогая и радуясь вместе с ним его победам. Успех пробуждает веру в свои силы!

3 Обязательно установите для ребенка посильные ежедневные обязанности, которые он будет четко знать. И обязательно объясните, что последует за их невыполнением!

4 Поощряйте любое стремление ребенка к самостоятельности, принятию собственных решений, ответственному отношению к делу. Если речь идет о мальчиках — главную роль в этой работе должны играть отцы.

5 Будьте по возможности спокойны, старайтесь поменьше кричать на ребенка, угрожать ему, высмеивать его. Вы добьетесь обратного результата — для него важно вызвать любую вашу реакцию, он и дальше будет вести себя так, вызывая у вас хоть эти эмоциональные формы внимания.

6 Если вы вовремя заметили, что ребенок не готов к школе к семи годам, — не спешите туда. Пусть он войдет в класс в восемь, но уже сознательным школьником. А пока на легком материале втягивается в учебу, стремится к достижению результата.

И пожалуйста, дорогие родители, в требованиях к ребенку будьте единомысленны друг с другом, любой ценой идите на взаимные компромиссы: расхождения в требованиях к ребенку, предъявляемых школой и семьей или разными членами семьи, здесь просто фатально вредны!

Кстати
Не «крошки», а люди

…Их неосмотрительность, неосторожность — результат не умственного отставания, а наивности ребенка, который не представляет, что его можно обидеть. Они добры и не ожидают зла. Их манера вольного обращения со взрослыми не от грубости, а от радости жизни, от безоглядной живости, когда нет представления о том, что можно, а что нельзя. Они во всем следуют от себя, от своего восприятия жизни.

Их детскость подкупает взрослых и как-то сама собой подводит к воспитанию психически инфантильных по эгоцентрическому типу, к любованию непосредственностью «малышки», «крошки» до тех пор, пока реальность, необходимость их адаптации в детском саду или в школе не отрезвляет родителей. Таких детей занянчили в младенчестве и не заметили, на какой непростительно долгий срок затянулся этот период. Они знают, что такое будущее, но оно для них как бы не существует, они застряли в настоящем.

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

10 типов невротического поведения

10 типов невротического поведения

Андрей Курпатов

Существует десять типов невротического поведения, каждый из которых пытается как-то по-своему снизить свою, идущую из далекого детства, тревогу.

1. Первые нуждаются во всеобщей любви и одобрении, им нужно быть объектом восхищения: «Восторгайтесь мною все!» Они не выносят ни малейшей критики.

2. Вторые не могут жить без руководителя. Они очень зависимы от мнения окружающих, боятся получить отказ или остаться в одиночестве.

3. Третьи не могут жить без чётких инструкций и ограничений, они непритязательны, готовы довольствоваться малым и очень неуверены в себе: «Дяденька, только не бейте…»

4. Четвёртые рвутся к власти. Доминирование, жестокосердие, контроль над другими — это их самоцель: «Будет только так, как я сказал!»

5. Пятые ужасно боятся, что их посчитают «глупыми» и тут же ими «воспользуются»: «Я такая доверчивая, просто ужас!»

6. Шестые очень зависимы от «социального статуса», и вся их самооценка зиждется на том, что у них написано на визитке. Если там написано что-то, что «некруто», то пиши пропало.

7. Седьмые постоянно себя захваливают, рассказывают всем, какие они хорошие, потому что боятся, что иначе их не будут любить: «А ещё я на машинке вышивать умею!»

8. Восьмые — идеальное воплощение невротического честолюбия, они во всём должны быть первыми, невзирая на последствия. Страх неудачи у таких людей — постоянный ночной кошмар.

9. Девятые болезненно переживают всякую свою зависимость, а потому избегают любых серьёзных отношений, патологически боятся ответственности и дистанцируются от всех и вся.

10. Десятые помешаны на собственной «непогрешимости» и «безупречности». Они сделают всё, чтобы производить впечатление Его Величества Совершенства и Её Величества Добродетели.

********************************************************************************

Мать и дочь: упражнение по исцелению отношений

Мать и дочь: упражнение по исцелению отношенийМать и дочь: упражнение по исцелению отношений

Марина Кравченко

Карл Юнг писал: «Каждая Женщина простирается назад — в свою мать и вперёд — в свою дочь… Ее жизнь простирается над поколениями, что несет с собой и чувство бессмертия

Связь, которая идет от матери к дочери, действительно очень важна. Через длинные цепи отношений между матерями и дочерьми передавались способы относиться к себе, к миру, искать свою судьбу… Мать и дочь тесно связаны и схожи в том, как строят свои жизни.

О важности связи с матерью

Модели поведения и жизненные стратегии, которые демонстрируют наши родители, могут стать для нас невероятно глубокой поддержкой — или тяжелой преградой на пути к счастью, к самореализации, к уверенности в себе.

Запросы на отношения с мамой — один из самых частых в работе, особенно у клиентов-женщин, причем это и совсем молодые девушки, и почтенные дамы, у которых, быть может, мамы давно нет на свете. Мамы нет, а боль осталась и требует исцеления…

И либо дать себе сейчас то недополученное, либо смириться с тем, что у нас этого нет и найти другой ресурс.
Да, может быть, у нас никогда не было близких, доверительных отношений с мамой и уже никогда не будет, но у нас могут быть близкие отношения с партнёром или друзьями….

И простое упражнение по исцелению отношений, которое можно сделать прямо сейчас.

Когда вы вспоминаете не самые лучшие моменты своего детства, когда вы вспоминаете, как мама была с вами несправедлива, жестока, холодна, равнодушна, слишком опекала, контролировала — просто вспомните, сколько ей тогда было лет.

27?30?40?

Младше или старше, чем вы сейчас?

Если сейчас вы старше своей мамы — с каким чувством вы бы смотрели на молодую женщину, которая делает то, что делала ваша мама? Подумайте о том, в каких условиях она находилась в этот момент, что было у нее с бытом, с семьей, со здоровьем, с деньгами? С рабочим днем? Какая нагрузка у нее была?

Мать и дочь: упражнение по исцелению отношений

Это упражнение поможет вам немного шире увидеть контекст болезненной ситуации. Увидеть ее уже взрослыми глазами. Понять , что на самом деле ваша мама вовсе не была всемогущим Демиургом, которым она казалась тогда.

Многое из того, что она делала, она делала , она делала вовсе не потому, что так хотела или мало вас любила. Просто у нее так получалось…» (Л.Петрановская) 

С огромной Благодарностью моей маме…

За все, что было и есть в наших отношениях…

За все, чего не было (но очень хотелось) и чего нет ( …)

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Конструктивный эгоизм или Кем надо быть, чтоб не страдать?

Конструктивный эгоизм или Кем надо быть, чтоб не страдать?Конструктивный эгоизм или Кем надо быть, чтоб не страдать?

Елена Джеро

В данной статье мы будем искать ответы на вопросы «Кто я, если я не эгоист и не альтруист?», «Кем надо быть, чтобы не страдать?» с помощью теории психологических границ. Границы — это то, что отделяет одно от другого, в данном случае внутреннее «свое» от внешнего «чужого».

Про эгоистов и альтруистов написано много. Кто-то их ругает, кто-то хвалит, кто-то завидует, кто-то презирает, кто-то хочет быть на них похожим, а кто-то, наоборот, не хочет. Некоторые думают, что эгоисты страдают меньше, а альтруисты – больше. Многих интересует вопрос: почему они — такие? Других: почему я — не такой? Кто я, если я не эгоист и не альтруист?  И главное — КЕМ надо быть, чтобы не страдать? И КАК им стать?

Кто я: Эгоист или альтруист?

В данной статье мы будем искать ответы на эти вопросы с помощью теории психологических границ. Границы — это то, что отделяет одно от другого, в данном случае внутреннее «свое» от внешнего «чужого».

 Часть 1. Кем можно быть?

Выделим четыре основные модели поведения:

  • Эгоист — это тот, кто действует ради собственной выгоды, без учета интересов (за счет) других людей.
  • Альтруист — действует на благо других, без учета своих интересов (за счет).
  • Не-эгоист — ни то, ни другое (всего понемножку).
  • Конструктивный эгоист (он же разумный эгоист, он же рациональный эгоист, он же эготист, но тогда предпочтительнее в определении Сартра) — действует ради собственной выгоды, не противореча интересам других.

Модели поведения в теории границ:

Характеристики эгоистичной модели:

Нет осознания границ. Восприятие «внешнего» как «своего». Эгоист думает, что его границы дальше, и поэтому нарушает чужие, «залезая» на чужую территорию. Если мы примем во внимание, что эгоист не видит своих границ, то значит, не видит и границ других, поэтому в его глазах он не отбирает чужое, он берет свое. В конфликтных ситуациях искренне не понимает, что происходит, как если бы его собственная часть тела стала жить своей жизнью.

Характеристика альтруистической модели:

Нет осознания границ. Восприятие внутреннего как внешнего. Альтруист думает, что его границы ближе, видит свое как часть чужого, которую и пытается отдать. Он не видит и границ других людей, поэтому воспринимает реальность как нечто общее, где он и все остальные – «кирпичики» одной стены. Поэтому он замечает только «одинаковую» часть и не видит различия. Глубокого интереса к чему-либо нет (какой может быть интерес к чужому?), есть только миссия, «правильный путь кирпича». Серьезных страданий в жизни альтруиста практически нет — ведь все конфликты происходят «снаружи».

Характеристики не-эгоистичной модели:

Граница видна очень смутно, она «плавает», постоянно открывается и включает во внутреннее пространство материю извне. Чужое таким образом начинает считаться своим, свое нередко упускается (уплывает) из виду. Не-эгоист готов защищать всех и вся, кого он, пусть даже временно, включает «внутрь» границ. Именно поэтому для не-эгоиста возможно «самопожертвование ради» — включив в понятие «внутреннего» (своего) других людей (детей, любимого, Родину), не-эгоист, принося себя в жертву, спасает себя же. Сильно переживает, когда кто-то уходит от него (из его «своего») по собственной воле — не понимает, как это могло произойти. Остро воспринимает любой конфликт именно оттого, что он проистекает внутри границ, а не снаружи.

Характеристика конструктивно-эгоистичной модели:

Четко ощущает свои границы, которые никогда никого не пропускают внутрь. Он отбирает из «всего остального» то, что хочет, и составляет из этого «близкий круг», который представляет собой собрание «вакуолей», каждая со своей функцией и границей, которые конструктивный эгоист прекрасно видит. Никакого слияния не происходит, границы невозможно нарушить — за любую попытку конструктивный эгоист удаляет «провинившуюся вакуоль» из близкого круга. Все переживания происходят «на границе», никогда не попадая «внутрь», как если мы смотрим кино, мы осознаем, что происходящее на экране — это фильм, а мы сидим на диване и едим печеньки. Но при этом нам интересно, мы сопереживаем, злимся, боимся, умиляемся и все остальное. Мы можем думать о кино, занимаясь своими делами, оно может нас потрясти, расстроить, вдохновить, но оно не может нас ранить, как не может сделать нас счастливыми. Наше счастье, так же как наше несчастье, в нашей жизни, то есть «внутри».

Часть 2. Мы выбираем, нас выбирают….

Поскольку понятия всех рассмотренных моделей поведения (эгоизм, альтруизм, не-эгоизм и конструктивный эгоизм) спаяны с понятием выбора, рассмотрим примеры выборов.

Условие задачи: Некто А., находясь в отношениях с Б., уезжает на работу в другую страну, где у нее (него) случается роман с В. Что дальше? (Сразу оговоримся, что размышления и действия истинные, а не оправдание для себя или кого-то).

Пример 1. Мы выбираем. Действия А.:

Если А…

1. Эгоист — поскольку воспринимает все, как свое, для него самая естественная ситуация — иметь обоих партнеров. Только если вынужден выбирать, будет вычислять выгоду и выбирать более нужного. Принимая решение избавиться от чего-либо (кого-либо) «своего», записывает его в «чужие».

2. Альтруист — не знает, как поступить, ощущает, что принадлежит обоим, сравнивает по принципу «кому он больше нужен», в итоге выбирает того, кто без него «пропадет». Переживания в основном на тему правильности выбора.

3. Не-эгоист — теперь внутри границ двое, и его пугает, что кто-то из них эти границы покинет. Не-эгоист постоянно чувствует себя то жертвой (сливаясь с другими), то палачом (который причиняет остальным страдания и от которого зависит судьба всех). На практике мечется от одного к другому, не в силах решить, кем пожертвовать. Из всех групп страдает больше всех, поскольку вынужден «оторвать кусок себя», что и озвучивает доверенным лицам в надежде на совет. (Все советы по поводу выбора — бесполезны, естественно.) Ситуация разрешается решением извне — кем-нибудь из участников драмы. Страдая от потери одного из них, не-эгоист не забывает прилагать все усилия, чтоб оставшийся второй никуда не делся. Помня о своих страданиях (страдания других включены в «свои» тоже), вряд ли в будущем повторит ситуацию.

4. Конструктивный эгоист — если в новой ситуации сумма личных выгод больше, чем в старой, меняет «близкий круг» — остается с новым партнером, без переживаний и угрызений совести. Целиком переключается на новые возможности. Уважая чужие границы, может попытаться уладить дело «отступными» и мирно удалить «бывшего» из близкого круга (поскольку его функцию выполняет новый «вакуоль»)

 

Пример 2.

Нас выбирают. Или не выбирают. Действия Б., узнавшего о романе А. (Действия В. аналогичны действиям Б.)

Если Б. … 

1. Эгоист — поскольку А. входит в понятие «свое», угроза потери заставляет искать способы ее не допустить. Самое важное для эгоиста — это удержать отколовшуюся льдину. Но если у него получается ее удержать, это не означает, что он будет выполнять то, что обещал (сокращать границы). Более того, если назавтра он увидит на своей, разумеется, территории, новый объект — он с энтузиазмом начнет с ним новую историю. Заметим, что переживает эгоист только если его оставили из-за кого-то (и теперь его часть принадлежит другому). Если же партнер уходит не к кому-то, эгоист продолжает считать ее своим (частью себя) и ведет себя соответственно. Если же все-таки льдина уплыла, эгоист приходит в себя путем назначения уплывшей льдины — чужой: «Я думал, она такая, а она на самом деле вон какая». Ну, а если она не своя, то и плакать нечего.

2. Альтруист — поскольку не различает границ, не понимает, где именно они нарушились, но точно «снаружи». Склонен объяснять все явлениями, а не конкретным выбором конкретных людей. «Так случилось», «нам уготованы испытания», «такова уж моя судьба» — его любимые фразы. Он довольно скоро находит себе замену, соответствующую его «миссии».

3. Не-эгоист — теряя часть себя, да еще нежданно-негаданно, сильно страдает. Спектр реакций огромен — от самобичевания (Я виноват, что с моей частью что-то случилось) до выраженной агрессии (Как он посмел украсть мое?) Любимый (-ая) не виноват(а) по определению – он(а) же часть его, поэтому никаких решений принимать не может. Дальнейшие события — либо бои за любимого (как за часть своего), либо наказание себя за то, что потерял.

4. Конструктивный эгоист рассуждает так: вакуоль сбежала, она так решила, и это ее право. Если даже он в чем-то видит и свою причастность к возникновению условий для случившегося, он скорее будет анализировать ситуацию с целью подкорректировать стратегию контакта с вакуолями в будущем. Спектр чувств может быть самый разный, но он, тем не менее, «на границе», как при просмотре фильма, пусть даже долгого и тяжелого — ведь баланс «близкого круга» конструктивного эгоиста был изменен не по его воле. «Ядро» же (я) остается нетронутым, и конструктивный эгоист восстанавливает прореху в «ближнем круге». Незаменимых вакуолей не бывает, бывают паузы в их появлении — вот слоган конструктивных эгоистов.

Часть 3. Некоторые выводы и ответы на вопросы

  • Как видно из примеров, меньше всех страдают две группы — альтруисты и конструктивные эгоисты, а не эгоисты, как было принято считать ранее.
  • Эгоисты и не-эгоисты похожи гораздо больше, чем кажется.
  • Инструкцию «Как стать альтруистом» здесь приводить не будем, но о ней вам могут рассказать многие политические (и не только политические) лидеры, использующие этот феномен даже в государственных масштабах.
  • Чтобы стать конструктивным эгоистом нужно начать с определения границ и продолжить подбором «вакуолей».
  • С точки зрения теории границ конструктивному эгоизму гораздо больше подошло бы понятие «реализм» (и от слова реальность и от realize — англ. осознавать.

