Архив рубрики: Исцеление воспоминанием

Артур Янов: Невроз – это борьба за любовь родителей

Артур Янов: Невроз – это борьба за любовь родителейАртур Янов: Невроз – это борьба за любовь родителей

 Сильва Степанян

У здорового человека нет фальшивого фасада. Он просто живет и дает жить другим, никому не завидует, не тревожится понапрасну, умеет находить источник радости в самом себе. Американский психолог и психотерапевт Артур Янов, автор мирового бестселлера «Первичный крик», объясняет механизм зарождения неврозов и способ с ними справиться – научиться выражать боль и обиду.

Артур Янов (Arthur Janov) – американский психолог и психотерапевт. Автор теории «Первичной терапии», основатель и директор Центра первичной терапии в Калифорнии, США. Его пациентами были Джон Леннон, Йоко Оно и Стив Джобс. 21 августа 2014 годадоктор Янов отметил 90-летний юбилей.

 

Невроз – это болезнь чувства. По сути, невроз – это подавление чувства и его трансформация в широкий диапазон невротического поведения.

Невроз развивается в тех случаях, когда рядом с ребенком находится человек, который должен его любить, но не любит в действительности. Он начинается как средство умиротворения невротических родителей путем отрицания или сокрытия определенных чувств в надежде, что «они» наконец полюбят несчастное дитя.

Если ребенку продолжают отказывать в поддержке и любви и у него нет отдушин для выхода боли первичных ран, то этот дополнительный натиск на и без того ослабленное «Я» приведет к формированию сильного нереального «Я», прикрывающего беззащитного ребенка. Впоследствии это нереальное «Я» начинает доминировать, защищая ребенка, но одновременно направляя его к развитию психоза.

Если находится человек, к которому маленький ребенок может обратиться со своими первичными чувствами, человек, который поможет ему понять, что он чувствует, человек, который сможет поддержать его, то велик шанс того, что сознание ребенка не расщепится, и он не станет кем-то другим.Артур Янов: Невроз – это борьба за любовь родителей

Первичная боль – это потребности и чувства, подавленные или отринутые сознанием. Они причиняют боль, потому что им отказано в выражении и удовлетворении. Вся эта боль сводится к следующему утверждению: «Я не могу быть любимым и лишен надежды на любовь, если в действительности стану тем, кто я есть на самом деле».

Когда ребенок еще мал и его организм пока достаточно крепок, он может выдержать очень мощную защиту, сопряженную с весьма большим напряжением. Проходят годы хронического, постоянного напряжения, уязвимые органы и системы не выдерживают нагрузки и начинают отказывать.

Для того чтобы снова обрести цельность, надо почувствовать и распознать расщепление и испустить крик воссоединения, который восстановит единство личности. Чем интенсивнее ощущает пациент расщепление, тем интенсивнее и глубже переживание воссоединения расщепленных частей сознания.

Реально, по-настоящему почувствовать себя отвергнутым означает извиваться от боли во время прихода первичного чувства – значит ощутить себя брошенным, покинутым, нежеланным ребенком. Когда пациент прочувствует это, у него не останется больше чувства отверженности, оно будет исчерпано – останется только чувство того, что действительно происходит в каждый данный момент.

Освобожденный от стыда, вины, отверженности и всех других ложных чувств, он осознает, что эти псевдочувства суть не что иное, как синонимы замаскированного великого первичного чувства отсутствия любви.

Для того чтобы невротик снова обрел способность чувствовать, он должен вернуться назад и стать тем, кем он никогда не был – страдающим ребенком.

Когда устанавливаются связи между разумом и болью, то психосоматические симптомы быстро проходят.

У здорового человека нет фальшивого фасада. Он просто живет и дает жить другим, умеет находить источник радости в самом себе.Он удовлетворен тем, что у него есть, не завидует другим, не хочет того, что хотят они, и не требует для себя того же, чем обладают эти другие. Это значит, что он позволяет другим – своей жене, своим детям, своим друзьям – быть и оставаться самими собой. Он не живет их достижениями и их успехами, не пытается растоптать в них малейшие признаки счастья и радости жизни.

Невротик, беспомощный перед своей первичной болью, часто нуждается в эксплуатации других, для того чтобы ощутить свою важность, которой он иначе не чувствует.

Так как невротик постоянно находится не там, где он есть на самом деле, то он и не может быть довольным в течение какого-то, более или менее продолжительного времени. Настоящее он тратит на то, чтобы изжить прошлое.

Здоровый человек не ищет смысла жизни, ибо смысл этот возникает сам из его чувств.Смысл жизни определяется тем, насколько глубоко человек чувствует свою жизнь (жизнь как свои внутренние переживания).

Отсутствие чувства – вот что разрушает личность и ее представление о самой себе, и, кроме того, отсутствие чувства позволяет разрушать личности других людей.

От кого-то другого мы не можем получить истинного чувства. Сначала мы учимся чувствовать самих себя, а потом мы чувствуем себя, чувствуя других.

Чем ближе становится человек самому себе, тем ближе становится он и другим.

Любовь – это то, что устраняет боль. Можно сказать, что любовь и боль являют собой полярные противоположности.

Любовь – это то, что усиливает и укрепляет ощущение собственной личности; боль же подавляет собственное «Я».

Любить – значит дать другому свободу роста и самовыражения. Решающее условие – оставаться самим собой и разрешить другому вести себя совершенно естественно. Определение любви в рамках первичной теории можно сформулировать так: дать человеку быть самим собой.**Артур Янов: Невроз – это борьба за любовь родителей

Невротик ищет в любви ощущения собственной личности, каковой ему никогда не позволяли быть. Он хочет найти такого человека – особого человека, – который научил и заставил бы его чувствовать. Невротик склонен считать любовью все, чего ему недостает, и все, что мешает ему стать цельной личностью.

Истинная любовь имеет место тогда, когда юноша и девушка любят друг друга и принимают такими, какие они есть в действительности – включая и тела друг друга.Невротики же эксплуатируют тела других людей для удовлетворения старых детских потребностей. Это исключает установление равноправных отношений.

Суть заключается в том, что если вы – невротик, то сможете превратить любого другого человека в то, чем тот на самом деле не является.

Ребенок, воспитанный психически здоровыми родителями, не испытывает потребности идентифицировать себя с ними. Родители не хотят и не требуют этого от ребенка. Напротив, ребенку позволяют обладать теми свойствами личности, которые изначально присущи именно ему.

Если человек, личность чувствует себя, а не занимается символическим разыгрыванием чувств, то вряд ли этот человек будет поступать импульсивно или агрессивно. Диалектика гнева, так же как и боли, заключается в том, что он исчезает только после того, как его прочувствуют.

Невротическая тревожность – это страх оказаться беззащитным перед первичной болью и обидой. Невротическое поведение служит прикрытием боли. На самом деле отвергнута, изуродована и унижена была собственная личность и ее восприятие; поэтому нет ничего удивительного, что человек испытывает страх, когда это чувство становится близким к осознанию.

Невротический страх – это страх потери лжи, в которой постоянно живет невротик. Любая попытка разрушить ложь порождает страх, так как ложь всегда содержит в себе крупицу надежды.

Самый сильный страх больной, проходящий курс первичной терапии, испытывает, когда вся его невротическая игра подходит к концу. Наша цель – пробудить его страх, чтобы подтолкнуть больного к его реальным чувствам.

Единственный способ победить страх – прочувствовать боль и обиду. Страх остается, пока не прочувствована боль.

Невроз – и это стоит хорошенько запомнить – спасает и убивает одновременно. Он защищает реальное «Я», реальную личность от полного распада, но делая это, он погребает спасенную им реальную личность. Ребенок вырастает привязанным к созданной неврозом нереальной личности, которая парадоксальным образом выдавливает из него жизнь.

Чем ближе пациент оказывается к своему чувству, тем ближе становится он к реальности внешнего мира, тем острее будет он вглядываться в других людей, тем глубже будет осознавать социальные феномены. Чем сильнее блокирована внутренняя реальность, тем больше искажено восприятие реальности. Любое продвижение по пути к выражению чувства есть неоценимый дар больному.

Быть реальным – это значит быть спокойным и расслабленным, – у больного исчезают депрессия, фобии и тревожность. Уходит хроническое напряжение, а вместе с ними пропадают в небытие наркотики, алкоголь, переедание, курение, чрезмерная перегрузка на работе. Быть реальным – это значит перестать разыгрывать из своей жизни символическую драму.

 

****************************************************************************

  Запись на индивидуальные сессии

«Когда в город приезжал известный коуч, в психиатрическом отделении готовили койки»

«Когда в город приезжал известный коуч, в психиатрическом отделении готовили койки»Â«ÐšÐ¾Ð³Ð´Ð° в город приезжал известный коуч, в психиатрическом отделении готовили койки»

«Стыд — самое злокачественное и токсичное человеческое чувство. Напугай, застыди, сделай виноватым — человек побежит делать, что вы хотите». Как распознать манипуляцию и противостоять ей?

Марианна Гольберг, эксперт Института гештальта и современной психологии: 

— Манипуляции — это не варварство, но все-таки насилие, потому что я заставляю другого человека действовать так, как я хочу. Но это и не цивилизованный способ, где идет переговорный процесс, с прямыми коммуникациями и ясными целями. Но хотелось бы, чтобы понятие манипуляции не носило только черный окрас. Этот навык очень важен при воспитании маленьких детей: им бессмысленно приводить аргументы, потому что у них еще не сформированы мозговые структуры. Представьте себе политику без манипуляции — это просто смешно. Говорить правду никакой дипломат в жизни своей не будет. Другое дело, что очень важно давать себе отчет: «я сейчас манипулирую», или «мной сейчас манипулируют».

Наверное, когда вы вспоминаете какой-то случай манипуляции с вашим участием, то чувства при этом неприятные. Я сама заинтересовалась этой темой, потому что часто при контактах с определенными людьми ловила себя на отвратительном ощущении: «Что ж я за «лохушка» такая и ведусь все время?». Как писал еще Зигмунд Фрейд, мы не можем увидеть в другом то, чего нет в нас самих.

Почему люди манипулируют? Причины очень грустные. Конечно, есть злодеи, которые манипулируют в преступных целях. Но в целом люди манипулируют прежде всего от слабости, горя и разочарованности — когда у человека пропадает уверенность, что он может что-то получить при прямой коммуникации, по простой просьбе. Если его жизненный опыт столь печален, что он ничего не ожидает кроме удара или равнодушия, приходится хитрить.

Во-вторых, человек манипулирует, если не умеет иначе: он вырос в семье и среде, где манипуляции были единственным способом что-то получить. Когда такой человек понимает, что можно по-другому, получается как в анекдоте: «А что, так можно было?». Да, можно и нужно.

Еще одна причина — склонность к одностороннему выигрышу, когда человек обучен брать, урывать для себя: «будешь победителем, ура». Односторонний выигрыш — это отвратительно. Всегда найдется более изысканный манипулятор, и в этом большой риск манипуляции. Не люблю за это тренинги, которые проводятся на очень большие аудитории. Лидер — это редкое сочетание личностных, психоэмоциональных и темпераментных качеств. Убеждать людей, что они все — лидеры,значит толкать их в очень тяжелые ситуации.

Мой коллега, доктор-психиатр, говорил: когда в город приезжал один известный зарубежный коуч, то в отделении быстро готовили койки. Люди с более-менее подвижной психикой «вскрывались».

Как психотерапевт и консультант я часто встречаюсь на личной практике со следующей идеей: «Я не могу допустить, чтобы выиграл кто-то другой!». Дальше раскручивается очень длинная история: «Меня родители настраивали: если я не выиграю, то папа с мамой не будут меня любить». Это упирается в детские привычные паттерны, способы поведения и переживания, которые завязаны на таком чувстве, как стыд.

Стыд — самое злокачественное и токсичное человеческое чувство. В русском языке даже есть фразы: сгореть от стыда, умереть со стыда, провалиться со стыда.

Каков алгоритм манипуляции?

Каким же образом мы проворачиваем манипуляцию и как ее проворачивают с нами? Как вам такая ситуация: «Танечка, ты знаешь, я доверяю только тебе. В выходные совершенно некому остаться работать в офисе. Пойми, я могу быть спокойна, только если подежуришь ты!». Если Танечке очень важна похвала начальства или она заинтересована в карьерном росте, скорее всего она останется. Во втором случае она останется, по крайней мере, с осознанием, что ею манипулируют. Но если Танечка искренний человек, но в детстве ее мало хвалили, она останется с восторгом. Но поймет, что ее обвели вокруг пальца, когда все будут рассказывать, как чудесно они провели выходные.

К концу недели Танечка останется без сил и подумает — это потому, что много работала. Но на самом деле — потому, что обида, гнев и возмущение душат ее. Танечка не привыкла с ними сталкиваться, умеет, как говорил доктор Фрейд, вытеснять эти чувства как социально неодобряемые, и не понимает, что с ней происходит. Но начнет болеть — в науке это называется психосоматика.

Надо сказать, что люди делятся на два типа: «секси» и «фанки». Не имеет никакого отношения к сексу, это классификация для мотивации персонала. Стоит сказать «фанки»: «Ха! Этот проект настолько труден, что ты никогда с ним не справишься», то у него «взыграет», и он начнет работать день и ночь. Но если такой подход применить к «секси», он пойдет плакать и никогда не добьется успеха. Ему надо сказать: «Это такая ерунда! Ты умница и все сделаешь, все получится». Умный руководитель не путает «секси» и «фанки» и с каждым разговаривает как надо.

Первое, что необходимо сделать для успешной манипуляции — заставить человека испытать какое-то чувство. Манипуляторы делятся на два типа. Одни манипулируют из любви к искусству: стравливают людей, а потом отбегают в сторону и с наслаждением смотрят. Причем они даже ничего особенного не хотят получить. Вторые таким образом добиваются цели. Их, в свою очередь, можно разделить на две категории: «балалаечники» и «арфисты». На балалайке три струны, а на арфе — больше 10.

Первое, что делает манипулятор — «задевает» какую-то струну, чтобы затронуть чувства человека. Люди рождаются с возможностью испытывать четыре чувства: злость или гнев, страх, радость и горе. Это обусловлено выживаемостью: когда люди только появились на свете, они были слабыми — ни шкуры, ни рогов, ни зубов. Нужно было улавливать опасность, поэтому негативных чувств больше, и испытываем мы их сильнее, чем позитивные. К слову, сила переживания у мужчин гораздо больше, чем у женщин, но когда они бегали за мамонтами, разговаривать было некогда. Слышала от главного андролога страны: у мужчин в 40 раз меньше возможности говорить и сообщать.

Важно, чтобы человек почувствовал, что мотивирует его на действия. «Манипуляторы-балалаечники» хорошо знают, что человек постарается избежать трех чувств: стыда, вины и страха. Напугай, застыди, сделай виноватым — и все, человек побежит делать, что вы хотите, особенно если застыдить умно. Это просто, но очень действенно.

«Арфисты» действуют искуснее. Они начнут перебирать струны: будет и восхищение, и лесть, и благодарность… Вот здесь его хвалят, вот здесь — любят, вот здесь —просят. И человек сейчас в лепешку расшибется, а «арфист» получит что ему надо.

Советский Союз не так далеко от нас, а там с уважением и гордостью были проблемы: «Я — последняя буква в алфавите», «Что-то ты загордился». В нашем обществе путают гордыню с гордостью. Гордость — необходимая для любого человека составляющая личности, а ее часто объявляют гордыней. Если добавить призывы к скромности — получаем сочетание, которое позволяет сделать человека максимально манипулируемым.

Признаки манипуляции

Если вы регулярно оказываетесь в позиции «лоха» и переживаете весь прекрасный комплекс эмоций, связанный с этим: стыд, презрение к себе, злость на себя, горе, печаль, и если это повторяется регулярно при контактах с определенным человеком, если при этом вы испытываете проблемы с давлением, сердцем, задыхаетесь, можно заподозрить, что рядом с вами манипулятор.

Чтобы успешно противостоять манипуляциям, нужно хорошо понимать, кто такой манипулятор. И, возвращаясь к принципам Зигмунда Фрейда, увидеть себя. Манипулятор во мне — кто это? Человек, который не может попросить напрямую, не верит, что может получить желаемое. Человек, которого не слышат, который не умеет аргументировать, не умеет вести переговоры. Который так привык и не задумывается о том, что может вести себя по-другому, который так воспитан.

Как манипулятор умудряется на меня воздействовать? Часто это происходит зеркально: например, я предпочитаю делать людей виноватыми и есть шанс, что сам буду попадаться на чувство вины. Если предпочитаете стыдить людей — есть шанс, что сами будете попадаться на стыд.

Небольшое отступление. Есть такие понятия, как люди-нарциссы и люди-газлайтеры. Gaslight («Газовый свет») — это название старого фильма. Его суть в том, что герой, постоянно объясняя своей жене, что она дура, идиотка и ни на что не способна, убеждает ее, что это так, и та теряет себя. Это очень распространенное сейчас явление. Газлайтер — это классический манипулятор, в основном он экспериментирует со стыдом. А в современных людях очень много стыда, устыдить — это быстро и эффективно.

Что со всем этим делать?

Есть много способов, но вся антиманипуляция связана прежде всего с мониторингом собственных чувств. Это первое, что необходимо сделать. Что вас заставили почувствовать, на чем поймали? Чего не должно было быть? Если я не делал ничего постыдного, чего я стыжусь? Значит мой собеседник что-то для этого сделал? И после того как поймали свое чувство, возьмите паузу: поправить пуговицу, попить воды. Пауза нужна, чтобы собраться. После этого можно применить разные техники.

Прекрасный способ — бесконечное уточнение. Это не превращает вас в идиота: вы искренне ловите, что можно уточнить. Пока вы уточняете, манипулятор собьется с курса и разозлится или поймет, что с вами этот номер не проходит, и перейдет к цивилизованному общению или вообще выйдет из контакта. Если же вы чувствуете, что манипулятор перейдет к насилию — то либо бить, либо бежать. Но важно, чтобы вы не придуривались, а уточняли реальные вещи.

Второй способ — внешнее согласие, когда вы как бы соглашаетесь. При этом вы действительно изыскиваете что-то, с чем можно согласиться. «Вы очень плохо работаете!» — говорит начальник, чтобы загнать вас в чувство вины, а затем оставить работать сверхурочно. «Да, наверное, я плохо работаю в последнее время» — можно согласиться, и начальник потеряется.

Третий способ — «заезженная пластинка». Вы выбираете какое-то положение и говорите его 20 раз подряд. Что бы вам ни говорили, вы в ответ с одной и той же интонацией говорите то же самое. С людьми, склонными к психологическому насилию, это очень хорошо работает. «Да, я слышу тебя: ты считаешь, что я…». Но не советую применять этот прием с близкими — испортите отношения.

Четвертый метод — «техника английского профессора». Психолог, у которой я училась, переводила английского профессора-психолога, который приехал в петербургский университет с циклом лекций. Он говорил очень быстро и очень длинными фразами, и переводчик-психолог, которая не была профессиональным синхронистом, все время была в жутком напряжении. «Я боялась что-то не донести, утратить часть его речи». В перерыве она подошла к профессору и спросила, не мог бы он говорить более короткими фразами. Он ответил: «Нет, это часть моей личности, и если я начну говорить иначе, я откажусь от нее». Переводчик понурилась и пошла дальше. Одна из участниц семинара спросила ее: «Почему ты так странно переводишь? Он же использует довольно грубые выражения, а ты ни разу не сказала «трахаться», а переводишь «заниматься любовью». Переводи как надо». Переводчик усмехнулась и сказала: «Это часть моей личности. Если я начну переводить иначе, я предам себя».

Совмещение тактик «заезженной пластинки» и «английского профессора» очень хорошо действует. В одних очень тяжелых для меня переговорах мне удалось полностью не позволить манипулировать собой. Я говорила: «Нет, я считаю это бессмысленным, это мои убеждения. Если я от них откажусь, я предам себя». Когда повторила это в 40-й раз, переговоры закончились, и мы разошлись «вничью».

Хороший руководитель должен быть хорошим манипулятором? Да. Но он должен быть осознанным манипулятором: точно понимать, что и для чего он делает и какова плата за это. И применять манипуляцию в тех случаях, когда другого выхода действительно нет или чтобы кого-то пощадить. Мы честно манипулируем, когда щадим кого-то, когда не считаем возможным сказать правду. Но надо точно знать, как это может выглядеть и как это скажется. Но манипуляции должны быть правильными и в нужный момент.

****************************************************************************

  Запись на индивидуальные сессии

Жизнь Замечательных Людей

Жизнь Замечательных Людей 

Егор Миронов
Сегодня – не о конкретном человеке, а об одном и том же типе ситуаций – про «рак мозга». В предыдущем посте – описание принципов происходящего (теория), в этом –  (гипотетическая) практика. Всякие совпадения с реальностью прошу считать случайностью.
.
Гипотетическая ситуация 1
.
Живёт в одном крупном российском городе молодая женщина. Ну, пусть будет по профессии певица, хотя не принципиально абсолютно. Симпатична, умна, в профессии состоявшаяся, средства к существованию самостоятельно зарабатывающая. Всё бы хорошо, да вот одного нет – семьи и детей. Толпы людей вокруг есть, а семьи – нет. Женщина – абсолютно нормальная, и абсолютно нормально и её желание иметь любимого и любящего мужчину рядом, детей и дом, счастьем наполненный…
.
Но вот постоянно попадаются ей особи мужского пола, которые только обещают, но не женятся. Приезжают, но … не остаются. Да и работа у неё такая, что постоянно гастроли, выступления – не до личной жизни большую часть времени.
.
А тело… а телу всё равно до денег, карьеры, сцен и софитов. Тело хочет детей и любви. А если телу долго отказывать в чём-то, то оно… забывает как это — исполнять конкретное желание. Годы идут, мужчины сменяют друг друга, а того, что тело хочет на биологическом уровне – всё нет и нет…
.
И вот – появляется «на сцене» принц. Нет, Настоящий Принц. И детей Принц с этой женщиной тоже хочет (по крайней мере  — говорит про это, хотя официально замуж не зовёт). И всё вроде хорошо, а тело «забыло» как это всё по нормальному должно быть. Приходится делать ЭКО.  И не один раз делают – несколько… да всё безуспешно. А время идёт, внутри головы «часики тикают», ведь к сорока годам уже дело идёт…
.
И вдруг – неожиданно-радостное известие: «я беременна!». Чудо ли, ЭКО ли так сработало – не суть, важен факт. Всю беременность одновременно с радостью внутри «скребётся» сомнение – «а выношу ли, а рожу ли?..»  Родила! Ребёнок – золотой, долгожданный. А всё равно первое время (ну, скажем, первые пару лет) внутри «скребётся» нечто – «а смогу ли стать хорошей матерью, ведь это в первый раз?..» Смогла, убедилась, всё получается! И, когда все сомнения уже ушли, наступает полное разрешение конфликта или сразу нескольких конфликтов (например, конфликта самообесценивания для вопроса «а смогу ли я?»,  (женского) конфликта сексуальной фрустрации для вопроса «почему у меня нет нормального мужчины?» и т.д. и т.п.).
.

.
Но при этом Принц уже вроде как и не Принц… Вроде «технически» всё в порядке — живёт вместе, заботится о семье, помогает… во только прикасаться перестал, в глаза не смотрит, уезжает всё чаще один… конфликт брошенности во всей своей красе…
И стали появляться головные боли, всё сильнее и сильнее – и пошла женщина к врачам. Ну и нашли – «рак мозга»…
.
.
Иногда конфликт разрешается сразу после родов, если страх женщины остаться без детей —  основной. И даже если самый лучший в мире Принц находится рядом и реально любит – весь предыдущий период жизни нахождения в активном конфликте (поиск Принца, многочисленные ошибки и «проходимцы», сильный страх никогда не иметь детей и много чего ещё) может накопить такую силу, что разрешение этого конфликта при рождении ребёнка сразу загоняет женщину в очень сильную по проявлениям фазу восстановления. А уж официальные «диагносты» и «пугатели» сделают свою работу, ведь их так научили…
.
.Гипотетическая ситуация 2
.
Для разнообразия — теперь пусть будет мужчина, и город пусть будет хоть и крупный (тоже столица), но не российский, а туманами укрытый. Профессию уж оставим, пусть тоже певец будет, хотя тоже не принципиально абсолютно. Харизматичен, умён, в профессии состоявшийся, средства к существованию самостоятельно зарабатывающий. Всё бы хорошо, да вот вдруг – нарушение координации движений, головокружения, проблемы с речью… Пошёл сдаваться в клинику – получил такой же диагноз: «у вас рак мозга, добро пожаловать на облучение и химиотерапию». И опять «пугатели» делают свою работу: «ваша тётя 20 лет назад умерла от рака, поэтому вы в группе риска!».
.

.
Внезапные нарушения координации — признаки разрешённого двигательного конфликта либо конфликта для внутреннего уха (головокружения)- конфликт падения (в любых его интерпретациях).  В этом случае история (пока) – с открытым концом, даже в гипотетических ситуациях нужно надеяться на хороший исход.

*****
.
Все дети, читая сказки, искренне хотят, чтобы Главный Герой – победил. Не детям (т.е. взрослым) в трудной ситуации говорят: «Борись! Ты сильный!» Но бороться с чем-то опасным нужно в реальной ситуации. Когда ситуацию хотят показать опасной (не важно, с какой целью) – Умный Главный Герой может ответить на это: «Я умный. Я даже не возьмусь.»
.
Борьба с придуманными чудовищами тратит вполне реальные человеческие силы. А они не безграничны. Избавьте себя от ненужной борьбы.

********************************************************************************
.

Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета РЕНО.  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно

 Запись на консультацию

Нарциссический тип характера

Нарциссический тип характера

8 типов характера:

  1. шизоидный
  2. нарциссический 
  3. параноидальный
  4. обсессивно-компульсивный
  5. психопатический (антисоциальный)
  6. истерический
  7. депрессивный и маниакальный
  8. мазохистический
Нарциссический тип характера

Это люди, личность которых организована вокруг поддержания самоуважения путем получения подтверждения со стороны

 
Нарциссический тип личности возник на основе греческого мифа о красивом юноше по имени Нарцисс. Согласно этому мифу отличавшийся необычной красотой юноша нарцисс отвергал всех женщин добивавшихся его расположения и любви. Когда одна из отвергнутых им (нимфа Эхо) не вынесла страданий безответной любви и умерла, Богиня правосудия Немезида решила наказать Нарцисса: увидев свое отражение в озере, юноша настолько влюбился в него, что, будучи не в состоянии оторваться от созерцания собственного образа, умер от любви к себе.

Известные нарциссы:

   

Мачеха Белоснежки, Скарлет О`Хара
«Всем из нас свойственна уязвимость в отношении того, кем мы являемся и насколько ценными себя чувствуем. И пытаемся строить нашу жизнь таким образом, чтобы чувствовать удовлетворение от собственной личности. Наша гордость возрастает при одобрении и увядает при не одобрении со стороны значимых других. Для некоторых из нас озабоченность «нарцисическим запасом» или поддержанием самоуважения затмевает других задачи настолько, что в этом случае нас можно считать поглощенными исключительно собой. Термины «нарциссическая личность» и «патологический нарциссизм» применяются именно к такой диспропорцианальной степени озабоченности собой, а не к обычной чувствительности к одобрению или критике. Озабоченные тем, как они воспринимаются другими, нарциссически организованные люди испытывают глубинное чувство, что они обмануты и нелюбимы.

