Архив автора: light2811

Экзистенциальный кризис

Экзистенциальный кризис

Экзистенциальный кризис

Анна Паулсен


Представление о том, что я что-то должен кому-то или мне кто-то что-то должен, есть следствие не присвоения себе авторства своего «хочу».  Если вместо каждого «должен» ставить слово «хочу», то очень интересная картина получается.
Например:
— Мама хочет, чтобы я вышла замуж
— Папа хочет, чтобы я закончил институт
— Я хочу, чтобы все меня любили
— Власть хочет, чтобы все ее любили
— Ребенок хочет, чтобы мама всегда исполняла его желания
Слово «хочу» еще можно вставлять вместо «я боюсь», например, боитесь вы собеседования на работу, потому что могут и отказать, вставляете «хочу», получается: «Я хочу, чтобы меня везде принимали на работу с радостью».
Выразив все свои хочу можно обнаружить, какой именно мир вы видите в своем внутреннем кинотеатре, и посмотреть, насколько он отличается от реальности. Ваши «хочу» никто не обязан исполнять, так же как и вы не обязаны исполнять чьи-то «хочу», если это не закреплено уголовным и гражданским правом.
Пока мы верим в то, что нам кто-то что-то должен, мы обижаемся на этот мир, что он не такой: «а я хочу не так! я хочу другое!» и чувствуем себя жертвой несправедливости. И не способны ценить то, что есть, то, что для нас делают другие люди, ведь они не обязаны. Они что-то если и делают для нас, то только потому, что сами этого хотят. Мы не способны быть благодарными за что бы то ни было, пока верим, что нам кто-то что-то должен. Там где есть обида, не может быть благодарности.
Осознавание вот этой разницы между своими желаниями и возможностью их реализации за счет других людей очень ясно ощущается тогда, когда человек остается один на один со своей жизнью, когда не находится больше абсолютно никого, на кого можно было бы свалить собственную неудовлетворенность, когда прекращаются поиски козла отпущения, которого бьют  за то, что мои желания больше возможностей других людей, то себя бьют, то других.
Мы хотим, чтобы у нас были другие родители, другое тело, другие мозги, другая история, и не сумев принять тот факт, что это невозможно, мы либо включаем «Creep», либо обвиняем, обвиняем и обвиняем…
Не каждому повезло в этой жизни, кому-то пришлось ползком выбираться из дерьма, кто-то довольно легко дошел до кризиса середины жизни, но тем не менее, рано или поздно все оказываются в точке осознания, что мир не такой, как я хочу, и я не такой, каким бы хотел быть. Добро пожаловать в реальность.
В реальности человек одинок, его жизнь может прожить только он сам, с его неудачами справиться может только он сам, простить его может только он сам, уважать себя может только он сам. А если кто-то проявил сострадание, понимание, внимание, заботу, уважение — спасибо этому доброму человеку.  Человечество слишком далеко от того, чтобы уважение и сострадание были нормой, поэтому давайте не будем себя обманывать. Ну и, уважение и сострадание начинается с себя, к себе, как кислородная маска в самолете, а затем уже к другому. Мы не способны дать другому человеку что-то хорошее, если не умеем давать это себе.
И немножко танатотерапии.
Еще одна засада состоит в том, что мы не отдаем себе отчета в том, что чтобы мы не делали, мы все время на самом деле удовлетворяем СВОИ потребности, даже если кажется, что делаем что-то ради других, просто когда это неосознанный процесс, то мы остаемся голодными и злыми, хотел хлеба — жевал сапог. Когда жертва позволяет себя бить или унижать, она таким образом сохраняет себе ЖИЗНЬ. Чтобы сопротивляться, нужна смелость умереть в любой момент. В культуре насилия человек выбирает между двумя жизнями: выжить физически и пожертвовать своим достоинством или сохранить достоинство и быть готовым за него умереть. Попробуйте увидеть эти весы. Никого невозможно осуждать.  Но культура насилия питается именно страхом.  Запуганный человек готов на многое. Запуганный человек несвободен, у него нет выбора. Он будет строить свою жизнь таким образом, чтобы избежать страха. И это очень естественно для живого существа. Только страху на мой взгляд придается слишком много значения. Страшно умереть? Страшнее всю жизнь бояться и сидеть в клетке, и молчать, и врать, и делать вид, что живешь, и оглядываться. Всего ведь одна жизнь. Одна. Ни чувство собственного достоинства, ни выживание не сравнятся с тем, что в конце жизни и выигравший достоинство, и выигравший жизнь вдруг столкнутся с тем, что больше-то ничего в жизни и не было. Никто медалей нам не даст. Свои смыслы каждый выбирает сам.
Жизнь — это отрезок между небытием и небытием. Что вы с ней сделаете — ваше дело, кроме вас она никому не принадлежит. Вам выдали денег жизни в банке вселенной, потратьте их со смыслом для себя и для других. У нас в руках планета, на которой каким-то невероятным образом возникла жизнь. Жаль, что однажды я умру и не узнаю, что будет дальше с этой планетой и с людьми на ней.

********************************************************************************

 Запись на консультацию

Измена! Как выжить? (алгоритм — восемь шагов)

Измена! Как выжить? (алгоритм — восемь шагов)

Измена! Как выжить? (алгоритм - восемь шагов)

Майя Сычева


Психология — хорошая наука, она может объяснить буквально все, даже измену любимого человека. Объяснить легко, но как пережить это… Как выжить?..
Если спросить любого из нас, что труднее всего простить, большинство скажет — измену, имея в виду каждый свое.
Для мужчин измена — это мимолетная улыбка любимой женщины водителю автобуса, а для женщин, невинный для мужчин адюльтер, становится смертельно опасным ударом.
Мужчины, узнав об измене женщины, просто от нее уходят. Такова природа мужчины. Когда появляется проблема, он сосредоточен наружу, на других людей. Образно говоря — он берет автомат и всех расстреливает.
Женщина также берет автомат, но ее мишень — это она сама. Именно поэтому измена любимого человека для женщины смертельно опасна. И для нее, и для всей семьи. Женщина, ее душа — главный энергетический потенциал семьи. Если сердце женщины разбито, душа разорвана, то семьи уже нет. Помните, как лежала на кровати героиня фильма «Любовь и голуби» после измены Василия. Просто лежала и все … Так и умереть можно. Кто знает, что было бы с ней, если бы не ее дети, если бы не бабушка-соседка … Этот фильм – лучшая терапия в подобной ситуации.
Женщина, которая по всем законам Вселенной призвана отдавать энергию творчества, страсти, преданности, любви, уважения, чувственности, сочувствия и которая от рождения имеет тонкое восприятие и интуицию, очень тяжело переживает физическую измену любимого мужчины. Ведь, по тем же законам Вселенной, ее мужчина призван давать ей физическую защиту, стабильность, силу, деньги, говорить ей слова, от которых бабочки щекочут в животе. А тут такое … Какая там защита, какая надежность?..
В этот момент у женщины наступает прозрение. Отчаяние, злость, гнев… Все это превращает ее живот в монолитный камень. И сразу чувствуются все органы, о которых до сих пор и не подозревала. Печень, селезенка, желчный пузырь — они первые реагируют на эти эмоции. Все болит. Но больше всего болит в груди — душа болит. Душа, которая отдавала ему любовь и уважение. А в голове просто рой мыслей. Вопросы, вопросы, вопросы …, которые разносят голову в клочья:
  1. Почему со мной? Я же красавица, умница.
  2. Почему именно сейчас, когда у меня столько проблем?
  3. Как он мог, я для него столько сделала? Это же наверняка не первый раз?
  4. Какой смысл жить с ним, вообще жить дальше?
Все эти вопросы могут разрушить не только психическое здоровье женщины, но и физическое. А кому нужна в доме больная психопатка?
Что же делать?
Вариантов несколько. Можно напиться и отблагодарить ему той же монетой. Второй вариант, который чаще всего выбирают наши женщины — окунуться в работу, детей, проблемы и делать вид, что ничего не произошло. Третий — можно поговорить с подругой, и определить «уровень того, как он низко пал», четвертый — уйти в мечты, фантазии, стать религиозным фанатиком и тому подобное. Все эти варианты не решают проблемы, а только локализуют симптомы, а иногда могут создать противоположный эффект.
Вы же gomosapiens, как утверждает Дарвин. Вы умная, начитанная и даже с высшим образованием, и даже не с одним. Вы будете опускаться до таких примитивных методов? Не думаю.
Первое. Признайте факт … Да, он вам изменил.
Второе. Найдите возможность переложить на кого-нибудь другого ваши многочисленные обязанности. Возьмите отпуск, отвезите детей к маме. Помните! Это жизненно необходимо. Иначе у детей не будет мамы, а у шефа — рабочей лошадки. Ничего не делайте в быту некоторое время. Просто ничего. Затем, когда вам захочется убрать, сделаете генеральную уборку. А сейчас — пусть так… Не принуждайте себя. Погуляйте с наушниками и красивыми женскими жизнеутверждающими песнями. Никаких соплей! Можете порыдать на природе, если захочется.
Третье. Займитесь собой. Это необходимо, чтобы подзарядить вашу психическую энергию, энергию женщины, энергию секси. Помните: «Чем хуже у женщины дела, тем лучше она должна выглядеть»? И не для того, чтобы «он понял, кого теряет или она увидела, какая я королева», а для того, чтобы самой вспомнить, какая вы королева, что вы одна такая на всем свете и больше таких нет. Это дает силы женщине. Понимание своей исключительной оригинальности, своей силы в слабости, своей женственности.
Четвертое. Перестаньте себя жалеть. Вспомните. Это уже не первый раз Космос дает вам такой урок. Не первый раз вас предают. Не первый раз вам напоминают, что нельзя быть жертвой или всех постоянно спасать, особенно когда вас об этом не просят. Было? Итак … начинайте себя любить. Как вы это сделаете не важно. Может быть, вы пойдете, наконец, на курсы вождения… Может быть, купите новое платье, может быть, измените имидж, что угодно. Главное чтобы это занятие напомнило вам о том, что вы женщина, которой нужно восхищаться, а не малыш с разбитым носиком, или бабушка, которых нужно жалеть
.
Пятое. Найдите себе безумную цель. Начните делать то, что давно хотели, но … денег было жалко, думали всякую чушь (что подумают люди.., детям надо в первую очередь.., перед родителями не удобно… и тд.). Если цель действительно окажется вашей, у вас загорятся глаза. Как говорят: «Если у женщины светятся глаза, то тараканы в ее голове что-то празднуют».
Шестое. Измените вектор вопросов, указанных выше:
1. Почему это со мной? Я же красавица, умница.
2. Почему именно сейчас, когда у меня столько проблем?
3. Как он мог, я для него столько сделала? Это же наверняка не первый раз?
4. Какой смысл жить с ним, вообще жить дальше?
Эти вопросы должны звучать как утверждение:
1. Я красавица, умею любить и чувствовать, я умница и все вижу. Со мной так нельзя!
2. Все проблемы подождут. Моя главная деятельность — это семья!
3. Я больше не буду делать за моего мужчину его работу, не буду его жалеть и спасать. Я хочу восхищаться своим мужчиной и доверять ему.
4. Я хочу жить счастливо и радостно, я этого заслуживаю, я лучше божье создание.
Седьмое. Поговорите с мужчиной. Теперь спокойно. Без истерик. С пониманием и его, и вашей вины. Понятно, что выходов из этой ситуации есть только два. Или вы переживаете этот опыт и пойдете вместе дальше, но, уже откровенно общаясь друг с другом и доверяя друг другу, или же вы идете каждый своей дорогой, благодарные друг другу и Космосу за науку.
Главные вопросы, на которые вы должны найти вместе ответ: «Готовы ли вы брать на себя ответственность за свою жизнь, в том числе и за ошибки? Любите ли вы друг друга, сможете ли друг другу доверять? ».
Конечно, очень просто выписать эти несколько шагов. Пережить их будет очень сложно. Главное! Вы должны понимать, милые женщины, что главная ответственность за успех этой операции лежит на вас, как и то, впрочем, что эта ситуация сложилась. Если вы решите сохранить эти отношения, в дальнейшем вам нужно будет более внимательно относиться в первую очередь к себе, к своим желаниям и быть внимательным к поведению мужчины. На самом деле это сделать легко. Нужно только вспомнить, что вы женщина — существо, наделенное божественной энергией. Женщина, которая способна, как разрушить что угодно, так и создать что угодно. Помните выражение: «Настоящая француженка может из ничего сделать три вещи: салат, шляпку и скандал»? Я боюсь даже начинать перечислять, сколько чего может создать настоящая украинка…
И последнее, восьмое. Обязательно обращайтесь за помощью к людям, которые воспринимают вас безоценочно. Не бойтесь обращаться к специалистам психологам и психотерапевтам. Вы же не боитесь идти к гинекологу, когда болит. А сейчас болит душа, ее не видно, но она болит … Здесь могут помочь только специалисты — священники, или психологи.
Вы обязательно переживете этот опыт, но от того, как вы его переживете, насколько подробно проанализируете свои ошибки, будет зависеть качество вашей жизни в дальнейшем.
И тогда вы красивая и уверенная в себе сможете сказать с улыбкой Джоконды: «То, что меня сделало сильнее, других бы уже убило. А я живу и радуюсь. Я смогла! Я счастлива!»
Вывод один и короткий: чтобы не было супружеских измен, мужчины должны  стать сильными, а женщины слабыми. Вот и все. Вся психология.
Источники:
1. Колин Типпингом «Радикальное Прощение (Освободите пространство для чудеса) »
2. Нарушевич Р. «Любовь без ГМО »
3. Пезешкиан Н. «Психотерапия повседневной жизни: тренинг разрешения конфликтов »

********************************************************************************

 Запись на консультацию

Неперерезанная пуповина, или как выбирать свекровь.

Неперерезанная пуповина, или как выбирать свекровь.

Размышления о маме-9. Неперерезанная пуповина, или как выбирать свекровь.

Наталья Олиферович


На днях проходила конференция, на которой я целый день вела «вертикаль» — творческую лабораторию, посвященную проблемам семьи. Менялись люди и форматы – это были групповые дискуссии, демонстрационные сессии, супервизии. В интересном, живом и открытом диалоге прошел день. И когда наступили последние полтора часа работы, в группе поднялась тема отношений невестки со свекровью. Мне, конечно, было очень любопытно – являясь по долгу службы и по большой любви мамой 24-хлетнего сына, я понимаю, что когда-то я буду «по ту сторону» барьера. Но истории меня зацепили, да так, что я пришла домой и делилась с вышеупомянутым сыном тем, что вызвало у меня чувство глубокого очешуения удивления.

История 1. Молодые люди женятся, живут отдельно от родителей. Иногда они ходят в гости к свекрови и свекру. Как только они переступают порог, свекровь «оттирает» невестку и говорит только с сыном, как будто его жены нет в природе. После всех церемоний и кормления любимого чада с причитаниями типа «никто же, кроме родной мамы, не даст мальчику покушать», свекровь триумфально усаживается… на колени к сыну! И, приобняв его за шею, что-то интимно нашептывает ему на ушко, хихикая, как молодая девушка. Невестка смущается, обижается, злится  на мужа, просит поговорить, объяснить ей, что так нельзя. Он в ответ только вздыхает – ну а что я могу сделать! Это же МАМА!

История 2. Ксерокс истории один – молодые люди, живут отдельно. Когда приходят, свекровь обязательно выполняет программу «массаж от сына». Для этого она, покормив и облобызав чадо, сообщает о мучающих ее болях в спине, медленно снимает верхнюю одежду, оставаясь лишь в белье и демонстрируя свою немаленькую грудь, из оного слегка выпадающую. После  этого идет походкой грациозного бегемота к дивану, ложится на него и расстегивает свой бюстгальтер со звуком выпалившей пушки. Сын понуро идет к дивану и начинает массажировать матери спину. Она при этом издает звуки, которые можно отдельно записывать для озвучивания фильмов типа «Das ist fantastisсh» (дастиш фантастиш 😊 ). Ни покупка абонемента на массаж, ни разговоры не помогают. Абонемент сгорает, раздеваться перед чужим человеком / тратить деньги / ездить / находить время и т.п. свекровь не готова. Невестка смущается, обижается, злится  на мужа, просит поговорить, объяснить ей, что так нельзя. Он в ответ только вздыхает – ну а что я могу сделать! Это же МАМА!

История 3. Живут все вместе: свекровь, свекор, сын, невестка, потому что нет возможности снимать жилье. Невестка близка к нервному срыву. Мама еженощно посещает их спальню. Невестка спит не очень хорошо (на войне как на войне) и просыпается еще на подходе от вкрадчивого скрипа дверей. Свекровь, как дух ночи, прокрадывается к кровати, чтобы… поправить сыночку одеяло! Иногда она стоит минуту-две-три-пять, любуясь на своего, как она заявляет, «любимого мужчину». Не больше и не меньше – именно так! Невестка смущается, обижается, злится  на мужа, просит поговорить, объяснить ей, что так нельзя. Он в ответ только вздыхает – ну а что я могу сделать! Это же МАМА!

Я была впечатлена. Все матери-свекрови – с высшим образованием, вполне нормальные, здоровые женщины, состоящие в браке. И вот тебе на – ни наличие мужа, ни навык чтения книг, статей и интернет-порталов их не останавливает от тех действий, которые психологи стыдливо называют психологическим, или платоническим инцестом.

Это они звонят от одного до пятнадцати раз за день своему «ребенку». И не важно, что ребенку уже за 40 – «он все равно мой сын»! Будто кто-то оспаривает это право и пытается его усыновить – типа «Вы, мама, подвиньтесь, теперь я буду его мамой».

Это они говорят завуалированные и от этого еще более ядовитые гадости про невестку. Все в ней как-то так, да не так… Все в ней как-то то, да не то… Обсуждают ее, как заправский рабовладелец, пытающийся понять, что в этой рабыне «функционирует», что «испорчено», будто уговаривая себя и других, что в ней все же имеются некоторые достоинства: «Конечно, она поправилась и готовит не очень – но зато внуков любит и убирает чисто». И не поймешь — похвалила или обесценила…

Это они с придыханием и пиитетом рассказывают о своем сыне – его гениальность не подвергается сомнению, его золотой характер воспевается в стихах и прозе, сила его духа такова, что сверхлюди, они же люди Х, должны быть его наемными работниками.

Они прекрасны в своей материнской любви.

Но они забыли одну маленькую деталь – после родов нужно перерезать пуповину. Нужно — и точка. Иначе и матери, и ребенку со временем грозит инфекция, болезнь и смерть.

Замечаете – в последнее время появляется множество легенд вокруг пуповины. Тут и истории про то, что ее резать нужно не сразу. Возможно, 5-10 минут не играют роли, но когда женщина хочет, чтобы пуповина и плацента «побыли» с ребенком недельку-другую – это странно. Как и истории про чудодейственную пуповинную кровь, которую надо собрать и припрятать, как эликсир вечной жизни (простите те, кто в это верит – никого не хочу обидеть, но врачам как-то нужно зарабатывать на человеческой малограмотности). Про кормление ребенка до тех пор, «пока сам не откажется», и фото «мой 11-летний сын пришел из школы и приложился к груди». No comments!

Мне кажется, все это звенья одной цепи – нежелания признавать своего ребенка отдельным организмом, а со временем – взрослым человеком. Инвалидизация. Инфантилизация. Удержание в детской позиции под соусом «Яжемать!» Попытка манипулировать при помощи вечной благодарности: «Я тебе дала жизнь!»

И когда они живут в чудесной и нерушимой диаде «мама – сыночек», все вроде и неплохо. Живут себе и живут. Ну нет у нее мужчины – может, и не надо. Ну нет у него девушки – так, может, и не всем нужно искать девушку и размножаться: планета и так перенаселена. Живут вдвоем – и славненько!

Проблемы возникают, когда появляется третий объект – злая и подлая разлучница-невестка. Она «лезет» в священный союз, рвет связь мамочки и дитятки и «уводит» несмышленое, несовершеннолетнее «дитя» далеко от волшебной груди с молоком вечной молодости. Ведь правда – пока сын «подсасывает» маму, он остается ее малышом. Ее ребенком. Ее мальчиком.

А невестка – это вызов. Это факт, что сын вырос. Диада «мать – дитя» в этот момент превращается в триаду «взрослая женщина – мужчина – взрослая женщина». Как только это случается – возникает точка бифуркации, или точка выбора. Пойдет ли новая пара по пути своего развития? Уйдет ли сын от мамы – хотя бы психологически? Или начнется борьба, как в Соломоновом суде? Только в известном ветхозаветном сюжете настоящая мать отказалась разрубить ребенка, потому что любила его по-настоящему. А в реальности она часто «рубит» своего сына по живому, потому что ей важно владеть им. Живым или мертвым.

Я была невесткой. Я надеюсь, что буду свекровью. Я являюсь действующим семейным психологом и слышу сотни разных историй об отношениях в этом роковом треугольнике: треугольнике, где сын, в рамках корпускулярно-волновой теории, является то частицей, то волной. В зависимости от наблюдателя – в нашем случае свекрови – он то «маленький мальчик», то «взрослый мужчина». Когда он что-то делает для своей семьи, для своей жены и детей, она нуждается либо в сыне, либо в мужчине, отрывая его от собственной жизни.

