Архив за месяц: Сентябрь 2016

УРОКИ УСПЕХА ОТ ПСИХОПАТОВ. ПОЧЕМУ ОНИ СТАНОВЯТСЯ БОГАЧАМИ И НАЧАЛЬНИКАМИ

УРОКИ УСПЕХА ОТ ПСИХОПАТОВ. ПОЧЕМУ ОНИ СТАНОВЯТСЯ БОГАЧАМИ И НАЧАЛЬНИКАМИ

УРОКИ УСПЕХА ОТ ПСИХОПАТОВ. ПОЧЕМУ ОНИ СТАНОВЯТСЯ БОГАЧАМИ И НАЧАЛЬНИКАМИПопулярный британский публицист Джон Ронсон в своей книге «Психопат-тест», по которой в Голливуде собираются снять триллер со Скарлетт Йоханссон в главной роли, высказал...

Популярный британский публицист Джон Ронсон в своей книге «Психопат-тест», по которой в Голливуде собираются снять триллер со Скарлетт Йоханссон в главной роли, высказал интересную мысль о психопатах. По мнению писателя, больше всего их встречается среди богачей. Следует обратить внимание, что психопат в научном смысле – это не сумасшедший, а просто человек с особым устройством психики, отличающимся неспособностью воспринимать чужие эмоции, сострадать, а потому готовый без раскаяния причинять вред окружающим.

Журналисты Business Insider проанализировали последние изыскания исследователей на этот счет и собрали несколько общих черт, которые роднят состоятельных и успешных людей с психопатами. Изучив их, невольно задумаешься: а стоит ли богатство того или лучше быть обычным человеком?

Отсутствие сострадания

Ученые из университетов Амстердама и Калифорнии в 2008 году в ходе исследования выяснили, что более состоятельные люди склонны проявлять меньше эмоций в общении и при трагических ситуациях таких, например, как смерть близкого человека.

Во время эксперимента добровольцев (незнакомых друг с другом людей) разбили на пары и попросили рассказать друг другу о самых драматических моментах в жизни. Изучив реакцию, исследователи сделали вывод, что богатые участники были более холодны и проявили меньше сострадания, нежели их менее состоятельные партнеры. Неумение сострадать, по мнению ученых, присуще и большинству людей с психическими расстройствами.

Самовлюбленность, иллюзия превосходства

Психолог и лауреат Нобелевской премии по экономике Даниэль Канеман исследовал «истории успеха» нескольких состоятельных людей и пришел к выводу, что главную роль в их достижениях сыграла удача. Однако сами богачи, по мнению ученого, не осознают или не хотят осознавать этого и считают, что добились всего только благодаря упорному труду, уникальным навыкам и знаниям.

«Иллюзия превосходства и мастерства – вот в чем они все глубоко убеждены», — приводит слова ученого The Guardian.

Лесть, манипуляции и «ложное очарование»

В Великобритании психологи изучили основные черты характера и поведение 39 топ-менеджеров разных компаний, а также нескольких заключенных, осужденных за преступления разной степени тяжести. Исследователи нашли определенные сходства в психологических портретах богачей и  заключенных по некоторым показателям. Из основных совпадений ученые отметили склонность к манипулированию и лести для достижения поставленных целей.

Совсем нет совести

Психопаты, как правило, не сознаются в плохих поступках, они склонны обвинять в своих ошибках других, говорит публицист Джон Ронсон. Что такое угрызение совести, таким людям тоже неизвестно, уверен автор «Психопат-теста». В интервью изданию Forbes Джон Ронсон привел в пример бизнесмена со скандальной репутацией Альберта Данлэпа, главу некогда успешной корпорации Sunbeam. Сотрудники компании называли его почти ласково – Бензопила Эл. А все потому, что Альберт обожал увольнять людей, чаще всего беспричинно, по настроению. За нездоровую страсть к доминированию и «расправам» над подчиненными бизнесмен был включен в рейтинг худших руководителей всех времен.

Эгоизм

Казалось бы, состоятельные люди должны быть более щедрыми, нежели небогатые. Ведь денег у них много, а значит, поделиться – пожертвовать на благое дело, например, – не составит труда. Однако в действительности это не так. Исследование, проведенное учеными из Калифорнийского университета в Беркли с участием людей с разным достатком, показало, что те, чей заработок был меньше, готовы были жертвовать на помощь нуждающимся на 44 процента больше. В ходе исследования психологи также отметили, что небогатые люди склонны проявлять спонтанное сострадание, тогда как с богачами такого практически никогда не происходит

Неэтичное поведение

Подобно психопатам, многим состоятельным людям присуще неэтичное поведение в повседневной жизни. На это указывают результаты исследования, проведенного в Национальной Академии наук США.

Согласно его результатам, богатым людям свойственно:

— Нарушать правила дорожного движения и не испытывать при этом угрызений совести;

— Врать напропалую партнерам, коллегам, знакомым;

— Жульничать с целью увеличения своих шансов на победу где бы то ни было.

Склонность к скуке и нехватка острых ощущений

Большинство психопатов скучают всю жизнь. Им, как и большинству состоятельных людей, постоянно не хватает острых ощущений.

Многие психопаты ранят окружающих, совершают нехорошие поступки лишь для того, чтобы получить долю адреналина, пишет научный журнал Psychology Today.

Самовлюбленность, расчетливость, эгоизм и умение манипулировать – не единственное, чем могут похвастаться люди с «необычным эмоциональным фоном». У психопатов, в общем-то, даже есть чему поучиться. Например, тому, как сохранять спокойствие в критических ситуациях и выходить из них целым и невредимым.

«Семейное захватничество»: родители, которые «убивают» своих детей

«Семейное захватничество»: родители, которые «убивают» своих детей

 Геннадий Малейчук

 

Люди всегда разрушают то,
что любят сильнее всего…  
 Неизвестный автор
 Специфической особенностью любви
в созависимых отношениях является то,
что она не выдается детям в чистом виде
Из текста статьи
Тема статьи и ее название навеяны сном, рассказанным моим клиентом. Сон этот из категории «ужастиков». Давайте вместе заглянем в его содержание.

Клиенту снится гостиная. За столом сидят взрослые люди и обедают. Есть ощущение, что среди этих людей есть и его родители. Что впечатляет клиента, так это то, с каким видом люди едят. В этом действии много самодовольства, уверенности в необходимости, неизбежности и правильности происходящего.

Однако, что-то в увиденном тревожит клиента, вызывает беспокойство и напряжение. Чувствуется какая-то незавершенность, непроясненность, недосказанность… Клиент пытается понять, что в происходящем его так напрягает. Он идет в соседнюю комнату и видит там много искалеченных, перебинтованных детей: у кого-то не хватает ручки, у кого-то ножки…

Все в одночасье становится ясным – картина проясняется. Клиента охватывает пронизывающий леденящий ужас. Люди за столом – каннибалы – они едят своих детей, едят постепенно, отрезая от их тела какие-то части. Кроме ужаса у клиента присутствует удивление от какой-то правильности, даже праведности происходящего, демонстрируемого всем видом обедающих взрослых.

Проницательный читатель уже догадался, что сон символизирует феномен созависимых отношений в детско-родительской системе. Явление, которое в данном сне проявлено в таком жутком символизме, на самом деле настолько распространено в нашем обществе, что позволяет его рассматривать как вариант социо-культурной нормы.

Столько уже написано об этом, да и я сам не раз поднимал в своих статьях эту тему, тем не менее, не могу оставаться равнодушным при очередной встрече с фактом родительского насилия, маскируемым под родительскую любовь.

В психологической литературе этот феномен называют по-разному: симбиотические отношения, созависимые отношения, родительское «захватничество»… Несмотря на то, что используются разные названия, для такого рода отношений неизбежно характерно следующее:

Важным моментом здесь является манипулятивный характер таких отношений: психологическое насилие преподносится как жест родительской любви. В таких отношениях родители используют ребенка, руководствуясь благими намерениями, используют его под видом любви к нему. С примерами такой родительской любви читатель, безусловно, встречался и в литературе, и в реальной жизни. И, конечно же, в психологической практике таких случаев предостаточно.Существуют различные виды «родительского захватничества» (термин Франсуазы Кушар, описанный в ее книге «Дочки-матери»): материнское, отцовское, семейное. Примеры «материнского и отцовского захватничества» были описаны мной и Натальей Олифирович на примере сказочных историй «Рапунцель» и «Царевна-лягушка» в нашей книге «Сказочные истории глазами терапевта».

В данной же статье я хочу остановиться на феномене «семейного захватничества», описываемого не так часто, как другие виды созависимых отношений. Важным моментом, отличающим семьи, для которых характерен вышеназванный феномен, является их высокая сплоченность с ярко выраженным переживанием «МЫ».

Дети, воспитываемые в таких семьях, находятся в схожих условиях, с транслируемыми следующими семейными посланиями-интроектами:

  • МЫ (наша семья) самые правильные, хорошие, нормальные. Правильность, хорошесть, нормальность Мы противопоставляется Другим. Другие хуже нас. Поэтому с Другими нужно максимально избегать контактов.
  • Ты – Наш, если придерживаешься семейных правил. Наш, следовательно, любим. Если же ты не поддерживаешь семейные правила, то автоматически становишься не НАШ и лишаешься родительской любви.

В тех семьях, где нет сплоченности, могут быть другие варианты захватничества – с тем из родителей, с кем крепче эмоциональная связь. В этом случае, один из родителей образует симбиотический союз с ребенком, другой же родитель исключается из этого союза.

В формировании ощущения МЫ как лояльности семейной системе кроме вышеописанных посланий-интроектов задействованы следующие механизмы:

Вина

У детей в созависимых семьях интенсивно формируется чувство вины. Чаще всего вина транслируется в следующем послании: «Мы (родители) отдаем себя полностью вам, а вы (дети), неблагодарные…»

Чувство вины является сильным клеем, не позволяющем разорвать детям созависимые отношения и начать собственную жизнь. Каждая их попытка вырваться на свободу сопровождается возрастающим чувством зависимости и вины, в которых они запутываются все больше.

Страх

Чувство страха внушается детям в созависимых семьях с самых первых лет жизни. «Мир несовершенен, опасен. Лишь здесь, в семье, с нами, вы в безопасности»«. Безусловно, такое представление о мире, транслируемое детям, является компонентом картины мира их родителей. Это родительские страхи, их несостоятельность перед жизнью.

Стыд

Чувство стыда может возникнуть как результат несоответствия ребенка «правильным» семейным эталонам. «Соблюдай семейные правила, будь таким, каким мы хотим. В противном случае – ты не НАШ, а, следовательно, ущербный». Для того, чтобы не встречаться с чувством стыда, члены такой семейной системы активно культивируют семейную гордость. Кроме того, гордость усиливает чувство принадлежности к МЫ-системе.

Любовь

Любовь является ведущими механизмом поддержания созависимых отношений. Специфической особенностью любви в созависимых отношениях является то, что она не выдается детям в чистом виде, а связывается с ограничением, насилием с использованием манипуляций.

Однако, потребность ребенка в родительской любви настолько велика, что дети готовы на любые жертвы, лишь бы ее получить.В советские времена, в эпоху дефицита, была такая практика – к пользующемуся спросом товару навязывали другой товар, не пользующийся спросом. И покупатель, желающий приобрести дефицитный товар, вынужден был брать то, что ему было не нужно.

Что-то похожее мы наблюдаем и в созависимых отношениях. Такой опыт потребления любви ребенком в «нечистом виде» становится привычным и уже взрослый человек, привычно продолжает любить себя лишь при условии самонасилия.

Любить себя можно только тогда, когда хорошенько «изнасилуешь» себя какой-то работой, заставишь себя что-то делать. Таким людям невыносима праздность, они неспособны отдохнуть, расслабиться.

Все рассмотренные механизмы способствуют созданию высокой степени лояльности семейной системе и противопоставления ее внешнему миру.

Основные черты клиента, ставшего жертвой «семейного захватничества»:

  • Сложность в установлении близких контактов с людьми из «внешнего мира»;
  • Настороженное отношение к миру;
  • Неспособность расслабиться;
  • Убеждение, что отдых необходимо заслужить тяжелой работой;
  • Навязчивое желание постоянно что-то делать;
  • Стремление все делать по правилам;
  • Большое количество долженствований, интроектов;
  • Высокий уровень требовательности к себе.

Терапия

Рассматриваемые отношения, как уже говорилось, по своей сути созависимые. Следовательно, целью терапии является повышение свободы и автономности Я клиента.

Ожидать того, что семейная система добровольно «отпустит» своего члена, бесперспективно. Мотивы родителей психологически понятны. Родители в такой системе растят ребенка для себя. Ребенок выполняет для них смыслообразующую функцию, затыкая дыру в их идентичности. Так что обрезание крыльев и удержание ребенка в этой ситуации вполне закономерно.

Сложность работы с такими клиентами связана с тем, что для того, чтобы вырасти, ему необходимо символически «убить» родительскую систему. Из-за высокой же степени лояльности к семейной системе любое движение в сторону автономии трактуется ею как предательство, и клиент погружается в переживания вины и усиливает тенденции к зависимости от семейной системы.

Движение клиента к автономии неизбежно связано с построением личных границ, а, следовательно, с повышением чувствительности к потребностям своего Я. Доступ же к своим желаниям и потребностям оказывается заблокирован.

Появление и выделение автономного Я требует ресурсов для защиты его границ и необходимости проявления агрессии. И здесь у клиента возникают большие сложности.

Идеальным, демонстрирующим любовь родителям гораздо сложнее ответить из своего Я. Ребенок опутан родительской любовью, как муха паутиной. Агрессия возможна только в отношении внешнего мира и ни в коем случае против семейной системы. Наиболее сложным становится проявление агрессии в ситуации, когда родитель или оба умерли.

Терапевтической ошибкой здесь будут попытки поддерживать критику родителей клиента. Даже если первоначально клиент и пойдет в этом за терапевтом, то впоследствии он все равно будет «возвращаться» в родительскую систему, сопротивляясь терапии, либо вообще прерывая ее.

Бессознательная лояльность к системе сильнее любых осознаваний. Терапевтическая «атака» объектов зависимости порождает у клиента большое количество вины и страха потери опоры. Гораздо более перспективным будет осознавание и проработка тех механизмов и чувств, которые удерживают клиента в ситуации созависимости.

Терапевтическая работа с клиентами, оказавшимися заложниками семейной системы, непростая. Клиенту в терапии необходимо психологически родиться и вырасти. А это длительный и сложный процесс и далеко не у всех оказывается достаточно мотивации и терпения.

 ********************************************************************************Запись на индувидуальную  сессию

Психологические аспекты бесплодия

Психологические аспекты бесплодия

Раиса Коваленко
Диагноз «Бесплодие неясного генеза» знаком мне не по-наслышке и значился в моей медицинской карте очень много лет. Годы ушедшие на попытки понять почему? Найти решение и ответы у медиков, пройдя череду всевозможных исследований, диагностических операций, приема большого количества гормональных препаратов и в конце- концов ЭКО. Что обозначает этот диагноз? Что беременность не наступает, но объективных причин для этого нет, конечно у меня были некоторые проблемы по здоровью, которые обнаружились при диагностике, но это были проблемы не того порядка, которые бы могли реально влиять на наступление беременности, и потом, я принимала меры, для того, чтобы и их устранить, но это ничего не решало. Все эти годы я помню очень хорошо, с одной стороны они были окрашены бесконечной надеждой на то, что вот еще одно испытание и все закончится желанной беременностью, а с другой стороны была целая гамма эмоций, отчаяние, гнев на обстоятельства, бессилие что то изменить, жуткая усталость от процедур, графиков, высчитывания дней, тестов, ощущение вины, что я не могу выполнить определенную роль, а именно материнскую, а в моем случае, это желание было большим.

Сразу оговорюсь, что моя история закончилась хорошо, благодаря тому, что я с этим вопросом пришла в свое время в терапию. Сейчас моему сыну 4 года, и ко мне с этим запросом обращаются женщины, которые мне очень понятны и близки в своей проблематике, мне понятны их терзания и метания, их «планируем, но что то никак не получается», и понятны возможные психологические причины ненаступления беременности, о которых я в этой статье и хочу написать.

Что такое беременность? С одной стороны — это физиологический процесс, который в норме протекает естественно и без особого сознательного участия женщины. Миллионы женщин веками рожали и не задумывались над этим процессом, но задумывалась «среда», в лице традици и акушерок, она обеспечивала медицинскую и эмоциональную поддержку женщинам. А с другой стороны, беременность — это определенный кризис, потому что в жизни женщины с приходом беременности и материнства очень много меняется, включая ее социальную роль, идентичность, порядок и уклад жизни. Потом беременность — это проживание слияния вначале с плодом, который женщина вынашивает внутри себя, а затем с маленьким ребенком, которому какое то время нужны все ее время и ресуры. А если у женщины не было опыта проживания нормальной привязанности в ее семье? Тогда ей конечно бессознательно будет очень сложно прожить это слияние с ребенком.

Что такое материнство? В словарях можно встретить следующее толкование — материнство — это биологическое и социальное отношение матери к ребенку. Материнство наиболее полно удовлетворяет сенсорные, когнитивные, эмоциональные и социальные потребности ребенка, обеспечивает его постепенное включение в систему социальных отношений, облегчает освоение социальных ролей. С этой точки зрения материнство это не только смена социальной роли, но и ответственность взрослого перед ребенком, потому что он должен обеспечить не только материальную базу, чтобы вырастить ребенка, но и сам быть психологически готвым к родительской роли, и если человек в своем детстве не прошел важные этапы развития рядом со своими родителями или детство было травматичным, то в случае бесплодия организм, как бы сопротивляется наступлению беременности, потому что это сопряжено с определенными страхами, которые есть у человека в отношении воспроизведения ситуации его детсва, а сдругой стороны человек не чувствует этой самой психологической готовности, чтобы самому стать родителем.

Бесплодие в этом случае можно рассматривать, как симптом, в основе которого лежит внутриличностный конфликт, где есть желание сать матерью и одновременно страх и нежелание наступления беременности, в силу большого количества страхов и ощущения психологической неготовности к материнству, которые вытесняются и не осознаются. Именно с этими неосознаваемыми причинами и страхами терапевт с клиентом разбираются, когда речь идет о бесплодии.

Перечислю тезисно основыне возможные психологические аспекты ненаступления беременности:

— Травматичное детство, где ребенок мог наблюдать сцены агресии или насилия или сам подвергался физическому насилию, переживал страх и угрозу в отношении безопасности для жизни, своей или своих близких. Таким людям сложно в принципе расслабиться, перестать контролировать ситуацию, доверять, а для наступления беременности это важно. Они как бы все время тестируют реальность на безопасность, и часто находят подтверждение своим опасениям, что вот сейчас не время, т.е благоприятная ситуация в неосознаваемой реальности может и не наступить

— Проживание слияния и привязанности ребенка с матерью, так необходимого для психологического и эмоционального взросления ребенка, по каким то причинам не состоялось. Например, ребенок имел сложные отношения с родителями, родители были слишком заняты и им было не до ребенка, между родителем и ребенком не смогли установиться нормальные отношения, в свою очередь взрослый будет испытывать сложности в проживании слияния и установления привязанности в период наступления беременности и рождения ребенка

— Может иметь место ситуация, когда ребенок родился незапланированно и родители приняли решение о том, чтобы этот ребенок появился на свет, но на тот момент не имели достаточно ресурсов, чтобы выполнять родительскую роль. В этом случае ребенок будет чувствоать свою «ненужность», ощущать, что он скорее помеха, чем радость для родителей и это свое ощущение может пронести через всю свою жизнь, попадая в ситуации, когда он уже в других условиях и социальных условиях будет чувстовать себя также, как когда то в родительской семье

— Очень часто ребенок выполняет родительскую роль по отношению к сиблингам(братья, сестры) в возрасте, когда он к этому психологически не готов, и не может справиться с ответственностью, которая с этим сопряжена. В этом случае, ощущение смутного нежелания соприкасаться с этим чувством ответственности, с которым он был когда то не в в состоянии справиться, может стать одной из причин неосознаваемого нежелания становиться родителем

— Ребенок рядом с родителем не смог пройти и завершить какой то важный этап развития, например сепарацию. Он может находится в сильном слиянии с родителем уже во взрослой жизни, при этом тяготиться вмешательством излишним контролем или давлением со стороны родителя(ей), но не иметь сил отделиться, выстроить личные границы в отношениях, бессознательно он будет проецировать эту свою неразрешенную ситуацию на будущего ребенка и бояться ее повторения в его жизни. В этом случае, неосознаваемое желание будет звучать так: «Не хочу, чтобы мой ребенок переживал то, что я переживаю сейчас в своих взаимоотношениях с родителями».

Подведу итог статьи, в работе с психологическими аспектами ненаступления беременности, бесплодия мы работаем в первую очередь с клиентской историей, которая связана с незавершенными ситуациями из его детства, его страхами, сомнениями и неуверенностью, связанной с его готовностью к родительской роли.
Так, как эти причины часто бывают вытеснены, а на поверхности бывает только желание женщины иметь ребенка и невозможность при этом забеременеть, в этих случаях я рекомендую работу со специалистом, потому что человек не всегда осознает эти причины и не всегда бывает готов в одиночку их выявить.

 

********************************************************************************Запись на индивидуальные сессии

Введение в Исцеление Воспоминанием( Recall Healing). Жильбер Рено

Введение в Исцеление Воспоминанием( Recall Healing). Жильбер Рено

Перевод Олег Матвеев

********************************************************************************

Я- клинический психолог со специализацией по системной психосоматической терапия RECALL HEALING.

Мои статьи по работе  в этом методе можно прочитать здесь:

1.ПОИСК ПРИЧИН ЗАБОЛЕВАНИЙ С ПОМОЩЬЮ ТРАНСОВЫХ ТЕХНИК В ПРАКТИКЕ RECALL HEALING

2.Исследование влияния фазы программирования и  генеалогического древа на судьбу  и здоровье человека в практике Recall Healing.

Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: анкета .  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно .

 

  Запись на индивидуальные сессии

Химическая зависимость: зачем нужен психолог

Химическая зависимость: зачем нужен психолог

Елена Макарушина

Многие люди, употребляющие алкоголь или наркотики признаются, что используют вещества, чтобы пережить новые яркие впечатления, испытать эйфорию или адреналин, забыть о проблемах, почувствовать себя увереннее, веселее, успешнее, свободнее. И главное — не нужно прилагать к этому никаких усилий. Стоит только употребить, и как по мановению волшебной палочки мир вокруг преображается.

Похоже на рекламу эликсира от всех бед, не так ли? Но, ровно в тот момент, когда вы начинаете нуждаться в веществах, как в целебном эликсире, на вас незаметно начинают захлопываться кандалы зависимости.

Вы можете сказать «это не про меня!», «я держу всё под контролем!», «если бы я хотел, я бы мог бросить в любой момент!». И вы можете быть абсолютно правы! Но обычно сам зависимый не осознаёт своей проблемы.

Что мешает человеку увидеть, что он зависим?

Зависимость – это болезнь, для которой характерна целая система бессознательных защит:

Человек может объяснять употребление несправедливостью жизни, глупостью начальства, непониманием близких или болезнью родителей. «Невозможно работать таксистом и не колоться», «она меня достала, вот я и выпил». Такой механизм оправдания называется проекцией. Он помогает зависимому снять с себя ответственность за свои действия и перенести на окружающих.

Так же для зависимого характерно сравнение. Он смотрит по сторонам и делает заключение, что есть такая проблема, как алкоголизм или наркомания, но…не у него, а у других. «Я пью всего лишь пиво по паре-тройке бутылок в день, а Витя – водку. Это его надо лечить», «я курю травку, а Петя колется. Это он наркоман. А я – ценитель», «Маша – наркоманка, я всего лишь алкоголик. По сравнению с ней у меня нет проблем».

«Когда у меня будет хорошая работа, партнёр, дети, деньги, дом, машина…., я брошу». Так говорят зависимые, которые защищают себя от признания своей болезни с помощью фантазирования. Если зависимый получает вожделенное, он, как правило, легко забывает о своих обещаниях.

Есть и ещё один инструмент в защитном арсенале зависимого – рационализация. «Бокал вина улучшает пищеварение», «марихуана растёт на земле, в ней нет «химии», значит она полезна». Так зависимый использует частичные или сомнительные теоретические сведения для оправдания своего употребления.

Зависимый как правило пребывает в иллюзии о том, что может контролировать употребление и остановиться в любой момент. Иллюзия контроля развивается, когда зависимому удается удержаться от употребления на некоторое время. «Раз вчера получилось выпить рюмку, а не бутылку, значит я могу всё держать под контролем» — говорит себе алкоголик и напивается со спокойной совестью за вчера и за сегодня. Парадокс в том, что уверенность в возможности выбора – употреблять или нет, заставляет зависимого продолжать употреблять, не замечая, как болезнь им управляет.

