Архив автора: light2811

Ой, а виновата ли я?..

Ой, а виновата ли я?..

Егор Миронов

Всячески избегайте приписывать себе статус жертвы… Каким бы отвратительным ни было ваше положение, старайтесь не винить в этом внешние силы: историю, государство, начальство, расу, родителей, фазу луны, детство, несвоевременную высадку на горшок и т.д. В момент, когда вы возлагаете вину на что-то, вы подрываете собственную решимость что-нибудь изменить.   (И.Бродский)

В общественном сознании сложились несколько теорий о «раковой личности», т.е. о комплексе каких-либо психологических черт, генетических параметров и т.п., которые делают своего «носителя» более склонным к возникновению тех или иных (опухолевых) заболеваний. Оставим в стороне генетику и чистую физиологию (про это уже были посты в этом журнале), посмотрим только на психологическую составляющую данного «портрЭта».
.
Поводом к написанию этого поста послужил увиденный в Одном Онкосообществе (с) пост и комментарии к нему как раз на эту тему. Если кратко, то выводом автора и большинства комментариев было то, что нет влияния психики на тело, что болячки возникают сами по себе (гены, карма, ветром надуло…), а сам человек – ни при чём.
.
Человек не хочет быть жертвой, это нормально. Но ещё больший страх вызывает возможность быть виноватой жертвой. Единственным способом снять с себя вину за что-либо, происходящее в моём теле, является «отключиться» от своего тела, отодвинуть свою личность, своё сознание от всей этой биохимии и физиологии, спрятаться «в домике», в котором стены выстроены из мыслей, а не из чувств. И если кто-то пытается пусть не указать, а просто показать вариант посмотреть на человека как на единое_нечто, то включается один из механизмов защиты – агрессия.
.
Итак, цитаты из того поста под названием «Роль личности в онкологии»:

(…) Среди претендентов на черты [«раковой личности»] назывались: депрессия, подавление эмоций, хроническая тревожность, эмоциональная нестабильность, недоверчивость к своим чувствам или эмоциональная холодность,  интроверсия/экстраверсия, враждебность, сдерживание/несдерживание гнева, психотизм (склонность к психозам), «циничная недоверчивость», честность/нечестность, уступчивость, умение справляться с трудностями, добросовестность (совестливость), открытость новому опыту (интеллект), пассивность, скромность и т.д.

Черты «раковой личности» описывались либо в негативном ключе, либо как положительные, но с оговорками («слишком скромный»). Взгляд со стороны общества на онкологического пациента как на виновника собственной болезни усугубляет его и без того нелёгкое психологическое состояние. (…)
.
В первых же строчках – «автобиографическое» определение – «виновник собственной болезни», от которого человек с онко (или любым другим сравнительно тяжёлым) диагнозом будет прятаться, убегать или открещиваться со всех сил. Ибо вина – давит, а это больно. Поэтому и  мерещатся  все эти определения вокруг — во взглядах, высказанных и невысказанных словах других людей, в собственных мыслях…  Разумеется, человек в таком случае находится именно что в «нелёгком психологическом состоянии», иначе и быть не может, ведь мы видим снаружи только то, что есть в нас. Если мы «видим», что другие нас обвиняют, то внутри нас уже есть вина, именно за неё и «цепляются» наши мысли при оценке и интерпретации того, что мы видим в других или вокруг себя.
.
Но вот какой парадокс – чувства вины нет. Чувства живут в теле, но если вы попытаетесь определить, где же в теле живёт «чувство вины» — вы его там не найдёте. Оно может «обнаружиться» только… в голове. В мыслях.  «Виноват» — это мысль, интерпретация, идея, в которую человек верит, и она становится его реальностью. Т.е. как такого «чувства вины» не существует. Есть идея о том, что «я виноват». И когда вы  входите в ситуацию, где испытываете «чувство вины», и начинаете внимательно наблюдать за своими реакциями, то обнаруживаете страх и все сопутствующие ему ощущения. И не «чувство вины» всплывает снова и снова, а страх. И, кстати, техниками прощения от него не освободиться, поэтому техника «возлюби болезнь свою и прости себя» — страх никак не уберёт.
.
Однако, как только уходит страх, вместе с ним уходит и это придуманное «чувство вины», прекращается внутренняя война, и легко и тихо уходит сама болезнь. Показательны комментарии к тому посту, вот некоторые из них (на итоговый вывод, что, мол, «роль личности в онкологии сильно преувеличена» и что нет никакой связи психики и тела:(…) — Слава богу есть бумага, надо распечатать и под нос совать некоторым идиотам. 
—  Достали уже все эти верящие в психологическую природу рака. 
— Наконец-то! Так хотелось послать по определенному адресу всех, несущих сию чушь.
— Когда я начиталась бреда в книжках, я тоже пыталась проанализировать и попытаться изменить(ся), но как можно изменить взрослого человека? потом я просто себя отпустила и быть собой — это самое правильное и комфортное состояние!  (…)
.
Не надо быть психологом, чтобы увидеть, что за этими словами скрывается страх. За агрессией всегда скрывается страх. Только в данном случае агрессия – это «броня», которая закрывает человека от возможности посмотреть на ситуацию по-другому («… но как можно изменить взрослого человека?»).
.
Не надо менять человека. Можно поменять способ действий и образ мыслей. А это иногда самое страшное, ведь многолетняя привычка «быть как все, не быть собой» — сильна.
.
И вот тут на свет появляется та самая Ответственность. Страшно – брать на себя ответственность на самом деле. Ответственность за свою собственную жизнь. Поэтому за фразой «я просто себя отпустила и быть собой – самое правильное и комфортное состояние» стоит не «комфортное состояние живого человека, слышащего себя, свои ощущения, чувства и желания», а «комфортное состояние НЕ делать что-либо, чтобы поменять свою жизнь, пусть другие за меня что-то сделают».
.
Страх «повесить на себя вину» — сковывает, не даёт идти вперёд. А идти надо, иначе…
.
Вам ведь не придёт в голову обвинять первоклассника в том, что он не умеет решать квадратное уравнение? Ему просто не по возрасту! А теперь представьте, что родители этого первоклассника знают, что в школе надо учиться 11 лет, но, поскольку они сами учились только в первом классе (потом им было не до учёбы – война, разруха, переезды, работа и т.п. – выжили, и хорошо), теперь уже своего ребёнка каждый год они, снова и снова, приводят в первый класс. И в 17 лет молодой человек тоже не умеет решать квадратное уравнение. Да, это «патология», но есть ли вина этого молодого человека? Нет. Есть ли вина родителей? Тоже вряд ли, если они не знали, что 11 классов в школе – разные. Но как только вы узнали, что это так – у вас есть ответственность исправить ситуацию. И у родителей, и у ребёнка появляется ответственность, особенно когда ребёнку – лет 30 или 40, и он вдруг понял, что родители его всё детство водили в первый класс.
.
Сказать себе «я чего-то не знал столько лет, но вот теперь узнал и могу исправить» — на это нужны силы, тогда человек берёт ответственность за свою жизнь на себя. Не только за жизнь, но и за качество своей жизни. Да, если тебе больше 18 лет, то валить вину (отдавать ответственность) на кого-то другого уже нельзя. Сам, только сам теперь можешь строить свою жизнь…
Но некоторые предпочитают «распечатать и показывать идиотам», говорить другим «достали» и «посылать их по определённому адресу», оставаться в своём «комфортном и правильном» состоянии… Это проще – укрыться за исследованиями учёных:(…) Исследование, проведённое на основе данных о более чем 42 000 человек выявило, что черты характера никак не связаны с вероятностью возникновения онкологических заболеваний. Такие черты как экстраверсия, эмоциональная устойчивость, доброжелательность, добросовестность, интеллект никак не были связаны с возникновением или смертностью от шести видов самых распространённых видов рака: лёгких, кишечника, простаты, груди, кожи, крови.
Наблюдение над 15 000 японских женщин в течение 17 лет не выявило закономерности между возникновением РМЖ и баллами по шкале 4 личностных характеристик (экстраверсия, эмоциональная устойчивость, психотизм, лживость).
Исходя из этих и других исследований ученые склонны сделать вывод, что черты личности пренебрежимо мало влияют на вероятность возникновения рака и прогноз. Можно сказать, совсем не влияют. (…)
.
Разумеется, никакой связи и не может быть выявлено, если … смотреть не туда, куда стоило бы посмотреть. Описывать телесную симптоматику и черты личности сами по себе, без привязки к контексту жизни человека и его реакции на этот контекст – нет никакого смысла.
.
Например, возьмём рак лёгких. Согласно Системе Биологических Законов у индивида развивается рак лёгких, когда он испытывает страх смерти (экзистенциальная угроза). Страх смерти может испытать человек с любым набором личностных черт!! Экстраверт может испытать страх смерти, когда он с группой других людей попадает в аварию, интроверт может испытать страх смерти, когда находится один в своём доме и ему мерещатся зомби за дверью; патологический лжец может испытать страх смерти, когда его обман неожиданно раскрывают, а патологически честный человек – когда его честность вдруг угрожает его жизни; психотик может испытать страх смерти в своём психозе,  а эмоционально устойчивый человек в какой-либо незнакомой и опасной ситуации. В каждом из этих возможных случаях будет проявляться один и тот же симптом – начинают разрастаться клетки альвеол лёгких (диагноз – альвеолярный рак лёгких), но учёные будут опрашивать этих людей на предмет их личностных качеств, а не сходного контекста ситуации, вызвавшего один и тот же телесный отклик.
.
Возраст, пол, социальный статус и т.п. – действительно почти не влияет на попадание в «раковую личность». Взрослый человек может уметь почти всё – зарабатывать деньги, строить дома, сажать деревья и растить детей, но если он вдруг попадает в эмоционально тяжёлую и (обязательно!) незнакомую ситуацию – тело будет реагировать. Если человек в первый раз лет в сорок проходит через эмоционально тяжёлый развод – эта ситуация незнакомая, на уровне всего своего существа человек не знает, что делать, он раньше никогда не сталкивался с подобной по типу ситуацией – вот в этом случае будет реакция на уровне тела (тканей, органов). Если же через ситуацию «развода» он проходил уже не один раз (развод родителей в детстве, который он пережил, «развод» с друзьями в школе из-за постоянных переездов из города в город, разводился с партнёрами (партнёршами) он уже пару-тройку раз (и тоже выжил) – то даже если «эмоциональная яма» будет глубокой, он знает, что и на этот раз он выживет, он знает, как именно действовать в этой ситуации, куда идти и что делать. И реакции тела в этом случае – не будет, или она будет очень минимальной, недостаточной для постановки «серьёзного диагноза».
.
Нельзя быть виноватым за незнание. Но очень трудно человеку, «адаптированному» к нашему социуму, разрешить себе сказать «я не знаю» или «я тогда не знал, моей вины в этом нет». Ещё труднее взять на себя ответственность за свою жизнь. Но это можно сделать только на эту свою жизнь – посмотрев. Честно посмотрев.
.
Исправить можно все.Но придется это делать самому.
.
.

*********************************************************************************Я завершила полное обучение у Жильбера Рено и  являюсь клиническим психологом со специализацией Рикол Хилинг( Исцеление воспоминанием)  , а также  окончила полный курс  Биологики  у Роберто Барнаи и базовый курс   в Школе Психосоматики PSY2.0, 

Все эти школы имеют одним из своих источников  ГНМ(Германскую Новую Медицину-GNM)

Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета .  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно

 Запись на консультацию

Надо ли быть рабой любви?

Надо ли быть рабой любви?

 

8aa4f05d52be
Отрывки из книги «Надо ли быть рабой любви?» Норвуд Робин — психотерапевт из Калифорнии. Ее книги, основанные на собственном врачебном опыте, принесли ей широкую известность.
В предлагаемой книге Р.Норвуд анализирует чувства и поведение женщин, которые любят слишком сильно, и предлагает пути своеобразного психотерапевтического исцеления от этой «болезни», мешающей полнокровно жить как самим женщинам, так и их мужчинам.

Когда нам не нравятся многие из основных черт его характера, его ценностей, способов поведения, но мы миримся с этим, думая, что, если мы станем достаточно нежными и привлекательными, то он захочет измениться ради нас, — мы любим слишком сильно.

  • Когда наши взаимоотношения создают угрозу нашему эмоциональному благополучию и, возможно, даже нашей безопасности и здоровью, — мы определенно любим слишком сильно.
  • Несмотря на все страдания и неудовлетворенность «слишком сильная любовь» обычна для многих женщин, почти уверенных в том, что такими и должны быть интимные отношения. Большинство из нас по меньшей мере однажды любило «слишком сильно». Для многих это стало повторяющейся темой в их жизни. Некоторые стали столь одержимы проблемами своего партнера и взаимоотношений с ним, что едва ли способны продолжать нормальную жизнь и деятельность.
  • «Пристрастие» — пугающее слово. Оно вызывает в воображении образы пристрастившихся к героину наркоманов, вонзающих под кожу иглы и ведущих явно саморазрушительный образ жизни. Нам не нравится это слово, и мы не хотим пользоваться им как понятием, описывающим наши отношения с мужчинами. Но многие, многие из нас были «наркоманками» по отношению к мужчинам. Как и любому другому наркоману, нам нужно признать остроту проблемы, прежде чем начать избавляться от нее.
  • Если вы когда-либо испытывали одержимую увлеченность мужчиной, то вы, наверное, подозревали, что корень вашей одержимости лежит не в любви, а в страхе. Все, кто одержим любовью, полны страхов — страха остаться одной, страха оказаться недостойной и нелюбимой, страха быть отвергнутой, покинутой или уничтоженной. Мы делимся любовью в отчаянной надежде на то, что мужчина — предмет нашей одержимости — позаботится о нас и избавит нас от страхов. Но вместо этого страхи (а также наша одержимость) усиливаются до тех пор, пока потребность давать любовь, чтобы получить взамен то же самое, не становится ведущей силой в нашей жизни. И поскольку наша стратегия каждый раз не срабатывает, мы начинаем любить еще сильнее. Мы любим слишком сильно.
  • Я впервые познакомилась с феноменом «слишком сильной любви» как со специфическим синдромом определенного образа мыслей, чувств и способов поведения после семи лет консультативной практики с людьми, злоупотребляющими алкоголем и наркотиками. Проведя сотни бесед с ними и с членами их семей, я сделала удивительное открытие: иногда клиенты, с которыми я разговаривала, росли в неблагополучных семьях, иногда — в благополучных, но их партнеры всегда воспитывались в очень неблагополучных семьях, где им пришлось испытать стрессы и страдания, значительно превышающие норму. Пытаясь справиться со своими безрассудными супругами, эти партнеры (известные в практике лечения алкоголизма как «со-алкоголики») бессознательно воссоздавали и переживали заново важные аспекты своего детства.
  • Именно жены и подруги мужчин, обладающих болезненными пристрастиями, помогли мне понять природу «слишком сильной любви». Их биографии раскрыли их потребность в превосходстве и одновременно в страданиях, которые они испытывали в своей роли «спасительниц», и они же помогли мне здраво осмыслить их пристрастие к мужчинам, в свою очередь пристрастившихся к алкоголю или наркотикам. Мне стало ясно, что в таких парах оба партнера нуждаются в помощи, что оба они в буквальном смысле слова умирают от своих пристрастий: он — от последствий химического отравления, она — от последствий крайнего напряжения.
  • Эти женщины дали мне возможность понять, какое необычайно сильное влияние оказывают переживания детства на схему отношения к мужчинам в зрелом возрасте. У них есть что рассказать всем, кто любил слишком сильно, о том, как мы развиваем в себе предпочтение к сложным взаимоотношениям, как мы увековечиваем свои проблемы, но — что наиболее важно — и как мы можем измениться и вернуться к нормальной жизни.
  • Я не подразумеваю под этим, что только женщины способны любить слишком сильно. Некоторые мужчины практикуют одержимость во взаимоотношениях с не меньшим рвением, чем любая женщина; их чувства и поведение берут свое начало в тех же самых переживаниях детства и отношениях в семье. Однако большинство мужчин с трудным детством не страдает одержимостью во взаимоотношениях с женщинами. В результате взаимодействия культурных и биологических факторов они обычно пытаются защитить себя и избегают страданий, преследуя внешние, а не внутренние цели, добиваясь чего-то безличного, а не личного. Они более склонны проявлять одержимость в работе, спорте или хобби, в то время как женщины склонны проявлять одержимость во взаимоотношениях, — возможно, с такими же травмированными и отчужденными мужчинами.

0jid8Gg2qBo

Вы любите мужчину, который вас не любит?

Безотносительно к конкретным деталям историй борьбы таких женщин — поддерживали ли они длительные и тяжелые отношения с одним мужчин или же переживали серию несчастных романов с многими мужчинами — их истории имеют много общего. Любить слишком сильно не означает любить слишком многих мужчин, или слишком часто влюбляться, или испытывать слишком глубокую и искреннюю любовь к мужчине. На самом деле это означает быть безрассудно увлеченной мужчиной и называть одержимость любовью, позволять ей контролировать свои эмоции и поведение, понимая, что она негативно влияет на здоровье и благополучие, но не находить в себе сил покончить с нею. Это означает мерить степень своей любви глубиной своих мучений.

  • Мы не можем рассмотреть в этой книге мириады проблем, возникающих в неблагополучных семьях, — для этого потребуется несколько томов совершенно иного содержания. Однако важно понять, что общей чертой всех неблагополучных семей является неспособность их членов обсуждать корень проблемы. Другие проблемы могут обсуждаться зачастую «до тошноты», но они лишь прикрывают те секреты, которые расстраивают нормальное функционирование семьи. Именно степень секретности — неспособность говорить о проблемах, а не об их последствиях — определяет степень семейного неблагополучия и тяжесть душевных травм, полученных в такой семье.
  • Члены неблагополучной семьи играют жестко определенные роли; все общение сводится к утверждениям, согласующимся с этими ролями. Члены такой семьи не вольны в полной мере выражать свои переживания, желания, чувства и потребности. Они ограничивают себя в этом так, чтобы их слова и поступки удовлетворяли тех, кто играет другие роли. Система ролей действует во всех семьях, но по мере смены обстоятельств члены семьи должны изменяться и адаптироваться к новой обстановке, чтобы семейная атмосфера оставалась здоровой. Например, проявление материнских чувств, уместное по отношению к годовалому ребенку, совершенно неуместно по отношению к тринадцатилетнему подростку, поэтому роль матери должна приспосабливаться к новой реальности. В неблагополучных семьях главные аспекты реальности отрицаются и роли остаются жестко фиксированными. Когда никто не может обсуждать вопросы, затрагивающие каждого члена семьи и семью в целом, когда такое обсуждение запрещается скрыто (меняется предмет беседы) или явно («Не следует говорить о таких вещах!»), мы учимся не доверять своим чувствам. Поскольку наша семья отрицает реальность, мы тоже начинаем отрицать ее. Это сильно замедляет развитие наших основных средств общения для контакта с другими людьми и овладения жизненными ситуациями. Особенно заметно это проявляется в поведении женщин, которые любят слишком сильно. Они не способны различить, что для них хорошо, а что плохо. Люди и ситуации, которые другим показались бы опасными, неудобными или разрушительными, не внушают им тревоги, поскольку у них нет способа реалистично оценивать их. Они не доверяют своим чувствам и не позволяют им вести нас. Вместо этого их неудержимо влечет к тем самым драмам, интригам и жизненным вызовам, которых другие люди с более здоровым и благополучным прошлым пытаются естественным образом избегать. Из-за этого влечения они получают еще более глубокие травмы, поскольку их, как правило, тянет к повторению ситуаций, пережитых в детстве. Они снова терпят всю эту боль.
  • Нижеследующие характеристики типичны для женщин, которые любят слишком сильно.

1. Как правило, вы росли в неблагополучной семье, где ваши эмоциональные потребности не удовлетворялись.
2. Получив в детстве мало настоящего тепла и ласки, вы стараетесь удовлетворить свою потребность опосредованно, становясь чрезмерно нежной и заботливой — особенно по отношению к мужчинам, которые вроде бы нуждаются в этом.
3. Поскольку вы так и не смогли изменить родителей и добиться от них тепла и ласки, вы остро реагируете на знакомый вам тип эмоционально недоступного мужчины. Вы снова пытаетесь изменить его своей любовью.
4. Страшась его ухода, вы готовы на все, чтобы сохранить взаимоотношения от распада.
5. Для вас нет ничего слишком неприятного, слишком дорогостоящего или отнимающего слишком много времени, если это «поможет» вашему мужчине.
6. Привыкнув к отсутствию любви в личных отношениях, вы готовы ждать и надеяться и все упорнее стараетесь порадовать своего мужчину.
7. Вы готовы взять на себя большую долю ответственности и вины за случившееся в ваших взаимоотношениях.
8. Ваша самооценка, держится на критически низком уровне. Внутренне вы не верите, что заслуживаете счастья; скорее вы считаете, что должны заслужить право наслаждаться жизнью.
9. Будучи с детства неуверенной в себе, вы испытываете отчаянную потребность контролировать своего мужчину и свои отношения с ним. Вы маскируете свои усилия контролировать людей и ситуации желанием «быть полезной».
10. Во взаимоотношениях с мужчинами вы гораздо теснее связаны со своей мечтой о том, как все могло бы сложиться, чем с реальной ситуацией.
11. Вы питаете болезненное пристрастие к мужчинам и к эмоциональным страданиям.
12. Вы можете быть эмоционально, а иногда и биохимически предрасположены к зависимости от наркотиков, алкоголя и/или определенной пищи, особенно от сладостей.
13. Сближаясь с людьми, чьи проблемы требуют решения, или попадая в хаотичные, неопределенные и эмоционально мучительные ситуации, вы избегаете мыслей об ответственности за свою личную жизнь.
14. У вас может появиться склонность к периодам депрессии, которые вы пытаетесь предупредить с помощью нервного возбуждения, возникающего при нестабильных взаимоотношениях.
15. Вас не привлекают добрые, надежные, стабильные, интересующиеся вами мужчины. Вы находите таких «славных парней» скучными.

  • Женщины, которые любят слишком сильно, придают мало значения собственной личности в любовных отношениях с партнером. Они тратят свою энергию на изменение партнера и его чувств к себе с помощью отчаянных манипуляций.
  • Для всех нас справедливо, что когда в эмоционально мучительных для нас ситуациях мы берем вину на себя, то фактически утверждаем, будто имеем власть над ситуацией: если мы изменимся, то страдания прекратятся. Данная подсознательная динамика лежит в основе самообвинения женщин, которые любят слишком сильно. Обвиняя себя, мы цепляемся за надежду понять, что мы сделали неправильно, и исправить ошибку.
  • Давайте еще раз посмотрим на характеристики женщин, которые любят слишком сильно. Разберем их подробно и по очереди.

1. Как правило, вы росли в неблагополучной семье, где ваши эмоциональные потребности не удовлетворялись.
Наверное, лучший способ достичь понимания данной характеристики — приступить сначала ко второй ее части: «…где ваши эмоциональные потребности не удовлетворялись». К «эмоциональным потребностям» относится не только ваша потребность в нежности и любви. Хотя этот аспект имеет важное значение, еще более важным является тот факт, что ваши чувства и ощущения во многом отрицались или игнорировались, а не встречали понимание и подтверждение.

Например, родители ссорятся. Ребенок испуган. Он спрашивает мать: «Почему ты сердишься на папу?» — «Я не сержусь», — отвечает мать с раздраженным и обеспокоенным видом. Ребенок приходит в замешательство, пугается еще больше и говорит: «Но я слышал, как ты кричала». Мать сердито отвечает: «Я уже сказала тебе, что не сержусь, но я рассержусь по-настоящему, если ты и дальше будешь приставать ко мне».

Теперь ребенок испытывает страх, замешательство, гнев и чувство вины. Мать утверждает, что его восприятие неверно, но если это так, то откуда взялось чувство страха? Ребенку приходится выбирать между мыслью о том, что он был прав и мать намеренно солгала ему, и убеждением, что его слух, зрение и остальные чувства лгут. Зачастую он остается в замешательстве, настраивая свое восприятие так, чтобы ему не приходилось испытывать дискомфорта, когда он не находит подтверждения своим чувствам. Это ослабляет способность ребенка доверять себе и своему восприятию — как в детстве, так и в зрелом возрасте, особенно при близких взаимоотношениях с партнером.

  • Потребность в нежности также может игнорироваться или удовлетворяться в недостаточной степени. Когда родители ссорятся друг с другом либо борются со своими проблемами, у них остается мало времени для проявления внимания к ребенку. В результате ребенок жаждет любви, не зная, следует ли ему доверять этому чувству, и фактически считая себя недостойным любви.
  • Теперь вернемся к первой части характеристики: «…вы росли в неблагополучной семье». Неблагополучными семьями мы называем те, где проявляется одна или несколько из следующих тенденций:

— злоупотребление алкоголем и/или другими наркотиками (скрытое или явное);
— излишества в поведении, такие, как чрезмерное пристрастие к еде, работе, уборке, игре, денежным тратам, диетам и так далее. Все это типы пристрастного поведения, представляющие собой — прогрессирующий болезненный процесс;
— помимо других вредных последствий, они успешно разрушают либо предотвращают искренние контакты и близость в семье;
— физическое насилие над супругом и/или над детьми;
— неподобающее сексуальное поведение одного из родителей по отношению к ребенку, варьирующее от развращения до инцеста;
— постоянные споры и напряженность;
— длительные периоды времени, когда родители не разговаривают друг с другом;
— родители имеют разные системы ценностей или противоречат друг другу, борясь за лояльность ребенка;
— родители соревнуются друг с другом или с детьми;
— один из родителей не может наладить отношения с другими членами семьи и поэтому усердно избегает их, в то же время обвиняя их в замкнутости;
— чрезмерно жесткие требования к доходам, религиозному воспитанию, работе, распорядку дня, слепая увлеченность сексом, телевидением, работой по дому, спортом, политикой и т.д.

Одержимость любым из этих дел может разрушить близость в семье, поскольку упор делается на соблюдение правил, а не на нормальные отношения.

  • Неблагополучие в семье может проявляться самыми разнообразными способами, но оно всегда оказывает одинаковое воздействие на ребенка: у детей, выросших в таких семьях, до некоторой степени повреждена способность чувствовать других людей и строить свои отношения с ними.

2. Получив в детстве мало настоящего тепла и ласки, вы стараетесь удовлетворить свою потребность опосредованно, становясь чрезмерно нежной и заботливой, особенно по отношению к мужчинам, которые вроде бы нуждаются в этом. В общем и целом мы становимся чрезмерно заботливыми в большинстве, если не во всех областях нашей жизни. Женщины из неблагополучных семей (а особенно, как мне пришлось убедиться, из семей, где один или оба родителя были алкоголиками) во множестве представлены в профессиях, суть которых — помощь другим людям. Они становятся медсестрами, консультантами, терапевтами и работниками социальной сферы. Нас влечет к тем, кто нуждается в помощи. Мы полны сострадания, чувствуем чужие муки, как свои, и пытаемся облегчить их, чтобы нам самим стало лучше. То, что мужчины, наиболее сильно привлекающие нас, нуждаются в заботе, становится очевидным, если понять, что в основе влечения лежит наше собственное желание быть любимыми и полезными.

Мужчина, взывающий к нам, не обязательно должен оказаться нищим или больным. Возможно, он не способен устанавливать нормальные отношения с окружающими, холоден и замкнут, либо упрям и эгоистичен, либо упрям и меланхоличен. Может быть, он немного дикий и безответственный или не способен на верность. А может быть, он говорит нам, что не способен полюбить ни одну женщину. В зависимости от нашего прошлого опыта мы по-разному реагируем на разные выражения нашей потребности в помощи. Но мы, так или иначе, убеждены, что мужчине для улучшения его жизни необходима наша помощь, наша мудрость и наше сострадание.

3. Поскольку вы так и не смогли изменить родителей и добиться от них тепла и ласки, вы остро реагируете на знакомый вам тип эмоционально недоступного мужчины. Вы снова пытаетесь изменить его своей любовью.

  • Возможно, вы боролись с одним из родителей, возможно, с обоими, но что бы ни было неправильным, отсутствующим или мучительным в прошлом, в любом случае это то, что вы пытаетесь «исправить» в настоящем.
  • Теперь становится ясно, что в продолжении этих попыток есть что-то очень нездоровое и пораженческое. Было бы прекрасно, если бы мы привнесли всю нашу симпатию, сострадание и понимание во взаимоотношения с нормальными мужчинами, которые могли бы дать нам какую-то надежду на удовлетворение наших потребностей. Но нас не влечет к мужчинам, способным дать нам то, в чем мы нуждаемся: они кажутся нам скучными. Нас влечет к мужчинам, олицетворяющим ту борьбу, которую мы вели с родителями, когда пытались быть достаточно хорошими, любящими, умными и полезными, добиваясь любви, внимания и одобрения тех, кто не мог нам их дать, поскольку был слишком поглощен собственными заботами. Теперь любовь, внимание и одобрение для нас «не в счет», если мы не можем добиться их от мужчины, не способного нам их дать, поглощенного своими заботами и проблемами.

4. Страшась его ухода, вы готовы на все, чтобы уберечь взаимоотношения от распада.

  • «Оказаться брошенной» — очень сильное выражение. Оно подразумевает, что вас оставили — возможно, оставили умирать, так как вы можете оказаться не способны выжить в одиночестве. Это заброшенность в буквальном смысле, но есть еще и эмоциональная опустошенность. Каждая женщина, которая любит слишком сильно, хотя бы однажды испытывала это всеобъемлющее чувство со всеми страхами и отчаянием, которые оно приносит с собой. Когда в зрелом возрасте от вас уходит мужчина, многими своими чертами напоминающий людей, впервые бросивших вас, это возрождает весь пережитый ужас. Разумеется, вы готовы на все, чтобы избежать такого, что приводит к следующей характеристике.

5. Для вас нет ничего слишком неприятного, слишком дорогостоящего или отнимающего слишком много времени, если это «поможет» вашему мужчине.

  • Идея заключается в том, что если «все сработает», то мужчина станет для вас всем тем, в чем вы нуждаетесь. Это означает, что, победив в борьбе, вы приобретете то, чего так долго добивались.
  • Поэтому, хотя мы часто экономны по отношению к себе и доходим даже до самоотрицания, мы готовы пойти на все, чтобы помочь ему. Ради него мы резко ставим под вопрос уместность своих поступков. Мы тратим огромное количество времени и энергии в поисках новых подходов, которые будут работать лучше уже использованных.

6. Привыкнув к отсутствию любви в личных отношениях, вы готовы ждать и надеяться и все упорнее стараетесь порадовать своего мужчину.

  • Если другая женщина с другим прошлым окажется в нашей ситуации, она может сказать: «Это возмутительно! Я ни минуты не собираюсь мириться с этим». Но мы считаем, что если наши усилия пропадают впустую и мы остаемся несчастными, то, значит, мы просто недостаточно старались. Мы следим за каждым нюансом поведения партнера в поисках признаков долгожданных перемен. Ждать, когда он изменится, представляется нам более удобным, чем измениться самим и жить собственной жизнью.

7. Вы готовы взять на себя большую долю ответственности и вины за случившееся в любых взаимоотношениях.

  • Часто у тех из нас, кто рос в неблагополучных семьях, родители были безответственными, слабыми и ребячливыми. Мы быстро выросли и превратились в «псевдовзрослых» задолго до того, как были готовы к грузу ответственности, который налагает взрослая жизнь. Но мы были также довольны тем влиянием, которое мы могли оказывать на членов нашей семьи и на других людей. Став взрослыми, мы считаем, что ответственность за налаживание хороших отношений целиком и полностью возложена на нас. Поэтому мы часто выбираем безответственных и слабых партнеров, укрепляющих в нас чувство, что все зависит только от нас. Мы становимся специалистами по переноске тяжестей.

8. Ваша самооценка держится на критически низком уровне. В глубине души вы не верите, что заслуживаете счастья; скорее вы полагаете, что должны заслужить право наслаждаться жизнью.

  • Если наши родители считают нас недостойными своей любви и внимания, то как мы можем поверить в то, что на самом деле мы хорошие и даже прекрасные люди? Очень немногие женщины, которые любят слишком сильно, внутренне убеждены в том, что они заслуживают любви и внимания просто в силу своего существования. Вместо этого мы верим в то, что обладаем ужасными изъянами и недостатками и должны упорно трудиться над их исправлением. Мы живем с чувством вины из-за этих воображаемых недостатков и боимся, что они будут обнаружены. Мы упорно трудимся над тем, чтобы казаться окружающим хорошими людьми, потому что сами в это не верим.