  • стержневой чертой является преувеличенное чувство собственной значимости.
  • в работе “Комплекс Бога” психоаналитик Эрнест Джонс первым из авторов психоаналитического толка изобразил наиболее явно грандиозный тип нарциссической личности. Джонс описал тип человека, характеризующийся эксгибиционизмом, отчужденностью, эмоциональной недоступностью, фантазиями о всемогуществе, переоценкой своих творческих способностей и тенденцией осуждать других.
  • патологическое самолюбие, самодовольство, самовлюбленность, самосовершенствование, эгоцентризм, убежденность в своем превосходстве, жажда преклонения, свобода от общественных норм, идеализация своей персоны, эгоизм, поглощенность исключительно собой. Комплекс неполноценности, садомазохизм, обесценивание собственной значимости, самоунижение.
  • включают в себя чувство смутной фальши, стыда, зависти, пустоты или незавершенности, уродства и неполноценности
  • самоутверждение, чувство собственного достоинства, презрение, защитная самодостаточность, тщеславие и превосходство.
  • отсутствует самокритичность. Нарциссические личности нуждаются в похвале, чувствуют себя центром вселенной и постоянно ощущают потребность в восхищении. Гордость нарцисса возрастает при одобрении и увядает при неодобрении со стороны значимых других.
  • в дальнейшем многие психологи заметили, что в каждом тщеславном и грандиозном нарциссе скрывается озабоченный собой, застенчивый ребенок, а в каждом депрессивном и самокритичном нарциссе прячется грандиозное видение того, кем этот человек должен бы или мог бы быть. Общим для нарциссических личностей, по-разному себя проявляющих, является присущее им внутреннеечувство или страх, что они “не подходят”; чувство стыда, слабости и своего низкого положения.
  • в общении с нарциссом, можно почувствовать себя неуверенно, потому, что он обожает обращать внимание на недостатки других. Нарцисс анализирует внешний вид, социальное положение, семью и многое другое. Не допускают, что могут быть объектами для критики, или безразлично ее отрицают, или легко приходят от нее в ярость. На критику реагируют либо холодной замкнутостью, либо решительной агрессией и приступами плохого настроения
  • завышенные притязания, желания славы и богатства. Могут беспрестанно размышлять о видимых достоинствах – красоте, славе, богатстве, – но не о более скрытых аспектах своей идентичности и целостности.
  • пренебрежительное отношение к нуждам окружающих и частый отказ от соблюдения норм человеческого общежития ради собственных потребностей делают их межличностные контакты хрупкими. Зависть распространяется не только на окружающих, добившихся социального успеха, но и на тех, кто живет простой, но насыщенной жизнью. Симпатия к другим обычно лишь симулируется в манипулятивных эгоцентрических целях.
  • для нарцисса, в сущности, нет людей, кроме него. Другие — лишь зеркала, подтверждающие факт бытия нарцисса, и лишь в этом их предназначение и горькая жизненная необходимость для нарцисса.
  • обычное чувство при общении с нарциссом — холод и опустошение. Это дискомфортно, и люди стараются подолгу не задерживаться возле нарцисса.
  • «Если я внутренне убежден, что обладаю некоторыми недостатками и моя неадекватность всегда может быть разоблачена, я начинаю завидовать тем, кто кажется довольным или обладает теми достоинствами, которые (как мне кажется) могли бы способствовать тому, чего я лишен». Зависть нередко лежит в основании другого широко известного качества нарциссических людей – склонности осуждать самого себя или других. Если я ощущаю дефицит чего-либо и мне кажется, что у вас все это есть, я могу попытаться разрушить то, что вы имеете, выражая сожаление, презрение или путем критики.
  • боятся отделения, резкой потери самоуважения или самосоответствия (например, при критике) или внезапных сильных чувств,
  • склонны к ипохондрической озабоченности и к болезненному страху смерти.
  • избегают чувств и действий, выражающих осознание личной несостоятельности либо реальную зависимость от других. Так, раскаяние и благодарность представляют собой те отношения, которые нарциссические люди стремятся отрицать. Сожаление о некоторых личных ошибках или ранах включает в себя признание дефекта, а благодарность кому-то за помощь подтверждает потребность в ней. Они боятся, что признание вины или зависимости выставит на всеобщее обозрение нечто неприемлемо постыдное.
  • присущи идеализация и обесценивание. При идеализировании собственного «Я» значение и роль других людей обесценивается, и наоборот. Самоидеализация может осуществляться в форме откровенного самовосхваления, даже если восхищающийся своими поступками человек и так верит в идеализированную версию самого себя. Для обесценивания нарциссу никаких убедительных аргументов не надо, как и для идеализации. Идеал, при детальном рассмотрении моментально обесценивается.
  • происходит постоянный процесс «ранжирования», который нарциссические личности используют при обращении с любой проблемой, стоящей перед ними: какой врач «лучше»? Какая школа «самая хорошая»? Где «самые жесткие» требования при обучении? Реальные преимущества и недостатки могут абсолютно не приниматься во внимание ввиду озабоченности престижностью.
  • присущ перфекционизм. Ставят сами перед собой нереалистичные идеалы и либо уважают себя за то, что достигают их (грандиозный исход), либо (в случае провала) чувствуют себя просто непоправимо дефектными, а не людьми с присущими им слабостями (депрессивный исход). Требование совершенства выражается в постоянной критике себя самого или других, а также в неспособности получать удовольствие при всей двойственности человеческого существования.
  • иногда нарциссические личности решают свои проблемы с самоуважением, считая кого-либо – любовника, учителя, литературного героя – совершенным. Затем они чувствуют собственное величие,идентифицируясь с этим человеком («Я – придаток его, который не может ошибаться»). Некоторые пациенты имеют пожизненные паттерны идеализации кого-либо и, вслед за этим, свержения этой личности с пьедестала, когда обнаруживается его несовершенство. Перфекционистское решение нарциссической дилеммы, по сути, является саморазрушительным: недостижимые идеалы создаются, чтобы компенсировать дефекты в «Я». Эти дефекты кажутся настолько презренными, что никакой краткий успех все равно не может их скрыть, а кроме того, никто не может быть совершенным, поэтому вся стратегия проваливается, и обесцененное «Я» проявляется снова.
  • неразвитая способность к любви. Человек нуждается во внешнем подтверждении, чтобы ощущать внутреннее соответствие. Другие люди используются как функция для поддержания самооценки, а не воспринимаются как отдельные личности.
  • по отношению к объекту, в том числе в любви, с избытком проявляет более или менее прикрытые садистические черты. Такие люди в повседневной жизни обычно отражают любую ожидаемую атаку посредством атаки со стороны. Их агрессивная сущность проявляется не столько в том, что они делают или говорят, сколько в том, в каком виде выражаются их деяния. Своими ближними, в особенности теми, кому не свойственна агрессивность, они воспринимаются как в целом склонные к агрессиям и провокациям.
  • ярко выраженные типы склонны занять ведущее положение в жизни и плохо переносят положение подчиненного члена массы. И если у него возникает необходимость, как например, в армии или в аналогичной иерархической организации, подчиняться одним, то они стараются возмещать это господством над другими. На удары по тщеславию они реагируют либо холодной замкнутостью, глубокими приступами дурного настроения, либо решительной агрессией. Их нарциссизм внешне проявляется в отличие от других характеров не инфантильно, я подчеркнуто самоуверенно, с надменностью и чувством собственного достоинства, хотя в основе их поведения лежит не меньшая инфантильность.
  • стыд и зависть – их главные эмоции. Субъективный опыт нарциссических людей пропитан чувством стыда и страхом почувствовать стыд. Стыд – это чувство, что тебя видят плохим и неправым; наблюдатель в этом случае находится вне собственного «Я». Вина создается чувством активной возможности совершения зла, тогда как стыд имеет дополнительное значение беспомощности, уродства и бессилия.
  • основное условие развития нарциссического характера: родители не видят (не хотят видеть) реального ребенка, новое «Я», по-своему входящее в эту жизнь, а проецируют на свое «изделие» свои страхи, несбывшиеся надежды, неудачи, мечты… «Я хочу, чтобы он получил в жизни то, чего не смог получить я!» — явно или косвенно декларирует «Я» родителя, но где же тут «Я» ребенка? В результате «ребенок вырастает в замешательстве относительно того, чью жизнь ему положено прожить».
  • для малыша-нарцисса может оказаться достаточным, если родители или заменяющие их лица будут мягко, но неустанно внушать ему, что бегать и шуметь — нехорошо, что тревожить взрослых вопросами — некрасиво, что он должен не играть, а учиться, учиться и учиться… Не пропадет их тяжкий труд: усердные воспитатели могут, действительно, получить нечто необыкновенное. Человеческое дитя превращается в КЕНТАВРА — существо из двух половинок, причем только одну из них (ту, которую нарцисс считает «человеческой» — ложное «Я») можно показать окружающим. Отсюда проистекают ведущие аффекты (сильные эмоции) нарцисса — стыд несоответствия внешнего и имеющегося (безобразная «конская» половина) и зависть к окружающим, к тем, кто естественно репрезентативно целен. Конечно, сам нарцисс будет искренне отрицать такие «недостойные» чувства. Напротив, это окружающие завидуют ему, и поэтому стремятся всячески напакостить; им же и следует стыдиться такого низкого поведения. Но — осознанные или нет — аффекты стыда и зависти столь некомфортны и разрушительны для самооценки нарцисса, что для ее поддержания, хотя бы на имеющемся уровне, он должен защищаться.
  • нарциссические пациенты могут оказаться чрезвычайно важными для родителей или других заботящихся о них лиц не благодаря тому, кем они в действительности являются, а потому, что выполняют некую функцию. В ситуации, когда ребёнок не может оправдать возложенных на него надежд, он понимает свою второсортность. Формируется особое мировосприятие, в котором ребёнок понимает, что его любят и ценят только за то, что он делает хорошо, а главное правильно. Значит, он обязан быть или казаться, самым лучшим, успешным, умным, удачливым и т.д. Противоречивое послание о том, что его высоко ценят (но только за ту особую роль, которую он играет), заставляет ребенка чувствовать: если его настоящие чувства – в особенности враждебные и эгоистические – обнаружатся, за этим последует отвержение или унижение. Это способствует развитию «ложного Я»– представления другим только того приемлемого, чему он научился.
  • родственным аспектом воспитания людей, ставших впоследствии нарциссическими, являетсяатмосфера постоянного оценивания в семье. Если на ребенка делается ставка как на жизненно важный объект, необходимый для собственной самооценки, то всякий раз, когда ребенок разочаровывает, его будут прямо или косвенно критиковать. Конечно, никто не воспитывает ребенка совсем без критики, но скрытое сообщение о том, что он почему-то (неясно, почему) недостаточно хорош, резко отличается от конкретной обратной связи при совершении какого-либо проступка. В результате взрослый нарцисс совершенно не переносит критики и сразу же, не рационализируя, «перебрасывает» критику на критикующего или того, кто только кажется ему «критикующим». Непроизвольная реакция отторжения. Устойчивый паттерн. Спасибо папе и маме.
  • всегда чувствует, что его судят, даже если вердикт оказывается положительным. На каком-то уровне он осознает, что отношение постоянного одобрения фальшиво. Подобная фальшь приводит к возникновению свербящего беспокойства: это обман, незаслуженная лесть, имеющая только косвенное отношение к тому, кто ребенок есть на самом деле.
  • существует и такое понятие как эротический нарциссизм. У мужчин он проявляется в фаллическом идеализировании. Такие мужчины убеждены, что благодаря фаллосу, они есть лучшими, а за размер фаллоса они просто достойны восхищения! У женщин эта форма нарциссизма проявляется в постоянной смене половых партнёров и в разнообразии самого секса.
  • оральный тип характерапредставляется, что данный тип характера наиболее близок к структуре орального характера, описанного Лоуэном. Характерными чертами являются слабое чувство независимости, стремление держаться за других, пониженная агрессивность и внутреннее чувство потребности в поддержке, помощи и заботе. У некоторых людей они замаскированы сознательно принятыми компенсирующими позициями. Некоторые личности с этой структурой обнаруживают преувеличенную независимость, которая, однако, не в состоянии выдержать стресс. «Оральный характер» характеризуется низким энергетическим уровнем. Тело обычно длинное и тонкое, соответствует эктоморфному типу Шелдона. Мускулатура слаборазвитая, не жилистая. Этот недостаток развития наиболее заметен в руках и ногах. Длинные, плохо развитые ноги являются типичным признаком этой структуры. Ступни также тонкие и узкие. Кажется, ноги не могут удержать тело. Колени обычно сведены, чтобы обеспечить дополнительную поддержку устойчивости. Ноги не ощущаются прочными опорами тела, быстро устают при напряжении. Контроль за движениями слаб, координация недостаточна. Оральный характер стремится компенсировать слабость ног сжиманием коленей, что вызывает ощущение жесткости в ногах, достигаемое в ущерб их гибкости. Тем не менее ноги остаются слабыми и часто подворачиваются. Люди с оральным характером испытывают трудности при стоянии на своих ногах в буквальном и фигуральном смысле. Человек с оральным характером всем весом тела опирается на пятки. Спина и плечи откинуты назад, а шея и голова в порядке компенсаторного движения вытянуты вперед, ягодицы поджаты. Поскольку ноги у орального характера слабоваты, тело держится на позвоночном столбе. Спина, таким образом, ни в каких агрессивных поступках не задействована. Еще одна общая для орального характера жалоба – головные боли. Их частоту можно объяснить напряжением шеи и головы. Оральные типы особенно расположены к мышечному напряжению. Кольцо очень сильного напряжения всегда обнаруживается вокруг плечевого пояса и в основании шеи. Помимо прочего, оральный характер отличается неразвитостью мышечной системы по сравнению с костяком. Тело может резко падать из-за частичной слабости мышечной системы. Часты общие физические признаки незрелости. Таз может быть меньше обычного как у мужчин, так и у женщин. Часто на теле мало волос. У некоторых женщин процесс роста задерживается целиком, и их тела похожи на детские. Дыхание у лиц с оральным характером поверхностное, что объясняется низким энергетическим уровнем их личности.

Для диагностики нарциссического типа характера состояние должно соответствовать не менее пяти из следующих признаков:

1) переоценка собственной значимости, достижений и талантов, ожидание признания своего превосходства без наличия оправдывающих это качеств и достижений;
2) фиксация на фантазиях о безграничном успехе власти, уме, красоте или идеальной любви;
3) убежденность в своей особенности, уникальности, возможности быть понятыми и принятыми лишь особыми или влиятельными людьми (или общественными учреждениями);
4) потребность в чрезмерном преклонении перед собой;
5) необоснованное представление о своем праве на привилегированное, льготное положение, автоматическое удовлетворение желаний;
6) склонность эксплуатировать, использовать других для достижения собственных целей;
7) недостаток эмпатийности, нежелание признавать и считаться с чувствами и нуждами окружающих;
8) частая зависть к окружающим или убеждение в завистливом к себе отношении;
9) заносчивое, высокомерное поведение и установки.

Одной из проблем оказания помощи таким пациентам является доведение до них следующего обстоятельства: принимать людей, не осуждая и не используя, любить не идеализируя, выражать подлинные чувства без стыда – это хорошо. Нарциссические люди могут и понятия не иметь о такой возможности; приятие их терапевтом станет для них прототипом эмоционального понимания близости.

***********************************************************************

 Запись на консультацию

Стадии отношений с пограничной личностью

Стадии отношений с пограничной личностьюСтадии отношений с пограничной личностью.jpg

НатальяЕрмакова
Читая посты о пограничных личностях, некоторые удивляются такому факту. Как можно было полюбить подобного человека. Неужели в самом начале отношений не было очевидно, что что-то не так.Да, с пограничными личностями могут жить далеко не все, но это не к вопросу умственной отсталости, а к вопросу определенного типа личности. Более того, становление отношений довольно специфично и нельзя с вероятностью в 100% сказать, что другой «умный в гору не пойдет».

Роджер Мелтон, психотерапевт и специалист в области насилия в семье довольно красочно расписал этапы развития отношений с пограничной личностью. Да, пограничная личность рассматривается, как источник эмоционального насилия. Хотя и физическое насилие тоже может здесь иметь место, особенно в отношении детей.

Итак:

1. Стадия совращения

ПРЛ предстает как мягкий эмоциональный доверчивый человек, который много и незаслуженно страдал от жестокосердия и непонимания окружающих. Это такое мягкое и пушистое создание, которое надо обязательно спасти и обогреть, и вообще дать самое лучшее.

В глазах ПРЛ партнер по завязывающемуся роману предстает, как рыцарь в сияющих доспехах, что партнеру обычно нравится. Здесь нет никакой злокозненности со стороны «пограничника».

Во-первых у него светлая полоса и все кажется довольно радужным вокруг. Еще чуть-чуть и жизнь наконец выровняется и все пойдет на лад. И человек хороший нашелся, который наконец спасет его, непутевого.

Во-вторых, учитывая что люди, которые не осведомлены о своем состоянии часто свое прошлое считают полосой неудач. Ну, уродился не счастливым, но «счастье есть, его не может не быть» и главное его не упустить, поэтому пограничная личность старается.

В-третьих, происходит заимствование черт личности партнера и… ну надо же, человек-то совсем такой, как я. Даже скажем больше, это совершенно комплиментарная половина, которая кажется дарована свыше. И конечно бесконечные разговоры «пограничника», о том, какое чудо, какое стечение обстоятельств, какой чудесный человек. Обожаю-обожаю…

 

2. Стадия цепляния

Обожание начинает несколько блекнуть. Все, что ранее радовало и восхищало в партнере, становится не важным и несколько раздражающим. Подъем чувств появляется только тогда, когда речь идет о прекрасных качествах самой пограничной личности.

Т.е. здесь уже у ПРЛ появляется некоторое подозрение о чуждости присвоенных частей личности и нужно регулярное подкрепление, что это правильно и нужно. Кроме того, так как себя пограничная личность так же довольно плохо ощущает, ей нужно постоянное зеркало и подтверждение «да это ты и ты в порядке».

Но все уже не то, «пограничник» все больше начинает чувствовать себя не в своей тарелке. Настроение не очень, все болит (спина-голова-ноги) и я так несчастен, только не бросай, я погибну.

Можно бесконечно утешать и поддерживать, но «плохо» длится изо дня в день. Временами бывают всплески хорошего настроения, но они кратковременны. Чаще и чаще встречаются вспышки отчаяния «все плохо».

Более того, за пределами отношений тоже начинаются какие-то сложности – с работой, друзьями, подругами, соседями, родителями. Партнер продолжает и там спасать и поддерживать, но это не сильно помогает.

По выражению Мелтона, ситуация подобна тому, если бы вы спасли в холодном море прекрасную девушку – обогрели, успокоили, дали одеяла и горячий чай. Девушка поела, отогрелась успокоилась и обратно выпрыгнула за борт.

Вы снова ее спасаете, ибо больше некому… и цикл повторяется снова и снова. Тем более, в то время, когда девушка сидит в вашей лодке, она совершенно искренне говорит вам, что погибла бы, если бы не вы.

Ну и секс, в этот период бывает абсолютно потрясающим. Как последний раз перед гибелью мира. Этому тоже несколько причин.

Во-первых, секс несколько улучшает самочувствие и дает физические ощущения, что ты действительно нужен.

Во-вторых, это как бы проявление колебания настроений, когда чувства неожиданно взмывают.

В-третьих, это попытка привязать покрепче к себе эмоционально, потому что в этот период почва начинает уходить из-под ног «пограничника» стремительно.

3. Стадия ненависти

Она развивается, как правило, в период, когда отношения довольно сложившиеся и стойкие. ПРЛ вдруг осознает, что на самом деле все полная ерунда и обман. Лицо принца в сияющих доспехах искажается в его глазах и становится лицом коварного злодея, с которым пограничная личность ничего общего не имеет.

Начинаются вспышки «я тебя ненавижу», с положенными разрушениями и агрессией. В том числе и попытками суицида.

В дальнейшем динамика состояния может меняться от 1 к 3 стадии, или же от 2 к 3, и такие циклы повторяются с разной степени частотой.

Т.е. в 1 стадии это совершенно нормальный человек, и даже во второй вполне себе ничего, можно жить. 3 стадия в глазах окружающих некий кризис, переутомление, нервная обстановка, фрустрация и т.п.

Другими словами, человек-то вроде бы хороший, но некоторые минусы и черные полосы встречаются. Иногда уже всем бывает понятно, то все «это жжжж не просто так», но опять же… человек-то в принципе хороший. Так люди и живут.

И хорошо, что живут, потому как семья довольно серьезная опора для ПРЛ. Однако про эти стадии отношений нужно знать и самим лицам с ПРЛ и их близким. Знать, что происходит, и учиться смягчать удары. Хотя часто уже осознание этих циклов довольно сильно помогает в поддержании отношений с окружающими.

************************************************************************

 Запись на консультацию

Почему панические атаки не приводят к сумасшествию.

Почему панические атаки не приводят к сумасшествию.

Ермаков А.А.

Наиболее распространенные страхи переживаемые во время панических атак — это страх смерти, страх утраты самоконтроля и страх сумасшествия. Пациенты часто уверены, что у них в организме или психике происходит какая-либо катастрофа: инфаркт миокарда, инсульт, шизофрения. В действительности содержание мыслей во время панической атаки строго субъективно и подчиняется законам эмоциональной логики, т.е. склонность к катастрофизации. Этим кстати и объясняется то что между паническими атаками пациент полностью разумно рассуждает, понимает, что от панических атак никто не умер и не сошел с ума, что паническая атака — это подобие тренировки для организма, но во время тревожного приступа все эти защищающие утверждения куда-то улетучиваются.

Так почему же от панических атак не сходят с ума? Для того чтобы понять это для начала нужно объяснить, что же такое панические атаки. Клинически паническая атака (ПА) проявляется следующими симптомами (не менее 4-х):

1. Тахикардия.

2. Потливость.

3. Дрожание или сотрясания тела.

4. Ощущение нехватки воздуха.

5. Удушье.

6. Боль или дискомфорт за грудиной.

7. Тошнота или желудочный дискомфорт.

8. Головокружение, неустойчивость или слабость.

9. Дереализация (ощущение нереальности окружающего мира и происходящего) или деперсонализация (ощущение отчуждения собственного тела или непохожести собственных ощущений).

10. Жар или озноб.

11. Парестезии (ощущение покалывания, онемения или «ползания мурашек»).

12. Страх умереть.

13. Страх потерять над собой контроль или сойти с ума.

Приступы могут повторяться, быть непредсказуемы и не ограничиваться какой- либо определенной ситуацией (в отличие от например: от социофобии — приступы в социальных ситуациях, или от агорафобии — приступы в ситуациях в которых сложно получить помощь или выбраться из них). Паническая атака редко может продолжаться более 30 минут. Средняя продолжительность 5-10 минут. Вторично формируется избегание какой-либо ситуации, в которой паническая атака возникла впервые, например: остаться одному, людных мест, повторения панических атак — так называемая тревога предвосхищения атаки.

Важно упомянуть, что паническое расстройство возникает при обстоятельствах, не связанных с объективной угрозой, т.е. ПА обусловлена внутрипсихическим (интрасубъективным) бессознательным конфликтом. Из каких звеньев состоит этот конфликт?
Паническая атака является классическим проявлением тревожного невроза. Личность человека, предрасположенного к паническому расстройству характеризуется интегрированным, но ригидным (закостенелые, негибкие установки и правила) Супер-Эго, инструментом которого является генерализованное чувство вины. В результате в ответ на неприемлемые потребности в зависимости и любви, а также на появляющиеся гнев и враждебность к окружающим, включается бессознательная тревога, трансформирующаяся в сомато-вегетативный симптом — паническую атаку.

Таким образом ПА является не сигналом о надвигающейся смерти или сумасшествии, а результатом самонаказания за неприемлемый (аморальный — с позиций детской морали самонаказывающего контролёра Супер-Эго) импульс. На рисунке показан механизм формирования ПА:

Почему панические атаки не приводят к сумасшествию

Оtto Kernberg (1975) выделил 3 структурных организации личности: невротическую, пограничную и психотическую. Панические атаки — это прерогатива невротического характера, при котором развитие психоза, например: шизофрении или паранойи не возможно.

Чем отличается невротическая личность от психотической?

Для невротической организации личности характерен «спаянный» Сэлф — четкая граница между Я- и представлениями о других (между своими мыслями и чувствами и фантациями о других). Целостная идентичность, при которой противоречивые образы Я и других интегрированы в целостную картину. Что не допускает потери связи с реальностью, даже при значимых стрессах. Кроме того на страже границ Сэлфа — сильное Эго с продуктивными, более зрелыми психологическими защитами: рационализация, вытеснение, реактивное образование, изоляция, уничтожение, интеллектуализация. Способность к тестированию реальности — способность различать Я и не Я, внутрипсихическое и факторы внешней среды сохранена.

Так почему же психотическая личность уязвима перед развитием шизофрении?

1. Для психотической организации личности (при которой развитие психоза возможно и подчиняется концепции стресс-диатеза, т.е. повышенная «ранимость» к стрессам) характерна неоднозначная, но всё же наследственная предрасположенность.

2. Психотическая личность характеризуется слабостью Эго, которое не справляется с тревогой, не контролирует импульсы и обладает лишь примитивными психологическими защитами, не способно к сублимации.

3. При психотической организации личности страдает тестирование реальности. Его можно определить как способность различать Я и не-Я, отличать внутрипсихическое от внешнего источника восприятия и стимуляции, а также как способность оценивать свои аффекты, поведение и мысли с точки зрения социальных норм обычного человека. При клиническом исследовании о способности тестировать реальность нам говорят следующие признаки: (1) отсутствие галлюцинаций и бреда; (2) отсутствие явно неадекватных или причудливых форм аффектов, мышления и поведения; (3) если окружающие замечают неадекватность или странность аффектов, мышления и поведения пациента с точки зрения социальных норм обычного человека, пациент способен испытывать эмпатию к переживаниям других и участвовать в их прояснении. Тестирование реальности надо отличать от искажений субъективного восприятия реальности, которое может появиться у любого пациента во время психологических трудностей, а также от искажения отношения к реальности, которое встречается всегда как при расстройствах характера, так и при более регрессивных психотических состояниях.

4. Кроме того при психотической организации личности характерна «диффузная идентичность» (самовосприятие и самопонимание). Клинически «диффузная идентичность» представлена плохой интеграцией между представлениями о Я (self) и значимых других. Постоянное чувство пустоты, противоречия в восприятии самого себя, непоследовательность поведения, которую невозможно интегрировать эмоционально осмысленным образом, и бледное, плоское, скудное восприятие других – все это проявления диффузной идентичности. Психотическая структурная организация, предполагает регрессивный отказ от границы между Я и другими или нечеткость этой границы. В психической организации пограничной личности существует достаточно четкий барьер между Я и другим.

При психотической организации личности могут быть приступы аннигиляционной (витальной) тревоги, но в отличие от панических атак они характеризуются своеобразием и стадийностью:

1-я стадия психоза — бредовое настроение. Когда человек растерян и тревожен.

2-я стадия — бредовое восприятие, когда изменяется осознание и восприятие окружающего, всё происходящее осознается имеющим какое-либо отношение к больному.

3-я стадия — особого значения. Всё воспринимается больным в соответствии с каким-то особым смыслом и значениями предметов и явлений.

Наблюдаемые у пограничных пациентов симптомы похожи на симптомы обычных неврозов или патологии характера, но сочетание некоторых черт характерно именно для случаев пограничной патологии. Особенно важны следующие симптомы:

1. Тревога. Пограничным пациентам свойственна хроническая, все пропитывающая, “свободно плавающая” тревога.

2. Полисимптоматический невроз. У многих пациентов встречается тот или иной набор невротических симптомов, но тут имеется в виду только те случаи, когда у пациента присутствует сочетание не менее двух из перечисленных ниже признаков:

а. Множественные фобии, особенно такие, которые значительно ограничивают активность пациента в повседневной жизни.

б. Симптомы навязчивости, которые вторично стали Эго-синтонными (приемлемыми для Я) и приобрели качество “сверхценных” мыслей и действий.

в. Множественные сложные или причудливые конверсионные симптомы, особенно хронические.

г. Реакции диссоциации, особенно истерические сумеречные состояния и фуги, а также амнезия, сопровождаемая нарушениями сознания.

д. Ипохондрии.

е. Параноидные и ипохондрические тенденции в сочетании с любыми другими симптоматическими неврозами (типичное сочетание, заставляющее думать о диагнозе пограничной организации личности).