Зависимость — кто это?

Существуют стереотипы о том, что химически зависимыми становятся только слабовольные, невоспитанные бездельники, которые не хотят справляться со своей прихотью. Некоторые религиозные люди даже считают таких людей одержимыми демонами. Однако, это не так. Химическая зависимость – это заболевание, официально зарегистрированное в Международной Классификации Болезней.

Предрасположенность к зависимости может возникнуть задолго до первого употребления. По различным причинам человек, склонный к алкоголизму или наркомании, не имеет достаточного позитивного жизненного опыта, ресурсов и представления о том, как решать свои проблемы, строить по-настоящему близкие отношения, быть счастливыми в трезвом состоянии. Его представление о себе и мире могут сильно искажать негативные установки, полученные в деструктивной родительской семье – «никому нельзя доверять», «мир несправедлив и враждебен», «я не достоин любви», «за всё хорошее придётся платить страданиями», «от меня одни проблемы, лучше бы меня не было» и т.д.

Такому человеку в силу его особенностей трезвая жизнь причиняет боль, именно поэтому в начале употребления он чувствует себя так, как будто наконец получил свободу. Теперь он может контролировать своё состояние – по желанию выключать гнев, обиду, страх, боль, чувство вины, ощущение безнадёжности, внутреннего одиночества.

При регулярном употреблении алкоголь или наркотик становятся жизненно необходим зависимому для того, чтобы работать, отдыхать, заниматься сексом, просыпаться утром или засыпать ночью. Все его мысли концентрируются вокруг вещества – как достать, употребить и найти способы достать ещё. Всё остальное отходит на второй план. В разговоре с родственниками или независимыми друзьями он вынужден постоянно испытывать напряжение и вину, преуменьшая количество или отрицая сам факт употребления. Постепенно зависимый полностью теряет контакт с внешним миром и отдаляется ото всех, кроме «коллег» по употреблению. Близких он может использовать только в качестве денежного источника, с помощью которого покупает вещества.

Болезнь постоянно прогрессирует и если её вовремя не остановить, зависимого ждут серьезные проблемы со здоровьем, законом, и в итоге – безумие или преждевременная смерть.

Можно ли вылечиться от химической зависимости?

За свою практику я не раз наблюдала случаи, когда попытки родственников помочь зависимому заканчивались причинением вреда. Кто-то учил алкоголика пить контролируемо, кто-то считал, что решит проблему, переведя наркомана на алкоголь, некоторые родители настолько боялись, что их дети умрут от «ломки», что регулярно спонсировали их употребление, другие без предупреждения врывались в дома своих уже выздоравливающих детей с проверками, недоверием провоцируя желание сорваться.

Зависимость – это прогрессирующее смертельное заболевание, и поэтому важно, чтобы зависимый мог обратиться за помощью к тем, кто компетентен в этом вопросе: в 12-и шаговые сообщества, к наркологам и психологам, специализирующимся на работе с такими клиентами.

Вылечить химическую зависимость окончательно – невозможно. Это означает, что зависимый никогда не сможет вернуться к контролируемому употреблению. Но он может научиться жить полноценной жизнью без веществ.

Зачем зависимому нужен психолог?

Работа с психологом помогает зависимому:

  • Обойти защиты и отрицание и увидеть свою проблему;
  • Проанализировать свои попытки контролировать употребление и признать, что контроль больше невозможен;
  • Принять, что помимо него и его воли есть некие неподвластные ему силы – другие люди, обстоятельства, для верующих это может быть Бог. Это помогает зависимому выйти из эгоцентрической иллюзии «я — центр вселенной», примириться с реальностью. Зависимый учится смиряться с тем, что не все события и люди должны соответствовать его ожиданиям, но поскольку он не всевластен, ему необходима помощь извне;
  • Получать понимание и эмоциональную поддержку без осуждения, которая позволяет зависимому увидеть, что его, наконец, принимают без условий, что он больше не обречён оставаться в одиночестве со своей проблемой,
  • Смириться с утратой веществ;
  • Узнать и начать применять техники работы с тягой;
  • Выявить негативные установки, мешающие быть в гармонии с собой и миром, изменить их на позитивные;
  • Справиться со страхом близости, научиться строить отношения с людьми, основанные на честности;
  • Слышать и удовлетворять свои потребности, а не глушить их веществами;
  • Научиться чувствовать себя счастливым и свободным «здесь и сейчас» в абсолютно трезвом состоянии, жить полноценной жизнью.

В качестве иллюстрации приведу историю одного из выздоравливающих зависимых:

«Несколько лет я считал себя наркоманом по выбору. Я был уверен, что могу бросить в любой момент, как только мне это перестанет нравиться. Но дело в том, что мне продолжали нравиться наркотики даже когда я потерял работу, жену, когда со мной перестали общаться родители и старые друзья. У меня бывали передозы, но как только я приходил в себя, я снова звонил барыге. Я принимал решение бросить несколько раз и каждый раз мне удавалось договориться с собой, что мне это пока не надо.

В итоге родители устроили меня в наркологическую клинику. Находясь там, я начал ходить на группы для зависимых и после выписки — к психологу. Я остаюсь чистым уже 2 года. Раньше я не мог продержаться и дня. Когда я вспоминаю, каким я был «до», я чувствую огромную благодарность за то, что мне выпал шанс жить по-новому. Я восстановил отношения с родителями. Они учатся заново доверять и очень поддерживают меня. Я начал работать в реабилитационном центре, делюсь своим опытом и знаниями, помогаю таким же, как я. Бывшая жена начала доверять мне и позволяет видеться с дочерью. У меня появились друзья, поддерживающие мою трезвость. Занятия с психологом очень помогли мне. Когда я только начал выздоравливать, я признался, что боюсь, в чистоте мне никогда не будет лучше, чем «под кайфом». И услышал в ответ: «Вернуться туда ты всегда успеешь. Почему бы не попробовать по-другому? Реальная жизнь может быть ещё лучше». На сегодня я убедился, что жизнь без наркотика действительно может быть во много раз лучше и ярче. И главное, она настоящая».

Как видите, химическая зависимость – не смертельный приговор. Прекратить употребление может каждый. Главное – желание и правильный подход к этой проблеме.

******************************************************************************

Метод QHS представляет уникальную возможность  полностью проработать проблемы  любой  зависимости, в том числе и любовной ,исцелить травмы , лежащие в их основе, как  на телесном  уровне ,так и на уровне психики, восстановить  нормальную выработку и  баланс нейромедиаторов и стрессоустойчивость . 

 Запись на индивидуальные сессии

Самое время. Названы лучшие годы жизни для здоровья, ума, счастья и секса

Самое время. Названы лучшие годы жизни для здоровья, ума, счастья и секса

«Самое ценное время – молодость», «В 40 лет жизнь только начинается», «Старость – не радость», «60 – это новые 30»… Какие из этих афоризмов кажутся вам верными? Некоторые звучат очень оптимистично, но как бы мы ими ни утешались, никому не хочется стареть. А так ли это плохо? И правда ли, что в возрастом у нас остается все меньше преимуществ?

Чтобы это выяснить, журналисты BBC Future обратились к науке и оказались… приятно удивлены данными медицинских исследований.

Физическая выносливость

Пиковый возраст для активности, требующей коротких и резких всплесков энергии (к примеру, стометровка, толкание ядра, метание копья), – 20-25 лет. Позже уже наблюдается быстрый спад. По той же причине недолог профессиональный век футболистов.

Но зато возраст не такая уж помеха для изнурительных длинных дистанций, например, для марафонов на 100 и даже 1000 километров. Спад начинается только где-то после 40 лет и происходит плавно. Так что если поддерживать себя в форме, то и в 70 лет можно участвовать в триатлоне (велогонка, бег и плавание)!

Мозговая активность

На первый взгляд, картина не такая радужная. После 20 лет память уже не та, что прежде. Способность запоминать большие объемы информации начинается снижаться уже после школы. Рабочая память (способность держать в уме фрагменты информации, необходимые для решения сиюминутных задач) служит нам дольше, но тоже постепенно ослабевает после 40 лет.

Пик креативности тоже приходится на 40 лет – большинство открытий, удостоенных Нобелевской премии, были сделаны учеными примерно в этом возрасте. Наконец, после 50 начинает сокращаться объем белого вещества головного мозга, которое играет важную роль в процессе обучения. В конце концов мозг в целом замедляет свою работу.

Однако, не все так плохо, если взглянуть на следующий пункт.

Знания

Пусть запоминать стало чуть труднее, зато кое-что другое с возрастом совершенствуется. К примеру, в 50 лет мы куда лучше понимаем прочитанное и производим арифметические расчеты, чем в юности. Тогда же мы можем похвастать общим уровнем накопленных знаний, который в этом возрасте достигает пика.

Также с возрастом к нам приходит умение разбираться в людях и наилучшим образом выстраивать отношения с ними. Словом, наши мыслительные способности чередуются волнами: проходит одна – наступает другая. Нет такого возраста, когда человек был бы в наилучшей форме со всех сторон. У каждой поры есть свои преимущества.

Даже когда ваша сексуальная активность идет на спад, появляется нечто более ценное…

Удовлетворенность жизнью

Вопреки стереотипу, что самые яркие сексуальные приключения мы переживаем только в ранней молодости, реальные исследования показывают, что по-настоящему качественный секс и острые чувства становятся доступны позже.

К тому же сексуальное желание, как и активность, начинают снижаться только после 50-55 лет, и то не сразу. Здоровый мужчина вполне может рассчитывать еще как минимум на 15 лет регулярной половой жизни, женщина – на 10 лет с лишним.

И самое важное. Когда ваше либидо лет в 70 стремится к нулю, то парадоксальным образом возрастает страсть к самой жизни! Может, это из-за того, что после стольких лет борьбы и суеты мы, наконец, находим идеальный баланс?

«Эликсир молодости»

Получается, каждый возраст может быть по-своему счастливым, и это радует. Но что особенно вдохновляет, так это возможность дольше сохранять свои лучшие способности. Физическая активность, например, укрепляет не только здоровье, но и слабеющую память. А также как минимум на 5 лет продлевает сексуальную жизнь. Так что в этом смысле здоровый образ жизни – настоящий эликсир молодости!

Г.Хорн: Шесть этапов развития ребенка в зеркале символдрамы

Г.Хорн: Шесть этапов развития ребенка в зеркале символдрамы

 

ЭТАП ПЕРВЫЙ — ФАЗА ШИЗОИДНОСТИ

 

Психика ребенка развивается ритмически. Стремление к единению с матерью сменяется стремлением к разъединению (рис. 1). С ростом физических свобод, обусловленных развитием ребенка, увеличиваются возможности направлять вовне психическую активность.

схема Г.Хорна
Рис. 1

 

Как это ни звучит парадоксально, но во время внутриутробного развития человек субъективно переживает максимальное единение с окружающим миром. Весь мир кажется ему продолжением его самого.

После рождения новорожденный получает больше физических свобод по сравнению с внутриутробным периодом жизни. Это дает возможность и определенные предпосылки для возникновения нормальной и закономерной шизоидности — расщепления и разъединения. Младенец переживает множество противоречивых ощущений, то есть он ощущает тепло, холод, твердость, слышит различные звуки. Все это в значительной степени отличается от тех ощущений, с которыми он был знаком во внутриутробном периоде. Необходимость дифференциации широкой гаммы новых чувств усиливает разъединительные тенденции в психике ребенка, что обычно приводит к шизоидному расщеплению.

Многие ученые считают, что в эмбриологическом развитии у человека отделение ребенка от матери происходит слишком рано, хотя это и обусловлено биологически (рост головного мозга и трудность прохождения по родовым путям; способность к прямохождению). После рождения ребенок находится вне матери, далеко от нее, но именно дистанцирование и отстраненность характерны для шизоидности.

Существует определенная связь между шизоидностью и травмой рождения. Ребенок, выталкиваемый из лона матери, испытывает сильнейший страх, который в последующие годы жизни переживается как экзистенциальный. Рождение, приход ребенка в мир переживаются как смерть для внутриутробной жизни. Угроза существованию ребенка актуальна в случае попытки абортов (или, говоря строго, даже в случае острого желания не иметь ребенка). Угроза существованию ребенка становится актуальной в случае мертворождения или смерти матери во время родов. Поэтому можно говорить об определенной связи переживания процесса рождения и характерного для шизоидности страха смерти. При угрозе жизни взрослого человека (изнасилование, нападение) эти страхи реактивируются.

Шизоидная структура личности особенно характерна для лиц, которые недополучили в первые месяцы жизни эмоционального тепла во взаимоотношениях с матерью, и которым недоставало контакта «глаза в глаза», «кожа к коже». Блокировка тактильного и эмоционального контакта приводит к тому, что ребенку нужно подолгу находиться одному в кроватке и играть с неживыми предметами (погремушками, куклами), которые справедливо рассматриваются как заменители матери. Но, с другой стороны, благодаря детским переживаниям, связанным с дистанцированностью от матери и общением с неживыми предметами, у человека в дальнейшем развивается  возможность для интеллектуального развития как своеобразная компенсация.

Взрослые здоровые люди с сильной долей шизоидного радикала в структуре личности — это, как правило, люди творческие, потому что ранняя дистанцированность, закрепленная в первые месяцы жизни, позволяет им создавать, творить, быть работоспособными. Можно даже сказать, что наличие шизоидного радикала в структуре личности — обязательное условие для инженерного искусства и развития научно-технического прогресса, так как люди такого склада привыкли эмоционально абстрагироваться от объекта и манипулировать с абстрактными формулами и отношениями. Для шизоидов обычно характерен интеллектуальный подход к жизни. Они любят уединение, в котором можно спокойно конструировать свои идеи. Диапазон приложения их интеллекта огромен. Они могут в равной степени быть заинтересованы как в создании атомной бомбы, так и предметов домашнего обихода. Часто у них наблюдается особый взгляд: печальный или отчужденный, отсутствующий, критикующий-проверяющий. В особых случаях в этом взгляде можно увидеть фанатичность, охваченность какой-либо идеей)

Для людей шизоидного склада с тенденцией к отстраненности, дистанцированности, расщеплению «эмоционального» от «интеллектуального» характерна способность к произвольному реагированию. Современный человек в отличие от своих далеких животных предков может произвольно выбирать способ действия, а не действовать инстинктивно. Благодаря интеллекту человек может развиваться как в продуктивную сторону, так и доходить до извращений.

Переход от инстинктивного поведения к интеллектуальному регулированию своих действий не бывает одномоментным. Для современного общества характерна большая свобода, чем для более ранних общественных форм. В развитии человечества огромную роль играли традиции. Так, многие столетия существовала культура вступления в брак, ведения войны, обрабатывания земли. Эти традиции передавались из поколения в поколение. Уйти от традиционного стереотипа было нельзя, так как он давал ощущение защищенности. Ему приписывались мистические свойства. Нарушение ритуала рассматривалось как потеря стабильности.

Современное общество предоставляет больше свобод, но не всегда дает ощущение защищенности и надежности. Свобода дается дорого — она часто сопровождается страхом одиночества, незащищенности. Страхи усиливаются в том числе и из-за потери традиций. Ритуалы общения с ребенком — надежный инструмент для преодоления этих страхов.

В структуре личности людей, склонных к аутизму (погружение в мир внутренних переживаний), большую долю составляет шизоидность.Чтобы выжить, шизоиду надо находиться «сверху». Позиция «сверху» символизирует успешность и силу. У шизоидных личностей есть склонность повсюду добиваться максимальных достижений и успеха. Шизоиды строят огромные башни, которые часто заваливаются, но они их снова строят, подобно мифу о Сизифе. В общественной жизни они развивают такие идеологии, при помощи которых хотят господствовать над другими людьми подобно тому, как когда-то они хотели господствовать над матерью. Более того, по механизму сверхкомпенсации фрустрированной потребности властвовать над сверхконтролирующей матерью возникает потребность быть властелином мира. Некоторым шизоидам это удается, тогда они становятся тиранами человечества. Когда шизоиды достигают руководящих должностей, они практически не испытывают сострадания, они могут руководить и принимать решения на безличном уровне, не принимая во внимание «человеческий» фактор. С большой долей уверенности можно сказать, что сможет ли шизоид достичь в своей карьере руководящей должности, зависит от того, как проходило его развитие на анальной и латентной стадиях. На анальной стадии он должен был научиться добиваться своего, проникать, пробиваться. На латентной стадии шизоид должен был получить необходимые знания, то есть различать «правильное» и «неправильное».

Чем тяжелее шизоидные нарушения, тем сложнее человеку любить самого себя. Такие люди обычно не испытывают гнет страдания, у них нет внутренней потребности выговориться, рассказывая другому человеку о своих проблемах. Замкнутый в себе шизоид воспринимает мир отчужденно.

Шизоидность имеет не только негативные проявления. Есть и так называемая «здоровая шизоидность». Решая экзистенциальные вопросы жизни и смерти, мы неизбежно сталкиваемся с проблемами шизоидности. Можно предположить, что ассоциативная память бессознательно возвращает нас к моменту нашего появления на свет, то есть экзистенциальное знание существует в глубинах нашей психики. При этом позитивная сторона шизоидности — способность сознательного расщепления внутри себя, что позволяет посмотреть на себя как бы со стороны.

Различают первичную и вторичную шизоидность. Первичную шизоидность обуславливают эмоциональные фрустрации первых месяцев жизни. Например, если ребенка окружают комфортные условия, но в какой-то момент мать его покидает. И если эта разлука продлится не более нескольких часов, то после возвращения матери комфорт в ее отношениях с ребенком восстанавливается. Если же мать возвращается лишь через много дней, то это станет сильным фрустрационным опытом для ребенка. Ребенок замыкается, ведет себя отстраненно. Можно сказать, что в этом проявляется первичная шизоидность.

Вторичная шизоидность наступает после психической тяжелой травмы в более позднем возрасте. В этом состоянии развитие ребенка находится под угрозой. Происходит скачкообразная регрессия на уровень первичной шизоидности. У взрослого человека в экстремальных ситуациях (изнасилование, похищение и пр.) реактивируется экзистенциальный страх за жизнь, который ребенок уже переживал при рождении.

Исследования младенческого возраста показали, что первичная шизоидность преодолевается в ходе нормального развития, если перестают действовать те причины, которые ее вызвали. При вторичной шизоидности показано проведение длительной психотерапии, но, к сожалению, даже и в этом случае достаточно трудно достичь положительного результата.

Связаны ли между собой психосоматические заболевания и шизоидность? Своими корнями психосоматические нарушения часто уходят в самые ранние этапы детства. Примером может служить бронхиальная астма, этимология которой до сих пор не ясна. Существует гипотеза, согласно которой причина бронхиальной астмы — гиперопекающая, сверхвнимательная мать, делающая ребенка объектом своих желаний. Проблемы своего ребенка она принимает настолько близко, что как бы «не оставляет воздуха» своему ребенку, не оставляет ему пространство для самостоятельной жизни. Агрессивные чувства такой матери до такой степени заблокированы, что ее любовь к ребенку становится удушающей. Дыхание рассматривается как первый и наиболее жизненно важный «орган», ответственный за выживание человека. Таким образом закладывается предпосылка для последующего развития бронхиальной астмы.

Дифференциацию между психосоматическими заболеваниями и шизоидностью можно провести по критерию произвольности. В симптомах шизоидных проявлений большая доля в выборе формы страдания произвольна (крик до судорог; битье головой о стену; навязчивая идея похудеть; саморазрушение, которое может проявляться в нанесении татуировок, ношении колец в теле; суицидальные наклонности; аутизм и т. д.). При психосоматических заболеваниях активность принадлежит родителям, т. е. ребенок с психосоматическими симптомами, прежде всего, вызывает эмоциональные переживания у самой матери и активную реакцию для оказания помощи. И в случае шизоидности, и в случае психосоматического заболевания нарушена коммуникация матери и ребенка, но шизоидность вызывается отстраненностью матери, а психосоматические нарушения обусловлены, чаще всего, настойчивым желанием матери помочь ребенку.

 

В ходе психотерапии по методу символдрамы шизоидные установки у пациентов могут проявляться в следующих пятнадцати основных формах:

1.   Способность к представлению образов у шизоидов в разной степени затруднена или даже может вообще практически отсутствовать.

2.   Предложение лечь на кушетку для представления образов рассматривается шизоидами как угроза, т.к. недополучившие материнскую заботу шизоиды воспринимают такое предложение как попытку близости, которой они боятся. Известно, что шизоиды боятся как физической, так и эмоциональной близости. Тело во время представления образов напряжено, проявляется беспокойство.

3.   Шизоидам трудно закрыть глаза для представления образов, а психотерапевту трудно «вести» их по образу. Движение по образу может быть хаотичным. Ребенок-шизоид часто сам автономно движется в образе, он «смотрит» на образы как бы со стороны, извне.

4.   Человек с шизоидной структурой личности «видит» себя в образе отстраненно, эмоционально не вовлекаясь или воспринимает себя парящим, расплывшимся.

5.   Часто бывает скачкообразная смена образов.

6.   У пациентов-шизоидов возникает много самопроизвольных и труднопреодолимых страхов. Шизоид может переживать возбужденное состояние, вызванное страхами, как ответную реакцию на неуправляемые приступы тревоги.

7.   В образах шизоидов доминирует появление органов дистантного восприятия, таких как глаза, уши (или шизоид представляет лица, «рожи»), т. к. шизоид получал мало информации через контакт «кожа к коже», и информация преимущественно ранее поступала с помощью зрения и слуха.

8.   Для рисунков шизоидов также характерны большие глаза и уши. Часто присутствует расщепление на черное и белое, что свидетельствует об экзистенциальной проблематике страха смерти.

9.   Образы шизоидов часто абстрактны, формы нечеткие.

10. У пациентов-шизоидов могут быть растекающиеся образы без границ с нечеткими формами.

11. Иногда вместо представления образов перед внутренним взором пациента-шизоида возникает пустота либо все черное.

12. В образах шизоидов часто появляются признаки смерти, например, скелеты. Переживаются экстремальные состояния, близкие к смерти (например, падение в пропасть).

13. На рисунках шизоидов часто бывает изображена только одна часть тела, т. к. шизоиды обычно могут концентрироваться только на чем-то одном.

14. В образах шизоидов часто появляются сексуальные и садомазохистские темы (часто фрагментированно направленные только на какую-то одну часть тела, например, на ногу или руку).

15. Рисуя, шизоиды часто избегают использования цвета, т.к. он символизирует эмоциональность.

 

Шизоидность никогда не встречается в чистом виде. Ее проявления сочетаются с проявлением других радикалов личности.

 

ЭТАП ВТОРОЙ — ФАЗА ДЕПРЕССИВНОСТИ

 

Шизоидная фаза в развитии младенца в норме сменяется депрессивной. Для благополучного развития этой стадии необходимы три условия:

  •  эмоциональная теплота;
  •  константность;
  •  ритм.

Если ребенок получает достаточно внимания к себе на всех трех уровнях, то он достигает наибольшей эмоциональной близости с матерью, наступающей после эмоциональной отстраненности и дистанцированности на шизоидной стадии. Исследования младенческого возраста показывают, что младенцу приятно ощущать границу между собой и матерью. В то же время на депрессивной фазе развития младенец стремится возвратиться к особой близости с матерью, становясь опять «большим и великим» вместе с нею.

Под эмоциональной теплотой понимается принимающее, радостное, приветливое чувство матери по отношению к ребенку. Нет ничего хуже для развития личности ребенка, чем разрыв эмоциональных отношений с матерью на первом году жизни.

Константность означает, что ребенка окружают одни и те же взрослые, его родители, поведение которых мало изменяется. Константность — это постоянное окружение, отсутствие переездов. Очень важно, чтобы близкие, в особенности мать не меняли свое поведение по отношению к ребенку вне зависимости от своего эмоционального состояния. Константность формирует базовое доверие к миру.

Значение ритма для развития ребенка часто недооценивается. Многие последующие проблемы связаны с нарушением ритма на первом году жизни ребенка. Ритм, в частности, проявляется в режиме, когда в определенное время младенца кормят, пеленают, укладывают спать. Тогда ощущение времени ритмизируется. К сожалению, нередко ребенка кормят насильно, когда он кричит или когда у мамы для этого есть время. Считается, что особенно багоприятно для психического развития младенца осуществлять кормление с определенным ритмом. Тогда ребенок знает, что мама обязательно придет и покормит его. Это создает ощущение спокойствия и надежности, что развивает чувство времени. Раньше ритм поддерживали и религиозные ритуалы, совместные молитвы, праздники, традиции. В современном мире большинство традиционных ритуалов в основном утрачено. В результате современные дети не получают необходимого ритма в жизни. Сейчас становится все больше гиперактивных детей. Для того, чтобы сформировать у детей чувство ритма, необходимо возвращение части ритуалов. Например, совместная домашняя молитва вместе с детьми могла бы стать упражнением на спокойствие. Рассказ или чтение религиозных историй и преданий может стать направленной имагинацией. Но нельзя допускать, чтобы религия превратилась в дрессировку, она должна быть частью культуры.