    ***************************************************************************

    Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Про созависимые отношения, семейные драмы и измены

Про созависимые отношения, семейные драмы и измены

 Юлия Решетникова

Вот иногда спрашивают, а как понять, мои отношения созависимые или нет?

Ответ прост — вам в этих отношениях хорошо? Если да, то значит, вы смогли вырваться из оков зависимости и живете счастливо.

Если нет, но вы все еще в отношениях, то, да, вы в зависимости.

Часто люди отвечают, да, я счастлива, но только когда ОН/ОНА делает то-то, ведет себя так-то. То есть в определенных условиях.

Эти условия и создают ядро нерешаемого конфликта. Один участник отношений не теряет надежду «переделать» другого участника. Донести, убедить, обьяснить и так далее, и тогда, тот другой, исправится и начнет вести себя правильно.

Вот тут и кроется ловушка. Это нескончаемый пыточный процесс — как только тебе начинает казаться, что человек » исправился» он тут же делает свою привычную «пакость» и все портит.

Наступает боль разочарования -«ничего у нас не получится, надо расставаться».

Пара расстается, некоторые до утра, некоторые дотягивают до недели расставания, но в процессе начинают скучать друг по другу, начинают нуждаться друг в друге и, как вы понимаете, сходятся опять. Им опять кажется, что раз они не могут друг без друга, то это настоящая любовь и, вскоре,

после небольшого медового месяца, цикл повторяется.

Вот если это вам знакомо, вы точно в зависимых отношениях!

Про историю, когда вам всегда плохо, а вы в отношениях писать не буду, тут все ясно, вы мазохист.

А вот про то, когда больше хорошо, но РЕГУЛЯРНО плохо, то это да, это про зависимость.

Суть ее такова, что вы НЕ МОЖЕТЕ быть счастливы если ваш партнер делает что-то непереносимое для вас. И сделать с этим тоже ничего не можете и постоянно об это спотыкаетесь.

То есть, вы в истории » УЙТИ НЕЛЬЗЯ ОСТАТЬСЯ» никак не разберетесь, где стоит запятая.

И тогда у нас появляется вопрос — » А что это ТАКОЕ непереносимое, что я никак не могу пройти?».

Подумайте сейчас, что для вас является той самой точкой входа в конфликт? Ситуации могут быть разные или, даже, одинаковые под копирку, и вы про них уже сто раз разговаривали и , типо, договаривались, но опять и опять и снова и снова. У вас это что?

Ну, что обычно люди говорят.

Он игнорирует мои просьбы.

Он не держит обещания.

Он не уделяет мне внимание.

Ему все равно как я себя чувствую.

И так далее.

Я пишу » ОН», но это и «ОНА» с тааим же успехом может быть.

То есть это всегда одна ТЕМА. И тема эта является вашей темой. И она вам знакома и так у вас уже точно бывало и не только с ним.

Иногда люди спрашивают, а когда нужно идти на семейные консультации, а когда на индивидуальные? Так вот семейные консультации без индивидуальной работы ничего не изменят. Почему? Потому что это ВАША тема. Ядро вашей травмы. Вы всегда будете об него спотыкаться. Это как больной мизинец, ты им всегда задеваешь об углы мебели.

Итак, мы пришли, ЯДРО ТРАВМЫ.

Там, как вы помните, всегда одинаково.

Например, такая классификация.

Отверженность, брошенность, униженность, предательство, несправедливость.

Может быть классификация других авторов, но смысл тот же.

Вам сделали очень больно и от этой боли, опираясь на эту боль, образовалась ваша психика, вокруг ядра травмы.

И вот точно так же, как с больным мизинцем и углами мебели, мы, совершенно так же, ударяемся своей травмой об углы другого человека.

То есть, постоянно говорим столу — вот ты опять тут стоишь, вот я опять об тебя, можно ли бережнее, видишь мне больно — подожмись. Если любишь меня — прими другую форму!

И человек, из любви к вам, форму другую принимает. Но, ненадолго. Очень трудно притворяться тем, кем ты не являешься. И через неделю другую, все по новой.

То есть, один партнер требует от другого принять несвойственную ему форму, измениться ради другого, а другой старается, но не может.

И в чем же тут зависимость, спросите вы? А в том, что мы уйти от этого человека периодически хотим, но никак не можем.

Это как бросить курить или есть по ночам. И понимаешь, что вредно но идешь и куришь. Или ешь.

С моей точки зрения тут вопрос про уйти вообще не корректный. И ставить его не нужно. И, более того, когда некоторые специалисты психологи, так или иначе, склоняют женщину к «уйти» они совершают большую ошибку.

Уйти то, она уйдет. Только никуда не придет. Потому как суть выхода из зависимости это не уйти ОТ НЕГО, а прийти К СЕБЕ.

А вот этого и не происходит. Потому как ГДЕ ЭТОТ Я, КТО ЭТОТ Я ответов на эти вопросы еще не получено.

И тогда опять включится поиск того, кто внесет в жизнь СМЫСЛЫ. Так как своих смыслов у зависимого человека нет и если он что-то и делает осмысленное в периоды между отношениями, но как только отношения появляются, они затмевают все предыдущие смыслы и становятся центром жизни.

Собственно, все современное искусство это песнь зависимым отношениям и страданиям вокруг них.

«Нет тебя — нет меня.

Без тебя я — не я.

Ты судьба, ты звезда.

Будь со мной навсегда».

Примерно вся песенная лирика про это.

А так как отношения для зависимого человека это ведущий СМЫСЛ, то здесь присутствует идеальная картинка отношений — какими они должны быть. И, самое главное, каким должен быть партнер. И все отклонения от идеального приносят боль и страдания.

«Он должен делать то-то и то-то иначе я страдаю. Разве он не видит?»

А он видит, да не может. Потому что у него такая же история. Только там, где у вас выпуклость, у него впуклость. Для конгруэнтности. На этом вы и совпали.

Но именно это и хочется исправить, в этом грустный парадокс.

Помните, я травмы перечисляла? Так вот мы обязательно должны найти такого с кем мы можем нашими травмами быть конгруэнтными. Поэтому мизинцы ваши всегда будут болеть.

У тебя травма брошенного, а у него отвергнутого. Ты к нему — он от тебя. Ты к нему с заботой, он обвиняет тебя в контроле.

Зависимость это туда- сюда, туда — сюда. И так вечно.

Она приходит на терапию и первый год говорит только про НЕГО. Он — смысл.

А ты где? «Не знаю, ОН сказал то-то и то-то. ОН сделал то-то и то-то.»

Куда ей идти? К маме?

Так вот с ним всегда легче, чем с мамой. Потому как именно мама тут первый обьект зависимости и есть. ОН по сравнению с мамой дите. Мама так выкручивает руки, что ни уйти, ни остаться.

То есть тема зависимости началась не с НЕГО, тема началась гораздо раньше. Именно тогда что-то пошло не так и человек не смог из нормальной симбиотической зависимости с мамой выйти благополучно и стать ОТДЕЛЬНЫМ, ЦЕЛЫМ, АВТОНОМНЫМ.

Таким отдельным, что он способен взять и решить — ему вот то, что он требует от другого насколько критично? И если критично и важно — то уйти, нормально попрощавшись, спасибо, но нет. Или же ПРИНЯТЬ партнера таким, какой он есть и успокоиться, не разнося свою психику каждый раз когда он «сделает это опять».

Но это про взрослость — способность совершать адекватные поступки и нести за них полную ответственность.

В большинстве своем люди воспринимают «хорошие отношения» как «он», «она» делает все, что я хочу. А если не делает, то значит «вот он опять» и «не любит».

То есть партнер любит, если он отказался от своей формы, своих желаний, потребностей, намерений , отличных от моих, и полностью мне соответствует. Напоминает идеальную мать, не правда ли?

Часто женщины, говоря о том, чего они хотят от партнера, перечисляют — чтобы он мне помогал, заботился обо мне, чтобы я могла ему сказать о проблеме и он бы ее решил, чтобы он все для меня делал и тому подобное.

Такая прекрасная сказка, сидишь ты такая красивая и у тебя свой собственный Паж, слуга. Все к твоим ногам, моя Королева.

Надо сказать, что современное тлетворное влияние тренда «Пробуди в себе Богиню» явно пагубно сказывается на адекватности женских запросов к мужчинам.

Мало кто сейчас хочет как Рабочий и Колхозница. Он — молот, Она — серп.

Кстати, вполне себе либидонозные символы, чем не лингам и йони.

Так вот, эта реальная модель отношений — он кует, она жнет, то есть они оба трудятся, эта модель не прижилась в современном обществе.

У нас теперь две роли.

Она — Девочка Богиня, а он бородатый Мальчик Метросексуал, катящий в свои 35 лет в обтягивающих колготках на электросамокате.

Ответственность??? Нее, не слышал. Детка, какой ребенок? Это случайный побочный продукт нашей миллениальной любви.

И вот грустный финал — она ждет, что он исправится и поменяет свой самокат на надежный лендкрузер, а он ждет, что ее будут забирать инопланетяне с невозможностью переписки и отпускать только когда ему нужно потрахаться. А потом сразу обратно в космос.

Самый крутой тренд в инстаграм — ухоженная молодая женщина которая нашла » своего» мужчину. Живет она в хорошем достатке в загородном доме, естественно не работает на дядю, а имеет свой приносящий хороший доход женский бизнес, у нее двое прекрасных детей и фоточки то с мальдив, то с сейшел. Вот Он дарит ей Макан и ее мамуле Панамеру. Вот Он несет ее на руках на белоснежную яхту и вот Он арендовал стадион, чтобы написать на футбольном поле горящими свечами » I love you, baby!». Она — красивая, профессионально сделанная с пальцев ног до кончиков волос, она — фея их уютного дома.

Знаете, я смотрю на эти дома как с обложки журнала Интерьер и удивляюсь — а где у них эта куча барахла которая через час после уборки уже начинает расползаться как плесень по всем свободным поверхностям.

Может быть, они не отрыгивают, успокаиваю я себя.

«Девочки, вы тоже его обязательно найдете и он сделает вашу жизнь раем инстаграма». И миллионы подписчиц смотрят на эту идеальную паблик историю, сгорая от зависти и идут на очередные курсы по улучшению себя.

Не счастлива? Это потому что твои брови не достаточно ровные или интимные мышцы не достаточно сильные, потому что ты не умеешь делать тирамису или минет, научись и он падет пред тобой на колени — подпевает Индустрия Красоты и Тренингов для богинь.

И вот она красивая и он такой «свободный» и между ними нескончаемая фигня. И они реально не знают что с этим делать.

Они натыкаются друг на друга каждый раз как только поворачиваются друг к другу лицом и входят в зону близости.

И опять боль и страдания.

Разбегаться? Разводиться?

Разведенные подружки с удовольствием расскажут вам как хорошо им зажилось когда они расстались. Делай как мы!

Только они не расскажут как там внутри больно когда ты видишь возрастную парочку идущую за ручки, или не расскажут про одинокое 8 марта или про то, как обидно учиться пользоваться шуруповертом, чтобы повесить полку или искать куда деть зимнюю резину.

Это останется за кадром маски «Свободной Женщины».

Конечно, она теперь красивая, и даже точно краше, чем была в отношениях, и конечно, она теперь может встречаться с подружками сколько хочет и смеяться и не должна слушать ничей нудеж и претензии что она много тратит и, вообще, много хочет.

Но ей очень одиноко и постель холодна и прижаться не к кому. Вот так, душой, не к кому прижаться.

Знаете, есть очень забавная байка. Поговаривают, что у семейных терапевтов состоящих в браке разводов в парах пришедших на консультации намного меньше, чем у разведенных терапевтов.

Я замужем. И поэтому я за семью. И я точно знаю, что через этот садомазохистический танец зависимости МОЖНО прорваться на свет нормальных, здоровых отношений. Где НЕ больно.

Если посмотреть на отношения в паре с точки зрения системы, то становится ясно, что те проблемы в отношениях с которыми пара сталкивается являются абсолютно закономерными и избежать их было невозможно. Невозможно было станцевать по-другому.

Почему? Потому что каждый из пары есть продукт своей родовой системы. Вас обучили только этим Па.

И каждый раз, когда Она бежит к маме, белые зубы — вперед, ламинированные волосы — назад, она получает дозу патологической иньекции своей родовой модели отношений. Проверьте, там много у вас было счастливых браков? Если были, то вы счастливец, вымирающий вид. Вам есть на что опираться. У большинства такого нет. У большинства мама тихая замученная мышь и отец возбудимый психопат. Или наоборот, мать — Железный Человек и папаня — невзрачный тихий пьяница, который иногда неожиданно вздрагивает и пытается топором, по всей деревне, подправить искажения его семейной жизни.

И это только про полные семьи. Про одиночек не говорю пока.

«Я даже и не знаю, зачем мне мужчина»- говорит красивая женщина под сорок. » У меня ж все есть. Я прилично зарабатываю. Что он мне даст?»- спрашивает она недоуменно рассказав мне, среди слез и соплей, историю своего одиночества длинной в жизнь. » Я хочу быть кому- то нужной!!!»- кричат ее глаза. » Что он мне даст?»- кривясь, говорят ее губы.

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Теперь вам под силу ваши проекции

Теперь вам под силу ваши проекции

Наталья Кошулько

Проекция – это вынесение своего внутреннего материала наружу и проецирование его на внешний мир. Таким образом мы попадаем в зазеркалье собственного внутреннего мира и не осознаем это.

Мы находимся среди людей, но не видим их, мы разговариваем, но не слышим их, повсюду наша субъективная реальность, но мы не осознаем это.

Что мы можем проецировать во внешний мир? Это могут быть: феномены восприятия, чувства, мысли, ценности, планы.

Например: все вокруг мне кажутся злыми, я не осознаю свою злость и агрессию, и проецирую на других. Все вокруг мне кажутся подозрительными, жадными, завистливыми, продажными, подхалимами или наоборот, добрыми, милыми, добропорядочными – сила проекций велика.  Это отражение нашего внутреннего мира. Я чувствую, что на меня обиделись, не факт, возможно, я чувству вину за какой-то поступок. Мне кажется меня осуждают — я чувствую стыд за что-то.

При проекции — человек свои собственные нежелательные черты приписывает другим, и таким путем защищает себя от осознания этих черт в себе. Механизм проекции позволяет оправдывать собственные поступки.

Например, я обвиняю кого то, что он ко мне холоден, виноват в моих проблемах с работой, с личной жизнью, мы виним человека, т.е. хотим, чтобы он взял за нас ответственность. Не замечая, что мы сами ее на себя не берем и проецируем ее на другого.

Когда человек проецирует какие-то качества на других, он защищает себя от осознания этих черт в себе.

Проекция – это защитный механизм, она позволяет человеку считать чужими собственные теневые содержания (неприемлемые чувства, желания, мотивы, идеи и т.п.), и как следствие, не чувствовать за них ответственность.

Негативным следствием такой защиты является желание исправить внешний объект, на который спроецировано что-то негативное, или вообще избавиться от него, чтобы так избавиться от «вызванных им» чувств. Внешний объект, между тем, может не иметь ничего общего с тем, что на него спроецировано.

 Например, мне кажется со мной никто не дружит, меня никто не любит, меня никто не слышит, не слушает, не замечает. Мы проецируем материал из внутреннего мира во внешний. Это могло бы звучать так: я себя не слышу и соответственно никого не слышу, я себя не ценю и других также, хотя могу в них нуждаться, я никого не замечаю, не люблю. Т.е. то, что происходит внутри я проецирую наружу и не замечаю, что сам попадаю в этот зазеркальный мир собственной психики.

Мы все не свободны от проекций. Но, чем больше человек свою внутреннюю часть отчуждает от себя, переносит на другого и не признает ее за собой, тем более проекция злокачественна.

Острая форма этого: психические заболевания – галлюцинации.

Проекции это зеркала, они необходимы, чтобы увидеть себя. Они отражают только того, кто в них смотрится.

Но часто это превращается в путешествие по королевству «кривых зеркал».

Что помогает заметить, что вы проецируете:

  • Много в речи оценок, интерпретаций, суждений о том, что другие думают, делают, чувствуют, ценят, переживают и т.д.
  • Много предположений о том, что другие думают и чувствуют по отношению к нам.
  • Частые предсказания поведения других людей.
  • Проекция очень любит недостаток информации, чем меньше мы о чем-то знаем – тем легче проецируем.