3. Полиморфные перверсные сексуальные тенденции. Здесь имеются в виду пациенты с выраженными сексуальными отклонениями, при которых сосуществуют несколько разных перверсных наклонностей. Чем хаотичней и множественней перверсные фантазии и действия пациента и чем нестабильнее объектные отношения, развивающиеся вокруг такой сексуальности, тем больше оснований заподозрить пограничную организацию личности.

4. “Классическая” препсихотическая структура личности, включающая в себя следующие черты:

а. Параноидная личность (параноидные черты проявляются в такой степени, что выступают на первое место в описательном диагнозе).

б. Шизоидная личность.

в. Гипоманиакальная личность и циклотимическая организация личности с выраженными гипоманиакальными тенденциями.

5. Импульсивный невроз и зависимости. Под этим подразумеваются такие формы тяжелой патологии характера, которые в поведении проявляются “прорывом импульса” к удовлетворению инстинктивных нужд, причем такие импульсивные эпизоды Эго-дистонны (чужды для Я) при воспоминании о них, но Эго-синтонны (приемлемы для Я) и приносят большое удовольствие в самый момент их исполнения. Алкоголизм и наркомания, некоторые формы психогенного ожирения или клептомания являются тому типичными примерами.

6. Нарушения характера “низшего уровня”. Сюда можно включить некоторые формы тяжелой патологии характера, типичными примерами которых являются хаотичный и импульсивный характеры.

Используемая литература:

Kernberg O. F. Borderline conditions and pathological narcissism. – New York: Jason Aronson. – 1975. – P. 125-164.

****************************************************************************

  Запись на индивидуальные сессии

9 упущенных факторов в принятии решения о разводе

9 упущенных факторов в принятии решения о разводе

про развод.jpg
Мария Кудрявцева

Убить зверя

При неурядицах в семье часто первым решением, которое приходит в голову, является развод. Несколько лет люди живут в браке «добросовестно» разрушая отношения, а потом их посещает «гениальная» мысль: надо развестись!

Почему-то считается, что если нет человека (ненавистного супруга) рядом, то нет и проблем. Как говорят: «С глаз долой, из сердца вон».

Хорошо, если приходят за советом к психологу, чаще к подруге или другу.

Что может посоветовать одинокая подруга? – «Гони его в шею, зачем тебе нужен такой козел?» 

Какое мнение у женатого, но несчастного в браке, друга? – «Конечно, разводись! Одному ведь так круто». 

Мама скажет что-то типа «терпи, у тебя дети. Все так живут».

Отец решит, что «возвращайся, справимся сами» — лучшее решение.

При этом практически нет человека, который, желая развестись, не мечтает о новых отношениях. Даже если в текущем моменте невыносимо плохо и кажется, что уже никогда не будет места для партнера рядом, пройдёт время и захочется близости, любви и взаимопонимания, да просто банального секса.

И воображение по мановению волшебной палочки вытаскивает красивые картинки счастливой семейной жизни с другим человеком.

При этом вы забываете, что:

1. Если вы не умеете строить отношения, а все годы тренировались в их разрушении, какова вероятность того, что с другим человеком у вас легко получатся счастливые отношения?

2. Если вы не можете договориться с хорошо вам знакомым и когда-то любимым человеком, то с какой стати вы сможете легко создать договоренности с незнакомцем?

3. Какие сами, такие сани. Ваш партнер, как бы он ни был вам противен, является отражением вашего внутреннего мира, мировоззрения и образа жизни.

Расставшись с супругом и не изменившись, вы наверняка найдете себе его точную копию. Хотя исследования утверждают, что каждый следующий хуже предыдущего. Ведь вы остались прежним, да еще с багажом отрицательного опыта!

Даже если партнер окажется абсолютно другим человеком, ваши отношения скоро начнут напоминать предыдущие, так как вы используете те же модели поведения и способы общения, что и в первом браке.

«Я пытался трижды создать семью. Сложилось впечатление, что женщина рядом одна и та же. Будто бы она меняла имя, перекрашивала волосы и делала пластическую операцию» 

4. Скорее всего, за время брака вы утратили навыки флирта и завоевания внимания. И после развода вам придется заново осваивать. Но то, что является нормой для двадцатилетнего, не годится для тридцати или сорокалетнего.

5. У вас серьезно изменился круг общения. Вокруг вас уже нет изобилия холостых/незамужних людей пригодных для брака.

6. Теперь, кроме опыта, возраста и отсутствия навыков у вас еще масса обязанностей: работа и дети. Времени катастрофически не хватает для рутинных дел, а нужно найти время для приведения себя в форму, для знакомства и общения.

7. Возможно поводом для мыслей о разводе послужила связь на стороне. Не обольщайтесь! Вечный праздник с любовницей закончится как только вы станете жить вместе. Начнется та же рутина.

С любовниками еще плачевнее. Иллюзия брака рассеивается как туман, вместе с которым исчезает из вашей жизни пылкий влюбленный. Ведь для него вы были интересны, пока ваш брак был для него гарантией свободы.

8. Развод, жизнь после развода и создание новых отношений потребуют невероятного количества ресурсов: внутренних сил, денег и времени.

9.Развод травмирующая ситуация не только для детей, но и для вас.

Если вы в процессе принятия решения о разводе, приходите на личную или брачную консультацию.

«Убить зверя» не всегда является лучшим выходом из ситуации. Может быть легче восстановить отношения и сделать их счастливыми? Начать «с чистого листа» можно и со своим партнером: посмотреть на него как на незнакомца и открыть в нем лучшие качества и новые грани личности.

Когда развод неизбежен:

  • Если вы находитесь в разрушающих вас отношениях с алкоголиком, наркоманом или игроманом. Вы его не спасете. Без вас он пропадет? Так это его выбор.
  • Если ваш партнер психопат, вы являетесь жертвой физического или других видов насилия. Каждые 40 минут в России гибнет женщина от рук своего партнера. Тюрьмы полны раскаявшимися убийцами, а детские дома детьми, оставшимися без родителей. Не надейтесь на чудо.

Вам потребуется помощь психолога, приходите на консультацию лично или онлайн.

Если же вы уже развелись, то приходите, чтобы внести в свою жизнь кардинальные изменения и не ошибиться в выборе вновь.

 

***************************************************************

Запись на консультацию

Планирование жизни еще до рождения

Планирование жизни еще до рождения

Мария Монок

Вспоминая свои прошлые жизни, мы начинаем вспоминать и то, что прежде чем воплотиться на Земле мы планируем нашу будущую жизнь.

Это очень сложный процесс. Мы включаем в этот план и непройденные до конца уроки и новые опыты, которые мы хотим получить.

Там, в мире Душ, мы часто бываем очень оптимистичны и, стремясь к быстрому росту, можем придумать для себя достаточно сложный план, такой, что наши Наставники-Помощники могут сказать нам: « Обрати внимание, у тебя в плане одновременно умирает отец, тебя выгоняют с работы и от тебя уходит жена. Будет ли у тебя достаточно сил, чтобы преодолеть всё это? Не захочешь ли ты в этой точке покончить жизнь самоубийством?

Рождаясь в физическом теле, мы забываем свой план. Мы начинаем сталкиваться с жизненными трудностями. И часто они могут начинаться уже в детстве. У нас могут быть суровые, жёсткие родители, например. Или они нас могут покинуть. Мы можем расти в крайней бедности. Или что-то еще…

У каждого из нас, за небольшим исключением (когда мы выбираем жизнь-отдых, жизнь-успех, и т.п.), есть заранее, нами же самими запланированные жизненные трудности, но так как после рождения мы забываем о своих планах, то, попав в трудную жизненную ситуацию, мы начинаем думать: «За что мне это? В чем я виноват?»

Или у нас может при этом рождаться обида на людей, на жизнь, на Бога. Мы можем думать, что жизнь несправедлива по отношению к нам.

Было бы более верным, даже не вспоминая прошлые жизни и моменты планирования, задать себе другие вопросы: «Для чего мне эта ситуация? Чему я хотел научиться? Что хотел изменить в себе? От чего хотел освободиться? Какого поведения я хотел в такой ситуации?»

Часто наши Души придумывают план жизни, предназначенный для того, чтобы привлечь наше внимание к некоторым важным для нас темам. И тогда эти темы оказываются прямо перед нами, или мы сами оказываемся прямо в центре них таким образом, что мы просто не сможем проигнорировать их.

Например, в детстве у вас может быть жесткое и суровое отношение со стороны матери и осуждение или недостаток проявления теплых чувств со стороны отца, то есть недостаток любви со стороны родителей. И всё это для того, чтобы вы направили свое внимание вглубь себя, где вы могли бы найти огонек любви к себе и затем прожить целую жизнь, усиливая этот огонек и превращая его в яркое пламя.

Нам требуется много мудрости и мужества, чтобы реализовывать планы нашей Души. Нам следует как бы «вывернуться наизнанку», если окружающие люди не любят нас, и у нас из-за этого низкая самооценка; нам следует поискать и найти эту любовь внутри самих себя и с ее помощью укрепить свою самооценку.

Если мы кого-то сильно любим, и присутствие этого человека рядом является для нас смыслом жизни, то он уйдет от нас, чтобы мы смогли учиться воспринимать именно себя источником собственного благополучия и процветания. И в этом случае мы учимся эмоциональной независимости.

Мы можем чувствовать себя «не на своем месте», может чувствовать пустоту внутри. Мы будем пытаться искать свое предназначение, свою миссию, ощущая внутри некий потенциал, свое уникальное отличие от других, потому что наша Душа хочет, чтобы мы духовно пробудились, вспомнили себя. Наше решение о себе как о недостойном или беспомощном (в прошлой жизни или в этой) будет приводить нас к тому, что Душа, желая, чтобы мы исцелились от таких решений, будет ставить нас в жизненные ситуации, которые будут снова и снова отражать нам именно эти стороны нашего Я.

Например, кто-то может называть нас беспомощным и недостойным чего-то и лишать нас чего-то в связи с этим.

Такие решения о себе, когда-то принятые нами же самими, часто бывают подсознательными, и, обращая внимание на эти ситуации, мы проливаем свет на эти свои убеждения, и у нас появляется возможность отменить или изменить их и тем самым исцелить себя.

Из всего выше изложенного можно подумать, что целью Души является намеренное создание травм и болезненных ситуаций на нашем пути. Вовсе нет!

И тем не менее, если это случается (вне зависимости от того, было ли это запланировано нами еще до рождения или нет), то наша Душа и наши Наставники-Помощники будут искать способ привести нас к исцелению, ведь они всегда рядом с нами, чтобы направлять нас. И вы можете чувствовать их помощь как некую мысль или побуждение к действию внутри.

А то, что вы оказались на этой странице, указывает на то, что вы открыты подсказкам и указаниям вашей Души.

Знание о планировании жизни до рождения дает нам понимание, что у наших трудных ситуаций есть определенная цель и важное значение. Это не наказание. Это путь к исцелению, каким бы трудным он нам не казался. Это желание вашей Души пробудить вас. Вы — не жертва обстоятельств.

Помните о том, что если вы запланировали себе определенные ситуации, то вы запланировали и выход из них. И не сравнивайте себя с другими, ведь у каждого свой план и свои ситуации.

Наши Души – это искорки Божественности, и поэтому мы тоже Божественны.

Когда люди узнают, что у них есть заранее составленный план, они задаются вопросом: «Как мне выяснить свой собственный план до рождения?»

Пока я знаю три способа, с помощью которых вы можете определить, что вы запланировали до своего рождения:

1) через работу с медиумами или ченнелерами;

2) через гипнотическую регрессию в состояние «жизни между жизнями»;

3) через медитацию.

****************************************************************************

  Запись на индивидуальные сессии

 

 

8 Сокровенных Мужских Травм

8 Сокровенных Мужских Травм

Наталья Щербакова

«Запомните, Вы пришли в этот мир, уже осознав
необходимость бороться с собой – и только с собой.
А значит, благодарите любого, кто предоставит Вам
эту возможность»

Г.И. Гурджиев

«Встречи с замечательными людьми»

Совсем недавно, имея в своей психотерапевтической практике большинство клиентов мужчин, я все чаще стала задумываться о том, как все-таки сложно быть современным мужчиной в нашем обществе. Ведь мужчине с пеленок предъявляются нечеловеческие требования о том, что он должен быть сильным, не должен плакать, обязан заботиться о своей семье, обеспечивая материальный достаток. При этом проявлять свои эмоции считается непростительной слабостью. «Настоящий» мужчина должен соответствовать определенным ожиданиям, конкурировать с другими мужчинами, исполнять различные социальные роли. Не допускается, что он имеет право заниматься внутренним поиском и прислушиваться к зову собственной души. Отсутствие достойного реального образца маскулинности, ритуалов инициации, а так же воздействие негативного материнского комплекса приводят к тому, что мужчине практически невозможно почувствовать себя зрелым человеком, способным доверять себе и любить себя, строить и поддерживать честные и доверительные отношения с окружающими. В современном мире мужчины растут под гнетом Образа Мужчины – недосягаемого идеала, Бога Сатурна, который, по древней легенде, пожирал своих детей, несших угрозу его власти. На эту тему известным юнгианским психоаналитиком Джеймсом Холлисом была написана замечательная книга «Под тенью Сатурна», почерпнутыми мыслями из которой я хочу поделиться в этой статье. Целью статьи является обзор распространенных в книге эмоциональных мужских травм, их происхождение и способы исцеления в рамках психодинамической терапии.

Итак:

«Жизнь мужчины, как и жизнь женщины, во многом определяется ограничениями, заложенными в ролевых ожиданиях».

Общество распределяет социальные роли между мужчинами и женщинами, не учитывая истинные индивидуальные потребности каждой отдельной души, обезличивая и лишая естественной уникальности каждую отдельную личность. Каким бы ни был первоначальный запрос клиента в кабинете психотерапевта, истинной скрытой причиной обращения к психологу является негласный протест против избитых установок для мужчин «Не проявляй эмоций» «Умирай раньше женщин» «Никому не верь», «Будь в потоке» и т.д.

Современный среднестатистический мужчина не может даже допустить мысль о том, чтобы обнажить душу, показав свою ранимость и страхи в присутствии других мужчин, в лучшем случае, и это уже большая победа, он идет к психотерапевту, чтобы разобраться в своей неудовлетворенности жизнью.

«Жизнь мужчины в существенной мере управляется страхом».

Современным мужчинам с детства «вживляют чип» не признания неосознавания страха, установку, что мужская задача — подчинить природу и самих себя. Неосознанное ощущение страха гиперкомпенсируется во взаимоотношениях. Страх материнского комплекса компенсируется либо желанием во всем потакать, доставлять женщине удовольствие, либо чрезмерно властвовать над ней. В отношениях с другими мужчинами приходится конкурировать; мир воспринимается как темный, бурный океан, от которого не знаешь что ожидать. С реализацией таких установок мужчина никогда не испытывает удовлетворения, потому что, пуская пыль в глаза окружающим, он все равно внутри ощущает страх маленького мальчика, попавшего в ненадежный и враждебный мир, в котором нужно скрывать свои истинные эмоции и постоянно играть роль непобедимого, дерзкого «мачо».

Это ощущение себя беззащитным напуганным мальчиком, тщательно скрываемое от других и от себя, теневая сторона личности или «тень» проецируется на окружающих или отыгрывается в социально неприемлемом поведении. Проявляется проекция в виде критики других, осуждения, высмеивания.

Компенсируя свой страх, мужчина хвастается дорогой машиной, высоким домом, статусной должностью, пытаясь внешней маскировкой скрыть свое внутреннее ощущение беспомощности и несостоятельности.

Так сказать, «свистеть в темноте» — значит вести себя так, как буд — то ты не ощущаешь страха. В психотерапии мы обозначаем, признаем «Тень» и интегрируем ее, укрепляя, таким образом, истинное «Я» клиента. Самой сложной частью психотерапевтической программы является признание клиентом своих страхов и истинных проблем. Ведь для мужчины признать свои страхи – это расписаться в своей мужской несостоятельности, это значит признать свое несоответствие образу мужчины, стать проигравшим, неспособным защитить свою семью. И этот страх страшнее смерти.

«Феминность в мужской психике обладает огромной властью».

Самыми первыми и самыми сильными для каждого человека являются переживания, связанные с матерью. Мама – это источник, из которого мы все берем начало. То как во время беременности, до рождения, мы погружены в тело матери, мы так же погружены в ее бессознательное и являемся его частью. Рождаясь, мы впервые отделяемся, сепарируемся физически от нее, но остаемся еще какое-то время (кто- то дольше, а кто-то так и не смог отделится за всю жизнь) психически одним целым с ней. Но даже после отделения мы неосознанно пытаемся воссоединиться с мамой через Других – супругов, друзей, начальников, требуя от них безусловной материнской любви, внимания и заботы, посредством сублимации или проекции ее черт на других.

Мать – это первая защита от внешнего мира, это центр нашей вселенной, из которого, через наши взаимоотношения с ней, мы получаем информацию о своей жизненной силе, о своем праве на жизнь, что является фундаментом нашей личности.

В дальнейшем роль матери исполняют воспитатели, учителя, врачи, преподаватели. Большую часть информации о себе мужчины получают от женщин. И тот материнский комплекс, о котором шла речь ранее в этой статье, проявляется в потребности в тепле, комфорте, заботе, привязанностях к одному дому, работе. Ощущение мира развивается из первичного ощущения феминности, т.е. через нашу женскую часть. Если в самом начале жизни потребности ребенка в еде, эмоциональном тепле удовлетворены, он и в дальнейшем чувствует свое место в жизни и свою сопричастность ей. Как однажды заметил З.Фрейд, ребенок, о котором заботилась мать, будет чувствовать себя непобедимым. Если же матери «не хватало», то в дальнейшем будет ощущаться оторванность от жизни, своя ненужность, ненасытность в удовлетворении потребности в радостях жизни, неосознавание своих истинных потребностей.

В психотерапии по методу символдрама важным этапом является удовлетворение этих архаических, оральных потребностей. Наряду с вербальными техниками психотерапевт использует определенные образы для визуализации.

Но, избыточная, поглощающая личность материнская любовь может и искалечить жизнь ребенка. Многие женщины, пытаются реализовать свой жизненный потенциал через жизнь своих сыновей. Конечно, усилия таких матерей могут поднять мужчину на такие высоты успеха, на какие он сам вряд ли смог подняться. Многие личностные истории известных мужчин подтверждают это. Но мы говорим здесь о внутреннем психическом состоянии мужчин, душевной гармонии и ощущении полноты жизни. И эта душевная гармония редко связана только лишь с социальным успехом. В моей психологической практике есть много историй довольно богатых и социально успешных мужчин, которые, несмотря на внешнюю успешность, испытывают невыносимую скуку и апатию к жизни.

Для того, чтобы освободиться от материнского комплекса мужчине нужно покинуть комфортную зону, осознать свою зависимость, точнее зависимость своего внутреннего ребенка, от материнского суррогата (объекта на который он проецирует образ матери).

Найти свои ценности, определить свой жизненный путь, осознать свой детский гнев по отношению к жене, подруге, которая никогда не сможет соответствовать его инфантильным требованиям.

Как бы стыдно ни было, большинству мужчин необходимо признать и отделить свои отношения с матерью от реальных отношений с женщиной. Если этого не произойдет, то они и дальше будут отыгрывать свои старые, регрессивные сценарии в отношениях.

Прогресс, взросление требует, чтобы молодой человек пожертвовал своим комфортом, своим детством. Иначе, регрессия в детство будет сродни стремлению к самоуничтожению и бессознательному инцесту. Но именно страх перед болью, которую вызывает жизнь, определяет неосознанный выбор регрессии или психологической смерти.

«Ни один мужчина не сможет стать самим собой, пока не пройдет конфронтацию со своим материнским комплексом и не привнесет этот опыт во все последующие отношения. Только заглянув в пропасть, разверзшуюся под ногами, он сможет стать независимым и свободным от гнева»

— пишет Джеймс Холлис
в своей книге «Под тенью Сатурна»

В психотерапевтическом процессе, для меня является ярким маркером, когда мужчина все еще ненавидит мать или женщин. Я понимаю, что он по-прежнему ищет защиты или пытается избежать давления со стороны матери. Конечно, во многом процесс отделения зависит от уровня осознанности, характера собственных материнских психологических травм, которые определяют стратегии поведения и психическое наследие ребенка.

«Мужчины хранят молчание с целью подавить свои истинные эмоции».

У каждого мужчины есть в жизни история, когда он, будучи мальчиком, подростком, поделившись своими переживаниями со сверстниками, позже очень жалел об этом. Скорее всего, его осмеяли, начали дразнить, после чего он чувствовал стыд и одиночество. «Маменькин сынок», «сосунок», ну и масса других обидных слов для мальчика… Эти травмы никуда не деваются и остаются во взрослой жизни, независимо от существующих достижений. Тогда, в детстве, он принял одно из основных «мужских» правил – скрывай свои переживания и неудачи, молчи о них, не признавайся, бравируй, как бы плохо тебе ни было. Об этом никто не должен знать, иначе ты — не мужчина, иначе ты – тряпка.

И огромная часть его жизни, а возможно и вся, пройдет в доблестных сражениях против прошлых детских унижений в искаженной субъективной реальности. Как рыцарь, закованный в латы с опущенным забралом. Грустно.

Мужчина пытается подавить свою внутреннюю феминность, играя роль мачо, требуя от жены удовлетворения инфантильных потребностей в материнской заботе и внимании, одновременно подавляя женщину, устанавливая над ней контроль.

Человек подавляет то, чего боится. Не принимая свою женскую часть внутри себя, мужчина старается игнорировать свои эмоции в себе и подавить, унизить реальную женщину, которая находится рядом с ним.

Эта «патология» делает невозможным установление близких отношений в семье. В любых отношениях мужчина попадает в зависимость, там, где мало знает о себе. Он проецирует свою неизведанную часть психики на другого человека. Часто мужчина испытывает приступы ярости по отношению к женщине. Проявление ярости связано с избыточным влиянием матери, при «нехватке» отца. Гнев скапливается при нарушении личностного пространства ребенка, нарушении его границ в виде прямого физического насилия, либо чрезмерного влияния взрослого на жизнь ребенка. Возникшая психологическая травма может привести к социопатии. Такой мальчик, будучи взрослым, не сможет заботиться о близких. Его жизнь полная страха, заставит страдать любого, кто будет рядом и захочет построить с ним семью или доверительные отношения. Он не может выстрадать свою боль сам и заставляет страдать Другого. Это будет происходить до тех пор, пока мужчина не примет свою эмоциональную, женскую часть, избавится от материнского комплекса.

«Травма является необходимой, так как мужчины должны покинуть мать и психологически выйти за рамки материнского».

Переход от материнской зависимости к мужской сопричастности, отцовской природе сопровождается не только характерными физиологическими изменениями в теле мальчика, но и сильными психологическими встрясками, переживаниями, травмами. Психологические травмы способствуют интеграции инфантильного бессознательного материала личности.

Бессознательным инфантильным материалом мы называем безопасность и зависимость — жертву, которая необходима для перехода мальчика в мир мужчин. У разных народов были (у некоторых и есть) свои ритуалы членовредительства – обрезание, прокалывание ушей, выбивание зубов. В любых таких ритуалах присутствует повреждение материального (материя-мать). Старейшины племени, таким образом, лишают мальчика опоры, защиты, того, что может обезопасить, т.е. аспектов материнского мира. И это являлось проявлением величайшей любви к юноше.

Как трудно современным мужчинам без всякой помощи преодолеть этот великий переход!

«Ритуалы не сохранились, не осталось мудрых старейшин, отсутствует хотя бы какая-то модель перехода мужчины к состоянию зрелости. Поэтому большинство из мужчин остается при своих индивидуальных зависимостях, хвастливо демонстрируя свою сомнительную мачо-компенсацию, а гораздо чаще страдая в одиночестве от стыда и нерешительности»

Д.Холлис «Под тенью Сатурна»

Первой стадией преодоления материнского комплекса является физическое и позже психическое отделение от родителей. Раньше, способствующим этому отделению являлся ритуал похищения мальчика неизвестными ему старейшинами в масках. Лишая его уюта и тепла родительского очага, участники ритуала давали мальчику шанс стать взрослым.

Необходимым элементом второй стадии переходного ритуала была символическая смерть. Инсценировались захоронение, либо проход по темному туннелю. Мальчик преодолевал страх смерти, проживая символическую смерть детской зависимости. Но, несмотря на символическую смерть, новая взрослая жизнь только зарождалась.

Третья стадия – ритуал возрождения. Это Крещение, иногда присвоение нового имени и т.д.

Четвертая стадия – это стадия обучения. Т.е. приобретение знаний, которые требовались юноше, чтобы он мог вести себя как зрелый мужчина. Кроме того, ему сообщают о правах и обязанностях взрослого мужчины и члена сообщества.

На пятой стадии было суровое испытание – изоляция, проживание определенного времени, не слезая с коня, бои с сильным противником и т.д.

Заканчивается инициация возвращением, в этот период мальчик ощущает экзистенциальные перемены, в нем умирает одна сущность и рождается другая, зрелая, сильная. Если современного мужчину спросить ощущает ли он себя мужчиной, он вряд ли сможет ответить. Он знает свою социальную роль, но при этом, часто, понятия не имеет что значит быть мужчиной.

«Жизнь мужчины полна насилия, так как насилию подвергается их душа».

Неотреагированный гнев в отношениях с матерью в детстве, проявляется во взрослой жизни мужчины в виде раздражительности. Этот феномен называется «смещенным» гневом, который изливается при малейшей провокации, чаще бывает более мощным и не адекватным ситуации.

Отыгрывать свой гнев мужчина может поведением, нарушающим социальные нормы и правила, совершая сексуальное насилие. Насилие по отношению к женщине – следствие глубинной мужской травмы, связанной с материнским комплексом. Внутренний конфликт в виде страха перед травмой будет переноситься во внешнее окружение, и с целью самозащиты, он будет стараться скрыть свой страх путем доминирования над Другим. Мужчина, стремящийся к власти, это незрелый мальчик, одолеваемый внутренним страхом.

Другая стратегия поведения мужчины одолеваемого страхом — стремление к чрезмерному самопожертвованию ради того, чтобы доставить удовольствие женщине.

Современные мужчины редко говорят о своем гневе и ярости, не испытывая при этом стыда. Они часто выбирают молчать о своих чувствах, оставаясь в одиночестве.

И эта ярость, не высказанная и не проявленная во вне, направляется вовнутрь. Проявляется это в виде саморазрушения себя наркотиками, алкоголем, трудоголизмом. А так же в виде соматических заболеваний – гипертонии, язвы желудка, головных болей, астмы и др. Необходимо разорвать материнские узы, пережить травму, что приведет к дальнейшему личностному росту и качественному изменению жизни.

«Каждый мужчина тоскует по отцу и нуждается в общении со старейшинами своего сообщества».

«Дорогой отец,
Ты недавно спросил меня, почему я говорю, что боюсь Тебя. Как обычно, я ничего не смог Тебе ответить, отчасти именно из страха перед Тобой, отчасти потому, что для объяснения этого страха требуется слишком много подробностей, которые трудно было бы привести в разговоре. И если я сейчас пытаюсь ответить Тебе письменно, то ответ все равно будет очень неполным, потому что и теперь, когда я пишу, мне мешает страх перед Тобой и его последствия и потому что количество материала намного превосходит возможности моей памяти и моего рассудка».

Франц Кафка «Письмо отцу»

Так начинается известное произведение, и я знаю, что большинство современных мужчин именно в этом хотели бы признаться своим отцам.

Давно ушли в прошлое те времена, когда дело, ремесло, профессиональные секреты в семье передавались от отца к сыну. Связь отца с сыном разорвана. Теперь отец покидает свой дом и идет на работу, оставляя свою семью. Уставший, придя с работы, отец хочет только одного – чтобы его оставили в покое. Он не чувствует что может быть достойным примером для своего сына.