Оговорюсь – я не имею в виду крайние случаи, такие, как «мама заболела», «маме нужна помощь» или «у мамы форсмажор». Я говорю о хронической напряженной ситуации, когда сын нужен маме ВСЕГДА. То есть абсолютный приоритет в любое время дня и ночи, когда одновременно болезнь и форсмажор. Или если свекровь использует разные способы игры с невесткой в чудесный квест «угадай, что я приготовила для тебя, и посмотрим, как ты с этим справишься».

Итак, с появлением невестки возникает триангуляция — взаимодействие с тремя каналами связи, где отношения двоих зависят от третьего. Попробуем описать эти три объекта.

Объект один – НЕВЕСТКА для свекрови, она же ЖЕНА своего мужа. Девушка или женщина, молодая или не очень, с детьми или без, вышедшая замуж и надеющаяся прожить долго и счастливо с мужчиной. Она может обладать разными типами характера, разной степенью вменяемости или нарушенности, но именно она – официальная жена и обладает всеми вытекающими правами и обязанностями.

Объект два – СЫН для мамы, МУЖ для жены. Именно его ролевая двойственность для этих самых важных в жизни женщин приводит к конфликту лояльности. Сын любит маму – и это естественно, нормально, честно. Она его вырастила. Она его любила, как умела и могла. И если у них с мамой холодные или не очень близкие отношения – он ищет тепло, любовь, заботу в других женщинах и с высокой вероятностью находит в жене. Конфликта нет – все предельно ясно.

Но если мама и сын по-прежнему связаны, если пуповина не перерезана – конфликт неизбежен. Ибо мама, как старая прима-балерина, блиставшая еще до Первой Мировой, не хочет «сойти со сцены» и уступить место. Стать наставником, другом, оставаясь мамой – но не пытаясь танцевать роль Одетты и Одилии одновременно. Когда появляется новая прима, невестка, свекровь часто становится Черным лебедем, разрушая брак своего сына и лишая его любви. В жизни сына хватает других проблем и настоящих врагов. Однако он часто не видит подмены и не замечает того момента, когда мама, как Одилия, забирает его любовь, его силы, его энергию лишь для того, чтобы продолжать вечный кордебалет имени себя любимой.

Объект три – СВЕКРОВЬ. Она же МАТЬ своего сына. О ней я как раз хочу поговорить подробнее, потому что можно посвятить тома психоанализу связи в диаде «мать — сын», но так и не сдвинуться с мертвой точки. Причин возникноваения проблем и сложностей очень много, и они могут быть обусловлены 1) личной патологией любого из участников 2) проблемами в новой семье, семье происхождения или расширенной семье 3) проблемами социального характера.

Одна из таких социальных проблем заключается в том:, что в нашей культуре мальчик до сих пор зачастую ценится выше девочки. Грустно, но факт. Гендерная революция медленно взращивает свои плоды, но до полной их зрелости пока далеко. Поэтому девочка, которой давали понять, что она «не айс», очень высоко ценит такое событие в своей жизни, как рождение сына. У нее теперь есть пенис, и она создала его сама. Просто он на внешнем носителе – типа как на флешке, но ее можно держать недалеко от себя и регулярно скачивать / записывать информацию.

Она этим и занимается много лет. И если мама достаточно хорошая, достаточно здоровая и достаточно осознающая, она понимает, что записывает часть информации не для себя, а для потомков – внуков, внучек, правнуков и правнучек. И, конечно, для невестки – женщины, которой она должна передать своего сына с любовью и радостью. Немного грусти при этом вполне допустимо, но если сын женится – мать понимает, что она довольно хорошо выполнила свою функцию и подготовила сына к жизни с другой женщиной. С женщиной, которая годится ему в жены, родит детей – ее внуков и проживет с ним счастливо или не очень, долго или не долго – уж как получится.

Но многие матери с этим не согласны, хотя им отведен огромный период  — 15, 18, 20, а иногда и 25 лет рядом с сыном. Но им никто не сказал: «Наслаждайся материнством, вкладывайся, люби, учи. Но когда придет время – отпусти. Он не может быть с тобой вечно. Позволь ему любить. Позволь ему выбирать. Благослови его на жизнь с той, которую он выбрал».

И она живет, будто бы не зная, что все – и хорошее, и плохое в нашей жизни когда-то заканчивается. И ей кажется, что сын будет рядом вечно. И вдруг – как в песне Виктора Цоя:

Сегодня кому-то говорят: «До свиданья!» 

Завтра скажут: «Прощай, навсегда!»

Заалеет сердечная рана.

Завтра, кто-то, вернувшись домой,

застанет в руинах свои города;

Кто-то сорвется с высокого крана.

Следи за собой, будь осторожен! Следи за собой!

Следи за собой, будь осторожен! Следи за собой!

Для такой мамы «отдать» сына кому-то не представляется возможным. Уж лучше «с высокого крана». Уж лучше «война, эпидемия, снежный буран». Потому что он – только ее. И она его страшно ревнует, будто он в момент превращается с мужчину, которого нужно отбить у другой женщины любыми способами. И страшно завидует невестке, потому что у той есть ТАКОЙ МУЖ.

Грустно. Очень грустно. Но что делать?

Ответ: выбирать свекровь с умом.

«Как?» — спросите Вы? Разве мы выбираем свекровь? Мы выбираем мужа!

Но не стройте иллюзий. Не воображайте, что Вы выходите замуж только за него. Вы выходите замуж за все семейство – и там не только мама, там и ее брат-алкоголик, и его отец-подкаблучник, и добрейшая бабушка, и дедушка-гуляка… Все эти персонажи будут периодически «выходить на сцену» ваших отношений, потому что Ваш муж давно их «проглотил». Съел характер, способ поведения, манеру держаться… Но маму он обычно «ел» больше и дольше, чем других – поэтому Ваша свекровь будет с Вами столько, сколько Вы живете с этим мужчиной. Она, как дух, будет присутствовать и в Вашей кухне, когда он вдруг критично посмотрит на гору немытой посуды, и в Вашей постели, когда он в обиде отвернется и демонстративно уснет…

А духи бывают разные – добрые и злые, мстительные и заботящиеся. Поэтому, прежде чем сказать «да» и надвинуть кольцо поглубже на палец, ответьте себе на вопрос: Вы готовы? Вы хорошо знаете свекровь? Она точно Вам подходит?

Подумайте: за жизнь с какой свекровью в анамнезе мужа Вам дадут «Оскар» в номинации «Драма»? И вспомните, как обычно заканчиваются драматические произведения. Для облегчения процесса размышлений попробую перечислить отличительные признаки свекрови, которая точно не позволит Вам жить так, как живут героини прекрасных и легких сериалов:

    властная
    всегда знающая, как и что правильно делать
    с высоким искусством манипулирования другими людьми, прежде всего – сыном
    отрицающая понятие «личные границы»
    постоянно критикующая всех и вся, злобная, невоспитанная
    знающая, что хорошо для ее «мальчика», и обладающая инструментами влияния на сына
    ненавидящая всех особей женского пола, подходящих к сыну ближе чем на 10 метров
    психопатичная, пограничная, асоциальная, употребляющая.

И если Вы любите этого мужчину, нужно выяснить, работают ли протективные, или защитные факторы. Потому что защищать границы от мамочки должен именно он. Он  — от своей, Вы – от своей. Вот так, плечом к плечу, отстаивая свою независимость, очерчивая и отбивая границы, Вы станете самостоятельными и свободными. Но не сразу. Или никогда – если Ваш муж:

    подчиняется маме до сих пор верит, что мама точно знает, что для него лучше;
    поддается на ее манипуляции и все время защищает маму, а не Вас. Но мама не родит ему детей, не проживет с ним в горе и радости, не будет его маленькой девочкой, любовницей, королевой, подругой… Она и так ОЧЕНЬ БОЛЬШАЯ. Она – его МАМА – и этого вполне достаточно. Это главная ее роль в его жизни – а остальные роли могут сыграть и другие люди. Это нужно донести до него – если он слышит;
    не понимает, что такое «границы», и позволяет маме лезть в его жизнь, кошелек и постель;
    позволяет маме критиковать его выборы, его жену и его жизнь, и не способен защитить Вас от этого;
    чувствует иррациональную вину перед мамой: «Нам хорошо, а она там одна / с отцом-алкоголиком / с котом и бабушкой… Я не могу быть счастливым в этой ситуации!»;
    остается инфантильным, маленьким мальчиком в тех ситуациях, когда он вполне способен справиться с вызовами жизни, и всегда пытается привлечь маму для поиска решения.

Вдвоем с мужем Вы выстоите и все преодолеете. Вдвоем, как единое целое, ибо в Библии сказано: «И оставит человек отца и мать своих, и прилепится к жене своей, и будут двое едина плоть». Но если дифференциация не произошла, если пуповина не перерезана – у Вас нет шансов, потому что как волчица, защищающая волченка, как львица, готовая убить за львенка – так и мать, не отпустившая сына, не давшая ему повзрослеть, не принявшая его самостоятельность, будет биться с Вами до конца. И если он не на Вашей, а на ее стороне – склоните голову перед силой этой ненормальной, патологической, но все же любви – и, отплакав, скажите: «Я соглашаюсь». И, повернувшись спиной к прошлому, ищите взрослого мужчину, не забыв проверить состояние его пупка и отсутствие там пуповины с мамой на другом конце

********************************************************************************

 Запись на консультацию

Патологии материнской любви.

Патологии материнской любви. Часть 1.

Патологии материнской любви. Часть 1.
 Евгения Погудина

Материнская любовь – это святое. Только мать может любить преданно и беззаветно… Как часто можно слышать, читать об этом от самых разных людей. Вокруг материнской любви витает много мифов и стереотипов. В последнее время эти стереотипы и мифы (наконец-то!) начинают подвергаться деконструкции, пересмотру. Потому что материнская любовь может быть удушающей и калечащей, и может быть и не любовью вовсе…
В этом цикле статей предлагаю анализ нескольких типов так называемых «патологий материнской любви» и тех деструктивных посланий, которые матери явно или неявно транслируют своим детям, в первую очередь – дочерям.
«Я – твоя мама. Ты – это я. Будь мной, будь как я. Не живи своей жизнью, живи моей жизнью».
Это – одно из самых разрушительных посланий, которое может получить дочь от матери. Дочь при этом не воспринимается мамой как отдельное от нее существо, дочка – целиком и полностью продолжение мамы. Пока девочка маленькая, она может быть смыслом жизни и светом в материнском окошке. Мама постоянно за нее тревожится и боится, а дочка нередко начинает болеть. Потому что мама в буквальном смысле не дает дочери пространства для себя, любит ее той самой удушающей маминой любовью. И, наверное, не случайно, что маленькая девочка начинает болеть чаще всего теми болезнями, которые связаны с проблемами с дыханием. Например, бронхиальной астмой. Это немой призыв девочки к маме: «отпусти меня, дай мне больше пространства». Но мамина любовь и тревога не дают услышать этот призыв.
Более серьезные проблемы во взаимоотношениях между мамой, посылающей подобное послание, и дочерью, начинаются, когда дочь начинает взрослеть и все ее существо требует отделения от мамы. Подростковый возраст для дочерей таких мам может быть сущим кошмаром, потому что мама не будет понимать, как ее собственная нога или рука (то есть дочка, т.к. она по умолчанию является придатком матери, а не отдельным, целостным, самостоятельным существом) посмела заявить о своих желаниях или своей отдельности. Мама будет делать все, чтобы дочь «облагоразумилась» и вернулась – точнее, чтобы эта естественная дистанция, которая просто необходима в отношениях между мамой и дочкой, опять сократилась до минимума, иначе мама просто не выживет.
Такие мамы нередко начинают следить за своими дочерьми, рыться в их приватной переписке, искать личные дневники, и, конечно, читать их от корки до корки, бояться ранней сексуальной жизни дочери, и даже водить к гинекологу на проверку, чтобы уж окончательно унизить. Все это приправлено соусом материнской «любви» и невероятной тревоги. Очень часто дочки таких матерей подумывают о суициде, и о суициде не демонстративном, а таком, который может быть доведен до своего трагического конца. И если дочь свое намерение все-таки осуществляет, то окружающие только недоумевают – такая прекрасная любящая мама, замечательная семья, как же так, чего же не хватало этой девочке-подростку. А этой девочке буквально не хватало жизни и воздуха, чтобы дышать… Чаще всего все же происходит другое – попытка неудавшегося бунта дочери, и дочь возвращается обратно, к маме, пригибаемая к земле невероятным чувством вины за то, что она посмела предпринять хоть какую-то попытку отделиться.
Крайний случай такой удушающей материнской любви с подобным посланием дочери показан в фильме «Черный лебедь» с Натали Портман в главной роли. В фильме показано, как дочь пытается реализовать амбиции своей матери, и как мать не дает дочери повзрослеть – комната уже взрослой девушки до сих пор вся в розовом и завалена игрушками, как будто она – все еще маленькая девочка. Кстати, послание «не взрослей, будь всегда ребенком» — также очень частое послание от таких матерей, т.к. мама все время хочет пребывать в этом блаженном состоянии слияния и симбиоза со своей малышкой. Естественное развитие ребенка предполагает, что это состояние слияния будет длиться совсем непродолжительное время, но мать не понимает этого и хочет оставаться в этом состоянии всегда и будет любыми – действительно любыми, и часто очень разрушительными действиями в адрес дочери —  это состояние вернуть. И тем закономерней финал фильма – психическое расстройство и самоубийство девушки, которая не является больше никем, кроме как дочерью своей матери.
Если обратиться за примерами не к кинематографу, а к случаям из собственной практики, то их тоже не мало. Взрослая дочь, живущая со своей матерью-старушкой, которая обладает прекрасным состоянием здоровья и энергией, пока дочь рядом и живет вместе с мамой. При любой попытке такой тридцати-, а то и сорокалетней дочери отделиться от мамы, мама тут же начинает болеть и страдать, например, от сердечных приступов. И так и остается дочка придатком своей матери до конца жизни. И такие мамы нередко, к тому же, еще и переживают своих дочерей, а таким дочкам кажется, что стоит уйти от мамы, зажить наконец-то своей жизнью – и мама умрет. И на алтарь маминой жизни возлагается своя собственная непрожитая дочерняя жизнь.
Если у дочери ценой невероятных, как правило, усилий, получается устроить свою личную жизнь, выйти замуж, родить ребенка, то мама будет в жизни дочери постоянным фоном, постоянным напоминанием – кому она должна быть благодарна за эту распрекрасную жизнь. Такие мамы нередко вхожи в пространство молодой семьи в любое время, тогда, когда маме (уже теще и бабушке) удобно. У нее нередко свой собственный ключ от квартиры, такая мама любит наводить чистоту и порядок в шкафах, в квартире – то есть опять сокращает пространство между собой и дочерью до минимума.
Ведь семья дочери для нее – не отдельная молодая семья, а продолжение собственного пространства, ведь создана-то она ее дочерью – ее продолжением, ее частью. Я встречалась со случаями, когда молодая семья, переезжая из одного города в другой, страдала от того, что приходилось перевозить с собой и маму – потому что мама вопрошала: как же так, при живой маме – и вы будете жить отдельно? Нередко такая мама начинает вышедшей замуж и родившей своего собственного ребенка дочери неявно, а иногда и прямо говорить о том, что муж сделал свою функцию – помог с зачатием и рождением ребенка, поэтому уже нужно подумать о разводе. Потому что муж – третий лишний для мамы, в этом святом пространстве, где может быть только она с дочерью. Бывает еще и такой выверт, который встречается достаточно часто, и поражает молодую семью: предлагается «отдать» маме внука или внучку, а молодой семье «радоваться жизни». Мама точно знает, как жить в слиянии с ребенком, ребенок – это продолжение дочери, и можно теперь продолжать жить в этом удушающем симбиозе с дочкиным продолжением. Также такие матери, как правило, асексуальны, и не приемлют никаких выражений расцветающей женственности у своих дочерей – ведь это очень опасно, т.к. грозит разрушением слияния с дочерью.
Еще пример из практики – мама не покупает своей подрастающей дочери одежду, т.к. у них теперь один размер, и они могут вместе носить одни и те же вещи, эдакий гардероб на двоих. И, пожалуй, один из наиболее потрясших меня примеров, который я не один (!) раз встретила в своей практике – это невероятная агрессия матери в адрес взрослой дочери, с унижающим и уничижающим текстом, который явно показывает, как мать не воспринимает дочь отдельным от нее существом ни в одном аспекте: «Ты – мое дерьмо, и смеешь мне возражать!».
Дочери таких матерей, как правило, гнетомы невероятным чувством вины перед мамой – ведь мама так любила их и заботилась о них, особенно в их детстве, и теперь, во взрослом возрасте приходится за этого «отдавать долг», при этом в качестве компенсации долга требуется ни много ни мало – собственная наполненная жизнь дочери. Справиться с этими посланиями можно, как и найти необходимую дистанцию в отношениях с матерью. Нередко эта дистанция должна быть очень велика. Как правило, это требует от взрослой дочери больших усилий и мужества, достаточно длительной терапии, но это того стоит, ведь цена вопроса – собственная жизнь вместо ее суррогата.

********************************************************************************

 Запись на консультацию

Зрелая любовь. Зрелая личность.

Зрелая любовь. Зрелая личность.

Зрелая любовь. Зрелая личность.

Юлия Латуненко


То что есть любовь — это не проходит никогда, независимо от того где вы, с кем вы… То, что ею не является умирает через время…
У любви истинной нет страсти, нет срока, нет возраста, нет социального статуса, нет обиды и упрека, ревности и зависти ( нет желания обладать ).. у нее нет быта, денег, дома, машины, у нее даже может не быть секса — да, так может быть ( о, этот тезис вряд ли вам понравится ) — у нее ничего нет, кроме доброты, нежности, сочувствия, внимательности, бережности и Любви, все остальные блага если даже и есть, то абсолютно не в фокусе… И самое главное, как ни странно это прозвучит : Страх потери в этом сорте любви отсутствует, может быть лишь горечь от потери, но страх, который руководит инстинктивными поступками в этом сорте любви отсутствует…
Да, все может начаться именно с того, что не есть Любовь — со страстей, упреков, требований, но если Она приходит со временем к вам ( а она приходит через кризис отношений и совсем не похожа на влюбленность ), у нее другое лицо — не такое уж яркое, не такое уж молодое и привлекательное может быть, но ее лицо полно спокойствия и доброты к любимому человеку и .. к себе ), вы поймете, что эта Любовь так же чиста, как Ничто, как Бог…
Вы скажете: « это идеальная любовь, что такой нет на этой земле, что здесь лишь возможны ее невротические формы: созависимость, садо-мазо физическое и эмоциональное, товарно-денежные сделки, где двое покупают у друг друга что-то и продают взамен что-то…».
 Но такая любовь существует в этом мире. Просто далеко не к каждому она приходит… Отчего это зависит? Я думаю от зрелости души… Думаю, каждый, кто читает эту статью сейчас подумал: «у меня-то зрелая душа, а Любви нет… вместо нее суррогат- созависимость, в которой боль, страдания, неудовлетворенность, закопанные в подвал обиды и куча скелетов в шкафу — врет автор статьи!»
Нет, дорогие читатели! Если вы несчастливы в любви, страдаете от отсутствия ее — это первый сигнал, что ваша душа незрелая, что она маленькая еще, как ребеночек,которому нужны хорошие добрые родители, которые будут любить просто так, а не за оценки и уборку квартиры или за то, что за младшим братиком хорошо присматривали. Чтобы вырастить свою Душу, сделать ее зрелой и принять в свою жизнь Зрелую любовь другого человека ( если конечно он вам после того как станет ваша душа зрелой еще понадобится зачем-то) и полюбить такой любовью другого , вам придется очень сильно потрудиться и полюбить для начала свое Тело и Душу, воссоединить их в одно целое, понять себя, свои чувства, свои потребности, научиться быть счастливым независимо от того есть кто-то рядом с вами , кто любит вас или вы абсолютно одиноки…
Это так трудно войти в эту зону и встретить сначала в ней боль и страх одиночества и ненужности… Большинство людей делают все, чтобы избежать переживания своего экзистенциального одиночества и остаются в неудовлетворительных отношениях всю свою жизнь или меняют « шило на мыло» и как кузнечики, прыгая с одной чужой ладони на другую… Нет,это не приводит к Зрелости Души и не приводит к Зрелой Любви, а скорее отдаляет Вашу встречу с нею…
Душа на пути к Зрелости должна рискнуть и посмотреть в глаза своему страху потери и своему одиночеству, принять себя одинокой в этом мире и только после этого войти в парные отношения. Для этого не обязательно разводиться со своим партнером сейчас, но научиться без страха говорить с ним начистоту стоит попробовать, открыться ему в своих чувствах, потребностях, научиться опираться на свои ресурсы, научиться говорить как «да», так и «нет» и принимать от партнера его «нет» не воспринимая это как личную обиду и отвержение.  Все это очень важно на пути к зрелости Души.
Формула зрелых отношений: «Все что я хочу взять из другого человека, я вполне могу взять и из себя, если любимый человек скажет мне «нет»».
И помните ваш партнер Ничего вам не должен и он не есть ваша собственность. Но как же это трудно принять не только на словах….