9. Будучи с детства не уверенной в себе, вы испытываете отчаянную потребность контролировать своего мужчину и свои отношения с ним. Вы маскируете свои усилия контролировать людей и ситуации желанием «быть полезной».

  • Воспитываясь в одной из неблагополучных семей, например в такой, где процветают алкоголизм, насилие или инцест, ребенок неизбежно будет чувствовать панику перед потерей контроля над событиями в семье. Люди, от которых ребенок зависит, слишком слабы, чтобы защитить его. Фактически такая семья чаще является для ребенка источником вреда и угрозы, чем источником защиты и безопасности. Опыт, усвоенный в ней, ошеломителен и оказывает разрушительное влияние на личность, поэтому те, кто обладает этим опытом, пытаются, так сказать, «быть на высоте». Становясь сильными и помогая другим, мы защищаемся от той паники, которая охватывала нас, когда мы оказывались отданными на милость других людей. Чтобы чувствовать себя в безопасности, нам нужно общество людей, которым мы можем помочь.

10. Во взаимоотношениях с мужчинами вы гораздо теснее связаны со своей Мечтой о том, как все могло бы сложиться, чем с реальной ситуацией.

  • Когда мы любим слишком сильно, мы живем в мире фантазий, где мужчина, с которым мы несчастны, превращается в мужчину, которым ему следует быть с нашей точки зрения, которым он обязательно станет с нашей помощью. Поскольку мы очень мало знаем о счастье во взаимоотношениях и имеем очень небольшой опыт в удовлетворении своих эмоциональных потребностей, этот воображаемый мир оказывается тем, в который мы осмеливаемся войти в поисках желаемого.

11. Вы питаете болезненное пристрастие к мужчинам и к эмоциональным страданиям.

  • По словам Стентона Пила, автора «Любви и пристрастия», «…пристрастное переживание поглощает сознание человека и как анальгетик приглушает его озабоченность и страдание. Возможно, ничто не поглощает так наше сознание, как любовные взаимоотношения определенного рода. Пристрастные взаимоотношения характеризуются желанием постоянного и успокаивающего присутствия партнера… Второй критерий пристрастности состоит в том, что она ослабляет способность человека сосредоточивать свое внимание на других аспектах своей жизни».
  • Мы пользуемся своей одержимостью любимым мужчиной, чтобы избежать страданий, пустоты, гнева и страха. Мы пользуемся нашими взаимоотношениями как наркотиками, избегая тех чувств, которые нам пришлось бы испытать в одиночестве. Чем более мучительным становится наше общение с мужчиной, тем сильнее оно отвлекает нас от действительности. Самые ужасные взаимоотношений служат для нас той же целью, что и очень сильный наркотик для законченного наркомана. Но без мужчины, на котором мы можем сосредоточить все свое внимание, мы замыкаемся в себе. Часто у нас проявляются физические и эмоциональные симптомы, характерные для воздержания от наркотиков: тошнота, потливость, переохлаждение, судороги, хаотичные мысли, депрессия, бессонница, паника и приступы тревоги. В попытках подавить эти симптомы мы возвращаемся к прежнему партнеру или отчаянно ищем нового.

12. Вы можете быть эмоционально, а иногда и биохимически предрасположены к зависимости от наркотиков, алкоголя и/или определенной пищи, особенно сладостей.

  • Вышесказанное особенно относится к женщинам, чьи родители злоупотребляли алкоголем или наркотиками. Вес те, что любят слишком сильно, носят в себе груз эмоциональных переживаний, который может привести их к употреблению наркотических веществ, дабы отгородиться от своих чувств. Но дети родителей-наркоманов помимо того часто имеют генетическую склонность к развитию собственных болезненных пристрастий.

13. Сближаясь с людьми, чьи проблемы требуют решения, или попадая в хаотичные, неопределенные и эмоционально мучительные ситуации, вы избегаете мыслей об ответственности за свою личную жизнь. Хотя мы очень хорошо воспринимаем чувства другого человека, угадываем его потребности, предвидим его поступки, мы не имеем контакта с собственными чувствами и не способны принимать разумные решения относительно важных аспектов нашей жизни, которые беспокоят нас. В сущности, мы часто не знаем, кто мы такие. Углубляясь в драматические проблемы, мы отказываемся заглянуть в себя и выяснить это.
14. У вас может появиться склонность к депрессии, приступы которой вы пытаетесь предупредить с помощью нервного возбуждения, возникающего при нестабильных взаимоотношениях.

  • Пример: одна из моих клиенток, испытывавшая продолжительную депрессию и бывшая замужем за алкоголиком, сравнила жизнь с ним с ежедневным дорожным происшествием. Ужасающие спады и подъемы, сюрпризы, маневры, непредсказуемость и нестабильность взаимоотношений вызывали постоянную кумулятивную встряску ее нервной системы. Если вы когда-либо попадали в дорожное происшествие и не были при этом серьезно травмированы, то вы, наверное, испытывали на следующий день определенную приподнятость. Это произошло потому, что ваше тело испытало шок, и адреналин был выброшен в кровь в необычно больших количествах. Именно адреналин вызывает эйфорию. Если вы боретесь с депрессией, то вы подсознательно ищете ситуаций, поддерживающих вас в возбужденном состоянии; в этом смысле брак с алкоголиком похож на дорожное происшествие. Чтобы оставаться недосягаемой для депрессии, вы забираетесь все выше. Депрессия, алкоголизм и расстройства питания тесно связаны — возможно, даже генетически. У большинства моих клиенток, испытывавших проблемы с депрессией, минимум один из родителей был алкоголиком. Если вы росли в семье алкоголиков, то ваша депрессия скорее всего имеет две причины: ваше прошлое и ваше генетическое наследство. Как ни иронично это звучит, но возбуждение от взаимоотношений с человеком, страдающим таким заболеванием, может сильно привлекать вас.

15. Вас не привлекают добрые, надежные, стабильные, интересующиеся вами мужчины. Вы находите таких «славных парней» скучными.

  • Мы находим нестабильного мужчину волнующим, ненадежного мужчину — вызывающим, непредсказуемого мужчину — романтичным, незрелого мужчину — чарующим, угрюмого мужчину — таинственным. Сердитый мужчина нуждается в нашем понимании, несчастный нуждается в нашем утешении. Ущербный мужчина нуждается в нашем поощрении, холодный — в нашем тепле. Но мы не можем «исправить» мужчину, который замечателен сам по себе, ведь если он добр и будет заботиться о нас, то нам не придется страдать. К несчастью, если мы не любим мужчину слишком сильно, мы обычно вообще его не любим.

Автор: Норвуд Робин

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

 

Шизоидный тип характера

Шизоидный тип характера

8 типов характера:

  1. шизоидный 
  2. нарциссический
  3. параноидальный
  4. обсессивно-компульсивный
  5. психопатический (антисоциальный)
  6. истерический
  7. депрессивный и маниакальный
  8. мазохистический
Шизоидный тип характера

Термин «шизоид» описывает человека, чье чувство себя уменьшено, чье Эго слабое и чей контакт с телом и с чувствами сильно ослаблен. Идет расщепление между собственным «Я» и окружающим миром; между переживаемым собственным «Я» и желанием. Чувство отстраненности от некоторой части самого себя или от жизни вообще.

Известные личности шизоиды:

 
Альберт Эйнштейн, граф Дракула, Терминатор, Штирлиц, Ван Гог…
а также половина гениев последних пяти поколений… Большинство философов и ученых: Кант, Гегель, Шопенгауэр, Менделеев, Ньютон. Изредка шизоиды встречаются среди творческих людей: композиторы Бах и Бетховен, художник Дали, поэт Иосиф Бродский, певец Коля Воронов, интеллектуал Анатолий Вассерман. В этом шиз-параде принимают участие знаменитые персонажи: Дон-Кихот, Ежик в тумане, Шурик из комедий Гайдая.
Такие люди:

  • параллельно существуют как бы в двух реальностях – внутренней и внешней. Большую часть времени шизоид проводит именно в своем внутреннем мире, при первой же возможности, сбегая туда от суровой действительности.Внешняя сторона жизни его интересует мало, — он живет в мире своих идей, занимается только тем, что ему  интересно, никого и ничего не замечая вокруг. Находясь в своем убежище, он предается размышлениям и фантазиям: изобретает велосипеды, борется с ветряными мельницами, сооружает абстрактные теории, создает машины времени, путешествует по параллельным мирам. Часто он не ставит перед собой великих целей и не добивается успеха – сам процесс мышления, научный поиск — для него куда важнее, чем результат. И, тем не менее, все основные открытия и изобретения, созданные человечеством, принадлежат именно этим гениальным «чудикам» и «учеными сухарям»… Более, чем другие, оказываются «аутсайдерами», наблюдателями, исследователями человеческого существования.
  • замкнутость – основная личностная черта. Стержневая характеристика данного типа характера – уход в себя, неспособность установить значимые, эмоционально межличностные отношения.
  • шизоид необщителен, он не многих пускает к себе в душу, часто ограничиваясь лишь формальными контактами. Из него редко получается чуткий слушатель и хороший утешитель, – глобальные проблемы человечества занимают его куда больше, чем страдания отдельно взятых людей. Понять горе или радость ближнего своего – ему крайне сложно.
  • интуиция – его самое слабое место: шизоид не «чувствует» собеседника, не улавливает чужого настроения, не понимает, кто и как к нему относится. Он может оказаться лишним в компании, раздражать присутствующих, вызывать насмешки, но далеко не всегда это понимает. В свою очередь, шизоид тоже может легко задеть в разговоре чьи-то чувства, но совершенно этого не заметит.
  • основная защита – уход во внутренний мир, в мир воображения. Внутренний мир шизоида, наполненный причудливыми фантазиями, закрыт для посторонних. Он – вещь в себе. Не зря знаменитый немецкий психиатр Кречмер уподобил шизоидов «лишенным украшений римским домам, виллам, ставни которых закрыты от яркого света, однако в сумерках их внутренних покоев справляются роскошные пиры…»
  • страстно жаждут близости, хотя и ощущают постоянную угрозу поглощения другими. Ониустанавливают дистанцию, чтобы сохранить свою безопасность, но при этом страдают от удаленности и одиночества. Отчуждение, от которого так страдают шизоидные люди, частично проистекает из опыта, что их эмоциональные, интуитивные и чувственные возможности не были достаточно оценены – другие просто не видят, что они делают.
  • озабочены необходимостью избежать опасности быть поглощенными, всосанными, разжеванными, привязанными, съеденными. Окружающий мир ощущается как пространство, полное потребляющих, извращающих, разрушающих сил, угрожающих безопасности и индивидуальности.
  • недоумевают: как это все остальные могут так успешно обманывать себя, если суровая правда жизни так очевидна.
  • бесстрастное, ироническое и слегка презрительное отношение к окружающим
  • могут быть очень заботливыми по отношению к другим людям, хотя и продолжают при этомнуждаться в сохранении защитного личного пространства.
  • Их нельзя назвать совершенно безэмоциональными – холодность и недоступность в общении с людьми может сочетаться с сильной привязанностью к животным. Их может отличать страстная увлеченность какой-либо негуманитарной наукой, например, математикой или астрономией, где они в состоянии подарить миру творческие идеи высокой ценности. В высказываниях может звучать неожиданная теплота к людям, которых они мало знают или очень давно не видели. Им свойственна завороженность неодушевленными объектамии, метафизическими конструкциями, привлекшими их интерес.
  • часто тянутся к тем, кто имеет противоположные, вызывающие зависть стремления, шизоидов нередко привлекают теплые, экспрессивные, социабельные люди, например, истерические личности.
  • страдают от значительной тревоги по поводу базальной безопасности (чувство собственной незащищенности, слабости, беспомощности, незначительности в этом предательском, атакующем, унижающем, злом, полном зависти и брани мире). Чувствуя себя подавленными, они прячутся – или буквально уходя в отшельничество, или погружаясь в свои фантазии
  • в сексуальном плане некоторые шизоидные люди оказываются удивительно безразличными, часто несмотря на способность функционировать и получать оргазм. Чем ближе Другой, тем сильнее страх, что секс означает западню. Партнеры шизоидных личностей иногда жалуются на механистичность или бесстрастность их манеры любить.
  • наиболее адаптивной и волнующей способностью шизоидных личностей является их креативность.Более нарушенные индивиды данной категории пребывают в своем личном аду, где их потенциальные способности поглощаются страхом и отстраненностью. Сублимация аутистического ухода в творческую активность составляет главную цель терапии с шизоидными пациентами.
  • самоуважение людей с шизоидной динамикой часто поддерживается индивидуальной творческой деятельностью. При этом для них более важными оказываются именно аспекты личностной целостности и самовыражения, а не сторона самооценки. Шизоид стремится к подтверждению его исключительной оригинальности и уникальности. Подтверждение должно быть скорее внутренним, чем внешним, и, благодаря высоким стандартам в творчестве, шизоиды нередко бывают резко самокритичны.
  • накопленные восприятия пациента как исключительного, уникального, непонятого гения или недостижимого мудреца
  • не особенно озабочены тем, правы они или нет с общепринятой точки зрения.
  • характерна частая увлеченность различными философиями, идеями усовершенствования мира, схемами построения здорового образа жизни (за счет необычных диет, спортивных занятий), особенно если для этого не надо непосредственно иметь дело с другими людьми.
  • высоким может оказаться риск пристрастия к наркотикам и алкоголю с целью получения удовольствия.
  • шизоид не умеет преподнести себя в выгодном свете, не отличается красноречием. Неловкий, неестественный, с бедной мимикой, он часто говорит монотонным, невыразительным голосом, делая гигантские паузы между словами. Все это, конечно, не облегчает взаимопонимания между ним и окружающими людьми. Понять шизоида очень сложно: во рту — «каша», в словах — путаница, он сыплет умными терминами и не пытается быть понятным. Типичный пример: шизоид-Гегель, который читал лекции единственному записавшемуся к нему студенту — Людвигу Файербаху.
  • Погруженного в себя шизоида мало заботит то, как он выглядит. Пиджак с оторванными пуговицами и потертыми локтями, штаны, «пузырящиеся» на коленях, разные носки, видавшие виды, полуистлевшие ботинки вполне в его стиле. Давно не мытые волосы, неаккуратно подстриженные ногти, нелепая, вышедшая из моды одежда, зачастую надетая наизнанку, дополняют его портрет. Типичный шизоид – этакий Человек рассеянный с улицы Бассейной, который вместо шляпы в спешке нахлобучил на голову сковородку, а «вместо валенок перчатки натянул себе на пятки».
  • по телосложению чаще всего являются эктоморфами

. (сравнительно короткая верхняя часть тела, длинные руки и ноги, узкие ступни и кисти, а также небольшой корпус и относительно узкие плечи. Эктоморфы обычно имеют длинные тонкие мышцы, которые наращиваются крайне медленно, и весьма ограниченные запасы жира)

  • Одним типом отношений, который, возможно, провоцирует избегание у ребенка, являетсяпокушающийся, сверхвовлеченный, сверхзаботливый тип воспитания. Клиницисты, наблюдающие пациентов-мужчин с шизоидными чертами, как правило, обнаруживают в семейном основании соблазнительную нарушающую границы мать и нетерпеливого, критикующего отца. Нервные окончания у шизоидов находятся ближе к поверхности, чем у всех остальных. Родственники часто рассказывают, что в детстве их угнетал избыток света, шума или движения.
  • Шизоидные черты проявляются уже в раннем детстве. Детство характеризовалось одиночеством и пренебрежением родственников. Маленький шизоид часто удивляет окружающих тем, что любит играть в одиночестве, в отдалении от других детей. Его лучшими друзьями очень рано становятся книги; уединяясь с ними, он забывает обо всем на свете. Сверстники, с их шумными играми и забавами, маленького «профессора» не привлекают. С куда большим интересом он прислушивается к разговорам взрослых, изредка вставляя в них свои не всегда понятные и совсем не детские высказывания.
  • При общении с такими людьми не стоит навязываться, спешить, подменять или подавлять, входить в их личное пространство. Наслаждайтесь его интеллектом.  Займитесь совместными делами: коллекционированием, рыбалкой, шахматами, вступите в бардовский клуб. Не пытайтесь затюкать шизоида (это слишком легко!). Помните народную мудрость: если физик идет на рыбалку, значит, это нужно физике. Не вытаскивайте шизоида в люди! И не пытайтесь показать ему «настоящую жизнь»! Это чревато инфарктами. Когда ваш шизоид разобьет сервис, сломает стул, на котором сидит, и уронит утюг на кота, сделайте вид, что ничего не случилось. Когда он забьется в угол, не забудьте принести бутерброды и чай!
  • Совместная жизнь с шизоидом – удовольствие на любителя. Он не заботится о семье, наоборот, абсолютно беспомощный в быту, он сам нуждается в чьей-то опеке. Впрочем, в еде он неприхотлив, – духовная пища заботит его куда больше. Внешний вид избранника или избранницы тоже не особенно его волнует. Умный, интеллектуальный, при этом достаточно практичный партнер, разделяющий его взгляды и не слишком лезущий к нему в душу, мог бы составить его счастье. Кому-то удается встретить свою музу, найти некоего посредника между собой и окружающим миром, а кто-то выбирает жизнь в одиночестве, чтобы никто не отвлекал от фантазий и книг, не требовал выполнения домашних обязанностей, не ругал за грязные тарелки и разбросанные по квартире носки.

Примеры из жизни:


Архимед был так поглощен наукой, что порой забывал поесть, попить и поспать. Где бы он ни находился и что бы ни делал, великий изобретатель не прерывал своих ученых размышлений. Моясь в бане, он задумчиво изрисовывал геометрическими фигурами свое намазанное маслом тело, сидя перед очагом, чертил круги и треугольники прутиком по золе. Когда однажды во время купания он случайно открыл закон вытеснения жидкости, то пришел в безудержный восторг. С криком «Эврика!» он выскочил из ванной и побежал, в чем мать родила, по улицам Сиракуз.
Архимед спешил домой, чтобы поскорее испробовать свою знаменитую теорию, которая впоследствии так замечательно подтвердилась. А что уж там подумают о нем, носящемся по городу голышом, почтенные горожане – мало волновало знаменитого ученого.
Таков же и шизоид: он живет в мире своих идей, занимается только тем, что ему интересно, никого и ничего не замечая вокруг.

Существует легенда, что Эйнштейн в молодости, будучи бедным и никому не известным, все время ходил в одном и том же растянутом, старом свитере. «Не все ли равно? Меня же здесь никто не знает», — отвечал только что приехавший в Америку ученый на критические замечания окружающих. Когда же, став богатым и знаменитым, он так и не расстался с дырявыми обносками, то мотивировал это уже иначе: «Какая разница? Меня и так все знают»…

Жил-был очень стеснительный британский лорд Генри Кавендиш. Он избегал женщин, общался со слугами с помощью записок, а чтобы не пересекаться со служанками, всегда спускался по пристроенной наружной лестнице. Но в свет выходил Кавендиш редко: все что-то там писал в своей норке, ставил опыты и делал заметочки, складывая их в стол. А потом он умер. Похоронили Кавендиша согласно завещанию: наглухо замуровали в склеп и ни оставили никакой надписи, указывающей на то, кто здесь похоронен. После лорда не осталось ни одного портрета, зато нашелся архив: 20 толстенных тетрадей. Разобрав их, ученые поняли, что Кавендиш был великим физиком и химиком, все его работы были опубликованы и теперь имя этого шизоида знает любой физик-студент.

Для диагностики шизоидного расстройства личности состояние должно соответствовать по меньшей мере четырем из нижеследующих качеств или поведенческих стереотипов:
1) лишь немногие виды деятельности доставляют радость;
2) эмоциональная холодность, дистанцированность
3) снижена способность к выражению теплых, нежных чувств или гнева к окружающим;
4) внешнее безразличие к похвале и критике окружающих;
5) сниженный интерес к сексуальному опыту с другими людьми (с учетом возраста);
6) почти постоянное предпочтение уединенной деятельности;
7) чрезмерная углубленность в фантазирование и интроспекцию;
8) отсутствие близких друзей (в лучшем случае не более одного) или доверительных отношений и нежелание их иметь;
9) отчетливо недостаточный учет социальных норм и требований, частые ненамеренные отступления от них.

***********************************************************************

 Запись на консультацию

Пятничная перекличка: над чем вы сейчас работаете в вашей терапии?

Пятничная перекличка: над чем вы сейчас работаете в вашей терапии?

(transurfer

За последние две недели на основе опыта сильной и хронической физической боли я многое смогла сформулировать для себя по поводу душевной боли, потому что у них много общего. Если не ошибаюсь, за физическую боль и за душевную отвечает один и тот же участок мозга.1. Боль организует всю жизнь человека вокруг себя. Сознательно или бессознательно, единственным смыслом жизни человека становится уменьшение или избегание боли. Именно это ложится в основу планирования каждого дня, месяца, года. Все остальные источники мотивации отходят на другой план.


2. Боль забирает очень много внутренних ресурсов, и в человеке остается очень мало сил на доброту, эмпатию и внимание к нуждам других людей.
3. За исключением тех людей, на которых возлагается надежда на избавление от боли. К ногам этих людей бросают все, что есть, включая себя целиком, и слепо верят им во всем, независимо от красных флажков, флагов и транспарантов с предупреждениями, что это токсичный шарлатан/жабстер/нарцисс и юзер.

4. Есть медикаменты, которые снижают остроту боли. В идеале человек, принимающий эти медикаменты, должен использовать ситуацию, когда боли стало значительно меньше, для ее исцеления и профилактики. Если речь о физической боли, то это процедуры, упражнения, изменение образа жизни. Если о душевной — то это терапия и проработка причин боли в обстановке, когда, наконец-то, можно начать с ней разбираться, а не только бессильно орать от нее. Но многие люди, получив медикаментозное избавление от боли, предпочитают забыть о ней и всем, что с ней связано. И через какое-то время доза обезболивающего перестает работать, и боль возвращается с новой силой, и человек просит новую дозу. С душевной болью — все тоже самое: если все свои силы тратить на ее избегание, она будет возвращаться с утроенной силой.

5. Самый первый острый приступ боли запоминается надолго, потому что он оглушает, обезоруживает и пугает. Память об этом шоке сохраняется даже тогда, когда у человека появились ресурсы от этой боли не разрушаться, и поэтому даже будучи способным боль встретить и пережить, человек будет панически бояться как ее, так и все, что с ней связано. И таким образом, к сожалению, только способствует ее усилению.

6. Боль делает мировоззрение и угол взгляда на мир очень узким, и доступные способы избавления от боли просто выпадают из поля зрения. Человек может каждый день ходить мимо возможности избавиться от боли, и не видеть ее в упор. Также человек не имеет возмжоности спокойно прислушаться к себе, чтобы понять, от чего болит больше, а от чего меньше.


7. Самый надежный способ работы с болью — это идти к ней, а не от нее.
Что у вас на этой неделе происходило интересного в терапии?

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Виктор Франкл: «Десять тезисов о личности»

Виктор Франкл: «Десять тезисов о личности»

Публикуем «Десять тезисов о личности» Виктора Франкла, в которых знаменитый австрийский психиатр рассказывает об экзистенциальной основе существования человека, и объясняет, что такое «целостная личность», почему человек не детерминированирован влечениями, как гласит психоанализ, а ориентирован на создание смыслов, и как попытка возвыситься в классе, массе или расе на самом деле ведёт  к отречению от личности.

Мы уже неоднократно обращались к работам знаменитого австрийского психиатра Виктора Франкла (почитайте фрагменты его потрясающей книги «Сказать жизни «Да!». Психолог в концлагере» или послушайте его речь о том, зачем нужно переоценивать людей),  который сумел на основе своего нелёгкого военного опыта создать уникальный метод , основанный на поиске и анализе смыслов существования — во всех проявлениях жизни, даже самых ужасающих. Одну из основных идей своего метода Франкл упаковывает в простую формулу:

Человек не должен спрашивать, в чём смысл его жизни, но, скорее должен осознать, что он сам и есть тот, к кому обращён этот вопрос.

В статье, которую мы сегодня предлагаем вашему вниманию, описываются тезисы, которые лежат в основе теории личности Франкла, состоящей из трёх частей: учения о стремлении к смыслу, учения о смысле жизни и учения о свободе воли. При этом стремление к осознанию смысла жизни он считает врожденным, и именно этот мотив, по Франклу, является ведущей силой развития личности. Универсальных смыслов не бывает — они уникальны для каждого человека, и ежесекундно мы создаём и реализуем эти смыслы, реализуя тем самым себя.

Десять тезисов о личности

Как только речь заходит о личности, в нашем сознании невольно всплывает другое понятие, с которым пересекается понятие личности — понятие «индивидуума». Первый тезис, который мы выдвигаем, состоит как раз в следующем:

 

I

Личность есть индивидуум, личность есть нечто неделимое — ее нельзя разделить или расщепить, так как она представляет собой единое целое. Никогда при так называемой шизофрении или «расщеплении сознания» дело не доходит до действительного расщепления личности. Применительно к другим болезненным состояниям в клинической психиатрии речь также не идет о расщеплении личности, сегодня речь идет уже не о «двойном сознании», но, скорее, о меняющемся сознании. И когда Блейлер вводил понятие шизофрении, ему едва ли виделось действительное расщепление личности, скорее отщепление от нее определенного комплекса ассоциаций — возможность, в которую верили его современники, стоявшие под знаменем ассоциативной психологии того времени.

 

II

Личность не только неделима, но и неслагаема; т. е. ее не только нельзя разложить на части, но нельзя и синтезировать из отдельных частей — поскольку она представляет собой не только единство, но и целостность. Поэтому личность не может стать выше в структурах более высокого порядка — например, в массе, в классе или в расе: все эти «единства», или «целостности», более высокого, чем личность, порядка, носят не личностный, а в высшей степени псевдоличностный характер. Человек, который рассчитывает возвыситься в них, в действительности в них просто тонет; «возвышаясь» в них, он, в сущности, отрекается от себя как от личности.

В отличие от личности органическая материя как раз вполне делима и вполне синтезируема. По крайней мере, это нам доказали известные эксперименты Дриша с морскими ежами. И более того: делимость и соединимость являются условием и предпосылкой такого важного явления жизни, как размножение. Отсюда следует не больше и не меньше как факт, что личность как таковая не может размножаться. Размножается организм, сотворенный родительскими организмами; личность же, личный дух, духовная экзистенция — их человек не может передать другому.

 

III

Каждая отдельная личность есть нечто абсолютно новое. Давайте задумаемся: отец после соития весит на пару граммов меньше, а мать после родов — на пару килограммов; однако дух не поддается никакому учету. Разве родители, когда при рождении их ребенка возникает новый дух, становятся беднее духом? Или, когда в ребенке возникает новое Ты — новое существо, которое может сказать о себе «я», — разве его родители после этого могут сказать про себя «я» хоть на йоту меньше? Мы видим, что с каждым человеком, который приходит в мир, в бытие, в действительность входит нечто абсолютно новое; ведь духовная экзистенция непередаваема, ребенок не наследует ее от родителей. Наследуется лишь строительный материал — но не строитель.

 

IV

Личность духовна. А значит, духовную личность эвристично противопоставить психофизическому организму. Организм есть совокупность органов, иначе говоря, инструментов. Функция организма — задача, которую он должен выполнять для личности, которая является его носителем и носителем которой служит он, — прежде всего инструментальная, а также экспрессивная: личности нужен ее организм, чтобы иметь возможность действовать и выражать себя. Являясь в этом смысле инструментом, организм есть средство для достижения цели и как таковой имеет практическую полезность. Понятию полезности противостоит понятие достоинства; достоинством же обладает только личность, причем независимо от какой бы то ни было витальной или социальной полезности (1).

Лишь тот, кто не понимает этого, и тот, кто об этом забывает, может считать эвтаназию оправданной. Те же, кто знает о достоинстве, о безусловном достоинстве каждой отдельной личности, с глубоким почтением относятся к человеческой личности — в том числе и к больным людям, включая и неизлечимых больных и неизлечимых душевнобольных. Ведь на самом деле вообще не существует «духовных» заболеваний. Ибо «дух», сама духовная личность, вообще не может заболеть, она сохраняется даже в случае психоза, пусть даже практически «невидима» для психиатра. Однажды я сформулировал это в качестве психиатрического кредо: верить в сохранение духовной личности в том числе и за очевидной симптоматикой психотического заболевания; ибо, если это не так, то для чего врачу приводить в порядок или «чинить» сам психофизический организм? Действительно, тот, кто видит лишь этот организм и упускает из виду стоящую за ним личность, должен быть готов подвергнуть эвтаназии организм, не поддающийся починке, в силу утраты этим организмом практической полезности: ведь он ничего не знает о не зависящем от этой полезности достоинстве личности. Мыслящий таким образом врач представляет свою работу как «врачебную технику»; однако такое мышление показывает лишь, что больной является для него механизмом.

Не только заболевание относится лишь к психофизическому организму, а не к духовной личности, но и лечение. Об этом надо сказать в связи с вопросом о лейкотомии. Даже скальпель нейрохирурга — или, как принято говорить сегодня, психохирурга — не может коснуться духовной личности. Единственное, чего может достичь (или натворить) лейкотомия, это повлиять на психофизические условия, в которых находится духовная личность — в тех случаях, когда эта операция была показана, эти условия стабильно улучшались. Таким образом, целесообразность такого вмешательства зависит, в конечном счете, от тщательного взвешивания того, что является в данном случае меньшим и большим злом; следует взвесить, будет ли повреждение, которое может причинить операция, меньшим, чем то, которое существует вследствие болезни. В одном только этом случае оперативное вмешательство оправдано. В конце концов, всякому врачебному действию неизбежно свойственно чем-то жертвовать, т. е. расплачиваться меньшим злом за обеспечение условий, при которых личность, более не стесненная и не ограниченная психозом, может реализоваться и осуществить себя.

Одна из наших собственных больных страдала тяжелейшей навязчивостью и в течение многих лет подвергалась не только психоаналитическому и индивидуально-психологическому лечению, но также инсулиновой, кардиазоловой и электрошоковой терапии — и безуспешно (2). После безуспешных попыток психотерапии мы рекомендовали лейкотомию, которая привела прямо-таки к поразительному успеху. Предоставим слово самой больной: «Я чувствую себя намного, намного лучше; я снова могу работать так, как в то время, когда я была здорова; навязчивые представления остались, но я могу бороться с ними; например, раньше я совсем не могла читать из-за них, мне приходилось все по десять раз перечитывать; теперь мне уже не надо ничего перечитывать». А вот как обстоит дело с ее эстетическими интересами — об исчезновении которых говорят многие авторы: «К музыке я, наконец, снова почувствовала большой интерес». А как обстоит с ее этическими интересами? Больная выражает живое сострадание и высказывает лишь одно, вытекающее из этого сострадания, желание: чтобы и другие, страдающие так же, как она когда-то, смогли получить такую же помощь! А теперь спросим ее о том, чувствует ли она, что она как-то изменилась: «Я живу теперь в другом мире; это нельзя по-настоящему выразить словами; раньше для меня не было места в мире, раньше я лишь прозябала в мире, но не жила; я была слишком измучена; теперь это ушло; то немногое, что еще всплывает, я смогу скоро преодолеть». (Остались ли Вы самой собой?) «Я стала другой». (Насколько?) «У меня теперь снова настоящая жизнь». (Когда Вы скорее были или стали «самой собой», до операции или после?) «Теперь, после операции; сейчас все гораздо естественнее, чем тогда; тогда все было навязчивым; для меня существовали только навязчивые представления; сейчас все скорее так, как оно должно быть; я снова вернулась назад; до операции я вообще была не человеком, а лишь обузой для человечества и для меня самой; теперь и другие люди мне говорят, что я стала совсем другой». На прямой вопрос, не потеряла ли она свое Я, она ответила следующее: «Я потеряла его раньше; после операции я снова вернулась к самой себе, к моей личности». (При расспросах мы намеренно избегали этого слова!) Таким образом, эта женщина скорее стала человеком после операции — стала «самой собой» (3).

Но не только физиология, оказывается, не доходит до личности, но и психологии это также не удается — по крайней мере тогда, когда она впадает в психологизм. Чтобы увидеть личность или, по меньшей мере, подойти к ней категориально адекватно, требуется, скорее, ноология.

Как известно, когда-то существовала «психология без души». Она давно преодолена, однако сегодняшняя психология все же не может избежать упрека в том, что она часто является психологией без духа. Эта без-духовная психология, как таковая, не только слепа к достоинству личности, как и к самой личности, но не видит и ценностей — она слепа к ценностям, которые представляют собой ценностный коррелят личностного бытия, к миру смыслов и ценностей как космосу, — слепа к логосу.