Конфликт между отцом и сыном в современном мире – обычное дело. Он передается из поколения в поколение. Трудно сегодня найти пример для подражания ни в церкви, ни в правительстве, нечему особенно учиться и у начальника. Мудрое наставничество, так необходимое для мужского взросления, практически отсутствует.

Поэтому, большинство мужчин испытывают жажду по отцу и скорбят о его утрате. Мужчине нужны не столько знания, сколько отцовская внутренняя сила, проявляющаяся в безусловном принятии сына, таким, какой он есть. Без «навешанных» своих ожиданий, неудовлетворенных амбиций. Истинный мужской авторитет может проявиться вовне только из внутренней силы. Тем, кому не посчастливилось почувствовать свой внутренний авторитет вынужден всю жизнь уступать другим, считая их более достойными или компенсируя ощущение внутренней слабости социальным статусом. Не получив достаточно внимания отца, его позитивного наставничества мальчик старается это внимание заслужить. Затем он всю жизнь пытается заслужить внимание любого Другого, кто чуть выше его по статусу, либо богаче. Молчание, невнимание отца расценивается мальчиком, как доказательство своей неполноценности (если бы я стал мужчиной, то заслужил бы его любовь). Раз я ее не заслужил, значит я так и не стал мужчиной.

«Ему нужен отцовский пример, помогающий понять, как существовать в этом мире, как работать, как избегать неприятностей, как строить правильные отношения с внутренней и внешней феминностью»

Д.Холлис «Под тенью Сатурна»

Для активизации собственной маскулинности ему необходима внешняя зрелая отцовская модель. Каждый сын должен видеть пример отца, который не скрывает своей эмоциональности, он ошибается, падает, признает свои ошибки, подымается, исправляет ошибки и идет дальше. Он не унижает своего сына словами: «не плачь, мужчины не плачут», «не будь маменькиным сынком» и т.д. Он признает свой страх, но учит с ним справляться, преодолевать свои слабости.

Отец должен научить сына, как жить во внешнем мире, оставаясь в ладу с самим собой.

Если отец отсутствует духовно или физически, происходит «перекос» в детско-родительском треугольнике и связь сына с матерью становится особенно сильной.

Какая бы хорошая не была бы мать, ей совершенно невозможно посвятить сына в то, о чем она не имеет ни малейшего представления.

Только отец, мудрый наставник может вытащить сына из материнского комплекса, иначе психологически, сын так и останется мальчиком, либо попадет в зависимость от компенсации, став «мачо», скрывающим преобладающую внутреннюю феминность.

В процессе психотерапии человек осознает свои страхи, уязвимость, тоску, агрессию, проходя, таким образом, через травму.

Если этого не происходит, человек продолжает искать своего «идеального» родителя среди псевдопророков, поп-звезд и т.д. поклоняясь и подражая им.

«Если мужчины хотят исцелиться, им следует мобилизовать все свои внутренние ресурсы, восполнив то, что в свое время не получили извне».

Исцеление мужчины начинается в тот день, когда он становится честным с самим собой, отбрасывая стыд, он признает свои чувства. Тогда становится возможным восстановление фундамента его личности, освобождение от липкого серого страха, преследующего его душу. С этим практически невозможно справиться в одиночку, для исцеления нужно время.

****************************************************************************

  Запись на индивидуальные сессии

Ой, а виновата ли я?..

Ой, а виновата ли я?..

Егор Миронов

Всячески избегайте приписывать себе статус жертвы… Каким бы отвратительным ни было ваше положение, старайтесь не винить в этом внешние силы: историю, государство, начальство, расу, родителей, фазу луны, детство, несвоевременную высадку на горшок и т.д. В момент, когда вы возлагаете вину на что-то, вы подрываете собственную решимость что-нибудь изменить.   (И.Бродский)

В общественном сознании сложились несколько теорий о «раковой личности», т.е. о комплексе каких-либо психологических черт, генетических параметров и т.п., которые делают своего «носителя» более склонным к возникновению тех или иных (опухолевых) заболеваний. Оставим в стороне генетику и чистую физиологию (про это уже были посты в этом журнале), посмотрим только на психологическую составляющую данного «портрЭта».
.
Поводом к написанию этого поста послужил увиденный в Одном Онкосообществе (с) пост и комментарии к нему как раз на эту тему. Если кратко, то выводом автора и большинства комментариев было то, что нет влияния психики на тело, что болячки возникают сами по себе (гены, карма, ветром надуло…), а сам человек – ни при чём.
.
Человек не хочет быть жертвой, это нормально. Но ещё больший страх вызывает возможность быть виноватой жертвой. Единственным способом снять с себя вину за что-либо, происходящее в моём теле, является «отключиться» от своего тела, отодвинуть свою личность, своё сознание от всей этой биохимии и физиологии, спрятаться «в домике», в котором стены выстроены из мыслей, а не из чувств. И если кто-то пытается пусть не указать, а просто показать вариант посмотреть на человека как на единое_нечто, то включается один из механизмов защиты – агрессия.
.
Итак, цитаты из того поста под названием «Роль личности в онкологии»:

(…) Среди претендентов на черты [«раковой личности»] назывались: депрессия, подавление эмоций, хроническая тревожность, эмоциональная нестабильность, недоверчивость к своим чувствам или эмоциональная холодность,  интроверсия/экстраверсия, враждебность, сдерживание/несдерживание гнева, психотизм (склонность к психозам), «циничная недоверчивость», честность/нечестность, уступчивость, умение справляться с трудностями, добросовестность (совестливость), открытость новому опыту (интеллект), пассивность, скромность и т.д.

Черты «раковой личности» описывались либо в негативном ключе, либо как положительные, но с оговорками («слишком скромный»). Взгляд со стороны общества на онкологического пациента как на виновника собственной болезни усугубляет его и без того нелёгкое психологическое состояние. (…)
.
В первых же строчках – «автобиографическое» определение – «виновник собственной болезни», от которого человек с онко (или любым другим сравнительно тяжёлым) диагнозом будет прятаться, убегать или открещиваться со всех сил. Ибо вина – давит, а это больно. Поэтому и  мерещатся  все эти определения вокруг — во взглядах, высказанных и невысказанных словах других людей, в собственных мыслях…  Разумеется, человек в таком случае находится именно что в «нелёгком психологическом состоянии», иначе и быть не может, ведь мы видим снаружи только то, что есть в нас. Если мы «видим», что другие нас обвиняют, то внутри нас уже есть вина, именно за неё и «цепляются» наши мысли при оценке и интерпретации того, что мы видим в других или вокруг себя.
.
Но вот какой парадокс – чувства вины нет. Чувства живут в теле, но если вы попытаетесь определить, где же в теле живёт «чувство вины» — вы его там не найдёте. Оно может «обнаружиться» только… в голове. В мыслях.  «Виноват» — это мысль, интерпретация, идея, в которую человек верит, и она становится его реальностью. Т.е. как такого «чувства вины» не существует. Есть идея о том, что «я виноват». И когда вы  входите в ситуацию, где испытываете «чувство вины», и начинаете внимательно наблюдать за своими реакциями, то обнаруживаете страх и все сопутствующие ему ощущения. И не «чувство вины» всплывает снова и снова, а страх. И, кстати, техниками прощения от него не освободиться, поэтому техника «возлюби болезнь свою и прости себя» — страх никак не уберёт.
.
Однако, как только уходит страх, вместе с ним уходит и это придуманное «чувство вины», прекращается внутренняя война, и легко и тихо уходит сама болезнь. Показательны комментарии к тому посту, вот некоторые из них (на итоговый вывод, что, мол, «роль личности в онкологии сильно преувеличена» и что нет никакой связи психики и тела:(…) — Слава богу есть бумага, надо распечатать и под нос совать некоторым идиотам. 
—  Достали уже все эти верящие в психологическую природу рака. 
— Наконец-то! Так хотелось послать по определенному адресу всех, несущих сию чушь.
— Когда я начиталась бреда в книжках, я тоже пыталась проанализировать и попытаться изменить(ся), но как можно изменить взрослого человека? потом я просто себя отпустила и быть собой — это самое правильное и комфортное состояние!  (…)
.
Не надо быть психологом, чтобы увидеть, что за этими словами скрывается страх. За агрессией всегда скрывается страх. Только в данном случае агрессия – это «броня», которая закрывает человека от возможности посмотреть на ситуацию по-другому («… но как можно изменить взрослого человека?»).
.
Не надо менять человека. Можно поменять способ действий и образ мыслей. А это иногда самое страшное, ведь многолетняя привычка «быть как все, не быть собой» — сильна.
.
И вот тут на свет появляется та самая Ответственность. Страшно – брать на себя ответственность на самом деле. Ответственность за свою собственную жизнь. Поэтому за фразой «я просто себя отпустила и быть собой – самое правильное и комфортное состояние» стоит не «комфортное состояние живого человека, слышащего себя, свои ощущения, чувства и желания», а «комфортное состояние НЕ делать что-либо, чтобы поменять свою жизнь, пусть другие за меня что-то сделают».
.
Страх «повесить на себя вину» — сковывает, не даёт идти вперёд. А идти надо, иначе…
.
Вам ведь не придёт в голову обвинять первоклассника в том, что он не умеет решать квадратное уравнение? Ему просто не по возрасту! А теперь представьте, что родители этого первоклассника знают, что в школе надо учиться 11 лет, но, поскольку они сами учились только в первом классе (потом им было не до учёбы – война, разруха, переезды, работа и т.п. – выжили, и хорошо), теперь уже своего ребёнка каждый год они, снова и снова, приводят в первый класс. И в 17 лет молодой человек тоже не умеет решать квадратное уравнение. Да, это «патология», но есть ли вина этого молодого человека? Нет. Есть ли вина родителей? Тоже вряд ли, если они не знали, что 11 классов в школе – разные. Но как только вы узнали, что это так – у вас есть ответственность исправить ситуацию. И у родителей, и у ребёнка появляется ответственность, особенно когда ребёнку – лет 30 или 40, и он вдруг понял, что родители его всё детство водили в первый класс.
.
Сказать себе «я чего-то не знал столько лет, но вот теперь узнал и могу исправить» — на это нужны силы, тогда человек берёт ответственность за свою жизнь на себя. Не только за жизнь, но и за качество своей жизни. Да, если тебе больше 18 лет, то валить вину (отдавать ответственность) на кого-то другого уже нельзя. Сам, только сам теперь можешь строить свою жизнь…
Но некоторые предпочитают «распечатать и показывать идиотам», говорить другим «достали» и «посылать их по определённому адресу», оставаться в своём «комфортном и правильном» состоянии… Это проще – укрыться за исследованиями учёных:(…) Исследование, проведённое на основе данных о более чем 42 000 человек выявило, что черты характера никак не связаны с вероятностью возникновения онкологических заболеваний. Такие черты как экстраверсия, эмоциональная устойчивость, доброжелательность, добросовестность, интеллект никак не были связаны с возникновением или смертностью от шести видов самых распространённых видов рака: лёгких, кишечника, простаты, груди, кожи, крови.
Наблюдение над 15 000 японских женщин в течение 17 лет не выявило закономерности между возникновением РМЖ и баллами по шкале 4 личностных характеристик (экстраверсия, эмоциональная устойчивость, психотизм, лживость).
Исходя из этих и других исследований ученые склонны сделать вывод, что черты личности пренебрежимо мало влияют на вероятность возникновения рака и прогноз. Можно сказать, совсем не влияют. (…)
.
Разумеется, никакой связи и не может быть выявлено, если … смотреть не туда, куда стоило бы посмотреть. Описывать телесную симптоматику и черты личности сами по себе, без привязки к контексту жизни человека и его реакции на этот контекст – нет никакого смысла.
.
Например, возьмём рак лёгких. Согласно Системе Биологических Законов у индивида развивается рак лёгких, когда он испытывает страх смерти (экзистенциальная угроза). Страх смерти может испытать человек с любым набором личностных черт!! Экстраверт может испытать страх смерти, когда он с группой других людей попадает в аварию, интроверт может испытать страх смерти, когда находится один в своём доме и ему мерещатся зомби за дверью; патологический лжец может испытать страх смерти, когда его обман неожиданно раскрывают, а патологически честный человек – когда его честность вдруг угрожает его жизни; психотик может испытать страх смерти в своём психозе,  а эмоционально устойчивый человек в какой-либо незнакомой и опасной ситуации. В каждом из этих возможных случаях будет проявляться один и тот же симптом – начинают разрастаться клетки альвеол лёгких (диагноз – альвеолярный рак лёгких), но учёные будут опрашивать этих людей на предмет их личностных качеств, а не сходного контекста ситуации, вызвавшего один и тот же телесный отклик.
.
Возраст, пол, социальный статус и т.п. – действительно почти не влияет на попадание в «раковую личность». Взрослый человек может уметь почти всё – зарабатывать деньги, строить дома, сажать деревья и растить детей, но если он вдруг попадает в эмоционально тяжёлую и (обязательно!) незнакомую ситуацию – тело будет реагировать. Если человек в первый раз лет в сорок проходит через эмоционально тяжёлый развод – эта ситуация незнакомая, на уровне всего своего существа человек не знает, что делать, он раньше никогда не сталкивался с подобной по типу ситуацией – вот в этом случае будет реакция на уровне тела (тканей, органов). Если же через ситуацию «развода» он проходил уже не один раз (развод родителей в детстве, который он пережил, «развод» с друзьями в школе из-за постоянных переездов из города в город, разводился с партнёрами (партнёршами) он уже пару-тройку раз (и тоже выжил) – то даже если «эмоциональная яма» будет глубокой, он знает, что и на этот раз он выживет, он знает, как именно действовать в этой ситуации, куда идти и что делать. И реакции тела в этом случае – не будет, или она будет очень минимальной, недостаточной для постановки «серьёзного диагноза».
.
Нельзя быть виноватым за незнание. Но очень трудно человеку, «адаптированному» к нашему социуму, разрешить себе сказать «я не знаю» или «я тогда не знал, моей вины в этом нет». Ещё труднее взять на себя ответственность за свою жизнь. Но это можно сделать только на эту свою жизнь – посмотрев. Честно посмотрев.
.
Исправить можно все.Но придется это делать самому.
.
.

*********************************************************************************Я завершила полное обучение у Жильбера Рено и  являюсь клиническим психологом со специализацией Рикол Хилинг( Исцеление воспоминанием)  , а также  окончила полный курс  Биологики  у Роберто Барнаи и базовый курс   в Школе Психосоматики PSY2.0, 

Все эти школы имеют одним из своих источников  ГНМ(Германскую Новую Медицину-GNM)

Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета .  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно

 Запись на консультацию

Надо ли быть рабой любви?

Надо ли быть рабой любви?

 

8aa4f05d52be
Отрывки из книги «Надо ли быть рабой любви?» Норвуд Робин — психотерапевт из Калифорнии. Ее книги, основанные на собственном врачебном опыте, принесли ей широкую известность.
В предлагаемой книге Р.Норвуд анализирует чувства и поведение женщин, которые любят слишком сильно, и предлагает пути своеобразного психотерапевтического исцеления от этой «болезни», мешающей полнокровно жить как самим женщинам, так и их мужчинам.

Когда нам не нравятся многие из основных черт его характера, его ценностей, способов поведения, но мы миримся с этим, думая, что, если мы станем достаточно нежными и привлекательными, то он захочет измениться ради нас, — мы любим слишком сильно.

  • Когда наши взаимоотношения создают угрозу нашему эмоциональному благополучию и, возможно, даже нашей безопасности и здоровью, — мы определенно любим слишком сильно.
  • Несмотря на все страдания и неудовлетворенность «слишком сильная любовь» обычна для многих женщин, почти уверенных в том, что такими и должны быть интимные отношения. Большинство из нас по меньшей мере однажды любило «слишком сильно». Для многих это стало повторяющейся темой в их жизни. Некоторые стали столь одержимы проблемами своего партнера и взаимоотношений с ним, что едва ли способны продолжать нормальную жизнь и деятельность.
  • «Пристрастие» — пугающее слово. Оно вызывает в воображении образы пристрастившихся к героину наркоманов, вонзающих под кожу иглы и ведущих явно саморазрушительный образ жизни. Нам не нравится это слово, и мы не хотим пользоваться им как понятием, описывающим наши отношения с мужчинами. Но многие, многие из нас были «наркоманками» по отношению к мужчинам. Как и любому другому наркоману, нам нужно признать остроту проблемы, прежде чем начать избавляться от нее.
  • Если вы когда-либо испытывали одержимую увлеченность мужчиной, то вы, наверное, подозревали, что корень вашей одержимости лежит не в любви, а в страхе. Все, кто одержим любовью, полны страхов — страха остаться одной, страха оказаться недостойной и нелюбимой, страха быть отвергнутой, покинутой или уничтоженной. Мы делимся любовью в отчаянной надежде на то, что мужчина — предмет нашей одержимости — позаботится о нас и избавит нас от страхов. Но вместо этого страхи (а также наша одержимость) усиливаются до тех пор, пока потребность давать любовь, чтобы получить взамен то же самое, не становится ведущей силой в нашей жизни. И поскольку наша стратегия каждый раз не срабатывает, мы начинаем любить еще сильнее. Мы любим слишком сильно.
  • Я впервые познакомилась с феноменом «слишком сильной любви» как со специфическим синдромом определенного образа мыслей, чувств и способов поведения после семи лет консультативной практики с людьми, злоупотребляющими алкоголем и наркотиками. Проведя сотни бесед с ними и с членами их семей, я сделала удивительное открытие: иногда клиенты, с которыми я разговаривала, росли в неблагополучных семьях, иногда — в благополучных, но их партнеры всегда воспитывались в очень неблагополучных семьях, где им пришлось испытать стрессы и страдания, значительно превышающие норму. Пытаясь справиться со своими безрассудными супругами, эти партнеры (известные в практике лечения алкоголизма как «со-алкоголики») бессознательно воссоздавали и переживали заново важные аспекты своего детства.
  • Именно жены и подруги мужчин, обладающих болезненными пристрастиями, помогли мне понять природу «слишком сильной любви». Их биографии раскрыли их потребность в превосходстве и одновременно в страданиях, которые они испытывали в своей роли «спасительниц», и они же помогли мне здраво осмыслить их пристрастие к мужчинам, в свою очередь пристрастившихся к алкоголю или наркотикам. Мне стало ясно, что в таких парах оба партнера нуждаются в помощи, что оба они в буквальном смысле слова умирают от своих пристрастий: он — от последствий химического отравления, она — от последствий крайнего напряжения.
  • Эти женщины дали мне возможность понять, какое необычайно сильное влияние оказывают переживания детства на схему отношения к мужчинам в зрелом возрасте. У них есть что рассказать всем, кто любил слишком сильно, о том, как мы развиваем в себе предпочтение к сложным взаимоотношениям, как мы увековечиваем свои проблемы, но — что наиболее важно — и как мы можем измениться и вернуться к нормальной жизни.
  • Я не подразумеваю под этим, что только женщины способны любить слишком сильно. Некоторые мужчины практикуют одержимость во взаимоотношениях с не меньшим рвением, чем любая женщина; их чувства и поведение берут свое начало в тех же самых переживаниях детства и отношениях в семье. Однако большинство мужчин с трудным детством не страдает одержимостью во взаимоотношениях с женщинами. В результате взаимодействия культурных и биологических факторов они обычно пытаются защитить себя и избегают страданий, преследуя внешние, а не внутренние цели, добиваясь чего-то безличного, а не личного. Они более склонны проявлять одержимость в работе, спорте или хобби, в то время как женщины склонны проявлять одержимость во взаимоотношениях, — возможно, с такими же травмированными и отчужденными мужчинами.

0jid8Gg2qBo

Вы любите мужчину, который вас не любит?

Безотносительно к конкретным деталям историй борьбы таких женщин — поддерживали ли они длительные и тяжелые отношения с одним мужчин или же переживали серию несчастных романов с многими мужчинами — их истории имеют много общего. Любить слишком сильно не означает любить слишком многих мужчин, или слишком часто влюбляться, или испытывать слишком глубокую и искреннюю любовь к мужчине. На самом деле это означает быть безрассудно увлеченной мужчиной и называть одержимость любовью, позволять ей контролировать свои эмоции и поведение, понимая, что она негативно влияет на здоровье и благополучие, но не находить в себе сил покончить с нею. Это означает мерить степень своей любви глубиной своих мучений.

  • Мы не можем рассмотреть в этой книге мириады проблем, возникающих в неблагополучных семьях, — для этого потребуется несколько томов совершенно иного содержания. Однако важно понять, что общей чертой всех неблагополучных семей является неспособность их членов обсуждать корень проблемы. Другие проблемы могут обсуждаться зачастую «до тошноты», но они лишь прикрывают те секреты, которые расстраивают нормальное функционирование семьи. Именно степень секретности — неспособность говорить о проблемах, а не об их последствиях — определяет степень семейного неблагополучия и тяжесть душевных травм, полученных в такой семье.
  • Члены неблагополучной семьи играют жестко определенные роли; все общение сводится к утверждениям, согласующимся с этими ролями. Члены такой семьи не вольны в полной мере выражать свои переживания, желания, чувства и потребности. Они ограничивают себя в этом так, чтобы их слова и поступки удовлетворяли тех, кто играет другие роли. Система ролей действует во всех семьях, но по мере смены обстоятельств члены семьи должны изменяться и адаптироваться к новой обстановке, чтобы семейная атмосфера оставалась здоровой. Например, проявление материнских чувств, уместное по отношению к годовалому ребенку, совершенно неуместно по отношению к тринадцатилетнему подростку, поэтому роль матери должна приспосабливаться к новой реальности. В неблагополучных семьях главные аспекты реальности отрицаются и роли остаются жестко фиксированными. Когда никто не может обсуждать вопросы, затрагивающие каждого члена семьи и семью в целом, когда такое обсуждение запрещается скрыто (меняется предмет беседы) или явно («Не следует говорить о таких вещах!»), мы учимся не доверять своим чувствам. Поскольку наша семья отрицает реальность, мы тоже начинаем отрицать ее. Это сильно замедляет развитие наших основных средств общения для контакта с другими людьми и овладения жизненными ситуациями. Особенно заметно это проявляется в поведении женщин, которые любят слишком сильно. Они не способны различить, что для них хорошо, а что плохо. Люди и ситуации, которые другим показались бы опасными, неудобными или разрушительными, не внушают им тревоги, поскольку у них нет способа реалистично оценивать их. Они не доверяют своим чувствам и не позволяют им вести нас. Вместо этого их неудержимо влечет к тем самым драмам, интригам и жизненным вызовам, которых другие люди с более здоровым и благополучным прошлым пытаются естественным образом избегать. Из-за этого влечения они получают еще более глубокие травмы, поскольку их, как правило, тянет к повторению ситуаций, пережитых в детстве. Они снова терпят всю эту боль.
  • Нижеследующие характеристики типичны для женщин, которые любят слишком сильно.

1. Как правило, вы росли в неблагополучной семье, где ваши эмоциональные потребности не удовлетворялись.
2. Получив в детстве мало настоящего тепла и ласки, вы стараетесь удовлетворить свою потребность опосредованно, становясь чрезмерно нежной и заботливой — особенно по отношению к мужчинам, которые вроде бы нуждаются в этом.
3. Поскольку вы так и не смогли изменить родителей и добиться от них тепла и ласки, вы остро реагируете на знакомый вам тип эмоционально недоступного мужчины. Вы снова пытаетесь изменить его своей любовью.
4. Страшась его ухода, вы готовы на все, чтобы сохранить взаимоотношения от распада.
5. Для вас нет ничего слишком неприятного, слишком дорогостоящего или отнимающего слишком много времени, если это «поможет» вашему мужчине.
6. Привыкнув к отсутствию любви в личных отношениях, вы готовы ждать и надеяться и все упорнее стараетесь порадовать своего мужчину.
7. Вы готовы взять на себя большую долю ответственности и вины за случившееся в ваших взаимоотношениях.
8. Ваша самооценка, держится на критически низком уровне. Внутренне вы не верите, что заслуживаете счастья; скорее вы считаете, что должны заслужить право наслаждаться жизнью.
9. Будучи с детства неуверенной в себе, вы испытываете отчаянную потребность контролировать своего мужчину и свои отношения с ним. Вы маскируете свои усилия контролировать людей и ситуации желанием «быть полезной».
10. Во взаимоотношениях с мужчинами вы гораздо теснее связаны со своей мечтой о том, как все могло бы сложиться, чем с реальной ситуацией.
11. Вы питаете болезненное пристрастие к мужчинам и к эмоциональным страданиям.
12. Вы можете быть эмоционально, а иногда и биохимически предрасположены к зависимости от наркотиков, алкоголя и/или определенной пищи, особенно от сладостей.
13. Сближаясь с людьми, чьи проблемы требуют решения, или попадая в хаотичные, неопределенные и эмоционально мучительные ситуации, вы избегаете мыслей об ответственности за свою личную жизнь.
14. У вас может появиться склонность к периодам депрессии, которые вы пытаетесь предупредить с помощью нервного возбуждения, возникающего при нестабильных взаимоотношениях.
15. Вас не привлекают добрые, надежные, стабильные, интересующиеся вами мужчины. Вы находите таких «славных парней» скучными.

  • Женщины, которые любят слишком сильно, придают мало значения собственной личности в любовных отношениях с партнером. Они тратят свою энергию на изменение партнера и его чувств к себе с помощью отчаянных манипуляций.
  • Для всех нас справедливо, что когда в эмоционально мучительных для нас ситуациях мы берем вину на себя, то фактически утверждаем, будто имеем власть над ситуацией: если мы изменимся, то страдания прекратятся. Данная подсознательная динамика лежит в основе самообвинения женщин, которые любят слишком сильно. Обвиняя себя, мы цепляемся за надежду понять, что мы сделали неправильно, и исправить ошибку.
  • Давайте еще раз посмотрим на характеристики женщин, которые любят слишком сильно. Разберем их подробно и по очереди.

1. Как правило, вы росли в неблагополучной семье, где ваши эмоциональные потребности не удовлетворялись.
Наверное, лучший способ достичь понимания данной характеристики — приступить сначала ко второй ее части: «…где ваши эмоциональные потребности не удовлетворялись». К «эмоциональным потребностям» относится не только ваша потребность в нежности и любви. Хотя этот аспект имеет важное значение, еще более важным является тот факт, что ваши чувства и ощущения во многом отрицались или игнорировались, а не встречали понимание и подтверждение.

Например, родители ссорятся. Ребенок испуган. Он спрашивает мать: «Почему ты сердишься на папу?» — «Я не сержусь», — отвечает мать с раздраженным и обеспокоенным видом. Ребенок приходит в замешательство, пугается еще больше и говорит: «Но я слышал, как ты кричала». Мать сердито отвечает: «Я уже сказала тебе, что не сержусь, но я рассержусь по-настоящему, если ты и дальше будешь приставать ко мне».

Теперь ребенок испытывает страх, замешательство, гнев и чувство вины. Мать утверждает, что его восприятие неверно, но если это так, то откуда взялось чувство страха? Ребенку приходится выбирать между мыслью о том, что он был прав и мать намеренно солгала ему, и убеждением, что его слух, зрение и остальные чувства лгут. Зачастую он остается в замешательстве, настраивая свое восприятие так, чтобы ему не приходилось испытывать дискомфорта, когда он не находит подтверждения своим чувствам. Это ослабляет способность ребенка доверять себе и своему восприятию — как в детстве, так и в зрелом возрасте, особенно при близких взаимоотношениях с партнером.