********************************************************************************

 Запись на консультацию

Поливагальная теория Стивена Порджеса

Поливагальная теория Стивена Порджеса

Как наша нервная система вредит нашей способности вступать в отношения.

Что если многие из наших проблем можно было бы объяснить автоматической реакцией нашего тела на то, что происходит вокруг нас? Что если излечение ментальных и эмоциональных нарушений, начиная от аутизма и заканчивая паническими атаками, лежит в новом понимании и подходе к тому, как функционирует нервная система?

Стефен Порджес, доктор философии, полагает, что это возможно. Порджес, профессор психиатрии в Университете Иллинойса (Чикаго), и директор входящего в него Центра Мозга и Тела (BrainBody Center), провел большую часть своей жизни в поисках разгадки механизмов работы мозга. Он разработал так называемую поливагальную теорию, в которой исследовал эволюцию нервной системы человека и происхождение структур мозга. Теория выдвигает предположение о том, что наше социальное поведение и эмоциональные расстройства имеют, по большей части, биологическую основу. Они как бы «вмонтированы» в нас – в большей степени, чем мы привыкли думать. Основываясь на этой теории, Порджес и его коллеги разработали техники лечения, которые могут помочь людям лучше общаться и выстраивать отношения.

RD: Пожалуйста, расскажите мне о теории, которую Вы разработали – поливагальной теории. Является ли она инновационной по отношению к теории двух нервных систем?

SP: Традиционная теория гласит, что автономная нервная система разделена на две ветви: одна называется симпатической, а другая парасимпатической. Такая классификационная модель появилась в конце 19 – начале 20 века. С годами она хорошо прижилась и стала популярной, хотя за эти годы наши знания значительно расширились. Главным образом, эта модель связала симпатическую систему с реакцией «бегство или нападение», а парасимпатическую систему с обычной жизнедеятельностью, когда человек находится в спокойном и устойчивом состоянии.

Такая модель автономной нервной системы перетекла в различные «теории баланса», поскольку большинство органов тела, таких как сердце, легкие и пищеварительный тракт, имеют как симпатическую, так и парасимпатическую иннервацию.

Большая часть парасимпатической иннервации берет начало в одном нерве – в так называемом вагусе, или блуждающем нерве. Он отходит от головного мозга и насыщает нервами желудочно-кишечный тракт, дыхательные пути, сердце и органы брюшной полости. Однако гораздо проще осмыслить эти проходящие через вагус нервные пути, если представить его в виде трубопровода или туннеля. Такое наблюдение подвело ученых к выводу о том, что различные ткани нерва рождаются в разных областях ствола головного мозга. Например, нервные проводящие пути, идущие по вагусу к нижней части пищеварительного тракта, начинаются в одной части мозга, в то время как нервные проводящие пути, идущие к сердцу и легким, исходят из другой его части.

Теория состоит в том, что система реагирует на вызовы реального мира по принципу иерархии, а не по принципу баланса. Другим словами, если мы будем изучать эволюционный путь, пройденный автономной нервной системой и то, как она постепенно развивалась у позвоночных (от древней бесчелюстной рыбы до рыбы с костями, млекопитающих и человека), мы обнаружим не только комплексный рост коры головного мозга (внешнего слоя мозга, который составляет самую большую его часть), но и изменение принципа работы автономной нервной системы.

Это больше не вопрос баланса симпатической/парасимпатической системы. Это, по сути, иерархическая система.

RD: То есть сначала происходит что-то одно, потом другое, а потом третье?

SP: Именно. И это влияет на то, как мы реагируем на этот мир. Иерархия состоит из трех основных циклов. Один цикл может доминировать над другим. Обычно мы реагируем с помощью более новой системы, а если она не работает, мы обращаемся к той, что старше, а затем к самой древней. Мы начинаем с самых современных систем, а затем продвигаемся в обратном направлении.

Таким образом, поливагальная теория принимает во внимание эволюцию автономной нервной системы и то, как она организована. Но она также подчеркивает, что вагальная система не является единым целым, как мы полагали долгое время. На самом деле существует две вагальные системы, старая и новая. Отсюда и происходит название – «поливагальный». Завершающая, или новейшая стадия, является уникальной для млекопитающих и характеризуется вагусом, проводящие пути которого имеют миелиновую оболочку.

Вагус является самым главным нервом парасимпатической системы. Она имеет две основные ветви. Самая недавняя из них миелинизирована и связана с краниальными (черепными) нервами, которые контролируют выражение лица и органы вокализации.

RD: То есть, в сущности, работает на благо того, кто на нас смотрит, верно?

SP: Верно, но в том числе и на наше благо, в моменты, когда мы на кого-то смотрим, или общаемся, или подаем знаки, или даже слушаем. Мы забываем о том, что слушание – это «моторное» действие, связанное с напряжением мышц среднего уха. Мышцы среднего уха регулируются лицевым нервом – и он же отвечает за поднятие век. Когда вас заинтересовало то, о чем говорит ваш собеседник, вы поднимаете веки, и, одновременно с этим, мышцы среднего уха напрягаются. Теперь вы готовы воспринимать его голос, даже при наличии фонового шума.

RD: Очень интересно. Как можно было бы использовать эти принципы и выводы применительно к способу лечения?

SP: Допустим, вы терапевт, или родитель, или учитель, и один из ваших клиентов, студентов или детей сидит с пустым, ничего не выражающим лицом. Мышцы его лица не имеют тонуса, веки прикрыты и взгляд отведен куда-то в сторону. Вполне вероятно, что у этого человека будет также отмечаться слуховая гиперчувствительность и сложности в том, чтобы регулировать состояние своего тела. Это общие отличительные черты для сразу нескольких психиатрических расстройств, включая невроз тревоги, пограничное расстройство личности, биполярное аффективное расстройство, аутизм и синдром гиперактивности.

Нервная система, отвечающая и за состояние тела, и за мышцы лица, оказывается как бы вне доступа. Таким образом, можно отметить, что у таких людей часто неявно или недостаточно выражены чувства на лице, они обычно выказывают тревожность и беспокойство – поскольку их нервная система не предоставляет им информации, которая позволила бы им успокоиться.

RD: Как поливагальная теория изменит методы лечения людей с такими нарушениями?

SP: Как только мы поймем механизмы, обуславливающие нарушения, мы наверняка найдем способ их исцелять. Например, вы больше не будете говорить «Сиди спокойно» или наказывать человека за то, что он не способен сидеть спокойно. Вы никогда не скажете: «Почему ты не улыбаешься?», или «Постарайся слушать внимательнее», или «Посмотри мне в глаза», когда такие навыки отсутствуют. Нередко программы лечения пытаются научить клиента устанавливать контакт глазами. Но зачастую это просто невозможно, если у индивида имеется нарушение вроде аутизма или биполярного аффективного расстройства, так как их нервная система, отвечающая за спонтанно возникающий пристальный взгляд, просто выключена.

Эта более новая, отвечающая за социальные контакты, система проявляется только тогда, когда нервная система определила окружающее пространство как безопасное.

Само понятие безопасности относительно. Мы с вами сидим в этой комнате, и, вроде бы, ничто нам не угрожает. Мы чувствуем себя здесь в безопасности, однако, вполне возможно, что молодой женщиной, страдающей паническими атаками, это пространство может ощущаться как содержащее угрозу. Что-то в этой комнате, являющееся безопасным для нас, может запустить в ней физиологическую реакцию мобилизации и защиты.

RD: То есть, если внешне она не проявляет никаких эмоций или же, напротив, суетится и нервничает, возможно, у нее даже нет выбора. Это просто неврологический феномен, верно?

SP: Верно. Все дело в бессознательной и подсознательной нейробиологической мотивационной системе. Она не нарочно это делает. Это всего лишь адаптация к ситуации, которую ее нервная система оценила как опасную. Вопрос в том, как вытащить ее из этого ощущения угрозы? Традиционной стратегией было бы убеждать ее, приводить доводы, сказать ей, что никакой опасности нет, договариваться с ней, поощрять ее, наказывать, если она не реагирует так, как нужно. Другими словами, мы попытались бы взять под контроль поведение. Но такой подход не слишком хорошо работает с механизмами социального общения, так как, по всей вероятности, они запускаются висцеральной системой организма. Наши текущие знания, основанные на поливагальной теории, подводят нас к более эффективному методу. Итак, чтобы успокоить человека, мы разговариваем с ним тихо и мягко, понижаем тон голоса для того, чтобы запустить у человека механизмы слушания. Мы обеспечиваем человеку спокойную обстановку, в которой нет громких посторонних звуков и шумов.

RD: Потому что им сложно воспринимать человеческий голос на фоне постороннего шума?

SP: Правильно, потому что эти системы не работают нормально и потому что громкие фоновые звуки запустят определенный физиологический режим и защитные механизмы.

RD: То есть, если человек находится в сильно возбужденном состоянии, он или она могут быть неспособны вычленить человеческий голос среди множества шумов и звуков?

SP: Именно так. Людей в таком состоянии нередко просят пройти тесты на слух, и они показывают прекрасные результаты, если тестирование проходило в полностью звуконепроницаемых комнатах.

Люди же, чья нервная система функционирует нормально, обладают определенными механизмами, позволяющими им различать звуки помимо фоновых. Эти механизмы нивелируют низкочастотные фоновые шумы, обеспечивая возможность слышать человеческий голос более четко даже при наличии громких звуков вокруг.

Эти механизмы не доступны людям с определенными нарушениями.

 Например, маленькому мальчику, страдающему аутизмом, будет сложно выделять человеческие голоса при наличии фонового шума. Они будут растворяться, теряться, «исчезать» на фоне окружающих звуков. Поэтому люди, страдающие аутизмом и некоторыми психиатрическими нарушениями, не любят ходить в большие торговые центры или в места с шумной вентиляционной системой. Окружающие звуки деформируют для них человеческий голос.

RD: А как обстоят дела с обычными невротиками, вроде нас с вами, у которых не обнаружено или не диагностировано никаких нарушений, но кто периодически испытывает стресс или тревогу? Какой способ лечения могла бы предложить поливагальная теория?

SP: По большей части, такое же, как и для людей с гораздо более серьезными расстройствами.

Например, при стрессе мы зачастую начинаем какую-то активную внешнюю деятельность. Но, на самом деле, это приводит к еще большему сокращению функций системы социального взаимодействия.

Такая активность может действовать как обезболивающее, вместо того, чтобы работать над усилением ощущения безопасности и защищенности.

Поливагальная теория предлагает стратегии, помогающие создать это ощущение безопасности: уединение в спокойном, тихом месте, игру на музыкальных инструментах, пение, спокойный, тихий разговор, или даже прослушивание музыки. Подумайте, что мы обычно делаем, когда испытываем стресс? Мы закрываем себя от межличностных отношений вместо того, чтобы двигаться навстречу им. Но для человека естественно воспользоваться помощью других людей для того, чтобы уравновесить свое ментальное и эмоциональное состояние. Поэтому когда вы спрашиваете: «Как мы можем применить это знание?», – ответ заключается в том, что мы должны заново понять: а что означает быть человеческим существом?

Частью человеческой природы является быть зависимым от других людей.

Не все время, конечно. Подобно большинству млекопитающих, мы пришли в этот мир с ощущением огромной зависимости от людей, заботящихся о нас, и эта потребность связи с другими проходит через всю нашу жизнь. По мере того, как мы растем, нам необходимо найти безопасное место, чтобы мы могли спать, испражнятся и размножаться. Мы создаем его, ставя стены и выстраивая границы и личное пространство. Или мы можем завести собаку, которая будет охранять нас, пока мы спим. Смысл этих стратегий в том, чтобы создать пространство, в котором нам не пришлось бы больше чувствовать себя гипер бдительными, которое позволило бы нам участвовать в жизненных процессах, уместных для безопасной ситуации. Механизмы социального взаимодействия (контакт глазами, слушание других) заставляют нас отказаться от нашей гипер бдительности.

Вернемся к теме клинического применения: когда мы видим людей внешне неэмоциональных, с пониженным мышечным тонусом, полуопущенными веками; людей безо всякой интонации в голосе или испытывающих сложности в том, чтобы расслышать речь окружающих; людей в состоянии беспокойства и напряженности, – мы можем предположить, что такие физиологические проявления могут иметь отношение к адаптивным функциям защиты. Но эти адаптивные функции будут плохо встраиваться в социальный контекст, в котором живет индивид.

RD: Вы хотите сказать, что они думают, что этот мир небезопасен?

SP: Это не относится к когнитивному процессу.

Это физиологическая реакция, затрагивающая нервную систему. Это не осознанная реакция: большинство людей, которые так себя чувствуют, предпочли бы так себя НЕ чувствовать.

Они просто не могут ее отключить. Мы должны осознать, что такие чувства являются физиологической реакцией, запускаемой особыми нервными цепочками, и нам необходимо понять, как оздоровить эти цепочки, отвечающие и содействующие нашему социальному поведению. Это важная часть исследования – мы действительно можем оживить, восстановить эти нейронные цепи благодаря набору техник: интонация, понижение количества возбуждающих факторов в окружающем пространстве, слушание, присутствие знакомых лиц и знакомых людей.

Нередко, когда мы испытываем стресс или тревожимся, мы стараемся отвлечь себя, меняем обстановку или вид деятельности. Мы говорим: «Пойдем в парк! Давай займемся чем-нибудь другим». Но нам необходимо понять, что нервная система, на самом деле, нуждается в привычных вещах и предсказуемости, которая является метафорой безопасности.

RD. Это объясняет, почему некоторые жители Нью-Йорка не покинули Манхэттен после событий 9 сентября.

SP: Именно. «Мы все тут знаем. Это наш дом». А «дом» – это мощная метафора безопасности.

RD: Я слышал о том, что человеческий ум иногда описывают как параноидальный инструмент. В качестве обоснования приводится идея о том, что, когда мы живем нашими ощущениями, в моменте здесь и сейчас, мы обычно чувствуем себя в безопасности, но наш думающий ум часто подсовывает нам пугающие образы и воспоминания, как если бы он заранее ожидал какую-то угрозу.

SP: Я могу парировать, описав вам ту часть нашей нервной системы, которая полностью сфокусирована на нашей реакции на окружающих людей и даже на млекопитающих, например, собак и кошек.

Это не та часть нервной системы, благодаря которой мы можем войти в состояние просветления или экстаза.

В некотором смысле, это очень заземленный компонент нашей нервной системы. Он запускает контакт с определенными уровнями ощущений, отличными от тех, которые описываете вы. На этих уровнях мы ощущаем телесную информацию изнутри, в наших органах. Телесная информация такого рода проходит по нервам вверх по позвоночному столбу и распространяется лучами наверх к коре головного мозга. Эта часть нервной системы обеспечивает контакт с реальностью; она регулирует состояние нашего тела, заставляя нас быть настороже, наготове. Она не включает в себя весь человеческий опыт, но она действительно отвечает за большинство вещей, которые принято называть социальным взаимодействием. Можно сказать, что общение является важным компонентом психологического опыта для человеческих существ. И эта система – система социального взаимодействия – определяет качество такого общения: наши особенности, которые мы показываем людям, выражение лица, интонация голоса, кивки головой, даже жесты – все является ее частью. А если я отворачиваюсь во время разговора с вами, если я говорю монотонно, безо всякой интонации, если я прикрываю глаза – какова будет ваша внутренняя реакция? Как вы себя чувствуете, когда я так делаю?

RD: Кажется, будто вы отсутствуете, уходите в себя и закрываетесь, будто вы не включаетесь.

SP: «Не включаюсь» – и это может интерпретироваться собеседником как оценка, антипатия, незаинтересованность в общении, надменность, или подозрительность, или недостаток доверия.

То есть к мимике, которая для некоторых людей является не более чем физиологической реакцией, теперь присоединяется еще и моральная или, по крайней мере, мотивационная дополнительная интерпретация. Ее наличие может быть оправданным, а, может, и нет. Социальное общение – это уникальный и очень мощный компонент наших взаимосвязей.

Насколько ценно это знание? Возьмем три типа клинических групп.

Первый: постоянно плачущие, капризные или страдающие коликами младенцы.

Второй: дети с синдромом дефицита внимания.

Третий: дети с разной степенью аутизма.

Как чувствуют себя родители детей, относящихся к этим трем типам? Чувствуют ли они, что дети их любят? Легко ли им любить своих детей? Или, может быть, они чувствуют, что дети их дурачат или не любят? Что они чувствуют?

В случае с капризным ребенком родители часто чувствуют, что попытки проявить заботу и любовь отвергаются. В случае с гиперактивным ребенком они чувствуют, что их попытки завязать отношения отвергаются. Подобным же образом они чувствуют себя и с аутичным ребенком. То есть они реагируют на общую черту, проявившуюся в этих трех типах детей. Нервная система родителей интерпретирует особенности своего ребенка и приходит к выводу о том, что он мотивирован их не любить.

Как сила знания и науки помогает таким семьям? Где и как можно было бы применить эти знания? Мы можем научить этих родителей пониманию того, что механизмы поведения их ребенка никак не мотивированы и не направлены против них. Мы можем научить родителей, что необходимо утешать и успокаивать их детей. А что обычно происходит в этих трех случаях? Родители сильно расстраиваются, общение становится все менее спокойным, страсти накаляются, и ребенок начинает вести себя еще хуже.

RD: Они не могут помочь, но демонстрируют свое беспокойство и тревогу из-за поведения ребенка?

SP: Да, и эта тревога создает еще больше раздражителей для ребенка, к тому же часто преподносится ему в виде злости. И родителя можно понять, ведь он думает, что ребенок его не любит. Очень печально.

RD: Использовали ли вы эти принципы при лечении аутизма?

SP: Да, но я подошел к нему с совершенно другого уровня. Я фактически попытался запустить у аутичного ребенка невральный механизм, который позволил бы ему установить больший зрительный контакт и использовать мимику. Отправной точкой послужил их способ воспринимать информацию на слух, и я практически создал лечебную программу, стимулирующую активное слушание по-разному интонированных звуков.

Эта лечебная система работает очень хорошо и очень быстро – в течение нескольких часов. От 60 до 80 % детей демонстрируют изменение взгляда, активности сердечного ритма, внутренних реакций и способности строить речь. Изменение взгляда и экспрессивности лица ребенка с диагнозом аутизм полностью меняет характер его взаимодействия с родителем. Это поразительно. Вероятно, наиболее интересным является тот факт, что родители даже не осознают, что такие изменения происходят, ведь это такой естественный процесс.

Если я смотрю на вас, и наш контакт ощущается как безопасный и уместный, а ваша нервная система хорошо отлажена, то, если бы я отвернулся, вы испытали бы дискомфорт. Но затем, если бы я повернулся к вам снова, вы вернулись бы к теме разговора и забыли бы о том, что я отворачивался. То же самое происходит с родителями аутичных детей. Как только ребенок открывается контакту, они забывают о том, что у ребенка были проблемы такого рода. Наша нервная система ожидает экспрессивности лица и диалога. Когда такое ожидание не оправдывается, мы чувствуем себя плохо. Когда оно вновь возвращается, это естественно.

RD: Вы можете поговорить о поливагальной теории в связи с нашей потребностью в безопасности и нашей реакцией на то, когда мы ощущаем ее отсутствие?

SP: Мы до сих пор пользуемся той же «импульсной» системой общения, когда проверяем готовность кого-то к взаимодействию.

Регуляция нашей нервной системой лицевых мышц дает нам возможность уменьшить психологическое расстояние до того, как нам придется иметь дело с естественным риском сблизиться физически. Система социального взаимодействия позволяет людям касаться друг друга. Мы не просто подходим и прикасаемся к кому-то; происходит настоящее сотрудничество между лицом, системой вокализации, другими телесными импульсами, чтобы проверить, насколько нам безопасно с человеком напротив нас. И только тогда мы можем прикоснуться. Таким образом, механизмы установления социального контакта предшествуют развитию социальных связей. Эти механизмы обеспечивают возможность протестировать взаимодействие сначала в «психологическом пространстве», где риск будет очень маленьким, и только затем продолжить проверку в условиях физического сближения. Поливагальная теория показывает, что, по мере того, как рептилии эволюционировали в млекопитающих, невральная регуляция сердца и легких изменилась. Теперь она стала регулироваться областью мозга, контролирующей также и лицевые мышцы. После этого установилась прямая связь между эмоциональной экспрессивностью, проглатыванием пищи, слушанием и социальным взаимодействием и тем, как мы регулируем наши тела. Эти компоненты стали нас успокаивать. Таким образом, мы могли бы использовать механизмы общения для того, чтобы успокаивать людей и поддерживать в них здоровье, развитие и способность к исцелению.