Психологизм проецирует ценности из пространства духовного на плоскость душевного, где они становятся многозначными: на этой плоскости, психологической или патологической, уже нельзя провести различия между видениями Бернадетты и галлюцинациями какой-нибудь истерички. На лекциях я обычно так поясняю это студентам: я указываю им на то, что по двумерному чертежу круга уже нельзя восстановить, является ли он проекцией трехмерного шара, конуса или цилиндра. В психологической проекции совесть превращается в «супер-эго» или в «интроекцию» «образа отца», а Бог становится «проекцией» этого образа — тогда как в действительности это психоаналитическое истолкование само представляет собой проекцию, а именно психологизирующую.

 

V

Личность экзистенциальна; это означает, что она не фактична, не принадлежит фактическому. Человек как личность — не фактическое, а факультативное существо; он существует как своя собственная возможность, в пользу которой или против которой он может принять решение. Человеческое бытие, как сказал Ясперс, есть бытие «решающее»: человек всегда решает, чем он будет в следующее мгновение. И как решающее бытие оно является диаметральной противоположностью тому, как оно понимается в психоанализе: а именно, влекомому бытию. Человеческое бытие, как я снова и снова подчеркиваю, в своей глубинной основе есть бытие ответственное. Это означает нечто большее, чем просто свободное бытие: в ответственности содержится еще и «зачем» человеческой свободы — то, ради чего человек свободен, за что или против чего он принимает решение.

Тем самым, в противоположность психоанализу, личность в экзистенциальном анализе, как я пытался его очертить, понимается не как детерминированная влечениями, а как ориентированная на смысл. Под экзистенциально-аналитическим углом зрения, — в отличие от психоаналитического — она стремится не к наслаждению, а к ценностям. В психоаналитической концепции сексуального влечения (либидо!) и в концепции социальной принадлежности индивидуальной психологии (чувство общности!) мы видим не что иное, как состояние дефицита более фундаментального феномена — любви. Любовь всегда представляет собой отношение между некоторым Я и некоторым Ты. Из этого отношения в психоаналитической картине осталось лишь «оно», т. е. сексуальность, а в картине, нарисованной индивидуальной психологией, — безличная социальность, можно сказать, «das Man».

Если психоанализ рассматривает человеческое бытие как подчиненное стремлению к наслаждению, а индивидуальная психология — как определяемое «волей к власти», то экзистенциальный анализ видит его как пронизанное стремлением к смыслу. Он знает не только «борьбу за существование» и, помимо этого, при необходимости еще и «взаимопомощь» (Петр Кропоткин), но еще и сражение за смысл бытия — и взаимную поддержку в этом сражении. По сути, именно такой поддержкой и является то, что мы называем психотерапией: она есть, по сути, «медицина личности» (Поль Турнье). Отсюда понятно, что в психотерапии речь, в конечном счете, идет не о переключениях динамики аффектов и энергетики влечений, а об экзистенциальной перестройке.

 

VI

Личность соотносится с Я, а не с Оно; она не находится под диктатом Оно — диктатом, которым, возможно, в определенном смысле страдал Фрейд, раз он уверял, что Я не является хозяином в собственном доме. Личность, Я не только в динамическом, но и в генетическом отношении никоим образом не выводится из Оно, из сферы влечений: понятие «влечения эго» следует отклонить как весьма и весьма внутренне противоречивое. Но личность тоже неосознаваема, а духовность в своих истоках, откуда она берет начало, не только может быть, но обязательно неосознаваема. В своих истоках, в своей основе дух не поддается рефлексии и является поэтому чисто бессознательной инстанцией. Таким образом, надо четко различать то инстинктивное бессознательное, с которым одним имеет дело психоанализ, и духовное бессознательное. К бессознательной духовности относится и бессознательная вера, бессознательная религиозность — как бессознательная, и даже нередко вытесняемая, связь человека с запредельным. Открытие этой бессознательной религиозности является заслугой К.Г. Юнга, но его ошибка состояла в том, что он локализовал эту бессознательную религиозность там, где находится бессознательная сексуальность — в сфере бессознательных влечений Оно. Однако к вере в Бога и к самому Богу я не испытываю влечения, я должен сам принять решение «за» или «против». Религиозность связана с Я — либо ее нет совсем.

 

VII

Личность не только есть единство и целостность (см. тезисы 1 и 2), она еще и создает единство и целостность: она создает телесно-душевно-духовное единство и целостность, которой и является человек. Это единство и целостность создается, основывается и обеспечивается только личностью — только личность его выстраивает, держит на себе и гарантирует. Нам, людям, духовная личность известна вообще лишь в едином существовании с ее психофизическим организмом. Таким образом, человек представляет собой точку пересечения, перекресток трех уровней бытия (4): телесного, душевного и духовного. Эти уровни бытия нельзя достаточно четко отделить друг от друга (см.: К. Ясперс, Н. Гартман). Поэтому было бы неверно говорить о том, что человек «состоит из» телесного, душевного и духовного начал: он есть именно единство или целостность, но внутри этого единства или целостности духовное в человеке «противостоит» телесному и душевному в нем. Это и составляет то, что я однажды назвал ноопсихическим антагонизмом. Если психофизический параллелизм неизбежен, то ноопсихический антагонизм факультативен: это всегда лишь возможность, простая потенциальность — правда, потенциальность, к которой всегда можно апеллировать (и к которой врачу и следует апеллировать). Против такого могущественного противника, как психофизика, всегда важно призвать на помощь то, что я как-то назвал «упрямством духа». Психотерапия не может обойтись без обращения к нему, и я назвал это вторым — психотерапевтическим — кредо: вера в способность человеческого духа при всех условиях и при всех обстоятельствах каким-то образом отстраиваться и отодвигаться на плодотворную дистанцию от психофизического начала. Если бы — в соответствии с первым, психиатрическим кредо — речь не шла о том, чтобы «починить» психофизический организм, чего с нетерпением ждет целостная, несмотря на все заболевания, духовная личность, то мы были бы совершенно не в состоянии призывать (в соответствии со вторым кредо) духовное в человеке к упрямому противостоянию телесно-душевному в нем, поскольку тогда не было бы ноопсихического антагонизма.

 

VIII

Личность динамична: как раз благодаря тому, что она может дистанцироваться и отстраиваться от психофизического начала, духовное вообще проявляет себя. Мы не должны гипостазировать духовную личность как динамичную и поэтому не можем квалифицировать ее как субстанцию — по крайней мере, как субстанцию в преобладающем смысле этого слова. Существовать, экзистировать — значит выходить за свои пределы и вступать в отношение к самому себе, а в отношение к самому себе человек вступает постольку, поскольку он как духовная личность относится к себе как к психофизическому организму. Это самодистанцирование от себя как психофизического организма как раз конституирует духовную личность как таковую. Только когда человек сталкивается с самим с собой, выделяются впервые его духовное и телесно-душевное начала.

 

IX

Животное не является личностью уже потому, что оно не в состоянии подняться над самим собой и отнестись к себе самому. Поэтому у животного нет мира как коррелята личности, а есть лишь среда. Если мы попытаемся экстраполировать отношение «животное — человек» или «среда — мир», то придем к «сверх-миру». Для того, чтобы определить соотношение (узкой) среды животного к (более широкому) миру человека и этого последнего к (всеохватывающему) сверх-миру, напрашивается сравнение с золотым сечением. В соответствии с ним меньшая часть относится к большей так же, как большая часть к целому. Возьмем в качестве примера обезьяну, которой сделали болезненный укол для того, чтобы получить сыворотку. Способна ли обезьяна когда-либо понять, почему ей приходится страдать? Из своей среды она не в состоянии прислушаться к соображениям человека, который включает ее в свой эксперимент; ведь человеческий мир, мир смысла и ценности, для нее недоступен. Она не дотягивается до него, в его измерение она не может войти. Но не следует ли нам предположить, что над человеческим миром, в свою очередь, расположен превосходящий его и недоступный человеку мир, смысл, точнее, «сверх-смысл» которого только и может придать смысл всему человеческому страданию? Человек может постичь сверх-мир не больше, чем животное из своей среды может понять более широкий человеческий мир. Он, однако, может уловить его в предчувствии — в вере. Прирученному животному неведома цель, для которой человек его запрягает. Откуда же тогда человек может знать сверх-смысл мира как целого?

 

X

Личность постигает саму себя не иначе как через трансцендентное. Более того: человек также является человеком лишь в той мере, в которой он понимает себя через трансцендентное — он личность лишь в той мере, в какой он из личности исходит («персонирует»), отзываясь на зов трансцендентного и наполняясь им. Этот зов трансцендентного он слышит и в голосе совести.

Для логотерапии религия является и может быть лишь предметом — но не основанием. Логотерапия должна действовать по эту сторону веры в откровение и отвечать на вопрос о смысле по эту сторону развилки теистического и атеистического мировоззрений. И если она, таким образом, рассматривает феномен веры не как веру в Бога, но как более широкую веру в смысл, то она имеет полное право затрагивать феномен веры и заниматься им. В этом понимании она сходится с Альбертом Эйнштейном, по мнению которого, ставить вопрос о смысле жизни значит быть религиозным5.

Смысл является той каменной оградой, за которую мы не можем выйти, которую мы должны, скорее, принять: этот последний смысл мы должны принять, потому что мы не можем спрашивать дальше — потому что попытка ответить на вопрос о смысле бытия всегда предполагает бытие смысла. Короче говоря, человеческая вера в смысл является трансцендентальной категорией в смысле Канта. Со времен Канта нам известно, что некоторым образом бессмысленно задавать вопрос о категориях пространства и времени — просто потому, что мы не можем мыслить, а следовательно, и задавать вопрос, не предполагая существования времени и пространства. Точно так же человеческое бытие всегда есть бытие, направляемое смыслом, даже если самому человеку об этом неведомо: всегда есть определенное пред-знание смысла, и предчувствие смысла лежит в основе того, что называется «стремлением к смыслу». Хочет он того или нет, признает он это или нет, но человек, пока он дышит, всегда верит в смысл. Даже самоубийца верит в смысл, если не в смысл жизни, ее продолжения, то в смысл смерти. Если бы он действительно не верил ни в какой смысл, абсолютно ни в какой — он не смог бы пошевелить и пальцем и тем самым покончить с собой.

Источник: Франкл В. Десять тезисов о личности

  Запись на консультацию

Лисса Рэнкин: силой мысли мы в состоянии вылечиться от ЛЮБОЙ болезни!

Лисса Рэнкин: силой мысли мы в состоянии вылечиться от ЛЮБОЙ болезни!

Известный врач и ученый Лисса Рэнкин в своей лекции на TED рассказала о том, что ей удалось узнать за годы исследования эффекта плацебо. Она на полном серьезе считает, что наши мысли влияют на нашу физиологию. И что с помощью одной только силы мысли мы в состоянии вылечиться от любой болезни.

Лисса Рэнкин: силой мысли мы в состоянии вылечиться от ЛЮБОЙ болезни!

Рэнкин нашла конкретные доказательства того, что наши тела имеют свою собственную врожденную систему по самообслуживанию и ремонту. Она провела исследование с участием 3500 человек, которые получили диагноз о неизлечимой болезни: рак, ВИЧ, сердечно-сосудистые заболевания и т.д. Всем им нечего было терять. Все они мысленно уже попрощались с жизнью. Лисса стала давать им таблетки плацебо. Только добровольцы этого не знали: они думали, будто им дают новое, ультраэффективное лекарство от их болезни. И многие из них сумели вылечиться! В своей лекции доктор рассказывает о господине Райте, который с помощью пилюль плацебо сократил размер своей раковой опухоли в два раза! Она уменьшилась только потому, что он сам верил, что она должна уменьшиться! Вот главные мысли из 18-минутной лекции.

Может ли сознание исцелить тело?

И если да, то есть ли доказательства, которые могли бы убедить в этом врачей-скептиков вроде меня?

Я исследовала плацебо все последние годы своей научной карьеры. И теперь уверена в том, что и так, до меня, доказывали исследования на протяжении последних 50 лет: сознание действительно может исцелить тело.

Эффект плацебо — заноза в теле медицинской практики. Это неприятная правда, которая может лишить врачей возможности выпускать все новые и новые лекарства, пробовать все новые и новые методы лечения.

Но я думаю, что эффективность плацебо — это хорошая новость. Для больных, а не для врачей, разумеется. Потому что это железное доказательство того, что внутри каждого тела скрыт уникальный, неведомый нам пока механизм самоисцеления. Возможно, нам подарил его Бог!

Если вам тяжело в это поверить, вы можете изучить одну из 3500 историй о том, как люди сами, без медицинской помощи избавлялись от «неизлечимых» болезней. Речь идет о медицинских фактах, а не о красивых журналистских историях.

Четвертая стадия рака исчезла без лечения? ВИЧ-позитивные пациенты стали ВИЧ-негативными? Сердечная, почечная недостаточность, диабет, гипертония, заболевания щитовидной железы, аутоиммунные заболевания — все это исчезало!

Великолепный пример из медицинской литературы — это случай мистера Райта, изученный в 1957 году.

У него была запущенная форма лимфосаркомы. Дела пациента шли не очень хорошо, времени у него оставалось мало. У него были опухоли размером с апельсин в подмышках, на шее, в грудной и брюшной полостях. Печень и селезенка были увеличены, в легких набиралось по 2 литра мутной жидкости каждый день. Их нужно было дренировать, чтобы он мог дышать.

Но мистер Райт не терял надежды. Он узнал о замечательном лекарстве Кребиозене и умолял своего доктора: «Пожалуйста, назначьте мне Кребиозен, и все наладится». Но это лекарство не мог выписать по исследовательскому протоколу врач, который знает, что пациенту осталось жить меньше трех месяцев.

Лечащий врач доктор Уэст не мог этого сделать. Но мистер Райт был настойчив и не сдавался. Он продолжал клянчить лекарство, пока доктор не согласился назначить Кребиозен.

Он назначил дозу на пятницу следующей недели. Надеясь, что мистер Райт не дотянет и до понедельника. Но к назначенному часу тот был на ногах и даже прогуливался по палате. Пришлось давать ему лекарство.

А через 10 дней опухоли Райта уменьшились вдвое от прежнего размера! Они таяли как снежки в горячей духовке! Прошла еще пара недель после начала приема Кребиозена они совсем исчезли.

Райт танцевал от радости как сумасшедший и верил, Кребиозен — чудесное лекарство, которое вылечило его.

Он верил в это целых два месяца. Пока не вышел полный медицинский отчет о Кребиозене, в котором говорилось, что лечебный эффект этого препарата не доказан.

Мистер Райт впал в депрессию, и рак вернулся. Доктор Уэст решил схитрить и объяснил своему пациенту: «Тот Кребиозен был недостаточно хорошо очищен. Он был плохого качества. Но сейчас у нас есть сверхчистый, концентрированный Кребиозен. И это то, что надо!».

Затем Райту сделали инъекцию чистой дистиллированной воды. И его опухоли снова исчезли, а жидкость из легких ушла!

Больной снова стал веселиться. Все два месяца до тех пор, пока Медицинская Ассоциация Америки все не испортила, опубликовав общенациональный отчет, который определенно доказывал, что Кребиозен бесполезен.

Через два дня после того, как Райт услышал эту новость, он умер. Умер, несмотря на то, что за неделю до смерти сам управлял собственным легкомоторным самолетом!

Вот еще один известный медицине случай, который выглядит как сказка.

Родились три девочки. Роды принимала акушерка, в пятницу 13-го. И она стала утверждать, что все дети, рожденные в этот день, подвержены порче.

«Первая, — сказала она, — умрет до своего 16-летия. Вторая — до 21 года. Третья — до 23 лет».

И, как выяснилось позже, первая девочка умерла за день до своего 16-летия, вторая — до 21 года. А третья, зная, что случилось с двумя предыдущими, за день до своего 23-го дня рождения попала в больницу с гипервентиляционным синдромом и спрашивала врачей: «Я ведь выживу?». Той же ночью ее обнаружили мертвой.

Эти два случая из медицинской литературы — отличные примеры эффекта плацебо и его противоположности — ноцебо.

Когда мистера Райта вылечила дистиллированная вода — это хороший пример эффекта плацебо. Вам предлагают инертную терапию — и она каким-то образом работает, хотя никто не может этого объяснить.

Эффект ноцебо — противоположный. Эти три девочки, которых «сглазили» — яркий тому пример. Когда разум верит, что что-то плохое может случиться, это становится реальностью.

Медицинские издания, журналы, Новый Английский Медицинский журнал, журнал Медицинской Ассоциации Америки, — все они полны свидетельств эффекта плацебо.

Когда людям говорят, что им дают эффективное лекарство, но вместо этого вводят инъекции физраствора или дают пилюли с обычным сахаром, это часто оказывается даже более эффективно, чем настоящая хирургия.

В 18-80% случаев люди выздоравливают!

И дело тут не только в том, что им кажется, что они чувствуют себя лучше. Они на самом деле чувствуют себя лучше. Это измеримо. С помощью современных приборов мы можем наблюдать, что происходит в телах пациентов, принявших плацебо. Их язвы затягиваются, симптомы воспаления кишечника уменьшаются, бронихолы — расширяются, а клетки начинают выглядеть иначе под микроскопом.

То, что это происходит, легко подтвердить!

Мне нравятся исследования Рогейн. Есть группа лысых парней, вы даете им плацебо, и у них начинают расти волосы!

Или обратный эффект. Вы даете им плацебо, называете это химиотерапией, и людей начинает рвать! У них выпадают волосы! Это и вправду происходит!

Но действительно ли к этим результатам приводит только лишь сила позитивного мышления? Нет, считает ученый из Гарварда Тэд Каптчук.

Он утверждает, что уход и забота о пациентах со стороны медработников влияют даже больше, чем позитивное мышление. Иными словами, любой больной человек может выздороветь только в том случае, если в победу над болезнью верит не только он сам, но и его родные, и его лечащий врач (пусть лучше врет, чем говорит горькую правду). Это тоже доказывают исследования.

Какой должна быть «аптечка самоисцеления»?

Чтобы иметь возможность исцелять себя, чтобы быть здоровым человеком и функционировать на оптимальном уровне, нам нужны не просто хорошая диета или занятия спортом. Недостаточно просто хорошо высыпаться, принимать витамины и регулярно посещать врача. Это все хорошо и важно, но еще больше нам нужны здоровые отношения, здоровая рабочая обстановка, возможность вести творческую жизнь, здоровая духовная и сексуальная жизнь.

  • Внутренний фитиль

Для того, чтобы быть нормальным, здоровым человеком вам нужно то, что я называю вашим «внутренним фитилем». Это ваш внутренний компас, который всегда знает, в каком направлении вы должны двигаться. Вы должны знать, ради чего живете, и что вас должно ожидать в конце.

  • Широкий круг общения

Кроме того, критически важное значение для вашего здоровья имеют ваши отношения. Люди с крепким кругом общения вдвое реже страдают от сердечных болезней в сравнении с теми, кто одинок.

  • Семейные пары имеют вдвое больше шансов прожить долгую жизнь, чем люди, не состоящие в браке.

Исцеление своего одиночества — самая важная профилактическая мера, которую вы можете предпринять для своего крепкого здоровья.

Это действеннее, чем бросить курить или начать делать зарядку.

  • Духовная жизнь.

Она тоже имеет значение. Прихожане церквей живут в среднем на 14 лет дольше тех, кто в них не ходит.

  • Работа.

И она важна. В Японии люди часто умирают прямо на рабочем месте. Это называется синдромом кароши. Люди, которые не берут отпусков, в три раза чаще страдают от сердечных заболеваний.

  • Ваше отношение к жизни.

Счастливые люди живут на 7-10 лет дольше несчастных. Вероятность развития сердечных заболеваний для оптимиста на 77% ниже, чем для пессимиста.

Как это работает? Что такого случается в мозгу, что изменяет тело?

Мозг общается с клетками тела посредством гормонов и нейротрансмиттеров. Негативные мысли и убеждения мозг определяет как угрозу.

Вы одиноки, пессимистичны, что-то не так на работе, проблемные отношения… И вот, ваша миндалина уже кричит: «Угроза! Угроза!». Включается гипоталамус, затем гипофиз, который, в свою очередь, сообщается с надпочечниками, которые начинают выплескивать гормоны стресса — кортизол, норадерналин, адреналин. Ученый из Гарварда Уолтер Кеннет называет это «реакцией стресса».

Это включает вашу симпатическую нервную систему, которая вводит организм в состояние «Бей или беги». Это защищает вас, когда вы убегаете от льва или тигра.

Но в повседневной жизни в случае возникновения угрозы возникает та же самая быстрая стрессовая реакция, которая должна отключаться, когда опасность миновала.

К счастью, есть противовес. Его описал Герберт Бенсон из Гарвардского университета. Когда опасность уходит, мозг наполняет тело исцеляющими гормонами — окситоцином, допамином, окисью азота, эндорфинами. Они наполняют тело и очищают каждую клеточку. И удивительно то, что этот естественный механизм самовосстановления включается только тогда, когда нервная система расслаблена.

В стрессовой ситуации организму не до этого: ему нужно бороться или бежать, а не исцелять.

Когда ты задумываешься об этом, то спрашиваешь себя: как же я могу изменить этот баланс? Один отчет утверждает, что каждый день мы сталкиваемся примерно с 50 стрессовыми ситуациями.

Если вы одиноки, в депрессии, недовольны своей работой или у вас плохие отношения с партнером, это количество как минимум удваивается.

Так вот, когда вы принимаете таблетку, не зная, что это плацебо, ваш организм запускает процесс релаксации. Вы убеждены, что новое лекарство вам поможет, позитивный настрой тут как тут, и вас должным образом опекает медицинский работник… Это расслабляет нервную систему. Вот тогда-то и включается чудесный механизм самоисцеления.

Исследования показывают, что есть несколько эффективных способов расслабиться и запустить механизм самоисцеления:

  • Молитва;
  • Творческое выражение себя;
  • Массаж;
  • Йога или тай-цзи;
  • Прогулка с друзьями;
  • Занятие любимым делом;
  • Секс;
  • Игра с животным.

В общем, все что вам нужно, чтобы исцелить себя — это просто расслабиться. По-настоящему хорошо расслабиться.Хватит ли вам мужества принять эту правду, которое ваше тело и так уже знает? Природа может быть лучше медицины! И этому, как вы уже знаете, есть доказательства

*********************************************************************************Я завершила полное обучение у Жильбера Рено  около шести лет назад и  являюсь клиническим психологом со специализацией Recall Healing ( Исцеление воспоминанием)  ,  окончила полный курс  Биологики  у Роберто Барнаи и дополнила свое образование  обучением  в Школе Психосоматики PSY2.0, Все эти школы имеют одним из своих источников  ГНМ(Германскую Новую Медицину-GNM)Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета .  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно

***************************************************************************

Почему быстрые изменения не всегда хорошо.

Почему быстрые изменения не всегда хорошо.

Сергей Коваленко

1. Все явления, в том числе и те, что неприятны для нас, которые принято называть проблемами, имеют причины, удерживающие их в стабильном состоянии, которые часто принято называть функциями. Функция — это то, что несет практический смысл.

Как-то одна бабушка в порыве ненависти к своему новому дачному дому пыталась выдернуть не понравившееся ей бревно, которое лежало у почти у основания. И если бы её не попытались вовремя остановить, то, возможно, была бы ситуация, как с детскими горшочками в фильме операция «Ы», но с более серьезными последствиями.

В своем слепом эмоциональном, и не сильно задумываясь о возможных последствиях, порыве, она могла совершить большие разрушения.

(Возможно, где-то в глубине, она этого и хотела. Но речь не об этом).

Если не разобраться с тем, какую функциональную нагрузку несет симптом или проблема, и исходить только из того, что «это мне не нравится», то последствия могут быть самыми разными.

2. Существуют различные диагностические методики, позволяющие определять уровень стресса. Существует стресс полезный. Это тот, который в небольших количествах и время от времени. И стресс вредный, который постоянно и в больших количествах. В одном из таких тестов предлагается отметить события, которые произошли за (последний) период. Каждому событию в зависимости от его стрессовой значимости присваивается определенное количество баллов. В этом списке есть как негативные события, вроде увольнения или смерти близких, так и положительные, вроде свадьбы. Таким образом оценивается количество стрессовых событий за ближайшее время, т.е. имеет значение количество стресса, а не то, какие эмоции за ним стоят.

Любые резкие изменения в жизни, даже если они носят сугубо положительный характер, являются стрессом. Если в настоящий момент стресса и так хватает,то дополнительный стресс от изменений может быть избыточнм и вредным для здоровья.

Пусть примером для нас будут дайверы:

Чтобы избежать кессонной болезни, когда растворенный в крови кислород превращается в пузырьки и кровь «вскипает», водолазы проводят подъем с глубин постепенно, адаптируясь к промежуточной глубине. В таком случае они в безопасности. Резкое всплытие с глубин чревато серьезными последствиями для здоровья.

3. Согласованность эмоциональных и мыслительных процессов.

Часто быстрые изменения вызывают сильную эмоциональную реакцию. Еще бы — то, что так долго не происходило или мешало, наконец произошло или отошло! Осознание и подстройка тонких мыслительных процессов не всегда поспевает за более быстрым в своих реакциях эмоциональным мозгом. Недаром эмоционально мы реагируем на событие гораздо быстрее, чем успеваем полность осознать, что же нас в этом так “зацепило”.

Если у Вас был опыт беспечного бегания на переменках по школьным коридорам, то Вы можете вспомнить, как Вас время от времени, возможно, заносило на поворотах. В тех случаях, когда голова неслась быстрее, чем ноги, или ноги не поспевали за головой. Чтобы “заносов” не случалось необходимо соблюдать баланс и не бежать быстрее, чем вы можете целиком, а не самая Ваша быстрая часть.

4. Когда человек приходит к травматологу, он интересуется прогнозом выздоровления. Врач сообщает ему о том, что на то, чтобы срослись кости необходимо несколько месяцев. Это воспринимается, как данность. Никто не стремится снять гипс раньше положенного времени. Психику можно тоже представить себе, как орган, на восстановление которого требуется время. Однако, в современном сверхскоростном мире мы все чаще привыкли относиться к психике, как к лошади, которую, чтобы она ехала быстрее, необходимо постоянно подстегивать, не обращая внимание на её боль и усталость.

На формирование новых нейронных связей необходимо время. Психологические защиты, которые нам “мешают” стать лучше практически мгновенно, нуждаются в бережном к себе отношении. Важно помнить о том, что на то, чтобы “психологическая рана” затянулась требуется время.

“Если широко шагать, можно порвать штаны”.

Вместо итога:

Я говорил о том, что быстрые изменения — это не всегда хорошо.

Из этого не следует, что медленные изменения — это всегда хорошо.

Иногда, в некоторых ситуациях, где требуется решимость, и «промедление смерти подобно», а дальнейшее затягивание может только усугубить ситуацию, быстрые изменения даже желательны.

Я хотел подчеркнуть, что при любом действии важно помнить об осторожности и быть бережным к себе.

И в конечном итоге,- каждый сам для себя выбирает тот темп, который ему подходит.

На закуску притча:

Два монаха поспорили между собой, кто из них сможет быстрее вырастить цветок. Один из них так сильно хотел победить в их споре, что каждый день рукой немного вытягивал стебель своего цветка. В итоге, стебель цветка оборвался.

 

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Таблица «Личность пациента и реакция терапевта»

Таблица «Личность пациента и реакция терапевта»

 А. Колли, А. Танзилли, Дж. Димаджио и др.
Выдержка из статьи  «ЛИЧНОСТЬ ПАЦИЕНТА И РЕАКЦИЯ ТЕРАПЕВТА: ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ» (2013)
Описания реакций терапевта на определенные расстройства пациентов, составлены по данным,  согласно опроснику реакций терапевта по Сандлер-Вестер

Параноидный

Терапевт склонен чувствовать по отношению к этим пациентам,
что его критикуют, не уважают и обесценивают. Они боятся, что
скажут что-то неправильно, или должны воздерживаться от
совершения каких-либо агрессивных действий, лишь бы пациент
не взорвался, не потерял самообладание, или просто ушел.
Параноидные пациенты склонны накапливать сильные чувства и
неприязнь терапевта, который в работе с ними, может
испытывать раздражение и злость, и сдерживать сильные
эмоции от того, что его неправильно поймут и отвергнут.

Шизоидный

При работе с такими пациентами, терапевты склонны чувствовать
себя некомпетентными или неуместными. Они чувствуют
безнадежность и фрустрацию, испытывают больше сложностей,
чтобы наладить приемлемые отношения, будучи созвучными и
развивая чувство интимности с шизоидным пациентом. Они
беспокоятся, что не смогут помочь ему, или чувствуют, что
подводят его. Они даже могут подумать, что для пациента будет
лучше обратиться к другому терапевту или другому подходу.
Шизотипический
Во время сессий с такими пациентами терапевт ощущает скуку,
смущение и досаду. Они не ощущают своей вовлеченности в
сессии, у них есть ощущение отстраненности и самоустранения (к
примеру, они думаю не о том, о чем говорят).
Асоциальное поведение
При работе с пациентами, страдающих асоциальным
поведением, терапевт может ощущать, что его не понимают,
воспринимают в штыки, или отвергают и могут переживать
ярость и раздражение. Довольно часто они чувствуют, что их
используют или манипулируют, или подталкивают к
установлению жестких рамок сеттинга. Иногда терапевту
кажется, что он грубо или подло поступил в отношении этого
пациента, или разозлился на него, из-за того, что взялся за его
лечение.

Пограничный

Терапевта переполняют сильные эмоции и чувства. В
особенности, гораздо сильнее, чем в отношении других
пациентов, терапевт чувствует, что влип, но не осознает этого,
пока сессия не закончилась. Пограничные пациенты могут
«пугать» терапевтов, которые работая с ними, испытывают
крайнюю тревогу, давление и озабоченность. Терапевт также
может чувствовать себя некомпетентным или неуместным и
часто испытывает смущение и фрустрацию. Он переживает, что не сможет помочь такому пациенту и иногда винит себя, что
сделал ему больно или огорчил его, поскольку чувствует себя
ответственным за это. Относительно этих пациентов терапевт
намного чаще обращается к коллегам за советом. Они
«особенные» пациенты и во время сессий терапевт может пойти
на большие уступки или траты ради них, чего с другими
пациентами не происходит (к примеру, чаще, чем с другими
пациентами, они затягивают время сессии).

Истероидный

С таким пациентом терапевт не ощущает скуки или смущения.
Наоборот, он полностью погружен и поглощен сессиями.
Истероидные пациенты склонны требовать много внимания от
терапевта, который ощущает излишнюю вовлеченность, и
испытывают больше сложностей с поддерживанием границ
сеттинга. Например, терапевт, чаще, чем с другими пациентами,
воздерживается от высказывания своего мнения или точки
зрения по поднятым пациентом вопросам, но более открыт в
вопросах испытываемых чувств и личной жизни.

Нарциссический

Во время сессий с таким пациентом терапевту скучно, он
чувствует себя отстраненным и раздраженным. Терапевт не
чувствует своей причастности и этим часто фрустрирован.
Терапевт также чувствует, что его могут заменить, как будто он
ничего не значит для пациента. Терапевт может чувствовать, что
он неэффективен, обезоруженным тем, что его не замечают.

Избегающий

По отношению к таким пациентам терапевт может занимать
позицию защиты или заботы и утаивать свои страхи или
слабости. Они могут переживать своего рода чрезмерную
вовлеченность, к примеру, хотеть исправить какую-нибудь
неудачу или восполнить какую-нибудь брешь в отношениях этого
пациента с родителями или значимым другим. Действительно,
работая с пациентами, избегающего типа, терапевт часто
чувствует грусть или злость по отношению к людям, которые не
дали пациенту того, в чем он так нуждался. В то же время,
терапевт чувствует себя удовлетворенным или польщенным и
обнадежен результатами, которых достиг или достигает пациент
терапией.

Зависимый

Терапевт чувствует свою опеку, а также ощущает теплоту, почти
родительские чувства по отношению к пациенту. Пациент хочет,
чтобы ему дали то, чего он не получил от других и хочет, чтобы
его защитили. Терапевт справляется о таких пациентах у
родственников и значимых других чаще, чем о других пациентах.
Во время сессий они открывают свои чувства и личную жизнь
чаще, чем другие пациенты. Они чувствуют свою вовлеченность в
сессии и не ощущают смущения или избегания. Однако, они
часто ощущают тревогу или фрустрацию, и могут испытывать
чувство некомпетентности и неуместности. Они могут ощущать,
будто у них связаны руки или они втянуты в безвыходную
ситуацию.