  • Потребность в нежности также может игнорироваться или удовлетворяться в недостаточной степени. Когда родители ссорятся друг с другом либо борются со своими проблемами, у них остается мало времени для проявления внимания к ребенку. В результате ребенок жаждет любви, не зная, следует ли ему доверять этому чувству, и фактически считая себя недостойным любви.
  • Теперь вернемся к первой части характеристики: «…вы росли в неблагополучной семье». Неблагополучными семьями мы называем те, где проявляется одна или несколько из следующих тенденций:

— злоупотребление алкоголем и/или другими наркотиками (скрытое или явное);
— излишества в поведении, такие, как чрезмерное пристрастие к еде, работе, уборке, игре, денежным тратам, диетам и так далее. Все это типы пристрастного поведения, представляющие собой — прогрессирующий болезненный процесс;
— помимо других вредных последствий, они успешно разрушают либо предотвращают искренние контакты и близость в семье;
— физическое насилие над супругом и/или над детьми;
— неподобающее сексуальное поведение одного из родителей по отношению к ребенку, варьирующее от развращения до инцеста;
— постоянные споры и напряженность;
— длительные периоды времени, когда родители не разговаривают друг с другом;
— родители имеют разные системы ценностей или противоречат друг другу, борясь за лояльность ребенка;
— родители соревнуются друг с другом или с детьми;
— один из родителей не может наладить отношения с другими членами семьи и поэтому усердно избегает их, в то же время обвиняя их в замкнутости;
— чрезмерно жесткие требования к доходам, религиозному воспитанию, работе, распорядку дня, слепая увлеченность сексом, телевидением, работой по дому, спортом, политикой и т.д.

Одержимость любым из этих дел может разрушить близость в семье, поскольку упор делается на соблюдение правил, а не на нормальные отношения.

  • Неблагополучие в семье может проявляться самыми разнообразными способами, но оно всегда оказывает одинаковое воздействие на ребенка: у детей, выросших в таких семьях, до некоторой степени повреждена способность чувствовать других людей и строить свои отношения с ними.

2. Получив в детстве мало настоящего тепла и ласки, вы стараетесь удовлетворить свою потребность опосредованно, становясь чрезмерно нежной и заботливой, особенно по отношению к мужчинам, которые вроде бы нуждаются в этом. В общем и целом мы становимся чрезмерно заботливыми в большинстве, если не во всех областях нашей жизни. Женщины из неблагополучных семей (а особенно, как мне пришлось убедиться, из семей, где один или оба родителя были алкоголиками) во множестве представлены в профессиях, суть которых — помощь другим людям. Они становятся медсестрами, консультантами, терапевтами и работниками социальной сферы. Нас влечет к тем, кто нуждается в помощи. Мы полны сострадания, чувствуем чужие муки, как свои, и пытаемся облегчить их, чтобы нам самим стало лучше. То, что мужчины, наиболее сильно привлекающие нас, нуждаются в заботе, становится очевидным, если понять, что в основе влечения лежит наше собственное желание быть любимыми и полезными.

Мужчина, взывающий к нам, не обязательно должен оказаться нищим или больным. Возможно, он не способен устанавливать нормальные отношения с окружающими, холоден и замкнут, либо упрям и эгоистичен, либо упрям и меланхоличен. Может быть, он немного дикий и безответственный или не способен на верность. А может быть, он говорит нам, что не способен полюбить ни одну женщину. В зависимости от нашего прошлого опыта мы по-разному реагируем на разные выражения нашей потребности в помощи. Но мы, так или иначе, убеждены, что мужчине для улучшения его жизни необходима наша помощь, наша мудрость и наше сострадание.

3. Поскольку вы так и не смогли изменить родителей и добиться от них тепла и ласки, вы остро реагируете на знакомый вам тип эмоционально недоступного мужчины. Вы снова пытаетесь изменить его своей любовью.

  • Возможно, вы боролись с одним из родителей, возможно, с обоими, но что бы ни было неправильным, отсутствующим или мучительным в прошлом, в любом случае это то, что вы пытаетесь «исправить» в настоящем.
  • Теперь становится ясно, что в продолжении этих попыток есть что-то очень нездоровое и пораженческое. Было бы прекрасно, если бы мы привнесли всю нашу симпатию, сострадание и понимание во взаимоотношения с нормальными мужчинами, которые могли бы дать нам какую-то надежду на удовлетворение наших потребностей. Но нас не влечет к мужчинам, способным дать нам то, в чем мы нуждаемся: они кажутся нам скучными. Нас влечет к мужчинам, олицетворяющим ту борьбу, которую мы вели с родителями, когда пытались быть достаточно хорошими, любящими, умными и полезными, добиваясь любви, внимания и одобрения тех, кто не мог нам их дать, поскольку был слишком поглощен собственными заботами. Теперь любовь, внимание и одобрение для нас «не в счет», если мы не можем добиться их от мужчины, не способного нам их дать, поглощенного своими заботами и проблемами.

4. Страшась его ухода, вы готовы на все, чтобы уберечь взаимоотношения от распада.

  • «Оказаться брошенной» — очень сильное выражение. Оно подразумевает, что вас оставили — возможно, оставили умирать, так как вы можете оказаться не способны выжить в одиночестве. Это заброшенность в буквальном смысле, но есть еще и эмоциональная опустошенность. Каждая женщина, которая любит слишком сильно, хотя бы однажды испытывала это всеобъемлющее чувство со всеми страхами и отчаянием, которые оно приносит с собой. Когда в зрелом возрасте от вас уходит мужчина, многими своими чертами напоминающий людей, впервые бросивших вас, это возрождает весь пережитый ужас. Разумеется, вы готовы на все, чтобы избежать такого, что приводит к следующей характеристике.

5. Для вас нет ничего слишком неприятного, слишком дорогостоящего или отнимающего слишком много времени, если это «поможет» вашему мужчине.

  • Идея заключается в том, что если «все сработает», то мужчина станет для вас всем тем, в чем вы нуждаетесь. Это означает, что, победив в борьбе, вы приобретете то, чего так долго добивались.
  • Поэтому, хотя мы часто экономны по отношению к себе и доходим даже до самоотрицания, мы готовы пойти на все, чтобы помочь ему. Ради него мы резко ставим под вопрос уместность своих поступков. Мы тратим огромное количество времени и энергии в поисках новых подходов, которые будут работать лучше уже использованных.

6. Привыкнув к отсутствию любви в личных отношениях, вы готовы ждать и надеяться и все упорнее стараетесь порадовать своего мужчину.

  • Если другая женщина с другим прошлым окажется в нашей ситуации, она может сказать: «Это возмутительно! Я ни минуты не собираюсь мириться с этим». Но мы считаем, что если наши усилия пропадают впустую и мы остаемся несчастными, то, значит, мы просто недостаточно старались. Мы следим за каждым нюансом поведения партнера в поисках признаков долгожданных перемен. Ждать, когда он изменится, представляется нам более удобным, чем измениться самим и жить собственной жизнью.

7. Вы готовы взять на себя большую долю ответственности и вины за случившееся в любых взаимоотношениях.

  • Часто у тех из нас, кто рос в неблагополучных семьях, родители были безответственными, слабыми и ребячливыми. Мы быстро выросли и превратились в «псевдовзрослых» задолго до того, как были готовы к грузу ответственности, который налагает взрослая жизнь. Но мы были также довольны тем влиянием, которое мы могли оказывать на членов нашей семьи и на других людей. Став взрослыми, мы считаем, что ответственность за налаживание хороших отношений целиком и полностью возложена на нас. Поэтому мы часто выбираем безответственных и слабых партнеров, укрепляющих в нас чувство, что все зависит только от нас. Мы становимся специалистами по переноске тяжестей.

8. Ваша самооценка держится на критически низком уровне. В глубине души вы не верите, что заслуживаете счастья; скорее вы полагаете, что должны заслужить право наслаждаться жизнью.

  • Если наши родители считают нас недостойными своей любви и внимания, то как мы можем поверить в то, что на самом деле мы хорошие и даже прекрасные люди? Очень немногие женщины, которые любят слишком сильно, внутренне убеждены в том, что они заслуживают любви и внимания просто в силу своего существования. Вместо этого мы верим в то, что обладаем ужасными изъянами и недостатками и должны упорно трудиться над их исправлением. Мы живем с чувством вины из-за этих воображаемых недостатков и боимся, что они будут обнаружены. Мы упорно трудимся над тем, чтобы казаться окружающим хорошими людьми, потому что сами в это не верим.

9. Будучи с детства не уверенной в себе, вы испытываете отчаянную потребность контролировать своего мужчину и свои отношения с ним. Вы маскируете свои усилия контролировать людей и ситуации желанием «быть полезной».

  • Воспитываясь в одной из неблагополучных семей, например в такой, где процветают алкоголизм, насилие или инцест, ребенок неизбежно будет чувствовать панику перед потерей контроля над событиями в семье. Люди, от которых ребенок зависит, слишком слабы, чтобы защитить его. Фактически такая семья чаще является для ребенка источником вреда и угрозы, чем источником защиты и безопасности. Опыт, усвоенный в ней, ошеломителен и оказывает разрушительное влияние на личность, поэтому те, кто обладает этим опытом, пытаются, так сказать, «быть на высоте». Становясь сильными и помогая другим, мы защищаемся от той паники, которая охватывала нас, когда мы оказывались отданными на милость других людей. Чтобы чувствовать себя в безопасности, нам нужно общество людей, которым мы можем помочь.

10. Во взаимоотношениях с мужчинами вы гораздо теснее связаны со своей Мечтой о том, как все могло бы сложиться, чем с реальной ситуацией.

  • Когда мы любим слишком сильно, мы живем в мире фантазий, где мужчина, с которым мы несчастны, превращается в мужчину, которым ему следует быть с нашей точки зрения, которым он обязательно станет с нашей помощью. Поскольку мы очень мало знаем о счастье во взаимоотношениях и имеем очень небольшой опыт в удовлетворении своих эмоциональных потребностей, этот воображаемый мир оказывается тем, в который мы осмеливаемся войти в поисках желаемого.

11. Вы питаете болезненное пристрастие к мужчинам и к эмоциональным страданиям.

  • По словам Стентона Пила, автора «Любви и пристрастия», «…пристрастное переживание поглощает сознание человека и как анальгетик приглушает его озабоченность и страдание. Возможно, ничто не поглощает так наше сознание, как любовные взаимоотношения определенного рода. Пристрастные взаимоотношения характеризуются желанием постоянного и успокаивающего присутствия партнера… Второй критерий пристрастности состоит в том, что она ослабляет способность человека сосредоточивать свое внимание на других аспектах своей жизни».
  • Мы пользуемся своей одержимостью любимым мужчиной, чтобы избежать страданий, пустоты, гнева и страха. Мы пользуемся нашими взаимоотношениями как наркотиками, избегая тех чувств, которые нам пришлось бы испытать в одиночестве. Чем более мучительным становится наше общение с мужчиной, тем сильнее оно отвлекает нас от действительности. Самые ужасные взаимоотношений служат для нас той же целью, что и очень сильный наркотик для законченного наркомана. Но без мужчины, на котором мы можем сосредоточить все свое внимание, мы замыкаемся в себе. Часто у нас проявляются физические и эмоциональные симптомы, характерные для воздержания от наркотиков: тошнота, потливость, переохлаждение, судороги, хаотичные мысли, депрессия, бессонница, паника и приступы тревоги. В попытках подавить эти симптомы мы возвращаемся к прежнему партнеру или отчаянно ищем нового.

12. Вы можете быть эмоционально, а иногда и биохимически предрасположены к зависимости от наркотиков, алкоголя и/или определенной пищи, особенно сладостей.

  • Вышесказанное особенно относится к женщинам, чьи родители злоупотребляли алкоголем или наркотиками. Вес те, что любят слишком сильно, носят в себе груз эмоциональных переживаний, который может привести их к употреблению наркотических веществ, дабы отгородиться от своих чувств. Но дети родителей-наркоманов помимо того часто имеют генетическую склонность к развитию собственных болезненных пристрастий.

13. Сближаясь с людьми, чьи проблемы требуют решения, или попадая в хаотичные, неопределенные и эмоционально мучительные ситуации, вы избегаете мыслей об ответственности за свою личную жизнь. Хотя мы очень хорошо воспринимаем чувства другого человека, угадываем его потребности, предвидим его поступки, мы не имеем контакта с собственными чувствами и не способны принимать разумные решения относительно важных аспектов нашей жизни, которые беспокоят нас. В сущности, мы часто не знаем, кто мы такие. Углубляясь в драматические проблемы, мы отказываемся заглянуть в себя и выяснить это.
14. У вас может появиться склонность к депрессии, приступы которой вы пытаетесь предупредить с помощью нервного возбуждения, возникающего при нестабильных взаимоотношениях.

  • Пример: одна из моих клиенток, испытывавшая продолжительную депрессию и бывшая замужем за алкоголиком, сравнила жизнь с ним с ежедневным дорожным происшествием. Ужасающие спады и подъемы, сюрпризы, маневры, непредсказуемость и нестабильность взаимоотношений вызывали постоянную кумулятивную встряску ее нервной системы. Если вы когда-либо попадали в дорожное происшествие и не были при этом серьезно травмированы, то вы, наверное, испытывали на следующий день определенную приподнятость. Это произошло потому, что ваше тело испытало шок, и адреналин был выброшен в кровь в необычно больших количествах. Именно адреналин вызывает эйфорию. Если вы боретесь с депрессией, то вы подсознательно ищете ситуаций, поддерживающих вас в возбужденном состоянии; в этом смысле брак с алкоголиком похож на дорожное происшествие. Чтобы оставаться недосягаемой для депрессии, вы забираетесь все выше. Депрессия, алкоголизм и расстройства питания тесно связаны — возможно, даже генетически. У большинства моих клиенток, испытывавших проблемы с депрессией, минимум один из родителей был алкоголиком. Если вы росли в семье алкоголиков, то ваша депрессия скорее всего имеет две причины: ваше прошлое и ваше генетическое наследство. Как ни иронично это звучит, но возбуждение от взаимоотношений с человеком, страдающим таким заболеванием, может сильно привлекать вас.

15. Вас не привлекают добрые, надежные, стабильные, интересующиеся вами мужчины. Вы находите таких «славных парней» скучными.

  • Мы находим нестабильного мужчину волнующим, ненадежного мужчину — вызывающим, непредсказуемого мужчину — романтичным, незрелого мужчину — чарующим, угрюмого мужчину — таинственным. Сердитый мужчина нуждается в нашем понимании, несчастный нуждается в нашем утешении. Ущербный мужчина нуждается в нашем поощрении, холодный — в нашем тепле. Но мы не можем «исправить» мужчину, который замечателен сам по себе, ведь если он добр и будет заботиться о нас, то нам не придется страдать. К несчастью, если мы не любим мужчину слишком сильно, мы обычно вообще его не любим.

Автор: Норвуд Робин

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

 

Шизоидный тип характера

Шизоидный тип характера

8 типов характера:

  1. шизоидный 
  2. нарциссический
  3. параноидальный
  4. обсессивно-компульсивный
  5. психопатический (антисоциальный)
  6. истерический
  7. депрессивный и маниакальный
  8. мазохистический
Шизоидный тип характера

Термин «шизоид» описывает человека, чье чувство себя уменьшено, чье Эго слабое и чей контакт с телом и с чувствами сильно ослаблен. Идет расщепление между собственным «Я» и окружающим миром; между переживаемым собственным «Я» и желанием. Чувство отстраненности от некоторой части самого себя или от жизни вообще.

Известные личности шизоиды:

 
Альберт Эйнштейн, граф Дракула, Терминатор, Штирлиц, Ван Гог…
а также половина гениев последних пяти поколений… Большинство философов и ученых: Кант, Гегель, Шопенгауэр, Менделеев, Ньютон. Изредка шизоиды встречаются среди творческих людей: композиторы Бах и Бетховен, художник Дали, поэт Иосиф Бродский, певец Коля Воронов, интеллектуал Анатолий Вассерман. В этом шиз-параде принимают участие знаменитые персонажи: Дон-Кихот, Ежик в тумане, Шурик из комедий Гайдая.
Такие люди:

  • параллельно существуют как бы в двух реальностях – внутренней и внешней. Большую часть времени шизоид проводит именно в своем внутреннем мире, при первой же возможности, сбегая туда от суровой действительности.Внешняя сторона жизни его интересует мало, — он живет в мире своих идей, занимается только тем, что ему  интересно, никого и ничего не замечая вокруг. Находясь в своем убежище, он предается размышлениям и фантазиям: изобретает велосипеды, борется с ветряными мельницами, сооружает абстрактные теории, создает машины времени, путешествует по параллельным мирам. Часто он не ставит перед собой великих целей и не добивается успеха – сам процесс мышления, научный поиск — для него куда важнее, чем результат. И, тем не менее, все основные открытия и изобретения, созданные человечеством, принадлежат именно этим гениальным «чудикам» и «учеными сухарям»… Более, чем другие, оказываются «аутсайдерами», наблюдателями, исследователями человеческого существования.
  • замкнутость – основная личностная черта. Стержневая характеристика данного типа характера – уход в себя, неспособность установить значимые, эмоционально межличностные отношения.
  • шизоид необщителен, он не многих пускает к себе в душу, часто ограничиваясь лишь формальными контактами. Из него редко получается чуткий слушатель и хороший утешитель, – глобальные проблемы человечества занимают его куда больше, чем страдания отдельно взятых людей. Понять горе или радость ближнего своего – ему крайне сложно.
  • интуиция – его самое слабое место: шизоид не «чувствует» собеседника, не улавливает чужого настроения, не понимает, кто и как к нему относится. Он может оказаться лишним в компании, раздражать присутствующих, вызывать насмешки, но далеко не всегда это понимает. В свою очередь, шизоид тоже может легко задеть в разговоре чьи-то чувства, но совершенно этого не заметит.
  • основная защита – уход во внутренний мир, в мир воображения. Внутренний мир шизоида, наполненный причудливыми фантазиями, закрыт для посторонних. Он – вещь в себе. Не зря знаменитый немецкий психиатр Кречмер уподобил шизоидов «лишенным украшений римским домам, виллам, ставни которых закрыты от яркого света, однако в сумерках их внутренних покоев справляются роскошные пиры…»
  • страстно жаждут близости, хотя и ощущают постоянную угрозу поглощения другими. Ониустанавливают дистанцию, чтобы сохранить свою безопасность, но при этом страдают от удаленности и одиночества. Отчуждение, от которого так страдают шизоидные люди, частично проистекает из опыта, что их эмоциональные, интуитивные и чувственные возможности не были достаточно оценены – другие просто не видят, что они делают.
  • озабочены необходимостью избежать опасности быть поглощенными, всосанными, разжеванными, привязанными, съеденными. Окружающий мир ощущается как пространство, полное потребляющих, извращающих, разрушающих сил, угрожающих безопасности и индивидуальности.
  • недоумевают: как это все остальные могут так успешно обманывать себя, если суровая правда жизни так очевидна.
  • бесстрастное, ироническое и слегка презрительное отношение к окружающим
  • могут быть очень заботливыми по отношению к другим людям, хотя и продолжают при этомнуждаться в сохранении защитного личного пространства.
  • Их нельзя назвать совершенно безэмоциональными – холодность и недоступность в общении с людьми может сочетаться с сильной привязанностью к животным. Их может отличать страстная увлеченность какой-либо негуманитарной наукой, например, математикой или астрономией, где они в состоянии подарить миру творческие идеи высокой ценности. В высказываниях может звучать неожиданная теплота к людям, которых они мало знают или очень давно не видели. Им свойственна завороженность неодушевленными объектамии, метафизическими конструкциями, привлекшими их интерес.
  • часто тянутся к тем, кто имеет противоположные, вызывающие зависть стремления, шизоидов нередко привлекают теплые, экспрессивные, социабельные люди, например, истерические личности.
  • страдают от значительной тревоги по поводу базальной безопасности (чувство собственной незащищенности, слабости, беспомощности, незначительности в этом предательском, атакующем, унижающем, злом, полном зависти и брани мире). Чувствуя себя подавленными, они прячутся – или буквально уходя в отшельничество, или погружаясь в свои фантазии
  • в сексуальном плане некоторые шизоидные люди оказываются удивительно безразличными, часто несмотря на способность функционировать и получать оргазм. Чем ближе Другой, тем сильнее страх, что секс означает западню. Партнеры шизоидных личностей иногда жалуются на механистичность или бесстрастность их манеры любить.
  • наиболее адаптивной и волнующей способностью шизоидных личностей является их креативность.Более нарушенные индивиды данной категории пребывают в своем личном аду, где их потенциальные способности поглощаются страхом и отстраненностью. Сублимация аутистического ухода в творческую активность составляет главную цель терапии с шизоидными пациентами.
  • самоуважение людей с шизоидной динамикой часто поддерживается индивидуальной творческой деятельностью. При этом для них более важными оказываются именно аспекты личностной целостности и самовыражения, а не сторона самооценки. Шизоид стремится к подтверждению его исключительной оригинальности и уникальности. Подтверждение должно быть скорее внутренним, чем внешним, и, благодаря высоким стандартам в творчестве, шизоиды нередко бывают резко самокритичны.
  • накопленные восприятия пациента как исключительного, уникального, непонятого гения или недостижимого мудреца
  • не особенно озабочены тем, правы они или нет с общепринятой точки зрения.
  • характерна частая увлеченность различными философиями, идеями усовершенствования мира, схемами построения здорового образа жизни (за счет необычных диет, спортивных занятий), особенно если для этого не надо непосредственно иметь дело с другими людьми.
  • высоким может оказаться риск пристрастия к наркотикам и алкоголю с целью получения удовольствия.
  • шизоид не умеет преподнести себя в выгодном свете, не отличается красноречием. Неловкий, неестественный, с бедной мимикой, он часто говорит монотонным, невыразительным голосом, делая гигантские паузы между словами. Все это, конечно, не облегчает взаимопонимания между ним и окружающими людьми. Понять шизоида очень сложно: во рту — «каша», в словах — путаница, он сыплет умными терминами и не пытается быть понятным. Типичный пример: шизоид-Гегель, который читал лекции единственному записавшемуся к нему студенту — Людвигу Файербаху.
  • Погруженного в себя шизоида мало заботит то, как он выглядит. Пиджак с оторванными пуговицами и потертыми локтями, штаны, «пузырящиеся» на коленях, разные носки, видавшие виды, полуистлевшие ботинки вполне в его стиле. Давно не мытые волосы, неаккуратно подстриженные ногти, нелепая, вышедшая из моды одежда, зачастую надетая наизнанку, дополняют его портрет. Типичный шизоид – этакий Человек рассеянный с улицы Бассейной, который вместо шляпы в спешке нахлобучил на голову сковородку, а «вместо валенок перчатки натянул себе на пятки».
  • по телосложению чаще всего являются эктоморфами

. (сравнительно короткая верхняя часть тела, длинные руки и ноги, узкие ступни и кисти, а также небольшой корпус и относительно узкие плечи. Эктоморфы обычно имеют длинные тонкие мышцы, которые наращиваются крайне медленно, и весьма ограниченные запасы жира)

  • Одним типом отношений, который, возможно, провоцирует избегание у ребенка, являетсяпокушающийся, сверхвовлеченный, сверхзаботливый тип воспитания. Клиницисты, наблюдающие пациентов-мужчин с шизоидными чертами, как правило, обнаруживают в семейном основании соблазнительную нарушающую границы мать и нетерпеливого, критикующего отца. Нервные окончания у шизоидов находятся ближе к поверхности, чем у всех остальных. Родственники часто рассказывают, что в детстве их угнетал избыток света, шума или движения.
  • Шизоидные черты проявляются уже в раннем детстве. Детство характеризовалось одиночеством и пренебрежением родственников. Маленький шизоид часто удивляет окружающих тем, что любит играть в одиночестве, в отдалении от других детей. Его лучшими друзьями очень рано становятся книги; уединяясь с ними, он забывает обо всем на свете. Сверстники, с их шумными играми и забавами, маленького «профессора» не привлекают. С куда большим интересом он прислушивается к разговорам взрослых, изредка вставляя в них свои не всегда понятные и совсем не детские высказывания.
  • При общении с такими людьми не стоит навязываться, спешить, подменять или подавлять, входить в их личное пространство. Наслаждайтесь его интеллектом.  Займитесь совместными делами: коллекционированием, рыбалкой, шахматами, вступите в бардовский клуб. Не пытайтесь затюкать шизоида (это слишком легко!). Помните народную мудрость: если физик идет на рыбалку, значит, это нужно физике. Не вытаскивайте шизоида в люди! И не пытайтесь показать ему «настоящую жизнь»! Это чревато инфарктами. Когда ваш шизоид разобьет сервис, сломает стул, на котором сидит, и уронит утюг на кота, сделайте вид, что ничего не случилось. Когда он забьется в угол, не забудьте принести бутерброды и чай!
  • Совместная жизнь с шизоидом – удовольствие на любителя. Он не заботится о семье, наоборот, абсолютно беспомощный в быту, он сам нуждается в чьей-то опеке. Впрочем, в еде он неприхотлив, – духовная пища заботит его куда больше. Внешний вид избранника или избранницы тоже не особенно его волнует. Умный, интеллектуальный, при этом достаточно практичный партнер, разделяющий его взгляды и не слишком лезущий к нему в душу, мог бы составить его счастье. Кому-то удается встретить свою музу, найти некоего посредника между собой и окружающим миром, а кто-то выбирает жизнь в одиночестве, чтобы никто не отвлекал от фантазий и книг, не требовал выполнения домашних обязанностей, не ругал за грязные тарелки и разбросанные по квартире носки.

Примеры из жизни:


Архимед был так поглощен наукой, что порой забывал поесть, попить и поспать. Где бы он ни находился и что бы ни делал, великий изобретатель не прерывал своих ученых размышлений. Моясь в бане, он задумчиво изрисовывал геометрическими фигурами свое намазанное маслом тело, сидя перед очагом, чертил круги и треугольники прутиком по золе. Когда однажды во время купания он случайно открыл закон вытеснения жидкости, то пришел в безудержный восторг. С криком «Эврика!» он выскочил из ванной и побежал, в чем мать родила, по улицам Сиракуз.
Архимед спешил домой, чтобы поскорее испробовать свою знаменитую теорию, которая впоследствии так замечательно подтвердилась. А что уж там подумают о нем, носящемся по городу голышом, почтенные горожане – мало волновало знаменитого ученого.
Таков же и шизоид: он живет в мире своих идей, занимается только тем, что ему интересно, никого и ничего не замечая вокруг.

Существует легенда, что Эйнштейн в молодости, будучи бедным и никому не известным, все время ходил в одном и том же растянутом, старом свитере. «Не все ли равно? Меня же здесь никто не знает», — отвечал только что приехавший в Америку ученый на критические замечания окружающих. Когда же, став богатым и знаменитым, он так и не расстался с дырявыми обносками, то мотивировал это уже иначе: «Какая разница? Меня и так все знают»…

Жил-был очень стеснительный британский лорд Генри Кавендиш. Он избегал женщин, общался со слугами с помощью записок, а чтобы не пересекаться со служанками, всегда спускался по пристроенной наружной лестнице. Но в свет выходил Кавендиш редко: все что-то там писал в своей норке, ставил опыты и делал заметочки, складывая их в стол. А потом он умер. Похоронили Кавендиша согласно завещанию: наглухо замуровали в склеп и ни оставили никакой надписи, указывающей на то, кто здесь похоронен. После лорда не осталось ни одного портрета, зато нашелся архив: 20 толстенных тетрадей. Разобрав их, ученые поняли, что Кавендиш был великим физиком и химиком, все его работы были опубликованы и теперь имя этого шизоида знает любой физик-студент.

Для диагностики шизоидного расстройства личности состояние должно соответствовать по меньшей мере четырем из нижеследующих качеств или поведенческих стереотипов:
1) лишь немногие виды деятельности доставляют радость;
2) эмоциональная холодность, дистанцированность
3) снижена способность к выражению теплых, нежных чувств или гнева к окружающим;
4) внешнее безразличие к похвале и критике окружающих;
5) сниженный интерес к сексуальному опыту с другими людьми (с учетом возраста);
6) почти постоянное предпочтение уединенной деятельности;
7) чрезмерная углубленность в фантазирование и интроспекцию;
8) отсутствие близких друзей (в лучшем случае не более одного) или доверительных отношений и нежелание их иметь;
9) отчетливо недостаточный учет социальных норм и требований, частые ненамеренные отступления от них.

***********************************************************************

 Запись на консультацию

Пятничная перекличка: над чем вы сейчас работаете в вашей терапии?

Пятничная перекличка: над чем вы сейчас работаете в вашей терапии?