Все знают, что социальная поддержка – это хорошо. Но каковы свойства социальной поддержки, и почему она работает? Она оперирует, в основном, именно теми механизмами, о которых мы сейчас говорим. Она запускает связанную с миелинизированным вагусом систему социального взаимодействия, которая нас успокаивает и отключает реакцию на стресс. Происходит само-успокоение, а это делает нашу метаболическую систему намного более устойчивой и эффективной. Теория включает в себя сложную взаимосвязь систем: как нервы, регулирующие сердце и легкие, связаны с нервами, отвечающими за поперечно-полосатые мышцы лица и головы. И как кора головного мозга регулирует области мозгового ствола, контролирующие упомянутые выше системы, позволяя нам отключить защитные стратегии. Есть еще одна вещь, о которой я должен сказать: как мы можем отличить друга от недруга? В нашем мозге есть область, которая улавливает сигналы о биологических движениях и намерениях. Эта область выявляет знакомые лица, знакомые голоса и знакомые движения. Таким образом, жесты, выражение лица и способ вокализации, которые кажутся «безопасными», выключают те области мозгового ствола и лимбического мозга, которые отвечают за нападение, бегство и реакцию замирания.

RD: Речь идет о симпатической нервной системе?

SP: На самом деле, даже больше. Лимбическая система «захватывает» симпатическую систему (равно как и т.н. ось гипоталамус – гипофиз – кора надпочечников – второй шейный позвонок), чтобы включить защитные механизмы бегства-нападения нашей мобилизационной системы и системы застывания и обездвиживания.

RD: Как к этому относится реакция «застывания»?

SP: Бегство и нападение, на самом деле, программируются в различных областях мозга. Несмотря на то, что они порождают одинаковые непроизвольные реакции, например, влажные руки или учащенное сердцебиение, на самом деле, они представляют собой разные программы движения и продуцируются разными отделами мозга. Но реакция застывания абсолютно иная. Нападение и бегство – это реакции мобилизации. Тогда как застывание – это иммобилизация, а иммобилизация является потенциально летальной для млекопитающих.

RD: Это как быть напуганным до смерти?

SP: Именно. Используем как метафору игру кошки с мышкой. Когда мышь сталкивается с кошкой, она может впасть в обморочное состояние, напоминающее смерть. Ее тело обмякнет и не будет ни на что реагировать. И, на самом деле, примерно 20% мелких млекопитающих, использующих такую стратегию симуляции, погибнут. Но когда они притворяются мертвыми – это неосознанное поведение. Это рефлекторная реакция адаптации. Они в буквальном смысле находятся в состоянии диссоциации. Их болевой порог повышается.

RD: Происходит ли подобное и с человеком?

 

SP: Это может быть частью синдрома посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

ПТСР может помочь повысить болевой порог, он может быть подготовкой к гибели. Многие млекопитающие обладают этим механизмом. В определенном смысле, это красивая стратегия: если тебе суждено умереть, просто повысь болевой порог и скажи «Прощай».

 

 

Но есть другая форма иммобилизации – иммобилизация без страха, и она позитивна и приятна. Часто иммобилизация без страха необходима, чтобы мы могли наслаждаться сексом. Это состояние обездвиживания без страха характерно для млекопитающих женского пола. Хотя, на самом деле, мужчины тоже могут прийти в это состояние «замирания», но уже после секса. Однако существует важная связь между иммобилизацией без страха и наличием безопасного пространства. Как говорится, если хотите украсть что-то у мужчины, сделайте это сразу после секса. Они становятся совершенно беспомощными. С другой стороны, для того, чтобы действительно насладиться сексом, женщине, в определенном смысле, необходимо чувствовать себя в безопасности с мужчиной, тогда она сможет замереть, не испытывая страха.

RD: Какое отношение имеет ко всему этому поливагальная теория?

SP: В теории содержится 2 важных положения.

Первое касается связи между лицевыми нервами и нервами, регулирующими работу сердца и легких.

Второе говорит о филогенетической иерархии, описывающую эволюционную последовательность от примитивного, немиелинизированного вагуса, отвечающего за сохранение метаболических ресурсов, к симпатическо – надпочечниковой системе, участвующей в стратегии мобилизации, и к миелинизированному вагусу, регулирующему состояние телесного спокойствия и механизмы социального поведения.

Эта иерархия подчеркивает, что новые «цепочки» главенствуют над старыми.

Мы используем новейшие цепочки для самоуспокоения, утешения и общения. Если это не срабатывает, мы используем симпатическо – надпочечниковую систему, чтобы активизировать механизм бегства-нападения.

А если и он не срабатывает, мы прибегаем к очень старой вагусной системе – системе застывания и отключения.

То есть, теория утверждает, что наши физиологические реакции иерархически организованы согласно тому, как мы реагируем на вызов, и иерархия реакций соответствует последовательности, с которой развивались эти системы. Кроме того, взаимосвязь между нервами, регулирующими лицо, и нервами, регулирующими сердце и легкие, позволяет нам сделать вывод о том, что мы можем использовать лицевые мышцы для того, чтобы успокоиться. Подумайте об этом: когда мы испытываем стресс или тревогу, мы используем мышцы лица, включая уши. Чтобы успокоиться, мы едим или пьем, мы слушаем музыку, мы говорим с людьми.

RD: То есть мы могли бы «сыграть» какое-то выражение лица, чтобы успокоиться?

SP: Совершенно верно. Система социального взаимодействия включает в себя нервы, регулирующие лицо, и миелинизированный вагус, регулирующий работу сердца и бронхов. Мощь системы социального взаимодействия удивительна и с точки зрения ее влияния на поведение и ментальное состояние, и с точки зрения скорости, с какой она начинает откликаться.

RD: Итак, обладает ли человек возможностью осознанного доступа к неврологическим системам, развившимся более поздно, вместо того, чтобы автоматически прибегать к нашим системам реагирования? И, если это так, можем ли мы использовать их для того, чтобы преодолеть ту смутную тревогу, с которой живут многие из нас?

SP: Во-первых, слушайте свое тело. Ваше тело сообщает вам, что оно находится в нездоровом состоянии. Ваше тело плохо адаптировано к длительным периодам стресса и тревоги. И, хотя вы и не можете контролировать все свое окружение, вы способны контролировать некоторые его части. Мы также должны признать и относиться с уважением к нашим индивидуальным особенностям. Тот факт, что важному для нас человеку очень нравятся шумные вечеринки, вовсе не означает, что наша собственная нервная система может с ними справиться. Понимая это, мы можем так организовать свою жизнь, чтобы наше окружение было более гармоничным и мирным, тогда не будет необходимости запускать нервные цепочки.

Но, в принципе, нам надо учиться направлять ситуации в нужное нам русло, находить способы обретать спокойствие и чувствовать себя в безопасности. Моя идея заключается в том, что надо отнестись к этому с уважением. Мы не можем минимизировать эти реакции только потому, что нам они кажутся незначительными.

Решением будет отнестись с уважением и пониманием к реакциям тела. Когда поднимается это чувство загнанности, мы можем обойтись с ним, сказав себе: «Как я могу его дозировать»? Например, аутичные дети чувствуют себя в ловушке постоянно, потому что их физиология говорит: «Сваливай отсюда». А их заставляют сидеть, устанавливать контакт глазами, делать вещи, которые вселяют в них ужас. Для того, чтобы их лечить, нам надо сначала научиться уважать то, что говорят их тела.

В сухом остатке: наша нервная система оценивает окружающее пространство по шкале риск – безопасность. Она делает это автоматически и постоянно. Она похожа на радар, который все время прощупывает, находимся ли мы в безопасности. Мы можем воспользоваться множеством метафор.

Кто-то, например, может сказать: «Мне не нравится энергетика в этой комнате». Давайте рассмотрим, что это означает.

Вполне возможно, что люди не смотрят вам в глаза, никто не приглашает вас к общению, а вокруг много фонового шума. Сейчас мы можем отследить множество таких факторов.

RD: Что вы могли бы сказать в заключение?

SP: Я думаю, нам важно помнить, что мы можем использовать более высокие когнитивные процессы для того, чтобы сохранить значимые и позитивные связи с людьми, даже во время стрессовых ситуаций. Когда мы находимся в состоянии мобилизации и тревоги и хотим пообщаться, обратиться к кому-то в более спокойной и интимной обстановке, нам надо поставить на тормоз нашу симпатическо – надпочечниковую систему и задействовать нервные цепочки, стимулирующие социальные механизмы. Мы можем достичь этого, задействуя мышцы лица, устанавливая контакт глазами, регулируя тон голоса и слушая других. Процесс использования мышц лица и головы для модулирования степени нашего социального взаимодействия явным образом изменит наше физиологическое состояние за счет влияния вагуса на сердце, и так же явно сгладит воздействие симпатическо – надпочечниковой системы. Тогда мы сможем быть в большем контакте с реальностью, более бдительными и включенными. Нервные цепочки, отвечающие за социальное взаимодействие, содействуют, в том числе, и нашему здоровью.

Про материнство

Про материнство

 

Про материнство


Мир женщины полон разных ролей. Мама, жена, невестка, подруга, коллега, дочь, соседка. Нет, нет. Это не разные женщины. Это одна и та же. 

Каждой из этих ролей прилагается свод правил и предписаний, которым должна следовать  женщина. Если мама, то заботливая; если жена, то любящая и хозяйственная; если невестка, то покорная и кроткая и т.д. 

Данные правила с детства втолковываются в подсознание. Во взрослую жизнь юная девушка входит с набором метальных установок, что можно и чего нельзя делать.  Очень  неприятная ноша, скажу  я вам.

Данные поведенческие предписания являются очень хорошим подспорьем для формирования чувства вины. Мама должна быть ласковая, добрая, заботливая. В мыслях сразу же всплывает образ  женщины, со здоровым румянцем на лице, с теплотой во взгляде, склонившаяся над кроватью своего чада и поющая колыбельную песню.
А в жизни то не так.
С взъерошенными волосами, темные круги под глазами, мечется эта сама мама от кровати ребенка к кухне. А впереди еще прогулка и приход старшего сына со школы. С ним то нужно успеть сделать все уроки, смастерить поделку. Ах да… еще ж и муж скоро должен вернуться, и, наверняка он есть попросит, а ты, как обычно, не успела, так как младший с рук не слазит. Умные книжки ведь пишут, что если ребенок плачет, значит  прокричаться ему давать нельзя , нужно немедленно брать на руки, чтобы он чувствовал материнское тепло и запах.
Да, все ведь правильно, и все понятно, но…. Почему  у меня не получается? Со мной что-то не так? И мама я не ласковая, так как, нет-нет, и срываешься на крик,  а потом сожалеешь. Ведь не виноват старший сын в моей усталости и  в том, что младший брат не спал всю ночь и теперь мама  подобна мегере. И жена я плохая:  не встречаю мужа  в красивых нарядах,  на моем халате следы от отрыжки малыша и ужин не готов. О порядке в доме лучше вообще промолчать.
А ведь я же женщина и хотелось бы не забить на себя. Но и тут проколы. Ладно, займусь собой, когда переделаю все дела. А еще ж хотела статью для своего сайта написать. Но… это вообще потом. Вот только все сделаю: отделю горох от фасоли и можно идти на бал.
А дела, как назло,  заполняют все пространство: тот чашку не убрал, тот тарелку не вымыл и малыш, которого ты 2 часа пыталась уложить спать, после 5 минутного сна снова требует внимания.
Как говорится, хорошо быть в декрете: утром встала чай себе налила, а вечером попила.
Что же я делаю не так? Почему весь день в моем внимании нуждаются все? Даже любимая кошка начинает бесить, когда трется об ноги. Раньше я так любила ее мурчание,  а сегодня она вдруг стала раздражать.
Ну почему я всем нужна? Ну сделайте хоть что-то сами, имейте совесть. Я маникюр хочу сделать, статью написать, почитать книгу и пойти погулять по магазинам. Одна, без коляски и детей!!!
Продолжать дальше? Пожалуй, хватит.  Да и жаловаться не на что.  Неужели так уж плохо, что я нужна своим детям, мужу и кошке?
Да, сегодня старшему сыну нужно помочь с уроками, ответить на все вопросы, а  11 летнему парню  требуются  логические ответы, а не «я так сказала».  Но ведь еще через несколько лет он отдалится от меня, и уже я буду просить его внимания. Буду звонить и интересоваться где он и с кем, когда будет дома, поел или нет, как дела  и т.д. И, ой как не хочется,  чувствовать себя ненужной в этот момент.
Да и малыш  подрастет незаметно. Сейчас он во мне нуждается как в воздухе. Да, пусть я не сплю ночами, пусть ем одной рукой и не могу позволить себе кушать все, что захочу, так как малыш на грудном вскармливании, но ведь я ему нужна.  Пусть меня пугают, что приучу сыночка к рукам  и тем самым избалую, но как же приятно слушать, как он сопит, как его щечка прижимается к моей щеке. Я нужна ему!!!!!  Так будет не всегда.
Все это пройдет очень быстро. Когда-то я смогу спать до обеда, кушать все, что захочу и заниматься консультированием и составлением коррекционных программ днями напролет.  Но уже буду не нужна. Скорее, во мне не будут остро нуждаться  так, как сейчас.
А пока…. Я не буду стремиться  все успевать и соответствовать каким-то чужим  представлениям об идеальной маме, жене и хозяйке. Кто-то считает, что у меня в доме бардак? Я могу предложить им  веник и совок, пусть помогут  мне это исправить.
Важным вещам – важное место в жизни. Я нужна своим близким. И если будет стоять выбор: уборка или прогулка с детьми, мой выбор в пользу детей. Лучше я приготовлю картошку с котлетами, вместо ризотто и  суши. А в оставшееся время обсудим с мужем планы на ближайшее будущее. Дела никогда не заканчиваются, а то, сколько пробудут с нами наши близкие, нам не известно.
Я им нужна сейчас и это счастье!!! Пусть так будет как можно дольше.
   На последок, хочу поделиться своей любимой притчей, которая помогает мне в трудные жизненные моменты.
   Это было во времена гонений на христиан. В одном селении жила христианская семья. Отцу трудно было прокормить жену и маленьких ребятишек, хоть он и работал, не покладая рук. Но всю свою печаль он возложил на Господа и верил, что когда-нибудь все изменится к лучшему. Как-то, чтобы и себя, и семью свою подбодрить, выгравировал отец на дощечке слова: «ТАК БУДЕТ НЕ ВСЕГДА». И повесил надпись на видном месте в доме.

   Прошли годы гонений, и наступило время достатка и свободы. Выросли дети, появились внуки. Собрались они за богато накрытым столом в родительском доме. Помолились, возблагодарив Господа за посланные дары.

Старший сын вдруг заметил старую табличку.

– Давай снимем, – говорит отцу, – так не хочется вспоминать о тех тяжелых временах. Ведь теперь все позади.

– Нет, дети мои, пусть висит. Помните, что и ТАК тоже будет НЕ ВСЕГДА. И учите этому своих детей. Нужно уметь за все благодарить Господа. Тяжкое время – спасибо за испытания. Легко тебе живется – спасибо за достаток. Только тот умеет быть благодарным, кто всегда помнит о вечности.
С верой в вас
Татьяна Сарапина
Тренер умных женщин и мама)

********************************************************************************

 Запись на консультацию

Разрушение иллюзий в терапии психологической травмы

Разрушение иллюзий в терапии психологической травмы

Разрушение иллюзий в терапии психологической травмыЕлизавета Павлова

В какой-то момент психологу приходится стать разрушителем иллюзий клиента-травматика – не со зла и не нарочно. Но приходится показывать, что реальный мир – есть реальный мир, и некоторые твои мечтания не будут в нём воплощены никогда. Извини, мне очень горько, но какие-то вещи просто физически невозможны.

И тут от психотерапевта требуется устойчивость к аффекту (бурному проявлению эмоций) и умение не бросать бушующего клиента в одиночестве, а сочувственно присутствовать. Клиент может злиться и яриться, а может просто горестно оплакивать несбывшееся со всей силой страсти, но выглядеть это будет пугающе.

Клиент-травматик, как можно догадаться, глубоко несчастное и израненное существо. Он привык с детства к дурному обращению, отсутствию поддержки, необходимости самостоятельно решать вопросы, к которым не готов по возрасту и уровню зрелости (преждевременная сепарация – это вот про это). Он измучен и истощён. И вот он добирается до психотерапевта и получает порцию искренней поддержки и участия. «Ты добрый и хороший! – вопит израненный травматик, – тогда теперь я должен получить всё, всё, всё что мне недодавали десятилетиями. И я получу это от тебя». И травматик складывает на психолога груз претензий и нереализованных ожиданий за десятилетия. И требует любви, тотальной доступности, контроля и чтения мыслей (да-да! Люби меня так, как я хочу, давай мне то, чего мне нужно. Нет, ты неправильно меня любишь. Не те слова говоришь, не так смотришь, не так улыбаешься!). А если психотерапевт не угадывает (а он с высокими шансами не угадывает), травматик сердится и злится. И топает ножками и кричит.

Вообще-то, в норме, стадию, в которой ребёнок знакомится с реальным миром, необходимо было проходить гораздо раньше. Когда двухлетка топает на родителей крохотными ножками и ужасно возмущается, что любимая мама не даёт конфету, а, наоборот, укладывает в кроватку и настаивает на скучном сне после обеда – это умиляет. Малыш такой лапочка, крохотный и совсем безобидный, его сердитость так очаровательна. Когда на тебя топает ногами и кричит в кабинете взрослый здоровенный дядечка или тётенька (Ты меня не понимаешь! Я тебе не важен! Ты такая же, как все!!!) – это, знаете ли, пугающее зрелище. Знаю психологов, которые попросту не выдерживают клиентского аффекта, пугаются их ярости и – кто-то замирает, изображая мраморную статую, кто-то говорит пустые «правильные» слова в попытке утихомирить. Травматика, естественно, это нисколечко не успокаивает. Клиент-травматик обычно привык, что его сильные чувства или игнорируются, или напрямую запрещаются (например, в родительской семье считалось, что «не надо потакать детским истерикам», вот и запрещали ребёнку проявлять сильные негативные чувства). Поэтому травматик часто вырастает с внутренней иррациональной уверенностью, что его негативные чувства – страшны и убийственны. И что они могут ранить и убить напрямую, да-да. Ой. Я, кажется, убил психолога?…

И ещё один нюанс. Травматик настоящей, здоровой любви и полноценного, ненарциссического принятия и не видал сроду – соответственно, не знает, на что это похоже. Травматик только мечтал о недоступном: «Вот я когда-нибудь найду свой Дом. Там меня будут всегда ждать и любить. ВСЕГДА. И там я получу всё то, без чего мне было эти годы так плохо». Соответственно, к тому месту и тому человеку, который даёт любовь и принятие – ожидания нереалистичные. Этот человек должен быть всегда доступен, понимать без слов, говорить именно то, что травматик хочет услышать, заботиться уместно (а когда мне не нужно – не лезть со своей бестолковой заботой!) и т.п. В общем, быть идеалом. Догадались, в чём загвоздка? Идеалов не существует. Не родился на Земле идеальный человек. Нет, и психотерапевт исключением не является – он иногда ошибается, иногда недопонимает, а иногда, напротив, лезет со своими неуместными словами поддержки, ну неужели непонятно, что мне хочется побыть в одиночестве!!! Фазу, в которой ребёнок сталкивается с неидеальностью мамы и с тем, что она не всегда его понимает, повторюсь, при нормальном развитии человек проходит довольно рано.

Кстати, по такому же психологическому механизму развиваются ожидания, например, алкоголиков и созависимых: в идею избавления от зависимости «сваливаются» все ожидания лучшей доли. Все, чохом. Так, жена алкоголика уверена: вот муж вылечится от пьянства, тут-то и заживём! Будем за границу ездить, хорошие вещи покупать, будем гостей звать, детей на ноги поставим, маме старенькой будем помогать… Пока женщина измучена многолетним пьянством мужа, ей кажется, что избавься тот от него – и настанет ВО ВСЁМ прекрасная жизнь, и все остальные радости сами собой организуются. Вот только алкоголизм Васенькин, кабы его сбороть… И сам алкоголик уверен: вот справлюсь я с водкой, сразу и работу хорошую найду, и денег будет вволю, и жена будет ласковая-приветливая-красивая, это сейчас она грубая такая потому, что я пью. Всё водка проклятая! С водкой справлюсь – и горе не беда! Со всем тогда справлюсь! И невдомёк ни самому пьющему, ни его преданной жене, что перестанет он пить – решится проблема алкоголизма и только алкоголизма. Автоматически не станут ни доброй жена, ни послушными дети; на работе не посыплются сами хорошие должности и солидная зарплата, всё это нужно добывать непростым трудом. Но для алкоголика все положительные ожидания фокусируются в одну точку: «Вот брошу пить, и тогда настанет чудесное время!».

Точно так же и для травматика. Пока он, измучанный, ищет, кто бы выслушал его и поддержал в огромном жестоком мире, ему кажется, что стоит найти доброго человека, поддержку, тот самый Дом, Где Всегда Ждут – и остальные проблемы решатся сами собой. А это не так.