Как работать с проекциями:

1. Начиная с развития навыка чувственной саморефлексии. Умение распознавать свои эмоции и чувства, автоматически  будет страховать от выраженной проекции. Тогда мы будем понимать, где наши чувства и мысли, а где чужие.

2. Присвоение проекций.  Если мы о чем-то говорим, например: «Меня никто не любит, меня никто не ценит, я никому не нужен и т.д.» Полезно задавать вопрос: Откуда я это знаю? Кто мне об этом говорил? Как я это почувствовал или увидел? От кого? На основании каких признаков я сделал этот вывод?  Это может для начала помочь прийти в себя, и понять: ну наверно по поводу всех это я погорячился!Тогда кто конкретно? Если выделить этих людей, можно напрямую спросить, как они ко мне относятся? Что ко мне чувствуют?  А кого люблю Я? Кого ценю Я? Если это так, то точно ли в ответ меня не любят и не ценят? Люблю и ценю ли я себя?

Следующий момент, например мы решили, что меня никто не любит и не ценит, я никому не нужен, до меня нет никому дела! Спросите себя, а как мне это? Что я чувствую по этому поводу? Например ответ: обидно, грустно!  Тогда в равной ли степени всем безразличен? А кому наиболее обидно, что безразличен? Чье отношение нам важно, а чье так себе можно и без него. Если мы выявляем очень важного для нас человека, тогда мы можем что-то делать в этом направлении. А можно человеку сказать об этом, что обидно, что безразличен или что человек важен для нас. Нас точно заметят!

3. Также попробуйте говорить от первого лица: вместо «ты не хочешь меня видеть» — «я не хочу видеть тебя», вместо «тебе, наверное, со мной нелегко» — «мне пожалуй нелегко с тобой, с собой». И поинтересоваться нет ли в этом доли правды.

Тема проекций важна тем, что она дает возможность видеть мир более ясно, более объективно, более прозрачно. Я забираю себе свои проекции – путем прояснения ситуации, путем работы с темами, которые мне болезненны. Проекции указывают наши места работы и точки развития. Присвоение проекций может быть неприятно, но оно дает возможность брать ответственность за свою жизнь. Видеть ее и себя боле ясно и объективно, тогда понятна реальность, что происходит, где я нахожусь и куда мне двигаться.

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Чем оборачивается мотивация мужчин на успех

Чем оборачивается мотивация мужчин на успех

 

 Яна  Точилова

Ну, во – первых, эта проблема актуальна, потому что в нашем обществе для женщин реально мало возможностей заработка. Есть иллюзия независимости и иллюзия важной работы, но на самом деле за материальными достижениями женщин стоят мужчины (отцы, мужья, любовники). А кто стоит за успехом мужчин? И должен ли вообще там кто – то стоять?
Амбициозным мужчинам, целеустремлённым, сильным лидерам ваше мотивирование до лампочки. У них есть свои идеи как жить. А вам разрешат только к ним присоединиться, молча в тряпочку, и то, если вы понравитесь и согласитесь оттенять блеск такого лидера. Слабохарактерным мужчинам в глубине души тоже хотелось бы жить круто, решать чего-то и иметь всех и всё, но как – то лень. И вы с вашим мотивированием только достаёте, насилуете и пилите его.
Ваше мотивирование, по сути, нужно вам. Но есть такие дамы, кто  обладает умением эффективно воздействовать  на мужскую психику либо учится этому на тех же тренингах. И начинает осуществлять программу превращения своего мужика в успешного лидера. И.. рискует попасть в следующую ловушку.
Я не имею в виду никого конкретно, я отталкиваюсь от нашей природы. Большинство мужчин обладает такой особенностью восприятия и оценки окружающего мира, при которых, в случаи неудач и поражений обвиняется весь окружающий мир (виноваты все, кто угодно, только не сам мужчина). Ну а своих успехов и побед мужик достиг только благодаря самому себе любимому. Мужчины не любят принимать помощь. Это их унижает. Большинство мужского эго не может признать доли вашего участия в борьбе за успех. Соответственно труд ваш  не благодарный, усилий ваших никто не оценит. Вам на тренингах говорят,  что и как делать, чтобы использовать вас. Конечно, на раннем этапе отношений, когда в паре всё хорошо, и мужчина добивается повышения, он готов разделять с вами «СВОЙ» успех, и вам перепадают плоды достижений в виде подарков, развлечений, возможности пользоваться якобы «ОБЩИМ» имуществом. НО! В случаи разлада, прекращения отношений, мужик присвоит все достижения себе. Потому что его вклад очевиден: он ходил на работу, он не спал, он сражался итд. А вы? Создавала особую энергетику, уют, атмосферу? Что это за непонятные абстрактные слова? Что за ними стоит? Это неуловимо и необъяснимо и НЕ ДОКАЗУЕМО! Над вами просто посмеются.
Поэтому прежде чем бросаться вкладывать силы и вдохновлять своего мужчину на подвиги, подумайте, что вы получите в ответ и сможете ли восстановить потраченную энергию.

 

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Как формируется созависимая семья

Как формируется созависимая семья

 Наталья Кошулько

Родители, которые сами не прошли через собственное психологическое рождение создают из своей семьи созависимую структуру.  Созависимая структура – это структура симбиотического типа: запутанная, потому что в ней каждый человек находится в созависимых отношениях с другими членами семьи. Семья превращается в паутину, в которой много неразберихи, хаоса и самое главное много перепутанной ответственности и в следствии этого, проблем с личными границами.

Что такое структура симбиотического типа? Происходит от слова симбиоз (совместная жизнь). В биологии симбиотические организмы живут в тесном контакте друг с другом. Они приносят пользу друг другу, но друг без друга они существовать не могут. Они физически погибают.

Психологический симбиоз, характерен для эмоциональной созависимости, когда человек психологически не может существовать отдельно от своей зависимости (другого человека, структуры или вещества).

Психологический симбиоз – это стремление одного или двух партнеров к установлению жизни в одном эмоционально-смысловом пространстве. Это желание постоянно быть вместе с партнером, слиться с ним телесно, слиться с ним эмоционально; одинаково мыслить и одинаково чувствовать. В таких отношениях может быть достаточно комфортно. Здесь только одна проблема – невозможность приобрести самостоятельность, автономность и индивидуальность.

Для маленьких детей фаза симбиоза – нормальна. Но со временем ребенок должен перейти в следующую фазу – стадию сепарации, автономности и индивидуации. Сепарация – это отделение от значимого объекта, когда человек начинает себя чувствовать отдельной личностью не только физически, но и психологически. Если эта стадия сепарации, отделения от значимых фигур, не пройдена, то человек остается созависимым на всю оставшуюся жизнь. И в дальнейшем свои отношения он строит по созависимому симбиотическому типу. В этих отношениях нет возможности проявить свою самобытность, автономность, самостоятельность и индивидуальность.

В результате того, что люди не проходят стадию сепарации формируется структура похожая на паутину. Она связывает всех друг с другом и запутывает. Чем семья больше, тем больше путаницы внутри. Такой тип симбиотической структуры поощряет убеждения, ценности, мифы, суждения, которые поддерживают структуры в единстве и наружу выставляется фасад единства.

Бунт или другие попытки стать независимым в этой системе – пресекаются, физическим или моральным наказанием. Моральное наказание: унижение, осуждение, обвинения, угрозы отказа в любви, эмоциональное отстранение.

Психологическое давление используется для того, чтобы ребенок или взрослый почувствовал, что он делает что-то нехорошее. Что его желание самостоятельности, желание отделиться от системы, семьи является чем-то не очень хорошим, чем-то предательским. Он может предавать маму, может предавать папу, предавать всю семью и отделиться человеку становится очень сложно. Для этого нужна поддержка извне.

Члены семьи очень часто описывают этот симбиоз, как некое угнетающее состояние, состояние удушья. Переживают это как потерю собственной идентичности. Если человек в созависимой системе начинает ощущать удушье, то это говорит о том, что фаза на которой было хорошо, она уже прошла. Удушье сигналит о том, что человек не может приобрести внутреннюю свободу, но остро нуждается в ней для своего дальнейшего нормального существования.

Когда говорят, что свобода это внутренняя категория и только от человека она зависит, не может семья или система на это влиять. Я скажу: может.  Особенно когда человек еще не является самостоятельной личностью. Ведь именно родители в семье влияют на то, почему ребенку может быть сложно стать самостоятельным и автономным. Созависимая система просто не дает ему возможности повзрослеть. Конечно, приобрести свободу и индивидуальность – это задача человека. Но система, семья может этому противиться. Поэтому физический уход из созависимой семьи, структуры часто является важным шагом на пути к самостоятельности и свободе.

Важный момент: в семье так сильно могут быть задушены сепарационные ростки, что потом, во взрослой жизни, нечему прорости. Нечем взрослеть. Человек застрял на не завершенной стадии развития. Стадии автономии против стыда и сомнения. И пока он ее не завершит, все попытки быть удовлетворенным своей жизнью — будут терпеть крах.  Здесь нужна помощь извне. Нужно, чтобы кто-то дорастил уже взрослого человека до стадии автономии, провел его через сепарацию, помог сформироваться идентичности и отпустил в жизнь.  Именно этим и занимается психотерапия при зависимой проблематике.

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Что такое невротический конфликт

Что такое невротический конфликт

Наталья Кошулько

 

Причиной невроза очень часто является невротический конфликт, порожденный столкновением дивергентных (т.е. расходящихся в разные стороны) невротических влечений. Невротические влечения связаны с противоречивыми установками по отношению к другим людям, по отношению к себе и взаимоисключающими ценностями личности.

 

Карен Хорни обращает внимание на то, что внутри каждого невроза есть базисный конфликт. Это конфликт между желанием «двигаться к людям», желанием «двигаться против людей» и «движением от людей».  У невротика импульсы, идущие от этих потребностей неосознаваемы. И невротик производит отчаянные попытки разрешить этот конфликт, чтобы не расколоться на части и остаться целостной личностью.

 

Важным фактором для разрешения внутреннего конфликта является: во-первых, хорошая осознаваемость своих чувств и желаний, понимание своих мыслей и установок, а во-вторых, способность сделать осознанный выбор, чему способствует первый фактор.

Для невротика осознаваемость чувств и желаний это всегда проблема, а возможность сделать выбор и нести за него ответственность, сопровождается таким страхом и тревогой, что он редко осуществляется.

Конечно конфликты невротика могут быть вызваны теми же проблемами, что и у здорового человека. Но они имеют свои особенности и характеристики.

 

Каковы характеристики невротического конфликта?

1. Несовместимость конфликтующих влечений
2. Бессознательная природа влечений
3. Компульсивность влечений (навязчивые, быстро реализуемые, без обдумывания)
У нормального человека выбор, который он должен делать между двумя тенденциями, ограничен двумя направлениями действий, которые вполне доступны достаточно интегрированной личности.

Невротический конфликт всегда бессознателен, человек не осознает своих противоречивых часто взаимоисключающих тенденций.  Даже если здоровый человек не осознает свои конфликты, он при желании легко может это сделать. Для невротика это представляет огромную проблему, т.к. невротический влечения глубоко вытеснены, и ситуация преодолевается путем серьезной внутренней работы, как правило при участии специалиста.

 

При нормальном конфликте, человек выбирает между двумя тенденциями, каждую из которых он вполне может осуществить. Или человек может выбирать между двумя ценностными установками, которыми он по настоящему дорожит. Поэтому он делает сознательный выбор, да, трудный и требующий от него в чем-то ограничений, но реальный для него.

 

Невротик не может сделать выбор и страдает постоянно: с одной стороны, из-за неосознаваемости своих влечений, а с другой стороны, из-за того, что каждая тенденция которая его разрывает ему на самом деле не ценна, а к своей подлинности он еще не дошел.  Они делают невротика беспомощным в отчаянных попытках что-то изменить в своей жизни, и способствуют внутреннему разрушению личности.

 

Невротические конфликты очень сложны для распознавания, т.к. они бессознательны и невротик делает все, чтобы не признать их существования. Поэтому работа специалиста состоит в исследовании невротических потребностей человека, выведение их на уровень осознанности клиента, помощи в интеграции своих конфликтующих частей, что и способствует изменению отношения человека к самому себе и к другим. Делая его более счастливой и удовлетворенной жизнью личностью.

 

(по материалам теории неврозов Карен Хорни)

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

 

Социальная тревожность | что делать

Социальная тревожность | что делать

 

 Александр Кузьмичев

Вы каждый день испытываете тревогу. Точней так — каждый человек каждый день испытывает тревогу. Каждый раз, когда речь идет об оценке того, получится у вас что-то сделать или нет. И так как мы живем в обществе, то большая часть наших с вами приступов тревоги, так или иначе, связана с жизнью в обществе.

Чтобы понять суть социальной тревоги, можно вспомнить то, как строится пирамида вашей психики. В ее основе лежат наши с вами потребности. Где-то половина базовых потребностей у нас вами касается социальных отношений. Это одобрение, признание, принятие, понимание, привлекательность, внимание, общение, семья, власть, секс. Когда мы лишаемся чего-то из этого списка или предполагаем, что можем лишиться (то есть думаем о будущем), у нас и зреет социальная тревожность (эмоции). Социальная тревожность физически заставляет нас напрягаться в отношениях (ощущения) и запускает процесс внутреннего накручивания разных проблем, которые мы можем “отхватить” в отношениях (мысли).

 

Социальную тревожность называют по-разному. Низкой самооценкой. Неуверенностью в себе. Сложностями в построении отношений. Комплексами. Социофобией. Но суть всех этих состояний сводится именно к социальной тревоге. И чтобы ее убрать, вам важно следовать следующему алгоритму.

Шаг 1й.  Убрать негативные ожидания

Вам важно понять то, как и какие негативные ожидания вы накручиваете в своей голове. Вам важно прописать конкретные сценарии, уловить конкретные образы, которые возникают в вашей голове. И вам важно противопоставить им свое конструктивное мышление (с ориентацией на желаемый результат) и перспективное мышление (с ориентацией на возможные оптимистические сценарии развития событий).

Шаг 2й. Система положительного подкрепления.

Каждый человек с социальной тревожностью внутренне грызет себя намного сильней, чем кто=либо реально давит на него. Основа подобного сценария — привычная негативная оценка себя и своего поведения. Система положительного подкрепления в таком случае нужна предметно для того, чтобы закреплять новые эффективные привычки.

Шаг 3й. Социальные эксперименты

Избавляться от социальной тревоги теоретически — это тоже самое, что гипотетически кушать торт на дне рождения. Поэтому вам важны социальные эксперименты, в рамках которых вы достигаете конкретных, запланированных  успехов в процессе общения с другими людьми.

Шаг 4й. Модель здоровых отношений

Конечная цель при социальной тревожности — построение здоровых, ресурсных отношений (с партнером, родственниками, родителями, детьми, коллегами и т.п.). Да, вы сам определяете количество людей, которое будет вокруг вас. А также вы же определяете объем отношений. Но именно сам факт наличия подобных отношений обещает вам уход социальной тревожности навсегда.

Шаг 5й. Толерантность к неудачам

Да, стоит уточнить, что почувствовать некую неудачу во время общения с людьми — проще простого. Поэтому вам стоит научиться не только положительному подкреплению своих успехов, но и обесцениванию своих неудач. А также преодолению фрустрации (бессилия), которая возникает в моменты неудач.

 

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Опасность неразрешенных конфликтов

Опасность неразрешенных конфликтов

Неразрешенные внутренние конфликты ведут к различным расстройствам, которые мы сегодня рассмотрим. Это статья является продолжением предыдущих моих заметок по проблеме невроза, основанных на работах Карен Хорни. Статья не претендует на описание всех расстройств, однако выделим несколько, часто встречающихся.

  1. Общая нерешительность – это касается как мелочей так и важных решений в жизни человека (сделать важный шаг в своей карьере, выбрать между одной или другой женщиной, решиться на развод, переезд, смену места жительства).В такой ситуации, принятие решения вызывает у человека панику и сильную тревогу. Это ведет к общей неспособности принимать решения в своей жизни, к бесцельности, которая не видна самому человеку.
  2. Неэффективность действий – является следствием неспособности использовать свою энергию из-за двойственности мотивов.  Это как если человек одновременно нажимает на газ и на тормоз, и при этом пытается ехать. Это разрушает человека также как и автомобиль, который едет с включенными тормозами.  Поэтому очень важной особенностью невротика является медлительность. Человек затрачивает огромное количество энергии, которая саму себя тормозит. Такой человек работает с огромным внутренним напряжением, быстро истощается и испытывает потребность в длительном отдыхе.
  3. Вялость – страдающие этим симптомом люди, часто обвиняют себя в том, что они ленивы. Но скорее здесь кроется неприязнь к усилиям любого рода.  Невротическая вялость – это паралич инициативы и действия. Это следствие отчуждения от самого себя. Человек становится равнодушным, хотя периодически появляются приступы лихорадочной деятельности. Общая вялость распространяется не только на действия, но и на чувства.