Депрессивная фаза переживается ребенком на оральной стадии развития, ведущая эрогенная зона которой — это слизистая оболочка рта. Но не только рот играет ведущую роль на депрессивной фазе оральной стадии. Важнейшее значение на этом этапе отводится возможности воспринимать мир глазами. Окружающие предметы воспринимаются как уникальные, единственные, подобно тому, как маленький ребенок с восторгом рассматривает картинки в книжке: «Вот дом! Вот собака!» На оральной стадии дети говорят испуганно, оправдываются, мало двигаются, занимают позу ожидания, выражают готовность что-нибудь сделать.

В психотерапии по методу символдрамы у пациентов с преобладающим депрессивным радикалом личности наблюдаются характерные особенности в представлении образов. Речь обычно монотонная. Образы идеалистические, в них нет никакого зла (конфликт проецируется вовне, за пределы образа). В реальности отношения с матерью могут быть проблемными, но в образе ребенок с преобладающим депрессивным радикалом личности воспринимает ее как «хорошую». Для таких пациентов рекомендуется предлагать такие мотивы представления образов, которые символизируют состояние защищенности. Эти образы вызывают сильные чувства, в них много красок, пациент обычно в них «ест», т. к. в образе «много еды». Когда ребенок с преобладающим орально-нарциссическим радикалом личности рисует, ему зачастую нужно много места для рисунка. Поэтому на рисунке часто бывает представлен только один объект, но сильно увеличенный. Если в образе появляются два человека, то они практически не взаимодействуют. Пациенты с преобладающим депрессивным радикалом личности представляют образы легко, они обычно «послушны», такого ребенка легко вести по образу. Но в отличие от детей с другими особенностями личности дети с депрессивной структурой личности не очень спонтанны, не проявляют инициативу. Когда такие дети что-то говорят, им необходимо давать подтверждение, поддерживать их. Им нужно все время что-то предлагать: «Не хочешь ли ты сделать то-то?» Дифференцированное описание встречающихся в образе лиц обычно происходит много позже — лишь тогда, когда такие дети достигают пубертата.

 

ЭТАП ТРЕТИЙ — АНАЛЬНАЯ ФАЗА

 

Примерно с одного года до трех лет ребенок переживает анальную стадию психосексуального развития, на которой формируется анально-навязчивый радикал личности. На этом этапе проявления шизоидной расщепленности, характерные для предшествующей фазы развития отходят как бы на второй план, хотя и не уходят полностью, а лишь преобразуются: происходит разделение на «плохое» и «хорошее». На анальной стадии важно, чтобы ребенок четко стоял на ногах. Двухлетний ребенок умеет ходить, знает тяжесть своего тела, знает, где находится «верх» и «низ». Это умение ориентироваться в пространстве распространяется на социальные переживания. Так как ребенок уже научился ощущать себя в окружающем мире, у него возникает потребность разобраться в социальных ролях окружающих его людей. Возникает вопрос о «вожаке стаи», о главе семьи. «Могу ли я ему противостоять?» — как бы задает себе вопрос ребенок. Наступает «троц-фаза» — фаза протеста.

При нормальном развитии «фаза протеста» через некоторое время сама по себе проходит. Однако слишком жесткое, слишком строгое, ригидное и консервативное воспитание «ломает» ребенка в этот период, делает его сверхпослушным, сверхприспособленным, подавляет его собственную активность. Сейчас известно, что это небезопасно для развития ребенка. Безинициативность, пассивность и даже задержки в интеллектуальном развитии могут быть связаны с излишне жестким воспитанием и чрезмерными ограничениями на анальной стадии развития.

Если на анальной стадии психосексуального развития ребенок решается на проявление агрессии, а взрослые его в этом жестко ограничивают, ругают и наказывают, то потом ребенок может испытывать сильное чувство вины. В это время ребенку требуется гораздо больше любви и внимания со стороны матери и других значимых взрослых, чем обычно.

Как уже упоминалось, на анальной фазе начинается дифференциация в понятиях ребенка на «плохое» и «хорошее». «Плохое» выталкивается вовне подобно тому, как выталкивается из организма кал. При этом включаются мышцы-сфинктеры, служащие для контроля за выделительной функцией. Процесс пищеварения и даже выделения кала у ребенка происходит на неосознанном уровне. Ребенок не осознает, что все, что он заглатывает, переваривается в однообразную массу. Если происходит фиксация и застревание на анальной фазе, то у ребенка развивается тенденция делать все одинаково и много.

На этой стадии дети любят играть с водой и песком. Ребенок с преобладающим анально-навязчивым радикалом в структуре личности, впрочем, так же, как и шизоидный ребенок, играя с песком, проявляет тенденцию «все выше, все больше». В экстренных случаях подобная тенденция развивается в навязчивое стремление: получать все больше материальных благ, посредством которых можно занимать все более высокое социальное положение.

В социальном плане ребенок уже способен «отграничиться», то есть воспринимать себя как отдельную личность. Анальные тенденции включаются в дальнейшем в проблему авторитета, начинается выяснение отношений в семье. Это время приучения к опрятности и порядку, но если за какую-либо неопрятность подвергать детей чрезмерному наказанию, могут возникнуть садо-мазохистские тенденции в психике ребенка. Насилие над ребенком, жестокость наказания приводит к ранней сексуализации: развиваются анально-садистистический эротизм или анально-пассивная установка.

Именно в этот период времени ребенок учится говорить. Психоаналитики считают, что еще на первом году жизни в нашей психике образуются интроекты — внутренние образы внешних объектов. Внутренние символы появляются с 18-месячного возраста. Но в современном психоанализе существует и другая точка зрения. Последние исследования младенцев показали, что малыши многие вещи могут делать гораздо лучше, чем нам раньше представлялось. Но символической памяти у них все же еще нет.

Очень важные данные приводит известный немецкий исследователь Мартин Дорнес в своей книге «Компетентный младенец». Он пишет, что если мама во время беременности громко читала сказку, ребенок ее узнает после рождения, он интенсивнее и с большим удовольствием сосет соску. Это доказывает, что и в столь раннем возрасте уже существует память на узнавание, и ребенок в отсутствии матери удерживает ее образ. Сказка ассоциативно связана с мамой, и поэтому у ребенка увеличивается активность при сосании соски. Ребенок обращается к интроецированному материнскому образу. В глубинах нашей психики хранятся переживания, связанные с рождением. В психотерапии по методу символдрамы они часто проявляются в образах «пещера» и «дупло».

На анальных тенденциях в характере базируется развитие структуры «Сверх-Я» и способности к вытеснению. Ребенок усваивает, что можно и что нельзя, что нужно в себе контролировать, а чего нужно стесняться и прятать от окружающих. Ребенок учится вытеснять запретные желания. Анальные тенденции могут проявляться как в навязчивой структуре характера, так и, наоборот, в эмоциональной неустойчивости. Нередко наблюдается «выстреливающая» агрессия. Можно провести определенную аналогию между навязчивостью в характере и взрывом агрессии, с одной стороны, и характерным для анальной стадии психосексуального развития получением удовольствия от удержания экскрементов и от резкого освобождения от них, с другой стороны.

Для анальной фазы характерно, что ребенок осознает запрет и наказания. Это первая социализация и, в то же время, первая манипуляция взрослыми со стороны ребенка, первое сознательное контролирование своих действий.

В ходе психотерапии по методу символдрамы установки анальной стадии психосексуального развития у пациентов могут проявляться следующим образом. Во время сеанса психотерапии ребенок с анально-навязчивой структурой личности может выражать свои желания в такой форме: «Я не хочу об этом говорить». Он может спрашивать: «А это нужно?» Иногда такие дети могут отказываться закрывать глаза для представления образов. В этом проявляется действие шизоидного радикала в структуре личности. Когда дети с фиксацией на анальной стадии развития представляют образы, они, как правило, активны, показывают силу, инициативны, легко выигрывают. Наряду с этим вокруг них часто появляется грязь. Если сложилась анально-навязчивая структура личности, то все образы будут идеально правильными и чистыми. Иногда в образах могут появляться заборы, символизирующие то, что проход запрещен. Это соответствует внутренним запретам в осуществлении анальных желаний. В стандартном мотиве «луг» представляемый образ часто заболочен. В связи с тем, что на анальной стадии начинает формироваться структура «Сверх-Я», в образах, которые представляют дети с фиксацией на анальной фазе психосексуального развития, появляются символы сверхавторитетов (тучи, гроза, гром, выражающие недовольство папы или мамы). У пациентов с явно выраженным анальным характером в представляемых образах нередко появляется золото, символизирующее анальные тенденции либидо как высшую ценность — удовольствие от обладания и соприкосновения с экскрементами.

 

ЭТАП ЧЕТВЕРТЫЙ — ЭДИПАЛЬНАЯ ФАЗА

 

Классический психоанализ рассматривает эдипальную фазу психосексуального развития (от 3 до 61/2лет) как кульминацию всего детского развития, оказывающую решающее воздействие на формирование характера. В то же время развитие на этом не заканчивается, оно продолжается и дальше.

З. Фрейд описывал эдипальную проблематику как универсальную, определяющую практически все человеческие конфликты и болезненные симптомы. В современном мире эдипальная симптоматика в том виде, в каком о ней говорит классический психоанализ, встречается не так часто. Современный психоанализ несколько иначе рассматривает особенности развития на эдипальной стадии. Нет ненависти к родителю противоположного пола, как это утверждал основатель психоанализа. В то же время в возрасте от 3 до 5 лет действительно резко возрастает интерес к гениталиям; появляются фантазии о женитьбе на маме или, соответственно полу ребенка, на папе; эмоциональная жизнь ребенка становится более оживленной. Будущая истероидная структура личности закладывается именно в этот период психосексуального развития. Для истероида важно, какое впечатление он производит на партнера, на противоположный пол, что соответствует основным переживаниям ребенка на эдипальной стадии развития.

Во время психотерапии по методу символдрамы истероидная структура личности проявляется в том, что образы оживленно представляются и оживленно описываются.

Фиксация на эдипальной стадии психосексуального развития может иметь некоторые негативные проявления, выраженные в характерной задержке психического развития ребенка или в переживаниях по поводу неосуществленных эдипальных желаний. В этих сучаях в процессе работы по методусимволдрамы заметно расхождение между переживаемыми образами и сопровождающими их неадекватными эмоциями. Например, пациент представляет, что сидит на скамейке и говорит при этом: «Как здесь здорово. Это просто фантастика — быть здесь». Взрослый человек может вообще «потерять дар речи», охваченный эмоциями. Чем старше человек, тем больше опасность внутренних нарушений. Это может быть компенсировано либо навязчивостью, либо через истерическую надстройку — эдипальную проблематику. Эдипальный пациент будет испытывать чувство соперничества, нежелания, чтобы у этого психотерапевта был другой пациент.

 

ЭТАП ПЯТЫЙ — ЛАТЕНТНАЯ ФАЗА

 

Эта фаза длится с 7 до 12 лет. Ребенок вступает в латентную фазу изменившимся, повзрослевшим. Он становится самостоятельным, развиваются интеллектуальные функции и память, появляется интерес к спорту.

На эдипальной стадии дети верят в Деда Мороза, в волшебство, в различные фантасмагории. На латентной фазе психосексуального развития утверждается «проверка реальности». Ребенок часто задает себе вопрос: «Так ли это?» И вообще, формула латентной фазы: «Человеку свойственно сомневаться!»

Человеку с латентной структурой личности тяжело фантазировать, зато легко играть на компьютере. Обычно на данной фазе развития дети уже знают все марки машин, начинают проявлять бульшую техническую эрудицию. Одновременно у ребенка на латентной стадии появляется потребность в доверии к авторитету или «главарю» со стороны. Нередко это бывает несколько «главарей». Основная тенденция ребенка при этом — идентифицировать себя с авторитетом.

Нередко дети сами стремятся проверить себя, стремятся испытать сильные ощущения. Например, ребенок катается в снегу, чтобы выяснить, выдержит ли он холод.

В ходе психотерапии по методу символдрамы у детей и подростков с преобладанием латентных радикалов в личности резко возрастает количество иррациональных образов. Таким детям трудно предаваться свободным образам, они представляют конкретные вещи. Всплывает все, что раньше было пережито ребенком. Психотерапевт должен дать пациенту возможность пережить эти образы полностью, чтобы потом наступили прогрессивные изменения. На латентной стадии характерным образом вновь повторяются шизоидные проблемы. На латентном уровне шизоидность проявляется в попытке понять, что «правильно», а что «неправильно». Устанавливается определенная система ценностей.

В этот период на первый план выходит настоятельное желание ребенка принадлежать группе сверстников.

 

ЭТАП ШЕСТОЙ — ПУБЕРТАТ

 

Наблюдения показывают, что в целом для мужчин более характерны фиксации на шизоидной, анальной или латентной фазах психосексуального развития. Для женщин же более характерны фиксации на оральной и эдипальной фазах психосексуального развития. Однако, начиная с подросткового возраста эти различия проявляются не так явно. Тем не менее, в целом можно говорить о том, что у мальчиков все-таки больше проявляются шизоидные тенденции в развитии личности, а у девочек — депрессивные.

В период пубертата ребенок становится для родителей как бы «чужим», во всяком случае, каким-то другим. Вызвано это значительной гормональной перестройкой. Подросток быстрее устает, чаще появляется смена настроения, большое внимание подросток начинает уделять своей внешности. Часто страдает успеваемость в школе, происходят эмоциональные срывы.

Пубертат — это время отсоединения, освобождения, сепарации от родителей.

Важно, чтобы в период пубертата девочка не спала с мальчиком в одной комнате. И вообще, у подростка в это время появляется потребность побыть одному.

Принципиальное отличие работы с подростками в ходе психотерапии по методу символдрамы от работы с детьми более младшего возраста заключается в том, что уже на первом сеансе необходимо спросить ребенка, с какой целью он пришел к психотерапевту. Основная заповедь в этот период — сформировать доверие подростка. Ребенок должен быть уверен, что родители не узнают ничего из того, что он рассказывает психотерапевту или представляет в образах. Родителей терапевт просит не обсуждать с ребенком психотерапевтические сеансы. В символдраме у подростков появляется больше иррациональных образов. Ребенок уже может лучше описать выражение лица, легче описывает чувства и может их квалифицировать. Все, что всплывает в образах, должно быть проработано в ходе аналитического обсуждения, прежде чем появляется возможность работать со следующими мотивами представления образов.

Литература

  • 1. DornesM.: Der kompetente Säugling — Die präverbale Entwicklung des Menschen. Fischer Taschenbuch Verlag, Frankfurt am Main 1993
  • 2. LeunerH., HornG., KlessmannE.: Katathymes Bilderleben mit Kindern und Jugendlichen, 3. Aufl. Reinhardt, München 1990

Перевод с немецкого Я.Л. Обухова

Как повысить уровень гормона роста в организме естественным путем

Человеческий гормон роста – один из важнейших анаболических гормонов, который стимулирует рост, восстановление и репродукцию клеток, необходимых для роста и развития организма. Вырабатывается данный гормон в гипофизе и, помимо роста организма в детстве и подростковом возрасте, оказывает значительное влияние на человека. О функциях гормона роста, последствиях его нехватки в организме estet-portal.com расскажет в данной статье, а также мы посоветуем, как повысить гормон роста естественными способами.

Какие функции выполняет гормон роста в организме?

Гормон роста регулирует температуру тела, метаболизм сахара и жира в организме, а также поддерживает нормальную функцию сердца, увеличивает синтез белков, стимулирует иммунную систему и рост всех внутренних органов, за исключением мозга.

Поскольку гормон роста стимулирует синтез белков, он также положительно сказывается на росте ногтей и волос и поддерживает хорошее состояние кожи и мышц.

Таким образом, гормон роста необходим для:

  • мышечного роста;
  • восстановления и роста организма;
  • крепкого скелета;
  • регуляции обмена веществ;
  • нормальной работы мозга;
  • здоровья сердца.

Ниже мы рассмотрим:

  • как нехватка гормона роста сказывается на организме;
  • как повысить гормон роста естественным путем.

Как нехватка гормона роста сказывается на состоянии организма?

С возрастом синтез гормона роста и коллагена снижается, в результате чего кожа теряет эластичность и упругость. Однако это наименее опасное последствие нехваткисоматотропина в организме, поскольку пониженный гормон роста у взрослого человека приводит к:

  • нарушениям сна;
  • хрупкости костей;
  • отложению жира в области живота;
  • снижению мышечной массы;
  • снижению силы и выносливости;
  • нарушениям когнитивных функций;
  • усталости;
  • устойчивости к инсулину;
  • повышению уровня вредного холестерина;
  • повышенному риску смерти от сердечно-сосудистых заболеваний.

В случае дефицита гормона роста врач после постановки диагноза назначает заместительную гормональную терапию.

Повысить уровень гормона роста можно и естественным путем – такой способ подходит в случае, если его нехватка не является опасной для здоровья.

Как повысить уровень гормона роста естественными способами?

Чтобы повысить гормон роста, необходимо:

  1. Регулярно заниматься упражнениями

Наиболее эффективными в этом плане являются высокоинтенсивные тренировки (минимум 10 минут) с периодом отдыха 30–60 секунд, а также упражнения с отягощением. Они активируют мышечные волокна, что влечет за собой выброс тестостерона и гормона роста в кровоток.

Регулярно заниматься упражнениями

  1. Не пренебрегать сном

Поскольку более 50% гормона роста вырабатываются, когда человек спит, здоровый сон– отличный способ поддерживать надлежащий уровень соматотропина в организме.

  1. Следить за своим весом

Гормон роста влияет на скорость метаболизма, которая играет важную роль в похудении. У людей с избыточной массой тела уровень соматотропина, как выяснили специалисты, ниже, чем у людей с нормальным весом.

Более того, у людей с ожирением зачастую повышен уровень инсулина, который значительно подавляет синтез гормона роста.

Нехватка гормона роста, согласно проведенному в 2010 году исследованию, зачастую сопровождается интенсивным отложением жира.

  1. Поддерживать здоровый уровень витамина D

Чтобы повысить гормон роста, необходимо поддерживать надлежащий уровень витамина D в организме. В условиях нехватки данного витамина синтез гормона роста снижается.

Помимо этого, витамин D также способствует повышению уровня тестостерона, который также положительно влияет на рост и развитие организма.

Поддерживать здоровый уровень витамина D

  1. Употреблять минимум сахара

Если Вы хотите повысить уровень гормона роста, а также избежать массы проблем со здоровьем, необходимо ограничить употребление сахара, который является ключевым фактором набора веса и ожирения, а также негативно сказывается на уровне соматотропина в организме.

Сахар повышает уровень инсулина, который препятствует надлежащему синтезу тестостерона и гормона роста.

  1. Регулярно посещать сауну

Исследование, проведенное в 2007 году, показало, что после посещения сауны наблюдается незначительное повышение температуры тела, ускорение ЧСС, повышение уровня соматотропина, кортикотропина и кортизола.

Существует целый ряд преимуществ сауны для здоровья, в том числе выведение токсинов из организма.

  1. Ограничить употребление алкоголя

Существует масса причин отказаться от алкоголя, в том числе повышение уровня гормона роста. Во-первых, алкоголь препятствует здоровому сну, а во-вторых, нарушает выработку соматотропина, когда человек спит. Даже незначительные дозы алкоголя снижают синтез гормона роста во время сна на 75%.

  1. Попробуйте кратковременное голодание

Кратковременное голодание, как показало проведенное в 2011 году исследование, способствует повышению выработки гормона роста. Попробуйте раз в неделю проводить 24 часа без еды, чтобы снизить уровень инсулина, нормализовать уровень лептина и ощутить все преимущества данной практики.

Прежде чем приступить к голоданию, убедитесь в отсутствии противопоказаний. Для этого необходимо обязательно проконсультироваться с врачом.

Попробуйте кратковременное голодание

  1. Чаще смеяться

Пожалуй, самым простым и приятным способом естественного повышения уровня гормона роста в организме является смех. Смех снижает уровень стресса, что важно для выработки гормонов, в том числе соматотропина (на 87%).

Более того, смех положительно влияет на эндокринную и иммунную системы организма. Для этого достаточно посвятить 10 минут в день любимому комедийному сериалу или веселой книге.

  1. Правильно питаться

Без правильного питания организм не может нормально работать. Так, высокоуглеводная диета способна нарушить баланс гормонов в организме и снизить выработку гормона роста.

Как повысить соматотропин посредством питания:

  • употребляйте в пищу семена, орехи и бобы, богатые аминокислотой аргинином;
  • употребляйте достаточное количество белка и клетчатки;
  • употребляйте продукты, содержащие витамин С.

Таким образом, однозначного ответа на вопрос о том, как повысить гормон роста, не существует: в условиях серьезного дефицита без специальных препаратов, назначаемых врачом, не обойтись. Однако в условиях незначительной нехватки соматотропина здоровый образ жизни и правильные привычки помогут поддерживать уровень данного гормона естественным способом.

Эти 5 фактов о мозге изменят вашу жизнь

Эти 5 фактов о мозге изменят вашу жизньФотография

1. Мозг не видит разницы между реальностью и воображением

Мозг реагирует в равной степени на все, о чем вы думаете. В этом смысле для него нет разницы между объективной реальностью и вашими фантазиями. По этой причине возможен так называемый эффект плацебо.

Если мозг считает, что вы принимаете фармацевтический препарат (а не пилюлю с сахаром), то реагирует на него соответствующим образом. Выпил плацебо, думая, что это аспирин, и мозг даст организму команду понизить температуру тела.

Точно так же работает и эффект ноцебо, но в обратном направлении. Если ипохондрик смотрит вечерний выпуск новостей и слышит в них о вспышке новой болезни, то он может даже начать физически ощущать ее симптомы.

Хорошая новость же в том, что если вы смотрите на мир в розовых очках, то наверняка чаще чувствуете себя счастливым за счет аномального высокого уровня серотонина (гормон радости) в крови. Любая конструктивная мысль или грезы о светлом будущем способны улучшить ваше физическое состояние прямо здесь и сейчас.

2. Вы видите то, о чем думаете больше всего

О чем бы вы ни думали, это становится основой вашего жизненного опыта. Скажем, если вы купите новый автомобиль, то станете чаще замечать машины этой марки в городе. Все дело в том, что после покупки вы думаете о своей машине чаще, чем думали до сих пор.

Почему это важно знать? Дело в том, что выбраться из любой стрессовой ситуации можно, просто перепрограммировав свое мышление. С другой стороны, если вы пытаетесь анализировать политическую ситуацию, преподносимую разными СМИ по-разному, то верить будете только тем, которые отражают вашу собственную точку зрения.

Есть еще кое-что. Вы когда-нибудь замечали, что люди довольно быстро группируются по интересам? Позитивные люди чаще дружат с такими же позитивными, а ипохондрики — с ипохондриками, не так ли? Это не совпадение. Если вы хотите изменить что-либо в своей жизни, начните с изменения мыслительных шаблонов.

3. Большую часть времени ваш мозг работает на автопилоте

В среднем человеческий мозг за день генерирует 60 тыс. мыслей. Но больше 40 тыс. из них будут теми же мыслями, которые вы гоняли в своей голове вчера. Вот почему так просто скатиться в штопор негативного восприятия жизни. И вот почему нам чаще нужно менять привычную обстановку на незнакомую, чтобы «прочистить» мозги.

Негативные мысли создают стресс и беспокойство сами по себе, даже если реальной на то причины нет. И они реально разрушают иммунитет, который вынужден на это реагировать (см. пункт № 1).

Тренируйте свой мозг. Заставляйте его чаще регистрировать позитивные мысли. Чем больше вы будете пытаться, тем быстрее и проще у вас будет получаться. Относиться к жизни сознательно — это пробовать взять все эти бессознательные процессы под собственный контроль. Конечная цель практики — добиться того, чтобы большинство ваших мыслей, возникающих «по умолчанию», были позитивными.

4. Периодически отключаться — это жизненно важно

Вы можете буквально тонуть в тысячах негативных мыслей, которые застревают у вас в голове в течение дня. Поэтому вам нужно «отключаться»: это даст передышку для иммунной системы, сделает вас здоровее и счастливее.

Самый простой способ на несколько минут «выключить» мозг — медитация. Она позволяет превратить ваше сознание в удобный и эффективный инструмент.

И еще. Насчет отпуска. Выбирайте активный отдых: лыжи, дайвинг, походы в горы. Чем проще вам сосредоточиться на захватывающем процессе, тем эффективнее «прочищается» голова.