(transurfer

За последние две недели на основе опыта сильной и хронической физической боли я многое смогла сформулировать для себя по поводу душевной боли, потому что у них много общего. Если не ошибаюсь, за физическую боль и за душевную отвечает один и тот же участок мозга.1. Боль организует всю жизнь человека вокруг себя. Сознательно или бессознательно, единственным смыслом жизни человека становится уменьшение или избегание боли. Именно это ложится в основу планирования каждого дня, месяца, года. Все остальные источники мотивации отходят на другой план.


2. Боль забирает очень много внутренних ресурсов, и в человеке остается очень мало сил на доброту, эмпатию и внимание к нуждам других людей.
3. За исключением тех людей, на которых возлагается надежда на избавление от боли. К ногам этих людей бросают все, что есть, включая себя целиком, и слепо верят им во всем, независимо от красных флажков, флагов и транспарантов с предупреждениями, что это токсичный шарлатан/жабстер/нарцисс и юзер.

4. Есть медикаменты, которые снижают остроту боли. В идеале человек, принимающий эти медикаменты, должен использовать ситуацию, когда боли стало значительно меньше, для ее исцеления и профилактики. Если речь о физической боли, то это процедуры, упражнения, изменение образа жизни. Если о душевной — то это терапия и проработка причин боли в обстановке, когда, наконец-то, можно начать с ней разбираться, а не только бессильно орать от нее. Но многие люди, получив медикаментозное избавление от боли, предпочитают забыть о ней и всем, что с ней связано. И через какое-то время доза обезболивающего перестает работать, и боль возвращается с новой силой, и человек просит новую дозу. С душевной болью — все тоже самое: если все свои силы тратить на ее избегание, она будет возвращаться с утроенной силой.

5. Самый первый острый приступ боли запоминается надолго, потому что он оглушает, обезоруживает и пугает. Память об этом шоке сохраняется даже тогда, когда у человека появились ресурсы от этой боли не разрушаться, и поэтому даже будучи способным боль встретить и пережить, человек будет панически бояться как ее, так и все, что с ней связано. И таким образом, к сожалению, только способствует ее усилению.

6. Боль делает мировоззрение и угол взгляда на мир очень узким, и доступные способы избавления от боли просто выпадают из поля зрения. Человек может каждый день ходить мимо возможности избавиться от боли, и не видеть ее в упор. Также человек не имеет возмжоности спокойно прислушаться к себе, чтобы понять, от чего болит больше, а от чего меньше.


7. Самый надежный способ работы с болью — это идти к ней, а не от нее.
Что у вас на этой неделе происходило интересного в терапии?

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Виктор Франкл: «Десять тезисов о личности»

Виктор Франкл: «Десять тезисов о личности»

Публикуем «Десять тезисов о личности» Виктора Франкла, в которых знаменитый австрийский психиатр рассказывает об экзистенциальной основе существования человека, и объясняет, что такое «целостная личность», почему человек не детерминированирован влечениями, как гласит психоанализ, а ориентирован на создание смыслов, и как попытка возвыситься в классе, массе или расе на самом деле ведёт  к отречению от личности.

Мы уже неоднократно обращались к работам знаменитого австрийского психиатра Виктора Франкла (почитайте фрагменты его потрясающей книги «Сказать жизни «Да!». Психолог в концлагере» или послушайте его речь о том, зачем нужно переоценивать людей),  который сумел на основе своего нелёгкого военного опыта создать уникальный метод , основанный на поиске и анализе смыслов существования — во всех проявлениях жизни, даже самых ужасающих. Одну из основных идей своего метода Франкл упаковывает в простую формулу:

Человек не должен спрашивать, в чём смысл его жизни, но, скорее должен осознать, что он сам и есть тот, к кому обращён этот вопрос.

В статье, которую мы сегодня предлагаем вашему вниманию, описываются тезисы, которые лежат в основе теории личности Франкла, состоящей из трёх частей: учения о стремлении к смыслу, учения о смысле жизни и учения о свободе воли. При этом стремление к осознанию смысла жизни он считает врожденным, и именно этот мотив, по Франклу, является ведущей силой развития личности. Универсальных смыслов не бывает — они уникальны для каждого человека, и ежесекундно мы создаём и реализуем эти смыслы, реализуя тем самым себя.

Десять тезисов о личности

Как только речь заходит о личности, в нашем сознании невольно всплывает другое понятие, с которым пересекается понятие личности — понятие «индивидуума». Первый тезис, который мы выдвигаем, состоит как раз в следующем:

 

I

Личность есть индивидуум, личность есть нечто неделимое — ее нельзя разделить или расщепить, так как она представляет собой единое целое. Никогда при так называемой шизофрении или «расщеплении сознания» дело не доходит до действительного расщепления личности. Применительно к другим болезненным состояниям в клинической психиатрии речь также не идет о расщеплении личности, сегодня речь идет уже не о «двойном сознании», но, скорее, о меняющемся сознании. И когда Блейлер вводил понятие шизофрении, ему едва ли виделось действительное расщепление личности, скорее отщепление от нее определенного комплекса ассоциаций — возможность, в которую верили его современники, стоявшие под знаменем ассоциативной психологии того времени.

 

II

Личность не только неделима, но и неслагаема; т. е. ее не только нельзя разложить на части, но нельзя и синтезировать из отдельных частей — поскольку она представляет собой не только единство, но и целостность. Поэтому личность не может стать выше в структурах более высокого порядка — например, в массе, в классе или в расе: все эти «единства», или «целостности», более высокого, чем личность, порядка, носят не личностный, а в высшей степени псевдоличностный характер. Человек, который рассчитывает возвыситься в них, в действительности в них просто тонет; «возвышаясь» в них, он, в сущности, отрекается от себя как от личности.

В отличие от личности органическая материя как раз вполне делима и вполне синтезируема. По крайней мере, это нам доказали известные эксперименты Дриша с морскими ежами. И более того: делимость и соединимость являются условием и предпосылкой такого важного явления жизни, как размножение. Отсюда следует не больше и не меньше как факт, что личность как таковая не может размножаться. Размножается организм, сотворенный родительскими организмами; личность же, личный дух, духовная экзистенция — их человек не может передать другому.

 

III

Каждая отдельная личность есть нечто абсолютно новое. Давайте задумаемся: отец после соития весит на пару граммов меньше, а мать после родов — на пару килограммов; однако дух не поддается никакому учету. Разве родители, когда при рождении их ребенка возникает новый дух, становятся беднее духом? Или, когда в ребенке возникает новое Ты — новое существо, которое может сказать о себе «я», — разве его родители после этого могут сказать про себя «я» хоть на йоту меньше? Мы видим, что с каждым человеком, который приходит в мир, в бытие, в действительность входит нечто абсолютно новое; ведь духовная экзистенция непередаваема, ребенок не наследует ее от родителей. Наследуется лишь строительный материал — но не строитель.

 

IV

Личность духовна. А значит, духовную личность эвристично противопоставить психофизическому организму. Организм есть совокупность органов, иначе говоря, инструментов. Функция организма — задача, которую он должен выполнять для личности, которая является его носителем и носителем которой служит он, — прежде всего инструментальная, а также экспрессивная: личности нужен ее организм, чтобы иметь возможность действовать и выражать себя. Являясь в этом смысле инструментом, организм есть средство для достижения цели и как таковой имеет практическую полезность. Понятию полезности противостоит понятие достоинства; достоинством же обладает только личность, причем независимо от какой бы то ни было витальной или социальной полезности (1).

Лишь тот, кто не понимает этого, и тот, кто об этом забывает, может считать эвтаназию оправданной. Те же, кто знает о достоинстве, о безусловном достоинстве каждой отдельной личности, с глубоким почтением относятся к человеческой личности — в том числе и к больным людям, включая и неизлечимых больных и неизлечимых душевнобольных. Ведь на самом деле вообще не существует «духовных» заболеваний. Ибо «дух», сама духовная личность, вообще не может заболеть, она сохраняется даже в случае психоза, пусть даже практически «невидима» для психиатра. Однажды я сформулировал это в качестве психиатрического кредо: верить в сохранение духовной личности в том числе и за очевидной симптоматикой психотического заболевания; ибо, если это не так, то для чего врачу приводить в порядок или «чинить» сам психофизический организм? Действительно, тот, кто видит лишь этот организм и упускает из виду стоящую за ним личность, должен быть готов подвергнуть эвтаназии организм, не поддающийся починке, в силу утраты этим организмом практической полезности: ведь он ничего не знает о не зависящем от этой полезности достоинстве личности. Мыслящий таким образом врач представляет свою работу как «врачебную технику»; однако такое мышление показывает лишь, что больной является для него механизмом.

Не только заболевание относится лишь к психофизическому организму, а не к духовной личности, но и лечение. Об этом надо сказать в связи с вопросом о лейкотомии. Даже скальпель нейрохирурга — или, как принято говорить сегодня, психохирурга — не может коснуться духовной личности. Единственное, чего может достичь (или натворить) лейкотомия, это повлиять на психофизические условия, в которых находится духовная личность — в тех случаях, когда эта операция была показана, эти условия стабильно улучшались. Таким образом, целесообразность такого вмешательства зависит, в конечном счете, от тщательного взвешивания того, что является в данном случае меньшим и большим злом; следует взвесить, будет ли повреждение, которое может причинить операция, меньшим, чем то, которое существует вследствие болезни. В одном только этом случае оперативное вмешательство оправдано. В конце концов, всякому врачебному действию неизбежно свойственно чем-то жертвовать, т. е. расплачиваться меньшим злом за обеспечение условий, при которых личность, более не стесненная и не ограниченная психозом, может реализоваться и осуществить себя.

Одна из наших собственных больных страдала тяжелейшей навязчивостью и в течение многих лет подвергалась не только психоаналитическому и индивидуально-психологическому лечению, но также инсулиновой, кардиазоловой и электрошоковой терапии — и безуспешно (2). После безуспешных попыток психотерапии мы рекомендовали лейкотомию, которая привела прямо-таки к поразительному успеху. Предоставим слово самой больной: «Я чувствую себя намного, намного лучше; я снова могу работать так, как в то время, когда я была здорова; навязчивые представления остались, но я могу бороться с ними; например, раньше я совсем не могла читать из-за них, мне приходилось все по десять раз перечитывать; теперь мне уже не надо ничего перечитывать». А вот как обстоит дело с ее эстетическими интересами — об исчезновении которых говорят многие авторы: «К музыке я, наконец, снова почувствовала большой интерес». А как обстоит с ее этическими интересами? Больная выражает живое сострадание и высказывает лишь одно, вытекающее из этого сострадания, желание: чтобы и другие, страдающие так же, как она когда-то, смогли получить такую же помощь! А теперь спросим ее о том, чувствует ли она, что она как-то изменилась: «Я живу теперь в другом мире; это нельзя по-настоящему выразить словами; раньше для меня не было места в мире, раньше я лишь прозябала в мире, но не жила; я была слишком измучена; теперь это ушло; то немногое, что еще всплывает, я смогу скоро преодолеть». (Остались ли Вы самой собой?) «Я стала другой». (Насколько?) «У меня теперь снова настоящая жизнь». (Когда Вы скорее были или стали «самой собой», до операции или после?) «Теперь, после операции; сейчас все гораздо естественнее, чем тогда; тогда все было навязчивым; для меня существовали только навязчивые представления; сейчас все скорее так, как оно должно быть; я снова вернулась назад; до операции я вообще была не человеком, а лишь обузой для человечества и для меня самой; теперь и другие люди мне говорят, что я стала совсем другой». На прямой вопрос, не потеряла ли она свое Я, она ответила следующее: «Я потеряла его раньше; после операции я снова вернулась к самой себе, к моей личности». (При расспросах мы намеренно избегали этого слова!) Таким образом, эта женщина скорее стала человеком после операции — стала «самой собой» (3).

Но не только физиология, оказывается, не доходит до личности, но и психологии это также не удается — по крайней мере тогда, когда она впадает в психологизм. Чтобы увидеть личность или, по меньшей мере, подойти к ней категориально адекватно, требуется, скорее, ноология.

Как известно, когда-то существовала «психология без души». Она давно преодолена, однако сегодняшняя психология все же не может избежать упрека в том, что она часто является психологией без духа. Эта без-духовная психология, как таковая, не только слепа к достоинству личности, как и к самой личности, но не видит и ценностей — она слепа к ценностям, которые представляют собой ценностный коррелят личностного бытия, к миру смыслов и ценностей как космосу, — слепа к логосу.

Психологизм проецирует ценности из пространства духовного на плоскость душевного, где они становятся многозначными: на этой плоскости, психологической или патологической, уже нельзя провести различия между видениями Бернадетты и галлюцинациями какой-нибудь истерички. На лекциях я обычно так поясняю это студентам: я указываю им на то, что по двумерному чертежу круга уже нельзя восстановить, является ли он проекцией трехмерного шара, конуса или цилиндра. В психологической проекции совесть превращается в «супер-эго» или в «интроекцию» «образа отца», а Бог становится «проекцией» этого образа — тогда как в действительности это психоаналитическое истолкование само представляет собой проекцию, а именно психологизирующую.

 

V

Личность экзистенциальна; это означает, что она не фактична, не принадлежит фактическому. Человек как личность — не фактическое, а факультативное существо; он существует как своя собственная возможность, в пользу которой или против которой он может принять решение. Человеческое бытие, как сказал Ясперс, есть бытие «решающее»: человек всегда решает, чем он будет в следующее мгновение. И как решающее бытие оно является диаметральной противоположностью тому, как оно понимается в психоанализе: а именно, влекомому бытию. Человеческое бытие, как я снова и снова подчеркиваю, в своей глубинной основе есть бытие ответственное. Это означает нечто большее, чем просто свободное бытие: в ответственности содержится еще и «зачем» человеческой свободы — то, ради чего человек свободен, за что или против чего он принимает решение.

Тем самым, в противоположность психоанализу, личность в экзистенциальном анализе, как я пытался его очертить, понимается не как детерминированная влечениями, а как ориентированная на смысл. Под экзистенциально-аналитическим углом зрения, — в отличие от психоаналитического — она стремится не к наслаждению, а к ценностям. В психоаналитической концепции сексуального влечения (либидо!) и в концепции социальной принадлежности индивидуальной психологии (чувство общности!) мы видим не что иное, как состояние дефицита более фундаментального феномена — любви. Любовь всегда представляет собой отношение между некоторым Я и некоторым Ты. Из этого отношения в психоаналитической картине осталось лишь «оно», т. е. сексуальность, а в картине, нарисованной индивидуальной психологией, — безличная социальность, можно сказать, «das Man».

Если психоанализ рассматривает человеческое бытие как подчиненное стремлению к наслаждению, а индивидуальная психология — как определяемое «волей к власти», то экзистенциальный анализ видит его как пронизанное стремлением к смыслу. Он знает не только «борьбу за существование» и, помимо этого, при необходимости еще и «взаимопомощь» (Петр Кропоткин), но еще и сражение за смысл бытия — и взаимную поддержку в этом сражении. По сути, именно такой поддержкой и является то, что мы называем психотерапией: она есть, по сути, «медицина личности» (Поль Турнье). Отсюда понятно, что в психотерапии речь, в конечном счете, идет не о переключениях динамики аффектов и энергетики влечений, а об экзистенциальной перестройке.

 

VI

Личность соотносится с Я, а не с Оно; она не находится под диктатом Оно — диктатом, которым, возможно, в определенном смысле страдал Фрейд, раз он уверял, что Я не является хозяином в собственном доме. Личность, Я не только в динамическом, но и в генетическом отношении никоим образом не выводится из Оно, из сферы влечений: понятие «влечения эго» следует отклонить как весьма и весьма внутренне противоречивое. Но личность тоже неосознаваема, а духовность в своих истоках, откуда она берет начало, не только может быть, но обязательно неосознаваема. В своих истоках, в своей основе дух не поддается рефлексии и является поэтому чисто бессознательной инстанцией. Таким образом, надо четко различать то инстинктивное бессознательное, с которым одним имеет дело психоанализ, и духовное бессознательное. К бессознательной духовности относится и бессознательная вера, бессознательная религиозность — как бессознательная, и даже нередко вытесняемая, связь человека с запредельным. Открытие этой бессознательной религиозности является заслугой К.Г. Юнга, но его ошибка состояла в том, что он локализовал эту бессознательную религиозность там, где находится бессознательная сексуальность — в сфере бессознательных влечений Оно. Однако к вере в Бога и к самому Богу я не испытываю влечения, я должен сам принять решение «за» или «против». Религиозность связана с Я — либо ее нет совсем.

 

VII

Личность не только есть единство и целостность (см. тезисы 1 и 2), она еще и создает единство и целостность: она создает телесно-душевно-духовное единство и целостность, которой и является человек. Это единство и целостность создается, основывается и обеспечивается только личностью — только личность его выстраивает, держит на себе и гарантирует. Нам, людям, духовная личность известна вообще лишь в едином существовании с ее психофизическим организмом. Таким образом, человек представляет собой точку пересечения, перекресток трех уровней бытия (4): телесного, душевного и духовного. Эти уровни бытия нельзя достаточно четко отделить друг от друга (см.: К. Ясперс, Н. Гартман). Поэтому было бы неверно говорить о том, что человек «состоит из» телесного, душевного и духовного начал: он есть именно единство или целостность, но внутри этого единства или целостности духовное в человеке «противостоит» телесному и душевному в нем. Это и составляет то, что я однажды назвал ноопсихическим антагонизмом. Если психофизический параллелизм неизбежен, то ноопсихический антагонизм факультативен: это всегда лишь возможность, простая потенциальность — правда, потенциальность, к которой всегда можно апеллировать (и к которой врачу и следует апеллировать). Против такого могущественного противника, как психофизика, всегда важно призвать на помощь то, что я как-то назвал «упрямством духа». Психотерапия не может обойтись без обращения к нему, и я назвал это вторым — психотерапевтическим — кредо: вера в способность человеческого духа при всех условиях и при всех обстоятельствах каким-то образом отстраиваться и отодвигаться на плодотворную дистанцию от психофизического начала. Если бы — в соответствии с первым, психиатрическим кредо — речь не шла о том, чтобы «починить» психофизический организм, чего с нетерпением ждет целостная, несмотря на все заболевания, духовная личность, то мы были бы совершенно не в состоянии призывать (в соответствии со вторым кредо) духовное в человеке к упрямому противостоянию телесно-душевному в нем, поскольку тогда не было бы ноопсихического антагонизма.

 

VIII

Личность динамична: как раз благодаря тому, что она может дистанцироваться и отстраиваться от психофизического начала, духовное вообще проявляет себя. Мы не должны гипостазировать духовную личность как динамичную и поэтому не можем квалифицировать ее как субстанцию — по крайней мере, как субстанцию в преобладающем смысле этого слова. Существовать, экзистировать — значит выходить за свои пределы и вступать в отношение к самому себе, а в отношение к самому себе человек вступает постольку, поскольку он как духовная личность относится к себе как к психофизическому организму. Это самодистанцирование от себя как психофизического организма как раз конституирует духовную личность как таковую. Только когда человек сталкивается с самим с собой, выделяются впервые его духовное и телесно-душевное начала.

 

IX

Животное не является личностью уже потому, что оно не в состоянии подняться над самим собой и отнестись к себе самому. Поэтому у животного нет мира как коррелята личности, а есть лишь среда. Если мы попытаемся экстраполировать отношение «животное — человек» или «среда — мир», то придем к «сверх-миру». Для того, чтобы определить соотношение (узкой) среды животного к (более широкому) миру человека и этого последнего к (всеохватывающему) сверх-миру, напрашивается сравнение с золотым сечением. В соответствии с ним меньшая часть относится к большей так же, как большая часть к целому. Возьмем в качестве примера обезьяну, которой сделали болезненный укол для того, чтобы получить сыворотку. Способна ли обезьяна когда-либо понять, почему ей приходится страдать? Из своей среды она не в состоянии прислушаться к соображениям человека, который включает ее в свой эксперимент; ведь человеческий мир, мир смысла и ценности, для нее недоступен. Она не дотягивается до него, в его измерение она не может войти. Но не следует ли нам предположить, что над человеческим миром, в свою очередь, расположен превосходящий его и недоступный человеку мир, смысл, точнее, «сверх-смысл» которого только и может придать смысл всему человеческому страданию? Человек может постичь сверх-мир не больше, чем животное из своей среды может понять более широкий человеческий мир. Он, однако, может уловить его в предчувствии — в вере. Прирученному животному неведома цель, для которой человек его запрягает. Откуда же тогда человек может знать сверх-смысл мира как целого?

 

X

Личность постигает саму себя не иначе как через трансцендентное. Более того: человек также является человеком лишь в той мере, в которой он понимает себя через трансцендентное — он личность лишь в той мере, в какой он из личности исходит («персонирует»), отзываясь на зов трансцендентного и наполняясь им. Этот зов трансцендентного он слышит и в голосе совести.

Для логотерапии религия является и может быть лишь предметом — но не основанием. Логотерапия должна действовать по эту сторону веры в откровение и отвечать на вопрос о смысле по эту сторону развилки теистического и атеистического мировоззрений. И если она, таким образом, рассматривает феномен веры не как веру в Бога, но как более широкую веру в смысл, то она имеет полное право затрагивать феномен веры и заниматься им. В этом понимании она сходится с Альбертом Эйнштейном, по мнению которого, ставить вопрос о смысле жизни значит быть религиозным5.

Смысл является той каменной оградой, за которую мы не можем выйти, которую мы должны, скорее, принять: этот последний смысл мы должны принять, потому что мы не можем спрашивать дальше — потому что попытка ответить на вопрос о смысле бытия всегда предполагает бытие смысла. Короче говоря, человеческая вера в смысл является трансцендентальной категорией в смысле Канта. Со времен Канта нам известно, что некоторым образом бессмысленно задавать вопрос о категориях пространства и времени — просто потому, что мы не можем мыслить, а следовательно, и задавать вопрос, не предполагая существования времени и пространства. Точно так же человеческое бытие всегда есть бытие, направляемое смыслом, даже если самому человеку об этом неведомо: всегда есть определенное пред-знание смысла, и предчувствие смысла лежит в основе того, что называется «стремлением к смыслу». Хочет он того или нет, признает он это или нет, но человек, пока он дышит, всегда верит в смысл. Даже самоубийца верит в смысл, если не в смысл жизни, ее продолжения, то в смысл смерти. Если бы он действительно не верил ни в какой смысл, абсолютно ни в какой — он не смог бы пошевелить и пальцем и тем самым покончить с собой.

Источник: Франкл В. Десять тезисов о личности

  Запись на консультацию

Лисса Рэнкин: силой мысли мы в состоянии вылечиться от ЛЮБОЙ болезни!

Лисса Рэнкин: силой мысли мы в состоянии вылечиться от ЛЮБОЙ болезни!

Известный врач и ученый Лисса Рэнкин в своей лекции на TED рассказала о том, что ей удалось узнать за годы исследования эффекта плацебо. Она на полном серьезе считает, что наши мысли влияют на нашу физиологию. И что с помощью одной только силы мысли мы в состоянии вылечиться от любой болезни.

Лисса Рэнкин: силой мысли мы в состоянии вылечиться от ЛЮБОЙ болезни!

Рэнкин нашла конкретные доказательства того, что наши тела имеют свою собственную врожденную систему по самообслуживанию и ремонту. Она провела исследование с участием 3500 человек, которые получили диагноз о неизлечимой болезни: рак, ВИЧ, сердечно-сосудистые заболевания и т.д. Всем им нечего было терять. Все они мысленно уже попрощались с жизнью. Лисса стала давать им таблетки плацебо. Только добровольцы этого не знали: они думали, будто им дают новое, ультраэффективное лекарство от их болезни. И многие из них сумели вылечиться! В своей лекции доктор рассказывает о господине Райте, который с помощью пилюль плацебо сократил размер своей раковой опухоли в два раза! Она уменьшилась только потому, что он сам верил, что она должна уменьшиться! Вот главные мысли из 18-минутной лекции.

Может ли сознание исцелить тело?

И если да, то есть ли доказательства, которые могли бы убедить в этом врачей-скептиков вроде меня?

Я исследовала плацебо все последние годы своей научной карьеры. И теперь уверена в том, что и так, до меня, доказывали исследования на протяжении последних 50 лет: сознание действительно может исцелить тело.

Эффект плацебо — заноза в теле медицинской практики. Это неприятная правда, которая может лишить врачей возможности выпускать все новые и новые лекарства, пробовать все новые и новые методы лечения.

Но я думаю, что эффективность плацебо — это хорошая новость. Для больных, а не для врачей, разумеется. Потому что это железное доказательство того, что внутри каждого тела скрыт уникальный, неведомый нам пока механизм самоисцеления. Возможно, нам подарил его Бог!

Если вам тяжело в это поверить, вы можете изучить одну из 3500 историй о том, как люди сами, без медицинской помощи избавлялись от «неизлечимых» болезней. Речь идет о медицинских фактах, а не о красивых журналистских историях.

Четвертая стадия рака исчезла без лечения? ВИЧ-позитивные пациенты стали ВИЧ-негативными? Сердечная, почечная недостаточность, диабет, гипертония, заболевания щитовидной железы, аутоиммунные заболевания — все это исчезало!

Великолепный пример из медицинской литературы — это случай мистера Райта, изученный в 1957 году.

У него была запущенная форма лимфосаркомы. Дела пациента шли не очень хорошо, времени у него оставалось мало. У него были опухоли размером с апельсин в подмышках, на шее, в грудной и брюшной полостях. Печень и селезенка были увеличены, в легких набиралось по 2 литра мутной жидкости каждый день. Их нужно было дренировать, чтобы он мог дышать.

Но мистер Райт не терял надежды. Он узнал о замечательном лекарстве Кребиозене и умолял своего доктора: «Пожалуйста, назначьте мне Кребиозен, и все наладится». Но это лекарство не мог выписать по исследовательскому протоколу врач, который знает, что пациенту осталось жить меньше трех месяцев.

Лечащий врач доктор Уэст не мог этого сделать. Но мистер Райт был настойчив и не сдавался. Он продолжал клянчить лекарство, пока доктор не согласился назначить Кребиозен.

Он назначил дозу на пятницу следующей недели. Надеясь, что мистер Райт не дотянет и до понедельника. Но к назначенному часу тот был на ногах и даже прогуливался по палате. Пришлось давать ему лекарство.

А через 10 дней опухоли Райта уменьшились вдвое от прежнего размера! Они таяли как снежки в горячей духовке! Прошла еще пара недель после начала приема Кребиозена они совсем исчезли.

Райт танцевал от радости как сумасшедший и верил, Кребиозен — чудесное лекарство, которое вылечило его.

Он верил в это целых два месяца. Пока не вышел полный медицинский отчет о Кребиозене, в котором говорилось, что лечебный эффект этого препарата не доказан.

Мистер Райт впал в депрессию, и рак вернулся. Доктор Уэст решил схитрить и объяснил своему пациенту: «Тот Кребиозен был недостаточно хорошо очищен. Он был плохого качества. Но сейчас у нас есть сверхчистый, концентрированный Кребиозен. И это то, что надо!».

Затем Райту сделали инъекцию чистой дистиллированной воды. И его опухоли снова исчезли, а жидкость из легких ушла!

Больной снова стал веселиться. Все два месяца до тех пор, пока Медицинская Ассоциация Америки все не испортила, опубликовав общенациональный отчет, который определенно доказывал, что Кребиозен бесполезен.

Через два дня после того, как Райт услышал эту новость, он умер. Умер, несмотря на то, что за неделю до смерти сам управлял собственным легкомоторным самолетом!

Вот еще один известный медицине случай, который выглядит как сказка.

Родились три девочки. Роды принимала акушерка, в пятницу 13-го. И она стала утверждать, что все дети, рожденные в этот день, подвержены порче.

«Первая, — сказала она, — умрет до своего 16-летия. Вторая — до 21 года. Третья — до 23 лет».