Важным общим следствием этих расстройств является пустая трата человеческой энергии. Она является результатом попытки окольными способами разрешать свои внутренние конфликты. Как это происходит? Можно выделить несколько вариантов:

1. Энергия уходит на попытку реализовать две или более несовместимых целей.

Например, женщина, которая верит, что может преуспеть во всем. Она пытается быть одновременно хорошей женой, отличной поварихой и хозяйкой, идеальной матерью, политическим и социальным деятелем, при этом хорошо выглядеть и активно работать над собой.

Или например, мужчина хочет написать статью, но каждый раз, когда он берет лист бумаги и начинает писать, он чувствует усталость и его клонит ко сну, или у него раскалывается голова и он испытывает невыносимое напряжение. В чем проблема? В том, что в своем идеализированном образе этот мужчина уже великий писатель, у которого текст должен струиться словно журчащий ручей, а слова легко и изящно выскакивать из под его пера. И если не происходит так, он злится на себя, испытывает ярость, которая его и блокирует.

Или мы можем хотеть выступить перед аудиторией с блестящей речью, быть лучше всех выступающих ораторов, но при этом всем понравиться и избежать любых возражений. В результате нам сложно будет, вообще сформулировать хоть какую-нибудь мысль.

2. Энергия уходит на подавление одной из сторон конфликта (Например, мы подавляем либо желание выступать либо желание нравиться).

Неразрешенные невротические конфликты ведут не только к пустой трате энергии, но и к двусмысленности моральных принципов, чувств, установок, поведения в отношениях с другими людьми. Человек теряет свою целостность. Следствием этого является уменьшение искренности и увеличение эгоцентризма, который заставляет невротика использовать других как объекты для удовлетворения своих потребностей.

Например, другие должны быть спокойными для ослабления тревожности невротика, или должны быть важными, чтобы поддерживать его самоуважение, другие должны проигрывать, чтобы невротик выигрывал, они должны быть виноваты, т.к. невротик не хочет брать вину на себя.

 

Что с этим всем делать?  Исследовать и осознавать свои чувства, ощущения, ценностные установки. Работать над разрешением своих внутренних конфликтов. Для большей эффективности  — годы, в кабинете психотерапевта.

К чему ведет осознание? К способности жить своей жизнью, своими чувствами, своими мыслями, иметь собственные интересы и планы.

Что является исходом большой работы над собой —  искренность: не притворяться, быть способным к выражению всего себя в своих чувствах, работе, убеждениях.

Ни один человек, расколотый изнутри, не может быть искренним.

Интересно отметить в этой связи, что в текстах по дзен-буддизму искренность приравнивается к чистосердечности.

Монах:  «Я понимаю, что когда лев хватает свою жертву, будь то кролик или слон, он проявляет свою силу полностью; умоляю, скажи мне, в чем эта сила?»

Учитель:  «В духе искренности». Искренность, т. е. отсутствие обмана, означает «проявление целостности своего бытия», технически известное как «действующая целостность бытия… в котором ничего не скрывается, ничего не выражается двусмысленно, ничего не растрачивается впустую. Когда человек ведет подобный образ жизни, говорят, что он — золотоволосый лев; он — символ мужества, искренности, чистосердечности; он — божественный человек». (Судзуки «Дзен и японская культура»)

 

(По мотивам теории неврозов Карен Хорни)

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Невротическая личность. Тип третий: обособленный.

Невротическая личность. Тип третий: обособленный.

 

 Наталья Кошулько

Третий тип невротической личности, описанный Карен Хорни в ее теории неврозов, имеет установку «движение от людей» и тенденцию к обособлению.

Симптом невротического обособления – это невыносимая тревога и напряжение от общения с людьми.

Желание осмысленного одиночества – это не невротическое обособление. Наоборот, невротик избегает глубокого погружения в самого себя. Именно неспособность к конструктивному уединению является признаком невроза.

Что характерно для обособленного типа личности?

1. Смотреть на себя как на объект – отстраненно.
2. Устанавливать эмоциональную дистанцию между собой и другими – они стараются не вовлекаться в эмоциональную связь с другими (любовь, борьба, сотрудничество, конкуренция).
3. Подавление и отрицание чувств – исходит из потребности в дистанции с другими.
4. Чем больше сдерживаются эмоции, тем больше делается акцент на интеллектуальной сфере.
5. Огромная потребность в «самодостаточности» — могут уменьшать свои потребности, чтобы меньше зависеть от других.
6. Потребность в уединении.
7. Не любят делиться переживаниями – слишком личные вопросы их шокируют.
8. Партнерские отношения они легче выстраивают с такими же обособленными личностями, т.к. те признают их потребность в дистанции. И если эмоциональная дистанция будет обеспечена, то они могут находиться в отношениях длительно.

Основная потребность: потребность в полной независимости.

Из этой потребности вытекает необходимость в самодостаточности и уединении. Благодаря этому они сохраняют свою целостность.

Обман: смотрят на свою независимость как на конечную цель. Игнорируют тот факт, что важно, как они этой независимостью воспользуются.

Невротик обособленного типа пытается избежать всех ситуаций, где чувствует себя обязанным, стесняемым, принужденным. Они слишком чувствительны ко всему, что похоже на воздействие и принуждение. Плохо переносят долговременные обязательства: контракт, договор, брак, расписание, принятые правила поведения. Может соглашаться внешне, но внутренне отвергать все правила и стандарты. Совет со стороны вызывает сопротивление даже если он совпадает с желаниями невротика.

Огромная потребность быть значимым и важным человеком. Если это ощущение теряется, он может выйти из своего внутреннего укрытия и устремится к поиску любви и защиты. И тогда, его можно перепутать с невротиком подчиненного типа. В терапии, сначала акцент идет на развитие внутренней силы и уверенности в себе, что приводит невротика к ощущению и осознанию своей независимости от других. И может казаться, что начался регресс. Но только в этой точке можно начать работать над его обособленностью. Внутреннюю устойчивость дает разрешение внутренних конфликтов, осознание которых обособленная личность избегает.

Если терапевт сразу хочет сделать клиента общительным – для клиента это хуже презрения.

При установке движение от людей, невротик пытается достигнуть внутренней целостности и спокойствия. Если обособленная личность вступает в тесный контакт с другими людьми ее может разорвать на части и она может получить нервный срыв (алкоголизм, депрессия, самоубийство, неспособность работать, сумасшествие).

Причинами нервного срыва может быть измена мужа, невротичность жены, унижение в армии, непопулярность в коллективе, невозможность заработать на жизнь, если до этого она была безбедной.

Невротики обособленного типа могут иметь богатую эмоциональную и интеллектуальную жизнь, но не делать никаких усилий по проявлению ее во вне. И удивляться почему люди не видят их талантов и способностей. Они считают, что их внутренние потенциалы уже богатство, без необходимости их проявлять. Поэтому часто к концу жизни испытывают разочарование от нереализованности и упущенных возможностей.

Это связано с тем, что им легче избегать требований жизни, чем вступать с ней в контакт. Ведь контакт для такой личности – это угроза ее целостности. В сложных ситуациях такая личность не может ни бороться, ни успокоиться, ни сотрудничать, ни ставить условия, ни любить, ни быть жесткой. Она беззащитна, поэтому убегает и прячется.

Если невротическое обособление прогрессирует такому человеку все сложнее и сложнее решать жизненные проблемы и он становится беспомощным перед жизнью.

(теория неврозов Карен Хорни)

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Невротическая личность. Тип второй: агрессивный.

Невротическая личность. Тип второй: агрессивный.

Наталья Кошулько

Продолжаем рассматривать типы невротической личности, описанные Карен Хорни в своей теории неврозов. Знакомимся, второй тип невротической личности – Агрессивный, установка «движение против людей».
Это тип невротика, у которого доминируют агрессивные наклонности. Если подчиненный тип уверен, что люди прекрасны по своей природе, то агрессивный тип убежден, что «человек человеку волк».  Эта установка может быть видна сразу, а может быть спрятана под маской вежливости, доброжелательности и товарищества.
Агрессивный тип смотрит на другого и думает: «Насколько он силен как противник?» или «Насколько он будет мне полезен?». Его основная потребность – это господство над другими. Он считает этот мир ареной, на которой разыгрывается борьба за выживание, где побеждает сильнейший. Он называет это реализмом и поспорить с ним в реалиях современного мира конкуренции, довольно сложно. Но есть нюанс, невротик агрессивного типа также односторонен, как и невротик подчиненного типа, только в другой полярности.
Этот тип невротика нуждается в достижении успеха, одобрения, престижа, признания. И очень удивляется, когда получив все это, он все равно не чувствует себя безопасно и уверенно.
Это связано с тем, что в основе потребностей невротика лежит базовая тревога и страх. И если подчиненный тип осознает свой страх и беспомощность, и не считает их недостатками, то агрессивный тип не признает свой страх ни перед собой, ни перед другими, он стыдится его.  И тогда, страх вытесняется, а с ним и возможность его обнаружить и осознать.
Невротик агрессивного типа всегда показывает себя с точки зрения силы, господства и становления. Формы господства над другими зависят от природных способностей невротика. Это может быть прямое применение силы. Но, если у невротика есть склонность к обособлению от людей или скрытая потребность любви, то он будет избегать прямого доминирования.
Основное на что направлена жизнь этого невротика – выживание, успех и подчинение других. Он испытывает сильную потребность эксплуатировать, обманывать и использовать.
Его установка: «Что я могу с этого иметь? Деньги, идеи, престиж, знакомства?»
Невротик убежден, что все так действуют, поэтому надо делать все быстрее и эффективнее, чтобы не быть глупцом.
В отношениях для него важно иметь партнера или друга, который усилит его социальную позицию — своей красотой, деньгами, связями или успехом. Любовь в отношениях для него играет небольшую роль. Его вообще мало волнуют другие. Его девиз: «Всегда спасай свою шкуру, чтобы не выглядеть дураком». Больше всего он гордится своей силой, волей и упорством.
Агрессивный тип плохо переносит проигрыши, в отличии от подчиненного типа, который с трудом переносит выигрыши. Агрессивный тип любой ценой стремится к победе, он считает себя хорошим бойцом, не боится вступать в битву, в спор, в конкуренцию. Если подчиненный тип постоянно берет вину на себя, то агрессивный всегда обвиняет других, вне зависимости от реального положения дел. Признать ошибку для него невыносимо, это равносильно признанию своей слабости и глупости, а это может подорвать его веру в самого себя.
Он очень хороший стратег. Он способен просчитывать слабости своих оппонентов, оценить свои возможности и избегать ловушек. Ему необходимо всегда быть самым успешным, удачливым, сильным, поэтому он развивает такие качества как работоспособность и сообразительность.
Его ум и энергия могут привести его к успеху на работе и в бизнесе.  Но его страсть к работе – это обман, т.к. он не испытывает любви и удовольствия от работы, он изгоняет все чувства из своей деятельности, как и из жизни в целом. Это, с одной стороны, помогает ему быть очень функциональным, а с другой стороны, порождает эмоциональное бесплодие, и в его работе становится все меньше творчества.
Со стороны, он может казаться человеком свободным — он ставит цели, добивается желаемых результатов, выражает злость, защищает себя. Но на самом деле у него запретов не меньше, чем у подчиненного типа. Они просто другого плана: дружить, любить, сочувствовать – все это он считает пустой тратой времени. Хотя он может совершать поступки внешне соответствующие христианским добродетелям, но в глубине души его философия – это философия джунглей.
Что вытесняет невротик агрессивного типа? Мягкие человеческие чувства: любовь, сострадание, доброту. Если подчиненный тип стыдится своих агрессивных действий, то этот тип невротика свои нежные чувства считает слабостью. Любящее отношение других может вызывать в нем тошноту.
Проблема: чем больше невротик вытесняет свои мягкие стороны, тем больше усиливаются его агрессивные и становятся компульсивными.
Его конфликт: между установкой все потенциальные враги и его чувствами симпатии и любви к другим.
Выход из этого конфликта он находит в стремлении к признанию. Когда он получает признание, с одной стороны, это является подтверждением его как личности, в чем он очень нуждается, а с другой стороны, он нравится другим и за это он может их любить.
Важно понимать, у любого человека есть подчиненная, агрессивная и обособленная часть. Соответственно установки: движение к людям – движение против людей – движение от людей. Ведь всем нам необходимо уступать другим, бороться или охранять себя.  У здорового человека эти установки и потребности проявляются в нужное время и сознательно.  Здоровый человек способен к гибкости, в отличии от невротика, у которого преобладает одна из установок, вытесняя и подавляя другие.  Как правило, не в том месте и не в то время

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

В ЛАБИРИНТАХ СТРАХА

В ЛАБИРИНТАХ СТРАХА

Андрей Злотников

Учащенное сердцебиение, «сосет под ложечкой», сводит живот, холодеют руки. Хочется бежать, но сил хватает только на то, чтобы закрыть глаза и попытаться прогнать это липкое, навязчивое ощущение… Так описывают люди чувство страха. С ним принято бороться, его стыдно испытывать сильным мужчинам и решительным женщинам, оно так знакомо детям…перед ним мы чувствуем себя беззащитными, маленькими и слабыми.

Страх – биологическая реакция, позволяющая избежать потенциально опасных ситуаций.

Страх относится к категории простых эмоций (сложные эмоции – это, как можно догадаться, сочетание нескольких простых, и называются уже чувствами). А эмоциональные реакции, как известно, это субъективное отражение нашего личного отношения к человеку, событию или действию.

Эмоции проявляются физиологически (страх — дрожат коленки и тяжесть в животе) и субъективно осознается (я именно боюсь, а не просто отравился), а потом сознание находит повод, в связи с которым эти эмоции появились. Значит, страх мы ощущаем телом, затем наша психика опознает, что это ощущение — именно страх, а затем сознание начинает искать причины данного страха и находит. Бинго!

Казалось бы, дальше можно убрать причину, или «подстелить соломку» и жить себе спокойно дальше без страха… А не тут то было.

Важно различать: есть страх рациональный, а есть невротический. Если мы боимся собак, то просто не станем ходить рядом с площадкой, на которой они гуляют. Тогда страх выступает «защитником» и не пускает туда, куда ходить  опасно. А если нашему страху для успокоения недостаточно  обойти площадку стороной, то он может относиться уже к категории невротических.  Такой страх неподвластен психическому аппарату, регулирующему возникающие эмоции, и именно о нем наш сегодняшний разговор.

Чтобы снять эмоциональное напряжение, необходимо действие. Грустим – можно поплакать, весело – потанцевать, злимся – разбить пару чашек или  побить подушку (можно и ногами), например, как вариант.  Если эмоциональная нагрузка слишком сильно увеличивается, то управляющий механизм, работая в обычном режиме, может не справляться со своими «обязанностями», и начинает блокировать осознавание  раздражителя, на который возникла эмоция. В результате, создается чрезмерное напряжение внутри организма. Оно требует выхода, но обычный способ разрядки через действие в этом случае не подходит, так как раздражитель-то не узнан, и доступ к нему заблокирован.

Так может возникать сильный страх, причина которого не маркирована, но на нее мы воздействовать не можем, и сознание заботливо подкидывает приемлемое объяснение этому напряжению, пытаясь страх с невыясненной причиной куда-то «привязать», сделать его, так сказать, предметным.

«Я боюсь заболеть», «я боюсь умереть», «боюсь, что с близким что-то случится»…  Такие страхи бывают при депрессии, сопровождают панические атаки, выступают соло. У этих переживаний есть много оборотных сторон и задача психолога – помочь найти реальный конфликт, который прячется за  страхом.