Обсессивно-компульсивный

Терапевт не чувствует себя причастным или вовлеченным в
сессии. Во время терапии они могут испытывать раздражение,
скуку и отчуждение. Терапевт не в восторге от работы с такими
пациентами и не обсуждает их с коллегами чаще, чем других
пациентов

***************************************************************************

Надо ли быть рабой любви?

Надо ли быть рабой любви?

8aa4f05d52be
Отрывки из книги «Надо ли быть рабой любви?» Норвуд Робин — психотерапевт из Калифорнии. Ее книги, основанные на собственном врачебном опыте, принесли ей широкую известность.
В предлагаемой книге Р.Норвуд анализирует чувства и поведение женщин, которые любят слишком сильно, и предлагает пути своеобразного психотерапевтического исцеления от этой «болезни», мешающей полнокровно жить как самим женщинам, так и их мужчинам.

Когда нам не нравятся многие из основных черт его характера, его ценностей, способов поведения, но мы миримся с этим, думая, что, если мы станем достаточно нежными и привлекательными, то он захочет измениться ради нас, — мы любим слишком сильно.

  • Когда наши взаимоотношения создают угрозу нашему эмоциональному благополучию и, возможно, даже нашей безопасности и здоровью, — мы определенно любим слишком сильно.
  • Несмотря на все страдания и неудовлетворенность «слишком сильная любовь» обычна для многих женщин, почти уверенных в том, что такими и должны быть интимные отношения. Большинство из нас по меньшей мере однажды любило «слишком сильно». Для многих это стало повторяющейся темой в их жизни. Некоторые стали столь одержимы проблемами своего партнера и взаимоотношений с ним, что едва ли способны продолжать нормальную жизнь и деятельность.
  • «Пристрастие» — пугающее слово. Оно вызывает в воображении образы пристрастившихся к героину наркоманов, вонзающих под кожу иглы и ведущих явно саморазрушительный образ жизни. Нам не нравится это слово, и мы не хотим пользоваться им как понятием, описывающим наши отношения с мужчинами. Но многие, многие из нас были «наркоманками» по отношению к мужчинам. Как и любому другому наркоману, нам нужно признать остроту проблемы, прежде чем начать избавляться от нее.
  • Если вы когда-либо испытывали одержимую увлеченность мужчиной, то вы, наверное, подозревали, что корень вашей одержимости лежит не в любви, а в страхе. Все, кто одержим любовью, полны страхов — страха остаться одной, страха оказаться недостойной и нелюбимой, страха быть отвергнутой, покинутой или уничтоженной. Мы делимся любовью в отчаянной надежде на то, что мужчина — предмет нашей одержимости — позаботится о нас и избавит нас от страхов. Но вместо этого страхи (а также наша одержимость) усиливаются до тех пор, пока потребность давать любовь, чтобы получить взамен то же самое, не становится ведущей силой в нашей жизни. И поскольку наша стратегия каждый раз не срабатывает, мы начинаем любить еще сильнее. Мы любим слишком сильно.
  • Я впервые познакомилась с феноменом «слишком сильной любви» как со специфическим синдромом определенного образа мыслей, чувств и способов поведения после семи лет консультативной практики с людьми, злоупотребляющими алкоголем и наркотиками. Проведя сотни бесед с ними и с членами их семей, я сделала удивительное открытие: иногда клиенты, с которыми я разговаривала, росли в неблагополучных семьях, иногда — в благополучных, но их партнеры всегда воспитывались в очень неблагополучных семьях, где им пришлось испытать стрессы и страдания, значительно превышающие норму. Пытаясь справиться со своими безрассудными супругами, эти партнеры (известные в практике лечения алкоголизмакак «со-алкоголики») бессознательно воссоздавали и переживали заново важные аспекты своего детства.
  • Именно жены и подруги мужчин, обладающих болезненными пристрастиями, помогли мне понять природу «слишком сильной любви». Их биографии раскрыли их потребность в превосходстве и одновременно в страданиях, которые они испытывали в своей роли «спасительниц», и они же помогли мне здраво осмыслить их пристрастие к мужчинам, в свою очередь пристрастившихся к алкоголю или наркотикам. Мне стало ясно, что в таких парах оба партнера нуждаются в помощи, что оба они в буквальном смысле слова умирают от своих пристрастий: он — от последствий химического отравления, она — от последствий крайнего напряжения.
  • Эти женщины дали мне возможность понять, какое необычайно сильное влияние оказывают переживания детства на схему отношения к мужчинам в зрелом возрасте. У них есть что рассказать всем, кто любил слишком сильно, о том, как мы развиваем в себе предпочтение к сложным взаимоотношениям, как мы увековечиваем свои проблемы, но — что наиболее важно — и как мы можем измениться и вернуться к нормальной жизни.
  • Я не подразумеваю под этим, что только женщины способны любить слишком сильно. Некоторые мужчины практикуют одержимость во взаимоотношениях с не меньшим рвением, чем любая женщина; их чувства и поведение берут свое начало в тех же самых переживаниях детства и отношениях в семье. Однако большинство мужчин с трудным детством не страдает одержимостью во взаимоотношениях с женщинами. В результате взаимодействия культурных и биологических факторов они обычно пытаются защитить себя и избегают страданий, преследуя внешние, а не внутренние цели, добиваясь чего-то безличного, а не личного. Они более склонны проявлять одержимость в работе, спорте или хобби, в то время как женщины склонны проявлять одержимость во взаимоотношениях, — возможно, с такими же травмированными и отчужденными мужчинами.

0jid8Gg2qBo

Вы любите мужчину, который вас не любит?

Безотносительно к конкретным деталям историй борьбы таких женщин — поддерживали ли они длительные и тяжелые отношения с одним мужчин или же переживали серию несчастных романов с многими мужчинами — их истории имеют много общего. Любить слишком сильно не означает любить слишком многих мужчин, или слишком часто влюбляться, или испытывать слишком глубокую и искреннюю любовь к мужчине. На самом деле это означает быть безрассудно увлеченной мужчиной и называть одержимость любовью, позволять ей контролировать свои эмоции и поведение, понимая, что она негативно влияет на здоровье и благополучие, но не находить в себе сил покончить с нею. Это означает мерить степень своей любви глубиной своих мучений.

  • Мы не можем рассмотреть в этой книге мириады проблем, возникающих в неблагополучных семьях, — для этого потребуется несколько томов совершенно иного содержания. Однако важно понять, что общей чертой всех неблагополучных семей является неспособность их членов обсуждать корень проблемы. Другие проблемы могут обсуждаться зачастую «до тошноты», но они лишь прикрывают те секреты, которые расстраивают нормальное функционирование семьи. Именно степень секретности — неспособность говорить о проблемах, а не об их последствиях — определяет степень семейного неблагополучия и тяжесть душевных травм, полученных в такой семье.
  • Члены неблагополучной семьи играют жестко определенные роли; все общение сводится к утверждениям, согласующимся с этими ролями. Члены такой семьи не вольны в полной мере выражать свои переживания, желания, чувства и потребности. Они ограничивают себя в этом так, чтобы их слова и поступки удовлетворяли тех, кто играет другие роли. Система ролей действует во всех семьях, но по мере смены обстоятельств члены семьи должны изменяться и адаптироваться к новой обстановке, чтобы семейная атмосфера оставалась здоровой. Например, проявление материнских чувств, уместное по отношению к годовалому ребенку, совершенно неуместно по отношению к тринадцатилетнему подростку, поэтому роль матери должна приспосабливаться к новой реальности. В неблагополучных семьях главные аспекты реальности отрицаются и роли остаются жестко фиксированными. Когда никто не может обсуждать вопросы, затрагивающие каждого члена семьи и семью в целом, когда такое обсуждение запрещается скрыто (меняется предмет беседы) или явно («Не следует говорить о таких вещах!»), мы учимся не доверять своим чувствам. Поскольку наша семья отрицает реальность, мы тоже начинаем отрицать ее. Это сильно замедляет развитие наших основных средств общения для контакта с другими людьми и овладения жизненными ситуациями. Особенно заметно это проявляется в поведении женщин, которые любят слишком сильно. Они не способны различить, что для них хорошо, а что плохо. Люди и ситуации, которые другим показались бы опасными, неудобными или разрушительными, не внушают им тревоги, поскольку у них нет способа реалистично оценивать их. Они не доверяют своим чувствам и не позволяют им вести нас. Вместо этого их неудержимо влечет к тем самым драмам, интригам и жизненным вызовам, которых другие люди с более здоровым и благополучным прошлым пытаются естественным образом избегать. Из-за этого влечения они получают еще более глубокие травмы, поскольку их, как правило, тянет к повторению ситуаций, пережитых в детстве. Они снова терпят всю эту боль.
  • Нижеследующие характеристики типичны для женщин, которые любят слишком сильно.

1. Как правило, вы росли в неблагополучной семье, где ваши эмоциональные потребности не удовлетворялись.
2. Получив в детстве мало настоящего тепла и ласки, вы стараетесь удовлетворить свою потребность опосредованно, становясь чрезмерно нежной и заботливой — особенно по отношению к мужчинам, которые вроде бы нуждаются в этом.
3. Поскольку вы так и не смогли изменить родителей и добиться от них тепла и ласки, вы остро реагируете на знакомый вам тип эмоционально недоступного мужчины. Вы снова пытаетесь изменить его своей любовью.
4. Страшась его ухода, вы готовы на все, чтобы сохранить взаимоотношения от распада.
5. Для вас нет ничего слишком неприятного, слишком дорогостоящего или отнимающего слишком много времени, если это «поможет» вашему мужчине.
6. Привыкнув к отсутствию любви в личных отношениях, вы готовы ждать и надеяться и все упорнее стараетесь порадовать своего мужчину.
7. Вы готовы взять на себя большую долю ответственности и вины за случившееся в ваших взаимоотношениях.
8. Ваша самооценка, держится на критически низком уровне. Внутренне вы не верите, что заслуживаете счастья; скорее вы считаете, что должны заслужить право наслаждаться жизнью.
9. Будучи с детства неуверенной в себе, вы испытываете отчаянную потребность контролировать своего мужчину и свои отношения с ним. Вы маскируете свои усилия контролировать людей и ситуации желанием «быть полезной».
10. Во взаимоотношениях с мужчинами вы гораздо теснее связаны со своей мечтой о том, как все могло бы сложиться, чем с реальной ситуацией.
11. Вы питаете болезненное пристрастие к мужчинам и к эмоциональным страданиям.
12. Вы можете быть эмоционально, а иногда и биохимически предрасположены к зависимости от наркотиков, алкоголя и/или определенной пищи, особенно от сладостей.
13. Сближаясь с людьми, чьи проблемы требуют решения, или попадая в хаотичные, неопределенные и эмоционально мучительные ситуации, вы избегаете мыслей об ответственности за свою личную жизнь.
14. У вас может появиться склонность к периодам депрессии, которые вы пытаетесь предупредить с помощью нервного возбуждения, возникающего при нестабильных взаимоотношениях.
15. Вас не привлекают добрые, надежные, стабильные, интересующиеся вами мужчины. Вы находите таких «славных парней» скучными.

  • Женщины, которые любят слишком сильно, придают мало значения собственной личности в любовных отношениях с партнером. Они тратят свою энергию на изменение партнера и его чувств к себе с помощью отчаянных манипуляций.
  • Для всех нас справедливо, что когда в эмоционально мучительных для нас ситуациях мы берем вину на себя, то фактически утверждаем, будто имеем власть над ситуацией: если мы изменимся, то страдания прекратятся. Данная подсознательная динамика лежит в основе самообвинения женщин, которые любят слишком сильно. Обвиняя себя, мы цепляемся за надежду понять, что мы сделали неправильно, и исправить ошибку.
  • Давайте еще раз посмотрим на характеристики женщин, которые любят слишком сильно. Разберем их подробно и по очереди.

1. Как правило, вы росли в неблагополучной семье, где ваши эмоциональные потребности не удовлетворялись.
Наверное, лучший способ достичь понимания данной характеристики — приступить сначала ко второй ее части: «…где ваши эмоциональные потребности не удовлетворялись». К «эмоциональным потребностям» относится не только ваша потребность в нежности и любви. Хотя этот аспект имеет важное значение, еще более важным является тот факт, что ваши чувства и ощущения во многом отрицались или игнорировались, а не встречали понимание и подтверждение.

Например, родители ссорятся. Ребенок испуган. Он спрашивает мать: «Почему ты сердишься на папу?» — «Я не сержусь», — отвечает мать с раздраженным и обеспокоенным видом. Ребенок приходит в замешательство, пугается еще больше и говорит: «Но я слышал, как ты кричала». Мать сердито отвечает: «Я уже сказала тебе, что не сержусь, но я рассержусь по-настоящему, если ты и дальше будешь приставать ко мне».

Теперь ребенок испытывает страх, замешательство, гнев и чувство вины. Мать утверждает, что его восприятие неверно, но если это так, то откуда взялось чувство страха? Ребенку приходится выбирать между мыслью о том, что он был прав и мать намеренно солгала ему, и убеждением, что его слух, зрение и остальные чувства лгут. Зачастую он остается в замешательстве, настраивая свое восприятие так, чтобы ему не приходилось испытывать дискомфорта, когда он не находит подтверждения своим чувствам. Это ослабляет способность ребенка доверять себе и своему восприятию — как в детстве, так и в зрелом возрасте, особенно при близких взаимоотношениях с партнером.

  • Потребность в нежности также может игнорироваться или удовлетворяться в недостаточной степени. Когда родители ссорятся друг с другом либо борются со своими проблемами, у них остается мало времени для проявления внимания к ребенку. В результате ребенок жаждет любви, не зная, следует ли ему доверять этому чувству, и фактически считая себя недостойным любви.
  • Теперь вернемся к первой части характеристики: «…вы росли в неблагополучной семье». Неблагополучными семьями мы называем те, где проявляется одна или несколько из следующих тенденций:

— злоупотребление алкоголем и/или другими наркотиками (скрытое или явное);
— излишества в поведении, такие, как чрезмерное пристрастие к еде, работе, уборке, игре, денежным тратам, диетам и так далее. Все это типы пристрастного поведения, представляющие собой — прогрессирующий болезненный процесс;
— помимо других вредных последствий, они успешно разрушают либо предотвращают искренние контакты и близость в семье;
— физическое насилие над супругом и/или над детьми;
— неподобающее сексуальное поведение одного из родителей по отношению к ребенку, варьирующее от развращения до инцеста;
— постоянные споры и напряженность;
— длительные периоды времени, когда родители не разговаривают друг с другом;
— родители имеют разные системы ценностей или противоречат друг другу, борясь за лояльность ребенка;
— родители соревнуются друг с другом или с детьми;
— один из родителей не может наладить отношения с другими членами семьи и поэтому усердно избегает их, в то же время обвиняя их в замкнутости;
— чрезмерно жесткие требования к доходам, религиозному воспитанию, работе, распорядку дня, слепая увлеченность сексом, телевидением, работой по дому, спортом, политикой и т.д.

Одержимость любым из этих дел может разрушить близость в семье, поскольку упор делается на соблюдение правил, а не на нормальные отношения.

  • Неблагополучие в семье может проявляться самыми разнообразными способами, но оно всегда оказывает одинаковое воздействие на ребенка: у детей, выросших в таких семьях, до некоторой степени повреждена способность чувствовать других людей и строить свои отношения с ними.

2. Получив в детстве мало настоящего тепла и ласки, вы стараетесь удовлетворить свою потребность опосредованно, становясь чрезмерно нежной и заботливой, особенно по отношению к мужчинам, которые вроде бы нуждаются в этом. В общем и целом мы становимся чрезмерно заботливыми в большинстве, если не во всех областях нашей жизни. Женщины из неблагополучных семей (а особенно, как мне пришлось убедиться, из семей, где один или оба родителя были алкоголиками) во множестве представлены в профессиях, суть которых — помощь другим людям. Они становятся медсестрами, консультантами, терапевтами и работниками социальной сферы. Нас влечет к тем, кто нуждается в помощи. Мы полны сострадания, чувствуем чужие муки, как свои, и пытаемся облегчить их, чтобы нам самим стало лучше. То, что мужчины, наиболее сильно привлекающие нас, нуждаются в заботе, становится очевидным, если понять, что в основе влечения лежит наше собственное желание быть любимыми и полезными.

Мужчина, взывающий к нам, не обязательно должен оказаться нищим или больным. Возможно, он не способен устанавливать нормальные отношения с окружающими, холоден и замкнут, либо упрям и эгоистичен, либо упрям и меланхоличен. Может быть, он немного дикий и безответственный или не способен на верность. А может быть, он говорит нам, что не способен полюбить ни одну женщину. В зависимости от нашего прошлого опыта мы по-разному реагируем на разные выражения нашей потребности в помощи. Но мы, так или иначе, убеждены, что мужчине для улучшения его жизни необходима наша помощь, наша мудрость и наше сострадание.

3. Поскольку вы так и не смогли изменить родителей и добиться от них тепла и ласки, вы остро реагируете на знакомый вам тип эмоционально недоступного мужчины. Вы снова пытаетесь изменить его своей любовью.

  • Возможно, вы боролись с одним из родителей, возможно, с обоими, но что бы ни было неправильным, отсутствующим или мучительным в прошлом, в любом случае это то, что вы пытаетесь «исправить» в настоящем.
  • Теперь становится ясно, что в продолжении этих попыток есть что-то очень нездоровое и пораженческое. Было бы прекрасно, если бы мы привнесли всю нашу симпатию, сострадание и понимание во взаимоотношения с нормальными мужчинами, которые могли бы дать нам какую-то надежду на удовлетворение наших потребностей. Но нас не влечет к мужчинам, способным дать нам то, в чем мы нуждаемся: они кажутся нам скучными. Нас влечет к мужчинам, олицетворяющим ту борьбу, которую мы вели с родителями, когда пытались быть достаточно хорошими, любящими, умными и полезными, добиваясь любви, внимания и одобрения тех, кто не мог нам их дать, поскольку был слишком поглощен собственными заботами. Теперь любовь, внимание и одобрение для нас «не в счет», если мы не можем добиться их от мужчины, не способного нам их дать, поглощенного своими заботами и проблемами.

4. Страшась его ухода, вы готовы на все, чтобы уберечь взаимоотношения от распада.

  • «Оказаться брошенной» — очень сильное выражение. Оно подразумевает, что вас оставили — возможно, оставили умирать, так как вы можете оказаться не способны выжить в одиночестве. Это заброшенность в буквальном смысле, но есть еще и эмоциональная опустошенность. Каждая женщина, которая любит слишком сильно, хотя бы однажды испытывала это всеобъемлющее чувство со всеми страхами и отчаянием, которые оно приносит с собой. Когда в зрелом возрасте от вас уходит мужчина, многими своими чертами напоминающий людей, впервые бросивших вас, это возрождает весь пережитый ужас. Разумеется, вы готовы на все, чтобы избежать такого, что приводит к следующей характеристике.

5. Для вас нет ничего слишком неприятного, слишком дорогостоящего или отнимающего слишком много времени, если это «поможет» вашему мужчине.

  • Идея заключается в том, что если «все сработает», то мужчина станет для вас всем тем, в чем вы нуждаетесь. Это означает, что, победив в борьбе, вы приобретете то, чего так долго добивались.
  • Поэтому, хотя мы часто экономны по отношению к себе и доходим даже до самоотрицания, мы готовы пойти на все, чтобы помочь ему. Ради него мы резко ставим под вопрос уместность своих поступков. Мы тратим огромное количество времени и энергии в поисках новых подходов, которые будут работать лучше уже использованных.

6. Привыкнув к отсутствию любви в личных отношениях, вы готовы ждать и надеяться и все упорнее стараетесь порадовать своего мужчину.

  • Если другая женщина с другим прошлым окажется в нашей ситуации, она может сказать: «Это возмутительно! Я ни минуты не собираюсь мириться с этим». Но мы считаем, что если наши усилия пропадают впустую и мы остаемся несчастными, то, значит, мы просто недостаточно старались. Мы следим за каждым нюансом поведения партнера в поисках признаков долгожданных перемен. Ждать, когда он изменится, представляется нам более удобным, чем измениться самим и жить собственной жизнью.

7. Вы готовы взять на себя большую долю ответственности и вины за случившееся в любых взаимоотношениях.

  • Часто у тех из нас, кто рос в неблагополучных семьях, родители были безответственными, слабыми и ребячливыми. Мы быстро выросли и превратились в «псевдовзрослых» задолго до того, как были готовы к грузу ответственности, который налагает взрослая жизнь. Но мы были также довольны тем влиянием, которое мы могли оказывать на членов нашей семьи и на других людей. Став взрослыми, мы считаем, что ответственность за налаживание хороших отношений целиком и полностью возложена на нас. Поэтому мы часто выбираем безответственных и слабых партнеров, укрепляющих в нас чувство, что все зависит только от нас. Мы становимся специалистами по переноске тяжестей.

8. Ваша самооценка держится на критически низком уровне. В глубине души вы не верите, что заслуживаете счастья; скорее вы полагаете, что должны заслужить право наслаждаться жизнью.

  • Если наши родители считают нас недостойными своей любви и внимания, то как мы можем поверить в то, что на самом деле мы хорошие и даже прекрасные люди? Очень немногие женщины, которые любят слишком сильно, внутренне убеждены в том, что они заслуживают любви и внимания просто в силу своего существования. Вместо этого мы верим в то, что обладаем ужасными изъянами и недостатками и должны упорно трудиться над их исправлением. Мы живем с чувством вины из-за этих воображаемых недостатков и боимся, что они будут обнаружены. Мы упорно трудимся над тем, чтобы казаться окружающим хорошими людьми, потому что сами в это не верим.

9. Будучи с детства не уверенной в себе, вы испытываете отчаянную потребность контролировать своего мужчину и свои отношения с ним. Вы маскируете свои усилия контролировать людей и ситуации желанием «быть полезной».

  • Воспитываясь в одной из неблагополучных семей, например в такой, где процветают алкоголизм, насилие или инцест, ребенок неизбежно будет чувствовать панику перед потерей контроля над событиями в семье. Люди, от которых ребенок зависит, слишком слабы, чтобы защитить его. Фактически такая семья чаще является для ребенка источником вреда и угрозы, чем источником защиты и безопасности. Опыт, усвоенный в ней, ошеломителен и оказывает разрушительное влияние на личность, поэтому те, кто обладает этим опытом, пытаются, так сказать, «быть на высоте». Становясь сильными и помогая другим, мы защищаемся от той паники, которая охватывала нас, когда мы оказывались отданными на милость других людей. Чтобы чувствовать себя в безопасности, нам нужно общество людей, которым мы можем помочь.

10. Во взаимоотношениях с мужчинами вы гораздо теснее связаны со своей Мечтой о том, как все могло бы сложиться, чем с реальной ситуацией.

  • Когда мы любим слишком сильно, мы живем в мире фантазий, где мужчина, с которым мы несчастны, превращается в мужчину, которым ему следует быть с нашей точки зрения, которым он обязательно станет с нашей помощью. Поскольку мы очень мало знаем о счастье во взаимоотношениях и имеем очень небольшой опыт в удовлетворении своих эмоциональных потребностей, этот воображаемый мир оказывается тем, в который мы осмеливаемся войти в поисках желаемого.

11. Вы питаете болезненное пристрастие к мужчинам и к эмоциональным страданиям.

  • По словам Стентона Пила, автора «Любви и пристрастия», «…пристрастное переживание поглощает сознание человека и как анальгетик приглушает его озабоченность и страдание. Возможно, ничто не поглощает так наше сознание, как любовные взаимоотношения определенного рода. Пристрастные взаимоотношения характеризуются желанием постоянного и успокаивающего присутствия партнера… Второй критерий пристрастности состоит в том, что она ослабляет способность человека сосредоточивать свое внимание на других аспектах своей жизни».
  • Мы пользуемся своей одержимостью любимым мужчиной, чтобы избежать страданий, пустоты, гнева и страха. Мы пользуемся нашими взаимоотношениями как наркотиками, избегая тех чувств, которые нам пришлось бы испытать в одиночестве. Чем более мучительным становится наше общение с мужчиной, тем сильнее оно отвлекает нас от действительности. Самые ужасные взаимоотношений служат для нас той же целью, что и очень сильный наркотик для законченного наркомана. Но без мужчины, на котором мы можем сосредоточить все свое внимание, мы замыкаемся в себе. Часто у нас проявляются физические и эмоциональные симптомы, характерные для воздержания от наркотиков: тошнота, потливость, переохлаждение, судороги, хаотичные мысли, депрессия, бессонница, паника и приступы тревоги. В попытках подавить эти симптомы мы возвращаемся к прежнему партнеру или отчаянно ищем нового.

12. Вы можете быть эмоционально, а иногда и биохимически предрасположены к зависимости от наркотиков, алкоголя и/или определенной пищи, особенно сладостей.

  • Вышесказанное особенно относится к женщинам, чьи родители злоупотребляли алкоголем или наркотиками. Вес те, что любят слишком сильно, носят в себе груз эмоциональных переживаний, который может привести их к употреблению наркотических веществ, дабы отгородиться от своих чувств. Но дети родителей-наркоманов помимо того часто имеют генетическую склонность к развитию собственных болезненных пристрастий.

13. Сближаясь с людьми, чьи проблемы требуют решения, или попадая в хаотичные, неопределенные и эмоционально мучительные ситуации, вы избегаете мыслей об ответственности за свою личную жизнь. Хотя мы очень хорошо воспринимаем чувства другого человека, угадываем его потребности, предвидим его поступки, мы не имеем контакта с собственными чувствами и не способны принимать разумные решения относительно важных аспектов нашей жизни, которые беспокоят нас. В сущности, мы часто не знаем, кто мы такие. Углубляясь в драматические проблемы, мы отказываемся заглянуть в себя и выяснить это.
14. У вас может появиться склонность к депрессии, приступы которой вы пытаетесь предупредить с помощью нервного возбуждения, возникающего при нестабильных взаимоотношениях.

  • Пример: одна из моих клиенток, испытывавшая продолжительную депрессию и бывшая замужем за алкоголиком, сравнила жизнь с ним с ежедневным дорожным происшествием. Ужасающие спады и подъемы, сюрпризы, маневры, непредсказуемость и нестабильность взаимоотношений вызывали постоянную кумулятивную встряску ее нервной системы. Если вы когда-либо попадали в дорожное происшествие и не были при этом серьезно травмированы, то вы, наверное, испытывали на следующий день определенную приподнятость. Это произошло потому, что ваше тело испытало шок, и адреналин был выброшен в кровь в необычно больших количествах. Именно адреналин вызывает эйфорию. Если вы боретесь с депрессией, то вы подсознательно ищете ситуаций, поддерживающих вас в возбужденном состоянии; в этом смысле брак с алкоголиком похож на дорожное происшествие. Чтобы оставаться недосягаемой для депрессии, вы забираетесь все выше. Депрессия, алкоголизм и расстройства питания тесно связаны — возможно, даже генетически. У большинства моих клиенток, испытывавших проблемы с депрессией, минимум один из родителей был алкоголиком. Если вы росли в семье алкоголиков, то ваша депрессия скорее всего имеет две причины: ваше прошлое и ваше генетическое наследство. Как ни иронично это звучит, но возбуждение от взаимоотношений с человеком, страдающим таким заболеванием, может сильно привлекать вас.

15. Вас не привлекают добрые, надежные, стабильные, интересующиеся вами мужчины. Вы находите таких «славных парней» скучными.

  • Мы находим нестабильного мужчину волнующим, ненадежного мужчину — вызывающим, непредсказуемого мужчину — романтичным, незрелого мужчину — чарующим, угрюмого мужчину — таинственным. Сердитый мужчина нуждается в нашем понимании, несчастный нуждается в нашем утешении. Ущербный мужчина нуждается в нашем поощрении, холодный — в нашем тепле. Но мы не можем «исправить» мужчину, который замечателен сам по себе, ведь если он добр и будет заботиться о нас, то нам не придется страдать. К несчастью, если мы не любим мужчину слишком сильно, мы обычно вообще его не любим.

 

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Двенадцать Основных Жизненных Уроков

 

Двенадцать Основных Жизненных Уроков

Стив Ротер

Когда мы осознаем себя вечными духовными существами, из жизни в жизнь набирающими опыт игры в человеческом теле, наше переживание трудностей и проблем изменяется. Но даже понимая, что мы сами себе это запланировали перед очередной инкарнацией, иногда хочется разобраться: чему же так хотелось научиться нашей душе? Как распознать свои уроки и ключи к их прохождению? Как наработать Мастерство?

  Нам видится, что мы — человеческие существа, ищущие духовного пробуждения, в то время как фактически мы духов­ные существа, пытающиеся справиться с человеческим про­буждением. На встрече-«планерке», которая предшествует каждой инкар­нации, каждый из нас решает, над какими жизненными урока­ми будет работать. Мы назначаем роли и заключаем конкрет­ные контракты на будущий жизненный опыт.

 Получая опыт человеческой жизни, мы работаем над достижением Мастерства в двенадцати основных жизненных качествах. В каждой жизни мы выбираем для работы один основной урок и продолжаем работать над ним в последующие жизни до тех нор, пока не достигнем уровня Мастерства в этом одном качестве. Затем мы выбираем другой основной урок на ближайшую инкарнацию. В прошлом мы обычно работали с одним уроком за один раз. Есть определенные случаи, в которых мы можем работать над двумя и более уроками, но большую часть времени мы ограничиваемся только одним.

Одно важное человеческое качество, которое не входит в список Двенадцати, — это ответственность. Дело в том, что ответственность фактически является результатом действия, а не собственно качеством. Это результат достижения (или недостижения) Мастерства в жизненных уроках. Другими словами, человек либо берет на себя ответственность за работу над уроком, либо не берет. Действие ответственности обычно проявляется в жизненных уроках Бытия, Творения, Доверия и, чаще всего, Истины

13102769_1599503487044430_791454314413216478_n

.

Основной жизненный урок № 1

Принятие. Самоуважениепринятие себя и Искусство Грациозного При

нятия. Этот жизненный урок люди чаще всего изучают, воплотившись в женском теле. Энергетические блоки в этой области могут проявляться как «само-саботаж»: человек «все вроде бы делает правильно, но ничего не получается». Такие люди вполне могут научить­ся творить, но как только излучаемая ими энергия начинает возвращаться назад, у них возникают проблемы с принятием награды. Принятие — это искусство, суть которого в том, что вы позволяете энергии течь через вас. Ищите области, в которых энергия может «застревать», и работайте над ее освобождением. Другой важный аспект этого урока — принятие ответственноспш.Ответственность — это то, что уравновешивает личную силу. Уравнение здесь простое: если вы желаете соз­дать больше успеха в своей собственной жизни, то должны принять на себя больше личной ответственности за свое счас­тье.

 

Основной жизненный урок № 2

Адаптация. Перемены. Наш природный психологический склад способен к огром­ным изменениям за очень небольшой период времени. Но переменам часто сопротивляется наша физическая форма, поэтому мы не очень хорошо справляемся с ними. Жизненный урок Адаптации учит нас приспосабливаться к переменам и чувствовать себя в них удобно. Очень немногие из нас умеют это, поскольку перемены несут с собой неизвестное. Если мы не знаем, что должно случиться, то чувствуем, что ничего не контролируем. А невозможность контроля прирав­ниваем к бессилию. Оказавшись лицом к лицу с переменами и тем естественным страхом, который они порождают в нас, мы можем помнить — и именно это нам поможет, — что не­возможно достичь более высокого вибрационного уровня, не изменившись. Парадокс в том, что то ощущение комфорта, которого мы ищем, проще всего достигается путем привыкания к самому процессу перемен!

 

Основной жизненный урок № 3

Бытие. Целостность. Иллюзии пространства полярности, в котором мы пребываем, стремятся заставить нас поверить в то, что мы не целостны. У людей, которые выбирают жизненный урок Бы­тия, возникают с этим особые трудности. Основной жизненный урок Бытия зачастую подразумевает зависимость. Поскольку основной принцип этого урока состоит в том, что люди ищут вне себя вещи, которые должны сделать их целостными. (Зависимостью могут стать не только «вредные привычки», но и отношения, и даже стремление к самосовершенствованию). Это не означает, что каждый чело­век, склонный к зависимостям, проходит основной жизненный урок Бытия, но зависимое поведение часто вызывается к жизни именно этим уроком. Как фасилитатор, я помогаю людям с этим жизненным уроком, воодушевляя их найти то священное место внутри, где они смогут просто быть, а не пытаться стать чем-то, чем они не являются. Искусство «просто Быть» незнакомо большинству из нас, но, практикуя его, мы увидим реальные перемены — сначала в энергетической сфере, а потом и в жизни.