И, как выяснилось позже, первая девочка умерла за день до своего 16-летия, вторая — до 21 года. А третья, зная, что случилось с двумя предыдущими, за день до своего 23-го дня рождения попала в больницу с гипервентиляционным синдромом и спрашивала врачей: «Я ведь выживу?». Той же ночью ее обнаружили мертвой.

Эти два случая из медицинской литературы — отличные примеры эффекта плацебо и его противоположности — ноцебо.

Когда мистера Райта вылечила дистиллированная вода — это хороший пример эффекта плацебо. Вам предлагают инертную терапию — и она каким-то образом работает, хотя никто не может этого объяснить.

Эффект ноцебо — противоположный. Эти три девочки, которых «сглазили» — яркий тому пример. Когда разум верит, что что-то плохое может случиться, это становится реальностью.

Медицинские издания, журналы, Новый Английский Медицинский журнал, журнал Медицинской Ассоциации Америки, — все они полны свидетельств эффекта плацебо.

Когда людям говорят, что им дают эффективное лекарство, но вместо этого вводят инъекции физраствора или дают пилюли с обычным сахаром, это часто оказывается даже более эффективно, чем настоящая хирургия.

В 18-80% случаев люди выздоравливают!

И дело тут не только в том, что им кажется, что они чувствуют себя лучше. Они на самом деле чувствуют себя лучше. Это измеримо. С помощью современных приборов мы можем наблюдать, что происходит в телах пациентов, принявших плацебо. Их язвы затягиваются, симптомы воспаления кишечника уменьшаются, бронихолы — расширяются, а клетки начинают выглядеть иначе под микроскопом.

То, что это происходит, легко подтвердить!

Мне нравятся исследования Рогейн. Есть группа лысых парней, вы даете им плацебо, и у них начинают расти волосы!

Или обратный эффект. Вы даете им плацебо, называете это химиотерапией, и людей начинает рвать! У них выпадают волосы! Это и вправду происходит!

Но действительно ли к этим результатам приводит только лишь сила позитивного мышления? Нет, считает ученый из Гарварда Тэд Каптчук.

Он утверждает, что уход и забота о пациентах со стороны медработников влияют даже больше, чем позитивное мышление. Иными словами, любой больной человек может выздороветь только в том случае, если в победу над болезнью верит не только он сам, но и его родные, и его лечащий врач (пусть лучше врет, чем говорит горькую правду). Это тоже доказывают исследования.

Какой должна быть «аптечка самоисцеления»?

Чтобы иметь возможность исцелять себя, чтобы быть здоровым человеком и функционировать на оптимальном уровне, нам нужны не просто хорошая диета или занятия спортом. Недостаточно просто хорошо высыпаться, принимать витамины и регулярно посещать врача. Это все хорошо и важно, но еще больше нам нужны здоровые отношения, здоровая рабочая обстановка, возможность вести творческую жизнь, здоровая духовная и сексуальная жизнь.

  • Внутренний фитиль

Для того, чтобы быть нормальным, здоровым человеком вам нужно то, что я называю вашим «внутренним фитилем». Это ваш внутренний компас, который всегда знает, в каком направлении вы должны двигаться. Вы должны знать, ради чего живете, и что вас должно ожидать в конце.

  • Широкий круг общения

Кроме того, критически важное значение для вашего здоровья имеют ваши отношения. Люди с крепким кругом общения вдвое реже страдают от сердечных болезней в сравнении с теми, кто одинок.

  • Семейные пары имеют вдвое больше шансов прожить долгую жизнь, чем люди, не состоящие в браке.

Исцеление своего одиночества — самая важная профилактическая мера, которую вы можете предпринять для своего крепкого здоровья.

Это действеннее, чем бросить курить или начать делать зарядку.

  • Духовная жизнь.

Она тоже имеет значение. Прихожане церквей живут в среднем на 14 лет дольше тех, кто в них не ходит.

  • Работа.

И она важна. В Японии люди часто умирают прямо на рабочем месте. Это называется синдромом кароши. Люди, которые не берут отпусков, в три раза чаще страдают от сердечных заболеваний.

  • Ваше отношение к жизни.

Счастливые люди живут на 7-10 лет дольше несчастных. Вероятность развития сердечных заболеваний для оптимиста на 77% ниже, чем для пессимиста.

Как это работает? Что такого случается в мозгу, что изменяет тело?

Мозг общается с клетками тела посредством гормонов и нейротрансмиттеров. Негативные мысли и убеждения мозг определяет как угрозу.

Вы одиноки, пессимистичны, что-то не так на работе, проблемные отношения… И вот, ваша миндалина уже кричит: «Угроза! Угроза!». Включается гипоталамус, затем гипофиз, который, в свою очередь, сообщается с надпочечниками, которые начинают выплескивать гормоны стресса — кортизол, норадерналин, адреналин. Ученый из Гарварда Уолтер Кеннет называет это «реакцией стресса».

Это включает вашу симпатическую нервную систему, которая вводит организм в состояние «Бей или беги». Это защищает вас, когда вы убегаете от льва или тигра.

Но в повседневной жизни в случае возникновения угрозы возникает та же самая быстрая стрессовая реакция, которая должна отключаться, когда опасность миновала.

К счастью, есть противовес. Его описал Герберт Бенсон из Гарвардского университета. Когда опасность уходит, мозг наполняет тело исцеляющими гормонами — окситоцином, допамином, окисью азота, эндорфинами. Они наполняют тело и очищают каждую клеточку. И удивительно то, что этот естественный механизм самовосстановления включается только тогда, когда нервная система расслаблена.

В стрессовой ситуации организму не до этого: ему нужно бороться или бежать, а не исцелять.

Когда ты задумываешься об этом, то спрашиваешь себя: как же я могу изменить этот баланс? Один отчет утверждает, что каждый день мы сталкиваемся примерно с 50 стрессовыми ситуациями.

Если вы одиноки, в депрессии, недовольны своей работой или у вас плохие отношения с партнером, это количество как минимум удваивается.

Так вот, когда вы принимаете таблетку, не зная, что это плацебо, ваш организм запускает процесс релаксации. Вы убеждены, что новое лекарство вам поможет, позитивный настрой тут как тут, и вас должным образом опекает медицинский работник… Это расслабляет нервную систему. Вот тогда-то и включается чудесный механизм самоисцеления.

Исследования показывают, что есть несколько эффективных способов расслабиться и запустить механизм самоисцеления:

  • Молитва;
  • Творческое выражение себя;
  • Массаж;
  • Йога или тай-цзи;
  • Прогулка с друзьями;
  • Занятие любимым делом;
  • Секс;
  • Игра с животным.

В общем, все что вам нужно, чтобы исцелить себя — это просто расслабиться. По-настоящему хорошо расслабиться.Хватит ли вам мужества принять эту правду, которое ваше тело и так уже знает? Природа может быть лучше медицины! И этому, как вы уже знаете, есть доказательства

*********************************************************************************Я завершила полное обучение у Жильбера Рено  около шести лет назад и  являюсь клиническим психологом со специализацией Recall Healing ( Исцеление воспоминанием)  ,  окончила полный курс  Биологики  у Роберто Барнаи и дополнила свое образование  обучением  в Школе Психосоматики PSY2.0, Все эти школы имеют одним из своих источников  ГНМ(Германскую Новую Медицину-GNM)Если Вы обращаетесь  ко мне   с проблемами здоровья, психосоматическими  проблемами  или повторяющимися ситуациями  в своей жизни , то практически всегда   я прошу Вас заранее заполнить и отправить мне клиентскую анкету, С ней вы можете ознакомиться здесь: моя анкета .  Само по себе заполнение анкеты бывает весьма терапевтично и полезно

***************************************************************************

Почему быстрые изменения не всегда хорошо.

Почему быстрые изменения не всегда хорошо.

Сергей Коваленко

1. Все явления, в том числе и те, что неприятны для нас, которые принято называть проблемами, имеют причины, удерживающие их в стабильном состоянии, которые часто принято называть функциями. Функция — это то, что несет практический смысл.

Как-то одна бабушка в порыве ненависти к своему новому дачному дому пыталась выдернуть не понравившееся ей бревно, которое лежало у почти у основания. И если бы её не попытались вовремя остановить, то, возможно, была бы ситуация, как с детскими горшочками в фильме операция «Ы», но с более серьезными последствиями.

В своем слепом эмоциональном, и не сильно задумываясь о возможных последствиях, порыве, она могла совершить большие разрушения.

(Возможно, где-то в глубине, она этого и хотела. Но речь не об этом).

Если не разобраться с тем, какую функциональную нагрузку несет симптом или проблема, и исходить только из того, что «это мне не нравится», то последствия могут быть самыми разными.

2. Существуют различные диагностические методики, позволяющие определять уровень стресса. Существует стресс полезный. Это тот, который в небольших количествах и время от времени. И стресс вредный, который постоянно и в больших количествах. В одном из таких тестов предлагается отметить события, которые произошли за (последний) период. Каждому событию в зависимости от его стрессовой значимости присваивается определенное количество баллов. В этом списке есть как негативные события, вроде увольнения или смерти близких, так и положительные, вроде свадьбы. Таким образом оценивается количество стрессовых событий за ближайшее время, т.е. имеет значение количество стресса, а не то, какие эмоции за ним стоят.

Любые резкие изменения в жизни, даже если они носят сугубо положительный характер, являются стрессом. Если в настоящий момент стресса и так хватает,то дополнительный стресс от изменений может быть избыточнм и вредным для здоровья.

Пусть примером для нас будут дайверы:

Чтобы избежать кессонной болезни, когда растворенный в крови кислород превращается в пузырьки и кровь «вскипает», водолазы проводят подъем с глубин постепенно, адаптируясь к промежуточной глубине. В таком случае они в безопасности. Резкое всплытие с глубин чревато серьезными последствиями для здоровья.

3. Согласованность эмоциональных и мыслительных процессов.

Часто быстрые изменения вызывают сильную эмоциональную реакцию. Еще бы — то, что так долго не происходило или мешало, наконец произошло или отошло! Осознание и подстройка тонких мыслительных процессов не всегда поспевает за более быстрым в своих реакциях эмоциональным мозгом. Недаром эмоционально мы реагируем на событие гораздо быстрее, чем успеваем полность осознать, что же нас в этом так “зацепило”.

Если у Вас был опыт беспечного бегания на переменках по школьным коридорам, то Вы можете вспомнить, как Вас время от времени, возможно, заносило на поворотах. В тех случаях, когда голова неслась быстрее, чем ноги, или ноги не поспевали за головой. Чтобы “заносов” не случалось необходимо соблюдать баланс и не бежать быстрее, чем вы можете целиком, а не самая Ваша быстрая часть.

4. Когда человек приходит к травматологу, он интересуется прогнозом выздоровления. Врач сообщает ему о том, что на то, чтобы срослись кости необходимо несколько месяцев. Это воспринимается, как данность. Никто не стремится снять гипс раньше положенного времени. Психику можно тоже представить себе, как орган, на восстановление которого требуется время. Однако, в современном сверхскоростном мире мы все чаще привыкли относиться к психике, как к лошади, которую, чтобы она ехала быстрее, необходимо постоянно подстегивать, не обращая внимание на её боль и усталость.

На формирование новых нейронных связей необходимо время. Психологические защиты, которые нам “мешают” стать лучше практически мгновенно, нуждаются в бережном к себе отношении. Важно помнить о том, что на то, чтобы “психологическая рана” затянулась требуется время.

“Если широко шагать, можно порвать штаны”.

Вместо итога:

Я говорил о том, что быстрые изменения — это не всегда хорошо.

Из этого не следует, что медленные изменения — это всегда хорошо.

Иногда, в некоторых ситуациях, где требуется решимость, и «промедление смерти подобно», а дальнейшее затягивание может только усугубить ситуацию, быстрые изменения даже желательны.

Я хотел подчеркнуть, что при любом действии важно помнить об осторожности и быть бережным к себе.

И в конечном итоге,- каждый сам для себя выбирает тот темп, который ему подходит.

На закуску притча:

Два монаха поспорили между собой, кто из них сможет быстрее вырастить цветок. Один из них так сильно хотел победить в их споре, что каждый день рукой немного вытягивал стебель своего цветка. В итоге, стебель цветка оборвался.

 

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Таблица «Личность пациента и реакция терапевта»

Таблица «Личность пациента и реакция терапевта»

 А. Колли, А. Танзилли, Дж. Димаджио и др.
Выдержка из статьи  «ЛИЧНОСТЬ ПАЦИЕНТА И РЕАКЦИЯ ТЕРАПЕВТА: ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ» (2013)
Описания реакций терапевта на определенные расстройства пациентов, составлены по данным,  согласно опроснику реакций терапевта по Сандлер-Вестер

Параноидный

Терапевт склонен чувствовать по отношению к этим пациентам,
что его критикуют, не уважают и обесценивают. Они боятся, что
скажут что-то неправильно, или должны воздерживаться от
совершения каких-либо агрессивных действий, лишь бы пациент
не взорвался, не потерял самообладание, или просто ушел.
Параноидные пациенты склонны накапливать сильные чувства и
неприязнь терапевта, который в работе с ними, может
испытывать раздражение и злость, и сдерживать сильные
эмоции от того, что его неправильно поймут и отвергнут.

Шизоидный

При работе с такими пациентами, терапевты склонны чувствовать
себя некомпетентными или неуместными. Они чувствуют
безнадежность и фрустрацию, испытывают больше сложностей,
чтобы наладить приемлемые отношения, будучи созвучными и
развивая чувство интимности с шизоидным пациентом. Они
беспокоятся, что не смогут помочь ему, или чувствуют, что
подводят его. Они даже могут подумать, что для пациента будет
лучше обратиться к другому терапевту или другому подходу.
Шизотипический
Во время сессий с такими пациентами терапевт ощущает скуку,
смущение и досаду. Они не ощущают своей вовлеченности в
сессии, у них есть ощущение отстраненности и самоустранения (к
примеру, они думаю не о том, о чем говорят).
Асоциальное поведение
При работе с пациентами, страдающих асоциальным
поведением, терапевт может ощущать, что его не понимают,
воспринимают в штыки, или отвергают и могут переживать
ярость и раздражение. Довольно часто они чувствуют, что их
используют или манипулируют, или подталкивают к
установлению жестких рамок сеттинга. Иногда терапевту
кажется, что он грубо или подло поступил в отношении этого
пациента, или разозлился на него, из-за того, что взялся за его
лечение.

Пограничный

Терапевта переполняют сильные эмоции и чувства. В
особенности, гораздо сильнее, чем в отношении других
пациентов, терапевт чувствует, что влип, но не осознает этого,
пока сессия не закончилась. Пограничные пациенты могут
«пугать» терапевтов, которые работая с ними, испытывают
крайнюю тревогу, давление и озабоченность. Терапевт также
может чувствовать себя некомпетентным или неуместным и
часто испытывает смущение и фрустрацию. Он переживает, что не сможет помочь такому пациенту и иногда винит себя, что
сделал ему больно или огорчил его, поскольку чувствует себя
ответственным за это. Относительно этих пациентов терапевт
намного чаще обращается к коллегам за советом. Они
«особенные» пациенты и во время сессий терапевт может пойти
на большие уступки или траты ради них, чего с другими
пациентами не происходит (к примеру, чаще, чем с другими
пациентами, они затягивают время сессии).

Истероидный

С таким пациентом терапевт не ощущает скуки или смущения.
Наоборот, он полностью погружен и поглощен сессиями.
Истероидные пациенты склонны требовать много внимания от
терапевта, который ощущает излишнюю вовлеченность, и
испытывают больше сложностей с поддерживанием границ
сеттинга. Например, терапевт, чаще, чем с другими пациентами,
воздерживается от высказывания своего мнения или точки
зрения по поднятым пациентом вопросам, но более открыт в
вопросах испытываемых чувств и личной жизни.

Нарциссический

Во время сессий с таким пациентом терапевту скучно, он
чувствует себя отстраненным и раздраженным. Терапевт не
чувствует своей причастности и этим часто фрустрирован.
Терапевт также чувствует, что его могут заменить, как будто он
ничего не значит для пациента. Терапевт может чувствовать, что
он неэффективен, обезоруженным тем, что его не замечают.

Избегающий

По отношению к таким пациентам терапевт может занимать
позицию защиты или заботы и утаивать свои страхи или
слабости. Они могут переживать своего рода чрезмерную
вовлеченность, к примеру, хотеть исправить какую-нибудь
неудачу или восполнить какую-нибудь брешь в отношениях этого
пациента с родителями или значимым другим. Действительно,
работая с пациентами, избегающего типа, терапевт часто
чувствует грусть или злость по отношению к людям, которые не
дали пациенту того, в чем он так нуждался. В то же время,
терапевт чувствует себя удовлетворенным или польщенным и
обнадежен результатами, которых достиг или достигает пациент
терапией.

Зависимый

Терапевт чувствует свою опеку, а также ощущает теплоту, почти
родительские чувства по отношению к пациенту. Пациент хочет,
чтобы ему дали то, чего он не получил от других и хочет, чтобы
его защитили. Терапевт справляется о таких пациентах у
родственников и значимых других чаще, чем о других пациентах.
Во время сессий они открывают свои чувства и личную жизнь
чаще, чем другие пациенты. Они чувствуют свою вовлеченность в
сессии и не ощущают смущения или избегания. Однако, они
часто ощущают тревогу или фрустрацию, и могут испытывать
чувство некомпетентности и неуместности. Они могут ощущать,
будто у них связаны руки или они втянуты в безвыходную
ситуацию.

Обсессивно-компульсивный

Терапевт не чувствует себя причастным или вовлеченным в
сессии. Во время терапии они могут испытывать раздражение,
скуку и отчуждение. Терапевт не в восторге от работы с такими
пациентами и не обсуждает их с коллегами чаще, чем других
пациентов

***************************************************************************

Надо ли быть рабой любви?

Надо ли быть рабой любви?

8aa4f05d52be
Отрывки из книги «Надо ли быть рабой любви?» Норвуд Робин — психотерапевт из Калифорнии. Ее книги, основанные на собственном врачебном опыте, принесли ей широкую известность.
В предлагаемой книге Р.Норвуд анализирует чувства и поведение женщин, которые любят слишком сильно, и предлагает пути своеобразного психотерапевтического исцеления от этой «болезни», мешающей полнокровно жить как самим женщинам, так и их мужчинам.

Когда нам не нравятся многие из основных черт его характера, его ценностей, способов поведения, но мы миримся с этим, думая, что, если мы станем достаточно нежными и привлекательными, то он захочет измениться ради нас, — мы любим слишком сильно.

  • Когда наши взаимоотношения создают угрозу нашему эмоциональному благополучию и, возможно, даже нашей безопасности и здоровью, — мы определенно любим слишком сильно.
  • Несмотря на все страдания и неудовлетворенность «слишком сильная любовь» обычна для многих женщин, почти уверенных в том, что такими и должны быть интимные отношения. Большинство из нас по меньшей мере однажды любило «слишком сильно». Для многих это стало повторяющейся темой в их жизни. Некоторые стали столь одержимы проблемами своего партнера и взаимоотношений с ним, что едва ли способны продолжать нормальную жизнь и деятельность.
  • «Пристрастие» — пугающее слово. Оно вызывает в воображении образы пристрастившихся к героину наркоманов, вонзающих под кожу иглы и ведущих явно саморазрушительный образ жизни. Нам не нравится это слово, и мы не хотим пользоваться им как понятием, описывающим наши отношения с мужчинами. Но многие, многие из нас были «наркоманками» по отношению к мужчинам. Как и любому другому наркоману, нам нужно признать остроту проблемы, прежде чем начать избавляться от нее.
  • Если вы когда-либо испытывали одержимую увлеченность мужчиной, то вы, наверное, подозревали, что корень вашей одержимости лежит не в любви, а в страхе. Все, кто одержим любовью, полны страхов — страха остаться одной, страха оказаться недостойной и нелюбимой, страха быть отвергнутой, покинутой или уничтоженной. Мы делимся любовью в отчаянной надежде на то, что мужчина — предмет нашей одержимости — позаботится о нас и избавит нас от страхов. Но вместо этого страхи (а также наша одержимость) усиливаются до тех пор, пока потребность давать любовь, чтобы получить взамен то же самое, не становится ведущей силой в нашей жизни. И поскольку наша стратегия каждый раз не срабатывает, мы начинаем любить еще сильнее. Мы любим слишком сильно.
  • Я впервые познакомилась с феноменом «слишком сильной любви» как со специфическим синдромом определенного образа мыслей, чувств и способов поведения после семи лет консультативной практики с людьми, злоупотребляющими алкоголем и наркотиками. Проведя сотни бесед с ними и с членами их семей, я сделала удивительное открытие: иногда клиенты, с которыми я разговаривала, росли в неблагополучных семьях, иногда — в благополучных, но их партнеры всегда воспитывались в очень неблагополучных семьях, где им пришлось испытать стрессы и страдания, значительно превышающие норму. Пытаясь справиться со своими безрассудными супругами, эти партнеры (известные в практике лечения алкоголизмакак «со-алкоголики») бессознательно воссоздавали и переживали заново важные аспекты своего детства.
  • Именно жены и подруги мужчин, обладающих болезненными пристрастиями, помогли мне понять природу «слишком сильной любви». Их биографии раскрыли их потребность в превосходстве и одновременно в страданиях, которые они испытывали в своей роли «спасительниц», и они же помогли мне здраво осмыслить их пристрастие к мужчинам, в свою очередь пристрастившихся к алкоголю или наркотикам. Мне стало ясно, что в таких парах оба партнера нуждаются в помощи, что оба они в буквальном смысле слова умирают от своих пристрастий: он — от последствий химического отравления, она — от последствий крайнего напряжения.
  • Эти женщины дали мне возможность понять, какое необычайно сильное влияние оказывают переживания детства на схему отношения к мужчинам в зрелом возрасте. У них есть что рассказать всем, кто любил слишком сильно, о том, как мы развиваем в себе предпочтение к сложным взаимоотношениям, как мы увековечиваем свои проблемы, но — что наиболее важно — и как мы можем измениться и вернуться к нормальной жизни.
  • Я не подразумеваю под этим, что только женщины способны любить слишком сильно. Некоторые мужчины практикуют одержимость во взаимоотношениях с не меньшим рвением, чем любая женщина; их чувства и поведение берут свое начало в тех же самых переживаниях детства и отношениях в семье. Однако большинство мужчин с трудным детством не страдает одержимостью во взаимоотношениях с женщинами. В результате взаимодействия культурных и биологических факторов они обычно пытаются защитить себя и избегают страданий, преследуя внешние, а не внутренние цели, добиваясь чего-то безличного, а не личного. Они более склонны проявлять одержимость в работе, спорте или хобби, в то время как женщины склонны проявлять одержимость во взаимоотношениях, — возможно, с такими же травмированными и отчужденными мужчинами.

0jid8Gg2qBo

Вы любите мужчину, который вас не любит?

Безотносительно к конкретным деталям историй борьбы таких женщин — поддерживали ли они длительные и тяжелые отношения с одним мужчин или же переживали серию несчастных романов с многими мужчинами — их истории имеют много общего. Любить слишком сильно не означает любить слишком многих мужчин, или слишком часто влюбляться, или испытывать слишком глубокую и искреннюю любовь к мужчине. На самом деле это означает быть безрассудно увлеченной мужчиной и называть одержимость любовью, позволять ей контролировать свои эмоции и поведение, понимая, что она негативно влияет на здоровье и благополучие, но не находить в себе сил покончить с нею. Это означает мерить степень своей любви глубиной своих мучений.

  • Мы не можем рассмотреть в этой книге мириады проблем, возникающих в неблагополучных семьях, — для этого потребуется несколько томов совершенно иного содержания. Однако важно понять, что общей чертой всех неблагополучных семей является неспособность их членов обсуждать корень проблемы. Другие проблемы могут обсуждаться зачастую «до тошноты», но они лишь прикрывают те секреты, которые расстраивают нормальное функционирование семьи. Именно степень секретности — неспособность говорить о проблемах, а не об их последствиях — определяет степень семейного неблагополучия и тяжесть душевных травм, полученных в такой семье.
  • Члены неблагополучной семьи играют жестко определенные роли; все общение сводится к утверждениям, согласующимся с этими ролями. Члены такой семьи не вольны в полной мере выражать свои переживания, желания, чувства и потребности. Они ограничивают себя в этом так, чтобы их слова и поступки удовлетворяли тех, кто играет другие роли. Система ролей действует во всех семьях, но по мере смены обстоятельств члены семьи должны изменяться и адаптироваться к новой обстановке, чтобы семейная атмосфера оставалась здоровой. Например, проявление материнских чувств, уместное по отношению к годовалому ребенку, совершенно неуместно по отношению к тринадцатилетнему подростку, поэтому роль матери должна приспосабливаться к новой реальности. В неблагополучных семьях главные аспекты реальности отрицаются и роли остаются жестко фиксированными. Когда никто не может обсуждать вопросы, затрагивающие каждого члена семьи и семью в целом, когда такое обсуждение запрещается скрыто (меняется предмет беседы) или явно («Не следует говорить о таких вещах!»), мы учимся не доверять своим чувствам. Поскольку наша семья отрицает реальность, мы тоже начинаем отрицать ее. Это сильно замедляет развитие наших основных средств общения для контакта с другими людьми и овладения жизненными ситуациями. Особенно заметно это проявляется в поведении женщин, которые любят слишком сильно. Они не способны различить, что для них хорошо, а что плохо. Люди и ситуации, которые другим показались бы опасными, неудобными или разрушительными, не внушают им тревоги, поскольку у них нет способа реалистично оценивать их. Они не доверяют своим чувствам и не позволяют им вести нас. Вместо этого их неудержимо влечет к тем самым драмам, интригам и жизненным вызовам, которых другие люди с более здоровым и благополучным прошлым пытаются естественным образом избегать. Из-за этого влечения они получают еще более глубокие травмы, поскольку их, как правило, тянет к повторению ситуаций, пережитых в детстве. Они снова терпят всю эту боль.
  • Нижеследующие характеристики типичны для женщин, которые любят слишком сильно.

1. Как правило, вы росли в неблагополучной семье, где ваши эмоциональные потребности не удовлетворялись.
2. Получив в детстве мало настоящего тепла и ласки, вы стараетесь удовлетворить свою потребность опосредованно, становясь чрезмерно нежной и заботливой — особенно по отношению к мужчинам, которые вроде бы нуждаются в этом.
3. Поскольку вы так и не смогли изменить родителей и добиться от них тепла и ласки, вы остро реагируете на знакомый вам тип эмоционально недоступного мужчины. Вы снова пытаетесь изменить его своей любовью.
4. Страшась его ухода, вы готовы на все, чтобы сохранить взаимоотношения от распада.
5. Для вас нет ничего слишком неприятного, слишком дорогостоящего или отнимающего слишком много времени, если это «поможет» вашему мужчине.
6. Привыкнув к отсутствию любви в личных отношениях, вы готовы ждать и надеяться и все упорнее стараетесь порадовать своего мужчину.
7. Вы готовы взять на себя большую долю ответственности и вины за случившееся в ваших взаимоотношениях.
8. Ваша самооценка, держится на критически низком уровне. Внутренне вы не верите, что заслуживаете счастья; скорее вы считаете, что должны заслужить право наслаждаться жизнью.
9. Будучи с детства неуверенной в себе, вы испытываете отчаянную потребность контролировать своего мужчину и свои отношения с ним. Вы маскируете свои усилия контролировать людей и ситуации желанием «быть полезной».
10. Во взаимоотношениях с мужчинами вы гораздо теснее связаны со своей мечтой о том, как все могло бы сложиться, чем с реальной ситуацией.
11. Вы питаете болезненное пристрастие к мужчинам и к эмоциональным страданиям.
12. Вы можете быть эмоционально, а иногда и биохимически предрасположены к зависимости от наркотиков, алкоголя и/или определенной пищи, особенно от сладостей.
13. Сближаясь с людьми, чьи проблемы требуют решения, или попадая в хаотичные, неопределенные и эмоционально мучительные ситуации, вы избегаете мыслей об ответственности за свою личную жизнь.
14. У вас может появиться склонность к периодам депрессии, которые вы пытаетесь предупредить с помощью нервного возбуждения, возникающего при нестабильных взаимоотношениях.
15. Вас не привлекают добрые, надежные, стабильные, интересующиеся вами мужчины. Вы находите таких «славных парней» скучными.