Елена, 31 год. Пришла на консультацию, потому что очень боялась выпускать своего сына-подростка из дома одного. Его сверстники уже ходили в школу самостоятельно, гуляли одни на площадке, а Елене казалось, что как только она отпустит сына одного, она его больше не увидит.  В последующих встречах Елена проявила немало мужества, чтобы открыто взглянуть на истинную причину такого страха за жизнь сына. В детстве ее, как старшую сестру, строго наказывали за любые неприятности и провинности младших братьев, за которыми она «не уследила» и, впоследствии, женщина контролировала все и всех вокруг, чтобы избежать такого знакомого в прошлом страха наказания и чувства вины. Когда Елена позволила себе признать детскую злость за незаслуженное наказание и проработать эти ситуации, она смогла отпускать сына, и сняла с себя гиперответственность за благополучие других, отметив и ряд других моментов, где ее контроль был уже не нужен. 

Собственной смерти часто боятся люди, которые ведут однообразную жизнь, мало наполненную интересными событиями. За замкнутым образом жизни может скрываться конфликт отношений, и тогда предстоит работа по восстановлению способности доверять и общаться. Такие люди боятся жить «по полной программе», в связи с чем и появляется страх смерти — то есть, страх на самом деле не успеть получить от жизни яркие впечатления, не испытать важные переживания.

Откуда же берется внутренний запрет наслаждаться жизненными радостями? 

«Нельзя радоваться, люди позавидуют», «хвастаться плохо», «если много веселиться — можно сильно прослезиться», — подобные фразы, если их регулярно произносит значимый взрослый, могут отбить у ребенка, а впоследствии взрослого, способность радоваться и получать удовольствие, и  затем перерасти в страх смерти. «За удовольствие надо платить», «если все хорошо – то тебя ожидает расплата», «все в жизни надо заслужить (страданиями, разумеется)» — вот сценарии, где жизнь — арена исключительно борьбы и страданий и юдоль печалей одновременно, которые часто усваивают дети в семьях, где кто-то из родственников хронически несчастен.

Боязнь потерять контроль в то время, когда захватывает сильное чувство, связано с отсутствием опыта  переживания различных эмоций в безопасном пространстве. Если в прошлом рядом не было близкого человека, который мог объяснить ребенку, что переживать определенные эмоции в некоторых ситуациях приемлемо и нормально, и научил бы, как с этими переживаниями справляться, во взрослой жизни это может «аукнуться»  в ситуациях, которые требуют повышенного  нервного напряжения, а разобраться в его причинах человек не может и эффективных способов справляться не имеет.

«Ты будущий мужчина, а мужчины ничего не боятся», — говорили в детстве Леониду. Ему нравилось играть на гитаре, и в будущем Леня видел себя участником музыкальной группы. Но мечтам не суждено было сбыться. Во время репетиций все было хорошо, а как только приближалась дата выступления, у него начинались сильные головокружения, тошнота и расстройство желудка. Успокоительные препараты помогали (а эмоциональные состояния так и не опознавались), музыкант выходил на сцену, но ожидаемого чувства удовольствия от выступления не было, и Леня потом еще долго тяготился неприятными воспоминаниями от концерта. На консультации нам достаточно быстро удалось найти причины такого страха перед выступлениями, восстановить цепочку переживаний и восполнить необходимый эмоциональный ресурс.  Сейчас Леонид преподает в музыкальной школе и точно знает, какие слова надо говорить своим ученикам перед отчетным концертом, чтобы музыка принесла радость и зрителям, и исполнителю.

Нередко под слоем страха скрываются, на первый взгляд, совсем не связанные с этим переживанием эмоции агрессивного круга, а также скрытые и/или неприемлемые желания. Происходят подобные трансформации следующим образом: если испытывать злость человеку по каким-то причинам небезопасно или внутренне запрещено, и он ее не осознает, то работает механизм проекции, по принципу «это не я на него злюсь, это он мне зла желает». Например, если начальник периодически вызывает раздражение, от которого человек «отмахивается», то со временем могут возникнуть страхи потерять работу, так как руководитель «становится»  человеком все более «злостным» и настроенным против подчиненного. Это неудивительно, ведь если здоровая агрессия у человека под запретом, то он не чувствует энергии и права за себя постоять, ощущая себя весьма уязвимым.

Ольга, молодая женщина 37 лет, родившая долгожданного первенца после ряда попыток ЭКО, обратилась с жалобами на навязчивый страх своей смерти и постоянные тревоги за здоровье ребенка. В процессе работы выяснилось, что после рождения дочери она практически «приковала» себя к колыбели ребенка, не позволяя себе ни выходов из дома по своим делам, ни встреч с подругами, ни покупок для себя, даже незначительных. Все теперь совершалось только во имя ребенка — так ей представлялась возвышенная миссия идеальной матери. Однако ее собственные неудовлетворенные потребности давали о себе знать — по сути, ребенок являлся главным препятствием желанию Ольги хоть что-то сделать для себя. Однако на ребенка злиться нельзя, и подавленное раздражение рождало страх. Туда же и «добавлялась» энергия  из бессознательного «убрать препятствие»  — это желание, конечно же, было уже совсем под запретом. На вопрос, готова ли Ольга жить в тотальных ограничениях еще долго, она выпалила: «Да лучше сдохнуть, чем иметь такую жизнь!» После того, как в результате терапевтической работы ее чувство вины снизилось, и она смогла признать свое право быть матерью хорошей, но не совершенной, и организовать на неделе специально выделенное время для своих личных нужд, навязчивые страхи покинули Ольгу, а у ребенка исчезла аллергия.

Основная задача терапии в случае страхов — помочь клиенту осознать свое актуальное переживание, найти личностный смысл этого переживания и получить доступ к новому опыту и собственным ресурсам.

Для откровенного диалога с психологом на такую непростую тему, необходима атмосфера максимальной безопасности. На установление терапевтического альянса, т.е. доверительных отношений между клиентом и терапевтом, потребуется время. А клиенту предстоит проявить недюжинную смелость и силу духа для совершения непростого путешествия в глубины своей психики.

Конечно, такие страхи являются продуктом бессознательного и для обратного их возвращения  в сферу сознания, а затем трансформации и проработки, необходимы силы, время и поддержка со стороны специалиста. Игра стоит свеч, так как на борьбу со своими сложными переживаниями психика тратит много сил. Когда переживание попадает в свое истинное русло, и в «сражении» уже нет необходимости, освободившаяся энергия  направляется на достижения и получение удовольствия  в разных  жизненных сферах: творчестве, учебе, работе и отношениях

 

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Невротическая личность. Тип первый: подчиненный.

Невротическая личность. Тип первый: подчиненный

Наталья Кошулько

Невроз – это очень запутанная вещь. Существуют различные взгляды на природу, причины и развитие данной проблемы. Я хочу остановиться на исследовании Карен Хорни, которое  считаю одним из самых глубоких и масштабных в данной области.
Говоря о неврозе, Карен Хорни выделяет три типа невротической личности:
1. Подчиненный «движение к людям»
2. Агрессивный «движение против людей»
3. Обособленный «движение от людей»
Каждый тип невротической личности имеет свои установки и особенности.
Сегодня мы поговорим о подчиненном типе невротической личности или установке «движение к людям».
У этого типа невротической личности основная потребность иметь рядом любящее существо, мужа, жену, друга, покровителя, который будет им руководить, возьмет ответственность за него и решит его насущные проблемы, будет его оберегать и защищать, а также, при необходимости,  будет виновным в его неудачах и провалах. Поэтому в отношениях у такого человека много бессознательного манипулирования и эксплуатации. Его отношения невротичны, потребности – неосознанные и компульсивные, при малейшей фрустрации его влечений невротик испытывает сильное огорчение, вне зависимости от его реального отношения к людям.
Этот тип воспринимает окружающих как более сильных и агрессивных (вне зависимости реальной ситуации), и поэтому именно в их любви он так нуждается.
Он нуждается в том, чтобы его поддерживали, любили, хотели, желали, ценили, помогали, защищали.
На первый взгляд вполне естественные потребности для любого человека, разница только в том, что у невротика они носят бессознательный и компульсивный характер, а также невротик не понимает, что за всем этим стоит его сильная потребность в безопасности, а не в любви и одобрении.
Потребность в безопасности формирует характер невротика. Он становится уступчивым, послушным, удобным, старается прислушиваться к потребностям и ожиданиям других. Проявляет неэгоистичность, мягкость, ничего не требует, жертвует собой, только за то, чтобы его любили.  Он скрывает сам от самого себя, что в глубине души, все эти люди ему безразличны, он считает их эгоистами и лицемерами.
Он отдает все другим, чтобы получить от них, то, что ему нужно. В результате часто приходит к разочарованию, т.к. другие не оправдывают его ожиданий.
Обман невротика подчиненного типа: свою потребность в любви он принимает за способность любить.
Обладают следующими установками по отношению к себе:
1. Невротик данного типа чувствует себя слабым и беспомощным существом. Его посыл к миру «я маленький и требую любви и защиты». Эта беспомощность обоснована, т.к. борьба и соревнование у такого человека под запретом.
2. Он считает других более достойными, более способными, более талантливыми, чем он сам. Эта установка подкрепляется недостатком настойчивости и твердости, что действительно ослабляет его способности.
3. Установка оценивать себя через одобрение или неодобрение другими людьми.  Самоуважение коррелирует в зависимости от оценки других. Любая критика, его пугает, он готов прогнуться насколько потребуется, чтобы вернуть утерянное расположение другого человека.
4. Невротик этого типа подавляет свои агрессивные импульсы. Его паттерн поведения постоянно брать вину на себя. В соответствии с этим у него много внутренних запретов: быть требовательным, критичным, честолюбивым, властным, применять давление. Т.к. он сильно ориентирован на других, внутренние запреты не позволяют ему делать что-то для себя.  Ему сложно наслаждаться жизнью в одиночестве. Еда, кино, музыка, природа приносят удовольствия только в компании с другими. Это очень сильно обедняет его жизнь и делает его зависимым от других.
5. При этом невротик боится открыто проявлять недовольство другими, ведь его самоуважение слишком зависит от мнения окружающих.  Поэтому его агрессия часто проявляется в пассивном виде: игнорировании интересов других людей, бессознательном манипулировании и паразитическом существовании.
Что вытесняет этот невротический тип личности? Множество агрессивных влечений.
Основной конфликт невротика подчиненного типа: это конфликт между противоположными потребностями – желанием быть любимым и принятым и желанием власти, мести и силы.
Подавление своих агрессивных влечений может являться желанием быть «добрым» и уступчивым, а может быть попыткой отказа от тайной потребности самому эксплуатировать других.
Поэтому так важно исследовать обе стороны внутреннего конфликта (уступчивую и агрессивную), чтобы понять подлинную мотивацию влечений и установок. Это поможет разрешению его внутренних конфликтов, которые невротик переносит на все сферы своей жизни, особенно на отношения, тем самым разрушая их. Интеграция конфликтующих элементов личности даст такому человеку больше уверенности, внутренней стабильности, целостности и удовлетворения жизнью.

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Что такое внутренние конфликты?

Что такое внутренние конфликты?

 Наталья Кошулько

Конфликт – это всегда столкновение интересов. Больно, неприятно, но что такое внешний конфликт по сравнению с «муками души». Это мучительно и невыносимо, но с другой стороны, делать выбор это исключительная привилегия человека.  Нам всем присущи внутренние конфликты, которые говорят о встрече внутри человека двух противоположных и взаимоисключающих тенденций, ищущих удовлетворения. Например, мы хотим отдохнуть и развлечься, а надо срочно помочь больному близкому человеку, или мы хотим, заработать денег на машину, а наша внутренняя установка говорит нам о том, что зарабатывать деньги на себя это эгоизм.

Часто наши внутренние потребности и желания сталкиваются с интересами людей, которые нас окружают.  К примеру, мы чувствуем внутренний долг и призыв защищать Родину, а наша семья требует нашей защиты и заботы. Мы можем разрываться между общественными ожиданиями и нашими личными интересами. И таких столкновений в нашей жизни огромное множество. Они приносят много тревог и страхов в нашу жизнь. Потерю внутренних опор и личной идентичности.

Удивление вызывает тот факт, что многие люди не осознают свои внутренние конфликты. Они не делают осознанных выборов в своей жизни и плывут по течению, вступают в компромиссы, делают не свои выборы и проживают не свою жизнь.  Терпят апатию и скуку жизни.

Карен Хорни выделяет четыре способности, ведущие к пониманию и разрешению своих внутренних конфликтов:

  1. Способность осознавать свои желания и чувства (т.е. действительно ли нам нравится этот человек, эта работа, это дело или нам это только внушили)
  2. Способность к развитию собственных убеждений и ценностей, т.к. большое количество внутренних конфликтов связано с верой и моральными ценностями (особенно в этом вопросе помогает занятие философией)
  3. Способность отказаться от одного из конфликтующих и противоречащих убеждений
  4. И наконец, готовность и способность нести ответственность за свое решение. Этот пункт также включает риск принятия неверного решения и готовность разделить последствия без обвинения других.

Сознательное участие в собственных внутренних конфликтах, хоть и может принести страдание, но по факту наполняет нашу жизнь большей полнотой, цельностью, удовлетворением и счастьем.

Здоровый человек в силах встречаться и разрешать свои внутренние конфликты, что придает ему силу и устойчивость в жизни. Иное дело конфликты невротика. Невротические конфликты разрешить без специалиста намного сложнее.

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

ЗАЧЕМ РОЖАТЬ РЕБЁНКА?

ЗАЧЕМ РОЖАТЬ РЕБЁНКА?

Анна Максимова
Понятное дело, что желание иметь детей обусловлено инстинктом продолжения рода. Но в современном цивилизованном мире вопрос деторождения приобрёл некие оттенки в первопричине. И сразу хочется оговориться, что речь не идёт о каких-то обязательствах женщины непременно рожать, не о стереотипах общества, а о самой естественной потребности — иметь ребёнка. 

У нас есть ноги, чтобы ходить, у нас есть глаза, которыми мы видим окружающий мир, у нас есть желудок, чтобы переваривать пищу, есть уши, которыми мы слушаем и матка, в которой вынашиваем ребёнка. Аппелировать тем, что это глупый стереотип: «раз я женщина, то должна рожать!», это всё равно, что заявлять, глупый стереотип: раз у меня есть глаза, то я обязана ими видеть. Во-первых, не обязана. Смотреть никто не заставляет. Речь о том, что нам даны внутренние органы не для праздной красоты, а для реализации СВОИХ ЕСТЕСТВЕННЫХ ПОТРЕБНОСТЕЙ.

Но если пока оставить в стороне инстинкты, то для чего же женщины рожают?

1) Чтобы соответствовать ожиданиям. Родители внуков просят, муж хочет, на работе уже давно спрашивают, когда собираюсь рожать. Нужно родить, чтобы никого не разочаровывать!

2) Потому что пора. «Пору» каждая женщина определяет в строго индивидуальном порядке. Чаще всего, конечно, оглядываясь по сторонам, озираясь на подружек. Если большинство уже в мамках ходят, то и мне час пробил.

3) Чтобы не работать. Причина вполне себе уважительная, к тому же, работу далеко не всякий любит, а тут — декрет. В этом случае, детей можно рожать чередой, чтобы из декрета на нелюбимую работу и вовсе не выходить.

4) Чтобы привязать к себе мужчину. Чем не ход? Отношения не ладятся? Есть ощущение, что будто кошка пробежала? Ну вот я сейчас возьму и рожу ему ребёнка — пусть живёт со мной и радуется.

5) Как способ уйти от своих проблем. Депрессия? Роди ребёнка и не будет времени на нытьё. Не до того уже станет! Нет цели в жизни? Рожай! Живи для детей. Не знаешь, чем бы заполнить свободное время, которое в избытке? А чего бы не детьми? Ребёнок становится как неким универсальным наполнителем.

6) Переиграть своё детство. Здесь всё, чего мама недополучила от своих родителей — будет отыгрывать на своём ребёнке. Мне вот нельзя было сладкое кушать — а я своему ребёночку буду конфеты давать. Мне не дарили велосипед — а я своему подарю! У меня не было кукол — я свою дочу завалю игрушками! Мне не разрешали поздно ложиться спать — пусть мой маленький носится до скольки пожелает. И забота о малыше станет прообразом заботы о самой себе, только в переносе.

7) Материальные блага: материнский капитал, льготы, пособия. Да и муж машину обещал, если рожу ему!

8) Родить себе универсального слугу. Чтобы было кому стакан воды в старости принести. Сейчас я на него жизнь положу, а потом стрясу в три раза больше — теперь он будет должен: заботиться, не жениться, звонить и спрашивать о самочувствии, привозить продукты, возить по больницам. Такой вот инвестиционный проект.