5. Вы можете изменить свой мозг. Буквально. Физически

Когда вы сосредотачиваетесь на какой-то умственной деятельности, ваш мозг в этот момент активно генерирует новые нервные связи. Этот процесс биологи называют нейропластичностью.

Вот как это работает. Если вы думаете, что не в состоянии похудеть, то со временем лишь будете укрепляться в этой мысли. А вот если вы замените это подсознательное убеждение на мысль: «Я в отличной физической форме», то ваш мозг будет каждый раз строить к ней новые нейронные связи. Вы начнете все чаще замечать новые возможности, которые позволят вам превратить эту подсознательную установку в новую реальность.

У вас есть возможность подчинить себе свое сознание и измениться. У вас есть возможность добиться всего, чего вы хотите. Главное — поверить в это. Ведь любой физический процесс начинается с мыслей, которые возникают в вашей голове.

Как не впадать в депрессию и любовную зависимость

Как не впадать в депрессию и любовную зависимость

 Ольга Карчевская
Являясь большим специалистом по выходу из обоих состояний, часто идущих рука об руку, (в смысле, часто сама в них впадала и часто выходила), я способна что-то ответить людям, обращающимся ко мне за советом в подобных ситуациях. Вот, решила написать мануал, чтобы по много раз не повторять всем одно и то же.
Корень у двух этих состояний один — неудовлетворенные потребности. Чаще всего не удовлетворяются потребности в силу того, что мы с ними не в контакте — мы их не понимаем, не чувствуем, не знаем их языка. А порой даже если и понимаем — не считаем себя достойными их удовлетворять. Что депрессия, что эмоциональная зависимость от отношений — это по сути дела «болезни дефицита». Как гласит гештальт-подход в психологии, человек — существо потребностное.

И если какая-либо из потребностей не находит ответа, человек либо будет до взбития пены пытаться ее удовлетворить, либо фрустрируется, сложит лапки на груди и отползет тихонечко скулить в кусты. Человек, являясь открытой системой, не может быть полностью автономен, он нуждается в постоянном обмене со средой: он вынужден вдыхать кислород и выдыхать углекислый газ, получать воду и питательные вещества и выделять их в переработанном виде, а также человек нуждается в том, чтобы отдавать и получать человеческое тепло, признание, любовь.

Без такого обмена начинается либо истощение, либо застойные явления, либо и то и другое.
Пожалуй, я склонна думать, что любовная зависимость (как и все другие виды зависимости) возникает как ответ на дефицит наполненности. Наполненность жизненной энергией приходит из массы источников, но когда человек сам себя от них отрезает, потому что разучился или вовсе не научился слышать сигналы своего тела и подсознания, в нем образуется вакуум, требующий наполнения.

И, не слыша голоса истинных потребностей, человек придумывает себе наносные — он пытается утолить потребностный голод всем, что не приколочено — едой, изменяющими сознание веществами, работой, людьми.

А депрессия наступает как фрустрация — когда человек перестает пытаться и сдается. Часто обе фазы — борьба за наполненность не теми методами и отказ от борьбы постоянно сменяют друг друга, как при маниакально-депрессивном расстройстве.
В принципе, про любовную зависимость, часто основывающуюся на иллюзиях, довольно неплохо написано вот здесь — Как избежать безответной любви, но мне есть что к этому добавить. В этом посте не учитывается, что не все потребности могут быть заменены другими. По большому счету, ни одна потребность не может замениться навсегда протетическими — всё равно рано или поздно наступит фрустрация. Например, люди часто путают чувство жажды с чувством голода.

И если тело нуждается в воде, а мы вместо этого даем ему еду, на какое-то время тело от нас отстанет, потому что будет занято перевариванием, но потом все равно попросит воды. И если достаточно долго эту потребность не удовлетворять, тело перейдет с сигналов жажды на сигналы в виде болезней. Например, чаще всего головная боль — это крик тела «дай попить!».

Потребность в том, чтобы получать и давать любовь — является базовой. Она в самой сердцевине человеческой природы, в настройках по умолчанию. Причем в таких, редактировать которые у нас нет админских прав. С этим приходится считаться. Нельзя задвинуть потребность в близости тем, что у тебя насыщенная интересными событиями жизнь. Ну то есть, какое-то время это можно делать, но потребность-то всё равно остается.
И то, что потребность порой бывает болезненной, всегда имеет свою причину и не может просто игнорироваться. Никакие интересные занятия не отменят парадигму выбора партнера, заложенную в раннем, довербальном еще, детстве — в момент, который мы даже не помним. То, чего мы не осознаем и с чем мы не в контакте, имеет над нами власть, против которой мы бессильны.

Хотим мы того или нет, но самыми сильными триггерами (спусковыми крючками) бессознательного выбора партнера являются качества, против которых мы внутренне восставали, когда были тотально зависимы от людей, которые за нами ухаживали. И если основные значимые другие в нашем детстве были холодными и отстраненными (или просто — недостаточно теплыми), то когда мы вырастем, коленки у нас будут подкашиваться от тех, кто дает нам этот знакомый вкус отвержения и покинутости. За этим стоит надежда всё исправить.

И до тех пор, пока этот обман подсознания не будет раскрыт (то есть мы не осознаем этот механизм и не вступим в долговременную программу отказа от такого сценария, не выработаем новые привычки), мы будем в плену у этого малоприятного аффекта.

То есть, проецируя на партнера своих родителей или людей, которые выполняли их функции (это может быть даже няня), мы стремимся «исправить» другого взрослого человека, который на эти исправительные работы вообще-то не подписывался.

Результат предсказуемый:

тот, кто изменения себе не заказывал, меняться, скорее всего, не будет. И все попытки нанести другому счастье и причинить ему добро закончатся разбиванием собственной головы. И эти подсознательные процессы настолько сильны, что мы можем хоть 24 часа в сутки заниматься суперувлекательными делами, но и сквозь эти дела будем думать о том, как бы отформатировать человека, который теперь за главного.
Единственный реальный вариант это как-то изменить — исцелить травму покинутости. А это к хорошему психологу, владеющему невербальными методами (теми, которые способны влиять на наш «древний мозг» — лимбическую систему: телесно-ориентированная терапия, психодрама, биодекодирование.

Кроме того, помогут даже непсихотерапевтические телесные практики: остеопатия, йога, ребалансинг, висцеральный массаж, тайский и тибетский массаж (ку-нье) и тому подобные. Как хорошо объяснили Вильгейм Райх и Александр Лоуэн, непрожитые эмоции запечатлеваются в виде блоков в теле: в мышцах и других тканях. И, снимая это напряжение, мы даем выход заблокированным эмоциям, исцеляя их.

С точки зрения нейрофизиологии, наша восприимчивость к стрессу зависит от качества раннего ухода. Чем больше у нас было телесного контакта и любящего отношения со стороны прежде всего матери, тем больше мозг «привыкал» к серотонину и допамину и тем лучше справлялся с выведением кортизола. Если же родители не защищали нас от эмоциональных потрясений и мы не дополучали внимания, то уровень кортизола становится привычно высоким.

И во взрослой жизни баланс нейромедиаторов будет калиброваться под тот образец, который у мозга был во младенчестве. Говоря проще, чем меньше любви и заботы мы получили в детстве, тем более склонны будем к депрессии и тем менее стрессоустойчивы.

Подробнее об этом можно почитать в книге «Как любовь формирует мозг ребенка».
Но это, к счастью, не приговор. Даже если у вас были эмоционально отстраненные родители, благодаря такому замечательному качеству мозга, как нейропластичность, вы можете сами менять свои нейронные контуры. Если детство было не из легких, это просто значит, что у вас будет несколько больше работы, чем у тех, кому повезло больше.

Невербальные психологические техники (вербальные, безусловно, тоже небесполезны, потому что помогают налаживать связи между корой головного мозга и подкоркой, что помогает лучше понимать свои чувства и быть в контакте с ними, а это уже первый шаг к удовлетворению потребностей), телесные практики, медитация.

Еще лично мне очень помогла техника послеродового пеленания, которую мне делала доула на протяжении почти 7 часов. Несмотря на то, что я рожала уже 12 лет назад, мне ее сделали в порядке эксперимента, и я могу сказать, что это сработает и для вовсе нерожавших, и даже для мужчин.
В общем, если очень коротко, то выход из зависимости и депрессии пролегает через восстановление контакта с чувствами как с языком потребностей и через удовлетворение оных. 
Переключение, сила воли, что угодно — если и сработает, то лишь временно. Подобно тому, как обезболивающее лишь на время убирает симптом, но не решает проблемы. Только научившись признавать и распознавать чувства, а через них — узнавать, в чем заключаются наши главные дефициты, можно расстаться с этими явлениями насовсем.

Вырастить сына: советы разведенной матери от Михаила Лабковского

Вырастить сына: советы разведенной матери от Михаила Лабковского

Если женщина растит сына одна, это совершенно не значит, что он не вырастет настоящим мужчиной, уверен Михаил Лабковский. Важно лишь избежать распространенных ошибок в воспитании.64% детей во всем цивилизованном мире живут в неполных семьях. Как правило — с матерью. В идеальной ситуации в жизни ребенка присутствует и отец, в качестве воскресного папы или просто время от времени встречаясь с сыном. При таком раскладе риски невротизации для ребенка минимальны, он получает внимание от обоих родителей, несмотря на то, что живут они не вместе.

Проблема может возникнуть, если мама соберется замуж повторно. Часто женщины «путают» нового мужчину с отцом ребенка, считая, что на нового партнера отныне возлагаются обязанности по воспитанию ее сына. Это огромная ошибка, потому что новый мужчина, даже если он стал законным мужем, отцом ребенка не является и являться не может (случаи с усыновлением — другая история). Худшее, что может сделать мать в такой ситуации — это допускать фразы вроде:

«Я не справляюсь, пойти и поговори с ним», или «Меня он не слушает, может, тебя послушает!». Впрочем, такое не приводит ни к чему хорошему и в случае, если речь о родном отце. Новый мужчина ребенку может быть в лучшем случае другом, а в худшем — просто мужем его матери. Никакие другие роли ему не стоит навешивать ради мира в семье и счастливого будущего. Новый муж не имеет права наказывать ребенка, воспитывать его, орать на него, унижать, я уж не говорю о физических наказаниях. Все неудовольствия, все проблемы — к родителям, к матери и биологическому отцу, если таковой растворился в тумане — только к матери. Конечно, взрослые люди могут и должны обсуждать, как растить мальчика, что он делает хорошо, а что плохо, но излагать ребенку принятые решения, доносить до него основные принципы взаимодействия, озвучивать наказания и поощрения должен только родитель. И когда я слышу фразу «Ребенку нужна твердая мужская рука», ответить могу только одно: «Если вашему ребенку нужна твердая рука, идите в спортзал и качайте себе руки».

Я не буду останавливаться на таком жутком развитии событий, когда новому мужчине не нравится, неудобен ребенок женщины от первого брака, и она, идя на поводу, «ссылает» ребенка к бабушке. Это просто самое страшное, что можно сделать, это преступление.

Никаких оправданий этому нет.

Вторая ошибка, которая ломает психику ребенку — это бесконечная череда маминых партнеров, которая проходит у него перед глазами. Знакомить ребенка с мужчиной можно только в том случае, если вы с ним уже приняли решение о совместном будущем. Поясню: речь не о знакомстве формальном, естественно, нет ничего дурного в том, чтобы представить мужчину как приятеля, коллегу или нового знакомого, речь о введении мужчину в дом, оставлении на ночь, то есть о более близком и интимном уровне общения. Приводить в семью и в дом стоит только партнера, с которым вы обсудили ваше будущее и решили сделать его общим.

И самый непростой вариант: нет вообще никакого мужчины.

В этой ситуации первая ошибка женщины — пытаться заменить мальчику отца собой, то есть стать ему не матерью, а отцом. Воспитывать его в спартанских условиях, бить, или жестко наказывать не физически, а морально, вести себя с ним холодно и жестко, считая, что этим она дает сыну настоящее мужское воспитание. На самом деле этой прямой путь к гомосексуализму в худшем случае, поскольку у мальчика с ранних лет воспитывается страх и боязнь женщин, но и в лучшем случае это будущий закоренелый холостяк, неспособный на глубокие чувства и искреннюю привязанность к женщине.

Я в который раз повторяю: не бойтесь обнимать и целовать своего мальчика, не бойтесь быть с ним ласковой и доброй. Это не сделает его изнеженным и избалованным, напротив — позволит ему расти уверенным в себе, сильным и мужественным. Ребенка любовью испортить нельзя.

Не стоит опасаться и распространенного мифа о том, что мальчик, растущий без отца, не будет иметь перед глазами «достойной модели мужского поведения». Мальчик растет не в пустыне и не в отдаленном ските, вокруг него есть мужчины. Дяди, братья, дедушки, родители друзей, друзья семьи, учителя, старшеклассники, братья друзей — в любом случае какие-то мужчины в окружении будут. Не сможет мальчик вырасти, не наблюдая за поведением других мужчин.

Вторая ошибка матери, в одиночку воспитывающей сына — это сделать его смыслом своей жизни, отказавшись от личной жизни «ради ребенка». Что происходит в этом случае? Мама начинает жить жизнью мальчика. Она опекает его 24 аса в сутки, она следит за каждым его шагом, она таскает его по бесконечным репетиторам-кружкам-секциям, контролирует, с кем он общается, водит его за ручку, проверяет карманы и телефон, чтобы «не упустить». Чем это заканчивается? Два варианта. Либо она вырастит подавленную, изуродованную личность, и этот мальчик всю жизнь проживет возле маминой юбки, никогда не женится, потому что мама будет хвататься за сердце и говорить, что не переживет этого, мальчик поступит, куда мама скажет, будет работать там, где мама скажет… Либо мальчик взбунтуется и уйдет строить собственную жизнь, а мама будет остаток дней причитать, что она положила жизнь на сына, а он вырос неблагодарной скотиной. И для мальчика, и для мамы оба сценария ужасны.

Запомните: другой человек не может быть смыслом вашей жизни, даже если это ваш ребенок. Если кто-то стал смыслом вашей жизни, значит, ваша собственная жизнь не имеет смысла.

Ходите на макраме, на пешеходные прогулки по городу, займитесь фитнесом или пойдите на кулинарные курсы, заполняйте свою жизнь чем угодно, но оставьте в покое своего сына.

Обратный перекос — записать своего несчастного, брошенного папой мальчика в обездоленные сиротинушки — верный путь как раз вырастить избалованного негодяя. Видя, как мать мучается от чувства вины, мальчик быстро сообразит, как получать все, что хочется, и не нести за это ответственности.

И наконец самый опасный вариант материнского поведения: заменить мужа ребенком. Я, конечно, не о физиологической стороне вопроса, а о психологической. В чем это проявляется: мальчика нагружают обязанностями, мама занимает позицию «я слабая девочка, я не справляюсь, а ты мужчина в доме», на мальчика вываливаются все проблемы, от «начальник наорал» до «болит живот». Но самое неприятное — мама начинает выяснять отношения с сыном так, словно он ей ровня, взрослый мужик. То есть не имеет права на слабости, на ошибку, на пренебрежение ее интересами. Выдают такое поведение фразы «Ты что, специально над матерью издеваешься?», «Ты что, меня не любишь?», «Ты не считаешься со мной, тогда я не буду считаться с тобой». Это не муж, женщина. это твой ребенок. Вы не на равных, он не давал тебе обещаний, он не брал на себя ответственность за тебя. Он маленький, и он нуждается в твоей защите и поддержке, а не наоборот.

Так как же надо себя вести маме мальчика, если папа в их жизни отсутствует?

Первое и самое главное: не рассказывать о трагически погибшем капитане дальнего плавания. Не надо врать, что папа умер, это не просто травмирует ребенка, это нарушает логический ход жизни, мальчик может начать героизировать папу, строить ложные предположения и сценарии. Не надо плодить мифы.

Да, вопросы возникнут, где наш папа, почему папа с нами не живет. И правильный ответ: «Я не знаю». Если ребенок начинает просить позвонить папе, или съездить к нему, маленькому можно сказать, что не знаете номер и адрес, постарше — вполне нормально сказать: «Вот тебе номер, звони, я сама не хочу. Это твой папа, ты можешь с ним общаться, но мне с ним общаться не хочется, мы очень разные люди».

Второе — не очернять образ отца. Ни в коем случае нельзя попрекать ребенка негативными чертами родителя. «Криворукий, как отец», «Неряха, весь в папашу» — вот эти фразы должны быть под запретом. Помните, что априори ребенок любит обоих родителей, папа ему ничего плохого не сделал — это раз, и ребенок так или иначе является продолжением вас и вашего бывшего партнера, и как вы ни возмущайтесь, ровно половина генов в нем от отца, и он при всем желании ничего с этим поделать не может. Как его можно в этом упрекать. если это вы решили родить ребенка именно от такого мужчины? Вы добьетесь того, что ваш ребенок будет ощущать себя куском дерьма. Ничего более. Об отце ребенка или хорошо, или никак.

«Не подумает ли ребенок, что раз папа хороший, то это мама виновата, что он ушел?» — я часто слышу такой вопрос. Нет, не подумает, если вы правильно будете себя вести. У ребенка вообще не должно быть впечатления, что в вашем расставании с мужчиной были правые и виноватые. Вы не подошли друг другу, вы не смогли жить вместе, вы перестали друг друга любить: это взрослые дела, это ваше решение как двух ответственных людей. Ребенок тут вообще ни при чем.

А если папа противится общению с сыном, самое лучшее объяснение такое: «Такой вот он странный человек. Не знаю, почему он такой, такой уж есть».

Так вы донесете для ребенка самую главную мысль: люди разные, у нас с папой не сложилось, ты в этом не виноват и никто не виноват, ты все равно мой сын, я твоя мама, я тебя люблю и поддерживаю, у нас все будет хорошо.

******************************************************************************

 Запись на индивидуальную консультацию 

«ИСКУССТВО ЛЮБВИ В ПАРЕ — В УМЕНИИ ВОССТАНАВЛИВАТЬ ОТНОШЕНИЯ»

Альбина Лактионова

Когда мы говорим о паре, мы прежде всего говорим об отношениях между двумя людьми. Отношения — это постоянный обмен. Обмен в паре — это очень важно: что-то должно между людьми постоянно течь, передаваться, тогда отношения становятся живыми. Чем мы обмениваемся? Кто-то говорит, что финансами, кто-то — эмоциями, кто-то из партнеров создает уют, кто-то обеспечивает внешнюю защиту. Но исследования показывают, что это не самое главное в жизни современных пар. Самое главное в жизни современных пар, то, что обеспечивает стабильные отношения — это эмоциональный комфорт, который люди испытывают друг с другом. Эмоциональный обмен, эмоциональная поддержка, эмоциональное тепло являются стабилизирующим фактором в жизни пары. Отсюда становится понятно, почему так разрушительна травма, почему травматические события, связанные с прошлым, так драматически влияют на жизнь семьи, лишая пару эмоционального комфорта.

РЕЗОНАНС ВЛЮБЛЕННОСТИ

Давайте вспомним первые моменты влюбленности. Мы видим другого человека и чувствуем, что он нам нравится, что в нем есть нечто особенное, что-то очень ценное. Я не так просто могу это понять, но это есть. И я стремлюсь к этому человеку, я хочу разузнать, пережить это. Наверное, это пик человеческой жизни, самые волнующие ее моменты, когда мы встречаемся и начинаем влюбляться, сближаться. Что мы переживаем? Мы переживаем тот самый обмен: в другом есть то, чего нет у меня.

Наверное, лучше всего о том, что происходит в момент встречи, написал Рильке. У него есть замечательное стихотворение о любви, которое прекрасно описывает то, как две души настраиваются друг на друга и входят в резонанс.

Что сделать, чтобы впредь душа моя

с твоею не соприкасалась? Как

к другим вещам ей над тобой подняться?

Ах, поселить её хотел бы я среди утрат, во тьме, где, может статься,

она затихнет и, попав впросак,

на голос твой не станет отзываться.

Но что бы порознь ни коснулось нас,

мы в голос откликаемся тотчас –

невольники незримого смычка.

На гриф нас натянули – но на чей?

И кто же он, скрипач из скрипачей?

Как песнь сладка.

Эти две натянутые струны, которые начинают жить в каком-то одном невидимом резонансе — это тоже эмоциональный обмен, та невидимая ткань, которая составляет отношения. И очень важно, что же начнет резонировать. На самом первом этапе отношений, конечно, резонируют прекрасные ощущения: это прекрасный человек, замечательный, интересный. Очень много в отношениях уделяется чувствам и ощущениям. Нам очень нравится на этом этапе делить друг с другом приятные ощущения от вкусного блюда, танца, интимной близости. Мы сближаемся в этих ощущениях, настраиваемся на радость, на прекрасное и хотим открывать и обмениваться этим прекрасным. И это то, что мы хотим от отношений.

ВЗГЛЯД ЛЮБВИ

Потом отношения начинают понемногу развиваться, начинается бытовая жизнь, в отношениях начинает резонировать что-то еще. Я сейчас не буду говорить обо всем, а сосредоточусь только на теме травмы. Одна из систем, которая резонирует в отношениях, — это травма, которую когда-то пережили люди.

Прежде чем я скажу о травме, я хочу обратить ваше внимание на то, как важно, чтобы люди могли восстанавливать отношения. На мой взгляд, искусство любви в паре состоит в том, что пара может восстанавливать отношения, то есть после того они прервались, после того как люди поссорились, может быть, даже унизили друг друга, они могут извиниться, исправить, могут эти отношения восстановить. Это можно назвать «любовью со второго взгляда». Если прожив с человеком 3 года, 5 лет, пройдя период, когда у нас маленькие дети, я могу на него посмотреть и в какой-то момент — может быть, в отпуске, может быть, в какой-то свободный вечер, проведенный вдвоем — увидеть все того же интересного, прекрасного человека с его ценностями, с его удивительным миром ощущений, с его способностями, тогда у пары есть будущее, она может овладеть искусством любви.

«Искусство любви в паре — в умении восстанавливать отношения»

Мне стало просто работать с парами, когда я поняла, что отношения в паре начинаются с отношений с мамой с первого года жизни. Я упомянула про ощущения, из которых соткана жизнь в паре. Здесь очень важным оказывается опыт, пережитый младенцем в его первые полтора-два года жизни. Когда мать смотрит на младенца, который вроде бы еще ничего не знает, ничего не понимает, она видит в нем прекрасное существо, которое уже так много умеет, которое настолько восхитительно, которое так замечательно улыбается, которое ей так много говорит.

Есть исследования, которые показывают, что ребенок ни за что не заговорит, если мама не начнет с ним с нужной интонацией агукать, делать все те  «глупости», которые могут быть непонятны мужчинам с высшим техническим образованием. Это особая музыка, которая между ними возникает — и это большая близость. Младенцы от этого счастливы, а поскольку мы все были младенцами, то мы с вами очень счастливые люди. В этом смысле тема, которая должна волновать социум — это одинокие младенцы. Исследования показывают, что мама отвечает за расширение репертуара ощущений младенца и удовольствий, которые он может пережить. А разделенное удовольствие — это тоже одна из основ, которые стабилизируют отношения партнеров. Если паре есть, над чем смеяться, если у них похожее чувство юмора, если они хорошо понимают шутки друг друга и хохочут над ними, то это залог долгих и стабильных отношений.

Тот взгляд, которым мать смотрит на младенца, мы, вырастая, неосознанно ищем в партнере, хотя порой к нему очень трудно вернуться. После того как побито столько посуды, сказано столько плохих слов, причинено столько обид, очень трудно вернуться к этому взгляду любви. Если мы, как терапевты, сможем обеспечить паре доступ к нему, то для пары это будет целительно. Настоящие отношения начинаются тогда, когда люди все-таки решаются сделать этот шаг — снова посмотреть друг на друга глазами любви. Что им, собственно, мешает? Одной из помех является травма.

КАК МЫ ПЕРЕЖИВАЕМ ТРАВМУ

Травма — это то, что мешает нам сближаться. Она может быть связана с очень ранними переживаниями. Травма может вмешиваться тогда, когда люди только сближаются. Например, если у человека не было этого прекрасного опыта первых двух лет жизни, связанного с удовольствием, с разделенной близостью, с тем, что в психотерапии называется интерсубъективностью, или этот опыт в дефиците, то человеку очень трудно сближаться. У него нет соответствующего опыта и нет доверия, чтобы сделать шаг навстречу другому.

На следующем этапе отношений травма может проявляться тогда, когда мы неадекватно на что-либо реагируем. Например, жена делает мужу простое замечание, а он чувствует себя в этот момент пристыженным. Или ощущает свою никчемность. Это неадекватная реакция — но он так себя чувствует.

Третий момент, в котором проявляется травма, — когда нам почему-то трудно исправлять отношения, трудно снова идти на сближение, снова поймать взгляд любви.