И именно это – тяжёлый момент в психотерапевтической работе с клиентом-травматиком. Когда нужно показать человеку, что даже тогда, когда он справится со своей проблемой, не настанет гарантированный Золотой Век, ему не будет всегда хорошо, и дружба и любовь останутся только человеческими дружбой и любовью (то есть, иногда конечными; я слышала от клиентов-травматиков: «А зачем мне доверять человеку, если всё равно НЕТ ГАРАНТИИ, ЧТО ЭТО НАВСЕГДА???»). Любящие когда-то супруги разводятся, бывшие друзья расстаются; в конце концов, как говорил Воланд, «человек внезапно смертен» – то есть, в стране гарантированного вечного благоденствия травматик не окажется никогда. Повторюсь, в норме человек ещё в дошкольном возрасте завершает стадию, когда искренне верит в собственное абсолютное бессмертие и уверен в безграничной, абсолютной и неизменной доброте родителей. Подрастая, ребёнок эту фазу перерастает и понимает, что мир неидеален: мама хорошая, но может и рассердиться, и наказать, а иногда и несправедливо обидеть (но при этом она не перестанет быть самой родной мамой). Взрослый клиент-травматик вынужден иллюзию идеальности терять довольно болезненно («я должен стать идеальным и меня тогда безгранично полюбят и никогда в жизни не обидят»). И идеальным тебе не стать: никому в мире не удавалось стать идеалом, ну и ты первым не будешь. И если тебя полюбят, то полюбит живой человек, а он несовершенен, ошибается и может иногда делать тебе не только хорошо, но и плохо. И встреча с этой реальностью означает смерть иллюзий, и проходит тяжело и мучительно.

Чем-то мне это напоминает ветряную оспу: дети ею болеют легко и почти незаметно. А если вирус ветряной оспы подхватит непривитый взрослый, болезнь будет протекать крайне мучительно и даже опасно для жизни. Так и переживание детских иллюзий взрослому травматику даётся недёшево…

Но при встрече клиента-травматика с реальностью практически всегда будет присутствовать психотерапевт. Увидит и отчаяние клиента, и его боль. И сможет дать ему не идеальную, бесконечную, гарантированную любовь и тотальное принятие – а человеческую симпатию, человеческую поддержку и принятие одного человека другим человеком. Это не так мало, хотя опьянённый мечтами об идеальном тотальном принятии и поддержке травматик в это пока что не верит. Столкновение мечтаний с реальностью будет болезненным. Но, если в этот момент рядом будет другой живой, поддерживающий человек – психотерапевт – то у клиента есть шанс вырасти и измениться.

И это не так уж мало.

*********************************************************************************

 Запись на консультацию

Шесть колючек в голове, которые мешают изобилию

Шесть колючек в голове, которые мешают изобилию

Григорий Болгов

В вашей голове есть особые мысли, которые как колючки прицепились когда-то и никак их не выдрать. А ведь именно они не дают перейти на новый уровень дохода и изобилия. Они, словно стражи на воротах, ощетинились острыми крючками и любая свежая мысль не может спокойно войти в сознание, укорениться там и запустить моторчик действий.

Когда-то и у меня сидели точно такие же. Загибайте пальцы, когда увидите свою колючую прелесть.

Шесть колючек в голове, которые мешают изобилию

  • 1. Постоянные думы о завтрашнем дне

Речь идёт не о чётко сформулированных задачах, которые реально нужно решить. А о различных: “Что там будет? А как же всё оно там завтра? Ну может быть завтра я…” и прочих бесполезно забрасываемых в завтрашний день удочках. Если записать их все, то прочтёте кашу, напоминающую бред сумасшедшего, собирающегося сделать тысячу дел, отменяющего эти дела и направляющегося во все стороны света. Эта колючка не очень злая, но идея о вашем благополучии, не проскочит мимо неё просто так.

  • 2. Пересортировка фактов из прошлого

Вот я пять лет назад: ноги промочил — сопли подхватил. Факт? Факт! Тренинг купил — результат не получил. Тоже факт. Подруга в Геленджике не отдохнула, а промучилась. Стало быть, что? Правильно: Геленджик — отстой. И это тоже факт.

Даже если мысль о новом вашем начинании пролетит мимо первого стражника, вы непременно её сравните с набором собственных фактов и откажетесь от возможности потому, что нечего умничать, мечтать и придумывать – факты есть факты.

 

  • 3. Шаблоны получения денег (колючка — фаворит!)

Без труда не вытащишь рыбку… Правильно! Учиться надо и тогда будешь работать на хорошей работе. А если хочешь больше денег, так всё ж просто — надо больше работать.

За все в мире надо платить! Понапридумывали тут интернетов, лучше бы на заводе повкалывали! Ну, вы поняли, да?

Есть тысячи дверей и в каждую к вам ломятся деньги. Однако вы сидите под единственной, за которой ничего нет и ждёте. Ну, а чего, она зато своя, привычная, родненькая и фамильная.

  • 4. Мечты о принце в голубом вертолёте

Всё будет ХОРОШО! Когда-нибудь мне повезёт и… я сяду в кабриолет и уеду куда-нибудь. Сладенькая колючечка, любимая. К ней так приятно прижаться и убежать в несбыточные дали, где деньги падают с небес, тело секси, а в руке шампанское МОЁТ. И пусть я бегу от полки, на которой оно стоит в магазине, потому что страшно глянуть. Когда-то само собой всё вдруг наладится, ведь вселенная помнит все мои плюсики.

  • 5. Сравнение себя с другими

Похожа на колючку №3. Они же вон какие! А я… Стоит только светлой мысли к вам влететь и засиять, тут же вспомните сотню людей, кто лучше вас. Лучше готовят, говорят, одеваются, танцуют, продают. Только подумаешь: “А вот я сейчас попробую” и тут голос: “Чё? Вон, посмотри. Уже все сделано и лучше тебя!” И вы, конечно сдуваетесь.

 

  • 6. Моральный кодекс (колючка — лидер!)

Уж лучше бы в голове пел “Моральный кодекс”, знаете, весело так: “До свиданья, мама!” Но, к сожалению, кодекс в голове у нас буквальный. Деньги должны быть чистыми, совестливыми, нестыдными. Лучше благородно отдать, чем неблагородно купить себе колбаски, сумочку и Бентли. Эта колючка с несколькими головами и рассматривать её лучше бы отдельно, но вы догадались, о чём я.

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Тест Юнга “16 ассоциаций” поможет найти ключ бессознательного

Тест Юнга “16 ассоциаций” поможет найти ключ бессознательногоИщем ключ к бессознательному. Тест Юнга "16 ассоциаций"

Ассоциативный тест Юнга “16 ассоциаций” поможет разобраться в своих проблемах

Карл Юнг использовал метод свободных ассоциаций в качестве детектора лжи, так как он помогал установить мотивацию личности. Благодаря этой технике человек может прийти к осознанию того, что его гложет и приступить к устранению своих психологических проблем. Упражнение  “16 ассоциаций” действует подобно ассоциативному тесту Юнга, его выполнение не займет более 15 минут. Если Вы хотите лучше разобраться в собственных чувствах и понять, что Вам на самом деле нужно – ассоциативный тест Юнга – непревзойденный помощник в этом деле.

Человеческий мозг устроен таким образом, что при необходимости запомнить что-либо это кодируется набором визуальных образов, информацией от органов чувств и связанными со всем этим ощущениями в теле и эмоциями.

Что Вы получите благодаря упражнению “16 ассоциаций”?

  1. Осознание того, что оказывает влияние на Ваше восприятие и подсознательное отношение к ситуации/явлению/факту. Даже если Вы не предпримите никаких попыток поработать над той сферой, из которой было выбрано слово, через 3-6 месяцев Вы получите совершенно другой результат при повторном прохождении теста. Это все работа подсознания – когда мысли и ассоциации излагаются на бумаге, человек в любом случае начинает их анализировать.
  1. Трансформационный эффект. Благодаря осознанному восприятию происходите изменение отношения и этому есть разумное научное объяснение. Человек вспоминает не само событие, а последнее воспоминание, связанное с ним. Чем больше новых ассоциаций мы прикладываем к ключевому слову, тем сильнее изменится цепь, которая активируется этим словом. В зависимости от того, какие эмоции возникают при ассоциациях, зависит изменение будущего эмоционального окраса цепи и чувства, которые будут возникать при следующем вспоминании этого слова. Таким образом, чем ярче эмоция, тем сильнее эффект перезаписи.
  1. Вы получаете готовую карту для дальнейшей работы над собой – становится ясно, что можно использовать как ресурс, а что следует поменять. Чем выше осознанность, тем решительней человек настроен на изменения – это поможет достичь максимального результата после прохождения ассоциативного теста Юнга.

Ассоциативный тест Юнга: упражнение “16 ассоциаций”

Чтобы упражнение было результативным, его следует выполнять в абсолютном умиротворении и одиночестве.

  • Подумайте, с каким словом или темой  Вы хотели бы поработать. К примеру, если Вы считаете, что на данный момент испытываете финансовые трудности – пусть это будет слово “деньги”, а если Вы считаете себе одиноким – напишите слово “любовь” или “отношения ”. Нарисуйте на листе бумагу такую табличку:Ищем ключ к бессознательному. Тест Юнга "16 ассоциаций"

Исследуемое слово

  • Как можно быстрее, не задумываясь, вписывайте в левый столбец все ассоциации, которые у Вас возникают с этим словом – любые словосочетания, крылатые выражения, слова.
  • Далее заполняем второй столбец – нужно объединить слова в пары — 1 и 2, 3 и 4, 5 и 6 и т.д. Во второй столбик нужно вписать ассоциации, возникающие при объединении слов в пары.
  • Чтобы заполнить третий столбец нужно проделать то же самое – объединить по парам 8 полученных слов и вывести ассоциации, так же поступаем и с 4 столбцом.
  • В итоге Вы получаете ключевое слово – то, благодаря чему можно распутать клубок проблем и избавиться от негативных установок.

Ищем ключ к бессознательному. Тест Юнга "16 ассоциаций"

Если в последующие несколько дней Вы не будете выпускать из головы ключевое слово, пытаясь прикладывать его к различным сферам своей жизни, то может появиться о много мыслей, которые помогут Вам лучше разобраться в себе и своем подсознании.

Герда против Снежной королевы. Была ли конкуренция?

Герда против Снежной королевы. Была ли конкуренция?

Герда против Снежной королевы. Была ли конкуренция?

Оксана Демура


…старое сказание на психологический лад про классический любовный треугольник в Лапландии по мотивам сказки Г.К. Андерсена «Снежная королева».

С приходом зимы, с наступлением праздников все вокруг нас становится сказочным. В опере дают “Щелкунчика”, в соседнем детском театре новая постановка «Снежной королевы”, “12 месяцев”, “Рождественской истории”. По телевизору показывают “Морозко” и “Ледяное сердце”. Зимой и я ощущаю себя максимально сказочно. Может быть, потому что зимой началась моя собственная сказка. Мой жизненный сценарий, которому суждено было повторяться и повторяться, повторяться и повторяться… до тех пор, пока в процесс не вмешалось осознание.

Жизненные сценарии имеют свойство передаваться по наследству. У каждого он уникальный. Но в то же время сценарий имеет определенные закономерности,  которые отображаются в коллективном бессознательном: мифах,  легендах,  сказках. Воплощаются они с помощью определенного набора архетипов.
Начиная с детства,  мы впитываем опыт возможных сценариев развития нашей жизни,  через сказки, рассказанные родителями,  бабушками,  дедушками, а потом таким же образом воплощаем в жизнь свою сказку.

У каждого своя сказка. Кто-то становится прекрасной Ассоль, проводя полжизни у берега океана в ожидании того самого единственного Грея. Приходит ли он? В сказке — да.
Кто-то находит свое чудовище или свою лягушку. Окутывает его/ее любовью и заботой, ожидая изменений, перевоплощений,  с надеждой, что любовь смягчит сердце,  растопит лед. Какая частая фраза:  «Он изменится,  он говорит, что ему тоже сложно со своей агрессией,  я сделаю все,  чтоб помочь ему стать другим. Я его спасу».
Кому-то суждено быть Золушкой. Или Настенькой (из Морозко), добровольно берущей на себя бремя ответственности за всю семью, чрезмерно вкладывающейся в свой дом и детей.  Золушка ожидает вознаграждения,  ожидает благодарности, любви и признания за ее усердный труд. А Настенька превращается в жертву, порицаемую за ее доброту и открытость.
А кто-то, как Рапунцель, сидит взаперти своих убеждений и интроектов,  с невозможностью двигаться,  исследовать,  искать — с невозможностью  жить.
Странную шутку сыграл Андерсен со своей главной героиней — Гердой, назвав сказку в честь Снежной королевы — повелительницы холода и снегов, живущей в Лапландии. И это при том, что сама королева появляется в сказке всего лишь дважды: в начале, когда увозит Кая и в конце, когда уходит из своего замка, пропуская визит Герды и возвращение тепла в ледяное сердце мальчика.
Думаю, нужно вернуть ценность Герде: ведь главная героиня именно она – девочка, совершившая невероятное путешествие,  спасательную операцию,  о которой ее не просили.
Герда VS Снежная королева (при чем тут Кай?)
В своей детской жизни Герда лишь умеет радоваться миру,  розам, снегу, красоте. Девочка довольно ведомая, доверяющая, наивная, с размытыми личными границами. «Добрость» и «хорошесть» делают ее безликой и совсем неинтересной в самом начале сказки. Потому на первый план решительно врывается другой женский образ — Снежная королева: таинственная, манящая, цельная, возвышенная, превосходящая многих других. “Снежинки окружают ее густым роем, но она больше их всех и никогда не присаживается на землю, вечно носится в черном облаке. Часто по ночам пролетает она по городским улицам и заглядывает в окошки, вот оттого-то и покрываются они морозными узорами, словно цветами.”
Два образа. Два прототипа. Возможна ли вообще между такими разными образами конкуренция? И за что? Или за кого?
Сразу увидеть здесь зачатки конкуренции сложно. Но она есть. Если посмотреть на эту сказку с точки зрения психологии и теории субличностей, то можно заметить, что Кай и Герда  — это две части одной личности. Личности, которая переживает кризис. Личности, готовой вступить в конкуренцию с холодной матерью, чтобы повзрослеть, чтобы присвоить себе свою собственную дуальность.
Кай — мальчик с острой нарциссической травмой, причиненной осколком, попавшим в его сердце и глаз.
Что мы знаем об этой травме? Нарциссически травмированный ребенок вырастает в среде, наполненной пренебрежением к его основным потребностям: в любви, защите, принятии таким, какой он есть, игнорированием его как личности. Такие травмы сейчас не редкость. Люди, не получившие признания,  восхищения и одобрения от родителей,  живут с крепкой мыслью о том, что мир жесток и защищаются от него, раня других саркастическими высказываниями,  осуждением,  презрением. У таких людей рацио преобладает над чувствами. С Каем все именно так и случилось, вдруг, после попадания осколков в его сердце и глаз, мальчик становится злым, подозрительным, жестоким, циничным. Восхищаясь Каем, Герда говорит: “- Да-да, это Кай! Он ведь такой умный! Он знал все четыре действия арифметики, да еще с дробями!”
Холодная мать, раня своего ребенка своей холодностью, обрекает его на жизнь в царстве снежной королевы. Поближе к своей травме и к холодному недоступному объекту, от которого напрасно требовать теплоты. Таким образом, Андерсен в метафорической форме описал нам процесс травматизации ребенка в период становления здорового нарциссического компонента личности.
Герда — воплощение архетипа путешественника.
Важно обозначить, что вся сказка “Снежная королева” обладает качествами мифа, и может быть рассмотрена с точки зрения мифологической структуры, как конструкции, состоящей из архетипичных образов. Для дальнейшего разбора, я использовала структуру Джозефа Кэмпбелла, описанную в книге “Тысячеликий герой”.
Герда предстает перед нами в сказке  как абсолютно автономный архетип, проживающий свою историю — архетип путешественника, искателя.
Путь-инициация — это путь, который должен пройти каждый путешественник, столкнувшись с преградами и помощниками. Это путь, символизирующий переход на другую ступень развития, символизирующий взросление.
 Итак, по базовой структуре любого мифического путешествия, в сказке присутствуют такие этапы:
1. Зов к странствиям и отвержение зова. С приходом весны Герда решает, что Кай умер (утонул в реке,  что течет за городом). Тут бы Герде и остановиться.   Довериться своим чувствам. Признать реальность. Но Герда выбирает другой путь. Она решает идти на поиски Кая, в смерть которого не верит. В этот момент Герда ведома сигналами мира:
“- Кай умер и больше не вернется! — сказала Герда.
— Не верю! — отвечал солнечный свет.
— Он умер и больше не вернется! — повторила она ласточкам.
— Не верим! — отвечали они.
Под конец и сама Герда перестала этому верить.”
2. Преодоление первого порога путешествия. Первый порог всегда является некой границей настоящего, за которой больше нет покровительства, опеки и безопасности. Для Герды таким порогом являлась Река. Области неизведанного, того мира, в который отправляется Герда, уплывая на лодке по течению, символически являются открытым полем для проекции содержания бессознательного. Все что происходит с Гердой дальше — это встреча  с миром через собственные проекции и защиты. Отправляясь в путь, Герда как будто не оставляет себе возможности вернуться, передумать, обессилеть, устать, позвать на помощь. Встреча с этими защитами – это обязательное условие на пути взросления в этой сказке. Это путь ради пути: «И девочке почудилось, что волны как-то странно кивают ей; Тогда она сняла свои красные башмачки, первую свою драгоценность (прим. – первую жертву) и бросила их в реку…Лодку уносила все дальше; Герда сидела смирно, в одних чулках…».
3. Путь испытаний. Перейдя через порог, отделяющий мир реальности от мира волшебного путешествия, Герда оказывается в следующей обязательной части мифа — на пути испытаний. На этом пути героиня сказки (как и герой любого мифа) получает много помощи. Возможно, только здесь героиня начинает воспринимать мир как ресурсное место, и только здесь узнает о существовании доброго мира, наделенного помогающей и поддерживающей силой.
— Встреча с Колдуньей. На этом этапе сказания Герда попадает в чудесный сад, в котором живет женщина умеющая колдовать, она стремится оставить Герду у себя, лишая ее памяти и воспоминаний о Кае.
— Ложная встреча с Каем. Путешествие в замок, в котором якобы живет Кай, который женился на принцессе.
 Выживание в диком лесу в заложницах у девочки разбойницы.
4. Как и у каждого героя преодолевающего испытания, на пути Герды встречаются разные помощники: цветы, ворон и ворона, олень, лапландка и финка. Именно благодаря помощникам мир разворачивается дружественной стороной к Герде, предоставляя ресурсы и помощь.
5. Апофеоз. Кажется, что весь этот путь Герда проделала ради Кая и ради того, чтобы растопить его холодное сердце. НО на самом деле это не так.
Кай и его нарциссическая травма – это жизненный сценарий Кая.
А жизненный сценарий Герды – преодоление Пути. Волшебного Пути, который полностью ее изменит. Инициация взрослости. Переход на следующий жизненный уровень. В новый жизненный сценарий. В свой собственный жизненный сценарий.
Заключение и выводы или начало и догадки
“Они поднялись по знакомой лестнице и вошли в комнату, где все было по-старому: часы говорили «тик-так», стрелки двигались по циферблату. Но, проходя в низенькую дверь, Кай и Герда заметили, что стали совсем взрослыми.”
Путь любого путешественника или искателя — это путь к себе. Ведь на самом деле все персонажи этой сказки и процессы, которые с ними происходят  — это метафорическое отображение процесса, что разворачивается внутри личности на пути к взрослению. Только лишь пережив и интегрировав свой собственный “замороженный опыт”, возможно присвоить его себе и пользоваться им в жизни.
Весь поход Герды за Каем — это и есть поход в психотерапию. Все преграды и испытания на этом пути к себе — это отображение тех процессов и защитных механизмов, которые  приходит человек со своим психотерапевтом. Замороженная Лапландия – это место травмы. В гештальт терапии это замороженные чувства Кая. «…Кай остался один в необозримой пустынной зале, смотрел на льдины и все думал, думал, так что в голове у него трещало. Он сидел на одном месте – такой бледный, неподвижный, словно неживой…»
Женщина-колдунья с прекрасным садом —  воплощение сопротивления. Состояния, в котором так сладко и приятно оставаться со своей иллюзией,
“- Давно мне хотелось иметь такую миленькую девочку! — сказала старушка. — Вот увидишь, как ладно мы с тобой заживем!
И она продолжала расчесывать кудри девочки и чем дольше чесала, тем больше забывала Герда своего названого братца Кая — старушка умела колдовать.”
Встреча с маленькой разбойницей – это встреча со своей Тенью, которую сложно принять. Задача Тени — помочь Герде. Разбойница дает Герде оленя, который становится ее другом, и благодаря которому Герда находит Кая.
И, в конце концов, встреча с собственной инфантильностью, проявляющейся в надежде растопить чье-то сердце своими слезами.
PS(или когда автор не может остановиться)
Герда вызывает у меня амбивалентные чувства. С одной стороны мне жаль ее. Следуя своим спасательским инстинктам, она идет по снежной стране без обуви, не тестируя реальности, чтоб предложить своему доброму другу немного своих слез. В то же время у меня возникает ощущение, что у Герды достаточно внутреннего ресурса справиться со всем предстоящим, а потом интегрировать это в опыт.
Это моя сказка! Что делать? (рекомендации для психотерапии)
Самое сложное для Герды — заметить своего внутреннего спасателя, который отправляется в путь не интересуясь и не спрашивая, нуждается ли вообще кто-то  в спасении? Это, по сути, и есть задача каждой Герды. Остановить себя и поинтересоваться у другого: нужна ли ему помощь? Хорошо ли там Каю? Счастлив ли он? Ведь, похоже, что Каю и правда хорошо. У него своя игра в ледяные кубики и свои задачи развития в этой истории.
Спасение отдельных людей от их глубоких травм, может вызвать повторную ретравматизацию. Заморозка  — это защитная реакция, которая спасает психику, организовывая ей безопасность. Процесс размораживания часто дискомфортный и даже болезненный. Здесь особенно важно иметь точку опоры, иметь поддержку. Здесь точно сложно обойтись без специалиста, психолога, длительной терапии.
Если ваша внутренняя Герда неоднократно путешествовала в Лапландию, сначала достаточно просто заметить это. Затем остановиться. Определить свою потребность. Увидеть свою роль в этом треугольнике. Силы, которые двигают вами в этих отношениях.
После этого стоит обратить внимание на вашу реальность.: Где вы находитесь сейчас? В отрицании? В аутоагрессии (причинении себе ущерба ради другого)? В избегании? Или в сладких фантазиях о том, что на этот раз у вас все получится? Только после этого начать присваивать себе этот опыт, интегрировать его в свою жизнь, учиться опираться на него, пользоваться им.
И если вам особенно повезет, то в конце Пути или в его новом Начале вы заметите, что со Снежной королевой, своей главной конкуренткой, Герда лицом к лицу так и не встретилась.
И, очевидно, что эта Самая Главная Встреча еще впереди.
…но это уже совсем другая сказка.