9) Чтобы было. Потому что женщине положено рожать. Все рожают — и я родила. Так надо.

Конечно, дети, рождённые по всем вышеперечисленным причинам не будут счастливы. И причины эти — суррогатные. Многих мам, которые прежде опирались на названные «весомые» аргументы, ждут разочарования, послеродовые депрессии, проблемы со здоровьем у себя и у ребёнка.

Бывает, что женщине в принципе страшно рожать. Потому что в детстве она слышала, от мамы о том, какая это ответственность. А сама она — неказистая, безрукая, бестолочь и доверить ей и варку супа то нельзя, куда уж тут ребёнка воспитывать! Так и мужчины бояться обзаводиться семьёй и детьми, потому что в детстве такого насмотрелись, что врагу не пожелаешь, не говоря уже о собственном чаде! Страх ответственности перед малышом — это неуверенность в себе, в собственных силах.

Так для чего же всё-таки стоит рожать? Самая целесообразная причина — это для того, чтобы дарить своё тепло, любовь, заботу, которой в избытке. Чтобы заботиться о малыше ради самой заботы и ради самого малыша. Чтобы любить его, потому что невозможно не любить. Чтобы реализовать свою потребность в получении счастья и удовольствия от самого процесса пребывания рядом со своим чадом. Дарить ласку и внимания от избытка, от наполненности, а не в качестве предоплаты. Родить ребёнка ради самого ребёнка, а не для родителей, мужа, подруг, социума, государства. Тогда женщина понимает, что ей ребёнок НИЧЕМ НЕ ОБЯЗАН! Потому что всё, что она хотела — она уже получила. Тогда ребёнок становится другом, а не слугой, самостоятельной личностью, а не должником и прислужником

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Почему я не могу похудеть?

Почему я не могу похудеть?

lishnee-telo_2

Почему толстый человек ни за что не хочет худеть

Представьте себе, что доступ к реальному миру вам застилают километры сосисок, котлеток, пирожных, сыров и бутербродов, и вы прогрызаете ход, лаз наружу, надеясь освободиться. Но в какой-то момент сдаетесь и думаете, что, может быть, на самом деле мир можно различать через еду.

Еда многофункциональна: приносит утешение и радость, чувство праздника и чувство безопасности. Она — один из способов прокрастинации: развлекает, отвлекает, наполняет содержанием и в прямом и в переносном смысле. Содержанием безопасным, сосисочным, в которое не проникают сложные вопросы и внутренние конфликты. Помогает контролировать домашних. Служит средством выражения заботы, заменяет любовь.

А жир? Что жир… В нем можно увязнуть, захлебнуться, забыться, как в мягком облаке. Через него все видится как в тумане. Он убежище, защита. И в то же время он шифр, код к тому, что происходит с человеком. Психологи бы сказали: симптом. Он о чем-то говорит, и если внимательно послушать, можно различить трагичные истории, конкретные причины, по которым человек ни за что не хочет с ним расставаться.

История 1. О большом животе и семейной верности

Тортик — так зовет ее муж. Его вполне устраивают ее 120 килограммов. Если в глубине души он и мечтает, чтобы она похудела, то не признается в этом даже себе, так как обожает жену и решил раз и навсегда, что она красавица.

Она и была красавицей. Даже титулованной. В юности Лариса участвовала в каком-то региональном конкурсе красоты, у нее сохранились фотографии, где она в купальнике и короне. Поклонники, то да се. 50 килограммов, между прочим.

Ларка — так ее тогда звали — поступала в театральный. В итоге закончила филологический. Нормальная бурная молодость, нормальная несчастная любовь, аборт, попытка суицида, отдельная комната пополам с подружкой в столице. Бедность.

Да что там, муж ее спас. Оказался самым настоящим принцем: порядочный, добрый, обеспеченный, ре-бенка хотел — родила одного, второго. Детей обожает. Ее бы на руках носил в буквальном смысле. Если бы не 120 килограммов.

Тортик — уютная, домашняя, с ямочками и огромным животом. От нее пахнет печеньем и ванилью. Потому что она часто печет. Такая не может, скажем, влюбиться в друга семьи. Она сама и есть эта семья, мать семейства.

Другое дело, если бы было другое тело. Те самые легкие 50 килограммов, которые любым порывом шального ветра снесет и закрутит в страстях и несчастьях. «Эх, Лара, бедовая ты, наплачешься», — говорила ей мать. А друг семьи — он такой, как ей нравится: с умными глазами и слегка кривым ртом. Когда напивается, читает, раскачиваясь, Бродского. Четвертый раз разведен.

Что говорит психолог

— Похудеть для Ларисы — все равно что столкнуться с собой другой, той шальной и бедовой, о которой ей говорила мама. Расщепление между такими полярностями, как хозяйка домашнего очага и страстная женщина, слишком велико. В свою семейную жизнь она не смогла интегрировать свою страстную натуру, от которой бывали проблемы: слишком велика опасность потерять голову и мужа.

И еще. Это может привести к открытию, что она не очень-то и любит своего мужа. Ценит — да. Благодарна ему — да. Но скорее соглашается жить с ним, чем хочет. Это открытие может разрушить такую надежную, уютную и правильную жизнь, которую выстроила Лариса, привести к внутреннему конфликту, конфликту ценностному: сгореть от любви, разрушив попутно жизни своих близких, или все сберечь ценой отказа от свободолюбивой, рискованной, страстной части себя.

Очень важный аспект, который необходимо учитывать при работе с избыточным весом и перееданием, — это «вторичная выгода». По сути, это ответ на вопрос: «А зачем мне нужен лишний вес? Что я с этого получаю?» Вторичная выгода не лежит на поверхности и зачастую отвергается ее обладателем. Она удерживает от изменений, как в случае с Ларисой. Ее выгода в том, что она получает стабильный и крепкий брак, ощущение своей значимости.

Но однобоко видеть здесь только ожирение и то, как это влияет на семью. Опыт Ларисы обогащает ее, это происходит в течение многих лет. Она уже умеет быть верной и заботливой, она такая уже много лет, и ей это нравится. Но страх измены говорит о том, что она еще не присвоила себе роль верной жены. Когда происходит присвоение новой идентичности, это автоматически становится ресурсом, на который можно опираться, снова становясь страстной женщиной, способной флиртовать, но знающей границы дозволенного.

Что говорит жир

«Я та, которая может разрушить свою жизнь, влюбившись. Я не уверена, что смогу быть верной своему мужу, но я должна быть верной матерью семейства, даже такой ценой».

Проблема

Неинтегрированные полярности, вторичная выгода.

Социальный аспект

Выйти замуж — как перейти Рубикон. После начинается другая жизнь и другая личность. Непривлекательность жены — в отличие от девушки — вшита в нашу культуру. Замужняя женщина — это полная, несексуальная заботливая тетка — мамка, одним словом. Она уже отцвела. И приносит плоды.

Мужья в большинстве своем этому потворствуют — так проще поддерживать свою монополию на данную женщину, никто на нее уже не позарится. Не только кольцо на пальце — само раздобревшее тело указывает на ее семейную принадлежность. И у мужа, соответственно, по отношению к себе планка ниже, а спокойствия больше: все уже завоевано, однажды и навеки.

 

История 2. О страхе смерти и гамбургерах

Лена, студентка литинститута, любит стихи и не любит свое тело. Неудобное, хлопотное, его надо повсюду за собой таскать, содержать в чистоте. Оно хочет то жрать, то спать, то опаздывает. Болит периодически. Ограничивает в прямом смысле этого слова.

Некоторым с телом везет — оно у них спортивное и легкое от природы. Не то что у Лены: каждый пирожок сразу на талии. Да и вообще, при чем тут размер, если речь идет об образе героя и контексте эпохи? Не то чтобы ей не хотелось похудеть. Но думать специально, что есть, а чего не есть, в тот момент, когда речь идет о емких метафорах и лейтмотиве в последнем тексте, казалась ей кощунственным.

С другой стороны, еда всегда была той гаванью, в которой можно было укрыться и не чувствовать. Жевать — и не чувствовать. Лене всегда было жаль, когда еда заканчивалась. Это означало, что нужно возвращаться в реальный мир. Со всеми его ограничениями, с этим смертным неудобным телом. Размер одежды при этом менялся каждые два месяца.

Когда стрелка весов достигла отметки 85, Лена научилась смотреть на себя в зеркало только под определенным углом, не попадать по возможности в кадр, не замечать своих фотографий. И только в ванной никуда было не скрыться от собственных форм.

Парадокс: обладая распухшим, большим телом, она стремилась его не замечать. Игнорировать все его запросы, как будто его и не было вовсе, этого ненавистного расплывшегося контура из жировых и кожных покровов. Как будто можно жить отдельно от него, обходясь только силой мысли. Закормив себя до бесчувствия.

Что говорит психолог

— Отношения с телом бывают очень сложными. Это случается, когда оно доставляет больше неудобств, чем радости… Отношение к нему складывается из множества аспектов: возможностей и ограничений, идеальности и несовершенства, половой идентичности, принадлежности к чему-то (полу, роду, семье) и нежелания принадлежать к чему бы то ни было, сексуальности и, конечно же, скоротечности жизни и смерти как факта, подтверждающего эту скоротечность.

Переедание позволяет не чувствовать тревоги, отчаяния, страха перед жизнью, а значит, и смертью, заглушать эти чувства. Тело расплывается, и его начинают «избегать». А если тела нет, если им можно пренебречь, то и не умрешь. Парадокс в том, что своими большими размерами тело предательски напоминает о себе, просто кричит: «Я есть, я существую, заметь меня!»

Присвоение телесности — единственный путь решения этих затруднений.

Что говорит жир

«Даже если тело не так важно, ты не можешь его не замечать. Ты выше телесности? Я верну ее тебе. У бессмертных тел не бывает, лишний вес напомнит о смертности».

Проблема

Отчуждение своей телесности, страх смерти, тревога перед неопределенностью.

Социальный аспект

Интеллигенты часто делают акцент на внутреннем, а не на внешнем. Порой в гипертрофированном виде — в форме отрицания всего «земного и мещанского».

«Я выше этого» может означать: «Я небожитель, читаю Кафку, и ожирение меня не касается, потому что я — про смысл жизни, а не про объем бедер». Следить за собой, замечать свое тело считается чуть ли не постыдным: это удел «блондинок», а не умных людей.

 

История 3. О толстом сыне и любимой маме

Кресло на заказ — это подарок на день рождения. Леонид в какой-то момент перестал помещаться в обычное офисное, которое стояло у него перед компьютером. 220 килограммов не шутка.

У Лени никогда не было девушки, последний раз он влюблялся на первом курсе, но у его избранницы уже был парень. Жиртрест — так его звали во дворе. Он плохо бегал, задыхался, и никто не хотел быть с ним в одной команде на физкультуре. Со своим большим неуклюжим телом он везде оказывался не к месту. Не вписывался. Только дома с мамой и двумя котами чувствовал себя свободно. И со временем почти перестал выходить на улицу: работал через интернет, общался через фейсбук.

Пару раз — сто килограммов назад — Леня пытался устроиться на работу и снять квартиру. С мамой делалось плохо: сердце. Она беспомощно лежала на диване и просила «не думать о ней, потому что он должен жить своей жизнью, это закон природы». Леня ненавидел мать, себя и законы природы. Покупал ведро крылышек в «Ростиксе» и погружался в фейсбук.

Маме не нравились крылышки, 200 килограммов и то, что Леня сидит дома, вместо того чтобы стать успешным бизнесменом и ее гордостью. Она находила какие-то диеты, лепила котлеты из капусты, покупала отруби. Она так заботилась о его похудении, как будто худела сама. Но Леня пух на диетических котлетах и не понимал, на что сердится мама, ведь он делал все, как она хотела. Пока однажды не проснулся с четким решением все поменять.

Вес был слишком большой, и Леонид обратился в клинику к профессиональным психологам и диетологам. За 2 года сбросил 100 килограммов. И впервые в жизни полетел на самолете. Банально — поместился в кресло. Правда, до обычного размера довести свое тело пока не может: то наберет килограммов двадцать, то сбросит их. И маме то лучше, то она снова болеет.

Мама, к слову, о его новой системе питания знает все в мельчайших деталях и полностью обеспечивает ее соблюдение. Она по-прежнему выполняет свою главную материнскую функцию — кормления.

Что говорит психолог

— Созависимость стала одной из болезней нашего времени. У Леонида есть зависимость от еды. А точнее, от мамы, просто выражается она с помощью еды. А мама вовлечена в борьбу с этой зависимостью от еды, тем самым укрепляя зависимость сына от нее самой. Она так много делает для него, но трагедия в том, что ему это уже не нужно.

Он взрослый мужчина, который должен дистанцироваться от нее, чтобы начать самостоятельную жизнь. И необходимым условием здесь должна быть агрессия. Здоровая нормальная агрессия, не уничтожающая, а необходимая, чтобы оттолкнуться.

Мама же манипулирует сыном, вызывая у него то чувство вины, то благодарность, чтобы он и дальше оставался под ее влиянием, наполняя ее жизнь смыслом. Кто кормит, тот контролирует. Хотя разумом она понимает, что ему давно пора повзрослеть и жить своей жизнью.

Для Леонида это способ не брать на себя ответственность за собственное одиночество, не сталкиваться с тревогой по поводу возможного отвержения со стороны женщин. Он уже сделал шаг в направлении отделения от мамы — начал худеть. Но страх приблизиться к другим людям, прежде всего к женщинам, заставляет его снова набирать вес и укрываться возле мамы.

Интересно, что в ожирении как раз и скрыто послание к маме: «Я не подчинюсь тебе и не похудею». Если бы это было произнесено вслух, то изменения затронули бы эту семью. В нас одновременно живет стремление к стабильности (стагнации и сохранению того, что есть) и к развитию (изменению), именно этот механизм лежит в основе неврозов, связанных с ожирением. Очень хочется новой жизни — и так страшно потерять то, что есть. Нет уверенности, что, уйдя в другую жизнь, можно будет вернуться и мама примет, поймет и будет рада его начинаниям, а не станет осуждать.

Ресурс лежит на поверхности — это способность долго находиться в отношениях. Разных. И не сбегать при первой возможности. Это тот ресурс, который поможет Леониду построить отношения с женщиной.

Что говорит жир

«Я хочу уйти, повзрослеть и жить своей жизнью, но я боюсь тебя обидеть, а еще больше боюсь, что ты не примешь меня обратно, когда мне это будет нужно».

Проблема

Созависимые отношения с матерью, инфантильность, регресс, недостаточная социализация в подростковом возрасте.

Социальный аспект

Мы не знаем, что делать с нашими детьми. Они слишком сильно от нас отличаются, мы слишком заняты, мир меняется слишком быстро. Раньше одной из форм общения было обучение (в том числе профессиональное): отец кузнец — сын подмастерье, мать рукодельница — дочь делает первые стежки. Но в современном мире подросток бывает более компетентен в техническом и профессиональном смысле, чем его «отсталый» родитель.

Что делать? Как проявить заботу? Как поддержать и сохранить авторитет, остаться матерью (отцом)? Самое очевидное и вечное — накормить.

Второй аспект: наши родители растили нас в условиях дефицита, а в пору своего детства и вовсе испытали настоящий голод. Поэтому накормить — даже когда еда сверхдоступна — это еще и защитить и спасти. Интересно, что даже в самых интеллигентных и продвинутых семьях пообщаться с ребенком — это в том числе сходить с ним в «Макдоналдс».

 

История 4. О семейном счастье и кулинарной книге

Валентина была женщиной серьезной и монументальной. За ней, как за каменной стеной, жил ее муж Коля. Хотя он и сам был не из щуплых, казалось, она вполне могла приподнять его за шкирку одной рукой и отправить спать. Что время от времени и случалось, когда он неумеренно выпивал (работники горводоканала частенько неумеренно выпивают: работа грязная, холодная, мокрая).

Валя такой крупной, фактически квадратной, была всегда, и женихи обходили ее стороной. Бабушки вздыхали: девка видная, квартира своя, хозяйка, а пропадает зря. Тут Коля и пригрелся. В гостях познакомились. Валентина разошлась от вина и положила ему, малознакомому мужчине, на тарелку кусок своей недоеденной курицы. Он безропотно доел. Тут она его и полюбила.