Травма — это ситуация, которую человек переживает как не имеющую выхода, которая связана с угрозой либо жизни, либо каким-то значимым жизненным ценностям. Человек в такой ситуации не может ни бежать, ни бороться, он вынужден в ней оставаться.

Как можно узнать травму на собственном опыте? Обычно мы стараемся поскорее забыть или вытеснить травматические события. Один из защитных механизмов, связанных с травмой, называется диссоциация, когда мы вообще не помним этот опыт, исключаем его, не допускаем его в сознание. Нам так легче жить.

ЖИЗНЬ КАК ЛИФТ

Я много работаю с детьми и хочу рассказать, как я понимаю травму как детский терапевт. Очень важно, что в травме есть субъективное переживание, что у меня нет другого выхода, что я должен в этой ситуации оставаться. Я действительно беспомощен, я никчемен, я отдан на произвол этой ситуации.

В детской терапии мы используем метафору лифта. Вы любите кататься на лифте? Я очень люблю. Напротив моего дома есть 22-этажное здание и иногда я хожу туда кататься на лифте. Расскажу о своих ощущениях. Когда около 6 вечера начинаешь подниматься от уровня земли, сначала вообще ничего не видно, потом виднеются какие-то не очень красивые дома, окна, много машин. Чем выше ты поднимаешься, тем больше видишь перспективу, крыши домов, направление движения, осознаешь, что машин в действительности не так много. На 22 этаже ты видишь солнце, небо, прекрасные здания — очень красивый город. Это чудесное переживание. Вы видите, что все близко, все возможно и совсем непонятно, почему какая-то машина остановилась и перекрыла движение — вы это не понимаете, потому что это происходит на первом этаже.

Предположим, вам 22 года, вы на 22 этаже. Ребенок, которому 3-4 года, живет на 3-4 этаже. Он не видит перспективы, для него реальность и повседневная жизнь — то, что происходит в соседнем окне. Если там все время кричат, то это на него действует, это его ранит.

Собственно, это метафора нашей жизни. Я думаю, что у некоторых людей травма может даже нарушить движение лифта. Человек не может подняться на высокие этажи, чтобы понять, что из его ситуации есть выход. Ребенок, у которого всего 3 этажа, не знает, что можно убежать на 5 этаж, что с 5 этажа будет совсем другой вид, совсем другое решение. Он знает, что можно убежать на 2 или 1 этаж.

В травме мы часто так себя ведем. Реакцией на травму является регресс. Мы не понимаем, что может быть лучше, что это пройдет, что дом еще только строится. Ребенок этого не знает. Если травма очень серьезная, то все развитие личности может быть нарушено, развиваются психические отклонения. Бывают локальные травмы. То, что взрослых не сильно ранит или вообще не ранит, ребенок может пережить как травму. Дети, как правило, страдают молча и не говорят о том, что они страдают. Они выражают это в поведении, в симптомах. Их домик еще только строится, и в каких-то местах он как будто перестает строиться. Например, строятся стены здания, но какие-то связи выше 4-5 этажа не налаживаются, пережитый опыт не обрабатывается корой больших полушарий. Допустим, ребенок пережил стыд в какой-то ситуации. У нас очень сильна культура стыда, воспитание стыдом, наказанием, детей часто стыдят. Для некоторых детей это непереносимо. Они это выдерживают, стараются приспособиться, но внутри остается непоправимый след, чувство неполноценности, никчемности, того, что я нехороший, неспособный. Это травматическое ядро. У одних оно побольше, у других небольшое.

РЕЗОНАНС ТРАВМЫ

И вот, мы начинаем сближаться в отношениях. Представьте себе два 22-этажных здания. На 22 этаже все выглядит очень хорошо. «Вы любите французскую литературу?» — «О, я обожаю Франсуазу Саган!». Мы очень хорошо и быстро начинаем сближаться. И здесь у нас начинает что-то резонировать.

Удивительно, но жизненные наблюдения показывают, что нас притягивают люди, с одной стороны, непохожие на нас, которым есть, что нам дать, чем нас наполнить и обогатить, а с другой стороны, пережившие сходный травмирующий опыт. Как будто какой-то компас говорит нам: в этом человеке есть нечто такое же, что есть у меня. И мы друг друга поймем. Мы, может быть, друг друга полечим. Это тайная надежда нашей самости: что я здесь, в этих отношениях, смогу что-то в себе исцелить. И в общем-то, наверное, стихотворение Рильке о том, что мы в отношениях действительно исцеляемся. Мы не можем друг на друга не реагировать. Может быть, это замысел Творца, чтобы мы все время росли и все развивались, и мы все время получаем тех партнеров, которые нас заставляют развиваться.

Есть исследования, которые подробно описывают то, почему мы резонируем. Некоторые травмы помогают нам сближаться, другие нас отталкивают. Есть люди, которых мы видим и понимаем: не наш человек. Например: в нем так много боли, что я эту боль точно не выдержу. В его семье, культуре, опыте так много жесткого, строгого, что мне это точно не подходит. Мы знаем это уже в первые моменты.

Но допустим, я понял, что с этим человеком мне безопасно сближаться, и я делаю шаг навстречу. А дальше начинается жизнь в паре. Жизнь в паре — это во многом поначалу ткань ощущений, переживаний, эмоций. Этот этап очень быстро проходит, и наступает повседневная жизнь. И тут, к примеру, женщина делает недовольное выражение лица и говорит мужчине: «Ну вот, я на тебя надеялась…». В этот момент ее партнер на своем «лифте» может попасть в состояние четырехлетнего ребенка, на которого когда-то понадеялась его мама. Например, оставила на него младшего брата, а он не справился. Мама была очень разочарована и сильно на него накричала. Таким образом у ребенка сформировалось травматическое ядро: я никчемный человек, на меня нельзя положиться, я не справился, я слабый.

Мы знаем, что травма устроена так, что запечатлевается и вытесняется целостная ситуация. Поскольку она не переработана сознанием, любой элемент из этой ситуации (движение бровей, интонация, само послание) является триггером, стимулом. Он действует как условный рефлекс и может вызвать такую же реакцию. Так человек попадает в лифт времени и оказывается на 4 этаже, в своих 4 годах. Он переживает то, что он давно не переживал, то, что он когда-то вытеснил и затем всю жизнь избегал ситуаций, в нашем случае — ситуаций, в которых он не справился. И тут он неожиданно попадает в одну из них.

Что он делает? Конечно же, винит партнера. «Я состоявшийся, сильный, уверенный мужчина, руководитель компании. Ни от кого больше я не слышал таких слов и не испытывал таких ощущений. Значит, виновата ты». Тогда партнер начинает защищаться: он не считает себя виноватым, он считает, что вел себя справедливо, что это всего лишь легкое критическое замечание. Если тут начинается борьба за то, кто прав, а кто виноват, то это уже начало разрушения отношений. Это спор ни о чем, его легко предотвратить и легко закончить, но пара этого не знает, и они продолжают бесплодное, неконструктивное выяснение отношений.

ДИСТАНЦИРОВАНИЕ И ДИАЛОГ

Мой опыт терапевта говорит, что тут можно помочь. Можно наладить диалог, где другого снова увидят как целостного человека. Для этого нужно отойти от партнера на шаг, на некоторую дистанцию, не слушать его нападения и аргументы. Почему в этих ситуациях так помогает юмор? Потому что в юморе содержится момент дистанцирования, выхода из ситуации. Нужно не просто отойти, а еще и самому подняться на 20 или 40 этаж, и партнеру помочь подняться на тот же этаж. Я думаю, что если пара может вести такие разговоры, то отношения имеют перспективу.

Задача терапевта заключается только в том, чтобы дать способ, научить вести диалог в паре. В экзистенциальном анализе существует метод нахождения персональной позиции, которому можно научить не только отдельного человека, но и пару — занимать позицию в отношении себя, исследовать себя, переживать себя. Я считаю, что в это стоит вкладывать усилия и время, потому что иначе травматический круг очень легко захватит пару и начнет разрушать ее изнутри. Нужно давать себе время на остановку и разбирать все возникшие чувства. Как писали святые отцы, нужно анализировать не только действия и слова, но даже помыслы. Проанализировать, разобраться и попросить прощения.

Таким образом, важно остановиться и наладить диалог, в котором каждый из партнеров может подняться на более высокий этаж, к более зрелой и целостной картине себя, к более глубокому переживанию, узнать немного и о своей травме, и о чувствах, и о той ситуации, в которой эти чувства, может быть, впервые возникли. Откуда я их знаю? Это не сразу, но приходит.

Очень важно понимать, что когда мы переживаем в детстве травму, то «запись» травмирующего события содержит две части. Первая часть — бессильная, переживающая никчемность, отданность на произвол; это состояние жертвы. Жертва считает, что она виновата в том, что случилось, потому что она не может провести границы и не может дать отпор. Вторая часть — агрессивная, она тоже записывается в нас и тоже не осознается. Агрессор — это тот, кто нападает, обвиняет, причиняет боль, несправедливость, бьет. Впрочем, есть еще одна часть — регистратор. Наше сознание содержит в себе зачатки ресурса, чтобы справиться с ситуацией, но они не так осознанны. Тем не менее, ресурсы и опора у нас есть.

В семейной жизни очень часто реакция слабости у одного запускает в другом агрессивную реакцию. В стрессовой реакции это обычный паттерн поведения. Это причина семейного насилия или унижения, обесценивания, которое присутствует в паре. Это происходит потому, что слабость партнера напоминает мне о моей слабости, и возникает тот самый резонанс. Но поскольку для меня это переживание невыносимо, я отвечаю из роли агрессора. Я начинаю еще больше обвинять, унижать. Это сложная часть отношений, и здесь, наверное, трудно справиться без помощи психотерапевта. С этим можно работать, переходя на более высокие этажи сознания и осмысления жизни, реконструируя те первые этажи, которые были по каким-то причинам разрушены.

СЛИЯНИЕ И ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ

Зачастую мы очень далеко уходим от образа партнера как прекрасного и удивительного человека в нашей жизни. В какой-то момент на свет появляются монстры, солдаты, холодные королевы и другие непривлекательные персонажи. Человек не понимает, куда делся его прекрасный партнер, и откуда возник этот монстр. Люди часто не осознают, что они в этом «монстре» начинают видеть кого-то из своего прошлого опыта: кого-то, кто их дразнил, психологически мучил, кто их подчинял, не понимая, что перед ними совсем другой человек. Это называется слиянием.

В семьях, где люди живут вместе долго, высокая степень слияния переходит в высокую степеньдифференциации. Человек очень хорошо понимает, кто я, а кто другой. Чем более дифференцирован человек, тем легче ему задать вопрос: так, стоп, а что это было? А кто я сейчас для тебя? А кто сейчас ты для меня? И разбираться снова, восстанавливать и ощущать эти отношения. Конечно, у всех нас есть работа, в первую очередь, в своих отношениях.

Чтобы не завершать на мрачной ноте, расскажу историю. Когда я ехала сегодня утром на эту конференцию, то разговорилась с таксистом. Узнав тему доклада, он спросил, замужем ли я. Я ушла от ответа, но задала ему вопрос о том, как он справляется с трудностями в своих отношениях с женой. И он сказал очень мудрую вещь. «Во-первых, — сказал он, — нужно молиться. Как только что-то происходит, я сразу начинаю молиться и думать, что у меня был дурной помысел». Мы видим, что в принципе это уже некоторая работа с травмой. Он пытается осознать ситуацию, найти ее зародыш: где я в своих мыслях погрешил против другого? А дальше? «А дальше извиниться. И, наконец, выпить бокал хорошего грузинского вина». Я всем вам желаю счастливой жизни в паре.

******************************************************************************

 Запись на индивидуальную консультацию 

В животном мире не бывает ни ГУЛАГа, ни Холокоста, — психолог Станислав Гроф

В животном мире не бывает ни ГУЛАГа, ни Холокоста, — психолог Станислав Гроф

 

 

КТО ОН


84-летний профессор Калифорнийского института интегральных исследований, доктор медицинских наук, практикующий психиатр-клиницист, основатель трансперсональной психологии и метода холотропного дыхания

ПОЧЕМУ ОН


В энциклопедиях по психологии его имя стоит в одном ряду с отцами психоанализа Зигмундом Фрейдом и Карлом Юнгом. Гроф является автором скандальных открытий в области сознания, которые вдохновили братьев Вачовски на создание кинотрилогии «Матрица»

Вы выглядите очень молодо, Станислав. Глаза блестят. Вы сумели разгадать секрет вечной молодости?

— Знаете, люди часто говорят мне, что я не выгляжу на 84. Первая причина — полученный опыт. Разное со мной случалось — при рождении, в детстве, в предыдущей жизни. Думаю, вторая причина — это связь с духовным миром. Но важнее всего то, что я одержим любопытством. Научно доказано: если на протяжении всей жизни балуешь себя новыми знаниями, это делает тебя моложе. Всю жизнь я что-то познаю.

Вы имеете в виду профессиональный интерес к психологии или простую человеческую любознательность?

— После первого же LSD-сеанса я направил свою любознательность в узкое русло. Меня интересовали исключительно изменённые состояния сознания. Но, изучая их, я получал что-то и из других областей.

Недавно вышла моя книга Modern Consciousness Research and the Understanding of Art («Современные исследования сознания и понимания искусства»), в ней изложены результаты исследований. О революциях и войнах пишут многие. Моя книга — о том, что происходит за кулисами этого всего, что такое смерть и как человек умирает. Мы исследовали умирающих от рака. Мы проводили для них психоделические сеансы и наблюдали за тем, как это влияет на их страх умереть, на то, как они прощаются с жизнью. Это подвело нас к различным вариантам моральной подготовки к смерти. О древнем таинстве духовной смерти, которая происходит раньше физической, многое известно шаманам из индейских племён. Я исследовал смерть перед смертью и первопричины человеческой агрессии.

Тема смерти и агрессии для Украины сейчас актуальна как никогда. На востоке страны — война. Даже возвращаясь с фронта, люди продолжают воевать. В них просыпается агрессия, и они не знают, как от неё избавиться.

— Мои исследования показывают, что у агрессии очень глубокие корни. Как правило, читая научные работы по биологии, вы узнаёте, что нам присуща агрессия, потому что мы происходим от животных. Но Эрих Фромм в своей книге «Анатомия человеческой деструктивности» показал: человеческая агрессия намного хуже той, которая существует в дикой природе. Животные вступают в схватку ради еды, полового партнёра или отстаивая свою территорию. Но у них вы не найдёте ни «Белого архипелага» Сталина, ни Холокоста, ни того, что происходит сейчас на Ближнем Востоке, ни того, что китайцы натворили в Тибете. В животном мире не происходит лишних убийств. Человеческая агрессия настолько превосходит агрессию животную, что Фромм назвал её «злокачественной».

«Хорошо организованная религия — это когда известно, что и как должно происходить, что можно и чего нельзя, включая крайности»

Откуда берётся эта сверхагрессия?

— Некоторые психологи утверждают, что у людей чересчур длинный период взросления, нам слишком долго приходится ждать возможности жить самим по себе. Это провоцирует разочарование и определённые психологические травмы. Наши потребности остаются неудовлетворёнными, и это выплёскивается в агрессию.

Но если копнуть глубже, причину агрессии можно найти в воспоминаниях о рождении, когда несколько часов подряд мы находились в очень враждебной среде, где не могли дышать, испытывали на себе давление. Я называю это перинатальной областью бессознательного. Это один из первоисточников агрессии. А второй — то, что Юнг назвал «коллективным бессознательным», а точнее — его мифологический аспект, связанный с архетипами.

Корни агрессии уходят так глубоко, что с помощью одних только разговоров от неё не избавиться. Нужно иметь действительно мощные методы, чтобы добраться до истоков агрессии и трансформировать её во что-то другое.

Если причину агрессии можно найти в самых первых воспоминаниях, выходит, вы не считаете, что новорождённый — это tabula rasa?

— Нет. Это то, во что верит нынешняя психиатрия. У них это от Фрейда.

Получается, существует разница между психикой ребёнка, который родился в мирной обстановке, и того, который появился на свет в период войны?

— Точно есть. Моя покойная жена проводила исследования в Германии в тот период, когда люди несли в себе просто невероятный психологический поствоенный груз. Частично потому, что мамы были беременны этими детьми во время бомбардировок, или потому, что они появились на свет во время военных действий. Однако в тех, кого в то время ещё не зачали и кто появился на свет уже после войны, тоже проявлялась какая-то угнетённость.

Можно ли предположить, что украинские дети, которые скоро появятся на свет, будут иметь какие-то психологические проблемы или комплексы из-за войны?

Станислав Гроф: «Человеческая агрессия намного хуже той, которая существует в дикой природе»

— Если говорить о тех, кого могут зачать в период войны, то определённо. Многие люди на протяжении перинатального периода развития получают травмы и от менее масштабных вещей, к примеру, в ситуации, когда мать не хочет ребёнка или не очень рада факту беременности. Это можно объяснить даже с помощью традиционной медицины: страх, беспокойство и агрессия связаны с катехоламиновой группой. К ним относятся адреналин и норадреналин. Если их уровень повышается в материнском организме, повысится он и в плоде, ведь мать делится с ребёнком своей химической средой. И это только химия, я не говорю уже о биологии — о телепатической связи между родителем и ребёнком.

Если разобраться, то можно утверждать, что мы сами создали нездоровую среду, даже если нет никакой войны. На нас влияют не только химические вещества, но и звуки. Возьмите, к примеру, беременную женщину в Манхэттене — шум от автомобилей, гул самолётов и так далее. Биологический организм не готов с этим справляться. Это началось сравнительно недавно — примерно век назад, когда появились поезда, самолёты, громадные заводы.

Для биологического организма все наши звуки — как наступающий тиранозавр. А если идёт война, то добавьте сюда ещё и страх.

Есть ли у современного общества какая-то общая психологическая проблема?

— Читая о современном обществе, вы наткнётесь на одно часто употребляемое слово: «отрешённость». Мы испытываем какое-то отчуждение по отношению к своему телу, мы оторваны друг от друга и от природы, к которой относимся потребительски. Смотрим на лес и видим только источник древесины или топлива. Мы отрезаны от космоса и от божественного начала.

У нас есть религия, но различные течения чаще только добавляют проблемы там, где должны бы их решать. Есть раскол. Мы придерживаемся одной религии, а вы — другой. Мы христиане, а вы — язычники, мы — мусульмане, а вы — евреи… Современные религии, как правило, не только объединяют людей, но и настраивают их против последователей другой веры.

В то же время изучение изменённых состояний сознания и духовный опыт объединяют людей в их желании постичь Вселенную. Такие люди не делят мир на «своих» и «чужих», они хотят найти источник информации и уважают любой путь к истине, так как понимают, что абсолют один. Выбирать для себя конкретную единственно правильную картинку, будь то Иисус или Мухаммед, или кто-то ещё, означает выбирать путь разногласий. Получается «либо — либо». Другая религия становится неприемлемой, и человек изо всех сил пытается переубедить других в том, что его вера единственно истинная.

Взгляды и знания, которыми вы делитесь, некоторые тоже называют религией.

— На самом деле это не религия. Нужно дать людям инструменты, которые помогут им получить некий духовный опыт. Это то, чем мы занимаемся, и что, надеюсь, станет религией будущего. Мы поддерживаем человека и не выясняем, к кому он себя причисляет: к христианам, мусульманам или каббалистам… Нужно уважать духовные поиски каждого. Никто не представляет, к чему должны придти люди и как они это сделают. У каждого свой путь. У нас были учёные — психологи, психиатры, которые проводили исследования, увлекались шаманизмом, уезжали в Перу к диким племенам и находили то, что искали.

Пожалуй, хорошо организованная религия — это когда известно, что и как должно происходить, что можно и чего нельзя, включая крайности. Она близка к политике, но никак не связана с духовной практикой.

«Читая о современном обществе, вы наткнётесь на одно часто употребляемое слово: «отрешённость»

Многие связывают ваше имя с термином «холотропное дыхание». А с чем вы себя ассоциируете?

— Более полувека я изучаю определённые важные подкатегории нетрадиционных состояний сознания, называю их «холотропными». Дыхание — не единственный способ вызвать такое состояние. Есть ещё шаманские техники, экспериментальная психотерапия и много других методов. Я сосредоточился на том, чтобы привлечь внимание к изменённым состояниям сознания и показать, что мы можем их контролировать. Я начал исследовать влияние психоделиков.

Не думаю, что меня бы это заинтересовало, если бы я не почувствовал такого состояния на себе, когда в качестве волонтёра принял участие в LSD-сеансе. Позже, когда исследовать психоделику стало практически невозможно из-за административных и политических запретов, вместе со своей супругой я разработал холотропное дыхание, благодаря которому люди могут почувствовать изменённое состояние, не принимая галлюциногены. Всё очень просто: определённый дыхательный ритм, музыка, движения.

Я стараюсь убедить других людей в том, что в их жизни должно быть место для нетрадиционных состояний сознания, что они очень полезны и даже могут быть целительными, что не стоит рассматривать это как какую-то патологию. Эти состояния нужно изучать и поддерживать.

Пассивная агрессия — когда сам себе главный враг

Пассивная агрессия — когда сам себе главный враг


Алла Далит

Партизаны не сдаются или что такое пассивная агрессия?

«Да» и «нет» не говорите, черный с белым не берите…»
детская считалочка.
«Ни тпру, ни ну». Это поговорка олицетворяет процесс, который психологи называют «пассивной агрессией».

Словосочетание из двух противоречащих друг другу процессов. Пассивность для нас олицетворяет крайнюю форму бездействия, а агрессия ни что иное, как воплощение активного начала.

Таким образом, мы имеем дело с двумя противоположными по направленности процессами, которые умудряются ужиться вместе.

Одна моя знакомая рассказывала историю, как она оказалась наедине с молодым человеком в купе ночного поезда и всю ночь боролась с его домогательствами. Можете себе представить? Всю ночь «ни тпру, ни ну». Это как надо было отказывать, чтобы другой продолжал не слышать и не понимать? Ведь речь шла не о невменяемом насильнике, а обычном мужчине, который проявлял своё желание и был в этом настойчив.

Другой пример, встречающийся в моей преподавательской работе. Способная и умная слушательница никак не может начать практику. У неё все для этого есть. И речь идёт не о неуверенности в себе, это всего лишь поверхностная отговорка.

На практических занятиях она демонстрирует хорошие навыки и знания, задаёт правильные вопросы и точно отмечает глубокие процессы. Она уже оформила патент и даже сняла кабинет для работы. Но никак не начинает консультировать.

Для определения пассивной агрессии я хочу сразу обозначить тот факт, что она может быть как привычной психологической защитой у человека, так и стойкой личностной характеристикой, важной частью личности, определяющей его характер и жизнь. Поэтому вы можете встретить черты описываемого процесса и у себя, и у многих людей в разные моменты жизни.

Каковы главные характеристики пассивно-агрессивной личности?

Перед нами бунтарь, профессиональный революционер, партизан, который не сдаётся. Он всегда «против». Даже, когда ему это невыгодно. Пословица «назло маме отморожу себе уши» про них.

Заходя в комнату (в процесс, в отношения и т.д.) он первый примечает недостатки. Он сразу видит, что здесь не так и не станет молчать. Скажет он в острой, ироничной, колкой манере. Подденет вас. Правда, сделает это не напрямую, не личностно, а в неопределенной форме к третьему лицу. Например так: «Ну конечно, никому и в голову не пришло проветрить помещение перед занятиями».

Его способность видеть несоответствия могла бы вас восхищать, если бы все это было подано в этичной манере. Но задача пассивно-агрессивной личности не исправить недостатки. Ей не важен результат. Ей нужен процесс. И процесс этот — борьба. Не открытая битва ради победы. А именно борьба, лучше скрытая, но упорная и бесконечная.

Он будет бороться со всем и всеми. Если не с кем снаружи, то с собой внутри. Цена не важна. Как я уже говорила, важен процесс, но не результат.

Это люди процесса, бойцы невидимых фронтов с невидимыми врагами.

В контакте с ними вы можете удивляться тому, как простые вещи превращаются в непреодолимые. Как легкий шаг становится невозможным, а простое действие превращается в бесконечный запутанный процесс. Вы удивлены и возмущены тем, почему задание не выполнено, хотя никаких препятствий не было.

Почему вместо простого решения и действия человек продолжает задавать уточняющие вопросы, уводящие от смысла. Почему, согласившись вчера, сегодня ничего не произошло.

Рядом с ним вы неизбежно начнёте чувствовать гнев. Вас как будто провоцируют и поддразнивают. И когда вы срываетесь, вам тут же указывают на плохой характер или отсутствие должного воспитания.

Давайте рассмотрим каждое составляющее. Начнём с гнева или агрессии. Она есть, но она ищет непрямые выходы. Сарказм, ирония, поддразнивание, провокации. Все, чтобы дать выход гневу идёт в ход. Главное — сделать это непрямым путём.