********************************************************************************

 Запись на консультацию

ПРО ТРАВМУ ОТВЕРЖЕНИЯ

ПРО ТРАВМУ ОТВЕРЖЕНИЯ

В Генных Ключах (Дизайн Человека, да и не только) есть понятие основной генетической травмы, с которой человек родился и которая движет им всю жизнь.

Она является основным безсознательным мотивирующим на действия фактором.

Есть 6 типов:

1. травма Подавления

2. Отрицания

3. Стыда

4. Отвержения

5. Вины

6. Разделенности

Сегодня мы поговорим о травме Отвержения. И хотя у каждого есть «основная», они все взаимосвязаны и травма отвержения касается каждого.

Травма отвержения иницирует шаблон поведения, где сознательно или несознательно человек предпочитает избегать острых углов в общении, уладить конфликты полюбовно или еще лучше не доводить до их появления. Если же все-таки конфликт случается, он всегда проявит стремление смягчить последствия. Ему внутри неприятно, что о нем могут думать плохо. И это не значит, что он не умеет или вообще не вступает в конфликты: просто его сердце кажется слишком чувствительным к ним. Есть и такие, которые сами предпочитают отвергать и начать конфликтовать до того, как это сделают с ними.

За этой травмой стоит глубокая потребность нравится другим и потребность, чтобы другие тебя любили и принимали.

Учитывая наш век индивидуализации, где каждый тянет одеяло на себя и делает вид, что ему почти или совсем не нужны другие, это утверждение, если вдуматься, звучит странно.

Более того, многие идущие духовным путем, знают, что нужно «стереть свою личную историю», забрать право у других решать за себя, убрать важность других из своей жизни, таким образом снизив их влияние.

«Отвержение» изнутри отдает тихой ноющей болью, от которой хочется спрятаться всеми возможными способами. Отсюда маски: холодность, резкость, закрытость в общении между людьми. Обнажиться — это больно, но каждый из нас нуждается в людях.

Есть глубокая внутренняя потребность в любви других…не просто мамы и папы, мужа, жены, ребенка, друга, но даже любви соседки или коллеги, с которым ты встречаешься раз в месяц. Даже просто человека на улице, прохожего, с которым ты стоишь в очереди в магазине.

Для меня лично это было открытием…

Зачем мне, по большому счету, самодостаточному человеку, нужна любовь сплетничающих бабок на лавке? До сих пор я работала в обратном направлении — забирала у них право определять мою жизнь и убирала любую зависимость от общества, пытаясь таким обрахом освободить себя. Я даже научилась перестать оценивать людей — и соотвественно вычеркнула важность того, что оценивать будут меня и через плохую или хорошую оценку влиять на мой выбор в жизни.

Но вот, я вернулась к тому, что мне больно, когда меня «отвергают».

Отвержение — не обязательно открытый конфликт. Как для меня — достаточно, чтобы я уловила в человеке даже намек на неприятие — и я уже чувствую это «травму». Даже лучше сказать рану.

Как говорится в генный ключах — проработка основной генетической травмы открывает дверь к предназначению, так или нет, но дверь эту надо было открыть…

И это очень трудная работа, потому что преодолевая отвержение, ты полностью обнажаешь свое сердце. Ты вынимаешь его из груди и помещаешь на асфальт. С ним ничего не случится, просто ты разрешаешь каждому ходить по нему, если ему вздумается, и принимаешь эту боль.

Мне эта проработка давалась этапами, не постоянно: в какой то период жизни «люди начинали меня отвергать»: коллеги, прохожие, просто кто-то. БП — всегда в первом ряду и держит флаг Отвержения: если я хотела в него упасть за поддержкой, он превращался в лужу…

Пришлось искать глубину в себе..

В какой-то момент, когда начался очередной этап проработки, я мысленно ощутила себя в центре круга, а людей — в ячейках за его пределами и позволила себе почувствовать, что каждый из них меня не понимает, говорит плохо обо мне, отвергает меня и что я никак не могу это изменить. Даже так,- я просто перестаю пытаться что то менять: я разрешаю им думать о себе плохо… Образ Моники Белуччи в Малене: только вообще не пытаясь держать голову высоко в надежде, что они поверят, что у меня все хорошо. Боль входит и выходит…

Я пыталась войти в эту степень Принятия достаточно долгое время…

Принимая отвержение другого человека, ты принимаешь его боль, из которой он отвергает тебя и если не закрываешься — учишься «держать удар» и оставлять сердце мягким и сострадательным. Ты становишься уязвимым и сильным одновременно. Уязвимым и сильным… Любой может причинить тебе боль. Но ты в своем сердце превращаешь ее в любовь. Это не значит, что ты становишься сливным бочком и не можешь дать отпор. Ты становишься настолько сильным, чтобы действовать Только из Любви. И там, где нужно, ты дашь отпор. Проблема в том была, что до этого момента ты давал отпор не из любви, а защищая свое сердце от боли.

Теперь ты не боишься боли, ты умеешь ее принимать. Ты становишься пустотой, которую нельзя задеть, но Той пустотой, в которую может упасть другой, чтобы самому исцелиться… Принимая чужую боль Правильно – ты помогаешь ему.

Но почему все-таки так больно? Почему нам так нужна любовь других? Что меня связывает с прохожим на улице или соседкой? У Ума, конечно, ответ есть.

Люди с активированной травмой отвержения, исцеляя самих себя, имеют возможность проявить себе и миру, Что нас связывает с другими…

Если такой человек спросит себя: почему я не хочу, чтобы бабка Маша меня отвергала и говорила обо мне плохо? Честный ответ будет: потому что я люблю бабку Машу и она мне дорога, мне важно, что она обо мне думает. Когда у тебя открыто сердце — есть часть тебя, для которой это — Правда.

И когда ты открываешь свое сердце настолько, чтобы признать свою «зависимость» от других, ты становишься по настоящему от них свободен. Именно в этот момент ты стираешь свою личную историю, хотя бы потому что снижаешь Важность ее стирания. Ты отдаешь Должное всем людям в твоей жизни, а не искусственно занижаешь важность.

Травма отвержения в своем высшем потенциале связывает души людей, когда-то разделенных на множество частей.

Она показывает, что тот, кто способен причинить тебе боль — является частью тебя.

ТУРИЙЯ

Про слияние и границы своего внутреннего мира. Могу ли я быть счастливой, если рядом горе?

Про слияние и границы своего внутреннего мира. Могу ли я быть счастливой, если рядом горе?корсакова анна слияние

Я стою на одной ноге,  за окном белыми распустившимися  ветками  пахнет весна, я крашу глаза, мы собираемся с дочкой уходить , у нас большие планы..
Звонит подруга. Её сын рвёт, у него температура и болит живот. Моя уверенность в моём безграничном счастье пошатнулась.  Дочь напряжённо следит за выражением моего лица. Ей обуваться или нет? У нас всё-таки 8 марта или нет?

***
Мне было лет 14. В больничную палату  молодая женщина заносит  на руках  свою  трёхлетнюю дочь. Её лицо напряженно, губы крепко сжаты.

– Что сказал врач? Что дало обследование?

Я лежу на соседней койке. Рядом со мной детская больничная кроватка с белыми облезлыми прутьями. Женщина сажает в неё ребёнка.   Пухлое личико, обрамлённое тёмными кудряшками смотрит кукольными глазами сквозь решётки кроватки в стенку упор. Девочка очень плохо видит, практически ничего. Молодая мама приехала с ней из какого-то хутора в краевую больницу на обследование.

– Она никогда не сможет видеть.

Как? Почему? Не может быть! Перед лицом такого оглушающего горя я не знаю, что делать. Я зарываюсь в подушки с головой и начинаю плакать навзрыд.

– Что ты, не плачь. Это наше горе, не твоё.

Не твоё…
Где же эта граница – моё не моё?

***
2004  год. Новый год. Идёт снег. Облезлые стены инфекционной больницы, зарешётчатые окна.  Одна дежурная “наша” няня отмечает с брошенными детьми в палате Новый год. Дети спят. Кто-то кашляет. Кто-то проснулся, она меняет ползунки.  Она рада нас видеть. Мы с мужем и шестилетним сыном  приехали её поддержать. Здесь удушающий запах, спёртый воздух, запах лекарств и мокрых пелёнок, чужие судьбы, чужие дети. Зачем я здесь? Здесь горе, я знаю о нём. А значит, не могу быть счастлива и жить своей жизнью.
Я должна разделить.

***
Через много лет, работая коучем и гештальт-терапевтом я встречалась с отчаянием женщин, не могущих жить и спать спокойно, потому что “там война”, “там горе”, “там люди убивают друг друга”.

что происходит с нашим личным пространством, когда мы присоединяемся к пространству другого человека, к его горю, его неустроенности, к его жизненной трагедии?

Оно меняется.

Как ярко жёлтая краска  вмиг меняет свой оттенок, если в неё плеснуть тёмной синевы.

Контакт с миром и человеком начинается с приоткрывания собственных границ. С мгновения, когда я пускаю твою  историю в свою  и делись своей жизнью с тобой. Без этого невозможна эмпатия, присоединение, живое чувствование.  Но если в этот момент мы забываем себя, то мы сливаемся с другим. (  “слияние”- термин из гештальт-терпии)

Автор фото: Корсакова Анна

Я начинаю жить твоими чувствами, я заражаюсь твоим состоянием, я  перестаю опираться на себя, на свои чувсва, свой опыт, своё видение реальности. Я становлюсь как бы тобой. Мимикрирую под тебя. Меня как меня больше нет.

В момент слияния с другим или другими (толпой, социальной группой) личность растворяется и перестаёт существовать как отдельная единица со своими планами, видением, со своей жизнью.

В социалистическом прошлом во времена моего пионерского детства и детства моих родителей – слияние было ведущим способом, который предлагало общество для взаимодействия. У человека не должно было быть никаких интересов, кроме общественных. “Я”- последняя буква в алфавите” – помните?  “Индивидуалистов”, думающих иначе и не шагавших в  ногу  в общем строю ждал позор и презрение,  а во время детства моих родителей, воронок и поминай как звали.

Думать своей головой было не принято.

Сейчас, когда мы физически становимся всё дальше друг от друга, когда всё больше людей работают дома, когда мы реже живём под одной крышей со своими родителями, а   наши лучше  друзья живут в разных городах, границы нашей психической реальности не стали прочней. Если раньше человечество морила чума, то сейчас  глушат информационные войны. Будь то хоть популяризация гриппа, хоть межнациональной розни. Информационные волны  с лёгкостью поглотят  в своей пучине любого  – “надвигается комета”, “конец эры водолея”, “всемирный заговор”, “нашествие смертельного вируса”, “война между нами и ими”. Пока волны носят по бескрайним просторам интернета и тв  можно не думать  о своей собственной жизни; тревожась за них, стравливать напряжение и  не заниматься чем-то важным своим.

Житьё чужой жизнью очень хорошо защищает от своей.

Но  не только.

Чтобы опираться на себя во взаимодействии с другим или другими надо ещё знать на что опираться.  Надо быть готовым очертить границы своей психической реальности и знать, что туда входит. Что я хочу, чем я живу, что я люблю, где я, где мои планы, желания, вкусы, предпочтения, в чём мои потребности и куда я иду прямо сейчас и в перспективе.

Чем я живу Корсакрва АннаАвтор фото: Корсакова Анна

Нужно иметь смелость признаться себе в своих чувствах. В своём раздражении или безразличии, в жалости, сострадании или отвращении или даже ярости – в том, что поднялось сейчас внутри  в ответ на то, что принёс  кто-то другой на границу моего мира.

И тогда можно сказать: “Я ощущаю вот это”, “Чувствую – это” – это моё. “В моём опыте было так -то”, “я убеждена в том-то”. “Я хочу вот этого”. “А решаю сделать это”.

Бывает, что чужое приподнимает что-то своё, вздёргивает как багром из глубины души собственные переживания, откликается личный опыт, своя жизненная история. И если здесь не отдавать себя отчёта в том,  что  у меня не может быть ” точно также”, у меня всё равно по-другому, просто по причине того, что мы два разных человека, то можно слиться с другим, не разбирая , где моё, а где  точно не моё.
Полезно задавать себе вопросы: ” А я по чём страдаю? Мои переживания с чем связанны? Как я отношусь к тому, что говорит человек? Что я нашла общего? И что во мне откликнулось из моей истории?”

другой человек может стать глотком свежего воздуха. вдохновляющим ветром в твоей душе. но дышать им всё равно не получится. дышать придётся своим и собой.

Как   не забрать с собой  пейзаж из окна поезда, не схватить и не удержать морскую волну, засушенные цветы меж книжных страниц уже не те, что на вершине горы.

Свободным для будущего

Встреча с другим меняет нас, но каждый раз мы возвращаемся домой, к себе.

Обновлённые, немного изменившиеся, где-то даже другие, но свои собственные.
Со своими чувствами, мыслями, ощущениями, со своим видением мира, новым опытом, со своим личным миром, которым  мы  при случае поделимся с другим.)

*********************************************************************************

 Запись на консультацию

«Родовое проклятье». Что мы знаем о сопротивлении несчастьям?

«Родовое проклятье». Что мы знаем о сопротивлении несчастьям?«Родовое проклятье». Что мы знаем о сопротивлении несчастьям?

О той борьбе, которую ведет другой человек? Мы не так много знаем друг о друге. О борьбе и несчастьях других мало думают. И это нормально. Но я расскажу про фантаста Александра Беляева, это он придумал голову профессора Доуэля, летающего человека Ариэля, Ихтиандра…

Он придумал, потому что не сдавался. Хотя вся жизнь его — типичное проявление того, что называют «родовым проклятием» в народе. А как на самом деле это называется — никто не знает. Только философы знают, что есть противоборство с Судьбой и Злым Роком. Настоящее. Пожизненное. В детстве Александр Беляев потерял сначала сестру — она умерла от саркомы. Потом утонул его брат. Потом умер отец, и Саше пришлось самому зарабатывать на жизнь — он еще был подростком. А еще в детстве он повредил глаз, что потом привело почти к утрате зрения.

Погибают рано или поздно абсолютно все. А побеждают немногие

Но именно в детстве он сам выучился играть на скрипке и на пианино. Начал писать, сочинять, играть в театре. Потом, в юности, сам Станиславский приглашал его в свою труппу — но он отказался. Может быть, из-за семьи отказался. Кто знает? Он как раз женился в первый раз.

Через два месяца жена его оставила, ушла к другому. Прошло время, рана затянулась и он снова женился на милой девушке. И одновременно заболел костным туберкулезом. Это был почти приговор. Беляева заковали полностью в гипс, как мумию — на три года! Три года в гипсе надо было лежать в постели. Жена ушла, сказав, что она ухаживать за развалиной не собирается, не для этого она замуж выходила.

И Беляев лежал, весь закованный в гипс. Вот тогда он и придумал голову профессора Доуэля — когда муха села ему на лицо и стала ползать. А он не мог пальцем пошевелить, чтобы ее прогнать… Но этот ужасный случай побудил Беляева написать роман. Потом, когда он все же встал на ноги и стал ходить в гипсовом корсете. Полуслепой и некрасивый. А был красавец в молодости…

Он писал и писал свои знаменитые романы. Фантазия его не иссякала, добро побеждало зло, люди выходили за пределы возможностей, летали на другие планеты, изобретали спасительные технологии, любили и верили. Хотя немного грустно он писал. Совсем немного. Если вспомнить, в каком он был состоянии…

«Родовое проклятье». Что мы знаем о сопротивлении несчастьям?

Он женился потом на хорошей женщине. И две дочери родились. Одна умерла от менингита, вторая — тоже заболела туберкулезом. А потом в Царское Село пришли фашисты — началась оккупация. Беляев не мог воевать — он почти не ходил. И уехать не смог. Он умер полупарализованный, от голода и холода, под фашистским игом. А жену и дочь фашисты угнали в Германию. Они даже не знали, где похоронен Александр Романович.

Потом жене передали все, что осталось от ее мужа — очки. Больше ничего не осталось. Романы, повести, рассказы. И очки. К дужке которых была прикреплена свернутая бумажка, записка. Там были слова, которые умирающий писатель написал для своей жены: «Не ищи меня на земле. Здесь от меня ничего не осталось. Твой Ариэль»…

Осталось. Еще как осталось. Сила духа и воли. И любовь к людям. Ариэль, летающий человек, отбыл здесь свой тяжелый срок и прошел испытание. И не покорился, ни Судьбе, ни фашистам — никому. Он победил, хотя и погиб — но погибают рано или поздно абсолютно все. А побеждают немногие.

 

Хватают только то, в чем нуждаются! Рудигер Дальке о смысле болезни

Хватают только то, в чем нуждаются! Рудигер Дальке о смысле болезни

 

Хватают только то, в чем нуждаются! Рудигер Дальке о смысле болезни

Любая крайняя позиция в отношении какой-либо проблемы подозрительна

Врач и психотерапевт Рудигер Дальке в книге «Болезнь как язык души. Послание и смысл ваших заболеваний» рассматривает организм человека «сверху вниз», от волос до пяток, открывая читателю тесную связь между симптомами болезней и их причинами на психическом уровне и показывает, что болезнь не только заставляет человека быть честным перед самим собой, но и выявляет его основную жизненную задачу, от выполнения которой человек отклонился.

«Главную роль при толковании картин болезни играет язык тела и, прежде всего, язык симптомов. Поскольку у всех людей есть свои симптомы болезни, этот язык — самый распространенный на земле. И хотя каждый человек овладел им в совершенстве, осознанно воспринимают его лишь немногие. Чем более развитым интеллектом обладает человек, тем менее он способен интуитивно воспринимать эту манеру выражаться. Получается, что так называемые примитивные народы в этом отношении намного превосходят нас, так же, как дети — своих родителей.

Наряду с языком тела вербальный язык также может быть очень полезен, потому что тело стремится не только к тому, чтобы его лечили, но и к тому, чтобы его «объясняли». Полнота психосоматического выражения позволяет яснее понять и тело, и душу. Черствый человек не живет полнокровной жизнью, наоборот, можно сказать, что его жизнь «застопорилась»; упрямец не мобилизует, стиснув зубы, свои внутренние силы, а упорствует, полагаясь на крепость своей «бычьей шеи».

Еще яснее, чем в литературном языке, определенные взаимосвязи отражаются в разговорных оборотах и в просторечьях. Такие обороты речи и пословицы часто снимают покров тайны со связи тела и души. То, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок, нам известно из народной мудрости уже давно, еще до того, как психология смогла подтвердить, что ребенок получает с материнским молоком нечто большее, чем калории. Такие выражения, как «толстячок» и «пампушечка», показывают, что любви в любом возрасте свойственен некий элемент «детскости».

Язык намного мудрее, чем принято считать. Слова, описывающие симптомы болезни, прямо указывают на причину болезни и сущность лечения.

Язык тела помогает нам своей правдивостью. Он более откровенен, чем принято считать: именно поэтому современные люди прибегают к любым средствам — от косметики и лечения загаром до хирургического вмешательства — лишь бы изменить вид своей кожи. Известно, что выражение «тонкокожий человек» относится к людям, воспринимающим все близко к сердцу и часто подвергающим себя опасности. В психотерапии мы используем это свойство кожи и в трудных фазах лечения вступаем с ней в контакт, или, иначе говоря, следим за ее реакцией. По состоянию кожи пациента можно многое о нем узнать — обо всех его уловках и маневрах.