Вернувшись домой — она после длинного дня, заполненного таблицами и отчетами, он из канализационного люка, — супруги вместе отправлялись в супермаркет и с упоением покупали продукты. Продуктовая тележка была их настоящим местом встречи: соус чили и кусок свинины, майонез и зеленый горошек, слоеное тесто и копченая колбаса, пельмени и домашний фарш, эклеры и мороженое на десерт. «Дорогая, не забудь бутылку вина. И мне что-нибудь покрепче!»

У гастрономического свидания, как и у обычного, есть несколько стадий, супермаркет только увертюра. Дома — совместное приготовление ужина, и наконец кульминация — сам ужин. По накалу как бурный секс. Правда, на ужин, как и на его приготовление, часто приглашались гости. Но они всегда были только зрителями.

Валя все больше расширялась, за ней подтягивался Коля. Детей у них не было, собак и кошек они не любили, индивидуальных увлечений и общих тем не прослеживалось. Собственно, и гости на ежедневных трапезах нужны были для «вербального сопровождения», так как общие темы у супругов заканчивались через четыре фразы.

Что говорит психолог

— Еда многофункциональна. В данном случае проявляется ее социализирующая функция, точнее, объединяющая. Совместная еда — тот клей, который удерживает эту пару. Чаще у людей, которым не о чем поговорить, у которых нет общих интересов, эту функцию выполняет секс или общий ребенок. Но ребенок вырастает, и выясняется, что супруги — чужие друг другу люди.

Похоже, совместное приготовление и потребление еды для этой пары и символ, и содержание семейной жизни, поэтому любые попытки пересмотреть отношение к еде, чтобы похудеть, могут привести к кризису в их отношениях. К тому же Валентина, судя по всему, играет роль главной в этом гастрономическом союзе, то есть она, по сути, кормящая мать.

Страх одиночества и страх осознать, что рядом живет чужой человек… В этом и есть некоторая трагичность этого союза. Мы знаем, что каждому человеку нужен рядом кто-то близкий, но забываем, что настоящая близость с настоящим предъявлением себя и принятием другого — это труд и риск. Ведь могут не принять, могут отвергнуть или осудить.

Ресурс у этой семьи есть — достаточно пофантазировать, что бы они еще могли делать вместе с таким же упоением, как готовят еду, о чем бы могли говорить с таким же наслаждением. Пока еда — единственная безопасная форма предъявления себя, но они совершенно точно умеют это делать.

Что говорит жир

«Мы вместе, пока мы вместе едим».

Проблема

Страх близости и предъявления себя.

Социальный аспект

Большинство граждан при нормальном «продовольственном обеспечении», оказывается, не удовлетворены жизнью. Нелюбимая работа «за зарплату», не оставляющая времени и сил на то, чтобы развиваться, заниматься любимым делом. Низкая социальная активность. Неразвитое общение — даже на уровне соседей. Ничем не заполненная жизнь как у мужа, так и у жены. Обмениваться нечем.

Еда же как традиционное, социально одобряемое действие становится символом семейной жизни и фокусом общения. Внешнее благополучие — и свинину можно купить, и креветки — обнаруживает внутреннюю пустоту, которая заполнятся таким примитивным образом. Но формула «все сыты, а значит, довольны» не работает, потому что удовлетворение разных потребностей заменяется одной — универсальной.

 

История 5. О пищевых загулах и покаянных постах

В шкафу у Марины вещи от 54-го до 42-го размера. Это ее диапазон: несколько недель в году она бывает 42-го размера, но потом вес неуклонно начинает расти, и когда ненависть к себе и размер достигают предела, снова садится на диету. Она знает все диеты, вкалывала иглу, голодала, «чистилась» в санатории и снова сидела на диете.

Выбор диеты как принятие новой веры. Привычки, режим, убеждения — все меняется, и часто радикально. Марина становится адептом то Поля Брега, то Дюкана, безоглядно верит в автора очередного метода, читает на ночь его книги, как Евангелие, все остальные методы объявляет ересью.

В некоторых методах она потом разочаровывается, некоторые теряют свою эффективность от многократного использования. Дома под запретом то белки, то углеводы. Ну и, понятное дело, жиры. Марина сутками может обсуждать способы очистки кишечника и радикальные ванны для похудения, после которых можно потерять сразу полтора килограмма.

Первый раз на диету она села в 15 лет. И с тех пор уже 30 лет борется с лишним весом. Для нее самое сладкое в диете — это ее окончание. Достигнув 42-го размера, она закатывает пиры, словно торопится съесть как можно больше до того, как ее снова настигнет лишний вес. Так алкоголик, которому на год вшили капсулу, ждет, когда закончится ее действие и можно будет «развязать».

Семья Марины измучена ее борьбой, дети едят быстро и испуганно, муж ловит себя на том, что невольно считает калории в пиве. Они хотели бы с ней погулять. Но она где-то прочла, что вечерние прогулки приводят к отекам, и поэтому гулять с ними не может.

Что говорит психолог

— Борьба с лишним весом — тот образ жизни, который позволяет Марине не жить настоящей жизнью, не сталкиваться со своими настоящими чувствами, не обнаруживать пустоту. Ее жизнь устроена как жизнь запойного алкоголика — от срыва до срыва. Она не в контакте ни со своими собственными желаниями, ни с близкими.

Если диагностировать тип пищевого поведения, это периоды строгой диеты и резкий выход с приступами переедания. А самое главное — это замкнутый круг, который создает иллюзию похудения и важного дела. Секрет постоянно худеющих женщин в том, что процесс для них цель, а это провальная стратегия. Процесс снижения веса только тогда будет конечным, когда желанная стройность рассматривается как средство для достижения чего-то большего.

Есть еще один важный аспект — чувство вины, стыда. Чтобы их не переживать, можно наказать себя строгой диетой или спортом. Иллюзия: съел — отработал.

Еще один вопрос: как образ жизни Марины встраивается в ее систему отношений с мужем и детьми? Демонстрация своей недоступности и отдельности от них создает ощущение большой дистанции. И здесь снова встает вопрос о близости и способности устанавливать близкие отношения. Для Марины это угроза ее границам и личности. Возможно, «страх поглощения» удерживает ее от того, чтобы быть с ними вместе.

Надо заметить, что Марина помимо самобичеваний точно стремится получать удовольствие, она это делает, когда позволяет себе объедаться. Но можно ведь разнообразить способы получения удовольствия. Желательно вместе с семьей.

Что говорит жир

«Я занята очень важным делом… Вы можете быть рядом, но не близко».

Проблема

Пищевая зависимость, обсессивно-компульсивное поведение, страх близости.

Социальный аспект

Оставаться молодой и красивой — тренд современного общества. Худеть — модный способ жизни, самоидентификация через принадлежность к элитной группе (что объединяет Дженнифер Лопес и Клаву из Бибирева? И та и другая худеют по Дюкану). Активная деятельность, заменяющая смысл жизни. Борьба — победа — поражение. По кругу. Социально одобряемый тип активной женщины, которая следит за собой и периодически удивляет окружающих результатами.

Наличие социальной группы единомышленников — худеющих легион, и с ними автоматически находится общая тема. Комьюнити, правила жизни худеющих,  форумы и сетевой дневник… Вечно худеющий человек отлично встраивается и в социальные, и в коммерческие схемы: он носитель идеологии стройности и потребитель бесконечных услуг и товаров, связанных с похудением.

Если Вы хотите  похудеть , то очень  полезно не только уделять внимание физическим упражнениям и правильному питанию, но и разобраться в психологических причинах лишнего веса, ведь только исцелив их ваше тело   перестанет сопротивляться вашим усилиям сделать его стройным.

  Запись на консультацию

Как правильно критиковать. Мануал

Как правильно критиковать. Мануал

Екатерина Сигитова

Давно надо было написать этот мануал. И я буквально весь последний год собиралась, каждый раз, когда встречала фразы вроде

    • «ну вы же это написали, значит, должны быть готовы к критике»,
    • «вы неадекватно воспринимаете критику»
    • «вы обижаетесь на заслуженную критику»
    • «вас, видимо, нельзя критиковать, а можно только хвалить»
    • «я просто даю вам обратную связь»
    • «я вам помочь хочу, а вы!»
    • «это интернет, детка»

И так далее, и тому подобное.

Молчать больше не могу. Пишу.

Люди! Большое вам спасибо, что вы такие неравнодушные. Это невероятно круто, когда кому-то настолько тревожно за других, что он не жалеет времени и знаний на комментарии и критику. Это очень ценно, и это, правда, важно. Берегите, пожалуйста, в себе это неравнодушие.

Только вот насчёт того, что вышесказанное – именно критика, вас кто-то жестоко обманул.

То, что у нас называется критикой и приправляется всеми этими видами соусов, на самом деле даже близко ею не является. К сожалению, критиковать нас всех не учат — ни в школах, ни вообще где-либо (разве что, в литературном вузе). Зато нас всех учат жёстко и даже агрессивно относиться к себе и другим. Поэтому под видом критики множество хороших людей пытается пропихнуть друг другу агрессию, обиды, претензии, дискомфорт, непрошеные советы, картинку, корзинку, картонку и маленькую собачонку. Чем часто делает друг другу незаслуженно больно. А настоящей критики, которая бы стимулировала развиваться – и которая действительно очень нужна! — в итоге очень-очень мало. Буквально с фонарями и лопатой надо искать, и то сомнительно, что найдётся.

Давайте же поговорим про критику, про то, как делать хорошо и как, по возможности, не делать плохо — и попробуем изменить наш мир к лучшему. А? А?

 

Итак, что такое критика? Это анализ, оценка и разбор какого-либо произведения, явления или продукта (и даже человека), с указанием возможностей улучшения.

Какая у критики цель? Как ни странно, но — помочь её объекту в том, чтобы улучшить себя или своё творение, стимулировать на развитие. Правильная критика вызывает хорошие чувства и положительно мотивирует, потому что объект критики понимает: он не один, ему помогают, за качество его работы переживают из позиции «плечом к плечу».

Человеку русской культуры с предыдущим абзацем обычно хочется не просто поспорить, а разнести его в пух и прах, потому что в голове он никак не укладывается. И у этого есть причины: дело в том, уважаемые читатели, что мы с вами выросли в очень жёстких условиях, в которых пряников было мало, а кнутов – гораздо больше, чем хотелось бы. Я имею в виду даже не столько семьи (хотя и их тоже), а условия в целом, ту среду, которая нас окружает много лет. Для этой среды типично массовое «недержание негативного аффекта», то есть, абсолютная нормальность публичных реакций любой степени жёсткости на всё подряд, без оценки — уместны ли они, адекватны ли они.

У этого, в свою очередь, тоже есть причины:

    • плохие границы в масштабе нескольких поколений;
    • неумение контейнировать собственный аффект и дискомфорт;
    • жертвенность, готовность терпеть, и в то же время — агрессивность и жестокость (тоже в масштабе поколений);
    • собственный Внутренний Критик гигантских размеров;
    • мощные, многослойные рационализации (в плане обоснований, зачем всё это нужно – например, чтобы не зазнаваться, вырасти человеком, самивиноваты и т.д.);
    • и другие не очень приятные процессы, как коллективные, так и индивидуальные.

По результатам всех этих процессов, а также личных неприятных историй, которые случаются с людьми, — у нас с вами в головах формируется некий свод правил и установок. В числе их и правила/установки, касающиеся критики. Например, если вы погуглите слово «критика» (на русском языке), то выдача будет почти полностью состоять из текстов о деструктивной критике – про обвинения, недовольство, претензии и злость. Именно так в нашей культуре воспринимается это слово и это явление.

К сожалению, в основном все эти наши типичные представления – перекошенные и искажённые, почти полностью или полностью не совпадающие с реальным пониманием критики и её целями. Я уверена, что это можно и нужно исправлять, в первую очередь – в себе самих. В том числе, писать мануалы и инструкции и делиться опытом, который поможет тем, кто хочет научиться критиковать иначе.

    • Тем, кто учиться не хочет, а хочет продолжать делать как удобно, я предлагаю прямо с этого места закрыть страницу, потому что помочь вам не смогу :-(

А с теми, кто остался, давайте рассмотрим две наиболее распространённые ошибки, которые делают люди нашей с вами ментальности в процессе критики.

1) Во-первых, они выдают своё мнение без запроса

Идею ответа только по запросу (на всё, что угодно) человеку нашей ментальности тоже крайне трудно осознать. Галочки «по умолчанию» выставлены у нас в головах так, что любое проявление любого человека в окружающую среду автоматически означает, что каждый мимо проходящий имеет неоспоримое право эти проявления оценить, осудить, что-то про них сказать, как-то отреагировать в меру своих сил и ума. И рассчитывать, что его послушают (а ещё лучше, если примут к сведению и поблагодарят). Также по умолчанию стоит галочка «обидеться, рассердиться и высказаться, если не захотели слушать (принимать, благодарить)».

ПОЧТИ НИКОГДА НЕ УДАЁТСЯ ОБЪЯСНИТЬ, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ ВСЁ НАОБОРОТ!

Я и сейчас не уверена, что у меня получится докричаться. Но, видите, пробую. Ещё жива надежда.

Люди! Если в окружающую среду не было запроса на ваши реакции, то никакого позыва «покритиковать» у вас просто не должно возникать. И уж тем более, не должно возникать обиды на то, что кому-то не интересно ваше мнение и вы как его источник. У вас могут возникать чувства, мысли и реакции в ответ на любой стимул. Но они только ваши, и вам с ними иметь дело. Если же у них почему-то сразу есть вектор в сторону обратной связи источнику стимула, — то это нездоровая фигня, сразу по многим пунктам. Работайте с нездоровыми фигнями, пожалуйста, а не бейтесь ими об других почём зря. От битья не пройдёт.

2) Во-вторых, люди считают критикой всё, что угодно, кроме неё

Основная причина, как я уже упоминала – это жёсткая среда, в которой мы выросли, и связанные с нею искажения восприятия. Вследствие искажений мы принимаем за критику просто всё негативное подряд – как в свой адрес, так и от себя.

Тут я уже хочу приводить примеры, потому что с ними сразу понятно, что имеется в виду.

1. Неуместные Я-сообщения

Примеры:
Мне не нравится, мне не помогло, мне никакой информации не несёт, ко мне неприменимо, я не такой и т.д.

Почему это не критика:
Вы делитесь какой-то своей эмоцией или мыслью: например, нарушенными ожиданиями, досадой о потраченном времени, инсайтом, информацией о себе и пр. Но человеку в 95% случаев это не нужно, неинтересно и бесполезно, потому что это — о вас, а не о нём, и не о его творении. Получается немного похоже на анекдот — «Пришёл сказать, чтоб на меня не рассчитывали».
Тут есть одно исключение: если вы — очень типичный представитель аудитории, на которую всё это рассчитано — то ваши эмоции важны, их нужно учитывать. К сожалению, 9 из 10 «критикующих» и в этом плане не представляют интереса, что, конечно, бывает обидно, ведь о себе-то поговорить хочется.

Что чувствует человек, когда его «критикуют» подобным образом:
Чаще всего, недоумение: а вы вообще кто? Но может и переживать, и терять мотивацию, если ему важно нравиться всем.

Как превратить в правильную критику:
Добавить, почему вы считаете, что информация именно о ваших эмоциях и реакции может быть важна. Если такое добавить невозможно – не говорить ничего.

2. Примитивная негативная оценка

Примеры:
Плохо, ужасно, бессмыслица какая-то, бред, чушь, отстой, ну и фигня, да это полная ерунда, и т.д.

Почему это не критика:
Примитивная — означает, простая, самого первого уровня без напрягов. Никакой пользы от этой оценки нет, потому что она субъективна и слишком проста, а значит, не может быть «включена в статистику» и не может быть платформой для улучшений (ничего же не уточнено). Здесь тоже действует вышеописанное исключение: если вы — очень типичный представитель аудитории, либо, например, начальник критикуемого — то ваше мнение важно. Как несложно догадаться, большинство «критикующих» не относятся ни туда, ни сюда, но рады оценить всё вокруг, не слишком при этом утруждаясь.

Что чувствует человек, когда его «критикуют» подобным образом:
Обиду, равнодушие, усталость – в зависимости от чувствительности к примитивным оценкам.

Как превратить в правильную критику:
Усложнить (для этого придётся напрячься и отрефлексировать свои ощущения, понять, чем именно они вызваны). Объяснить, почему ваши впечатления важны (например, вы – ЦА). Если ваши впечатления нипочему не важны, а просто вас распирает – не говорить ничего.