Итак, подчеркнём первую значимую составляющую. Гнев есть и его очень много. Это значит, что энергия у человека есть. Её много и хватит на все, что ему надо. Поэтому, когда наш персонаж обращается за поддержкой и просит совета, помощи, поддержки будьте осторожны! Что бы вы ему не дали, это не пойдёт впрок.

Любимая психологическая игра (Эрик Берн, теория психологических игр, Транзактный анализ) называется «Да, но…» Выглядит так: у вас попросили совета, вы дали, и тут же следует возражение. Да, говорит просящий, но я уже это пробовал, делал и т.д. И НИЧЕГО ХОРОШЕГО НЕ ВЫШЛО.

Если вы продолжите давать другие советы и рекомендации, то готовьтесь к тому, что их ждёт та же участь. Пока вам в голову не придёт блестящая мысль — собеседнику не нужен результат. Тогда что же ему нужно? Вот тут пришло время раскрыть вторую составляющую — пассивность.

Пассивность в поведение пассивно-агрессивной личности это скорее не бездействие, а противодействие, которое выражается в сопротивлению тем действиям, которые принесут результат. Внешне кажется, что человек просто не делает что-либо ради цели. Но на самом деле внутри него идёт борьба.

Он хочет результата (ну кто не хочет?) и сопротивляется ему. И вся его энергия, а мы помним, что её много, идёт на сопротивление этому действию. Почему, спросите вы, и будете правы? Ведь это, по меньшей мере, странно.

Чтобы ответить на этот вопрос, нам надо углубиться в прошлое такого человека, в то время, когда формируется эта часть личности. В возрасте активного действия мы находимся с того момента, как обретаем свою силу. Но понять свою силу и освоить её мы можем только через контакт с другим.

Пример из практики:

Максим рос послушным мальчиком. Его мама была крайне тревожной женщиной, полной страхов, связанных с её сыном. Эти страхи делали её активной в отношениях с ним. Она знала каким должен быть ребёнок у хорошей мамы, и поэтому она мало слушала Максима. Ну разве маленький мальчик может знать, что ему надо? А мама всегда знает.

Поэтому её отношение к ребёнку напоминало больше насилие, чем заботу. Начиная от кормления, заканчивая выбором друзей. Глотая ненавистную кашу, а потом играя ненавистные гаммы в ненавистной музыкальной школе, Максим начал искать способы, против которых мама оказывалась бессильна.

Например, он мог сжать зубы или вырвать. Он мог просто молча сидеть над скрипкой, не прикасаясь к струнам. В эти моменты мама взрывалась и орала, но Максим ясно чувствовал свою победу. Он чувствовал свою силу, когда учительница почти рыдала от бессилия и злости, а он всего лишь стоял и молчал у доски.

И в своём детском уме он вывел формулу: «Сила не в действии, а сопротивлении». Раз уж ему не давали реализовать и почувствовать его собственную силу в том, что хотел делать он, то единственная возможность получать удовольствие от собственной силы он гарантированно получал, когда чему-то противился. Иногда потом, во взрослой жизни, он ловил себя на мысли, что он и не против того, чему противится, но сделать уже ничего не мог.

В детстве у пассивно-агрессивной личности есть драматический опыт такого «мягкого», а иногда и довольного жесткого насилия в виде заботы и контроля со стороны родителей. И они решили отомстить. Отомстить тем, что не дать родителю увидеть результат. Поэтому лучшее, что можно сделать, это не достичь цели и не получить результата.

Сделать родителю больно, чтобы он, в тайной надежде, понял, как плохо ребенку. Чтобы спросил, а чего хочешь ты, вместо того, чтобы насильно пичкать тем, что кажется правильным родителю. Разве не наивысший пилотаж мести родителям — это не стать счастливым? Ведь одним из важных результатов родительства является счастливый ребёнок. И лишить родителя этой награды становится той самой неосознанной целью, к которой стремиться пассивно-агрессивная личность.

И цена здесь не важна. Ведь речь идёт о внутреннем Ребёнке, которому он сам пока не важен. Родитель превыше всего, он источник жизни и любви. Поэтому свои уши не жалко отморозить.

Таким образом, сразу два зайца становятся трофеем в этой битве: возможность чувствовать свою силу (через сопротивление) и месть родителю (через неполучение результата).

Напомню, что процесс этот бессознательный. И человек может искренне удивляться отсутствию результата своих действий до тех пор, пока не увидит, что он сам себе самый главный враг. Что подсознательно он строит процесс действий так, что результат невозможен. Он выбирает не тех людей, он не чувствует ситуацию, не замечает важных деталей, не слышит рекомендаций.

Такие люди часто опаздывают, пропускают решающие встречи и ссорятся с нужными людьми. И они всегда находят оправдание и объяснения своему поведению. И даже звучат убедительно. Чаще всего причину он видит не в себе, а в других людях, в обстоятельствах.

Их проблема в том, чтобы выражать свои потребности прямо, используя силу гнева. Но они боятся проявить гнев, так как в детстве это было невозможно и опасно. Поэтому гнев, а вместе с ним сила и энергия, блокируются и поворачивают на 180′, то есть против себя.

Жизнь становится сплошным преодолением трудностей. Как в знаменитом ролике, в котором клиентка жалуется на головную боль и проблемы, в то время как не видит огромного гвоздя в своей голове.

Ещё одна важная черта пассивно-агрессивной личности — это застревание в ловушке «или-или». «Или ты съешь эту кашу, или ты мне не сын», говорила мама. Родитель на оставлял ребёнку выбора. Или делаешь как я сказал, или теряешь мою любовь. Эта ловушка крепко застревает в образе мышления, что делает процесс выбора крайне сложным.

Из таких личностей получаются хорошие критики и детективы, журналисты, ведущие расследование и сатирики. Их зоркий глаз не упустит из вида ничего.

Они часто хорошие и верные друзья, с тонким чувством юмора и готовностью прийти на помощь. Кстати, юмор тоже их отличительная черта. Они чрезвычайно ироничны. Все дело в том, что у гнева и юмора есть одна схожая функция: они снимают напряжение. А так как гнев у пассивно-агрессивной личности заблокирован, то много энергии может выйти через юмор. Вот они его и отшлифовывают.

В социальных сетях пассивно-агрессивную личность легко вычислить. Их область — это комментарии. Дело в том, что они крайне редко проявляют инициативу. Они склонны уже впрыгнуть и проехать на «чужой лошади», стать заметным за счёт другого. Их комментарии критичны и саркастичны. Он раззадоривают аудиторию и, в конце концов, исчезают, подтвердив, что мир и люди несовершенны.

В качестве клиентов пассивно-агрессивная личность — испытание для консультанта. Игра «Да, но» кого угодно доведёт до истерики. Поэтому, главный принцип в работе, это давать инициативу в определении цели, клиенту.

Пока вы не получите ответ на вопрос «Что бы вы хотели?», ничего не предлагать. Терапевт в переносе станет тем самым родителем, которому надо отомстить. И дождаться изменений и продвижения в жизни клиента будет крайне сложно.

То, что пассивно-агрессивная личность часто является очень способной и талантливой дает надежду на быстрое получение результата. В случае, если личность откажется от идеи мести и начнёт осваивать свою силу через прямое выражение гнева. Научится прямо говорить «нет», вместо того чтобы уходить в засаду и строить катакомбы для партизанских действий.

Вместо «или-или» начнёт употреблять местоимение «и». И то и другое, вместо или-или.

Надеюсь, что эта информация поможет вам лучше разбираться в людях и в себе, а значит даст возможность улучшит качество жизни.

******************************************************************************

 Запись на индивидуальную консультацию 

Чем отличается зрелая женщина от созависимой

Чем отличается зрелая женщина от созависимой

 Надежда Баранова
В последнее время слово «созависимость», бывшее когда-то сугубо психологическим термином, все чаще употребляется в повседневном общении. Изначально оно ассоциировалось с людьми, чьи партнеры или родственники находятся в алкогольной, наркотической или иной зависимости, но явление это связано не столько с вредными привычками, сколько с психологическим состоянием человека. В последнее время стало открываться, что созависимость — это очень частое и практически повсеместное явление. 
Конечно, люди в паре зависят друг от друга, но эта зависимость может быть чрезмерной, а может — недостаточной. В отношениях партнеры обмениваются чем-то друг с другом, но есть аспекты себя, которые отдавать нужно, а есть — которые отдавать нельзя. Понимание этой разницы необходимо, чтобы осознавать, что между вами происходит и насколько это способствует укреплению их связи в настоящем и в перспективе.
В чем же разница позиции женщины в здоровых и созависимых отношениях? 
В данном контексте мы будем употреблять словосочетание «зрелая женщина» для обобщения качеств личности психологически зрелой, взрослой женщины. 
Зрелая женщина имеет чувство собственного достоинства и считает себя ценностью. Созависимая женщина не уверена в своей ценности и достоинстве и нуждается в том, чтобы мужчина постоянно подтверждал их для неё своей любовью.
Зрелая женщина умеет защитить себя от невзгод жизни самостоятельно.Она умеет решать проблемы, обращаться за помощью, контактировать с разными людьми. Созависимая женщина нуждается в мужчине, чтобы он защитил её, потому что не чувствует себя способной сделать это самостоятельно.
Зрелая женщина комфортно чувствует себя в одиночестве и может достаточно гармонично жить одна, не теряя ощущения наполненности и осмысленности своей жизни. Созависимая женщина не может оставаться в одиночестве и не чувствует смысла своей жизни, если она не в отношениях.
Зрелая женщина умеет сама поддерживать и утешать себя. Созависимая женщина нуждается в мужчине, чтобы тот поддержал и утешил её в трудной ситуации.

Когда мужчина проявляет неуважительное поведение, игнорирует её, либо ведет себя недостойно, зрелая женщина дистанцируется от мужчины. Она становится менее доступной и направляет своё внимание на других мужчин или на интересные для неё занятия. Созависимая женщина считает, что любовь должна быть безусловной, и остаётся рядом, продолжая отдавать мужчине своё тепло, время и внимание, надеясь, что её доброта будет оценена и мужчина изменится.
Зрелая женщина знает, что ей интересно, имеет хобби, подруг и стремится развиваться. Созависимая женщина отдает свою жизнь мужчине и не оставляет себе никаких интересов, кроме отношений в семье. 
Зрелая женщина, оставаясь частью семьи, имеет своё личное пространство, которое неприкосновенно. Созависимая женщина имеет общий с мужем электронный ящик, компьютер, пароль для страниц в соцсети, круг общения, способы расслабления… Постепенно становится трудно различить разницу во мнениях, вкусах, мыслях, желаниях, понять, кому должно принадлежать время, право выбора.
Зрелая женщина умеет хорошо чувствовать, чего она хочет, что ей идёт и что ей нравится. Созависимая женщина испытывает трудности при выборе вещей и нуждается в советах мужчины, мамы, подруги или ещё кого-то, прежде чем принять решение.
Зрелая женщина умеет получать удовольствие от простых вещей, а также эстетически наслаждаться искусством и красотой. Созависимая женщина может радоваться жизни и понимать, что «счастье есть», только когда она рядом с любящим её мужчиной. 
Зрелая женщина всегда находит время позаботиться о себе, своей красоте и здоровье. Созависимая женщина постоянно не может найти время на себя из-за работы, дома, детей, других дел.
Зрелая женщина знает, сколько и какого рода внимания нужно ей от мужчины, умеет об этом с ним договориться и спокойно относится к тому, что у мужчины есть свои друзья и интересы. Созависимая женщина хочет всё внимание и всё время мужчины только для себя и требует, чтобы тот отказался от друзей и опасных увлечений.
Зрелая женщина умеет спокойно сказать своему мужчине о том, что чувствует несогласие с его поведением или дискомфорт в отношениях. Созависимая женщина старается не портить отношения конфликтами и не обращает внимания на свои внутренние сигналы.
Зрелая женщина никогда не «пилит» партнера. Она либо поддерживает его в его начинаниях, либо просто пропадает из его жизни. Созависимая женщина устраивает истерики и отчитывает мужчину за то, что он не такой, как нужно ей, напирая на чувство вины, при этом никак не меняя своего поведения по отношению к нему.
Зрелая женщина заявляет о своих потребностях и желаниях, предоставляя мужчине свободу выполнить их или не выполнить. Она знает, где проходит черта того, что неприемлемо для неё, и умеет ценить самое главное — глубину и тепло в отношениях. Созависимая женщина предъявляет требования и претензии, жалуется и ноет, и рассматривает мужчину как плохо работающий инструмент по воплощению своих желаний.
Зрелая женщина не обижается на партнера. Она открыто высказывает свои пожелания и несогласие. Созависимая женщина накапливает обиды за несбывшиеся мечты и со временем закрывает своё сердце для мужчин. 
Зрелая женщина умеет восхищаться партнером и уважать его за то хорошее, что в нём есть, позволяя ему быть в чём-то несовершенным.Созависимая женщина идеализирует партнера и ожидает от него решения всех проблем, особенно в кризисных ситуациях.
Зрелая женщина остается в отношениях, потому что знает, что выбрала своего мужчину. Созависимая женщина остается потому, что испытывает сильный страх остаться одной, и ей кажется, что больше мужчин для себя она не найдёт. 
Зрелая женщина заботится о партнере из любви, но продолжает чувствовать себя свободной. Созависимая женщина заботится из страха потерять его и с готовностью отдаёт ему свою свободу, потому что всё равно не знает, что с ней делать.
А какая женщина — вы?

Женская идентичность. Кризис и конкуренция с матерью.

Женская идентичность. Кризис и конкуренция с матерью.

Мария Долгих

Известный факт, что психологический возраст человека мало связан с его паспортными данными. Мы не можем внутри быть старше своих прожитых лет, а вот младше – бывает часто, в зависимости от того, как протекал процесс нашего взросления. Травмы развития, как и любые травмы – это события, не пережитые нашей психикой, а значит – не ассимилированные и не превратившиеся в опыт. Когда нет опыта успешного прохождения запланированного возрастного или другого кризиса – определенная часть психики фиксируется на этом этапе и продолжает функционировать на этом уровне. И не очень важно — сколько человеком прожито лет.

Есть люди-младенцы. Взрослые, возможно успешные в чем-то, но в любых близких отношениях их паттерны поведения – это претензии младенца к матери. Неадекватная требовательность к другому, эгоцентризм, неспособность к эмпатии и замечанию нужд партнера, объектность, вспышки неконтролируемой ярости в любых ситуациях, где ему не угодили. Это способы контактирования с миром человека очень раннего возраста. Здесь речь не о ситуативных проявлениях в общении, а о постоянных чертах характера, устойчивых паттернах. Это люди, чья психика частично зафиксирована в младенческой фазе развития. Они склонны к зависимостям любого рода, поскольку постоянно ощущают дефицит симбиотической связи. Это яркий пример, и каждый из нас наверняка знает пару-тройку таких младенцев.

Но статья о другом. В ней я хочу рассмотреть две фазы развития, в которых девочка вынуждена столкнуться с таким феноменом, как конкуренция с собственной мамой. Зачем они нужны, как протекают, и что бывает в жизни уже взрослой женщины при фиксации развития на этих фазах.

Первая важная стадия в формировании женской идентичности – эдипальная. Примерно возраст — 3-5 лет это фаза формирования вины, обретения своего размера, отказа от иллюзии младенческого всемогущества. Ребенок начинает понимать, что не все в этом мире подчиняется его прихотям. Мама перестает прибегать в любой момент по первому требованию. Существуют какие-то обязательства и ограничения, которым он должен следовать, чтобы быть принятым. Девочка сталкивается с тем, что папа ей не принадлежит, что он – партнер мамы. Она ревнует отца к матери, появляется зависть к ней, как к его партнерше. Эта фаза нужна, в том числе для того, чтобы у маленькой девочки сформировалось ощущение принадлежности к своему полу. Цена вопроса – проигрыш конкуренции матери. То есть, только смирившись с тем, что мама большая и полноценная женщина, а она маленькая – и еще не полноценная, и поэтому – папа с ней не будет, а будет с мамой, девочка получает возможность прохождения эдипального кризиса, а значит – дальнейшего взросления. Шанс когда-нибудь из гусеницы превратиться в бабочку.

Для ребенка это неприятные переживания, но переносимые, если родители участвуют в проживании его кризиса. Взамен утерянных ранних иллюзий девочка получает ощущение связи с мамой, как с подобной себе. У нее появляется стимул вступить в альянс с матерью, расти, беря с нее пример.

Если, по каким-либо причинам происходит фиксация на этой фазе, проживание кризиса останавливается. Взрослая женщина может часто попадать впросак, не ощущая своего реального размера относительно других женщин. Она часто вынуждена соперничать невпопад, через конкуренцию как-бы подтверждая сам факт своего существования. Ее идентичность спутана, и она плохо ориентируется в том, на что может или не может претендовать. Кто она и с кем она похожа, а с кем слишком разная. Из-за размытых границ ей сложно понимать, где ее, а где чужое. Во взрослой жизни это приводит к самым разнообразным последствиям и сложностям. Один из самых ярких примеров: почти комичная дама бальзаковского возраста, которая носит одежду не по фигуре и не по статусу, вызывающе красится, беспричинно хихикает и жеманничает, флиртуя со всеми подряд коллегами по работе. Когда она была моложе, инфантильность часто прощалась окружающими. Но чем старше человек, тем несоответствия все больше налицо.

Любой кризис, не прожитый полноценно, усложняет проживание следующего. Поскольку в развитии человека есть определенная очередность этапов взросления, каждый со своим возрастным кризисом и задачами. Если задача не была выполнена, она остается как не сданная задолженность в институте. На следующей сессии – во время следующего кризиса, его новые задачи потянут за собой и хвост нерешенных.

Иногда женщине с эдипальными пробемами везет, и она находит себе соперницу, которой проигрывает конкуренцию в пух и прах. Крушение иллюзий о себе во взрослом возрасте проживается болезненнее, чем в детстве, но позволяет все-таки определиться со своими границами, обнаружить свой размер, свои слабые, а потом и сильные стороны. И заново сформировать образ себя, свою женскую идентичность, основываясь уже на большей связи с реальностью. Проживаемый кризис в этом случае — множественный, поскольку подтягивает за собой нерешенные хвосты. Пока он длится, женщина будет проклинать судьбу от свалившейся на нее боли, но ближе к его концу обязательно обнаружит, что все-таки ей повезло. Появятся свежие ростки новой более зрелой идентичности, а значит – внутренние опоры, за которые можно ухватиться.

Второй кризис, который напрямую влияет на женскую идентичность и ее развитие – это пубертатный период. Здесь девочка снова сталкивается с конкурентными чувствами к матери но на фоне другой задачи.

Если в эдипальной фазе все прошло хорошо, девочка уступила папу маме и смирилась со своей ролью, она растет, развивается, проходит еще парочку возрастных кризисов в школе и начинает вступать в пубертатную зону. К ее концу наступает период психологической сепарации. Здесь девочке важно обнаружить свои отличия от матери, особенности и индивидуальные черты. В этом возрасте важнее становятся отношения со сверстниками. Девочка хочет завоевать их внимание, стремится настоять на своем праве быть отдельной от матери и другой во всем, что для нее важно. Встречая естественное сопротивление матери факту отдаления взрослеющего ребенка, девочка-подросток стремится получить от нее признание права на свою инаковость. Быть не похожей на мать, как было в эдипальном возрасте, а в чем-то быть совсем другой и возможно даже превосходящей маму, например в физической красоте, юности и перспективах. И как бы некоторым мамам ни было сложно с этим примириться, дочке в этот момент необходимо признание ее расцветающей женственности.

Если все это получено и все важное с матерью отвоевано. Если она принимает то, что дочь любит не хорошую музыку, а электро-хаус, не нормальную одежду а странные шляпы и платформы, не человеческий облик, а сиреневые волосы и черную помаду. Если мать далее разрешает дочке поступить не туда, куда сама мечтала, а туда, куда лучше бы и глаза ее не смотрели и т.п… Если мать признает дочь в этих отличиях, у девушки появляется уверенность в себе и способность доверять себе, своим желаниям, стремлениям и надеждам. В ее главной в этом возрасте войне – за признание сверстников, мать выступает ее союзником, а не врагом. Если же мать от тревоги, или плохо осознаваемой зависти подавляет свое чадо, один из важнейших кризисов сепарации может быть: а) так и не пройден, с вытекающими последствиями – не уверенности, не самостоятельности, избегания конкуренции; и б) пройден ценой разрыва внутренней связи с матерью и затем поиска другой взрослой фигуры для получения признания. (При условии же фиксации ребенка на более ранних стадиях развития – кризис сепарации может быть не пройден из-за сложного «хвоста» задач, с которыми ребенок не справляется.)

Только при наличии у девочки всех этих отношений с матерью, положительный вклад отца может сыграть для формирования ее женской идентичности важную роль. Когда отец умеет нормально и по-человечески подтверждать привлекательность и взросление девочки, это добавляет ей уверенности в общении с противоположным полом и учит держать хорошие границы. Если же у девочки не было полноценных и питающих отношений с матерью, или замещающей взрослой фигурой, любовь отца не поможет формированию нормальной идентичности, а скорее превратится в определенную разновидность психологического инцеста. Поскольку научить женщину быть женщиной мужчина никак не может. Как и мать в одиночку не в силах помочь сыну сформировать мужскую идентичность.

К сожалению, или к счастью – идентичностью нас никто не может наградить. Никто не может убедить женщину, что она женщина, если внутри она ощущает себя запутавшейся девочкой или протестующим подростком. Это личный выбор и ответственность каждого – идти ли на поиски своего, или оставаться незрелым, раз уже не удалось вырасти во время своего детства. Многие люди всю жизнь живут с идентичностью не взрослого человека, приспосабливаются как-то. Трудно, но живут. А кто-то выбирает дорастить себя, чтобы пожить как-то иначе. Ну а психотерапия помогает ищущим направлять усилия в нужное русло.

******************************************************************************

 Запись на индивидуальную консультацию 

Нас больше нет. Как пережить расставание

Нас больше нет. Как пережить расставание

Елена Митина

Расставание с любым человеком, с кем были действительно близкие отношения — это всегда, если не больно и тоскливо, то — как минимум — грустно и тягостно. Если расставание, разрыв, развод, прощание (отъезд на длительное время) проходит без особой грусти, печали, сожаления — это значит, что близости в отношениях никогда и не было.

Когда люди расстаются со своими партнерами — не важно, по чьей инициативе происходит разрыв, кто есть «оставляющий», а кто «оставляемый» — в любом случае, переживают оба. Иначе невозможно, если речь идет о человеческой привязанности.


когда люди расстаются

Они теряют в этот момент что-то, к чему привыкли, что было дорого, что создавало какие-то смыслы. И даже если появились смыслы новые — собственно, благодаря которым и происходит переформатирование отношений (что включает разрыв существующей формы) — это не значит, что люди не будут переживать потерю смыслов старых, потерю того, что было.

Почему так сложно пережить разрыв отношений

Когда мы расстаемся с кем-то, с кем провели какое-то время, наша жизнь достаточно резко должна поменяться, причем какое-то время сохранить состояние неопределенности. Подвешенное такое состояние. Если в обычной жизни все меняется, но очень постепенно, «капельным путем», то когда мы расстаемся с близкими, эти изменения гораздо заметней, отчетливее видимы и сильнее переживаются.

Даже если этот человек «исчадье ада, и я его так долго терпела, а теперь вот наконец-то» — все равно жизнь уже будет другой, и определенные разные переживания будут иметь место.

Иногда люди расстаются и делают вид, что они совсем не переживают и что им «как бы все равно». Но это не может быть правдой, только в случае, если отношений вообще на самом деле и не было, как я описала в начале статьи.

Один из защитных механизмов психики — обмануть себя и сделать вид, что переживаний нет. На самом деле, это усугубляет положение, затягивая предприятие и формируя бессознательную зацикленность — мозг будет посылать всяческие сигналы: что-то не прожито — в снах, в навязчивых мыслях об этом человеке и т.д.


пережить расставание

Часто после разрыва отношений нам может казаться, что все, больше ничего в нашей жизни не будет хорошо, больше ни с кем не построим близких доверительных отношений, мозг рисует совершенно мрачные картины.

Но это лишь такие фантазии, ведь мы, на самом деле, не можем знать, что будет дальше — в том числе, что будет «ничего» или что будет «только все плохо». В таких мыслях психика пытается пережить эту потерю, «прогоревать» то, что было, вернуть ценность прожитому опыту.

Важно — ни в коем случае — не останавливать переживания, связанные с разрывом отношений — не пытаться от них отгородиться, а наоборот — принять это как необходимый этап, побыть в тоске, пустоте, грусти и сожалении. Ведь при разрыве всегда есть сожаление: что-то не вышло, что-то не получилось, что-то пошло не так. Хотелось и не сбылось. Это всегда про потерю некоторых ожиданий и чаяний, вложенных в отношения.