 

Основной жизненный урок № 4

Милосердие. Гармония. Сейчас жизнен­ное качество Милосердия не слишком популярно в нашем об­ществе. Это, однако, не означает, что оно не важно. Напротив, урок Милосердия содержит в себе ключ к следующему уровню развития на нашем пути к превращению в Людей-Ангелов. Слово «милосердие» стало в нашем обществе синонимом  слова «благотворительность». Тем не менее, хотя благотворительность может быть одним из проявлений Милосердия, истинное Милосердие — это не только искусство отдавать, делиться.Истинное Милосердие в значении жизненного качества есть почитание во всех наших действиях той связи, которая соединяет нас со всеми людьми. В зависимости от того, на чем человек фокусирует эти качества, урок может выглядеть очень по-разному. Если они направлены внутрь, мы видим людей, работающих над уроком Милосердия, эгоистичными и заботящимися только о своих интересах. В противном случае, если эти качества сфокусированы снаружи, это будет выглядеть так, словно человек чересчур усердствует в отношениях. Такие люди могут раздражать своими постоянными попытками привлечь ваше внимание и понравиться вам. Овладение качеством Милосердия лежит в укреплении связи, которая уже существует между всем, что окружает нас.

 

Основной жизненный урок  5

Общение. Из глубины души. Урок Общения из глубины души определяется внутри сферы отношений. Хотя это может быть применимо к отношениям всех видов, отношения любви — это основная область, которую мы выбираем при работе с этим уроком. Однако нужно сказать, что усвоение данного урока ускольз­нуло от многих людей, поскольку цель состоит не в том (как полагают многие), чтобы дополнить свое «Я» другим, а скорее в том, чтобы научиться идтирядом с другим и разделять с ними жизнь так, чтобы ни один из нас не опирался на другого слишком сильно. Быть искренними друг с другом — в этом суть хороших от­ношений. Очень часто у людей, работающих над уроком Общения, с самого детства возникают сложности с выражением себя в словах. После решения проблемы в раннем возрасте многие выбирают для себя такие ситуации, в которых им приходится общаться, чтобы заработать на жизнь. Если они достигают успехов в усвоении этого урока, то обычно чувствуют себя в коммуникативной сфере достаточно комфортно. И даже в этом случае им часто бывает сложно про­износить вслух то, что накопилось в душе, искренне оглашать свои чувства и потребности. Когда мы постигнем искусство всегда говорить то, что чув­ствуем, качество Общения из глубины души станет основанием всех наших отношений.

 

Основной жизненный урок  6

Творение. Проявление Силы своего «Я». Находясь в пространстве полярности, мы не можем видеть, что мы — творцы и что только мы владеем силой творе­ния в наших собственных мыслях. У нас всех в той или иной степени есть это «слепое пятно». Но еще больше оно у людей, работающих над усвоением жизненного урока Творения, по­скольку часто они не только не замечают своих собственных творений, но также слепы к самой своей способности творить. Хотя эти люди имеют огромные творческие способности, у них часто возникают не менее громадные трудности с воплощени­ем замыслов в практические произведения. Вера в недостаточность и перфекционизм часто служат этим людям оправданием для того, чтобы даже не пытаться творить что-то самим. Где-то на пути мы приобрели веру в то, что обладать своей силой в качестве творцов означает, что мы не можем делать ошибки. Истина в том, что мынеспособны делать ошибки по той простой причине, что если мы несчастливы в той реаль­ности, которую создали, то все, что нам нужно сделать, — это провозгласить ответственность за свое творение и затем отме­нить его и начать все заново. Ключ к усвоению этого урока: нужно обрести противовес для ЛИЧНОЙ СИЛЫ, который состоит в ОТВЕТСТВЕННО­СТИ. Обнаружение возможности взять на себя больше личной ответственности увеличит у человека ощущение личной силы, таким образом помогая ему или ей усвоить жизненный урок Творения.

 

Основной жизненный урок  7

Определение. Выражение индивидуальности через границы. Этот основной жизненный урок в настоящее время особенно популярен среди женщин. Большинство людей, рабо­тающих над ним, — потенциальные целители с огромным запасом эмоционального сопереживания. Они подключаются к эмоциям, моделям мышления и энергии других людей так легко и спонтанно, что часто даже не осознают, что энергия, которую они ощущают,.— это не их энергия. Из-за этого у них неминуемо возникают сложности с установлением правильных границ для себя. Ключ к усвоению этого очень популярного, но трудного жизненного урока — в том, чтобы научиться ставить себя на первое место. Вас шокирует этот призыв? Но поймите: существует огромная разница между тем, кто ставит себя в центр, и тем, кто ставит себя вперед. Да, оба помещают себя в потоке энергии на первое место, но на этом сходство заканчи­вается. У ставящего себя вперед намерение состоит в том, что­бы наполнить в первую очередь свое «Я» —для того, чтобы у него было еще больше того, что можно дать остальным. Чтобы достичь Мастерства в уроке Определения, вы должны опреде­лить свои границы и привыкнуть к тому, что во всех ситуациях нужно ставить себя на первое место. У этого качества есть и другой аспект. У людей с этим уроком нет понятия о том, где заканчивается их энергетическое поле и начинается поле другого. Парадокс в том, что именно эта крайняя чувствительность делает этих людей такими могуще­ственными целителями. Если они смогут научиться опреде­лять свои энергетические границы, то обнаружат, что могут использовать ту же самую чувствительность намеренно — для подключения к эмоциональным энергетическим полям других людей и содействия исцелению. Те, кто усвоил жизненный урок Определения, становятся очень сильными целителями. И самое мощное слово, которое они могут научиться исполь­зовать, — это слово «нет».

 

Основной жизненный урок  8

Честность. В гармонии со своим «Я». Случалось ли с вами такое, что вы смотрите по телевизору, как кто-то говорит речь, и чувствуете, что, хотя каждое его слово правильно, вы не можете согласиться с тем, что он говорит? Бывало ли у вас когда-нибудь во время разговора четкое ощущение, что собеседник говорит одно, а чувствует другое? Если да, то вы, скорее всего, имели дело с человеком, работающим над жизненным уроком Честности. В поле каждого человека существует четыре линии ви­брации честности. Это тонкие вибрации, которые мы излучаем, сами не осознавая этого. Усвоение жизненного урока Чест­ности зависит от нашей способности гармонично объединить эти четыре линии.

Вот эти Четыре Вибрационные Линии Честности:

1. То, что мы говорим.

2. То, как мы действуем.

3. То, что мы думаем.

4. То, во что мы верим.

Если одна или более из этих линий не согласуется с дру­гими, вибрация, которую мы передаем, будет расплывчатой и неясной. Когда такое случается, размытый результат возвращается во всех наших творениях, что, в свою очередь, приводит к тому, что людям становится сложно понять нас или поверить нам. Это не только сбивает с толку, но и заставляет нас сомневаться в себе, что, конечно, размывает наше энерге­тическое поле еще больше. Выравнивание наших личных линий вибрации — это все, что требуется для того, чтобы войти в состояние вибрационной Честности. Находясь в этом состоянии, мы хорошо взаимодей­ствуем с другими, что не только помогает нам в отношениях с ними, но и облегчает процесс контакта и объединения с нашим Высшим «Я». Овладение сознательным движением в полной гармонии — самый важный шаг в овладении Честностью.

 

Основной жизненный урок  9

Любовь. Любовь к себе. Ключ к усвоению жизненного урока Любви — в том, чтобы научиться любить себя без всяких условий и в первую оче­редь. Любовь — это основа того, что мы называем Вселенской Энергией. Вся энергия исходит из основания Любви. Поскольку мы находимся в пространстве полярности, нам, людям, нужно испытать на себе одну полярность, чтобы понять другую. Самая сильная из всех эмоций — Любовь, а полярной противоположностью Любви является Страх. Вот почему те, кто работает с основным жизненным уроком Любви, часто попадают в замкнутый круг страха. Страх лежит в основе всех негативных эмоций. Но как тем­нота исчезает, когда на нее прольется свет, так и страх можно преодолеть присутствием любви. Темнота — лишь отсутствие света. Страх — лишь отсутствие любви. Самое первое проявление любви, наиболее сложное для усваивающих этот урок, — это любовь к себе. Сделать следу­ющий шаг возможно только при условии, что человек любит другого в той же степени, что и себя. Бог внутри, а не снаружи. Вот почему мы должны научиться любить прежде всего себя. Проявления любви, которые мы обнаружим в Новой Энергии, будут прямым отображением этой простой истины. Многие люди говорят, что ищут любовь, но на самом деле имеют в виду, что ищут кого-то, кто будет любить их. Они го­раздо быстрее добились бы успеха, если бы, вместо того чтобы искать кого-то, кто их полюбит, сосредоточились на поисках путей дарить любовь. Поскольку только через акт дарения люб­вимы можем настроить энергию для того, чтобы быть любовью и, таким образом, получить любовь.

 

 Основной жизненный урок  10

Доверие. Верить в себя. Жизненный урок Доверия прост для понимания, но очень сложен для усвоения. Конечная цель жизненного урока Доверия — научиться доверять в первую очередь себе. Люди, работающие с основным уроком Доверия, часто встречаются с большими трудностями, когда учатся доверять себе, принимать и удерживать свою собственную силу. Однако, когда этот урок усвоен ими, они часто идут по жизни, руководствуясь внутреннимчувством направления, и всегда выглядят и действуют так, словно точно знают, куда идут. В конце концов эти люди должны научиться настолько доверять себе, чтобы им уже не нужно было знать. Если говорить о Доверии, то вот интересная вещь: боль­шинству из нас совсем несложно довериться Богу. Но прак­тически у всех нас возникает большая проблема, когда нужно принять тот факт, что мы и есть Бог. Доверие — крайне важный жизненный урок; это качество позволяет нам стать частью целого, помещая нас в поток Все­ленской Энергии. Когда у нас нет Доверия, у нас нет Веры. Однажды научившись Доверию, мы можем позволить себе быть уязвимыми. Разрешая себе быть уязвимыми, мы пре­вращаем свои слабости в сильные черты. Фактически, как мы вскоре узнаем от Кристальных Детей, которые сейчас приходят в этот мир, наша уязвимость и есть источник нашей величай­шей силы!

 

Основной жизненный урок  11

Истина («Я»). Ответственность. Жизненные уроки Истины и Доверия очень близки, и их часто путают. Когда человек выбирает овладевать Истиной, его энергетическое устройство приведет к тому, что у него воз­никнут проблемы с различением и отстаиванием своей правды. Когда человеку трудно придерживаться своей собственной истины, он склонен приниматьистину других. Он всегда будет искать самую новую книгу, самую свежую концепцию, самую «крутую» идею, которой сможет следовать. Когда человек работает с Истиной на более высоком уров­не Мастерства, он часто становится учителем или лидером, который способен охватить много различных оттенков истины без привязанности к какому-либо одному. Усвоение этого жизненного урока также ведет к пониманию того, что истина основана исключительно на личном восприятии и что только путем изменения восприятия можно увидеть много других ис­тин, а не только одну свою. Мастерства в овладении этим качеством можно достичь только путем абсолютной честности с самим собой. Это означает взять на себя полную ответственность за свои мысли и действия. Я не говорю, что действия и мысли должны быть идеальными — они лишь должны быть своими. Когда вы начнете брать на себя от­ветственность за свою реальность, начнется и ваше овладение Истиной. Люди, которые только начинают знакомиться с этим уроком, обычно смотрят на себя глазами других людей. Они хорошо видят точку зрения других, но когда дело доходит до их виде­ния — обнаруживается «слепое пятно». Это люди, которые всегда судят себя по тому, что, как они думают, другие думают о них.            Истина — это очень сложное качество. Даже если на это уходит несколь­ко жизней, усвоение данного урока продвигает вперед все человечество в целом!

 

Основной жизненный урок  12

ГрацияИдти по жизни в гармонии со всем сущим. Грация — последний шаг на пути к Мастерству. Постигая этот урок, человек узнает, что на самом деле важен не конечный пункт назначения. Глав­ное — это сам путь и то изящество, с которым мы этот путь проходим. Чтобы понять важность этого урока, можно задать себе вопрос: как часто я просыпаюсь утром и говорю: «Я люблю свою жизнь и хочу поскорее узнать, что принесет сегодняшний день»?            Вы замечаете, что скучаете по Дому? Вы чувствуете, что однажды вы пробудились в этом неудобном теле, в котором здесь живете, и теперь тратите большую часть своей энергии в поисках обратного пути Домой? Если ответ на эти вопросы — «да», тогда вы еще не усвоили жизненный урок Грации.   Грация — это подключение к тому, что Группа называет Вселенской Энергией — энергией, которая соединяет все сущее. Жизненный урок Грации укрепляет нашу связь с энер­гией, которая протекает между всеми вещами.  Работающие с основным уроком Грации всегда хотят уви­деть самую большую картину. Они стремятся узнать, как все в мире взаимосвязано. Они нисколько не интересуются се­кретами земной жизни: им подавай секреты Вселенной! Они общаются с другими людьми без каких-либо проблем, но они также видят те части каждого из нас, которые находятся в иных измерениях, и внутренне распознают истину во всем, что слы­шат, видят или переживают. Когда на семинарах по Духовной Психологии мы начинаем определять жизненные уроки присутствующих, каждый сразу решает, что его урок — Грация. Но, пожалуйста, помните то, что я вам уже говорил: вы увидите себя в каждом жизненном уроке, но самостоятельно определить, какой урок ваш основной, очень сложно, поскольку именно под этот урок в вас заложено и сконфигурировано «слепое пятно». В Грации каждый видит какую-то часть себя, но все же случаи, когда человек работает над этим уроком в качестве основного, чрезвычайно редки.

 

Для понимания более масштабной картины нашего опыта духовных существ в человеческой форме полезно помнить, что мы здесь не для того, чтобы усвоить уроки как таковые. Это не самоцель. На самом деле можно даже сказать, что Двенадцать Основных Жизненных Уроков — это только отвле­чение внимания. Нас надо чем-то занять, пока мы осваиваем более масштабное качество, окружающее нас со всех сторон. Еще проще: на самом деле то, для чего мы приходим сюда, — это само Искусство Мастерства. «Мастерство» же, если дать точное определение, — это умение находить позитивные при­менения для всех энергий во всех ситуациях. Достигнув этого, мы наконец вспомним нашу истинную силу как Творцов.

Выдержки из книги Стива Ротера «Духовная психология: Двенадцать Основных Жизненных Уроков / Перев. с англ. — М.: ООО Издательский дом «София», 2006.»;
********************************************************************************

CIMG3873Фотография сделана после обучения духовной психологии  и личной консультации у Стива Ротера.

 

*********************************************************************************

Синдром «потерянного возраста»

Синдром «потерянного возраста»

Владимир Яковлев

После 55 или 60 лет про удовольствие от жизни можно благополучно забыть?

 

Слышали ли вы когда-нибудь о синдроме «потерянного возраста»? Нет? А очень интересно, между прочим. Потерянный возраст — это возраст с 50 до примерно 70 лет.И «потерянным» его называют потому, что этого времени в нашей жизни как бы не существует.

Не существует же по той простой причине, что в этот период мы сперва изо всех сил пытаемся казаться еще молодыми, а потом с тоскою признаем себя уже старыми. И в результате попросту вычеркиваем из своей жизни огромный кусок, который вообще-то может быть самым лучшим в нашей жизни.

Некоторые считают, после 55 или 60 лет про удовольствие от жизни можно благополучно забыть.

Да вообще ничего подобного! Секрет простой:

Не надо пытаться после 55 жить как в 30 или в 40 лет. Вместо этого нужно позволить себе развиваться ДАЛЬШЕ.

Мы же не пытаемся в 15 лет жить как в пять или, скажем, в 30 как в 15. В 15 не играем в куклы и солдатиков, как в пять. А в 30 не слушаем ту музыку, которой восхищались в 15.

Это не значит, естественно, что мы получаем меньше удовольствия. Это значит, что мы получаем удовольствие ОТ ДРУГОГО.

Я много раз слышал от разных людей о любопытном феномене. Примерно лет в 50–55 у многих возникает ощущение, будто в жизни что-то закончилось, а что-то еще, что должно было в этот момент начаться, тем не менее не началось. Проще говоря, в жизни образуется своего рода перерыв, пауза, которая, как ни печально, может продолжаться долго, очень долго до самой смерти.

Что здесь сказать?

Все дело в целях, друзья, все дело в целях! После 50 мы стандартно ставим перед собой цель жить не хуже, чем раньше. Не хуже, чем раньше, выглядеть, не хуже, чем прежде, работать, не хуже зарабатывать, не хуже отдыхать…

Ну и стоит ли удивляться, что так много людей с грустью ощущают, что после 50 их жизнь будто остановилась? Как может быть иначе, если все, что мы пытаемся сделать, это повторить самих себя?

Попробуйте поставить перед собой иную цель — жить ЛУЧШЕ, чем раньше. Получать от жизни больше удовольствия. Веселее развлекаться, интереснее отдыхать, лучше выглядеть, сильнее и ярче любить. Попробуйте — и вы сразу почувствуете, что в жизни снова появился смысл.

Что, невозможно? А почему нет, собственно?

Пока мы думаем, что после 50 лет наше личное развитие заканчивается, пока отчаянно стараемся держаться за прошлое, жить как прежде, о кайфе и радости можно забыть.

Радость и удовольствие от жизни после 55 появляется тогда, когда вы отпускаете прошлое и позволяете себя продолжать жить, меняться, развиваться, становиться иным, позволяя себе новые увлечения, новых друзей, новые дела, новые — другие! — удовольствия.

Даже по сравнению с поколением наших родителей нам добавили дополнительные 25 лет активной жизни! Четверть века!

Это нужно отпраздновать.

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

 

Рак яичников (описание случаев).

Рак яичников (описание случаев).

  «Сон про синее ведро»

.
Оно стояло во влажном песке, слегка наклоненное и наполненное влажными газетами; квадратное, обычное, стандартное ведро стандартного синего цвета. Газета имела паутинку тонких белых нитей от растущих на ней грибов или мицелия. Я подняла верхний слой, но эти белые корни, казалось, проникли через газету. Я вытащила больше газеты, чтобы увидеть, как далеко они приникли внутрь ведра, но оказалось, что они доросли до пластикового дна и вросли в него, намертво скрепив газету с ведром.  Я никак не могла разделить ведро и газету, и проснулась тяжело дыша.
.
Я очень хорошо понимала, о чем этот сон. Был ли у меня рак?
.
Все началось достаточно безвредно. Я была на плановом осмотре у  нашего семейного врача, где мне сказали, что я была в отличной форме, но что она (врач) что-то почувствовала вокруг моей матки.
.
«Наверное, это миомы, они безвредны. Давайте просто сделаем ультразвук, чтобы убедиться в этом.»
.
Звучало разумно, но, как обычно, я была занята другими «неотложными» вещами и еще неделю не дошла до УЗИ. Результаты УЗИ показали наличие poly-globulated, complex, something-or-other mass, и я вернулась в кабинет моего врача (которая, кстати, замечательная женщина и абсолютно фантастический доктор).
.
Ультразвук, как оказалось, вызывает больше вопросов, чем дает ответов. Это может быть dermoids (старые кистозные тератомы), свежие кисты или  рак яичников . До сих пор я не слишком волновалась. Dermoids это странные наросты, которые появляются в самых неожиданных местах и часто содержат сочетание различных сомнительных тканей. Тем не менее, определение, что это dermoids или новые кисты было не таким уж и плохим диагнозом для меня, который я могла бы принять и жить с этим. Меня отправили к гинекологу, который сделал бы более качественное УЗИ и анализы крови. К тому времени как я сделала все это, я могла уже на самом деле чувствовать, что это «нечто» растет внутри меня. Черт побери, мне уже было все равно, была ли это обычная киста или дермоидная.
.
Я чувствовала себя преданной своим собственным телом. Ведь я занималась спортом, покупала довольно качественную еду, я тратила много денег на продукты Rainbow Foods с добавками и органикой. Как мое тело смеет так со мной поступить? Разве у меня выходит газ радон из подвала? А тот мелкий, белый гравий во дворе на самом деле из свинца?
.
Мой последующий осмотр у гинеколога прошел с огромным напряжением. Какой будет приговор? Я была уверена, что мне потребуется операция по удалению «кисты» – так я называла для себя то, что росло внутри меня.
.
«Ну», — сказал хороший врач и нервно рассмеялся: «Мы действительно не можем быть уверены, что эта вещь именно киста».
.
ЧТО? Я думала. Они до сих пор не уверены?
.
Он продолжил: «Кроме того, один из анализов крови показал небольшое повышение одного из маркеров, который может быть индикатором рака».
.
Я посмотрела на него. «Итак, что же вы собираетесь делать? Биопсию?»
.
«О, нет. Это слишком рискованно, в случае, если это злокачественная опухоль. И я не буду делать ничего лично, мне придется отправить вас дальше для правильной постановки.»
.
«Хм, постановки чего?»
.
«Ну, если там подозревают рак, они следуют очень строгим процедурам в том, как они работают, и они проверят свою гипотезу в то время, как вы все еще будете лежать у них на столе.»
.
«Ага. Так что же именно они собираются делать?»
.
Снова нервный смех, затем: «Ну, они вырежут все.»
.
Мне казалось, что кто-то уронил кусок льда в мой желудок. «Вырезать все», — тихо повторила я.
.
«Ну, тотальная гистерэктомия — матка, яичники, они также проверят промежность. Вы сразу попадете в состояние менопаузы.»
.
Я честно не могу вспомнить, что еще со мной происходило, пока я не села в машину на стоянке. Я хватала ртом воздух, и затем я начала плакать. Они хотели меня кастрировать. Я сделал глубокий вдох, раскопала в сумке мой сотовый телефон и позвонила своему натуропату.
.
Голос Кэтрин сказал: «Я только что узнала нечто, что, как я думаю, действительно может помочь вам. Это называется «Германская Новая Медицина. Это слишком трудно объяснить по телефону, но это так удивительно, что почти невероятно».
.
Мы договорились о времени приема и я повесила трубку. Я чувствовала, как будто 100 кг сбросила со своих плеч, такое облегчение я почувствовала от предложенной альтернативы.
.
Я снова начала думать о моих «комках». У меня была теория, которую я раньше с энтузиазмом выразила моему семейному врачу. Может ли это быть мой ответом моего организма на то, что я так отчаянно хотела ребенка в течение многих лет и не могла его иметь, так как мой муж принял решение о вазэктомии после рождения нашего первого ребенка? Тогда я согласилась — нет, позвольте мне перефразировать это — моя голова согласилась с этим решением, но мой живот никогда этого не делал. «Я твердо верю в связь между телом и разумом, так что все возможно» — слышала я слова Кэтрин.
.
После моего первого посещения  Кэтрин я уже была очарована этой «новой медициной»: здесь был подход, который фактически объяснял, почему мы болеем; это  была теория доктора Хамера, бесспорно блестящего врача. Его теория, твердо стоящая на науке об эволюции и подкрепленная более 40000 исследований, содержит  пояснения, которые так логичны, что мое  «компьютерное» сердце ученого подпрыгнуло от радости.
.
Германская Новая Медицина (GNM), как она теперь называется, доказывает связь между определенными областями мозга и органами для любых потрясений, которые мы испытываем. Это означает, что должным образом обученный человек можете посмотреть на КТ-снимок мозга пациента и определить, какие симптомы он испытывает в настоящее время, и таким образом на самом деле читать всю историю болезни!
.
Опухоли яичников, в соответствии с GNM, вызываются «глубоким конфликтом потери». Я проанализировала мои предыдущие чувства. Это было правдой. Я не просто ощущала тихую грусть от невозможности родить ребенка, я была целиком и полностью одержима этой мыслью. Если вы думаете, что вы можете себе представить, как плохо это было, подумайте еще раз. Я сомневаюсь, что у вас есть идея.
.
У меня была мечта  найти младенца, оставленного в мусорном контейнере или на пороге моей двери. У меня были фантазии поехать в районы, пострадавшие от бедствия и вернуться домой с маленьким сиротой. Я работала практически только в мужской среде и, участвуя в официальных встречах и  часто будучи там единственной женщиной, я оценивала моих коллег-мужчин как потенциальный «материал» для отцовства. Я даже думала об обмане своего мужа чтобы участвовать в некоторых сексуальных оргиях, чтобы я могла использовать возможность случайно забеременеть. Я стоял под душем и почти чувствовала, как у меня прибывает молоко, хотя моя дочь уже несколько лет как перестала быть на грудном вскармливании. В биологическом смысле я не контролировала себя, свое тело. И все это время мой мозг продолжал говорить: «Как только тебе будет 45, эта игра будет закончена. После этого можешь забыть про беременность».
.
Мне исполнилось 45 лет всего за четыре месяца до того первого памятного визита к моему семейному врачу, когда он предположил наличие миомы. Я на самом деле «потеряла ребенка», которого никогда не было нигде, кроме как в моей голове.
.
Следующие несколько месяцев прошли как в тумане. Сон о синем ведре произошел где-то в густом тумане в череде событий, ударов, сюрпризов и эмоций, которые происходили в это время.
.
Я присутствовала на семинарах GNM, показывала на них КТ-снимки моего головного мозга, и даже говорила с Доктором Хамером лично. Я видел «сигнальный знак» конфликта, связанного с моими яичниками тут же, на моих собственных снимках, и именно там, где материалы Доктора Хамера говорили, что они должны быть.
.
И как моя киста должна лечиться в соответствии с GNM? Как выяснилось, это должна была быть самая жесткая часть процесса: нужно «просто» оставить ее в покое в течение девяти месяцев, вот как долго ей нужно, чтобы созреть. Если вы попробуете удалить ее раньше, это будет бесполезно, потому что она будет расти снова, до тех пор, пока ткани яичника остаются. После этого, если она будет слишком велика, любыми средствами можно будет удалить ее.
.
Я сказала себе остановиться. Я говорила с людьми  о моей «кисте», в частности, с людьми, наиболее близкими мне. Это было бы очень трудно — выдержать девять месяцев под давлением близких, которые говорил мне  «делай то, что доктор говорит, потому что мы не хотим потерять тебя!» Оглядываясь назад, я не могу не поблагодарить мою сестру, которая была ближе к истине, достаточно просто приняла то, что я делала, не пытаясь отговорить меня. Наверное, это было невероятно трудно сделать.
.
Я пошла в онкологическое отделение больницы, где я отказалась подписать «розовый бланк», который давал бы врачам «свободные руки» делать «то, что лучше для меня». Результат? Мне сказали, что, так как их руки были связаны, они не могут ничего для меня сделать.
(…)
Я нашла очень талантливого и внимательного доктора, который, хотя это иногда и трудно, с уважением относится к тому, что окончательное решение лежит на пациенте, а не на враче. Не то, чтобы он не пытался изменить свое мнение, но я сказал ему, что я пришла на эту землю с двумя яичниками и маткой и намереваюсь оставить по крайней мере два из них целыми.
.
Я привыкла к тому, что врачи говорили мне, что я умру, если я буду упорствовать в своем безумии. И что все равно я  попаду к ним.
(…)
Если бы я не узнала о GNM, не имела бы поддержки от моего натуропата и от моего семейного врача, если бы я не был уверена, что ощущение, что внутри меня выросла «замена» ребенку, и если бы я не видела доказательств всему этому на снимках своими глазами, и, наконец, если бы не было предвидения, что помогло мне выдержать давление моей семьи — я не знаю, что бы случилось. Очень вероятно, я бы стала жертвой медицинской системы. Системы, которая стала лучше определять опухоль на ранних стадиях, но не сделала никакого статистически значимого прогресса в лечении рака.
.
В конце концов из моего левого яичника была извлечена четырехфунтовая (почти 2 кг) опухоль, которая до конца так и не была точно диагностирована официальной медициной. Заключение врача было «пограничная опухоль». GNM называет это исцеленный рак яичников (healed ovarian cancer), а моя десятилетняя дочь назвала его «мой младший брат, фиолетовый комок». Все это заставила меня смеяться и плакать одновременно — и быть благодарной за все, что случилось и кто я есть.
.
Это произошло более трех лет назад, и теперь я чувствую себя прекрасно. Я уже не беспокоюсь, когда прохожу медицинские осмотры. Зачем мне это? По данным Германской Новой Медицины нет никаких причин для этого. Та особая биологическая программа в моем теле была выполнена, так что рецидива не будет. Вы можете получить рецидив только если проблема не решается и если естественный процесс прерывается. Это почти непонятно любому, кто не серьезно смотрит на логику, основанную на эволюции человека. После того как вы понимаете, как наши тела эволюционировали миллионы лет вы поймете, почему они реагируют, что они делают, и вы будете смотреть на ваше здоровье совершенно по-другому.
.
Главное, о чем я хочу вам сказать – изучайте GNM до того, как вы заболели. Это очень, очень трудно – противостоять  традиционной медицине когда вы уже больны и к тому же находитесь под сильным давлением врачей и родственников.  Пожалуйста, не поймите меня неправильно: мы все еще нуждаемся в  традиционной медицине, но мы должны в этом процессе находиться на месте водителя, а не помещаться насильно на заднее сиденье, пока кто-то другой управляет вашей жизнью. Вы ведь не позволяете кому-то делать это с вашим автомобилем — не позволяйте делать это и с вашей жизнью тоже.

Marlies Ehninger

.

Ракяичников

.

.
Профессор Ханно Бек: С 1961 по 1988 год, доктор Бек был профессором истории естествознания в университете Бонна, Германия. В 1986 году профессор Бек организовал конференцию в своем университете о научных открытиях доктора Хамера. Он пригласил коллег с медицинского факультета, судей, адвокатов, биологов, биохимиков, а также пациентов. Несмотря на первоначальные соглашения ректора на мероприятие, конференц-зал, в котором планировалось обсуждение «Германской Новой Медицины» был  заперт  — доступ не был разрешен!
.
В 1992 году доктор Бек опубликовал книгу «Рак излечим.  Доктор Ryke Geerd Hamer — пример подавления знаний».
.
Доктор Бек (1992): «Традиционная медицина до сих пор не в состоянии выполнить это требование воспроизводимости путем подавления знания о GNM, стандартная медицина блокирует новую медицинскую парадигму, которая уже давно назрела.»
—————————
.

«Хирург весело воскликнул: «Хамер был прав!»

.
В 1988 году моя дочь Альмут была диагностирована с раком яичников. Так как это было, в соответствии с традиционной медициной, «опасной для жизни» болезнью, нам сказали, что операция должна была быть выполнена сразу же.
.
Тем не менее, мы, семья, и те, кто «знал», оставались достаточно спокойны. .
.
После того, как компьютерная томография органов брюшной полости подтвердила, что опухоль растет быстрыми темпами, мы немедленно провели консультации с Доктором Хамером. Доктор Хамер аплодировал моей дочери и сказал: «Поздравляю, Альмут, вы прошли через очень тяжелый конфликт [потери], который в настоящее время решен». [В 1986 году мать Альмут умерла]
.
Поскольку моя дочь знала GNM и эти любезные слова ободрили ее, шок от диагноза был  полностью предотвращен.
.
В соответствии с Третьим биологическим законом («Онтогенетическя система рака и эквивалентов рака»), Альмут была в то время в классической форме стадии «заживляющей опухоли» (которой предшествует некроз тканей во время активной фазы конфликта).
.
Для опухолей в яичниках характерно, что в течение нескольких месяцев происходит рост кисты, в результате чего она становится жесткой, и затем может без труда быть удалена хирургическим путем. Пока киста не является абсолютно жесткой, опухоль присоединяется к окружающим тканям. Обнаружив ее на этой стадии, традиционная медицина ошибочно интерпретирует ее как опухоль «инвазивного типа».
.
Короче говоря, мы все были убеждены в правильности выводов Доктора Хамера, в основном потому, что мы были знакомы со многими из его успешных случаев. Врачи пытались оказать давление на мою дочь, но безрезультатно.
.
Альмут последовала совету доктора Хамера (к ужасу большинства людей) и ждала целый год, прежде чем ее прооперировала. В течение этого периода, ее живот был настолько велик, что многие предполагали, что она была беременна. Позже, некоторые даже спрашивали, родила ли Альмут ребенка…
.
В то время Доктор Хамер сотрудничал с хирургом, который был чрезвычайно впечатлен его исследования. Пациенты, которые Доктор Хамер отправлял к нему в клинику, рассматривались исключительно на основе рекомендаций доктора Хамера.
.
Таким образом, в полном соответствии со словами Доктора Хамера, полностью инкапсулированная киста, которая была размером с футбольный мяч и весила 4,5 кг, была удалена из живота Альмут. Хирург бодро воскликнул: «Хамер был прав!», хотя за день до операции терапевт этой же клиники сделал следующий диагноз: «весь живот полон метастазов. Мы ничего больше мы можем сделать! Она неоперабельна!»
.
Следует отметить, что операция была тщательно задокументирована и таким образом, ее результаты нельзя было ни отрицать, ни исказить.
.
После короткого десятидневного периода с постельным режимом Альмут было разрешено вернуться домой, где она продолжала быстро восстанавливаться.
.
Образец ткани, которая была разослана патологоанатам после операции подтвердил официальный диагноз: «очень злокачественный рак  яичников».
.
Девять лет прошло с тех пор. И это важно отметить, так как этот случай не вписывается в верования  медицинских скептиков и в стратегию тех, кто полон решимости подавить новые медицинские знания.
.
По сей день, моя дочь чувствует себя лучше, чем когда-либо прежде. Но что случилось с хирургом?
.
Внимательный хирург, который, очевидно, выполнял успешные операции и учитывал в своей работе теорию доктора Хамера, и мог  бы повысить репутацию клиники, был «вызван на ковер» и поручил предписание администрации прекратить делать операции на основе принципов Германской Новой Медицины. Позже он был уволен.
.
Что касается операции моей дочери, то как только я забрал ее из больницы, все сведения о ней были удалены из архива. Я не могу себе представить, как администрации удалось устранить любые следы операции. Как решали дела с финансовой отчетностью? Как они списывали фактические затраты? Все, кажется, возможно, для того, чтобы заставить замолчать грамотного врача или хирурга, который выбрал правильный путь.
.
Добавление
.
В настоящее время Альмут замужем. В мае 1997 года она родила здорового ребенка весом в 9 фунтов, ребенка, который без Германской Новой Медицины доктора Хамера никогда бы не родился.
.
Спасибо.