3. Переход на личности

Примеры:
Все личные оскорбления, обвинения, упоминания любых сведений из личной истории объекта «критики», отсылки к характеру объекта, оценка его реакции на всё это и пр.

Почему это не критика:
И снова нужно сказать, что этот пункт — ключевое отличие русскоязычного пространства (к сожалению). «Позор хреновому огороднику», как результат вопроса про рояль, помните? Вот, ровно это. Мы вообще не умеем рассматривать событие, мнение или продукт в отрыве от личности создателя. Нам искренне кажется, что всё связано, а значит, у нас есть право обсуждать личность, как будто именно она выставлена на оценку. Кроме того, очень часто переход на личность используется как основание обнулить или основательно обесценить то, что человек сделал, либо укусить его побольнее, найдя уязвимые места. Личность никто поменять не может и тем более не все хотят это делать, так зачем вообще её приплетать?
Вспомнила типичный пример — обвинения феминисток в травмированности как причине их позиции, будто бы иметь травмирующий опыт – это что-то стыдное и дискредитирующее саму позицию. Феминизм в отрыве от личностей феминисток обсуждать может очень мало кто.

Что чувствует человек, когда его «критикуют» подобным образом:
Диапазон широкий, в зависимости от бэкграунда: удивление, растерянность, раздражение, злость, стыд, бессилие (себя поменять нельзя, а значит – останешься мишенью, так что, возможно, лучше ничего не делать).

Как превратить в правильную критику:
Очень трудно, но можно. Убрать вообще личность подальше, и рассматривать продукт или процесс в отрыве от неё. Если совсем не получается – представить, что это сделал ваш ближайший друг или подруга, т.е. все прежние связи с личностью, которые вас царапают, перестали работать. Потом проверить, есть ли всё ещё желание что-то сказать.

4. Агрессия

Примеры:
Прямая агрессия — оскорбления, хамство, непрямая — саркастические и язвительные замечания, пассивная агрессия — ну теперь-то уж что и т.д.

Почему это не критика:
Тут всё просто. Агрессивный выброс под видом критики — это попытка отреагировать свою злость, зависть, дискомфорт и другие эмоции через нападение на объект. Эмоции может вызывать как сам человек, так и его творение. Также эмоции могут не иметь отношения ни к чему «критикуемому». Легко догадаться, что никакому улучшению и помощи агрессия не способствует, а вот что она хорошо делает — так это вызывает здоровое желание защититься или напасть в ответ.

Что чувствует человек, когда его «критикуют» подобным образом:
Зависит от того, насколько он может отделять себя от того, что «критикуют». Если хорошо отделяет – будет чувствовать сожаление, раздражение, удивление. Если плохо – будет чувствовать, что его атакуют, уходить в защиту и демотивироваться.

Как превратить в правильную критику:
Остановиться и вернуться на шаг назад. Попробовать понять, в каком месте вы разозлились, и какой вклад в эту злость внесла ваша личная жизненная история (или история взаимоотношений с этим жанром, человеком, отраслью). Если место найдено, оформить фидбек в формате «В этот момент… я почувствовал/а злость, потому что… Мне кажется, вам/тебе важно это знать, потому что…». Если место не найдено, оставить всех в покое и разбираться дальше только с собой, т.к. отслеживать случайные триггеры агрессии — в ваших прямых интересах.

5. Гиперэкспертные выступления

Примеры:
Непрошеные инструкции и лекции как надо, театральные упрёки в недостатках, намёки, завуалированные под вопросы, фамильярность, снисходительность, поучительные интонации, попытки применять манипуляции и «дрессировку» (отрицательное и положительное подкрепление)

Почему это не критика:
Сначала уточню, что для меня слово «экспертность» не несёт отрицательного значения. Все мы в чём-то эксперты, и часто делимся своими знаниями друг с другом, без какой бы то ни было иерархии. Речь в этом пункте именно об избыточности. Гиперэкспертность — это приятное почёсывание вашего ЧСВ, потому что сама такая «критика» акцентирует, что вы знаете всё гораздо лучше. В некоторых случаях это ещё и попытка поконкурировать или подоминировать (т.е. содержит в себе агрессию). Ваше сообщение вполне может включать ценные комментарии (эксперты бывают и настоящие), но всё, преподнесённое в такой форме, до цели не долетит, потому что любой человек мгновенно отвлечётся на обложку. Кроме случаев, когда он буддист, пожалуй.
Как пример хочется привести привычную (и в большинстве случаев ненужную) позицию гиперэкспертности у мужчин по отношению к женщинам. По любым вопросам. Это даже имеет своё название – менсплейнинг.

Что чувствует человек, когда его «критикуют» подобным образом:
Зависит от выраженности его нарциссической части. Если она выражена сильно, то он будет уязвлён, возможно – ранен, так как почувствует себя хуже вас и ощутит стыд. Если выражена слабо – не заметит, посмеётся или будет раздражён.

Как превратить в правильную критику:
Оставить всю содержательную часть как есть. Отрефлексировать свои истинные мотивы, пригладить раздутое Эго и полностью убрать излишек экспертности. Если это сложно, то представьте, что вы делаете совместный проект с коллегой, и за результат отвечаете и переживаете оба (а вот докладывать выпало ему).

6. Требование идеальности

Примеры:
Использованы не те слова, цвет неправильный, надо было по-другому, вот эта мелочь всё портит, ну разве так можно, вы всё неправильно делаете, вы не учли того-то, слишком эмоционально, и всё прочее из серии «не так стоишь, не так свистишь».

Почему это не критика:
Обычно это перфекционизм зрителя. Придирки, как правило, идут к конкретным мелким вещам, которые настолько вопиюще «неправильны», что перфекционисту становится почти физически плохо. Поэтому их исправление кажется важнее, чем сам главный объект, и акценты смещаются. Фактически, это требование идеальности, причём идеальности с точки зрения конкретного постороннего человека. Для того, чтобы её достичь, другому человеку нужно жить в вашей голове и знать, как надо было сделать по-вашему. Зачем это ему? Чаще всего, низачем, ведь не факт, что по-вашему лучше. Хотя поранить подобными претензиями можно – у нас невероятно нарциссичный мир, где фантазиями об идеальных продуктах, и неумением поддерживать себя в ошибках — отравлены многие.

Что чувствует человек, когда его «критикуют» подобным образом:
Зависит от выраженности его нарциссической, а также — обсессивной части (страшные слова!). Если они выражены сильно, то он от вас «заразится» и будет чувствовать, что всё пропало, потому что идеальность не достигнута и он вам не угодил. Если выражены слабо – не будет задет. Возможно, попробует даже вас успокоить, потому что смотреть на мучения перфекциониста довольно тяжело.

Как превратить в правильную критику:
С перфекционизмом очень трудно бороться, потому что основа у него болезненная: когда-то что-то было сделано недостаточно хорошо, и последствия стоили слишком дорого. Этот капкан может потом срабатывать всю вашу жизнь, но другие люди, конечно, ни при чём. Так что для критики лучше оформить это как Я-сообщения: «Я чувствую, что очень важно поменять тут.. и тут…Потому что…». Правда, мы тут должны помнить о п. 1 – нужны ли другому человеку какие-то сведения о вас и о том, как именно нужно по-вашему сделать? Также помогает честно ответить себе на вопрос, правда смогли бы вы, такой умный, сделать то, что сделал другой, лучше? А в тот же срок? Обычный ответ — «нет», хотя бы потому, что продукт другого человека – вот он, а у вас пока только спазмы от его неидеальности. Тогда, возможно, лучше не говорить ничего.

7. Обесценивание

Примеры:
Зачем это вообще нужно, делать вам нефиг, а в советское время без этого жили и ничего, это бессмысленно, вот же вы сколько времени потратили зря, и т.д.

Почему это не критика:
О, это главный бич всех критикуемых, потому что сообщение, которое содержится в обесценивающей фразе – это «на самом деле ты ничего не сделал». Трудно придумать нечто более разрушительное. Это не может быть критикой по определению, так как обнуляет само пространство для критики. Почему хочется обнулять чужие результаты – большой вопрос: иногда это бывает искреннее мнение «лучше бы этого не было», иногда это замаскированная агрессия, иногда – конкуренция и т.д. В подавляющем большинстве случаев это ещё и явная неправда, потому что если бы результат ничего не стоил на самом деле, нечего было бы и обнулять. Поэтому люди, использующие обесценивание, попадают в собственную ловушку – так как энергия, затраченная ими, явно говорит об уровне значимости объекта «критики» для них.

Что чувствует человек, когда его «критикуют» подобным образом:
Обесценивание – нарциссическая защита. Если у человека, которого вы критикуете, есть выраженная нарциссическая часть, то он либо заразится (то есть начнёт переживать собственную ничтожность), либо поранится.

Как превратить в правильную критику:
Этот пункт – никак. Лучше всего ничего не говорить, а разбираться, почему вас так тянет превратить что-то в ноль и куснуть чужое Эго.

8. Требование контейнирования

    • Контейнирование — это способность перерабатывать эмоции без подавления, своего рода переваривание, которое позволяет сделать их переносимыми.

Примеры:
«Громкие» (по мощности) сообщения о своих чувствах и ощущениях с детализацией («меня сейчас стошнит»), упрёки в возникновении этих чувств, представление себя вашей жертвой, демонстрация «ранений» и проблем, возникших из-за вас, невнятные выкрики («аааа оооы фрррр ай-яй-яй капец!») и т.д.

Почему это не критика:
Уточню, что я не имею в виду реальные отношения, где кто-то травмирован, а только виды человеческих реакций на обычные, простые вещи, которые не должны ранить. Активное требование контейнирования, при отсутствии отношений — это просто-напросто попытка потушить об другого человека свою горящую жопу, поскольку либо 1) есть убеждённость, что именно он виноват в возгорании и должен помогать тушить, либо 2) хочется его наказать за свой дискомфорт от жжения (с которым не хочется иметь дело самостоятельно). Механизм работает вне зависимости от истинных причин возгорания, которые могут быть (и чаще всего, являются) глубоко личными. Как говорит моя коллега Полина Гавердовская, где прихватило – там и нагадил, ладно, если успел штаны снять. Любопытно, что часто «жертвы» тратят на этот пункт столько энергии, сколько не у каждого из нас есть (и это один из признаков того, что беспокоиться за них не стоит).

Что чувствует человек, когда его «критикуют» подобным образом:
Некоторые люди чувствуют недоумение, потому что, фактически, в них почему-то чем-то левым тычут, и требуют что-то с этим сделать. Другие (гиперответственные, или склонные к чувству вины) могут индуцироваться и всерьёз начинать контейнировать.

Как превратить в правильную критику:
Убрать оттенок требования и оформить в виде «отчёта об ошибке»: «у меня появилось чувство, что… Возможно, так чувствую не я один/одна и если это не было вашей целью, то примите к сведению». Полезно ещё бывает для себя разобраться, почему у вас есть потребность или желание нести свои чувства кому-то другому. Если это повышенная ранимость и неумение обходиться с дискомфортом – то всё-таки, это не проблемы окружающих, и нужно это учитывать.

9. Далеко идущие выводы

Примеры:
Теперь всё пропало; вы так сделали потому что…; это дискредитирует всю идею; всё это неспроста; а также — литературные приёмы типа гиперболизации, псевдологических выкладок и т.д.

Почему это не критика:
Потому что это личные размышления, как правило, глубоко субъективные (хотя люди, согласные с ними, могут и группироваться). Со стороны чаще всего напоминает паранойю, сбой в мышлении либо теорию всемирного заговора, потому что доказать свой вывод автор обычно не может. Точнее, он-то считает, что может, но запутывается в ногах и падает. Никакому улучшению такие выкрики по определению не могут способствовать – всё происходит у «критикана» в голове, так что вы тут бессильны.

Что чувствует человек, когда его «критикуют» подобным образом:
Раздражение, злость, недоумение, равнодушие – в зависимости от чувствительности к реакциям других. Устойчивых людей можно даже этим рассмешить :)

Как превратить в правильную критику:
Если вы склонны к такому, пробуйте перед тем, как выдавать суждение наружу, подвергнуть его самокритике, найти «слабое звено» в своих рассуждениях. Хороший приём для этого — представьте, что вам надо опровергнуть вашу же позицию, какие аргументы вы используете? Часто после этого внутреннего спора оказывается, что говорить-то и нечего, так как бесспорное оказалось спорным. Если всё же осталось, что говорить, подайте это как мысль и посоветуйтесь «Мне почему-то кажется, что … А вы как думаете?».

* * *

Устали? Ничего, скоро уже конец. Мы с вами рассмотрели, как не надо критиковать, и почему. Теперь давайте перейдём к самому важному – как НАДО критиковать. Как оформить ваши замечания так, чтобы не ранить, не демотивировать, не оскорбить, а поддержать и стимулировать.

Признаки хорошей критики:

    • она исходит из позиции «плечом к плечу с автором»;
    • она уважительна, то есть, принимает во внимание труд другого человека и/или результат этого труда;
    • она мотивирует на изменения;
    • она вызывает инсайты (озарения) о том, как можно что-то улучшить;
    • она не задевает самооценку. В идеале, вообще её не касается, потому что не может быть никакой нужды ранить чужое Эго, чтобы донести свою мысль.

Как надо критиковать:

    1. Начните с чего-то положительного и качественно его похвалите. Важно сделать это искренне, то есть, действительно найти в предмете критики хорошее, и подробно написать, почему вам это кажется важным. Фальшивая похвала легко распознаётся;
    1. Уберите все ваши негативные эмоции в сторону, чтобы не вызвать срабатывание защит. Не подавляйте чувства совсем – просто отложите на время, так как они вам будут мешать;
    1. Если ваша критика устная — используйте тёплые подкрепления, позитивный язык тела, улыбку. Дайте почувствовать вашу доброжелательность. Если письменная – то же самое, в пределах возможностей печатного текста;
    1. Когда приступаете собственно к пунктам замечаний, вместо указательных предложений используйте Я-сообщения: вместо «вы не правы» – «я не согласен». Так вы избегнете обвинительного тона;
    1. Будьте как можно более точны и детальны в описании сути, того, что надо поменять и улучшить. Чем подробнее – тем лучше;
    1. Делайте акцент на поведении/продукте/творении, а не на самом человеке. Так вы сохраните его от чувства «я какой-то неправильный, пойду лучше полежу в кустах»;
    1. Постарайтесь войти в позицию критикуемого, искренне примерить шкуру того, кто уже хорошо потрудился — а не вещать, как всё плохо, из своей позиции. Иногда после этого становится понятно, что какие-то пункты вашей критики легче озвучить, чем сделать, если учесть всё, что уже учёл он. А некоторые нужно делать иначе, чем вам кажется;
    1. Не говорите слишком много сразу. Ограничьтесь двумя-тремя пунктами, остальные можно добавить, если будет диалог;
    1. Давайте готовые решения, т.е. советы по процессу, которые можно прямо сразу взять и использовать. Если готовых нет – придумайте хотя бы одно, пусть даже сырое. Это облегчит критикуемому задачу;
    1. Обязательно закончите чем-то положительным, и снова — хвалите качественно и подробно. Чем лучше погладите в начале и в конце, тем лучше будет воспринято то, что в середине.

Вот и всё. Те, кто дочитал досюда – молодцы и герои! Хочу кое-что пожелать всем героям, напоследок.

Пожалуйста, помните: цель вашего вмешательства – помочь кому-то стать лучше, исправить проблему. Вы не расслабляетесь с помощью критики, вы не отрабатываете свой стресс, вы не чешете свое Эго. Если всё-таки вы это делаете, остановитесь и подумайте — действительно ли у вас есть обоснованные замечания, или вам просто нужно с кем-то поговорить. Если же вы ПРАВДА хотите помочь — убедитесь, что ваш фидбек содержит именно этот посыл. Очень непросто бывает отделять главное от второстепенного, но наилучшая критика – как раз, самая осознанная и самая тщательно продуманная. Для критикуемого она ещё и самая удобная, потому что её можно немедленно взять в работу. С помощью такой критики проблемы и пути их решения видны очень чётко. При этом, критикуемый не получает «бесплатного бонуса» в виде расстройства, демотивации и ощущения собственной неправильности.

Берегите друг друга – и тех, кого критикуете (потому что на свете слишком мало людей, которые делают хоть что-то), и тех, кто критикует (потому что людей, которым действительно не всё равно — тоже, в общем, немного).

Конец.

Да, в качестве упражнения можно цитировать в комментариях критику, которая вам не понравилась, а мы все будем её улучшать и превращать в правильную :)