Расставание — маленькая смерть

Это совершенно так. Мы символически умираем в прошлом для того, чтобы возродиться уже в каком-то новом качестве — в будущем. И в этом будущем мы будем уже людьми другими — людьми, пережившими расставание.

Иногда, чтобы проще справиться с расставанием — люди начинают обесценивать опыт отношений. «В этих отношениях ничего хорошего не было», «это не то, на что стоит обращать внимание». Обесценивая опыт, мозг как бы пытается вычеркнуть его из жизни, чтобы не о чем было и переживать!

Но на самом деле обесценивание опыта отношений никогда не помогает, оно лишь помогает обмануть себя на какое-то время.


обесценивание опыта отношений

Ведь любой опыт нашей жизни мы не можем вычеркнуть и забыть, чувственно — он остается в клетках нашего тела и практически невозможно его оттуда «вытравить». Чтобы справиться с потерей, важно вернуть ценность тому опыту, который был пережит. Даже если этот опыт был сложным и неоднозначным — он был ваш, и вы выбирали каждую минуту времени находиться именно там, именно с этим человеком, делая именно такие дела.

Что важно делать для того, чтобы пережить разрыв отношений

1. Иногда кажется, что после разрыва все «пропадет». Например, вы не сможете больше поговорить, поделиться чувствами с тем, с кем расстаетесь, и он навсегда останется «закрыт» для вас. Иногда бывают и такие случаи, но в большинстве своем ведь возможность обратиться и поговорить всегда есть. Попробуйте договориться с партнером о возможности обращения друг к другу в случае необходимости — просто взять телефон, набрать номер и поговорить, понять, что никто не умер, что не все так тотально и безнадежно.

2. Говорите о своих чувствах близким друзьям, людям, способным вас слушать и присутствовать рядом. Попросите не давать вам советов и не критиковать ваши поступки, а просто присутствовать и быть рядом, это самое целительное, что может быть в этот период для вас.

переживание разрыва отношений

3. При переживании разрыва часто возникает много сильных переживаний, иногда противоречивых. Это может быть злость и радость одновременно, облегчение и одиночество, обида, грусть, тоска и некоторое удовлетворение и чувство свободы. Попробуйте обозначить, какие именно чувства и состояния переживаете, и по какому поводу. Например, обида — на то, что я планировала одно, а получила от партнера — совсем другое, одиночество — от того, что нужно теперь привыкать засыпать одной и так далее.

4. Попробуйте сказать о том, чем важен и ценен был для вас тот, с кем расстаетесь. Попробуйте вернуть ему ценность, даже если это кажется невозможным. Попробуйте понять, что дали вам эти отношения, чему научили, в чем поддержали.

5. Если вы сторона «оставляемая» — попробуйте договориться с партнером о своего рода компенсации — что-то важное для вас чтобы он сделал. Например, купил бы что-то в подарок. Это, конечно, не заменит потери, но частично погреет вас. Иногда, конечно, хочется из сильной обиды не принимать ничего, но на самом деле — лучше все-таки позволить партнеру как-то выразить свою признательность за время, проведенное вместе. Ведь каждый имеет право на инициирование расставания, как бы больно это не было для другого.

6. Также, если вы сторона «оставляющая» — возможно, возникнет чувство вины или сожаления, и вы также можете предложить какую-то компенсацию, своего рода жест доброй воли.

право инициировать разрыв

В чем может помочь психотерапия

Часто опыт расставания во взрослой жизни по ощущениям напоминает нам какой-то опыт из детства. Это могут быть совсем разные эпизоды, когда мы — маленькие — вдруг остались одни, без близких, и как-то болезненно это переживали. Возможно, именно сейчас и есть такой момент — и важно «допрожить» что-то из детства, закрыть какой-то давний гештальт, получить новый опыт, взрослый, в более устойчивом и ресурсном состоянии.

Если вы чувствуете, что переживание расставания затянулось, что вам сильно плохо и печаль не проходит, что вы, к примеру, не можете смириться с реальностью, со сложившейся ситуацией, а также если начались симптомы депрессии — вы много спите или наоборот, не спите, снизился или потерян аппетит, вам перестало быть важным, в чем и как вы одеты и т.д. — в таком состоянии важно обращаться за психотерапевтической помощью.

Я как психолог работаю с различными состояниями переживания потери, расставания, потери опор и смыслов.

Психотерапия такого состояния — это, прежде всего, поиск опор — в той жизни, которая есть, возвращение в реальность, с ее ресурсами и ограничениями, возможность опереться на себя и свои сильные стороны, осознать точки бессилия и в них обрести силы, а также заметить поддержку вовне.

******************************************************************************

 Запись на индивидуальную консультацию 

Базальный уровень дофамина, дофаминовые ловушки и качели.

Базальный уровень дофамина, дофаминовые ловушки и качели.

 Андрей Беловешкин
Когда мы с вами обсуждаем дофамин, то важно не только его среднее количество, но и базовый уровень и размах колебаний. Сегодня поговорим про базовый уровень дофамина. Этот уровень определяет исходную достаточно постоянную величину. Чем выше базовый уровень, тем выше уверенность в себе, жизнестойкость и устойчивость как к радости, так и к горю. Раскачка уровня дофамина резко вверх и вниз (стимуляции зависимостями) приводит к падению его базового уровня.
Базальный уровень дофамина, дофаминовые ловушки и качели.
Базальный уровень дофамина, дофаминовые ловушки и качели.

Дофамин придаёт нам ощущение силы, жизнестойкости, энергичности и собственных возможностей. Соответственно тот, кто испытывает недостаток дофамина, часто страдает от апатичности, слабости и прозябающей депрессии. С другой стороны избыток дофамина может привести к беспокойству, страху, излишнему нервному напряжению, мании и галлюцинациям. Беспокойство, вызванное излишком дофамина и его производного норэпинефрина, может скрывать под собой депрессию.

Базовый уровень дофамина.

Базовый уровень дофамина складывается из множества отдельных значений. Это и физические ресурсы, и психологические и социальные. Высокий базовый уровень дофамина – это постоянное получение его из множества аспектов повседневной деятельности.

Наша цель – это много маленьких стимулов, равномерно распределенных в течении дня и «заслуженных». Здоровый человек получает своё удовольствие (дофамин) равномерно в течении дня небольшими порциями, а при шизофрении или наркомании поток дофамина скачет резкими рывками — то всё вокруг очень плохо и мрачно, то мощный всплеск дофамина от маниакальной мечты, то потом опять всё плохо. Надо чтобы шизофреник или наркоман снова научился получать радость небольшими но частыми вливаниями. Для этого ему надо радоваться жизни, смотреть по сторонам как все люди, находить что-то интересное разглядывая мир и других людей, наслаждаться общением с людьми, книгами, фильмами, природой и просто хорошей погодой. Тогда уровень дофамина будет постоянно поддерживаться на нормальном уровне небольшими порциями радости и шизофренику или наркоману не надо будет уходить в придуманный или наркотический мир за глотком удовольствия.

Проблема низкого и высокого базового уровня дофамина.

Если у вас хронически пониженный дофамин, то вы не будете мотивированы что-то делать на химическом уровне вашего мозга. Невролог Джон Саламон провёл исследование на крысах, которым предлагалось на выбор две кучки еды. Одна была прямо перед ними, а вторая, размером в два раза больше, находилась за невысоким забором. Крысы с пониженным уровнем дофамина почти всегда шли по лёгкому пути, выбирали небольшую кучку еды, и не пытались перелезть через забор, чтобы получить большее вознаграждение.

В другом исследовании группа учёных сравнила мозг хваткого, предприимчивого человека с мозгом бездельника. Исследователи обнаружили, что у тех, кто готов много работать за вознаграждение, наблюдаются высокие уровни дофамина в префронтальной коре и стриатуме — двух участках мозга, ответственных за мотивацию и награду. А вот у бездельников дофамин присутствует в передней островковой области мозга, это область, ответственная за эмоции и за восприятие риска.

«Низкий уровень дофамина заставляет людей и других животных меньше работать для чего-то, то есть он больше связан с мотивацией и анализом затрат и преимуществ, чем с самим удовольствием», – считает Саломони. За счет действия дофамина человек решается на новые свершения, открытия, подвиги и даже безумства. Если в организме не хватает дофамин, человек становится унылым. Выброс в кровь гормона происходит, когда человек занимается тем видом деятельности, которая позволяет получить ему истинное удовольствие и наслаждение.

При снижении базального уровня дофамина возникает т.н. «синдром недостатка вознаграждения», который характеризуется снижением базального уровня дофамина из-за недостаточной мощности рецепторов, и это приводит к необходимости поиска человеком факторов, способных вызвать повышение уровня дофамина. Т.е. низкий базальный уровень дофамина значительно повышает риск наркомании и зависимого поведения.

Дофаминовая ловушка (наркотик или иная стимуляция).

В фундаментальном научном исследовании 1954 года которое проводили канадские ученые Джеймс Олдс и Питер Милнер было обнаружено что стимуляция определенных зон мозга, особенно в среднего узла переднего мозга, у лабораторных мышей с помощью низковольтных электрических разрядов через внедренные в мозг электроды вызывает доставляет грызунам очень большое удовольствие. Ученые поместили мышей в специальный ящик и позволили мышкам самим нажимать на рычаг стимулятора сколько им угодно.

И мыши стали нажимали этот рычаг до 1000 раз в час (!), забывая о еде, сне и детенышах — чуть не погибнув от истощения. Это дало основание предположить, что стимулируется «центр наслаждения». Один из главных каналов передачи нервных импульсов в этом участке мозга — дофаминный, поэтому исследователи выдвинули версию, что главное химическое вещество, связанное с наградой и удовольствием — это дофамин. Так была обнаружена «система поощрения» мозга, главными нейромедиаторами которой являются дофамин и серотонин. Мышки просто превратились в наркоманов, которые пристрастились к дофамину. После того, как учёные отключили мышкам электроды, понадобилось несколько недель, чтобы они перестали пытаться давить на рычаг самостимулятора и пришли в нормальное поведение. Этот эксперимент стал классическим в нейробиологии, и был многократно повторен и изучен в различных лабораториях мира.

Дофаминовая ловушка – это ловушка постоянной самостимуляции. Это когда человек все стимулирует и стимулирует себя наркотиком до полного изнеможения, но так и не достигает желаемого. Это относится и к перееданию, наркотикам, лайканью, репостам, постоянной проверки почты и т.д. Суть петли в том, что дофамин продуцирует удовольствие не столько от получения желаемого, сколько от самого поиска. Петля – это когда вы что-то делаете для кайфа, от скуки, без реальной потребности и без нужды. Как только этот нейромедиатор становится связанным с петлей психологического вознаграждения, желание получить еще больше наград становится всеобъемлющей заботой мозга.

Раскачка дофаминовой лодки.

По возможности, старайтесь избегать резких скачков уровня дофамина, вызванного наркотическими сигналами. Человек умнее мышки, но иногда ему тоже хочется обмануть природу и получить поощрение легким способом, подняв уровень дофамина искусственно. Поскольку дофамин — это нейромедиатор работающий в мозгу, принять его в таблетках или уколах невозможно, поскольку он не пройдет защитные барьеры коры головного мозга. Однако есть химические вещества которые повышают уровень дофамина опосредованно – это, например, все наркотики (включая алкоголь и никотин) и некоторые антидепрессанты.

Продуктивная фаза.

В ее основе лежит все, что искусственно поднимает уровень дофамина: наркотики, бессонница, видеоигры, серфинг в интеренете, смакование своих фантазий, дофаминовая еда, просмотр порно, мастурбация и многое другое. Условно, назовем это все наркотиками, а человека, тратящего много времени на эти вещи – наркоманом.
При приеме наркотиков, дофамин накапливается в синаптическом пространстве, и не удаляется из него вовремя. Вместо этого, он снова прикрепляется к рецепторам принимающей клетки, и электрический сигнал поощрения усиливается и передается снова и снова. Так что же происходит при исскуственном повышении уровня дофамина? Разумеется сбой «системы поощрения». Мозг больше не может правильно решать что хорошо и что плохо. Ощущения доставляют больше удовольствия чем обычно, цвета становятся красивыми и яркими, голоса громкими и насыщенными тембром, любые ассоциации кажутся возможными и достоверными. Почти любая первая пришедшая мысль кажется правильной и интересной. Мозгу становиться тяжелее переключиться на события приходящие из реального мира, ведь внутри вдруг все стало таким интересным и важным.

Негативная фаза.

После окончания действия наркотика происходит резкое падение уровня нейромедиаторов, наступает депрессия и раскаяние, отчего уровень нейромедиаторов падает еще ниже нормы. Наркоман от этого испытывает неудовлетворенность, и через некоторое время ему все большую радость доставляют воспоминания о «кайфе», и он снова потянется за наркотиком…

Постепенно наркотики могут все больше будут ассоциироваться в памяти с удовольствием (т.е. с дофамином), и всё тяжелее будет от них отказаться контраргументами. Если наркоман вовремя не остановит этот печальный цикл, то в реальной жизни начнутся проблемы (потеря работы, друзей, семьи). От тяжелых мыслей о навалившихся проблемах уровень дофамина будет снижаться еще больше, и наркотики будут выглядеть ещё более более привлекательными на фоне потускневшей реальности. Избалованный дофамином мозг перестаёт рассматривать природные удовольствия (еда, секс, общение с окружающими) как должное вознаграждение. С ними начнут ассоциироваться скорее неприятные воспоминания (потеря социального статуса, отторжение обществом, импотенция, потеря вкуса пищи, и т.д.). Наркотики постепенно становятся уже не удовольствием, а способом хоть как-то отвлечься от проблем и немного поднять себе настроение.

В негативной фазе тоже происходит «негативная самостимуляция», только движет её уже не сам человек, а внешние обстоятельства: чем больше проблем возникает после психоза, тем больше неприятных мыслей появляется, чем чаше они возникают, тем больше возникает с ними негативных ассоциаций. Постепенно одно упоминание о проблеме или один взгляд на ассоциированный с ней предмет может испортить настроение человеку на весь день. Человек впадает в депрессию, он отгораживается от общества, теряет работу, семью, друзей и т.д. Из-за этого у него становится ещё больше проблем, и мир становится ещё более мрачным.

Падение базового уровня.

Так продуктивная фаза стимуляции может перейти в негативную, а потом наоборот — если уровень дофамина долго находится ниже нормы, то наркоман потянется за новой дозой, а шизофреник снова уйдёт в придуманный им мир за глотком дофамина. Продуктивная и негативная фазы тесно связаны, и раскачивают уровень дофамина как качели. Чтобы остановить это и привести дофамин в норму, человеку необходимо контролировать свои мысли и действия, чтобы не допускать чрезмерного завышения дофамина в продуктивной фазе и чрезмерного занижения во время негативной.

Базальный уровень дофамина, дофаминовые ловушки и качели.
При постоянной раскачке происходит падение базового уровня дофамина из-за разрушения дофаминовых нейронов, так и снижение чувствительности дофаминовых рецепторов из-за постоянной раскачки и стимуляции. «Система поощрения» постепенно приспосабливается к чрезмерно завышенному потоку дофамина, и снижает количество активных рецепторов, чтобы защитить свои клетки от перенапряжения. Таким образом прежние дозы наркотиков уже не приносят того удовольствия что раньше, и наркоман вынужден повышать дозировки чтобы испытать прежние ощущения.

Срединный путь (высокий базовый уровень без резких скачков).

Подробно про это я еще напишу, пока кратко. В буддизме (основной религии Китая и Юго-Восточной Азии), даже есть целое учение о «Четырех благородных истинах», согласно которому страдания и депрессия являются неотъемлемой частью жизни, и просходят они от неудовлетворенных желаний, то есть для избавления от депрессии нужно уменьшить или отбросить ненужные желания, но при этом важно найти свою «золотую середину» и верно отделить нужные желания от ненужных. Таким образом, контролируя свои мысли, пристрастия и желания, человек может держаться «срединного пути», т.е. не впадать ни в продуктивную фазу (чрезмерное удовольствие), ни в негативную (чрезмерное самобичевание).

16 шагов к сохранению дофаминовых рецепторов.

16 шагов к сохранению дофаминовых рецепторов

Как сохранить дофаминовые рецепторы в норме.

  1. Не давите на педальку. Важно сохранять и оберегать то, что вас радует и не делать того, что убивает нашу восприимчивость. Надо не вводить в организм желаемые вещества, а помогать организму самостоятельно вырабатывать их. Не формировать у себя зависимости от того, чего можно избежать. Назовем это «не искушать судьбу». Не создавайте себе искушений, не подвергайте себя соблазнам — вы же знаете, где бывает бесплатный сыр, не так ли?Типичные «педальки-стимуляторы»:

    1. Наркотики (тяжелые, кокаин, алкоголь, никотин, кофеин и др.)
    2. Зависимое поведение (включая агрессию, лотереи, ставки, видеоигры, порно, мастурбацию и др.)
    3. Самостимуляция (в виде обдумывания сверхважных идей)

  1. Достигайте целей. Очень полезно сформулировать осознанно цель, принять осознанное решение и выполнить его. Это при систематическом использовании тренирует «рефлекс цели». Дофамин вырабатывается при получении удовольствия, это, так сказать вещество-гедонист. К счастью, все, что нужно сделать — это натренировать ваш мозг. Не суть важно, чего вы добились — дошли, наконец-то, до киоска с шаурмой или защитили докторскую диссертацию — достижение цели переводит центры удовольствия в «режим праздника».

Не обязательно ставить перед собой масштабные цели. Начните оценивать ежедневные задачи как определенные достижения. Продержались все утро, не зайдя на Facebook?! Да вы просто молодец! Получите свою награду, поскольку цель достигнута! Дофамин в каждый дом! Теперь понятно, откуда берется совет делить крупную задачу на мелкие? Больше дофамина, друзья!

3. Празднуйте и поощряйте себя за любые, даже маленькие достижения.

Долой скромность! Надо отмечать и награждать себя! Это очень важно, так как часто люди скучно принимают свои даже крупные достижения.

4. Планируйте приятные дела заранее и думайте о них.

Вот простое упражнение: запланируйте одно приятное лично для вас дело на завтра и периодически вспоминайте о нем на протяжении дня? Да, даже мысли о предстоящем приятном деле вызывают выброс дофамина.

 

5. Научитесь различать «счастье» и «обещание счастья».

Да, это трудно. Но ежедневные эксперименты позволят вам почувствовать разницу. Давайте сделаем ориентировочную таблицу.

Большинство из нас уделяет гораздо больше внимания обещанию приятных чувств, а недействительному неприятному ощущению, которое сопровождает дофаминовое желание. Попробуйте отследить, когда желание вызывает стресс и тревогу. Когда вы поддаетесь соблазну, отвечаете ли вы на обещание награды? Или пытаетесь снять тревожность?

Дофамин, «обещание счастья»

«возбуждающее удовольствие»

Эндорфины «счастье»

«удовлетворяющее удовольствие»

Предвкушение удовольствия Непосредственное переживание удовольствия
Страх потерять (срочность, дефицит) Смакование
Тревожность, неприятный зуд и раздражительность Умиротворение и блаженство
Физические симптомы стресса Расслабление
Действие Покой, сон
Очень часто – выдуманные иллюзорные потребности Удовлетворение ваших личных настоящих потребностей. Как ни странно, большинство истинных потребностей совпадают с физическими, психологическими и социальными ресурсами.
При достижении цели часто возникает опустошение, если цель была ложной.

Очевидно, обещание награды необходимо нам, чтобы мы были вовлечены в жизнь. Если повезет, система подкрепления даст нам не только это — но будем надеяться, что она и не обернется против нас. Мы живем в мире технологий, рекламы, круглосуточных возможностей, которые постоянно вызывают у нас желания и редко их удовлетворяют. Если мы хотим владеть собой, нам нужно отличать настоящие награды, которые придают нашей жизни смысл, от ложных, которые отвлекают нас и порождают зависимости. Научиться этому, пожалуй, лучшее, что мы можем. Это не всегда просто, но понимание процессов, происходящих в мозге, способно слегка облегчить задачу.

  1. Улучшите серотониновую систему.Об этом будем говорить на семинаре.

7. Согласовать серотонин и дофамин.

Системы могут работать и несогласованно друг от друга. Определенные люди, находящиеся в состоянии депрессии, вообще не могут испытывать никакого удовольствия, а их аппетитивная и консуматорная системы не функционируют (низкий дофамин). Они не способны предвкушать хорошее времяпрепровождение, и даже если их друзьям удается вытащить их в ресторан или другое приятное место, они не могут получить от этого удовольствие. Однако некоторые в состоянии депрессии, несмотря на эту неспособность предвкушать, ощущают повышение настроения, когда их заставляют пойти на ужин или какое-нибудь мероприятие. Это происходит потому, что, хотя «система предвосхищающего аппетита» работает у них плохо, вторая система (система конечного удовольствия) продолжает функционировать (эндорфины в норме).

 

  1. Еда и добавки.

Белковая пища, содержащая тирозин и фенилалаинин (аминокислоты, из которых в организме синтезируется дофамин): любой качественный белок – особенно бобовые, рыба, яйца, творог. Бетаин (говорим о нем на курсе здорового питания). Можно отдельно принимать эти аминокислоты, но особого смысла я в этом не вижу.

  1. Упражнение для выработки защиты.Под микроскопом: кто управляет вашими дофаминергическими нейронами? Ищите, где реклама обещает вас награждение сладким будущим?
    Присмотритесь, как продавцы пытаются развести вас на обещании награды. Сыграйте с собой в эту игру, когда отправитесь в продуктовый или увидите рекламу. Какие запахи вас окружают? Что вы видите? Слышите? Распознав техники соблазна, вы сможете увидеть товар таким, каков он есть, и устоять перед искушением.
  1. Иметь много целей для дофамина!Что бы вас много что радовало и вы могли ждать! Если вы сосредотачиваете всю вашу страсть на одном деле, то ваш дофамин становится крайне уязвим! Чем больше радостных хобби и занятий у вас будет, тем лучше. Для этого составьте чек-лист радующих вас дел. Да, прямо сейчас.

 

  1. Дофаминизируйте ваши неприятные дела.Неприятные обязанности по дому можно сделать более привлекательными, если учредить за них приз. А если награды за поступки отодвинуты в далекое будущее, можно выжать из нейронов чуть больше дофамина, помечтав о том времени, когда наступит долгожданное воздаяние за труды (как в рекламе лотереи).
  1. Вы принимаете обещание награды за счастье. Обещание награды крайне сильно, и мы продолжаем гнаться за тем, что не дает счастья, и потребляем то, что приносит больше страданий, чем удовольствий. Поскольку погоня за наградой — главное предназначение дофамина, он никогда не прикажет вам остановиться — даже если результат не соответствует обещанию. Когда мы освобождаем себя от обещаний ложных наград, то зачастую обнаруживаем, что объект, в котором мы искали счастья, был главным источником наших страданий.

Проверьте обещание награды от искушения, которому вы регулярно поддаетесь из-за того, что мозг уверяет вас, будто оно вас осчастливит. Чаще всего на моих занятиях выбирали еду, шопинг, телевизор и трату времени в Интернете — от электронной почты до покера. Внимательно предавайтесь развлечению, не бросайтесь в него с головой. Отметьте, что дает вам обещание награды: предвкушение, надежду, восторг, тревогу, выделение слюны — все, что происходит в вашей голове и в теле. Потом позвольте себе сдаться. Каков опыт соблазна по сравнению с ожиданием? Исчезло ли обещание награды, или оно все еще побуждает вас есть больше, тратить больше, посидеть подольше? Когда вы пресыщаетесь (если это вообще происходит)? Или вы просто достигаете момента, когда уже не в состоянии продолжать, потому что переели, устали, раздражены, опаздываете или «награда» закончилась?

Люди, которые пробуют это упражнение, обычно приходят к одному из двух результатов. Некоторые обнаруживают, что когда они внимательно подходят к опыту наслаждения, то удовлетворяются гораздо меньшим, чем ожидали. Другие осознают, что опыт вовсе не удовлетворяет, раскрывают огромный зазор между обещанием награды и реальным переживанием. Оба наблюдения помогут вам лучше владеть собой в том, что казалось вам неподконтрольным.

  1. Влюбитесь.
  1. Имейте развитую сеть социальной поддержки.Делитесь радостным и планируйте приятное для других.
  1. Сон.