*********************************************************************************Я завершила полное обучение у Жильбера Рено и  являюсь клиническим психологом со специализацией Рикол Хилинг( Исцеление воспоминанием)  , а также  окончила полный курс  Биологики  у Роберто Барнаи.     Дополнила свое образование  обучением  в Школе Психосоматики PSY2.0, Все эти школы имеют одним из своих источников  ГНМ(Германскую Новую Медицину-GNM)Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета .  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно 

Трёхчастное Я-высказывание

Трёхчастное Я-высказывание

© Arhistrat

Я  часто цитирую Марка Пальчика. Немного упрощая материал книжки «Квантовая модель эволюции личности», где описаны уровни существования человека, представляю примерно так:

  1. Уровень физического тела
  2. Уровень телесных ощущений
  3. Эмоции
  4. Мысли, умозаключения
  5. Действия, события
  6. Ценности
  7. Миссия

На каком уровне Вы существуете?

Правильный ответ – на всех. Одновременно. Но внимание своё одномоментно можем удерживать только на одном. Так что правильный вопрос звучит: «На каком из уровней удерживаете Вы своё внимание большую часть своей жизни?»

Современный человек строит сложные ментальные конструкции, логические связи, делает дела, и – не знает, что он сейчас чувствует.

Обычный ответ на вопрос «Что ты чувствуешь сейчас?» —

— Нормально всё

— Не знаю

— Плохо мне

— Всё зашибись и т.п.

О причинах долго говорить не буду. Скажу кратко – есть установка на подавление чувств. Быть чувствительным и чувствующим – признак слабости. Вселенная не терпит таких перекосов. Возникают молодежные субкультуры, типа Эмо (зацикленные на эмоциональных переживаниях молодые люди, живущие ради и во имя проживания чувств).

Как работают психологи?  Выводят человека поочередно с одного уровня существования на другой и обратно. Гармонизируют все слои существования. Отсюда возникает модное понятие целостности.

Как работает Я-высказывание:

Тр хчастное Я высказывание

  1. Я чувствую (название чувства). Их много, чувств. Для удобства работы я выделяю 10 базовых с синонимами или модальностями:

(можно оспаривать, даже приветствуется)

2. Когда ты (делаешь конкретное дело): чем конкретнее действие, повлекшее эмоциональную реакцию, тем лучше.

3. Для меня это означает (моё внутреннее значение просиходящего, необходимость делать что-то, угроза и т.п.)

Примеры из жизни:

  1. Я чувствую досаду, когда ты не сдерживаешь обещания, для меня это означает, что я не могу тебе доверять
  2. Я злюсь, когда ты оставляешь в раковине грязную посуду, для меня это означает, что мой труд не уважают (моё время, мою свободу и т.п.)
  3. Я смущаюсь, когда ты делаешь мне комплименты, для меня это означает, что я могу быть привлекательной для кого-то, а я себя не очень-то люблю

Надо сказать, что в миру трёхчастные высказывания плохо приживаются… По двум причинам: если честно признаваться в своих чувствах и брать на себя ответственность за свои переносы и проекции, люди лишаются огромного арсенала манипулятивных приёмов, возможности играть на чувствах… И второе – что вытекает, впрочем, из первого: между людьми, искренно говорящими о своих чувствах и состояниях, мыслях и намерениях – наступает близость.

А это уж практически непереносимо для современного человека. Он ведь столько разных способов бегства от близости изобрёл (алкоголизм, трудоголизм, табакокурение, экстремальные виды спорта, болезни и пр.). Куда всё это теперь?!

Итак, трехчастное высказывание (я-высказывание) связывает 3, 4, 5 слои (чувства, мысли, события).

У того, кто овладел методикой трёхчастного высказывания формируется навык поочередно переключаться между этими уровнями с достаточно большой скоростью, для того, чтобы приблизиться к ощущению целостности.

Тренинги, направленные на выражение чувств – тренировка этого полезного навыка, подспудное решение застарелых жизненных проблем в отношениях, где накопилось много недосказанных чувств, недодуманных мыслей и недоделанных дел.

Вместо эпилога:

(пирожок):

недовлюбившиеся люди

недорастраченным теплом

могли бы обогреть кварталы

недопостроенных домов

 

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

«Ты где?» вместо «здравствуй»

«Ты где?» вместо «здравствуй»«Ты где?»

ЗАВИСИМОСТЬ 

«Ты где?» вместо «здравствуй»; «что случилось?» вместо «как у тебя дела?»; «мне без тебя плохо» вместо «мне с тобой хорошо»; «ты мне всю жизнь испортил» вместо «мне так нужна твоя поддержка»; «я хочу сделать тебя счастливой» вместо «я так счастлив рядом с тобой»…

Зависимость слышно. Хотя мало кто обращает внимание на смысл сказанного и замечает тонкую грань между словами любви и словами-симптомами зависимых отношений. Не обязательно быть специалистом, чтобы научиться различать, когда речь идет о контроле и желании обладать другим.

Мама, которая на сына «всю жизнь положила»; жена, которая постоянно «держит руку на пульсе» своего мужа; мужчина, который после смерти супруги приговаривает: «Мне незачем больше жить»…

Одна из задач нашей книги — показать, что зависимость часто маскируется под любовь. Почему ее путают с любовью, почему зависимость предпочитают любви?

 

Зависимость многими психологами определяется как навязчивое состояние непреодолимого влечения к чему-либо или кому-либо. Такое влечение практически не поддается контролю.

Попытка отказаться от предмета влечения приводит к тяжелым, болезненным эмоциональным, а порой и физическим переживаниям. Но если не предпринимать никаких мер по снижению зависимости, она будет прогрессировать и, в конце концов, может полностью захватить и подчинить себе жизнь человека. При этом человек находится как бы в измененном состоянии сознания, которое позволяет ему уйти от тех проблем реальной жизни, которые кажутся ему непереносимыми.

Эта, чаще всего скрытая от сознания, выгода и мешает отказаться от зависимости, несмотря на то, что ценой сохранения и усугубления зависимости может стать утрата отношений, здоровья и даже жизни.

Зависимость — это личностное отклонение, личностная проблема и, по мнению некоторых специалистов, может считаться болезнью. Часто в исследованиях медиков и психологов акцент ставится именно на последнем определении: зависимость понимается как болезнь, а ее происхождение видится в наследственности, биохимии, ферментах, гормонах и пр.

И все же в психологии есть направления, которые относятся к этой проблеме иначе. В книге «Освобождение от созависимости» (М.: Класс, 2006) Берри и Дженей Уайнхолд пишут: «Общепринятая медицинская модель утверждает, что созависимость является наследственным заболеванием, …и неизлечима». «Мы полагаем, что созависимость — это приобретенное расстройство, являющееся результатом остановки (задержки) развития…».

Мы можем еще привести в качестве примера мнение отечественного врача-нарколога, профессора Валентины Дмитриевны Москаленко, книги которой «Зависимость: семейная болезнь» (М. : Пер Сэ, 2006) и «Когда любви слишком много» (М. : Психотерапия, 2007) также открывают не медицинскую, а психологическую модель, несмотря на то, что автор — врач-нарколог.

В. Д. Москаленко предлагает так понимать созависимость: «Созависимый человек — это тот, кто полностью поглощен тем, чтобы управлять поведением другого человека и совершенно не заботится об удовлетворении собственных жизненно важных потребностей».

Две модели — медицинская и психологическая по-разному понимают происхождение зависимости и связанной с ней созависимости. В центре медицинской модели — биохимия и гены, в центре другой — проблемы личности.

Мы не будем решать вопрос соотнесения двух моделей. Скажем только, что и та, и другая в чем-то права. Модель медицинская необходима для понимания клинического аспекта зависимости как состояния организма. Модель психологическая необходима, чтобы понять, как и откуда возникают созависимые отношения, как в них формируются зависимые личности, какие психотерапевтические стратегии можно строить.

Эти две модели можно рассматривать как взаимодополняющие, а не как взаимоисключающие, противоположные.

Магические объяснения происхождения эмоциональной зависимости, такие, как сглаз, порча, приворот, кармические связи и пр., которыми одно время так модно было увлекаться, оставим без внимания, как противоречащие нашим научным, ценностным и религиозным убеждениям.

Итак, мы видим, что зависимость определяется многими разными способами — как болезнь, с понятием симптомов и синдромов; как особое состояние, в которое человек попал в результате психологической травмы или при дефиците каких-то отношений в семье. Но нам представляется не таким важным дать определение понятия зависимости, как понять следующее:

Первое: зависимый человек — это тот, кто полностью или в большей части своей жизни ориентирован на себя не напрямую, а опосредованно — через другого; ориентирован — то есть зависит от чужого мнения, поведения, отношения, настроения и т.д.

И второе: зависимый — это тот, кто не заботится о своих подлинных потребностях (физических и психологических), и поэтому испытывает постоянное напряжение из-за неудовлетворения собственных нужд (это состояние в психологии называется фрустрацией). Такой человек не знает, чего он хочет, не пытается реализовать собственную ответственность за удовлетворение своих потребностей и живет как бы вопреки самому себе, во зло себе, если так можно сказать, ожидая или требуя заботы от окружающих.

Слово «зависимость» (аддикция, аддиктивное поведение) используется сейчас в самых разных сочетаниях: химическая зависимость (алкоголизм, наркомания), лекарственная зависимость, шопоголизм, зависимость от еды (нарушения пищевого поведения), адреналиновая зависимость (зависимость от острых ощущений), зависимость от работы (трудоголизм), от игры (игромания) или компьютера и др.

То, что все эти зависимости вызывают большой интерес у специалистов, детально изучаются и описываются, объясняется просто — любого рода зависимость оказывает огромное влияние как на жизнь человека, который от нее страдает, так и на жизнь тех, кто входит в его окружение.

В психологической литературе существует специальный термин «созависимость», описывающий зависимость не от алкоголя, наркотиков и др., а от самого зависимого близкого человека. В этом случае «собственная личность созависимого — его „я“ — заменяется личностью и проблемами человека, от которого он зависит».

Не только ученые занимаются проблемой профилактики и преодоления зависимости — в последнее время множатся группы самопомощи анонимных алкоголиков, наркоманов, игроманов, созависимых (например, существуют группы «Взрослые дети алкоголиков», АЛАНОН для родственников наркоманов и т. д.).

Ни один социальный слой, ни одна культура не может похвастаться отсутствием проявлений в той или иной форме различных зависимостей. Так, немногие знают, что в некоторых епархиях РПЦ создаются группы анонимных алкоголиков для священнослужителей, потому что эта проблема уже давно перестала быть «личной», «частной» — она касается всех.

Есть и еще один немаловажный аспект, который необходимо учитывать при обсуждении склонности к зависимости, — это влияние социальных стереотипов, поддерживающих и оправдывающих зависимое поведение.

Например, уважение трудоголизма: «Какой достойный человек! Сгорел на работе!»; оправдание алкоголизма: «У него такая тяжелая жизнь/сложная работа/плохая жена — как же ему не пить!»; восхищение сексуальной зависимостью: «Настоящий мужчина, мачо, альфа-самец!» и алкоголизмом: «Силен мужик! Сколько может выпить!»; воспевание созависимых отношений: «Я — это ты, ты — это я, и никого не надо нам» (популярная песня) и т. п.

Личностно незрелому (инфантильному) человеку трудно противостоять подобному «гипнозу общепринятого», легче плыть по течению, быть «в тренде». В нашей практике консультирования приходится постоянно сталкиваться напрямую или опосредованно с темой зависимости и созависимости.

Анализируя накопленный нами и другими психологами опыт, хотелось бы понять, как, когда и при каких условиях формируется и развивается у личности склонность к возникновению зависимости. В данной книге мы ограничимся описанием эмоциональной зависимости от другого человека и попытаемся наметить направления исследования, которое даст пищу для дальнейших размышлений.

«Ты где?»

УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ЗАВИСИМОСТИ

Какие факторы способствуют возникновению созависимого поведения и формированию зависимой личности?

Таких факторов множество и их все можно разделить на несколько категорий: исторические — касаются всех; социальные факторы — касаются некоторых слоев общества; семейно-родовые — касаются истории и жизни моей семьи; и личные — касаются только моего опыта.

По поводу генетической заданности, «врожденности» созависимого поведения мы не встречали серьезных научных исследований — ученые уделяют больше внимания химическим зависимостям, чем эмоциональным.

Предполагаем, что скорее можно говорить о том, что предрасположенность к эмоциональной зависимости впитывается ребенком «с молоком матери», то есть передается не на генетическом уровне, а через поведение, эмоциональные реакции и способы выстраивания отношений в семье, где ребенок растет и познает мир. Поэтому генетический фактор мы здесь не рассматриваем.

Исторические факторы у разных народов эти факторы могут принимать различные формы и иметь разные причины, но суть их будет похожа.

К формированию созависимого поведения ведет то искажение детства ребенка, которое всегда происходит, если общество в целом постигают какие-то трагедии. Это войны и революции, трагедии стихийного поряди (землетрясения, извержения вулканов, наводнения и пр.), эпидемии, это социальные перемены и экономические кризисы, ну и, конечно, такие потрясения и трагедии, которые имели место в судьбе нашего Отечества, — гонения, преследования, геноцид, репрессии и т. п.

Едва ли в нашей стране есть семья, члены которой могут сказать, что в роду никто не был репрессирован, раскулачен, не находился под подозрением или под следствием. В некоторых семьях репрессированы были до 90 процентов не только мужчин, но и женщин. И в таком роду, в такой семье несколько поколений несут на себе последствия пережитых страшных событий. Едва ли найдется в России семья, которую не постигла трагедия потери мужчины на Великой Отечественной войне, а теперь еще добавились к этому войны афганская, чеченская и другие. Это те исторические факторы, которые, в той или иной степени, присутствуют в жизни любого народа.

В тяжелые, трагические периоды истории народы и семьи сплачиваются, чтобы выжить, и начинают очень сильно зависеть друг от друга. Привыкшим с детства к стратегии выживания людям сложно перестроиться на «мирную» жизнь. Многие так и продолжают воевать или бояться, прятаться, защищаться, искать врагов там, где их нет, иногда даже среди своих родных. Когда доверие к миру подорвано, людям тоже становится трудно доверять. Но одиночество смерти подобно (в тяжелые времена одному не выжить).

Стратегия выживания диктует свои законы, один из них — «созависимые отношения выгодны». Вот и получается: с вами плохо и без вас нехорошо. Справедливости ради следует отметить, что реакция семьи на стрессовые ситуации зависит не только от вида и силы стресса, но и от сложившихся в семье взаимоотношений.

Есть здоровые семьи, обладающие достаточными психологическими и духовными ресурсами, которые помогают пережить практически любой кризис. Да и детство у ребенка в такой семье может быть вполне счастливым, несмотря на все пережитые сложности (конечно, кроме ситуаций смертельной опасности, а также потери одного или обоих родителей).

Социальные факторы: социальная обстановка, общественные стереотипы и установки, нормы и правила, принятая в обществе система ценностей — все эти факторы могут способствовать или, напротив, мешать становлению и развитию личности.

Вот пример — в России долгое время было принято, что оба родителя должны работать, а дети воспитывались в детских дошкольных учреждениях с самого раннего возраста. Нравственно оправданной была норма ранней социализации детей: «Коллективизм важнее индивидуального развития личности». В советском обществе поощрялись такие качества, как покорность, послушание, безынициативность, спокойнее было «быть, как все, и не высовываться». Беспечное, беззаботное детство не приветствовалось, так как многие думали, что, чем раньше ребенка приучить к ответственности и чем раньше он познает тяготы жизни, тем легче ему будет приспособиться к сложностям взрослого (безрадостного, изнурительного) существования. Современные психологи утверждают обратное: личности, лишенной радостного, беззаботного детства, очень сложно повзрослеть.

Еще пример: в советское время считалось, что достаточно иметь одного ребенка, чтобы обеспечить его всем «самым лучшим» (как правило, материальным), чего были лишены в своем детстве родители. Семьи были детоцентристскими: «Все лучшее детям!». Многодетность осуждалась: «Зачем плодить нищету?!», оправдывались аборты, хотя позже правительство стало поощрять рождение детей: льготы для многодетных, звание «Мать-героиня» и т. д.

Дети в таких социальных условиях, как правило, вырастали инфантильными и эгоистичными, с неадекватной (гипер- или гипо-) ответственностью, что, в свою очередь, было «фундаментом» для развития разного рода зависимостей и созависимых отношений. Сегодня социальные условия и нравственные ориентиры меняются, становятся, возможно, более многообразными, даже полярными. Но необходимо иметь в виду, что социальные факторы, в отличие от исторических, затрагивают не все семьи.

В обществе существует много различных социальных слоев и групп, которые в один и тот же исторический период могут находиться в разных социальных и экономических обстоятельствах, следовать разным нормам и правилам. Война, эпидемия, стихийные бедствия не щадят никого, а правила, принятые в конкретном обществе, касаются не всех.

Третья группа факторов — семейно-родовые. Историческая эпоха и социальное устройство общества оказывают большое влияние на жизнь рода и семьи. Под воздействием внешних условий формируются семейные сценарии и правила, которые в свою очередь отражаются на развитии конкретной личности, прежде всего, на психологическом здоровье детства.

Понятие «детство» мы употребляем в широком смысле слова — не пример одного ребенка или одной семьи, а именно в целом. Семейные факторы, влияющие на детство, вполне понятны. Если в жизни ребенка его мать и отец счастливы друг с другом (просто в общечеловеческом смысле), и ничто их не повергает ни в депрессию, ни в страхи и тревоги за свой дом, за будущее своего ребенка, за своих родителей, если в той или иной степени супружеская пара чувствует стабильность, радость своего бытия, радость своего супружества и родительства, тогда у ребенка есть условия для динамичного и здорового развития его личности.

Наоборот, как только в обществе разливается тревога, опасения и страх, тогда едва ли можно говорить, что в какой-либо семье, которая будет относиться к этому сообществу, может быть счастливое (с психологической точки зрения) детство. Мало кто может, проанализировав свое детство, сказать, что в нем таких событий не было. Социальные катаклизмы приводят к повышенному уровню тревоги у женщин, к напряжению, которое выливается в неадекватную агрессивность или, напротив, полную пассивность у мужчин.

Ребенок видит расстроенную, постоянно чем-то встревоженную мать, отца, срывающего злость на членах семьи или уходящего в запой от собственного бессилия и невозможности что-то изменить. Глядя на подобную безрадостную картину, детям трудно оставаться беззаботными и веселыми. Появляется чувство вины непонятно за что, желание спасти маму и папу и запрет на собственное счастье — нельзя позволить себе быть счастливым, когда в твоей семье счастливых не было.

Неблагополучная социальная обстановка у многих порождает страх. И этот страх передается детям. Мы можем видеть по своим детям, как они боятся того же что и мы, хотя для их страха уже нет никаких объективных причин. И это тревога, которая передается из поколения в поколение, — мы ею заражаем своих детей.

Но, как мы уже писали выше, не все одинаково реагируют на одни и те же события и условия. Конечно, у нас разные семьи, разные родовые системы, имеющие свой уникальный опыт проживания тех или иных событий — счастливых или трагических. Семьи отличаются по многим критериям и параметрам: по составу, количеству детей, по здоровью, по принадлежности к социальному слою и профессиональному сообществу, по нравственным и ценностным ориентирам и т. д., и т. п.

Судьба каждого члена семьи каким-то образом влияет на жизнь всего рода и отдельных людей. Ранние смерти, плен, депортация, казни, самоубийства, аборты, брошенные дети, изнасилование, разводы, предательства, уголовно преследуемые преступления (воровство, убийство и т. п.), тюремное заключение, алкоголизм, наркомания, психические заболевания — все это накладывает тяжелый отпечаток на многие поколения.

Самым сложным для потомков бывает принять в свое сердце без осуждения и проклятий всех членов своего рода и поблагодарить их за жизнь, доставшуюся очень дорогой ценой. Работы Анн Шутценбергер, Берта Хеллингера, Екатерины Михайловой, Людмилы Петрановской и многих других психологов показывают, какими сложнейшими переплетениями в судьбе человека могут сказаться подобные факты родовой жизни.

Но бывает и радостное наследство: прочные счастливые браки, любовь к детям, жизнестойкость и оптимизм, подвиги, крепкая вера, добродетельная жизнь, священническое служение, добрая слава одного или нескольких членов семьи. Такое наследство не только позволяет гордиться собственной принадлежностью к своему роду, но и дает силы, вдохновляет.

«Ты где?» вместо «здравствуй»

Помимо истории жизни рода, к группе семейно-родовых факторов относятся семейные сценарии, которые содержат установленные традиции и ожидания для каждого члена семьи и передаются из поколения в поколение, а также антисценарии — попытки (как правило, безуспешные) избежать заданного предыдущими поколениями сценария.

Например, типичный для нашего общества женский сценарий: «выйти замуж без любви — из жалости (или страха одиночества) за первого, кто «подвернулся», обратил внимание, и положить жизнь на спасение и вразумление непутевого мужа, постоянно жертвуя своими потребностями и благополучием детей».

В этом случае, например, дочь такой женщины попытается реализовать один из антисценариев: не выйти замуж; разводиться сразу, как только что-то начинает не устраивать в отношениях; выйти замуж за человека, который сам начнет перевоспитывать и переделывать ее под свой идеал и др., в любом случае — закончить жизнь в одиночестве с обидой на судьбу.

Форма в антисценарии меняется, но суть остается — неуважение к личности (своей и партнера), неумение любить, нежелание взять на себя адекватную ответственность — все это приводит к созависимым отношениям.

Как писала Анн Шутценбергер: «Мы продолжаем цепочку поколений и оплачиваем долги прошлого, и так до тех пор, пока „грифельная доска“ не станет чистой. „Невидимая лояльность» независимо от нашего желания, независимо от нашего осознавания подталкивает нас к повторению приятного опыта или травмирующих событий, или несправедливой и даже трагической смерти, или к ее отголоскам».

Но мы не будем столь категоричны — бороться с семейными сценариями, действительно, бесполезно, но можно их проанализировать, взять лучшее (а что-то ценное есть в каждом сценарии) и хотя бы немного изменить заложенную в них суть.

Еще к семейно-родовым факторам можно отнести семейные правила — гласные и негласные, всем известные, заданные культурой, а также уникальные для каждой отдельной семьи, известные только членам данной семьи.

Семейные правила, так же, как стереотипы взаимодействия и семейные мифы, прекрасно описаны в книге Анны Варги о семейной системной психотерапии: «Правила — это то, как семья решила отдыхать и вести свое домашнее хозяйство, как она будет тратить деньги, и кто именно может это делать в семье, а кто нет; кто покупает, кто стирает, кто готовит, кто хвалит, а кто по большей части ругает; кто запрещает, а кто разрешает. Словом, это распределение семейных ролей и функций, определенные места в семейной иерархии, что вообще позволено, а что нет, что хорошо, а что плохо… Закон гомеостаза требует сохранения семейных правил в постоянном виде. Изменение семейных правил — болезненный процесс для членов семьи. Нарушение правил — вещь опасная, очень драматичная» .

Примеров семейных правил можно привести множество: «В нашей семье ленивых не было, отдыхать НЕЛЬЗЯ, или можно, только когда все сделано (то есть никогда)»; «Молодые ДОЛЖНЫ слушаться, ВСЕГДА делать все, как говорят старшие, спорить с ними НЕЛЬЗЯ»; «Мужчины НЕ ДОЛЖНЫ показывать свои чувства, им НЕЛЬЗЯ бояться, плакать, быть слабыми (то есть живыми)»; «Чужие интересы ВСЕГДА важнее собственных — умирай, но товарища выручай».

Нарушителя ждут «карательные санкции», вплоть до отлучения от семьи. В связи с этим менять семейные правила очень трудно, хотя и возможно. В любом правиле содержится доля истины, поэтому не стоит от него отказываться совсем. Беда в том, что правила, понятые буквально, принятые без осознания и используемые без рассуждения, могут принести больше вреда, чем пользы, а иногда сделать жизнь невыносимой.

Семейные правила и установки важно осознавать, относиться к ним со здоровой критикой и пользоваться ими адекватно. Иначе, слепо следуя семейным правилам, можно незаметно для себя оказаться в зависимых отношениях.

Все мы принадлежим своей семье (даже те, кто не знает своих родных родителей), все мы так или иначе связаны невидимыми нитями, кровными узами со своими предками, близкими и дальними. И мы не можем отрицать, что включенность в родовую систему— очень важный фактор, который, безусловно, влияет на формирование зависимой личности.

Четвертая группа факторов — личный опыт конкретного человека, столь неповторимый, порой причудливый. Не только условия, в которых развивается личность, уникальны, но и субъективное восприятие действительности совершенно никем и никак не предсказуемо. Одни и те же события разные люди воспринимают особым образом, по-своему их интерпретируя и соотнося с уже приобретенным на момент события, таким же уникальным собственным опытом.

Более того, один и тот же человек может реагировать на одну и ту же ситуацию по-разному, в зависимости от своего самочувствия, настроения и прочего. Он может навсегда запомнить случившееся как несчастье, сломавшее всю жизнь, или как не очень приятный эпизод из детства.

Невозможно предугадать, как человек отреагирует на то или иное событие, и какие последствия оно будет иметь в его дальнейшей жизни. И мы можем только постфактум предположить, что вот это на меня повлияло так, и анализировать, каким образом это сказалось на становлении моей личности. Про другого человека наши догадки тоже останутся только догадками, ведь поиск жестких причинно-следственных связей — это попытка упростить жизнь с целью взять ее под свой контроль.

Поэтому, когда мы описываем какие-либо психологические закономерности, хорошо бы помнить, что жизнь намного сложнее, чем нам хотелось бы ее видеть. Да и про чудо не стоит забывать. Важно оставить в своих представлениях о логике течения жизни место Богу.

В бесконечных поисках виноватых «почему я такой?» надо отдавать себе отчет, что формирование нас как зависимых личностей — это не только наша или чья-то (родителей, школы, общества) вина, но и наша беда.

Это, можно сказать, наша судьба, в которой есть и промысел Божий, и собственный выбор. И этот выбор иногда выглядит совсем не как выбор, а как неизбежная необходимость, которая с нами случается.

Мы можем быть очень горько разочарованы, когда приходим к этому выводу: все вело к тому, чтобы я стал таким (или я стала такой). В этот момент, вместо напрашивающегося вопроса «за что мне это?», можно попробовать спросить себя «зачем мне это?»: зачем со мной случилось то, что случилось, зачем я родился в это время, в этой стране, в этой семье? Что важного и ценного есть в моем уникальном опыте? Как я могу использовать опыт своей жизни на благо себя и других?

Это зрелый подход к творческой задаче под названием «я и моя жизнь». Как радостно бывает общаться с человеком, который, например, много лет отдал алкогольной зависимости, а сейчас рассказывает о солидном стаже трезвости и о том, как он ведет группу самопомощи для анонимных алкоголиков, помогая другим выбраться из пут зависимости.

Как отмечал известный психолог Джеймс Холлис, «ранние детские переживания, а позже — влияние культуры привели нас к внутренней разобщенности со своим Я. Только воссоединившись со своей внутренней истиной, мы сможем твердо встать на ноги и вернуться на правильный путь… Нам следует отделить себя настоящих от тех, кем мы стали, от фактического, но ложного ощущения Я… Без значительных усилий, направленных на выполнение болезненного акта осознания, человек по-прежнему идентифицируется со своей травмой».

«Я — это не то, что со мной произошло; это то, кем я хочу стать» — эта фраза, по мнению Дж. Холлиса, должна постоянно звучать в голове каждого, кто не хочет остаться пленником своей судьбы.

Священникам и психологам часто приходится заниматься реабилитацией, если так можно выразиться. И на исповеди, и в частной беседе, и в психологической консультации приходится реабилитировать перед человеком его самого и его собственное прошлое, которое он готов проклясть, готов ненавидеть свое детство, свою семью, своих родителей. И наша задача здесь не в том, чтобы на «черное» сказать «белое», на плохое сказать, что оно было хорошим, радостным или оправдать любое преступление.

Наша задача, вероятно, заключается в том, чтобы помочь человеку набраться сил и мужества для признания и принятия всего, что с ним случилось, включая его собственные поступки, шаги и выборы. Пожалуй, труднее всего человеку признать свою свободу, хотя, может быть, он тогда и не думал, что это его свобода.

Чтобы избежать ответственности, мы порой отказываемся видеть свой свободный выбор, оправдываясь тем, что были вынуждены, «жизнь заставила», «события были сильнее», «по-другому было нельзя».

Но остается вопрос к самому себе, на который порой страшно дать честный ответ: «У меня действительно не было другого выхода или я не хотел видеть другой выход? А может, другой выход все-таки был, но он казался мне более опасным, сложным, непредсказуемым? Может быть, в том выходе, который я избрал, была какая-то, пусть неосознаваемая, выгода?»

«Ты где?»

Признать и принять себя и свою жизнь иногда очень сложно. Мы не можем переписать историю нашей жизни, но, став взрослыми, мы в силах изменить свое отношение к тому, что с нами произошло.

С духовной точки зрения, принять свою судьбу — это мужественный шаг освобождения, потому что вслед за принятием я открываю для себя свободу. Ведь как только я с чем-то в жизни соглашаюсь, принимаю это как факт своей жизни, я становлюсь «владельцем» этого события, а значит, могу выносить уроки и вносить какие-то изменения — хотя бы в эмоциональное отношение к собственным воспоминаниям.

Бывает, что человеку хочется вычеркнуть какие-то страницы своей жизни, забыть как страшный сон какие-то травмирующие или драматические события. Но открещиваясь от своего прошлого, мы избавляемся не только от боли и травм, но и от силы, которую приобрели, когда проживали тяжелые жизненные ситуации, выбирались из кризиса, от силы, благодаря которой мы выжили.

И еще, попутно, мы обесцениваем свой опыт, доставшийся нам ценой слез, страданий, ошибок, разочарований. Ведь любое испытание — это шанс понять что-то в жизни, узнать что-то новое о себе, повзрослеть. Как человек использует этот шанс — его личный выбор и ответственность. Кто- то может сломаться, озлобиться на весь мир, а кто-то станет добрее, внимательнее, терпимее.

Оглядываясь на свой жизненный путь, важно уметь признать: «Нет, это не только то, что со мной случилось; это то, чему я отчасти стал теперь и причиной, пересмотрев цену и ценность этого опыта для меня и изменив свое отношение к этим событиям, найдя в них новый смысл».

Когда я принимаю свою судьбу, я высвобождаюсь из того, что мне казалось прежде пленом и несвободой. Вот для чего нам нужен такой анализ — необходимо представление о том, от каких самых разных факторов зависят условия формирования в нас зависимого или свободного поведения.

Но поскольку все-таки мы говорим о любви как о том образе жизни, о том образе бытования, который дает человеку иной путь, свободный от зависимости, иную возможность, мы должны сказать, что как бы «плохо» ни обошлась судьба с человеком, с христианской точки зрения человек есть всегда душа живая. И потому в нем всегда есть любовь.