МИФ и СКАЗКА

Пытаясь объяснить симптомы болезни, можно обратиться к мифологии или к истории жизни людей, ставших для нас легендой. Можно провести аналогию между сказками и прообразами, которые нередко проявляются в мировоззрении и жизненных идеалах современных людей. Везде можно найти сходство с первопричиной (моделью) собственной болезни.

У каждого человека есть свое мифологическое представление о жизни — своя сказка — независимо от того, существует ли она на уровне сознания или в подсознании. Раскрытие этого мифа помогает объяснить модель болезни и понять ее значение в жизни. На примере сказки можно увидеть, что модель имеет несколько слоев.

Народные и авторские волшебные сказки по существу являют собой всеобъемлющую модель — путь души к совершенству. Персонаж вынужден покинуть свой дом, иногда из-за злой мачехи, иногда из-за крайней нужды. Затем он должен пройти через многие испытания и, в конце концов, найти свою вторую половинку, обвенчавшись с которой, герой обретет бессмертие. Эта исходная модель является общей для большинства сказок и указывает людям путь к духовному совершенству.

Хватают только то, в чем нуждаются! Рудигер Дальке о смысле болезни

ПУТЬ ПОЗНАНИЯ ЧЕРЕЗ ПРОТИВОПОЛОЖНЫЙ ПОЛЮС

При объяснении картин болезни целесообразно обратиться к другому полюсу, к иному крайнему проявлению. Противоположности гораздо ближе друг к другу, чем нам кажется. Возьмем, к примеру, расхожее мнение о том, что «все психиатры — не в своем уме». Если учесть, что психиатр половину жизни по доброй воле проводит в лечебницах для душевнобольных, то народная мудрость скорее права. Для того чтобы выбрать эту профессию, человек должен иметь острый интерес к ложным путям души. Однако откуда взяться такому пристрастию, если не от собственного нездоровья? Это не недостаток, а скорее гарантия того, что врачеватель душ будет обладать необходимой интуицией.

Есть и другие примеры профессий, где мы видим некую странную, на первый взгляд, гармонию противоположностей. Если бы мысли криминалиста не шли тем же путем, что и мысли преступника, он никогда не смог бы поймать его.

Это касается и болезни. Люди, страдающие запорами, и люди, страдающие диареей, «отрабатывают» с помощью кишечника тематику освобождения-удержания. Человек с повышенным кровяным давлением может кое-что рассказать о своей болезни пациенту с пониженным давлением. В обоих случаях возникает тема жизненной энергии.

Еще более острым выглядит противостояние алкоголиков и трезвенников*Один жадно хватается за стакан, другой нещадно бичует его за это. В центре жизни обоих одна тема — алкоголь. Но алкоголик чаще всего чувствует вину за свое поведение перед другими и, в общем-то, понимает, что болен. Трезвенник же так убежден в своей правоте и в то же время в вине других, что совершенно не замечает собственных проблем. Увлекшись возвышенными теориями о спасении человечества от пороков и прочего зла, он не видит собственного экстремизма.

*Под этим выражением здесь подразумевается воинствующий противник спиртных напитков, который упрекает пьющих людей в их «порочности» и которого невозможно заставить отказаться от его миссии, а не тот, кто не берет в рот ни капли спиртного, но при этом не трогает других до тех пор, пока это не коснется его собственной жизни.

Любая крайняя позиция в отношении какой-либо проблемы подозрительна. В большинстве случаев противоположный полюс лежит очень близко — как раз там, где мы вовсе не предполагали его найти.

ЗНАЧЕНИЕ СИМПТОМОВ     

1.Симптомы вечны, потому что вся жизнь в силу своей полярности лишена единства и, следовательно, несовершенна.

2.Любой симптом — это своего рода сигнал о том, что в организме чего-то не хватает, что нарушена его целостность.

3. Ничто не исчезает бесследно, поэтому в каждом случае можно говорить лишь о перемещении симптомов: или горизонтально, на физическом уровне (например, в теле) или вертикально, на духовнопсихическом уровне.

4.Понятия «форма» и «содержание» соответствуют телу и душе и взаимосвязаны. Форма (физическое) — так же связана с содержанием (психическое), как сцена связана с театральной пьесой.

5. Не следует рассуждать о какой-то одной причине болезни. Если мы вынуждены использовать причинный подход, чтобы мысленно приблизиться к действительности, всегда имеет смысл исходить из четырех классических причин античности: причины, действующей из прошлого, причины цели, причины примера и причины материала.

6. Действительность состоит из симметричных уровней. Ассоциативное мышление соответствует им больше, чем каузальное (причинное).

7.Связь всех уровней синхронна и не имеет характера причинноследственных отношений, в обычном смысле она скорее алогична.

8. Ритуалы — сознательно или бессознательно — формируют необходимую основу человеческой жизни.

9.Картины болезни — это ритуалы (обряды) тени, которые держат человека в равновесии и могут быть заменены сознательными ритуалами того же порядка.

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ И ВОПРОСЫ ПРИНЦИПА

Четыре «причины» могут помочь пониманию того, что такое ритуал, к которому принуждает симптом. Для этого необходимо почувствовать поле, в котором живет больной. Вопросы для понимания причин следующие:

Откуда происходит симптом?

Ответ для примера «грипп»: ситуация за два дня до этого, где больной простудился или подхватил вирус гриппа.

1.На какой материальной основе протекает болезнь и как при этом реагирует пораженный орган?

Пример: органы области носа и глотки и органы чувств. Речь идет о контактах этих органов с внешним миром.

В каких пределах распространяется симптом? Каковы его «правила игры»?

Пример: больше не хочется ничему удивляться и проявлять интерес к чему бы то ни было, все надоело, не хочется ничего больше слышать и видеть. Человек отказывается от внешнего контакта или становится еще агрессивнее. Начинается кашель (вероятный источник заражения других людей), а также чихание, сопение и выделение мокроты.

Какую цель преследует симптом? Куда он хочет привести больного?

Ответ: он (больной) должен почувствовать, что ему уже достаточно агрессии, и захотеть от нее избавиться.

«Нормальное» течение простуды — это своего рода ритуал, который доказывает свое право на жизнь благодаря отдельным симптомам. На сцене тела ставится акт погружения в себя: органы чувств и дыхательные пути или коммуникации блокируются, накопленная агрессия убывает. Окружающий мир признает эти сигналы и отпускает больного, кашляющего и задыхающегося, домой. Происходит ритуал отступления. Ритуал предусматривает, что на простуженных людей больше не будут нападать и понуждать их к общению. Если окружающие не сразу узнают признаки, больные говорят с дружеской прямотой: «Не подходи ко мне слишком близко, я простужен!» С необходимостью такого ритуала больные, подхватившие грипп, соглашаются безоговорочно и благодушно. А ведь известно, что хватают только то, в чем нуждаются.

ВОПРОСЫ ПО РИТУАЛУ БОЛЕЗНИ:

1.    Почему я должен обсуждать эту проблему?

2.    Почему это происходит именно сейчас? При хронических процессах: когда это случилось в первый раз? Когда это происходит особенно интенсивно?

3.    Почему это происходит именно со мной?

4.    Какой навязчивый пример моей жизни воплотился в ритуале болезни?

БОЛЕЗНЬ КАК ШАНС

Болезни в зависимости от обстоятельств можно рассматривать в двойном аспекте. Во-первых, можно начать с того, что они делают людей честными и показывают им то, что до сих пор не допускалось в сознание. Например, паралич может указать больному на то, насколько он стал неподвижен на духовно-психическом уровне. Во-вторых, каждая болезнь имеет смысл и помогает решить задачу. Паралич, например, может показать, что стоит ослабить сознательный контроль и отдохнуть.

Благодаря первому аспекту обнаруживаются печальная модель и не осмысляемое человеком течение болезни. Принятие проблемы и ее осмысление может привести на второй уровень и сделать из горестного опыта ритуал, дающий надежду на избавление.

Посторонний наблюдатель никогда не может, в силу своей непричастности, с уверенностью судить, на каком уровне и в какой именно фазе находится больной. Чрезмерная физическая полнота, выставленная для обозрения, часто является компенсацией недостаточности внутреннего содержания, но может, однако, отражать и внутреннюю наполненность. При созерцании Будды мы, безусловно, убеждаемся в этом. Буддизм исходит из того, что каждый человек несет в себе природу Будды. Это лишний раз доказывает, что не следует умалять до степени вины ценность своей «наполненности», которая, по сути, является прекрасным инструментом самопознания.

 

©Рудигер Дальке,  из книги «Болезнь как язык души. Послание и смысл ваших заболеваний»

 

*********************************************************************************Я завершила полное обучение у Жильбера Рено  около трех лет назад и  являюсь клиническим психологом со специализацией Recall Healing ( Исцеление воспоминанием)  ,  окончила полный курс  Биологики  у Роберто Барнаи и дополнила свое образование  обучением  в Школе Психосоматики PSY2.0, Все эти школы имеют одним из своих источников  ГНМ(Германскую Новую Медицину-GNM)Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета .  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно

***************************************************************************

Игры с мужем, ведущие к разводу…

Игры с мужем, ведущие к разводу…

Игры с мужем, ведущие к разводу...Ангелина Литвинова

Ура, Вы «замужем»!

Почему это слово в кавычках, спросите Вы?

Отвечу: возможно, это юридический брак — официально заверенный синенькими штампами в паспорте, при свидетелях работников ЗАГСа и близких людей, а может быть — это уже и просто долгие, проверенные отношения, которые не нуждаются ни в каких подтверждениях, в которых вы растите детей, тихо и спокойно счастливы (как в юридическом браке) и не желаете оправдываться перед окружающими почему так.

В любом случае, моя заметка не об этом.

А о том, что происходит в отношениях, что рано или поздно хоть брак (такой крепкий, надежный и даже многолетний — каким Вы его видели 3,5,15 лет назад) или многолетние отношения (с детьми, с имуществом и тоже с убеждением что все было хо-ро-шо) — ЧТО НА ВЫХОДЕ ВЫ ИМЕЕТЕ РАЗВОД, РАСХОД (и фактический и эмоциональный), ССОРУ (скандал)?

Работая с семейными парами я много слушаю. Слушаю их обоих, если они приходят вместе, или кого-то одного (одну). Слушаю того, кто дошел, кто готов предъявить проблему третьему лицу.

Как получается, что двое людей, когда то любящих друг друга — «вдруг» (специально беру это слово в кавычки) становятся глубоко одинокими, но продолжающими делить пространство? Как долго мы не способны признаться себе, что отношения закончились? Как мучительно нам ощущать в теле пустоту? — вопросы глубоки и сразу ответа на них не найти. Но ещё больнее вопрос: «ЧТО ДЕЛАЮ Я ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ РАЗВОД СОСТОЯЛСЯ?» (да-да, Вы не ослышались именно состоялся. Потому как спроси Вас о том, что Вы делаете, чтобы его НЕ было — Вы найдете много объяснений, а вот СВОЙ ВКЛАД В ССОРЫ, РАЗЛАД, КОНФЛИКТЫ — мало кто ищет.

Ниже я опишу основные игры, которые проигрываются партнёрами, чтобы в итоге их отношения В КОНЕЦ БЫЛИ РАЗРУШЕНЫ:

игрі.jpg

Пояснение

Что такое игра с точки зрения психологии?

Термин «игра» ввел Э. Берн (американский психолог и психиатр. Известен, прежде всего, как разработчик трансактного анализа и сценарного анализа)

Игра — это фиксированный и неосознаваемый стереотип поведения, включающий продолжительный ряд действий.

Для чего люди играют в игры?

Игры занимают наше время и позволяют избегать искринности; поддерживают наш сценарий (рок, карму, судьбу — назовите как хотите. Я буду придерживаться профессиональных терминов); позволяют искажать реальность и получать другие негативные расплаты.

Расшифровка игр, их осознавание — есть качество ваших взаимоотношений с миром, собой, мужем, партнёром.

Итак, разберу часто встречающиеся игры между партнёрами в отношениях.

Игра №1: «Не дам…»

Не дам супа, секса, близости, спокойствия…

не дам.jpg

Вместо того, чтобы прояснить конфликтную ситуацию, если уж такова возникла, один из партнёром (супругов) обижается и ставит ограничения для второго.
Иногда назло!
Чаще, чтобы погладить свою обиду, мягко свернувшуюся клубком на груди…
А то как же сложно с ней расставаться то?
Как страшно быть в близости то?
Конечно! Поэтому проще играть в ограничения, чем прояснять.

Итог игры: один партнёр искренне полагает, что тем самым «перевоспитал» (или показал силу-значимость-первенство) другого с целью что тот одумается и попросит прощение. А второй — идет получает все на стороне. Например, получает на стороне секс (так рождается основа измены).
Игра №2 «Молчун» или заткнуть ситуацию…

Вместо того, чтобы обсуждать ссору, искать компромисс, выход, проговаривать конфликт один начинает молчать, игнорировать, делать вид что обращается не к нему, выходить из комнаты и т. д.

молчун.jpg

Отмолчаться и ВНОВЬ ведут себя так, будто ничего и не происходит…
Отлично, ничего не скажешь.
Конфликт опять забетонирован.

Итог игры: так супруга или супруг могут молчать НЕДЕЛЯМИ (а есть клинические случаи, где молчат и месяцами), создавая вокруг себя ещё бОльшую пропасть.

Игра №3 «Догадайся сам…»

Догадайся как я обижена…
Догадайся как не плохо…
Догадайся как я зла на тебя… Ух…
И главное молчать… молчать… молчать…

O_D7QTONzpo.jpg

Вместо того, чтобы говорить о себе, своих чувствах один из партнёров надувает губки и на все говорит «А ты как думаешь?», «Что сам не видишь?»…»Мог бы подумать, предвидеть, увидеть. догадаться и так до бесконечности…
Ага, вы живете, видимо, с телепатом, не иначе!
Все вокруг просто обязаны знать, что ВЫ чувствуете!

Итог игры: так в семье не говорят о чувствах ни своих ни других. Так растет эмоциональное отторжение.
Игра №4 «Пинг-понг» или «-Ты козёл, -сама дура»
Обмен любезностями, вспоминание старых обид…

Название «Пинг-Понг» мне пришло в голову, во время одной семейной консультации. Муж и жена зайдя в кабинет удивительным образом сели… не вместе! А друг напротив друга, будто подготовившись к чему-то. Через некоторое время я поняла к чему они готовились. Они вытащили ракетки-слова и метко начали атаковать друг друга.Профи! Что тут скажешь! Быть в роли судьи, мне что-то не грезилось быть и я показала им эту игру. Прямо в кабинете.

Ух!

Итог игры: слить помои-гнев-раздражение на другого и у кого это получится лучше, тот и «победитель».
Хотя о каком победителе тут можно говорить?
Узнали себя в играх?
Есть о чем подумать.

А я буду продолжать писать о психологии понятны языком…

*********************************************************************************

 Запись на консультацию

ПСОРИАЗ. Я чувствую ЭТО кожей!

ПСОРИАЗ. Я чувствую ЭТО кожей!ПСОРИАЗ. Я чувствую ЭТО кожей!

Ангелина Петренко 

Псориаз — заболевание кожи, известное еще в древности и до сих пор трудно поддающееся медикаментозному лечению. Возможно, что истинные причины псориаза лежат в совсем другой плоскости и мы просто не знаем, что лечить нужно не тело? Рассмотрим основные психологические причины, которые провоцируют появление заболевания и его развитие.
Давайте вспомним несколько расхожих фраз о коже (с этого нужно всегда начинать, если хочешь рассмотреть причины своего заболевания).

Итак:

  • «Я чувствую это кожей».
  • «Всё на поверхности».
  • «Скинуть, как змеиную кожу».
  • «Бежать, как от прокажённого» (проказа (лепра) — опасная инфекционная кожная болезнь).
  • «У меня эта тема прямо зудит».

Псориаз: какую информацию для нас несёт болезнь

1.Болезням кожи подвержены люди с высокой чувствительностью, которые по разным причинам не могут проявить свои болезненные чувства.
2. На коже высыпания появляются, если другие системы в организме работают с перебоем.Например, болезни ЖКТ, а так как кожа один большой орган выделительной системы, то и получается, что невозможно что-то переварить и вывести из тела до конца, и оно вынуждено выходить через кожу. Другими словами, больная зудящая тема вышла наружу. А если речь идёт о хроническом процессе, то это центральная болевая тема человека.
3. Скинуть кожу, т.е. изменить себя полностью. Неприятие себя такого, отвращение к себе. Но самое главное, так проявляется неприятие самыми близкими людьми этого человека, матерью чаще всего.
4. Кожные хронические заболевания вызывают у больного желания уединиться, чувство стыда, отказ от общения и заниженную самооценку. Потому что «он некрасивый».
5. Когда человек расчёсывает кожу, он получает удовольствие и успокоение, хоть и на миг, но всё же. Значит, где-то в детстве было недополучено удовольствие и успокоение от физического контакта.
Затем мы вспоминаем, что кожа — это последняя физическая оболочка и граница, которая отделяет нас от внешнего мира. В первую очередь мы встречаемся с этим миром через кожу, через её рецепторы, которые уже в мозг посылают информацию от том, с чем человек встретился.И тут вспоминается, что доказана огромная потребность у новорождённого соприкасаться с кожей, телом своей матери и чувствовать защищённость.
Чем раньше по возрасту возникло кожное заболевания, тем сложнее оно лечится, потому что «цепляет» базовые неудовлетворённые потребности.

ПСОРИАЗ. Я чувствую ЭТО кожей!Теперь соединяем все вместе.У человека, страдающего кожными заболеваниями, есть неудовлетворённая потребность в теплом контакте, доверии, открытости и связи с матерью.В таких отношениях всегда присутствует неприятие матерью ребёнка, её недоступность, сухость и чёрствость.Из-за этого у ребёнка возникает желание полностью «сменить кожу», чтоб его принимали и любили близкие. Всё это перерастает в обиду на мать и отвержение себя. Все кожные заболевания имеют эту схему раскрутки, особенно дерматиты и всё, сопровождающееся зудом. Но особое место среди них занимает псориаз.

Псориаз — это особая каста кожных заболеваний

Потому что в одну точку стянуты сбои многих систем организма: ЖКТ, эндокринная, нервной системы, а часто и генетическая. А также любые сбои в диете или стресс вызывает обострение. Но это та скрытая часть, а нам важно, как это происходит на поверхности, т.е. то, что мы видим и с чем сталкиваемся при виде псориаза. А ещё расшифровать основную информацию, что заложена в ходе заболевания. Так вот что нам говорит псориаз. А он о-о-очень разговорчивый!
Посмотрим, что нам говорит псориаз
1. Клетки поверхностного слоя кожи начинают экстремально быстро делиться (в 30 раз быстрее, чем надо). И у них, внимание, не успевают сформироваться связи между друг другом, и они начинают наслаиваться и образовывать белесую бляшку из отмерших клеток.
2. Если эти бляшки до конца отслаивать, отдирать, там появляется тончайшая кожица с капельками крови.
3. Теперь с другой стороны. Т.к. это всё происходит на фоне местного воспаления кожи, иммунная система начинает чрезмерно работать и уже не защищать, а разрушать то болезненное место с бляшкой. И тогда агрессия иммунной системы направлена на своё же тело, а не на воспалённые и неправильно развивающиеся клетки. Происходит «спутка», где свой, а где чужой.
4. Это заболевание не инфекционное, т.е. чужого заразить ты не можешь, а вот своего — пожалуйста.
5. Псориаз передаётся по наследству. Как правило, заболевание сопровождает стыд и заниженная самооценка. Чувство отверженности и желание спрятать себя.
А теперь всё собираем вместе, все 5 пунктов.
Следите за логикой, расшифровываем.Что-то естественное и близкое не успевает сформироваться (связи между клетками — это связь между матерью и ребёнком), и происходит отторжение.
Оно в глубине очень болезненно, так как появляются даже капли крови, если оторвать старые клетки (бляшку).
Отмершие клетки — это как старые деструктивные мысли, которые гоняются в мозгу, но не могут сформироваться до конца. В этом контексте аутоиммунность заболевание рассматривается как нестандартная ситуация, когда мать должна любить и принимать ребёнка, а происходит наоборот.
Ребёнок в шоке, он не знает, как с этим быть, и агрессию выпускает на себя, на своё тело.Отсюда чувство глубокой неполноценности и отвращения к себе. К сожалению, мы смотрим на себя глазами своих родителей! В этом-то всё горе и есть! А почему не инфекционное, а генетическое?
А потому, что такие уродливые схемы передаются из поколения в поколение. Модель в семье всегда одна. Поэтому чужих заразить невозможно — они с другой семьи и не причём!!!
Вот сколько всего интересного может рассказать Псориаз!!!А лечить его сложно по причине, что придётся менять полностью отношения с матерью до основания!Мало, кто на это может решиться!!! Вот так.