Существуют и другие способы быстрого поднятия дофамина, которые надо тоже обязательно учитывать. Недавние научные исследования показали что бессонница — это один из самых сильных натуральных методов поднятия дофамина.Когда заключенных в тюрьмах пытали лишением сна, то у них тоже начинались галюцинации и психозы. По-видимому здесь главную роль играет то что лишенный сна мозг не отдыхает и лишний дофамин вовремя не удаляется из синапсов. Кроме того, человек лишенный сна скорее всего думает о чём-то приятном, чтобы хоть как-то расслабиться. Поэтому хороший сон для человека с проблемами дофамина просто жизненно необходим, и ему не стоит лишать себя полноценного сна ради обдумывания своих сверхидей и мечтаний. Другими средствами резко повышающими дофамин которые следует избегать, является конечно прием наркотиков и алкоголя. 

  1. Физические упражнения.Но ведь два последних пункта вы знали и без меня, верно? 
  2. Источник:
    Использованы материалы из книги Келли Макгонигал (Kelly McGonigal) «Сила воли». Советую ее прочитать.Андрей Беловешкин

Не жмите на педальку или величайший дофаминовый обман мозга.

Не жмите на педальку или величайший дофаминовый обман мозга.

 Клетки нашего мозга (нейроны) передают сигналы друг другу с помощью особых веществ, которые называются нейромедиаторами. Своеобразный язык клеток. Нейромедиаторов в мозге несколько, сегодня мы будем говорить о дофамине (допамине). Для простоты восприятия мы разберем его в два подхода. Узнаем, почему важно » не жать на педальку». Как можно сжечь свои дофаминовые рецепторы. Как с вами играют. Зависимости и нейромаркетинг.

Не жмите на педальку или величайший дофаминовый обман мозга.

 Почему дофамин?

Почему дофамину уделяется такое большое внимание в настоящее время? Дело в том, что эта небольшая молекула регулирует целый набор жизненно важных сфер, таких как мотивация, удовольствие, обучение, настойчивость и устремленность. Также важным моментом является тот факт, что дофаминовая система очень хрупка и ее можно легко сломать. В головном мозге всего только около семи тысяч вырабатывают дофамин (общее число нейронов в ЦНС – 86 миллиардов!), т.е. дофаминовые нейроны очень малочисленны. Поэтому эта система часто нарушается и многие ее изменения необратимы или трудно обратимы. Поэтому наркологи и говорят, что бывших наркоманов не бывает. Любые нарушения дофаминовой системы вызывают ее преждевременное старение.

С нарушением дофаминергической системы связывают такие расстройства, как ангедония, депрессия, деменция, патологическая агрессивность, фиксация патологических влечений, синдром персистирующей лактореи-аменореи, импотенция, акромегалия, синдром беспокойных ног и периодических движений в конечностях. По данным исследований, процесс старения проявляется уменьшением объёма и массы головного мозга и уменьшением числа синаптических связей; кроме уменьшения числа церебральных рецепторов, имеет место и медиаторная церебральная недостаточность.

С возрастом уменьшается количество и плотность дофаминовых D2-рецепторов стриатума, снижается концентрация дофамина в подкорковых образованиях головного мозга. Клиническими проявлениями этих изменений являются обеднение мимики, некоторая общая замедленность, сгорбленная, старческая поза, укорочение длины шага. «Дофамин-чувствительные» изменения отмечаются также в когнитивной сфере: с возрастом снижается быстрота реакции, становится труднее усваивать и реализовывать новую программу действия, снижается уровень внимания, объём оперативной памяти.

Основные функции дофаминовой системы:
1. Заставляет нас достигать целей, обещая при этом золотые горы (система поощрения)
2. Помогает переключатся с одной задачи на другую.
3. Выделяется при мыслях о награде.
4. Падает при мыслях о невозможности достичь награду
5. Помогает вам фокусироваться на том, что для вас важно.
6. Сразу скажу про обман: дофамин дает вам лишь обещание счастья, но не само счастье! Еще раз: большинство людей путают обещание счатьстья и счастье, но это совершенно разные вещи! Нельзя их путать!

1. Система поощрения.

Дофамин является одним из факторов внутреннего подкрепления и служит важной частью «системы поощрения» мозга, поскольку вызывает чувство удовольствия (или удовлетворения), чем влияет на процессы мотивации и обучения. Когда у нас возникает потребность, то выделяется дофамин, который заставляет нас шевелится и предринимать действия, чтобы достигнуть цель. В 2001 году стэнфордский нейробиолог Брайан Кнутсон опубликовал убедительное исследование, в котором доказал, что дофамин отвечает за предвкушение, а не за переживание награды.

Дофамин естественным образом вырабатывается в больших количествах во время позитивного, по субъективному представлению человека, опыта — к примеру, секса, приёма вкусной пищи, приятных телесных ощущений, достижения поставленных задач и др. Нейробиологические эксперименты показали, что даже воспоминания о позитивном поощрении могут увеличить уровень дофамина, поэтому данный нейромедиатор используется мозгом для оценки и мотивации, закрепляя важные для выживания и продолжения рода действия.
Ключевым звеном мозговой системы вознаграждения является сеть мезолимбических дофаминовых нейронов — нервных клеток, расположенных в вентральной области покрышки (ВОП-VTA) у основания мозга и посылающих проекции в различные отделы передней части мозга, главным образом в прилежащее ядро (nucleus accumbens). Нейроны ВОП высвобождают из терминалей аксонов нейротрансмиттер дофамин, связывающийся с соответствующими рецепторами нейронов прилежащего ядра. Дофаминовый нервный путь из ВОП в прилежащее ядро играет важную роль в развитии наркотического привыкания: животные с повреждением этих мозговых структур полностью утрачивают интерес к наркотикам.
Избыток
Дефицит
Норма
Зависимости (стимуляторы)
Зависимости (токсикомании, алкоголизм)
Здоровые отношения
Импульсивность
Депрессия
Feelings of well-being, satisfaction
Мания
Агедония (неспособность получать удовольствие)
Удовольствие и награда при выполнении дел
Сексуальный фетишизм
Нехватка амбиций и драйва
Здоровое либидо
Сексуальные зависимости
Неспособность к длительным привязанностиям
Привязанности, способность разделять чувства
Нездоровая тяга к риску
Низкое либидо
Мотивированный
Агрессия
Эректильная дисфункция
Здоровая оценка рисков
Психозы
Социальные фобии и тревожные расстройства, компульсивные расстройства
Глубокий взвешенный выбор
Шизофрения
Паркинсон
Реалистичные ожидания способность радоваться мелочам
 Двигательная гиперактивность
непоследовательным и прерывающимся мыслительным процессам, характерным для шизофрении.
Если окружающая среда вызывает гиперстимуляцию, излишне высокий уровень допамина приводит к возбуждению и повышенной энергичности, которые затем меняются на подозрительность и паранойю.
Когда он слишком высокий, концентрация становится суженной и интенсивной.
Плохой сон, «синдром беспокойных ног»
При слишком низком уровне допамина мы теряем способность к концентрации.
Слишком низкий уровень с когнитивными проблемами (плохая память и недостаточная способность к обучению), недостаточной концентрацией, трудностями при инициализации или завершении различных заданий, недостаточной способностью концентрироваться на выполнении заданий и разговоре с собеседником, отсутствием энергичности, мотивации, неспособностью радоваться жизни, вредными привычками и желаниями, навязчивыми состояниями, отсутствием получения удовольствия от деятельности, которая ранее была приятной, а также с замедленными моторными движениями.

2. Активация дофаминергической передачи

необходима при процессах переключения внимания человека с одного этапа когнитивной деятельности на другой. Таким образом, недостаточность дофаминергической передачи приводит к повышенной инертности больного, которая клинически проявляется амедленностью когнитивных процессов (брадифрения) и персеверациями (мусоленьем одного и того же).

3. Почему нам приятно от мыслей о предстоящем удовольствии?

Почему мы можем часами смаковать предстоящее наслаждение? Последние исследования показывают, что выработка дофамина начинается ещё в процессе ожидания удовольствия. Это очень важно. Размышления уже спровоцируют выброс дофамина и желание еще больше возрастет.

Как сжечь дофаминовые рецепторы?
Сжигает все, что стимулирует выброс дофамина, но не удовлетворяет потребности (ресурсы здоровья). 
1. Наркотики (никотин, алкоголь,
2. Зависимости (сладкое, порно, лотереи, казино и др.)
3. Зависимое поведение, агрессия (насилие) и др.
4. Зацикленность на мыслях, которые приносят удовольствие (и человек крутит их в голове, чтобы завестись).

Наркотики и дофамин.

Наркотики необратимо (труднообратимо) меняют дофаминовые нейроны. Как и любое удовольствие, которое сильное и частое. В частности, многие наркотики увеличивают выработку и высвобождение дофамина в мозге в 5—10 раз, что позволяет людям, которые их употребляют, получать чувство удовольствия искусственным образом. Так, амфетамин напрямую стимулирует выброс дофамина, воздействуя на механизм его транспортировки. Другие наркотики, например, кокаин и некоторые другие психостимуляторы, блокируют естественные механизмы обратного захвата дофамина, увеличивая его концентрацию в синаптическом пространстве. Морфий и никотин имитируют действие натуральных нейромедиаторов, а алкоголь блокирует действие антагонистов дофамина.

Если пациент продолжает перестимулировать свою «систему поощрения», постепенно мозг адаптируется к искусственно повышаемому уровню дофамина, производя меньше гормона и снижая количество рецепторов в «системе поощрения», один из факторов побуждающих наркомана увеличивать дозу для получения прежнего эффекта. Дальнейшее развитие химической толерантности может постепенно привести к метаболическим нарушениям в головном мозге, а в долговременной перспективе потенциально нанести серьёзный ущерб здоровью мозга.

Предвкушения и мотивация.

Дальнейшие исследования показали, что дофамин в мезолимбической системе у животных и людей повышается от вкусной еды, приятных телесных ощущений, секса, и от ассоциированных с ними мыслей. Соответственно, дофамин там резко падает от голода, холода, боли, неприятных телесных ощущений и ассоциированных с этим мыслей. То есть повышение дофамина в мезолимбике маркирует полезные для выживания и размножения действия, а падение дофамина — маркирует вредные и опасные действия.

Повышение дофамина в мезолимбике вызывает у человека чувство удовольствия, а понижение — чувство неудовольствия, что потом записывается в память, ассоциируется нейронными связями с данным действием, и помогает людям и животным определять надо ли снова делать данное действие в будущем, или надо его избегать. Кроме того, активизация/деактивизация некоторых отделов «системы поощрения» (в частности «вентральная область покрышки») влияет на префронтальную кору головного мозга (мезокортиальный путь), отвечающую за движение и принятие решений, и таким образом влияет на то, будет ли человек выполнять задуманное ранее действие или нет.

Согласно очень популярной в нейрофизиологии «теории Хебба», если активизация нейронов достаточно сильная, то между нейронами которые активизируются одновременно могут даже возникнуть новые межнейронные связи, а существующие межнейронные связи могут разрушится если уже связанные нейроны не активизируются одновременно по каким-то причинам. То есть мысли также вляют на структуру межклеточных связей между нейронами (синапсы), а потом это изменение связей изменяет поток нейромедиаторов через эти нейроны.Таким образом, мысль влияет на архитектуру нейронных связей и на выработку нейромедиаторов в мозгу, и наоборот — нейромедиаторы и уже существующая архитектура нейронов влияют на последующие мысли человека. 
В природе такие автоматизированные «ассоциативные связи» обычно полезны, и даже необходимы для принятия решений, ведь в дикой природе у животных нет наркотиков, а натуральная “сиcтема поощрения” в процессе эволюции создала достаточно сдержек и противовесов чтобы животное не навредило само себе. Например, при переедании у животного возникает боль в желудке, понижающая дофамин; после оргазма вырабатывается глутамат который резко снижает выработку дофамина после секса, чтобы животное отдохнуло; а если животное долго будет думать о чём-то непродуктивном, то голод, холод и хищники ему быстро напомнят о реальности.
Когда человек принимает решение делать или нет какое-либо действие, то обычно он сначала ищет в памяти похожие обстоятельства. Если оказывается, что в прошлом у него уже была точно такая проблема, он помнит как он её решил, помнит что это решение доставило потом удовольствие, и за прошедшее время не возникло новых нейронных связей которые бы отмаркировали старое решение как неверное, — то человек часто не тратит много времени на раздумья, а быстро принимает записанное ранее решение или быстро повторяет прежнюю логику решения.
Есть также много исследований, доказывающих что дофамин необходим для запоминания и забывания. Если какое-либо событие было для человека очень приятно или очень неприятно, то он обращает на него особое внимание, т.е. дофамин усиливает связанные с этим событием различные нейромедиаторы, и это событие хорошо запоминается, а то что было безразлично (дофамин остался на обычном уровне) — быстро забывается.
Таким образом, дофамин — это нейромедиатор в мозгу, который выполняет две важные функции: служит нейромедиатором поощрения и служит в системе оценки и мотивации. Дофамин также необходим для запоминания, принятия решений и обучения.
Например, когда здоровым лабораторным мышам искусственно заблокировали дофамин, то они сидели на одном месте часами, игнорируя еду, секс и развлечения, и чуть было не погибли от истощения.

Нормальная работа дофаминовой системы.

За небольшими исключениями, данная система контролирует не столько награды, сколько наказания, путем перекрывания дофамина. В таких случаях уровень дофамина падает, заставляя нас предпринимать активные действия. В итоге система поощрений ненадолго возвращает дофамин, и нам становится хорошо. Этот же механизм работает, например, при победе на спортивном соревновании, похвале или осуждению других людей, и т.д. Падение дофамина подгоняет нас к достижению цели, что может быть достигнуто ценой перенапряжения и стресса.
Так что же происходит при исскуственном повышении уровня дофамина? Разумеется сбой «системы поощрения». Мозг больше не может правильно решать что хорошо и что плохо. Ощущения доставляют больше удовольствия чем обычно, цвета становятся красивыми и яркими, голоса громкими и насыщенными тембром, любые ассоциации кажутся возможными и достоверными. Почти любая первая пришедшая мысль кажется правильной и интересной. Мозгу становиться тяжелее переключиться на впечатления приходящие из реального мира, ведь внутри вдруг все стало таким интересным и важным. При приеме легких доз наркотиков мозг еще как-то может себя контролировать, но с увеличением дозы, дофамин поднимается выше критических уровней и педаль тормоза мыслей (глутамат) уже почти не работает — наступает острый психоз.
Человек себя больше вообще не контролирует — в буквальном смысле. После окончания действия наркотика происходит резкое падение уровня нейромедиаторов, наступает депрессия и расскаяние, отчего уровень нейромедиаторов падает еще ниже нормы. Наркоман от этого испытывает неудовлетворенность, и через некоторое время ему все большую радость доставляют воспоминания о «кайфе» и он снова потянется за наркотиком… Учёные показали, что на мозговую систему вознаграждения наркотические вещества оказывают более сильное и глубокое стимулирующее действие, нежели какие-либо естественные факторы вознаграждения.
Если наркоман вовремя не остановит этот цикл, то в реальной жизни начнутся проблемы (потеря работы, друзей, семьи). От тяжелых мыслей о потускневшей реальности уровень дофамина будет снижаться еще больше, и еще больше захочется уйти в нереальный мир. Все остальное постепенно начнет терять значение. Избалованный дофамином мозг может временно пересмотреть уровень «нормы» для потока дофамина в сторону увеличения, и тогда природные удовольствия (еда, секс, общение с окружающими) уже не будут рассматриваться как должное вознаграждение. С обычными природными удовольствиями начнут ассоциироваться скорее неприятные воспоминания (потеря социального статуса, отторжение обществом, импотенция, потеря вкуса пищи, и т.д.).
А в дальнейшем при регулярном употреблении во столько же раз снизится чувствительность дофаминовых рецепторов. Чем сильнее и регулярнее воздействие, тем больше последствий. Снижение чувствительности происходит через уменьшение плотности рецепторов на единицу площади мембраны клетки, на которой они располагаются). Наверное, все представляют себе человека под галоперидолом? Вот это ожидает каждого, кто убьёт свои дофаминовые рецепторы. Их, кстати, в мозге не так и много по сравнению с другими, всего примерно 400 тысяч (чтобы понимать масштаб: у нас в мозге примерно 100 млрд нервных клеток). Восстанавливаются они долго и больно, некоторые исследования говорят, что до 3-4 лет, причём разные виды рецепторов с разной скоростью. И, что самое плохое, именно рецептор D2 восстанавливается хуже всех. Ну а хроническое издевательство над дофаминовыми рецепторами приводит к экспрессии гена, ответственного за их синтез и дальше уже придётся жить вообще без них.

Агрессия. 

Допамин выделяется и во время агрессии. В одной клетке держали самца и самку. По соседству с ними были пять посторонних мышей. После этого самку убирали из клетки, а к самцу подсаживали бывших соседей. Самец довольно агрессивно на это реагировал: кусал и иным образом нападал на посторонних. Позже в клетку была добавлена кнопка, на которую мышь должна была нажать носом, если хотела, чтобы “лишние” были удалены. Быстро освоившись, мышь постоянно нажимала на кнопку. После этого тому же самцу была сделана инъекция препарата, который подавил чувствительность допаминовых рецепторов — и он практически перестал нажимать на кнопку. Таким образом, авторы эксперимента пришли к выводу, что во время агрессии в организме мыши вырабатывается допамин. 

Активность, решительность и дофамин.

Однако тут есть и более сложная зависимость: Оказалось, что добровольцы с низким уровнем дофамина были гораздо менее настойчивы в попытке выиграть деньги и в то же время активнее демонстрировали агрессивное поведение. Между тем до сих пор было принято считать, что стимулируют агрессию только высокие уровни дофамина.
Как система подкрепления заставляет нас действовать? Когда мозг замечает возможность награды, он выделяет нейромедиатор дофамин. Дофамин приказывает остальному мозгу сосредоточиться на этой награде и во что бы то ни стало получить ее в наши жадные ручонки. Прилив дофамина сам по себе не вызывает счастья — скорее просто возбуждает. Мы резвы, бодры и увлечены. Мы чуем возможность удовольствия и готовы усердно трудиться, чтобы его достичь.
Дофамин отвечает за действие, а не за счастье. Обещание награды требовалось, чтобы не проворонить выигрыш. Когда возбуждалась система подкрепления, они переживали предвкушение, а не удовольствие. С притоком дофамина этот новый объект желания кажется критически необходимым, чтобы выжить. Когда дофамин завладевает нашим вниманием, мозг приказывает нам достать объект или повторять то, что нас привлекло. Эволюции плевать на счастье, но она обещает его, чтобы мы боролись за жизнь. Поэтому ожидание счастья — а не непосредственное его переживание — мозг использует, чтобы мы продолжали охотиться, собирать, работать и свататься.
Согласно новой теории, обсуждавшейся на недавно прошедшем в Чикаго съезде Нейрологического общества, допамин связан не столько с удовольствием, сколько с постановкой задач, необходимых для выживания, и их выполнением. Допамин также играет важную роль в регистрации мозгом изменений и особенностей окружающей среды. «Невозможно обращать внимание на все подряд, — продолжает доктор Волков, — но важно замечать все новое и необычное. Вы можете не заметить летающую по комнате муху, но если, скажем, муха вдруг будет светиться в темноте, допамин даст сигнал».
Кроме этого, допаминовый детектор элементарных признаков фокусирует внимание на объектах, обладающих для вас повышенной ценностью, как тех, что вы любите, или тех, которые вызывают у вас страх. Например, если вы любите шоколад, скорее всего допаминовые нейроны сработают при виде лежащего на прилавке маленького боба какао. А если вы боитесь тараканов, те же самые нейроны подадут еще более сильный сигнал, если у «боба» обнаружится шесть лапок.
Разумеется, теперь мы живем в совершенно ином мире. Взять, к примеру, всплеск дофамина от вида, запаха или вкуса жирной или сладкой пищи. Выделение дофамина гарантирует, что мы захотим объесться до отвала. Замечательный инстинкт, если вы живете в мире, где еды мало. Однако в нашей среде еда не просто широкодоступна, но и готовится так, чтобы максимизировать дофаминовый ответ, поэтому каждый такой всплеск — путь к ожирению, а не к долголетию.

Порнография и дофамин.

Или задумайтесь о воздействии сексуальных образов на нашу систему подкрепления. На протяжении почти всей человеческой истории обнаженные люди принимали соблазнительные позы только перед реальными партнерами. Конечно, слабое желание действовать в такой ситуации было бы неразумным, если вы хотели оставить в генофонде свою ДНК. Но спустя несколько сотен тысяч лет мы оказались в мире, где интернет-порно доступно всегда, не говоря уже о вездесущих сексуальных образах в рекламе и индустрии развлечений. В порыве преследования каждой из таких сексуальных «возможностей» люди зависают на порносайтах и становятся жертвами рекламных кампаний, которые используют секс, чтобы продать все — от дезодоранта до дизайнерских джинсов. Поэтому порно тоже сжигает ваши дофаминовые рецепторы.

Ключевое действие, которое мы совершаем в Интернете, — идеальная метафора обещания награды: мы ищем. И ищем. И снова ищем, кликая мышкой, как… как крыса в клетке, надеясь на следующее «попадание», в ожидании ускользающей награды, которая наконец-таки даст нам ощущение насыщения.

Возможно, сотовые, серфинг в Интернете и социальные сети случайно эксплуатируют нашу систему подкрепления, но разработчики компьютерных и видеоигр намеренно манипулируют ей, чтобы подсадить игроков. Обещание, что переход на следующий уровень или великая победа может произойти в любой момент, — вот что делает игру столь притягательной. И поэтому от нее так трудно оторваться.

В одном исследовании обнаружилось, что видеоигра вызывает всплеск дофамина, сопоставимый с использованием амфетамина: дофаминовая лихорадка сопутствует как игровой, так и наркотической зависимостям. Вы не можете предсказать, когда получите баллы или перейдете на другой уровень, поэтому ваши дофаминергические нейроны продолжают выстреливать, а вы прилипаете к стулу. Кто- то сочтет это замечательным развлечением, а кто-то — аморальной эксплуатацией игроков.

Мы стремимся к удовольствиям, и зачастую — ценой собственного благополучия. Когда дофамин направляет наш мозг на поиск награды, мы становимся рисковыми, импульсивными — безбашенными личностями.
Но что особенно важно, даже если мы не получаем награды, ее обещания — и страха ее потерять — довольно, чтобы удержать нас на крючке. Если вы лабораторная крыса, вы будете жать на рычаг, пока не упадете без сил или не умрете с голоду. Если вы человек, в лучшем случае у вас опустеет кошелек и потяжелеет желудок. В худшем случае вы можете обнаружить, что увлекли себя в водоворот зависимостей и навязчивых действий.
Когда при обещании награды выделяется дофамин, он делает вас более восприимчивыми к любым искушениям. Например, полюбовавшись на эротические картинки, мужчины более склонны к финансовым рискам, а фантазии о выигрыше в лотерею приводят к перееданию — обе грезы о недостижимых наградах могут вам навредить. Высокий уровень дофамина увеличивает привлекательность сиюминутных наслаждений, и вы уже не так озабочены отдаленными последствиями.

 Дофамин: сочетание желание и стресса (хочется и колется)

Если мы остановимся и отследим, что действительно происходит с нашим мозгом и телом, когда мы пребываем в состоянии хотения, то обнаружим, что обещание награды может быть столь же напряженным, сколь и восхитительным. Желание не всегда доставляет нам удовольствие — порой нам из-за него пре- мерзко. Все потому, что главная функция дофамина — заставить нас гнаться за счастьем, а не сделать счастливыми. Он не прочь слегка на нас поднажать — даже если от этого нам придется несладко.

Чтобы побудить вас искать объект вашей страсти, у системы подкрепления есть два средства: кнут и пряник. Пряник, разумеется, обещание награды. Дофаминергические нейроны вызывают это ощущение, приказывая другим областям мозга предвкушать удовольствие и планировать действия. Когда эти области омываются дофамином, возникает желание — пряник, который заставляет вас скакать вперед. Но у системы подкрепления есть и второе оружие, которое сильно напоминает пресловутый кнут. Когда система подкрепления выделяет дофамин, она также отсылает сообщение и в центр стресса. В этой зоне мозга дофамин начинает высвобождать гормоны стресса. Результат: вы волнуетесь в предвкушении объекта желания. Потребность получить желаемое кажется уже делом жизни и смерти, вопросом выживания.
Исследователи наблюдали это сочетание желания и стресса у женщин, которые хотят шоколада. Когда им показывали изображения шоколада, они вздрагивали. Этот физиологический рефлекс связан с тревогой и возбуждением — так замечают хищника в дикой местности. Женщины сообщали, что одновременно испытывали желание и беспокойство, а также ощущение, будто они не владели собой. Когда мы погружаемся в похожее состояние, то приписываем удовольствие объекту, который запустил дофаминовый ответ, а стресс — тому, что этой штуки у нас нет. Мы не замечаем, что объект желания вызывает и предвкушение наслаждения, и стресс одновременно.
Андрей Беловешкин