Эту любовь он может обнаружить в себе, присоединиться к ней, он может начать ею жить в любую минуту своей жизни. Вспомните примеры встречи с любовью, которые дает Лев Николаевич Толстой в описании смерти князя Андрея Болконского и в открытии Пьера Безухова в плену. А замечательный пример Гончарова: Обломов, который большую часть жизни бессмысленно провел на диване в грязном халате, вдруг говорит о свете, который спрятан в душе!

Многие люди говорят об этом свете — это свидетельствует, что у человека любовь есть, и она есть всегда, только у некоторых она спрятана, закопана очень глубоко в недрах души. Но такого человека, которого бы Бог не наделил при рождении любовью, нет и не было. А это означает, что у личности есть другой путь — не путь выстраивания созависимых отношений, которые он принимает как некий суррогат, но путь любви, в котором ему открывается безграничная щедрость (собственная щедрость) и свобода.

«Влюбленность, любовь, зависимость» Андрей Лоргус и Ольга Красникова

********************************************************************************

  Запись на индивидуальные сессии

«Женские» конфликты (описание случаев)

«Женские» конфликты (описание случаев)

Ещё описание случаев к статье «Рак» женских половых органов. Значимые СБП в GNM.

Шейка матки и мочевой пузырь (описание случая)

.
Мне 20 лет, я левша (биологически, согласно тестовому хлопку), я принимаю противозачаточные таблетки (это означает, что на уровне мозга я реагирую как мужчина при некоторых конфликтах).
.
Мой СДХ произошёл, когда моя мать начала встречаться с одним мужчиной.  Он был практически нищим, но не хотел устраивать свою жизнь.  Но я сначала думала, что это не имеет значения, пока моя мать счастлива с ним.  До тех пор, пока мама не сказала мне, что он должен переехать к нам.  Я не хотела этого, но это было решение моей матери.  Таким образом, он переехал к нам (момент возникновения СДХ).  В этот момент я ещё не знала про Германскую Новую медицину.  Я не помню точно, но, вероятно, я чувствовала это событие и это время как «вторжение в мою личную жизнь» (внутреннее пространство), на моей территории вдруг кто-то чужой, кого я не хочу здесь видеть (и как я вскоре увидела и поняла, что он действительно не хорошо относился к маме).
.
Фаза активного конфликта в моём случае проявилась во всей своей красе, и мне действительно было не до шуток. У меня не было аппетита, когда я съедала что-то, у меня было очень плохое ощущение в моем животе (как будто я съела что-то несвежее).  За время, пока этот мужчина жил у нас, я похудела почти на 10 кг.
.
Когда я узнала и стала читать про Германскую Новую Медицины, я поняла что происходило со мной.  Но я ещё не понимала, почему у меня тяжелый цистит начался в январе, в то время как этот человек съехал от матери ещё в сентябре.  Но потом я поняла — моя мать, после того как он съехал, все ещё была в контакте с ним, и именно поэтому я должно быть подсознательно всё ещё боялась его возвращения, а также мечтала о том , чтобы мама наконец прекратила все контакты с ним.
.
Только к январю, когда я успокоилась (разрешила свой внутренний конфликт), началась фаза исцеления, и я получила действительно серьезный цистит.  Такое сильное воспаление мочевого пузыря я никогда не имела раньше, была кровь в моче  и я от боли едва могла ходить.
.
Так что я перенесла «конфликт территориальной маркировки» (на который отвечает мочевой пузырь, у женщин – маркировка внутренней территории, у мужчин – внешних границ своей территории), я не могла отметить границы моей территории (мой дом, где мы жили с мамой), так что в моём мочевом пузыре в активной фазе конфликта происходила деградация клеток слизистой оболочки (изъязвление ткани), с тем биологическим смыслом, чтобы внутренний объем мочевого пузыря увеличился, чтобы я могла накапливать в нём больше мочи и соответственно больше выделять её, чтобы «метить» свою территорию лучше. В период второй фазы СБП, фазы восстановления, заживление сопровождалось отёками и болью. Поскольку конфликт был сильный и долгий, эти процессы сопровождались и выделением крови.
.
Кроме того, при контрольном осмотре у гинеколога было обнаружено изменение в шейке матки.  Так как я в то время принимала противозачаточные (гормональные) таблетки, я тот же самый конфликт воспринимала еще и как конфликт территориального спора, и поэтому у меня отреагировала и соответствующая область мозга, отвечающая за область шейки матки.
.
(женщины-правши реагируют изъязвлением слизистой шейки матки на другой тип конфликта – сексуальный конфликт; биологический конфликт сексуальной фрустрации, неспособности создать семью. При этом у женщин-правшей часто одновременно возникают язвы коронарных вен. Женщины-левши реагируют на этот тип конфликта только язвами коронарных артерий. Однако, женщина-левша со специфическим гормональным статусом (например, принимая гормональные препараты) или в постменопаузе реагирует как мужчина, т.е. воспринимает и территориальные конфликты с реакцией в шейке матки).

Вагинальная молочница (вагинальный грибок)

Я женщина 47 лет (правша), у меня есть  4-летний сын.
.
Для меня и моего мужа было ясно, что мы не хотим второго ребёнка.  Мы были очень благодарны за то, что пусть мы так поздно,  но смогли родить ребёнка, и мы хотели оставить всё как есть.  Для меня  также было ясно, что я не хочу предотвращать возможную беременность гормональным способом, принимая противозачаточные препараты. А так как мой муж не любитель презервативов, мы выбирали время, когда можно было заниматься сексом без них.
.
Однажды мы провели приятный интимный вечер, но следующим утром у меня начался небольшой зуд во влагалище.  Это проблема, которую я слишком хорошо знала из прошлого, хотя это и было очень давно.  Первая идея, которая пришла в голову, было отсутствие гигиены.  Может быть, муж не вымылся вчера вечером должным образом?  Или я посетила грязный туалеты?  Но я знала, что это не может быть так, потому что тогда я уже была знакома с Германской Новой Медициной!
.
Тем временем зуд становился всё сильнее и белые выделения усиливались.  Наверное, любая женщина поймёт, о чём я говорю. Зуд был невыносимым.  Даже те, кто когда-либо испытывал на своей коже нейродермит, меня поймут.  Это примерно так же, только в области половых органов, это ещё более неловко.  Это как укус комара, который вы должны  царапать не переставая.  Я была уверена, что нет другого выхода, кроме как использовать мазь или вагинальный суппозиторий, что раньше и было для меня единственным выходом в подобной ситуации.  Для наружной очистки я взяла серебряную воду (коллоидное серебро), которая  убивает грибы и бактерии.  Конечно, это дало мне облегчение лишь на короткое время.  Когда я снова пошла в ванную  (день 2-й), я подумала: «Так, остановись и подумай, в чём может быть причина, у тебя уже есть определённые знания, поэтому не делай ничего, пока не узнаешь, что это был за конфликт или триггер! У меня есть все знания для того, чтобы выяснить это.  Я говорю и говорю  без умолку с другими людьми о конфликтах, а про  себя я все время забываю!»
.
Слизистая влагалища — паттерн чувствительности следует «схемы внешней кожи».  Так что я знала, что причиной был конфликт разделения со мной, который  работает на эти симптомы.  Так что я могла думать в нужном направлении и я быстро сообразила, что должно было происходить.
.
Так как все симптомы начались после полового акта предыдущим вечером, было ясно, что я хотела быть отделена от моего мужа.  Но почему?  Два дня до этого не было проблемой, у нас был секс даже без контрацепции!  Мы сказали тогда друг другу, если «это» (беременность) должна произойти, то так тому и быть!
.
Но   что было по-другому именно в этот вечер?   Было много вещей, которые сразу пришли мне в голову. Тем более что прошло всего два дня с того вечера, и все моменты по-прежнему были в моём  сознании.
.
Я вспомнила, что некоторое время назад у меня была травма пальца, и именно в тот день, когда мы занимались сексом, я делала рентген.  Я вспомнила, что именно я вдруг подумала во время полового акта – «Рентгеновское излучение очень вредно для организма, мы не предохраняемся, а вдруг родится  больной  ребенок-инвалид!»
.
Ах, боже мой! Я хотела «отделиться» от мужа в этот момент, чтобы не забеременеть. Неожиданное и драматичное событие случилось! Третий компонент для СДХ – «изолированность», тоже был, т.к. я не сразу сказала мужу об этих мыслях, а только утром.
«Хорошо», думала я дальше, «активную фазу конфликта я перевела в стадию восстановления тем, что убрала «изолированность», рассказав мужу о своих мыслях, теперь я хочу создать условия для  более быстрого восстановления своего организма».
.
Я слушал себя – чего я хочу? Мы с мужем не решили ещё что нам делать и чего мы хотим, независимо от того, будет у меня ещё одна беременность или нет. Кроме того, я была убеждена, что природа уже сам по себе знает, что делать в том или ином случае.  Это я уже однажды испытала на себе, когда у меня был выкидыш перед моим сыном.  Именно тогда я впервые задумалась о собственной реакции на происходящие события и о том, что природы настроена так, что всё в ней было естественно отрегулировано.  Я всегда хотела ребенка, и я родила здорового сына!  Так почему природа не должна работать снова так?  У меня было это чувство базового доверия, некоторые называют это «вера в Бога»,  вы можете называть это как хотите.
.
Мне было очень приятно с этими мыслями и ощущениями внутри меня. Можете мне не верить, но я сразу заметила, как невыносимый зуд стал меньше.  Примерно через 10 минут он почти полностью исчез.  Так что я мог встать и выйти из ванной.  Я сама ещё раз убедилась, что это работает, как это доктор Хамер обнаружил уже давно.  К вечеру этого же дня все симптомы прошли, а на следующее утро я об этом уже и не помнила!
.
И куда только делись эти «ох-какие-злые- грибы-и-инфекции»?
.
Это всё только в наших головах!  Решение о том, болеть или быть здоровым почти всегда в наших собственных руках.  Мы просто должны попробовать определить исходный конфликт и найти решение как можно быстрее, чтобы фаза исцеления получалась как можно меньше.  Что, конечно, не всегда так просто.  Если бы вы только поняли, что мы работаем с нашими телами в унисон, когда понимаем причину заболевания и знаем примерно, чего ожидать.  И, таким образом, можем с этим справиться лучше.  Самое худшее, что может случиться с нами является страх того, что мы не знаем, неизвестность, и так есть другие люди, имеющие власть над нами только потому, что они убеждают нас в ещё большем страхе.
Не зря говорят, что знание это сила!

Молочница (стоматит) у матери и ребенка.

У моей жены и нашего двухмесячного ребёнка был молочница (стоматит, кандидоз полости рта).
.
Поскольку я тогда уже знал что-то про Германскую Новую Медицину, я начал искать причину.  Согласно GNM симптомы полости рта означают: «Не могу достать кусок (пищи)».  В переводе на «язык» маленького ребенка: «Дайте мне ещё еды!»
.
Слизистая оболочка полости рта состоит в т.ч. из тканей энтодермы (управляется из ствола мозга) – и при конфликте «не могу проглотить кусок» клетки этой ткани начинают расти, чтобы в т.ч. выделять больше слюны (чтобы кусок мог быть проглочен).
Мы стали родителями только недавно, у нас еще нет практически никакого опыта родительства, и мы, из-за недостатка опыта, иногда можем использовать (неосознанно) не тот стиль воспитании, который нужен ребёнку.
.
Грудное вскармливание является самой естественной вещью в мире, но старшее поколение иногда имеет на этот счёт другое мнение. Моя жена хотела познакомиться с другими мамами маленьких детей.  Она узнала еженедельных встречах таких женщин и сходила туда несколько раз.  Одна женщина, которая относилась к  «старой» школы, высказала сомнение о «кормлении по требованию» и сказала жене, что это вредно для ребенка , потому что «сначала вы ему испортите режим, и к тому же это вызывает вздутие живота, потому что новое молоко встречается в желудке со старым и это так трудно переварить».  Она посоветовала моей жене кормить ребенка грудью только каждые 4 часа.  Так как мы тогда ещё не разобрались сами в этой теме, то  мы приняли этот «великий» совет и вместо груди наша дочь получила пустышку.
.
Что из этого вышло, теперь понятно.  Маленькая девочка была голода в течение следующих нескольких дней, хотя она очень нуждалась в еде чаще, чем получала её. Пару дней спустя первые белые пятна появились у неё во рту — молочница!  Это продолжалось в течение более двух месяцев.  Я подозреваю, что это были «треки», так как она не всё время голодала, разумеется.  Нам пришлось потом восстанавливать уверенность у нашей маленькой девочки, что она будет получает грудь по мере необходимости, так что молочница со временем исчезла совсем.  Конечно, моя жена больше не идет на эту «группу мам» слушать о неестественный практиках воспитания детей.  Она с тех пор ходит на группу поддержки грудного вскармливания.
.
Я, однако, задавался вопросом: «Если молочница это никакая не «зараза», почему моя жена тоже  получила молочницу (стоматит) вскоре после нашей дочери?»
.
Некоторое время я наблюдал за ними и скоро обнаружил ответ.  Так как наша малышка теперь получала грудь сразу, как только «попросит» её, у моей жены часто не было времени, чтобы делать вещи для себя, такие, как есть самой.  Это и  было проблемой.  Моя жена не могла есть, когда она была голодна, а только тогда, когда у неё было свободное время от кормления и ухода за ребёнком.  Она страдала от продолжающегося голода.  Теперь мы могли понять всё, что происходило, гораздо лучше.
.
Конечно, продолжающиеся два месяца симптомы объясняются «треками», т.к. в этот период времени возникали всё новые и новые «повторения конфликта».  Таким образом, они обе получили молочницу.  Конечно, врачи говорят о «инфекции», но со здоровым рассудком вы поймете, что природа не создала ничего, чтобы нанести нам вред.  Напротив!  Каждое живое существо имеет способность к адаптации, механизмы выживания.
.
Я  целовал и жену, и нашего ребенка всё это время, и я не получил молочницу!  Врачи бы сказали, что у меня сильная иммунная система, но нет, причина в том, что я всегда могу просто поесть, когда я голоден!
.
Никто больше не сможет сбивать нас с толку, если мы, прежде чем принять какое-либо принципиальное решение, зададим себе простой вопрос: «Как это работает в природе?»
.
Примечание: кандидоз, он и в Африке кандидоз. Т.е. что во рту, что во влагалище. Молочница имеет одни «пусковые механизмы» — это стадия восстановления после разрешения конфликта «не могу получить что-то» — для рта  это кусок пищи, для влагалища – «кусок партнёра». Как только конфликт разрешается – возникает молочница. Те самые грибы-кандида разрушают выросшие в активной фазе конфликта клетки энтодермального слоя, и этот процесс сопровождается воспалением, повышенной чувствительностью, зудом…

.

Кисты маточных труб.

.
Я  женщина (левша), мне 33 года.   Я пользуюсь спиралью «Мирена» (внутриматочная гормональная терапевтическая система (ВМС), высвобождающая левоноргестрел, с местным гестагенным действием).
.
В апреле 2003 года я разошлась с моим другом  после 11 лет совместной жизни.  Мы решили, что пока поживём вместе, пока я не найду новую квартиру.  Наши отношения уже давно не были прекрасными, и я раньше уже думала о разъезде, пока наконец я не встретила другого человека и не поняла, что этот общий период нашей жизни закончился.  Конечно, я не сказал моему другу, о моём новом знакомом, потому что я не тела обидеть его ещё больше, и это в принципе уже не имело значения.  Наши отношения закончились, я рассталась с ним, и, следовательно, не была обязана рассказывать ему о своей личной жизни.
.
Однако, во всяком случае, мы жили в этот переходный период в общей квартире.  Я занималась бегом каждый вечер, оставляя мой телефон дома на столе.  Во время очередной вечерней пробежки мне позвонили и мой прежний друг, будучи дома в этот момент, просто взял звонящий телефон и посмотрел мои смс-сообщения. То, что он нашёл, были некоторые довольно интимные послания от моего нового знакомого…   Когда я вернулась с пробежки полностью расслабленной, мой друг встретил меня с «надутым» лицом.  Я сразу поняла, что он читал смс в моём телефоне, и он признал это колебаний.
.
Я был совершенно потрясена, я стояла неподвижно и не могла сказать ни слова. Он действительно «поймал меня», застал врасплох!  Я был разочарована, что он нарушил мое доверие.  У моего друга был, вероятно, повод рассердиться, может быть он надеялся, что наши отношения восстановятся, но таким вот образом получил подтверждение нашего полного разрыва.  Так как я всё ещё была в оцепенении, я молча схватила несколько вещей, и ушла к моим родителям, где я и оставалась до окончательного переезда в новую квартиру.
.
В декабре 2003 года я делала контрольный УЗИ-осмотр у своего гинеколога.  Так как мы были давно знакомы, мы мило болтали во время этой процедуры. Вдруг, мой доктор замолк и уставился в страхе на экран.  Я взволнованно спросила «Что вы там увидели?» Она ответила «у вас киста на маточной трубе».  Я перепугалась (к счастью, не слишком сильно, иначе я бы попала в очередной конфликт), и мне сообщили, что они возьмут сейчас анализ крови (с целью проверить наличие возможной инфекции) и, вероятно, скоро удалят кисту хирургическим путем .
.
Я пошла домой в слезах, потому что у меня не было никакого желания, чтобы мне резали живот и позвонила другу, который был гинекологом.  Он успокоил меня и сказал, что эта так называемая sactosalpinx (Сактосальпинкс – заболевание маточных труб, характеризующееся нарушением их проходимости со скоплением в просвете трубы жидкости), и можно быть спокойной, пока она не причиняет никаких проблем.  Я успокоилась, и мой врач, к счастью, также согласилась с этим, она измерила кисты и сделала пару распечаток УЗИ-снимков.  Анализ крови показал (из-за наличия антител), что у меня в прошлом было Clamydieninfektion (Хламидиоз — инфекционное заболевание, передающееся половым путём, вызываемое хламидиями (Chlamydia trachomatis). Является одним из самых распространённых заболеваний, передающихся половым путём), который и был,  очевидно, причиной кисты (из-за воспаления маточных труб возникают  спайки, а затем в этих местах скопление жидкости).  Мой гинеколог сказал, что  я должна была испытывать сильную боль при такой инфекции, но я не могла ничего вспомнить.
.
Тогда, почти семь лет назад, у меня не было ни малейшего представления о Германской Новой Медицине.  Сегодня, оглядываясь назад, я понимаю, что получила в тот период запуск СБП «уродливого полу-генитального конфликта»,  в фазе заживления которого у меня и был sactosalpinx и хламидиоз из-зи задействованных бактерий. Медицина объяснила бы это по-разному, конечно, но я рада, что мой врач в то время был  не совсем настроен вырезать кисту (и, возможно, я избежала ещё одного конфликта в течение всего этого периода «тактики запугивания»).

На сегодняшний день (2011 год)  sactosalpinx не изменилась и не создаёт мне никаких проблем.

*********************************************************************************Я завершила полное обучение у Жильбера Рено и  являюсь клиническим психологом со специализацией Рикол Хилинг( Исцеление воспоминанием)  , а также  окончила полный курс  Биологики  у Роберто Барнаи.     Дополнила свое образование  обучением  в Школе Психосоматики PSY2.0, Все эти школы имеют одним из своих источников  ГНМ(Германскую Новую Медицину-GNM)Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета .  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно 

МЫШИ, ЕВРЕИ, ВИШНЕВЫЕ КОСТОЧКИ И БЕССМЕРТИЕ

МЫШИ, ЕВРЕИ, ВИШНЕВЫЕ КОСТОЧКИ И БЕССМЕРТИЕ

ТЯЖЕЛЫЙ СТРЕСС ПЕРЕДАЕТСЯ ПО НАСЛЕДСТВУ — ВЫЯСНИЛИ АМЕРИКАНСКИЕ УЧЕНЫЕ, ИССЛЕДОВАВШИЕ ДНК ЛЮДЕЙ, ПЕРЕЖИВШИХ ХОЛОКОСТ, И ИХ ПОТОМКОВ. ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ ДЛЯ ВСЕГО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, «БУКНИКУ» ОБЪЯСНЯЕТ ГЕНЕТИК АННА КОЗЛОВА.

 

В 2013 году журнал Nature (один из самых важных для всех ученых, занимающихся естественными науками) опубликовал результаты экспериментов, поставленных учеными из Университета Эмори в Атланте. Там сначала научили самцов мышей бояться запаха вишневых косточек (на самом деле ацетофенона, который создает этот аромат), сочетая его подачу в клетку с небольшими ударами электрическим током, а потом исследовали потомков этих самцов. Обнаружилось, что мышата следующих поколений, никогда не получавшие никаких ударов током, точно так же ассоциировали запах с болью и дрожали в присутствии ацетофенона.

Исследованиями такого рода занимается эпигенетика. Греческий предлог επί — «над, выше» — показывает, что речь идет обо всем, что может надстраиваться над генетическим наследованием в традиционном понимании.

Может ли оказаться, что мы — не просто сумма наших генов? В какой степени то, как мы питаемся, каким воздухом дышим, какие эмоции испытываем, может оказывать влияние не только на нас самих, но и на наших детей?

Среда, безусловно, определяет, как реализуется наш собственный геном, но передача этой информации между поколениями остается одним из открытых вопросов современной науки. Доказано, что клетки в нашем теле хранят информацию не только о том, как часто мы употребляем алкоголь или пробегаеммарафон, какие вирусы атаковали нас в детстве и сколько раз мы подвергались действию солнечной радиации, — но и о том, что ели и каким стрессам подвергались наши родители. В геноме каждого из нас закодирована самая разная информация — цвет кожи и глаз, группа крови, то, что кислород в наших эритроцитах переносится гемоглобином, наличие веснушек или наследственных заболеваний. Но в процессе исследований генома ученые не раз сталкивались с тем, что многие гены не работают постоянно, а активируются и ингибируются в зависимости от внешних факторов. Именно объяснением того, как устроены механизмы регуляции активности генов, и занимается эпигенетика.

В середине августа The Guardian опубликовали обзор нового исследования ученых из Медицинской школы Mount Sinai в Нью-Йорке, проведенного под руководством профессора психиатрии и неврологии Рейчел Йехуды: они подтвердили, что образ жизни людей и факторы среды, в которой они живут, могут оказывать влияние не только на их собственные гены, но и на гены их детей. Группа исследовала ДНК 32 еврейских мужчин и женщин, переживших Холокост, и их потомков, а потом сравнила результаты с контрольной группой — евреями, которые в годы Второй мировой войны жили за пределами Европы, и их потомками. Оказалось, что особенности метилирования ДНК в этих группах различались, причем у выживших в период Холокоста и их потомков они достоверно коррелировали.

Метилирование ДНК — это специфическая модификация молекулы ДНК без изменения самой нуклеотидной последовательности, которая является одним из способов регулировать активность генов. От характера метилирования может зависеть, в частности, как будет происходить считывание информации с гена и синтез закодированного в нем белка, как конкретный участок ДНК будет реплицироваться при делении клетки и восстанавливаться при повреждениях.

Американские специалисты исследовали ген FKBP5, кодирующий одноименный белок. В организме человека этот белок задействован в процессах иммунорегуляции и высвобождения кортизола — гормона надпочечников, участвующего в развитии стрессовых реакций. Предыдущие исследования уже подтвердили роль FKBP5 в возникновении посттравматического стрессового расстройства, депрессии и тревожных состояний. В частности, было показано, что отличия в последовательности ДНК всего в одну букву именно в этом гене могут помочь предсказать тяжесть симптомов посттравматического стрессового расстройства у взрослых, которые в детстве подверглись жестокому обращению.

Рейчел Йехуда и ее коллеги в своем исследовании пошли дальше и продемонстрировали, что тяжелый стресс — и это совсем не обязательно должны быть многолетние пытки в концентрационном лагере — не просто оставляет свой след в организме человека, но и, отпечатавшись поверх его ДНК, влияет на несколько поколений вперед. 32 человека — это совсем небольшая выборка, и результаты подобных исследований, к сожалению, не помогут рассказать, какими будут последствия пережитого стресса для ваших детей и внуков, какой интенсивности и продолжительности должен быть стресс, чтобы эти последствия проявились, и не нужно ли заранее обзаводиться семейным психотерапевтом; но они вполне уверенно демонстрируют, что эмоциональный багаж тоже передается по наследству.
По сути, эпигенетические изменения — это механизм краткосрочной адаптации к изменившимся условиям среды. Наследовать их, как и генетические мутации, может быть выгодно: если потомки адаптировавшегося родителя будут обладать такими же адаптациями, это может повысить их шанс на выживание в мире. С другой стороны, шансы могут оказаться и ниже, если условия окружающей среды опять существенно изменятся.

Одна из концепций эволюционной биологии, которая объясняет наследование таких адаптаций, называется «теория несоответствия» (Mismatch theory). Суть теории сводится к тому, что организмы обладают чертами, в том числе поведенческими, которые были переданы через поколения и сохраняются при естественном отборе из-за своей адаптивной функции в данной среде. При этом среда эволюционного периода может быть довольно отличной от текущей среды. Таким образом, черты, которые были в свое время важным способом адаптации в определенных условиях, в настоящее время им не соответствуют. Это может создать ряд проблем для организма-носителя адаптаций.

Еще один пример эпигенетической наследственности, ставший уже классическим, — обследование голландцев, чьи матери были беременны в период массового голода в 1944–1945 годах. Было показано, что дети, которые родились у этих женщин, обладали меньшей массой тела и повышенным риском развития диабета и болезней сердца, чем те, кто родился на год-два до или после этого. При этом женщины — но не мужчины, — которые находились в утробе матери в этот период, были в дальнейшем более репродуктивно успешными, чем те, матери которых не страдали от голода в период их эмбрионального развития: у них было больше потомства, рождалось больше близнецов, первая беременность случалась в более молодом возрасте (26 лет).
Другое исследование, проведенное специалистами из Университета Бристоля, показало, что регулярное курение до наступления полового созревания у мужчин связано с повышенным индексом массы тела у их сыновей (но не дочерей).

В конце концов, то, что каждый из нас антропоморфен — очевидный результат эпигенетических изменений, ведь в самом начале каждый был одной единственной клеткой с единственным набором генов внутри. Однако в процессе деления клетки эмбриона формируют абсолютно разные клеточные линии, дифференцируясь и складываясь в итоге в совершенно не похожие друг на друга ткани: нейроны, эпителий, эритроциты, мышечные клетки. Это различие достигается путем выключения и включения различных генов с помощью эпигенетических механизмов.

Похожий процесс — специализация пчел. Одинаковые личинки со временем трансформируются в представителей разных каст: рабочих пчел, нянек, королев. Причиной этой трансформации служат пластичные эпигенетические механизмы, которые активируются, в частности, за счет различия в питании личинок.

Раньше считалось, что все эпигенетические модификации происходят на ранних этапах развития, практически не затрагивают организм во взрослом состоянии и, уж конечно, не могут передаваться по наследству. Но, как это часто происходит в науке, со временем выяснилось, что некоторые эпигенетические маркеры, особенно метилирование материнской ДНК, все-таки могут сохраняться у потомства.

Получается, что, зачиная ребенка, мы не просто вкладываем в него абстрактный набор генов, полученных по эстафете поколений, но и сразу посылаем ему свой собственный жизненный опыт.

Значит ли это, что ребенок обречен этим жизненным опытом руководствоваться — тема для дальнейших исследований.Для фундаментальной науки каждое новое открытие означает все больше вопросов, больше ответов, лучшее понимание тех закономерностей, которым следует окружающий нас мир и мы сами. «Генетика предполагает, а эпигенетика располагает», — сказал однажды нобелевский лауреат Питер Медавар — и оказался прав. Если расшифровка генетического кода казалась когда-то возможностью раз и навсегда описать способности и перспективы каждого конкретного человека, заранее запрограммированные в его ДНК, то эпигенетика, в свою очередь, намекает, что все не настолько однозначно. Формально это не вполне так, и от осознанного и контролируемого использования механизмов генной регуляции нас, скорее всего, отделяет еще не одно десятилетие исследований, но уже сейчас ясно, чего можно добиться, научившись бороться с диктатом собственных хромосом: ранняя диагностика и лечение болезней, адаптация к любым условиям внешней среды, потенциальное бессмертие. Неплохо для одной-единственной клетки с единственным набором генов внутри.

***********************************************************************Чтобы исцелить свои эпигенетические травмы , запишитесь на консультацию 

Диагностический потенциал контрпереноса

Диагностический потенциал контрпереноса

 
Антон Ежов
к.м.н. врач-психиатр, психотерапевт
В этой статье я бы хотел еще раз сфокусироваться на понятии «контрперенос» и возможностях использования этого феномена в практике психотерапевта, в частности, в работе с различными типами характера.
Обобщив многочисленные определения, контрперенос можно определить как совокупность осознаваемых и бессознательных реакций терапевта на личность клиента и особенно на его перенос. Этот феномен схож с эмпатией, так как предполагает общий механизм идентификации, однако имеются существенные различия. В частности, Анна Альварес (Alvarez, 1983) в своей статье оперирует узким определением контрпереноса, утверждая, что это «только чувства, переживания, которые пациент вызывает у терапевта», а не «восприятие происходящего с пациентом, которое не сопровождается аналогичными чувствами терапевта»; последнее она и называет «эмпатическим восприятием«.

Существует достаточно много классификаций контрпереноса. Так, например, в классификации, предлагаемой Винникоттом, контрпереносные феномены разделяются на три основных типа:

1
Ненормальные контрпереносные чувства, указывающие на то, что терапевт нуждается в более глубокой личной терапии.
2
Контрпереносные чувства, связанные с личным опытом и развитием, от которых зависит каждый аналитик.
3
По-настоящему объективный контрперенос, т.е. чувства, испытываемые терапевтом в ответ на реальное поведение и личность пациента и основанные на объективном наблюдении.
Анни Райх, предложила различать контрперенос в собственном смысле слова и использование контрпереноса для отыгрывания вовне (Reich, 1951). Райх определила это как прямой и косвенный контрперенос соответственно.
Когда объектом, активизирующим контрперенос терапевта, является не сам пациент, а другое лицо, мы говорим о косвенном (indirect) контрпереносе.

Смотрите лекцию: Контрперенос: инструкция к применению
Когда же таким объектом непосредственно выступает пациент, мы называем контрперенос прямым (direct).
Можно привести следующий пример: если я хочу, чтобы пациент восхищался мной, это прямой контрперенос. Но если терапевт нуждается в любви и восхищении клиента, чтобы предоставить своему супервизору «хороший случай из своей практики» или «чтобы не было стыдно перед коллегами», тогда контрперенос является косвенным, поскольку в этом случае терапевт использует пациента как инструмент налаживания отношений со своим супервизором или нарциссическим маневром со всевидящим оком профессионального сообщества.

Одним из наиболее часто цитируемых является разделение контрпереноса на конкордатный (согласующийся) и комплементарный (дополнительный), который был предложен Х. Ракером (Racker H., 1953). При первом типе терапевт идентифицируется с эмоциональным состоянием и позицией клиента, его переживаниями (например чувствует безнадежность как и депрессивный пациент), во втором терапевт идентифицируется с внутренними объектами пациента, их переживаниями и их позицией по отношению к «Я» пациента (пациент идеализирует терапевта, в ответ тот становится еще более заботливым, компетентным и берет всю ответственность за судьбу терапии и жизнь пациента, усиливая его регресс и повторяя тем самым его ранний объектный опыт).

Мне кажется важным остановится на редко упоминаемых двух типах контрпереноса, которые предложил Джиовачини (Giovacchini P., 1985), выделяя две разновидности контрпереноса:

1
Гомогенный контрперенос рассматривается как прогнозируемая реакция, обусловленная в основном психопатологией пациента и его установками, способными вызывать более или менее одинаковые реакции у большинства терапевтов.
2
Идиосинкратичный контрперенос является реакцией, обусловленной индивидуальностью терапевта и его жизненным опытом.
В качестве иллюстрации диагностической ценности гомогенного контрпереноса и научных исследований в этой области, интересной, на наш взгляд, является свежая работа итальянских коллег, посвященная эмпирическому исследованию связи типологии личности пациентов и контрпереносных реакций терапевтов: «Patient Personality and Therapist Response: An Empirical Investigation» (Antonello Colli, Ph.D., Annalisa Tanzilli, Ph.D., Giancarlo Dimaggio, M.D., Vittorio Lingiardi, M.D., 2013).
Полученные данные подтверждают гипотезу, что существует определенная и последовательная зависимость между реакциями терапевта и конкретными личностными расстройствами.
Мы тезисно приводим выдержки из работы, а также предлагаем таблицу с описанием контрпереносных реакций терапевта, которая может пригодится Вам в вашей повседневной практике.
Основная цель представляемого исследования заключалась в изучении связи между реакциями терапевта и патологии личности пациента. Полученные данные подтверждают гипотезу, что существует определенная и последовательная зависимость между реакциями терапевта и конкретными личностными расстройствами.
Это доказывает, что если терапевты испытывают и признают чувства контрпереноса, они могут использовать это как информацию о межличностных паттернах пациентов.
Кроме того, эти результаты подтверждает Бетан и др. Обнаружено, что результаты аналогичны для терапевтов, работающих в различных терапевтических подходах. Данные свидетельствуют о том, что эти результаты не являются побочными продуктами их теоретических предпочтений, а межличностные паттерны пациентов довольно надежные, вызывая определенные эмоциональные реакции у терапевтов, которые используют различные техники.
Это доказывает, что если терапевты испытывают и признают чувства контрпереноса, они могут использовать это как информацию о межличностных паттернах пациентов. Другая цель данного исследования состояла в том, чтобы исследовать отношения между реакцией терапевта и уровнем функционирования личности пациента (невротический, пограничный и психотический). Эти результаты согласуются с данными Dahl и др., предполагая, что терапевт чувствует себя более беспомощным, неуместным и дезорганизованым с пациентом с низкой самоорганизацией.