*********************************************************************************Я завершила полное обучение у Жильбера Рено  около трех лет назад и  являюсь клиническим психологом со специализацией Recall Healing ( Исцеление воспоминанием)  ,  окончила полный курс  Биологики  у Роберто Барнаи и дополнила свое образование  обучением  в Школе Психосоматики PSY2.0, Все эти школы имеют одним из своих источников  ГНМ(Германскую Новую Медицину-GNM)Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета .  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно

 Запись на консультацию

Виктимность — беда, а не вина: Причины, по которым появляется склонность к зависимости

Виктимность — беда, а не вина: Причины, по которым появляется склонность к зависимостиВиктимность — беда, а не вина: Причины, по которым появляется склонность к зависимости

Анна Шехова

Как в отношениях распознать, что ваши границы нарушают? Почему это происходит и что делать, чтобы прекратили вами манипулировать?

Один из вопросов, который неизменно всплывает как угрожающий крушением айсберг в любых наших отношениях, это вопрос соблюдения границ — своих и чужих. Где проходит грань между соблюдением своих интересов и уважением к особенностям визави? А между позицией жертвы и махровым эгоизмом?

Нарушение границ — как распознать

Нарушения и нарушители, или Стой, кто идет?

Одна моя подруга больше года терпела роман своего мужа с другой женщиной.И не просто терпела, а еще считала нужным поддерживать его морально, поскольку он же так мучается в своем нелегком выборе! «Он говорит, что между нами — как между двумя жерновами! Мне его так жалко иногда!» — говорила Юля даже тогда, когда ее собственное здоровье на нервной почве стало стремительно ухудшаться.
Другая моя знакомая почти два года жила с юношей, который унижал ее. Он позволял себе критиковать все, что она делала, начиная от прически и заканчивая профессиональным резюме. А периодически и поднимал на нее руку. Знаете, как она реагировала? «Это я виновата — довела его!» — рассказывала Яна.
Еще одна моя приятельница пять лет была замужем за крайне ревнивым человеком, который не позволял ей даже выйти в кафе с подругами. Стоило задержаться с работы на полчаса, как начинались звонки по телефону и требования приехать домой. Также он запрещал ей заниматься танцами, ходить куда-то без него и путешествовать. Сам он был домоседом и желал, чтобы жена все время была под боком. Совместные ужины, редкие поездки к морю — вполне достаточно для семейного счастья.
Считаете, что подобные случаи — дикость и редкость? Отнюдь. Все участницы этих историй отнюдь не юные виктимные девочки, страдающие от неуверенности в себе. Все они были вполне успешны профессионально, вели активную социальную жизнь, имели много друзей.
К сожалению, проблема нарушенных границ встречается куда чаще, чем нам кажется. В нашем обществе, в целом, не слишком принято считаться с чужой приватностью. Мы до сих пор отчасти не переросли остатки советской психологии, когда каждый стремился сунуть нос в кастрюлю соседа и посмотреть — что же там кипит под крышкой? Да еще дать пару непрошеных советов. И мы не всегда чувствуем себя вправе сказать: «Руки прочь от моей жизни!» Особенно, если речь идет о любимых руках…

К чему это приводит: война или подкуп

Нарушение личных границ чаще всего случается в двух формах — агрессия и манипуляция.

Агрессия это отнюдь не только посягательство на вашу физическую неприкосновенность. Это в том числе и те случаи, когда человек вам заявляет что-нибудь в духе: «Ты меня уже достала/достал!», «Отвали!», «Дура/дурак!», «Страдаешь фигней!».
Агрессия — это любой случай грубой формулировки или грубого тона. Да, она может быть мотивированной: у всех нас есть нервы, которые иногда сдают — по причине гормонов, стресса или просто погодных катаклизмов. Но — важный момент! — даже объяснимая агрессия не перестает быть таковой. Адекватная реакция в этом случае — извиниться перед тем, на кого прилетели брызги нашего эмоционального кипятка. Или — выслушать извинения, если мы в качестве жертвы.
К сожалению, слишком часто грубость в отношениях не воспринимается как нарушение границ. Назвал дурой? Ну, это у него сгоряча вырвалось. Саркастически отозвался о моем пении? Ну, он все равно в этом ничего не понимает. Сказал, чтобы я отвалила? Ну, так он же сам потом мириться пришел!
Самое страшное в этом то, что постепенно в нашем сознании формируется новое убеждение: периодическая грубость — это нормально. Сегодня нас послали к черту, завтра подарили цветы — так и живем. И не так-то легко потом расстаться с этой привычкой, поскольку каждая установка — это устойчивая нейронная дорожка в нашем мозгу, формировавшаяся не один день.
Очень трудно потом настроить свой разум на ту истину, что грубость — это всегда агрессия. И она имеет свойство снежного кома: если не встречает сопротивления на своем пути, то увеличивается. Согласно возрастной психологии, основные границы ребенка формируются в 2-3 года: именно в этом возрасте закладывается основной пул «можно» и «нельзя».
Если в этот период ребенка не ограничивать достаточно жестко, то его понятие границ будет размываться все больше и больше. Можно без разрешения взять конфету? Значит, мамин телефон тоже можно. Можно орать на родителей и получать за это дополнительный мультик? Значит, можно орать и на посторонних людей. Но прощупывание новых границ во взрослом возрасте происходит примерно так же: если человек не видит знак «Стоп», то идет дальше и дальше.
Вы спокойно снесли слово «дура»? Ага, вероятно, словечко похлеще вас тоже не оскорбит. Вы перенесли брань? Возможно, пощечина в обращении с вами тоже будет нормой. И это не значит, что вам попался очевидный мерзавец (хотя этого тоже исключать нельзя!). Но в любом случае за человека вы не в ответе, а вот за свою жизнь — точно.
Агрессией является также прямое давление и требования: «немедленно приезжай», «ты не должна этого делать», «ты обязан так поступать». В одной моей знакомой паре, например, жена регулярно давила на мужа, требуя, чтобы он в обязательном порядке говорил «спасибо», «пожалуйста», «спокойной ночи». Каждая пропущенная вежливость становилась поводом для нотаций или скандалов. Когда вы чего-то очень настойчиво добиваетесь от партнера (или он от вас), несмотря на высказанное им нежелание, это тоже своего рода разновидность агрессии, хотя и не всегда осознанной.

Второй тип нарушения границ — манипуляции.

Распознать подобного рода нарушения границ бывает очень сложно. Вот ваш муж сидит как в воду опущенный, с грустным лицом. Потому что вы идете на мероприятие, куда он не хочет. Но вы-то хотите. И он, конечно, не запрещает вам, но… всем своим видом показывает, как ему плохо. И вот уже чувство вины неумолимо подтачивает ваше намерение. «Но это не манипуляции! Я просто не хочу расстраивать своего любимого!» — скажет кто-то. Верно.
Вот только здесь часто срабатывает та же закономерность, что в случае с агрессией. Я снова вспоминаю свою знакомую, которой муж не давал возможности встречаться с друзьями и заниматься своими хобби. Поверьте, начиналось там тоже не с запретов. Сначала человек всячески показывает, как ему без вас плохо. Вот вы пропустили встречу с друзьями. Вот отказались от занятий танцами. А вот уже сиднем сидите дома, набираете лишние килограммы и думаете о том, что жизнь страшно потускнела со времен юности.
Причем все бывает гораздо тоньше. От вас не требуют отказаться от хобби, друзей, работы… Но — постепенно принуждают к тому, чтобы уйти от своих желаний. «Не надо на меня давить!», «Не надо меня принуждать!», «Ты слишком многого от меня требуешь/хочешь!» — эти фразы звучат очень справедливо, но зачастую тоже становятся формулой для манипуляции.
Если одному из людей очень не хочется обсуждать какую-то тему, или отвечать на вопрос — очень удобно использовать эти словесные конструкции: они звучат крайне пугающе для трепетных интеллигентных созданий. «Я, наверное, правда, слишком давлю на него, когда прошу не обсуждать со мной свой бывший брак. А ему тяжело и хочется поделиться!» — вздыхала моя подруга. То, что эти разговоры причиняли ей боль, в расчет не бралось.
Но это еще не страшно. Гораздо хуже, когда, спустя несколько лет отношений, вы, вдруг, обнаруживаете, что живете давно уже не своей жизнью — не в том месте, где вам хотелось бы (но ЕМУ/ЕЙ было так очень удобно — рядом с работой/учебой/родителями), работаете не на той работе (потому что ЕМУ/ЕЙ нужна финансовая поддержка), ездите отдыхать на дайвинг в Египет, хотя мечтаете о горах, не устраиваете вечеринок, потому что ОН/ОНА не любит шумные компании. И вроде все нормально: совместная жизнь — это компромисс, вы идете на встречу пожеланиям вашего любимого… Вот только, где здесь ваше счастье и ваша жизнь? Где место для ваших собственных целей и желаний?

Виктимность — беда, а не вина: Причины, по которым появляется склонность к зависимости

Откуда это берется: наследство и страх

Склонность к впадению в зависимости и подверженность манипуляциям в разной степени есть у каждого. Но у кого-то она проявляется постоянно, а у кого-то — лишь иногда и в определенных ситуациях.
Во-первых, сказывается наследственность. Алкогольная или наркотическая зависимость у родителей может проявляться у детей и внуков в виде склонности к эмоциональной зависимости, даже если те ведут абсолютно трезвеннический образ жизни. Это определенный наследственный паттерн поведения.
В более очевидных ситуациях дети наследуют конкретный сценарий. Виктимность, свойственная матери, очень часто передается дочери или внучке. Причем, иногда в видоизмененной форме. Например, если мать терпела измены мужа, дочь наследует сценарий в виде патологической ревности и недоверия мужчине — что тоже является разновидностью эмоциональной зависимости.
Еще одна причина — детские травмы разного рода, которые становятся источником виктимности: это инцест, любое насилие и грубость, подавление, деспотизм родителей. То бишь, те явления, которые подавляют волю ребенка и ставят его в априори зависимое и уязвимое положение. Аналогичную травму, как ни странно, может спровоцировать чрезмерная опека любящих родителей, которая также является нарушением границ. Избыточная забота, к сожалению, не менее деструктивна, чем прямое давление и деспотизм. И в том и в другом случае речь идет о неконтролируемом вторжении в личную зону. Следствием часто становится слом человеческой индивидуальности, размытое чувство границ, склонность к симбиозу.
Также причиной может стать сильный страх потери, который, так или иначе, сводится к страху за свою жизнь. Одиночество пугает нас не само по себе, а как проявление одного из базовых экзистенциальных страхов — страха смерти. Одинокий человек — изгой — обречен на гибель: это заложено в нашей генетической памяти. Страх потери может быть также следствием неуверенности в себе (я больше никого не найду!), проявлением детской травмы (уход мамы равнозначен смерти!), выраженным страхом перед будущим (лучше так, чем одному!).
Словом, причин, по которым склонность к зависимости и подверженность манипуляциям проявляется в нашей жизни, довольно много. Важно понимать, что это не является вашей виной. Некоторые популяризаторы «позитивной психологии», выращенные на тренингах, любят делать акцент на том, что в отношениях «жертва-манипулятор» всегда несут ответственность обе стороны. Нет, жертва всегда остается жертвой, даже если она так или иначе провоцирует манипулятора. Ее виктимность — это беда, а не вина. Именно для этого я упомянула возможные причины появления этого синдрома. В большинстве случаев, люди не осознают своей виктимности — даже если третий муж подряд бьет по лицу.
Нарушенные границы очень трудно осознать как проблему — особенно в нашем обществе, где очень долгое время культивировалось самопожертвование во имя других. Нас приучали к тому, что поступаться своим благополучием ради счастья других — это нормально. Более того — это почетно и правильно, и, совершив подобный поступок, мы вправе гордиться собой. И носить эту гордость как золотую медаль от жизни. Вот только эта медаль не прикрывает рубцов на душе…Тема, конечно, неоднозначная. К сожалению, в нашем обществе сейчас часто идет откат в другую сторону: лозунг «принимайте меня таким, какой я есть» становится оправданием собственной инертности и негибкости. Но — попробуем найти золотую середину.

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

2 Упражнения для выявления СВОЕГО СЦЕНАРИЯ

2 Упражнения для выявления СВОЕГО СЦЕНАРИЯ2 Упражнения для выявления СВОЕГО СЦЕНАРИЯ

Одно из интереснейших понятий в психологии – жизненные сценарии. Как выявить свой сценарий? В этом помогут упражнения от известного психолога Михаила Ефимовича Литвака

При выполнении этих упражнений, вам необходимо дать полную свободу своему воображению: не думайте о том, зачем они нужны и что означают; не пытайтесь что-то отсеивать или придумывать. Просто принимайте первые же образы, которые будут вам являться, а также чувства, которыми они будут сопровождаться.

 «Сон» и «Предмет в комнате» — упражнения для выявления сценария

Сон

Выберите какой-нибудь из ваших снов. Больше всего можно узнать из недавнего или повторяющегося сна, хотя подойдет и любой другой сон.
Расскажите свой сон. Используйте при этом не прошлое, а настоящее время.

Затем станьте каждым из людей или предметов, которые встречаются в этом сне, и расскажите о себе.
Вспомните, что вы испытывали сразу после пробуждения от этого сна. Это было приятное чувство или неприятное?

2 Упражнения для выявления СВОЕГО СЦЕНАРИЯ

Понравилось ли вам, как закончился этот сон?Если нет, вы можете расширить упражнение, изменив концовку сна. Расскажите новое окончание сна так же, как вы рассказывали весь сон, то есть используя настоящее время.
Проверьте, удовлетворены ли вы концовкой сна. Если нет, придумайте еще одну или несколько концовок.

Предмет в комнате

Осмотрите комнату, в которой вы находитесь. Выберете какой-нибудь предмет.Лучше всего подойдет тот, на который ваш взгляд упадет в первую очередь.
Теперь станьте этим предметом и расскажите о себе.
Например: «Я дверь. Я тяжелая, прямоугольная и деревянная. Иногда я встаю у людей на пути. Но когда я это делаю, они просто толкают меня…»
Чтобы повысить эффективность упражнения, попросите партнера поговорить с вами, как с соответствующим предметом. Партнеру не следует интерпретировать то, что вы говорите. Он должен просто разговаривать с вами, словно вы дверь, камин и т.д.
Например:
— Я дверь. Когда я стою у людей на пути, они толкают меня.– Дверь, что ты чувствуешь, когда люди толкают тебя?– Я сержусь. Но я дверь и не могу говорить. Я просто позволяю им делать это.– Вот оно что. А ты не хотела бы что-нибудь изменить, чтобы чувствовать себя лучше?
Возможно, при выполнении этих упражнений вы начнете испытывать сильные эмоции, это будет означать, что на поверхность выходит ваш сценарий.

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Психическая травма и картина мира 5 фактов о последствиях травматических событий

Психическая травма и картина мира

5 фактов о последствиях травматических событий

Мария Падун

Психическая травма затрагивает человека на разных уровнях индивидно-личностной организации, в том числе на уровне картины мира. Что в данном контексте подразумевается под картиной мира? В англоязычной терминологии есть словосочетание «assumptive world», то есть мир допущений человека о реальности. Под картиной мира понимается совокупность его представлений о самом себе и о внешней реальности, а также об отношениях между «Я» и внешней реальностью. Такие представления называются базисными убеждениями. В приложении к психической травме концепция базисных убеждений была разработана американской исследовательницей Ронни Янов-Бульман. Она описала концептуальную систему репрезентации отношений человека и мира через несколько базисных убеждений.

1. Базисное убеждение о доброжелательности/враждебности мира

Первое — это убеждение о доброжелательности/враждебности окружающего мира, которое отражает отношение к миру в терминах добрый/враждебный или хороший/плохой. В целом внутренняя концепция в отношении мира большинства взрослых, здоровых, не страдающих депрессией или какими-то другими расстройствами людей такова, что в мире гораздо больше хорошего, чем плохого, что людям в целом можно доверять, что в трудных ситуациях, как правило, люди готовы прийти на помощь.

Это базисное убеждение в контексте изучения травмы разделяется на два вида: первый — это доброжелательность/враждебность персонального мира, то есть людей, и второй — доброжелательность/враждебность неперсонального мира, то есть природы.

2. Представления о справедливости, самоценности и удачливости

Второе базисное убеждение — так называемое убеждение справедливости. Это очень сложный конструкт, он по-разному соотносится с психологическим благополучием человека, но тем не менее по результатам исследований большинство людей считает, что в целом хорошие и плохие события в мире распределяются неслучайно, люди способны контролировать то, что с ними происходит, жизнь влияет на это, и в целом, если человек хороший и совершает преимущественно хорошие поступки, в его жизни в основном будут и должны происходить хорошие события. Таким образом, в некоторой степени исключается фактор случайности.

Третье базисное убеждение касается «Я» человека. Сюда входит представление о самоценности, то есть о том, насколько человек достоин любви, уважения к себе со стороны других людей. Это внутренние, глубинные структуры. Сюда же Янов-Бульман включает представления человека о его способности контролировать то, что с ним происходит, контролировать ситуации в его жизни, влиять на них, управлять ими, то есть быть в некоторой степени хозяином своей жизни.

Еще одно убеждение, которое в некоторой степени противоречит предыдущему, — это убеждение об удачливости. Человек может считать, что он слабый, некомпетентный, что он не может управлять своей жизнью, но тем не менее в жизни ему может везти. Если брать взрослых здоровых людей, то, если объединить все эти базисные убеждения, их концепция звучит так: «В жизни гораздо больше хорошего, чем плохого, и если плохое и случается, то это происходит где-то на периферии, на экране телевизора, не со мной, не рядом со мной и, возможно, с теми, кто что-то сделал не так».

3. Источники базисных убеждений

Откуда берутся базисные убеждения? Считается — и это разделяется основными теоретическими психологическими концепциями, — что эти базисные представления о себе, о мире существуют у младенца на довербальном уровне уже примерно к 8 месяцам. Ребенок имеет глубинные неосознаваемые представления о том, насколько мир доброжелателен к нему, насколько он готов откликаться на его потребности.

Таким образом, маленький ребенок уже имеет какие-то основы для базисной картины мира, и в течение жизни эти основы могут немного меняться. Но в целом считается, что эти убеждения очень устойчивы в отличие от более поверхностных убеждений и представлений. Например, представление человека о том, что он хороший профессионал, так или иначе постоянно эмпирически верифицируется, корректируется, и его изменения не вызывают в нас каких-то тяжелых и серьезных переживаний. Система базисных убеждений, если они в целом позитивные, обеспечивает человеку ощущение относительной неуязвимости и защищенности.

4. Психическая травма: нарушение базисных убеждений

Когда происходит экстремальное стрессовое событие, которое ставит под угрозу бытие человека, устойчивая и надежная опора — картина мира — нарушается. Человек начинает ощущать себя в состоянии хаоса, потому что мир уже не доброжелателен и не достоин доверия, и человек чувствует себя уже не таким сильным, компетентным, управляющим тем, что с ним происходит, потому что, как правило, травматические события происходят внезапно. Мы не можем утверждать, что картина мира рушится, но она претерпевает серьезные изменения. Далее по механизмам формирования новых когнитивных структур должна произойти либо ассимиляция этого события, то есть событие должно быть вписано в картину мира, либо аккомодация, то есть изменение картины мира под новые условия. Работа в посттравматическом периоде состоит в восстановлении картины мира.

Восстановление не происходит полностью, и обычно после переживания тяжелого травматического события в случае хорошего исхода и отсутствия тяжелых нарушений концепция мира звучит примерно так: «В целом мир доброжелателен, и в нем много хороших людей, и он в целом хорошо со мной обходится, но так бывает не всегда».

В посттравматическом периоде людям свойственно искать новые смыслы и значения травматического события для того, чтобы вписать его в картину мира. Результаты исследований показывают, что людям свойственно сравнивать себя с другими людьми, которые пережили такие же события, но попали в более тяжелую ситуацию, например, тоже лишились имущества в результате наводнения, но их потери были большими. В целом это помогает вписать эту травматическую ситуацию в картину мира, и люди начинают искать в этой ситуации новые смыслы.

5. Посттравматический рост личности

С начала 90-х годов ведутся исследования посттравматического личностного роста. В частности, было обнаружено, что у некоторых людей после переживания психической травмы наблюдаются серьезные личностные изменения в сторону большей личностной зрелости, переоценки ценностей. Эти изменения затрагивают, во-первых, образ «Я», то есть после переживания катастрофы человек ощущает себя более сильным, более достойным и более компетентным; во-вторых, происходит изменение жизненной философии, то есть после травмы, как это ни странно, люди начинают ощущать себя более живыми и начинают ценить то, что раньше казалось незначительным.

Последняя группа изменений после травмы касается отношений с другими людьми. Таким образом, позитивное изменение образа «Я», изменения в отношениях с другими людьми в виде большей близости, взаимной поддержки и изменение жизненной философии — это зоны роста, над которыми мы можем работать, в частности, в психокоррекции, психотерапии травмы.

********************************************************************************

Исцеление   раннего травматического опыта  и  его негативного  влияния на картину мира человека — это большая работа , связанная позитивным изменением образа самого себя ,отношений с другими людьми в виде большей близости, взаимной поддержки и изменением жизненной философии, доступом  в большим внутренним и внешним ресурсам.

  Запись на индивидуальные сессии