Переходим к конкретным примерам исследования. Так, например, пограничные пациенты, вызывают более сильные и смешанные чувства у терапевтов, которые, как правило, чувствуют себя разбитыми с высоким уровнем тревоги, напряжения и озабоченности. При терапии пограничных пациентов терапевты говорят о чувстве недееспособности или неуместности и часто бывают смущены и разочарованы после сессии. Они боятся, что не смогут помочь этим пациентам, обвиняют себя, если пациент огорчен или плохо себя чувствует. Эта разнородная палитра эмоциональных реакций терапевта отражает противоречивость self и других проявлений, характеризующих пограничных пациентов.

Такие сильные чувства в работе с пограничными пациентами могут побудить терапевтов к непоследовательным действиям. Например, терапевт сталкивается с трудностями в установлении и поддержании границ или, наоборот, устанавливает конкретные и жесткие ограничения к запросам своих пациентов. Терапевт также избегает выражать свои мысли и ощущения во время сессии, опасаясь агрессии, или наоборот, неожиданно и резко высказываются или протестуют против поведения пациента. Также и в отношении нарциссических пациентов, терапевт ощущает раздражение, часто отвлекается, выключается и испытывает разочарование.

Такой разброс эмоциональных реакций может спровоцировать эмоциональную не вовлеченность, отсутствие интереса и эмпатии, и в конечном счете, ввести в тупик, вплоть до прекращения терапии. Так же особо следует отметить защитные и позитивные чувства терапевтов в отношении избегающих пациентов. Терапевт испытывает желание исправить несовершенства или восполнить неудачи в отношениях своих пациентов с родителями или другими значимыми фигурами, чрезмерные чувства могут побудить терапевта не исследовать болевые ощущения пациентов, или не применять агрессивные меры, считая этих людей слишком хрупкими и уязвимыми.

Следует отметить, что данное исследование имеет некоторые ограничения.
Во-первых, тот же терапевт представляет данные о патологии личности пациента и его (или ее) собственный контрперенос, который может быть не совсем точным. Более четкий план исследования должен включать независимую оценку расстройств личности у пациентов или использовать для анализа рейтинговую оценку реакций терапевтов, или и то и другое.

Во-вторых, данная выборка не может охватывать всех пациентов с психическими расстройствами и не учитывает сопутствующие патологии характера диагнозы.

В-третьих, выборка была ограничена узким возрастным диапазоном от 30 до 50 лет.

И, наконец, вполне возможно, что социальные предпочтения повлияли на оценку терапевта. Данные о контрпереносе были ограничены самоотчетом терапевта и возможны различные защитные механизмы и неспособность признать бессознательные чувства, присущие этому методу оценки.

Следует предположить, что объективизация анализа контрпереноса из видеозаписи или транскриптов с помощью супервизии могут помочь преодолеть эти ограничение в будущих научных работах.

Вместе с тем, эмпирический опыт участников группы и результаты практических упражнений в ходе обучения, так же подтверждают достаточно высокий уровень гомогенности контрпереносных реакций в работе с тем или иным личностным расстройством или другой клинической группой (например, депрессии, психозы).

О различии пограничного и нарциссического расстройства

О различии пограничного и нарциссического расстройства

О различии пограничного расстройства и нарциссического расстройства.jpg

Согласно DSM-IV, нарциссическое личностное расстройство диагностируется при установлении пяти и более признаков, среди которых выделены:

  • грандиозное чувство самозначимости;
  • вовлеченность в фантазии о неограниченных власти и успехе;
  • вера в собственную уникальность, оценить которую могут только избранные, особо одаренные люди;
  • потребность в восхищении;
  • ощущение привилегированности;
  • эксплуатация других в межличностных отношениях;
  • отсутствие эмпатии;
  • зависть к чужим достижениям;
  • вызывающее, наглое поведение.

Уровни организации личности

А. Невротический уровень организации личности и его проявления

1. Сохранена центральная субъективная «Я-концепция».

2. Сохранена осмысленность рассказа о том, что заставило клиента обратиться за помощью и чего он ожидает от терапии.

3. Отсутствуют причудливые, странные и абсурдные формы поведения, эмоций, мыслей.

4. Присутствует четкое понимание содержания вопросов консультанта и косвенный смысл вопросов.

Б. Пограничный уровень организации личности и его проявления

1. Свойственна диффузная идентичность. Диффузная идентичность – неопределенность, размытость представлений человека о сущности своего «внутреннего Я», выраженная в том, что человек не может дать детальную характеристику своей личности и меняться усилием воли.

2. Преобладание примитивных защит при отсутствии зрелых защит.

3. Склонность к девиантным формам поведения (в том числе антисоциальным поступкам), в то время как невротические личности всеми силами склонны сохранять нормальную социальную адаптацию.

4. Характерна амбивалентность в объектных отношениях: боязнь зависимости и одновременно боязнь одиночества.

В. Психотический уровень организации личности и его проявления

1. Свойственны «затопленное Я», диффузия или фрагментированная идентичность.

2. Характерны примитивные защиты при отсутствии высших защит.

3. Свойственна слабая социальная адаптация, склонность к зависимости, отрешенность интересов.

4. Характерны постоянные экзистенциальные проблемы, что определяет их значительные социальные трудности.

Пример. Иллюстрацией уровней организации личности служит известный кинофильм «Талантливый мистер Рипли», где сам Том Рипли является типичной психотической личностью с грубыми нарушениями «Я-идентичности».

Его приятель Дикки – пограничная личность с перепадами настроения, моральными и поведенческими девиациями. Невеста Дикки – типичная невротическая личность, переживающая чувство вины, что является очень типичным для невротиков.

Источник: «Стратегическая психотерапия», Клевцов, Писаревский.

***************************************************************************

А зачем ВЫ нужны богатому и успешному мужчине?

А зачем ВЫ нужны богатому и успешному мужчине?

(с) Валерий Розанов

Хотите замуж за «готового» мужчину? 

Хочу замуж за богатого и заботливого! Хочу замуж за лидера, известного человека! Хочу, чтобы будущий муж был сильным, успешным, процветающим! Хочу, чтобы был богатым, развивающимся, вегетарианцем, без вредных привычек, духовным! И так до бесконечности.

Тогда я спрашиваю: «А зачем Вы нужны богатому, успешному, развивающемуся, без вредных привычек и духовно богатому?»

Это не вопрос-провокация. Я искренне надеюсь услышать ответ. Я хочу услышать уверенный ответ женщины, которая знает свои сильные стороны и ценит себя.

Отношения — это всегда обмен. Если мужчина даёт Вам деньги, известность, статус, положение, делится хорошими качествами, ведёт Вас путем духовности, то что, как женщина, можете предложить ему Вы?

Большинство женщин обижается на мой вопрос. А те, кто не обиделся, говорят «Я красивая / стройная / умная. У меня хорошее образование / у меня квартира / работа / деньги»

Что ж, давайте разбираться, насколько все перечисленное уникально.

Красота? Мы живём в России, а это страна красивых женщин, у нас их много. Красота не выделит Вас из толпы для такого мужчины!

Стройность? Стройных множество, здесь Вы опять можете не выдержать конкуренции.

Умная? Таких в России вообще навалом. Умных, с образованием, кандидатов и бакалавров, докторов с двумя и тремя образованиями. И есть женщины, у которых образование круче Вашего в разы. Например, у меня есть знакомая, она красивая, умная, стройная, учится в Гарварде, много степеней уже всяких, но она по-прежнему одна!

Хорошая любовница? Это, конечно, плюс, но если оценивать только по этой шкале, то любая женщина самой древней профессии (куртизанка / наложница) Вас «сделает»! Простите

Вот реально, без обид, почему Вас должен выбрать «готовый» мужчина со всем набором мужских качеств?

Что в Вас уникального? Не стесняйтесь, не обижайтесь, просто озвучьте свои сильные стороны!

1. Может, Вы умеете слушать с искренним интересом в глазах?

2. А может, Вы умеете видеть в мужчине хорошее и искренне восхищаться этим?

3. Может быть, Вы умеете вдохновлять на подвиги?

4. Может, Вы умеете молчать, когда нужно, и оставлять решения за мужчиной?

5. А может быть, Вы легкая, и у Вас постоянно хорошее настроение?

6. Может быть, Вы чаровница домохозяйства и умеете создавать такую атмосферу дома, что мужчина может тотально расслабиться?

7. А может, Вы умеете так готовить, что все, кто вкушает эту пищу, стонут от удовольствия?

8. Может, Вы умеете получать удовольствие и наслаждение от всего, что приносит жизнь? Умеете наслаждать, при этом наслаждаясь сама?

9. Может, Вы умеете принимать мужчину со всеми его достоинствами и недостатками?

10. Может быть, Вы умеете быть благодарной за всё, даже за мелочи?

11. А может, Вы умеете слушаться и следовать за мужчиной с доверием?

12. Или Вы умеете служить, сохраняя собственное достоинство?

Если у Вас есть 5 «да» по этому опросу, то Вы — вне конкуренции, и в Вашей жизни обязательно появится достойный мужчина, потому что эти навыки в современном мире делают женщину уникальной, редкой, востребованной!

Если Вы цените в себе только красоту, фигуру и способность к сексуальному удовлетворению мужчины, то, скорее всего, Вас будут использовать. С такими ценностями серьезного отношения ждать не приходится. Ведь, если Вы относитесь к себе только, как к телу, то почему другие должны докапываться до Вашей души?

Если цените только свой ум, то отношения будут строиться на равных. Как у хороших друзей, единомышленников. Но — никакой заботы, восхищения, романтики можете не ждать.

Есть хорошее упражнение, которое поможет Вам понять свои слепые зоны, над которыми нужно поработать, чтобы встретить того самого «готового» мужчину (если он в самом деле Вам нужен).

Напишите список из 20 качеств, которые Вы хотите видеть в мужчине.

Представьте его образ, не вдаваясь в детали внешности.

Понаблюдайте за ним.

Какую должность он занимает?

Куда он ходит?

Какие у него друзья?

Как он проводит досуг?

Как он ведет себя с женщинами?

С родителями?

Прочувствуйте его. Погрузитесь в него. Представьте, что Вы стали им. Возможно, Вам захочется расправить плечи, выпрямиться. Вы можете почувствовать, как вибрации мужской силы и уверенности наполняют Вас.

И Вы (в образе того мужчины) случайно встречаете девушку (эта девушка Вы сами, посмотрите на себя глазами этого мужчины).

Вы, как мужчина, что думаете об этой девушке? Какая она? Она привлекает Вас? Чего ей не хватает, чтобы стать Вашей женщиной?

Слушайте, какие слова будут приходить в ваше сознание. Запишите их.

В этой практике ваш внутренний мужчина контактирует с вашей внутренней женщиной. Им нужно быть честными, чтобы стать парой!

И после этих осознаний, вернитесь в себя, в свое женское тело.

Может быть, эта практика Вам покажет, почему этот мужчина ещё не остановил Вас на улице, почему не узнал Вас, не разглядел.

Большинство моих клиенток, проведя эту практику, понимают, что не красоту лица надо увеличивать, не талию делать стройнее. Большинству мужчин кажется, что женщина слишком нервная, дерганая, эмоциональная, суетливая, неуверенная, неухоженная, в ней нет должного лоска, нет грациозности и шарма.

Конечно, нужно следить за фигурой и за лицом, нужно учиться искусству сексуальной близости, но поверьте, это не первостепенное.

Эта практика также даст Вам понять, на каком уровне Вы сейчас находитесь, и если Вам комфортно там, то может Вам и не нужен «готовый» мужчина. Может быть, Вы согласитесь на отношения с человеком Вашего уровня, вместе с которым будете постоянно развиваться, и, в результате этого развития, придете к процветанию.

Многие мои клиентки до сих пор одиноки из-за своих непомерных запросов.

Одна женщина в возрасте 35 лет, довольно успешная финансово, проходила у меня консультацию по вопросу замужества. Она очень хотела семью и детей.

Я смотрю её карту и говорю ей:

— У Вас уже четыре года идет благоприятный период для замужества! Очень благоприятный! Предложения руки и сердца Вам уже должны были делать…

— Нет, никто не предлагал!

Я удивился, продолжаю с ней беседовать, выяснять. И наконец, я её «расколол», когда начал рассказывать про типаж мужа. Говорю, мол, у Вас муж будет постарше Вас, такие-то такие черты, такой-то характер, социальный статус будет пониже Вашего.

— Как пониже? — возмутилась она — и что же мне с ним делать? Я живу в Европе, я привыкла одеваться в бутиках, ходить на spa, посещать дорогие места. Зачем мне такой? Я за последние три года четырех таких «отшила», предлагали мне замуж.

Я немного растерялся и стал объяснять, что он будет не бедным, просто уровень дохода будет немного ниже, чем у неё. И это можно исправить с её помощью. Но она наотрез отказывалась. И тогда я её спросил:

— Вы хотите счастливую любящую семью с детьми, любящим и верным мужем или Вам нужен кошелек на ногах?

Она ответила, что, конечно, хочет семью, но ей очень трудно принять в свою жизнь человека, который хоть в чем-то ей уступает.

И если бы она такая была одна! Увы! Таких клиенток у меня много. А ведь благоприятный период для замужества идет недолго, а потом на помощь Вселенной сложно рассчитывать.

Но действительность такова, что многие русские/украинские девушки очень красивы, умны, стройны, и чем больше они вкладывают во внешнее развитие, тем больше растёт их планка. К 35 годам женщине очень сложно выйти замуж, не потому что мужиков нет, а потому что критерии отношений очень-очень-очень высокие. Настолько высокие, что сами эти женщины им не соответствуют.

У женщин, есть серьезная ошибка в «прокачивании» себя, «качают» не те мышцы женственности. Взращивать в себе нужно не только красоту и стройность, и, конечно, не владение недвижимостью и деньгами. И такое приходится слышать: «Чем я не хорошая невеста? Красивая, с образованием, квартира есть, машина есть, получаю хорошо. Чего ещё мужикам надо?» Это уже диагноз. Нужно взращивать те навыки и качества, которые будут служить Вам всю жизнь.

Что эта за качества?

Опять-таки повторюсь.

  • Удовлетворенность;
  • Благодарность;
  • Женская уверенность в себе (самодостаточность);
  • Умение видеть хорошее и восхищаться (не только в мужчинах, но и в женщинах, в том числе и в себе);
  • Умение быть всегда в хорошем настроении;
  • Умение принимать без осуждений;
  • Интерес к себе и к жизни;
  • Свои женские цели в жизни;
  • Состояние наслаждения собой и жизнью;
  • Умение молчать;
  • Послушание и следование;
  • Умение разговаривать, подчеркивая достоинства, без претензий и упреков;
  • Служение с достоинством.

Это показатель «готовой» женщины, у которой высокий уровень самоценности, у которой внутри много любви и принятия себя и людей. Мужчины тоже находятся в поиске именно таких женщин.

Мало кто из женщин находится на таком уровне, но они всё равно рассчитывают встретить мужчину, у которого все есть. Но, по-хорошему, не каждая женщина готова к такому мужчине.

Представьте, Вы приходите на конную ферму и очень хотите ездить верхом. Ваш уровень наездник — любитель. И Вам инструктор предлагает варианты:

«Вот есть хороший спокойный конь, очень надежный, можете ездить на нём.

Также есть молодой жеребец, Вы можете сейчас начать с ним заниматься, у него очень хорошие данные для беговой лошади. Через несколько лет Вы можете добиться больших результатов, и за это время он к Вам привяжется, станет для Вас верным надежным другом».

Но в это время Ваш взгляд устремлен к дальнему вольеру, где стоит очень дорогой, мощный арабский скакун. Его шерсть блестит, глаза горят, а бурный темперамент не даёт стоять на месте, он топчется, бьёт копытом и грациозно изгибает шею. Очарованные им, Вы уже и не видите других лошадей, и, как под гипнозом, подходите к нему и говорите: «Я хочу этого!».

Но инструктор учтиво отвечает Вам: «Это скаковой конь, золотой призер, чемпион. У этого жеребца очень сильный характер и огромная скорость. К сожалению, чтобы ездить на таком, Вам нужно год тренироваться, потому что на данном этапе этот конь может нанести Вам травму. Конь очень сильно чувствует Ваше состояние и будет реагировать на все Ваши «слепые» зоны!».

Вы, конечно, ничего не хотите слушать и говорите: «А я хочу сейчас!» — но инструктор не может рисковать своей профессией, и он Вам отказывает в ЦЕЛЯХ ВАШЕЙ ЖЕ БЕЗОПАСНОСТИ! И у Вас появляется гнев на инструктора и презрение к другим лошадям. Вы хотите только этого коня и никакого другого.

Это то, что происходит со многими женщинами. Причём, в этой истории скаковой конь — это мужчина высокого уровня зрелости, а инструктор — это Бог, который защищая Вас, не позволяет пересечься с таким мужчиной. И в итоге как всегда — гнев на Бога: «Чем я заслужила такую жизнь? Разве я не заслужила нормального мужика?». И отказ от общения с другими мужчинами.

Нужно понять, что если Вам пока не дают такого мужчину, значит, Вы просто не готовы.Но женщинам доказать сложно! Очень сложно!

Силища женской психики огромная, и она начинает тянуть всеми своими ментальными силами такого мужчину в свою жизнь, делает аскезы, читает молитвы, занимается футуристическими практиками только для одной цели — привлечь.

И вот инструктор сдаётся и запускает Вас в вольер.

Сколько слез проливают такие женщины.

Вот пришёл мужчина. Он начинает ухаживать, дарит цветы, покупает дорогую одежду, выводит в «свет», говорит комплименты… Думаете, женщина этому радуется?

Фиг! Она начинает паниковать и погружаться в пучину страха, она ждёт, когда это всё закончится, она ревнует и проверяет его телефон и почту, с каждым дорогим подарком к ней приходит мысль: «Что я такого должна сделать, что бы это заслужить?» — она становится дерганой, нервной и пугливой. Она начинает выслуживаться, чем окончательно убивает интерес мужчины к себе. А потом начинается «Ты меня не любишь / ты мог бы найти женщину и более красивую / почему ты выбрал меня / прости, что не соответствую / у тебя наверняка кто-то еще есть» — и всё! Этим она убивает всю свою ценность.

Потому что для такого уровня отношений нужно иметь искреннюю самодостаточность, осознание своей уникальности, осознание своей женской силы, интерес к себе и к жизни, умение жить счастливо и без мужчины.

Это похоже на то, что подошёл к тому породистому коню спокойный уверенный в себе жокей, который знает свой профессионализм и понимает, что если ему не дадут этого коня, то дадут лучшего! И он спокойно смотрит ему в глаза и улыбается. Для коня такой всадник становится безумно привлекательным. Ведь лошади (как и мужчины) очень сильно чувствуют внутреннее состояние всадника.
Раньше я довольно часто ездил верхом, и мне владелица конюшни всегда говорила: «Если есть страх перед какой-то лошадью, не садись на неё. Она учует это и разнесёт тебя по лесу!», но, конечно, я её не слушал. Именно поэтому я выбирал беговых двухлеток, почти необъезженных, с диким нравом. Именно поэтому я падал с них кувырком, меня тащили за собой на стремени по земле, я переворачивался вместе с лошадью в гололедицу, когда неслась, галопом на самом быстром коне. Из-за дури! Из-за обычной дури.

Поэтому я обращаюсь ко всем женщинам: пожалуйста, постарайтесь быть адекватными, разумными в желаниях и выборе мужчины! Постарайтесь посмотреть на это со стороны. В самом ли деле Вам нужен такой жеребец?

Принесёт ли это Вам счастье?

А может, Вам нужен мужчина с хорошими качествами, которому только предстоит стать выдающимся, благодаря Вашей вере в него, умению видеть его сильные стороны и вдохновлять его?

Этим обращением я призываю Вас работать не только над своей внешностью, но и над необходимыми для счастья качествами, над собственной «глубиной»!

Уже поздно возвращаться назад, чтобы все правильно начать, но еще не поздно устремиться вперед, чтобы правильно закончить…

****************************************************************************** 

Запись на консультацию

Морфин, героин и как они работают

Морфин, героин и как они работают

Исключительно интересный научный текст, поданный при этом понятным языком. О том, как работает морфин, почему он блокирует боль, даёт чувство эйфории и почему быстро вызывает зависимость.

Морфин, героин и как они работают

Эндорфины — это достаточно необычные медиаторы, если смотреть на их химическую структуру. Дело в том, что эндорфины — это пептиды. Пептиды — это цепочки из аминокислот. Большинство медиаторов являются либо аминокислотами, либо производными аминокислот и представляют собой довольно маленькие молекулы. А пептидные медиаторы могут быть цепочками из 5–15 аминокислот, то есть это гораздо более крупные молекулярные совокупности. Открыли эндорфины в конце 70-х годов. В этот момент осознали, что может быть такая штука, как пептидный медиатор. До этого момента были известны только пептидные гормоны (гормон роста или инсулин), а тут оказалось, что в головном мозге и вообще в центральной нервной системе работают такие молекулы.

Открытие эндорфинов произошло в результате долгих и упорных поисков того, а что же за медиаторы действуют на так называемые опиоидные рецепторы. К этому моменту в мозге были обнаружены опиоидные рецепторы, на которые действует морфин — основной компонент опиума. Раз морфин действует на мозг и вызывает обезболивание и эйфорию, наверное, есть что-то в мозге, похожее на морфин и являющееся эндогенным медиатором к этим рецепторам. Вот так были обнаружены эндорфины, которые неожиданно оказались очень непохожими на морфин, потому что морфин — это такая сложная, 3D-сконфигурированная молекула с кучей бензольных колец, а эндорфины — это цепочка, например, из пяти совершенно обычных аминокислот, которые есть в обычных белках. На первом месте стоит тирозин, потом два глицина, затем фенилаланин, а потом, скажем, метионин. Получается мет-энкефалин, и, на первый взгляд, на морфин он совсем не похож. Но когда стали анализировать уже более тонко, оказалось, что в молекуле эндорфина есть четыре ключевых точки, которые входят в опиоидный рецептор. Оказывается, морфин имитирует именно эти четыре ключевые точки, то есть общая конфигурация морфина совсем не такая, как у эндорфинов, а принцип действия и попадания в опиоидные рецепторы происходит абсолютно таким же образом. По сути дела, опиумный мак совершил биохимический «подвиг»: это растение (и некоторые другие растения из семейства лютиковых) сумело подобрать непептидную отмычку к рецептору, который реагирует на пептиды.

Опиум и морфин известны человечеству испокон веков, потому что наряду с остальными сильнодействующими наркотиками — кокаином или марихуаной — остатки этих растений находят археологи в самых древних раскопах. Растения с наркотикоподобной активностью обнаруживаются и в Америке, и в Индии, и в Египте — во всех зонах, где регистрируются следы пребывания древних цивилизаций. Испокон веков знали, что опиум — подсушенный сок опиумного мака — обладает успокаивающим, слабоэйфорическим, снотворным действием. В этом качестве вещество и использовалось.

Наступил XIX век, и из опиума химики сумели выделить действующее начало и назвали эту молекулу морфином, полагая, видимо, что основной эффект будет снотворным, потому что Морфей — бог сна. Оказалось, что основные эффекты морфина идут в сторону, во-первых, анальгезии (обезболивания) и, во-вторых, эйфории, то есть влияния на центры положительных эмоций. Морфин тут же, еще в XIX веке, получил широчайшее использование в медицине, прежде всего в военно-полевой хирургии, в госпиталях, тогда, когда нужно было делать операции. Это уже XIX век, то есть изобретено огнестрельное оружие, идут серьезные войны — Война Севера и Юга в Соединенных Штатах или Франко-прусская война в Европе.

В середине XIX века морфин стал тотально использоваться для обезболивания. В этот момент вдруг оказалось, что любой человек, если ему вводить морфин, буквально за пару недель становится морфинозависимым, то есть наркоманом. Это было открытием для медицины того времени, потому что до этого момента считали, что наркомания возникает как некая слабость человека: человек стал наркоманом, потому что у него какие-то психологические проблемы, он слаб и так далее. В этот момент вдруг оказалось, что любого человека можно сделать наркоманом, если, например, две недели каждый день вводить ему морфин. Какие-то физиологические процессы происходят в нашем мозге, в нашей нервной системе, которые фатально ведут к возникновению привыкания и зависимости. С этого момента к наркомании стали относиться как к заболеванию и с этой точки зрения ее рассматривать, с ней работать.

В XX веке стали искать рецепторы к морфину, когда поняли, как работает эта система. Ясно, что должны быть синапсы, где работают и функционируют такие рецепторы. В итоге были найдены эти места связывания белковой молекулы, и их назвали опиоидные рецепторы. Мы знаем три основных класса опиоидных рецепторов: мю, дельта и каппа. Сначала были открыты мю-опиоидные рецепторы — можно сказать, что они главные. Мю — это как раз от слова «морфин», то есть отсюда взялось такое обозначение этих рецепторов. Еще через несколько лет открыли эндорфины, то есть пептидные медиаторы, которые действуют на эти рецепторы, чье влияние имитирует морфин.

Получается, что в нашем организме система эндорфинов работает в двух основных блоках, совершенно независимых: во-первых, в центрах болевого контроля, во-вторых, в центрах контроля положительных эмоций. Центры контроля проведения боли в основном расположены на входе в спинной мозг и на входе в головной мозг. Это те зоны, где спинной мозг входит в спинномозговые нервы, а в головной входит тройничный нерв, отвечающий за восприятие болевой чувствительности головы. Там есть специальные синапсы, которые контролируют вход болевых сигналов, и их реальная задача — это не пропускать слабые болевые сигналы. Там все время выделяется немного эндорфинов и энкефалинов, и они сдерживают слабые болевые импульсы. Это важно, потому что мы по жизни все время испытываем небольшие повреждения, а если бы все болевые сигналы передавались дальше, то у нас бы все время все болело. Боль как сенсорное явление возникает при повреждениях клеток и тканей, неважно каких: раздавили ее механически, термически обожгли или ударило током. Важно, что повреждается клетка, повреждается ее мембрана, появляются специальные вещества вроде гистамина, которые дальше запускают импульсы, импульсы бегут, и потом уже, на уровне коры больших полушарий, это воспринимается как боль. Чтобы заблокировать слабые болевые сигналы, работают эндорфины. Если бы не они, у нас все бы болело: ударил ногу о стол — уже больно, в кишечнике процессы пошли как-то не так — уже больно. Полезно блокировать слабые болевые сигналы, а пропускать только средние и сильные.

Если использовать морфин, то потенциал морфина как агониста опиоидных рецепторов настолько велик, что морфин способен заблокировать вообще любую боль — не только слабую, но и среднюю, и сильную, и даже суперболь. При этом система сделана так, что опиоидное торможение стоит над болевыми входами. Те же самые спинномозговые нервы приносят и кожную чувствительность, и температурную, но там нет синапсов с эндорфинами. Они есть только там, где идет передача боли. Поэтому использование морфина, казалось бы, прекрасный и адекватный способ: вы выключаете только болевые каналы, при этом человек продолжает тактильно ощущать свою руку — не так, как от новокаина, а вы вообще все блокируете.

Все бы хорошо, но синапсы, где работают эндорфины, оказались наиболее чувствительными к формированию привыкания и зависимости. Если вы их начинаете «тюкать» морфином, то эти синапсы в ответ начинают снижать свою активность, то есть морфин — это агонист опиоидных рецепторов. В тот момент, когда вы начинаете его использовать, система видит: слишком сильно пошел обезболивающий сигнал. Опиоидные рецепторы уходят, синтез эндогенных эндорфинов уменьшается. Для того чтобы блокировать боль, вам приходится повышать дозу (это называется привыкание), а в тот момент, когда вы решите отказаться от опиоида, вдруг оказывается, что уже теперь эта система вообще не работает: малейшие слабые болевые сигналы теперь беспрепятственно проходят, тело болит, и возникают страшные абстинентные синдромы, которые в случае морфина или его производного героина отягощены болевым синдромом.

В этом огромная опасность зависимости именно от опиоидов по сравнению с другими тяжелыми наркотиками. На абстинентном синдроме присутствуют очень мощные болевые ощущения, потому что, когда человек зависим от никотина, кокаина, алкоголя, мы можем говорить о развитии депрессии, галлюцинациях, но по крайней мере ничего не болит с такой интенсивностью. В случае морфино-героиновой зависимости возникает очень мощный болевой синдром, наркоманы описывают это ощущение так: тело жжет огнем, куски кожи вырываются и пр. Жуткий стресс, сердце бьется под 200 ударов в минуту, и человек может погибнуть от сердечно-сосудистой недостаточности. Это только система болевого контроля.

Эволюция так устроила, что еще и в центрах положительных эмоций существует эндорфиновое торможение. Там все сделано хитрее. В центре положительных эмоций генерируется радость, если мы что-то удачно сделали, но, чтобы мы не слишком радовались, над этими центрами стоит ГАМК-торможение, то есть существуют ГАМК-нейроны, которые не дают нам слишком радоваться. Биологически это понятно, потому что козленочек, который эйфорически бегает по лесу, долго не проживет, поэтому радость должна быть в разумных пределах.

Но чтобы ГАМК-нейроны не ввели нас в депрессию, над ними есть еще эндорфиновое торможение, поэтому, когда используется тот же самый морфин, помимо обезболивания, анальгезии, вторым эффектом является торможение тормозного блока над центрами положительных эмоций. Возникает эйфория, которая для наркоманов особенно привлекательна. Проблема опять же в том, что привыкание и зависимость возникают очень быстро и на синдроме отмены развивается черная депрессия — вообще никаких положительных эмоций, и это очень тяжелая ситуация.

Таким образом, получается, что эндорфиновая система и связанные с ней лекарственные препараты, такие как морфин и его производные, — это, с одной стороны, важнейшая система контроля боли, а с другой стороны, мишень для действия самых опасных наркотиков, потому что именно наркотики морфинового ряда легче всего формируют зависимость, привыкание, из этой зависимости выбраться тяжелее всего.

Эти наркотические свойства морфина были осознаны в XIX веке, и всю вторую половину XIX века химики искали, а что бы такое сделать с морфином, чтобы обезболивание осталось, а привыкание и зависимость не возникали. Ничего не зная о принципах работы синапсов, они вслепую модифицировали эту молекулу, и в какой-то момент показалось, что получилось. Получилась молекула, которая в 10 раз активнее морфина, можно использовать меньшую дозу. Ее назвали «героическое обезболивающее» (сокращенно — героин), а потом оказалось, что привыкание и зависимость возникают еще быстрее, и в настоящее время героин — это самый опасный наркотик. К сожалению, наша страна находится в очень сложном положении, потому что героиновый наркотрафик из Афганистана идет именно через территорию России и количество героинозависимых чрезвычайно велико, это действительно страшная проблема. Человеку, который попал в эту ситуацию, крайне тяжело выбраться из привыкания, из зависимости, вдобавок он совершенно отключается от окружающего мира, потому что специфика морфиногероинового кайфа состоит в том, что человек уже лежит где-то в углу, совершенно не взаимодействует с окружающим миром, дальше два-три часа удовольствия, потом он два-три часа приходит в себя, а потом начинается абстинентный синдром, и он готов ради новой дозы на все что угодно. Поэтому это тяжелейшая проблема, и, безусловно, морфин и героин относятся к наркотикам, которые даже один раз ни в коем случае нельзя пробовать, потому что даже при однократном использовании того же героина можно сломать синапсы в центрах положительных эмоций, в центрах болевого контроля, и это может оказаться фатальным.

***************************************************************************