  • Женщины, которые любят слишком сильно, придают мало значения собственной личности в любовных отношениях с партнером. Они тратят свою энергию на изменение партнера и его чувств к себе с помощью отчаянных манипуляций.
  • Для всех нас справедливо, что когда в эмоционально мучительных для нас ситуациях мы берем вину на себя, то фактически утверждаем, будто имеем власть над ситуацией: если мы изменимся, то страдания прекратятся. Данная подсознательная динамика лежит в основе самообвинения женщин, которые любят слишком сильно. Обвиняя себя, мы цепляемся за надежду понять, что мы сделали неправильно, и исправить ошибку.
  • Давайте еще раз посмотрим на характеристики женщин, которые любят слишком сильно. Разберем их подробно и по очереди.

1. Как правило, вы росли в неблагополучной семье, где ваши эмоциональные потребности не удовлетворялись.
Наверное, лучший способ достичь понимания данной характеристики — приступить сначала ко второй ее части: «…где ваши эмоциональные потребности не удовлетворялись». К «эмоциональным потребностям» относится не только ваша потребность в нежности и любви. Хотя этот аспект имеет важное значение, еще более важным является тот факт, что ваши чувства и ощущения во многом отрицались или игнорировались, а не встречали понимание и подтверждение.

Например, родители ссорятся. Ребенок испуган. Он спрашивает мать: «Почему ты сердишься на папу?» — «Я не сержусь», — отвечает мать с раздраженным и обеспокоенным видом. Ребенок приходит в замешательство, пугается еще больше и говорит: «Но я слышал, как ты кричала». Мать сердито отвечает: «Я уже сказала тебе, что не сержусь, но я рассержусь по-настоящему, если ты и дальше будешь приставать ко мне».

Теперь ребенок испытывает страх, замешательство, гнев и чувство вины. Мать утверждает, что его восприятие неверно, но если это так, то откуда взялось чувство страха? Ребенку приходится выбирать между мыслью о том, что он был прав и мать намеренно солгала ему, и убеждением, что его слух, зрение и остальные чувства лгут. Зачастую он остается в замешательстве, настраивая свое восприятие так, чтобы ему не приходилось испытывать дискомфорта, когда он не находит подтверждения своим чувствам. Это ослабляет способность ребенка доверять себе и своему восприятию — как в детстве, так и в зрелом возрасте, особенно при близких взаимоотношениях с партнером.

  • Потребность в нежности также может игнорироваться или удовлетворяться в недостаточной степени. Когда родители ссорятся друг с другом либо борются со своими проблемами, у них остается мало времени для проявления внимания к ребенку. В результате ребенок жаждет любви, не зная, следует ли ему доверять этому чувству, и фактически считая себя недостойным любви.
  • Теперь вернемся к первой части характеристики: «…вы росли в неблагополучной семье». Неблагополучными семьями мы называем те, где проявляется одна или несколько из следующих тенденций:

— злоупотребление алкоголем и/или другими наркотиками (скрытое или явное);
— излишества в поведении, такие, как чрезмерное пристрастие к еде, работе, уборке, игре, денежным тратам, диетам и так далее. Все это типы пристрастного поведения, представляющие собой — прогрессирующий болезненный процесс;
— помимо других вредных последствий, они успешно разрушают либо предотвращают искренние контакты и близость в семье;
— физическое насилие над супругом и/или над детьми;
— неподобающее сексуальное поведение одного из родителей по отношению к ребенку, варьирующее от развращения до инцеста;
— постоянные споры и напряженность;
— длительные периоды времени, когда родители не разговаривают друг с другом;
— родители имеют разные системы ценностей или противоречат друг другу, борясь за лояльность ребенка;
— родители соревнуются друг с другом или с детьми;
— один из родителей не может наладить отношения с другими членами семьи и поэтому усердно избегает их, в то же время обвиняя их в замкнутости;
— чрезмерно жесткие требования к доходам, религиозному воспитанию, работе, распорядку дня, слепая увлеченность сексом, телевидением, работой по дому, спортом, политикой и т.д.

Одержимость любым из этих дел может разрушить близость в семье, поскольку упор делается на соблюдение правил, а не на нормальные отношения.

  • Неблагополучие в семье может проявляться самыми разнообразными способами, но оно всегда оказывает одинаковое воздействие на ребенка: у детей, выросших в таких семьях, до некоторой степени повреждена способность чувствовать других людей и строить свои отношения с ними.

2. Получив в детстве мало настоящего тепла и ласки, вы стараетесь удовлетворить свою потребность опосредованно, становясь чрезмерно нежной и заботливой, особенно по отношению к мужчинам, которые вроде бы нуждаются в этом. В общем и целом мы становимся чрезмерно заботливыми в большинстве, если не во всех областях нашей жизни. Женщины из неблагополучных семей (а особенно, как мне пришлось убедиться, из семей, где один или оба родителя были алкоголиками) во множестве представлены в профессиях, суть которых — помощь другим людям. Они становятся медсестрами, консультантами, терапевтами и работниками социальной сферы. Нас влечет к тем, кто нуждается в помощи. Мы полны сострадания, чувствуем чужие муки, как свои, и пытаемся облегчить их, чтобы нам самим стало лучше. То, что мужчины, наиболее сильно привлекающие нас, нуждаются в заботе, становится очевидным, если понять, что в основе влечения лежит наше собственное желание быть любимыми и полезными.

Мужчина, взывающий к нам, не обязательно должен оказаться нищим или больным. Возможно, он не способен устанавливать нормальные отношения с окружающими, холоден и замкнут, либо упрям и эгоистичен, либо упрям и меланхоличен. Может быть, он немного дикий и безответственный или не способен на верность. А может быть, он говорит нам, что не способен полюбить ни одну женщину. В зависимости от нашего прошлого опыта мы по-разному реагируем на разные выражения нашей потребности в помощи. Но мы, так или иначе, убеждены, что мужчине для улучшения его жизни необходима наша помощь, наша мудрость и наше сострадание.

3. Поскольку вы так и не смогли изменить родителей и добиться от них тепла и ласки, вы остро реагируете на знакомый вам тип эмоционально недоступного мужчины. Вы снова пытаетесь изменить его своей любовью.

  • Возможно, вы боролись с одним из родителей, возможно, с обоими, но что бы ни было неправильным, отсутствующим или мучительным в прошлом, в любом случае это то, что вы пытаетесь «исправить» в настоящем.
  • Теперь становится ясно, что в продолжении этих попыток есть что-то очень нездоровое и пораженческое. Было бы прекрасно, если бы мы привнесли всю нашу симпатию, сострадание и понимание во взаимоотношения с нормальными мужчинами, которые могли бы дать нам какую-то надежду на удовлетворение наших потребностей. Но нас не влечет к мужчинам, способным дать нам то, в чем мы нуждаемся: они кажутся нам скучными. Нас влечет к мужчинам, олицетворяющим ту борьбу, которую мы вели с родителями, когда пытались быть достаточно хорошими, любящими, умными и полезными, добиваясь любви, внимания и одобрения тех, кто не мог нам их дать, поскольку был слишком поглощен собственными заботами. Теперь любовь, внимание и одобрение для нас «не в счет», если мы не можем добиться их от мужчины, не способного нам их дать, поглощенного своими заботами и проблемами.

4. Страшась его ухода, вы готовы на все, чтобы уберечь взаимоотношения от распада.

  • «Оказаться брошенной» — очень сильное выражение. Оно подразумевает, что вас оставили — возможно, оставили умирать, так как вы можете оказаться не способны выжить в одиночестве. Это заброшенность в буквальном смысле, но есть еще и эмоциональная опустошенность. Каждая женщина, которая любит слишком сильно, хотя бы однажды испытывала это всеобъемлющее чувство со всеми страхами и отчаянием, которые оно приносит с собой. Когда в зрелом возрасте от вас уходит мужчина, многими своими чертами напоминающий людей, впервые бросивших вас, это возрождает весь пережитый ужас. Разумеется, вы готовы на все, чтобы избежать такого, что приводит к следующей характеристике.

5. Для вас нет ничего слишком неприятного, слишком дорогостоящего или отнимающего слишком много времени, если это «поможет» вашему мужчине.

  • Идея заключается в том, что если «все сработает», то мужчина станет для вас всем тем, в чем вы нуждаетесь. Это означает, что, победив в борьбе, вы приобретете то, чего так долго добивались.
  • Поэтому, хотя мы часто экономны по отношению к себе и доходим даже до самоотрицания, мы готовы пойти на все, чтобы помочь ему. Ради него мы резко ставим под вопрос уместность своих поступков. Мы тратим огромное количество времени и энергии в поисках новых подходов, которые будут работать лучше уже использованных.

6. Привыкнув к отсутствию любви в личных отношениях, вы готовы ждать и надеяться и все упорнее стараетесь порадовать своего мужчину.

  • Если другая женщина с другим прошлым окажется в нашей ситуации, она может сказать: «Это возмутительно! Я ни минуты не собираюсь мириться с этим». Но мы считаем, что если наши усилия пропадают впустую и мы остаемся несчастными, то, значит, мы просто недостаточно старались. Мы следим за каждым нюансом поведения партнера в поисках признаков долгожданных перемен. Ждать, когда он изменится, представляется нам более удобным, чем измениться самим и жить собственной жизнью.

7. Вы готовы взять на себя большую долю ответственности и вины за случившееся в любых взаимоотношениях.

  • Часто у тех из нас, кто рос в неблагополучных семьях, родители были безответственными, слабыми и ребячливыми. Мы быстро выросли и превратились в «псевдовзрослых» задолго до того, как были готовы к грузу ответственности, который налагает взрослая жизнь. Но мы были также довольны тем влиянием, которое мы могли оказывать на членов нашей семьи и на других людей. Став взрослыми, мы считаем, что ответственность за налаживание хороших отношений целиком и полностью возложена на нас. Поэтому мы часто выбираем безответственных и слабых партнеров, укрепляющих в нас чувство, что все зависит только от нас. Мы становимся специалистами по переноске тяжестей.

8. Ваша самооценка держится на критически низком уровне. В глубине души вы не верите, что заслуживаете счастья; скорее вы полагаете, что должны заслужить право наслаждаться жизнью.

  • Если наши родители считают нас недостойными своей любви и внимания, то как мы можем поверить в то, что на самом деле мы хорошие и даже прекрасные люди? Очень немногие женщины, которые любят слишком сильно, внутренне убеждены в том, что они заслуживают любви и внимания просто в силу своего существования. Вместо этого мы верим в то, что обладаем ужасными изъянами и недостатками и должны упорно трудиться над их исправлением. Мы живем с чувством вины из-за этих воображаемых недостатков и боимся, что они будут обнаружены. Мы упорно трудимся над тем, чтобы казаться окружающим хорошими людьми, потому что сами в это не верим.

9. Будучи с детства не уверенной в себе, вы испытываете отчаянную потребность контролировать своего мужчину и свои отношения с ним. Вы маскируете свои усилия контролировать людей и ситуации желанием «быть полезной».

  • Воспитываясь в одной из неблагополучных семей, например в такой, где процветают алкоголизм, насилие или инцест, ребенок неизбежно будет чувствовать панику перед потерей контроля над событиями в семье. Люди, от которых ребенок зависит, слишком слабы, чтобы защитить его. Фактически такая семья чаще является для ребенка источником вреда и угрозы, чем источником защиты и безопасности. Опыт, усвоенный в ней, ошеломителен и оказывает разрушительное влияние на личность, поэтому те, кто обладает этим опытом, пытаются, так сказать, «быть на высоте». Становясь сильными и помогая другим, мы защищаемся от той паники, которая охватывала нас, когда мы оказывались отданными на милость других людей. Чтобы чувствовать себя в безопасности, нам нужно общество людей, которым мы можем помочь.

10. Во взаимоотношениях с мужчинами вы гораздо теснее связаны со своей Мечтой о том, как все могло бы сложиться, чем с реальной ситуацией.

  • Когда мы любим слишком сильно, мы живем в мире фантазий, где мужчина, с которым мы несчастны, превращается в мужчину, которым ему следует быть с нашей точки зрения, которым он обязательно станет с нашей помощью. Поскольку мы очень мало знаем о счастье во взаимоотношениях и имеем очень небольшой опыт в удовлетворении своих эмоциональных потребностей, этот воображаемый мир оказывается тем, в который мы осмеливаемся войти в поисках желаемого.

11. Вы питаете болезненное пристрастие к мужчинам и к эмоциональным страданиям.

  • По словам Стентона Пила, автора «Любви и пристрастия», «…пристрастное переживание поглощает сознание человека и как анальгетик приглушает его озабоченность и страдание. Возможно, ничто не поглощает так наше сознание, как любовные взаимоотношения определенного рода. Пристрастные взаимоотношения характеризуются желанием постоянного и успокаивающего присутствия партнера… Второй критерий пристрастности состоит в том, что она ослабляет способность человека сосредоточивать свое внимание на других аспектах своей жизни».
  • Мы пользуемся своей одержимостью любимым мужчиной, чтобы избежать страданий, пустоты, гнева и страха. Мы пользуемся нашими взаимоотношениями как наркотиками, избегая тех чувств, которые нам пришлось бы испытать в одиночестве. Чем более мучительным становится наше общение с мужчиной, тем сильнее оно отвлекает нас от действительности. Самые ужасные взаимоотношений служат для нас той же целью, что и очень сильный наркотик для законченного наркомана. Но без мужчины, на котором мы можем сосредоточить все свое внимание, мы замыкаемся в себе. Часто у нас проявляются физические и эмоциональные симптомы, характерные для воздержания от наркотиков: тошнота, потливость, переохлаждение, судороги, хаотичные мысли, депрессия, бессонница, паника и приступы тревоги. В попытках подавить эти симптомы мы возвращаемся к прежнему партнеру или отчаянно ищем нового.

12. Вы можете быть эмоционально, а иногда и биохимически предрасположены к зависимости от наркотиков, алкоголя и/или определенной пищи, особенно сладостей.

  • Вышесказанное особенно относится к женщинам, чьи родители злоупотребляли алкоголем или наркотиками. Вес те, что любят слишком сильно, носят в себе груз эмоциональных переживаний, который может привести их к употреблению наркотических веществ, дабы отгородиться от своих чувств. Но дети родителей-наркоманов помимо того часто имеют генетическую склонность к развитию собственных болезненных пристрастий.

13. Сближаясь с людьми, чьи проблемы требуют решения, или попадая в хаотичные, неопределенные и эмоционально мучительные ситуации, вы избегаете мыслей об ответственности за свою личную жизнь. Хотя мы очень хорошо воспринимаем чувства другого человека, угадываем его потребности, предвидим его поступки, мы не имеем контакта с собственными чувствами и не способны принимать разумные решения относительно важных аспектов нашей жизни, которые беспокоят нас. В сущности, мы часто не знаем, кто мы такие. Углубляясь в драматические проблемы, мы отказываемся заглянуть в себя и выяснить это.
14. У вас может появиться склонность к депрессии, приступы которой вы пытаетесь предупредить с помощью нервного возбуждения, возникающего при нестабильных взаимоотношениях.

  • Пример: одна из моих клиенток, испытывавшая продолжительную депрессию и бывшая замужем за алкоголиком, сравнила жизнь с ним с ежедневным дорожным происшествием. Ужасающие спады и подъемы, сюрпризы, маневры, непредсказуемость и нестабильность взаимоотношений вызывали постоянную кумулятивную встряску ее нервной системы. Если вы когда-либо попадали в дорожное происшествие и не были при этом серьезно травмированы, то вы, наверное, испытывали на следующий день определенную приподнятость. Это произошло потому, что ваше тело испытало шок, и адреналин был выброшен в кровь в необычно больших количествах. Именно адреналин вызывает эйфорию. Если вы боретесь с депрессией, то вы подсознательно ищете ситуаций, поддерживающих вас в возбужденном состоянии; в этом смысле брак с алкоголиком похож на дорожное происшествие. Чтобы оставаться недосягаемой для депрессии, вы забираетесь все выше. Депрессия, алкоголизм и расстройства питания тесно связаны — возможно, даже генетически. У большинства моих клиенток, испытывавших проблемы с депрессией, минимум один из родителей был алкоголиком. Если вы росли в семье алкоголиков, то ваша депрессия скорее всего имеет две причины: ваше прошлое и ваше генетическое наследство. Как ни иронично это звучит, но возбуждение от взаимоотношений с человеком, страдающим таким заболеванием, может сильно привлекать вас.

15. Вас не привлекают добрые, надежные, стабильные, интересующиеся вами мужчины. Вы находите таких «славных парней» скучными.

  • Мы находим нестабильного мужчину волнующим, ненадежного мужчину — вызывающим, непредсказуемого мужчину — романтичным, незрелого мужчину — чарующим, угрюмого мужчину — таинственным. Сердитый мужчина нуждается в нашем понимании, несчастный нуждается в нашем утешении. Ущербный мужчина нуждается в нашем поощрении, холодный — в нашем тепле. Но мы не можем «исправить» мужчину, который замечателен сам по себе, ведь если он добр и будет заботиться о нас, то нам не придется страдать. К несчастью, если мы не любим мужчину слишком сильно, мы обычно вообще его не любим.

 

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации

Двенадцать Основных Жизненных Уроков

 

Двенадцать Основных Жизненных Уроков

Стив Ротер

Когда мы осознаем себя вечными духовными существами, из жизни в жизнь набирающими опыт игры в человеческом теле, наше переживание трудностей и проблем изменяется. Но даже понимая, что мы сами себе это запланировали перед очередной инкарнацией, иногда хочется разобраться: чему же так хотелось научиться нашей душе? Как распознать свои уроки и ключи к их прохождению? Как наработать Мастерство?

  Нам видится, что мы — человеческие существа, ищущие духовного пробуждения, в то время как фактически мы духов­ные существа, пытающиеся справиться с человеческим про­буждением. На встрече-«планерке», которая предшествует каждой инкар­нации, каждый из нас решает, над какими жизненными урока­ми будет работать. Мы назначаем роли и заключаем конкрет­ные контракты на будущий жизненный опыт.

 Получая опыт человеческой жизни, мы работаем над достижением Мастерства в двенадцати основных жизненных качествах. В каждой жизни мы выбираем для работы один основной урок и продолжаем работать над ним в последующие жизни до тех нор, пока не достигнем уровня Мастерства в этом одном качестве. Затем мы выбираем другой основной урок на ближайшую инкарнацию. В прошлом мы обычно работали с одним уроком за один раз. Есть определенные случаи, в которых мы можем работать над двумя и более уроками, но большую часть времени мы ограничиваемся только одним.

Одно важное человеческое качество, которое не входит в список Двенадцати, — это ответственность. Дело в том, что ответственность фактически является результатом действия, а не собственно качеством. Это результат достижения (или недостижения) Мастерства в жизненных уроках. Другими словами, человек либо берет на себя ответственность за работу над уроком, либо не берет. Действие ответственности обычно проявляется в жизненных уроках Бытия, Творения, Доверия и, чаще всего, Истины

13102769_1599503487044430_791454314413216478_n

.

Основной жизненный урок № 1

Принятие. Самоуважениепринятие себя и Искусство Грациозного При

нятия. Этот жизненный урок люди чаще всего изучают, воплотившись в женском теле. Энергетические блоки в этой области могут проявляться как «само-саботаж»: человек «все вроде бы делает правильно, но ничего не получается». Такие люди вполне могут научить­ся творить, но как только излучаемая ими энергия начинает возвращаться назад, у них возникают проблемы с принятием награды. Принятие — это искусство, суть которого в том, что вы позволяете энергии течь через вас. Ищите области, в которых энергия может «застревать», и работайте над ее освобождением. Другой важный аспект этого урока — принятие ответственноспш.Ответственность — это то, что уравновешивает личную силу. Уравнение здесь простое: если вы желаете соз­дать больше успеха в своей собственной жизни, то должны принять на себя больше личной ответственности за свое счас­тье.

 

Основной жизненный урок № 2

Адаптация. Перемены. Наш природный психологический склад способен к огром­ным изменениям за очень небольшой период времени. Но переменам часто сопротивляется наша физическая форма, поэтому мы не очень хорошо справляемся с ними. Жизненный урок Адаптации учит нас приспосабливаться к переменам и чувствовать себя в них удобно. Очень немногие из нас умеют это, поскольку перемены несут с собой неизвестное. Если мы не знаем, что должно случиться, то чувствуем, что ничего не контролируем. А невозможность контроля прирав­ниваем к бессилию. Оказавшись лицом к лицу с переменами и тем естественным страхом, который они порождают в нас, мы можем помнить — и именно это нам поможет, — что не­возможно достичь более высокого вибрационного уровня, не изменившись. Парадокс в том, что то ощущение комфорта, которого мы ищем, проще всего достигается путем привыкания к самому процессу перемен!

 

Основной жизненный урок № 3

Бытие. Целостность. Иллюзии пространства полярности, в котором мы пребываем, стремятся заставить нас поверить в то, что мы не целостны. У людей, которые выбирают жизненный урок Бы­тия, возникают с этим особые трудности. Основной жизненный урок Бытия зачастую подразумевает зависимость. Поскольку основной принцип этого урока состоит в том, что люди ищут вне себя вещи, которые должны сделать их целостными. (Зависимостью могут стать не только «вредные привычки», но и отношения, и даже стремление к самосовершенствованию). Это не означает, что каждый чело­век, склонный к зависимостям, проходит основной жизненный урок Бытия, но зависимое поведение часто вызывается к жизни именно этим уроком. Как фасилитатор, я помогаю людям с этим жизненным уроком, воодушевляя их найти то священное место внутри, где они смогут просто быть, а не пытаться стать чем-то, чем они не являются. Искусство «просто Быть» незнакомо большинству из нас, но, практикуя его, мы увидим реальные перемены — сначала в энергетической сфере, а потом и в жизни.

 

Основной жизненный урок № 4

Милосердие. Гармония. Сейчас жизнен­ное качество Милосердия не слишком популярно в нашем об­ществе. Это, однако, не означает, что оно не важно. Напротив, урок Милосердия содержит в себе ключ к следующему уровню развития на нашем пути к превращению в Людей-Ангелов. Слово «милосердие» стало в нашем обществе синонимом  слова «благотворительность». Тем не менее, хотя благотворительность может быть одним из проявлений Милосердия, истинное Милосердие — это не только искусство отдавать, делиться.Истинное Милосердие в значении жизненного качества есть почитание во всех наших действиях той связи, которая соединяет нас со всеми людьми. В зависимости от того, на чем человек фокусирует эти качества, урок может выглядеть очень по-разному. Если они направлены внутрь, мы видим людей, работающих над уроком Милосердия, эгоистичными и заботящимися только о своих интересах. В противном случае, если эти качества сфокусированы снаружи, это будет выглядеть так, словно человек чересчур усердствует в отношениях. Такие люди могут раздражать своими постоянными попытками привлечь ваше внимание и понравиться вам. Овладение качеством Милосердия лежит в укреплении связи, которая уже существует между всем, что окружает нас.

 

Основной жизненный урок  5

Общение. Из глубины души. Урок Общения из глубины души определяется внутри сферы отношений. Хотя это может быть применимо к отношениям всех видов, отношения любви — это основная область, которую мы выбираем при работе с этим уроком. Однако нужно сказать, что усвоение данного урока ускольз­нуло от многих людей, поскольку цель состоит не в том (как полагают многие), чтобы дополнить свое «Я» другим, а скорее в том, чтобы научиться идтирядом с другим и разделять с ними жизнь так, чтобы ни один из нас не опирался на другого слишком сильно. Быть искренними друг с другом — в этом суть хороших от­ношений. Очень часто у людей, работающих над уроком Общения, с самого детства возникают сложности с выражением себя в словах. После решения проблемы в раннем возрасте многие выбирают для себя такие ситуации, в которых им приходится общаться, чтобы заработать на жизнь. Если они достигают успехов в усвоении этого урока, то обычно чувствуют себя в коммуникативной сфере достаточно комфортно. И даже в этом случае им часто бывает сложно про­износить вслух то, что накопилось в душе, искренне оглашать свои чувства и потребности. Когда мы постигнем искусство всегда говорить то, что чув­ствуем, качество Общения из глубины души станет основанием всех наших отношений.

 

Основной жизненный урок  6

Творение. Проявление Силы своего «Я». Находясь в пространстве полярности, мы не можем видеть, что мы — творцы и что только мы владеем силой творе­ния в наших собственных мыслях. У нас всех в той или иной степени есть это «слепое пятно». Но еще больше оно у людей, работающих над усвоением жизненного урока Творения, по­скольку часто они не только не замечают своих собственных творений, но также слепы к самой своей способности творить. Хотя эти люди имеют огромные творческие способности, у них часто возникают не менее громадные трудности с воплощени­ем замыслов в практические произведения. Вера в недостаточность и перфекционизм часто служат этим людям оправданием для того, чтобы даже не пытаться творить что-то самим. Где-то на пути мы приобрели веру в то, что обладать своей силой в качестве творцов означает, что мы не можем делать ошибки. Истина в том, что мынеспособны делать ошибки по той простой причине, что если мы несчастливы в той реаль­ности, которую создали, то все, что нам нужно сделать, — это провозгласить ответственность за свое творение и затем отме­нить его и начать все заново. Ключ к усвоению этого урока: нужно обрести противовес для ЛИЧНОЙ СИЛЫ, который состоит в ОТВЕТСТВЕННО­СТИ. Обнаружение возможности взять на себя больше личной ответственности увеличит у человека ощущение личной силы, таким образом помогая ему или ей усвоить жизненный урок Творения.

 

Основной жизненный урок  7

Определение. Выражение индивидуальности через границы. Этот основной жизненный урок в настоящее время особенно популярен среди женщин. Большинство людей, рабо­тающих над ним, — потенциальные целители с огромным запасом эмоционального сопереживания. Они подключаются к эмоциям, моделям мышления и энергии других людей так легко и спонтанно, что часто даже не осознают, что энергия, которую они ощущают,.— это не их энергия. Из-за этого у них неминуемо возникают сложности с установлением правильных границ для себя. Ключ к усвоению этого очень популярного, но трудного жизненного урока — в том, чтобы научиться ставить себя на первое место. Вас шокирует этот призыв? Но поймите: существует огромная разница между тем, кто ставит себя в центр, и тем, кто ставит себя вперед. Да, оба помещают себя в потоке энергии на первое место, но на этом сходство заканчи­вается. У ставящего себя вперед намерение состоит в том, что­бы наполнить в первую очередь свое «Я» —для того, чтобы у него было еще больше того, что можно дать остальным. Чтобы достичь Мастерства в уроке Определения, вы должны опреде­лить свои границы и привыкнуть к тому, что во всех ситуациях нужно ставить себя на первое место. У этого качества есть и другой аспект. У людей с этим уроком нет понятия о том, где заканчивается их энергетическое поле и начинается поле другого. Парадокс в том, что именно эта крайняя чувствительность делает этих людей такими могуще­ственными целителями. Если они смогут научиться опреде­лять свои энергетические границы, то обнаружат, что могут использовать ту же самую чувствительность намеренно — для подключения к эмоциональным энергетическим полям других людей и содействия исцелению. Те, кто усвоил жизненный урок Определения, становятся очень сильными целителями. И самое мощное слово, которое они могут научиться исполь­зовать, — это слово «нет».

 

Основной жизненный урок  8

Честность. В гармонии со своим «Я». Случалось ли с вами такое, что вы смотрите по телевизору, как кто-то говорит речь, и чувствуете, что, хотя каждое его слово правильно, вы не можете согласиться с тем, что он говорит? Бывало ли у вас когда-нибудь во время разговора четкое ощущение, что собеседник говорит одно, а чувствует другое? Если да, то вы, скорее всего, имели дело с человеком, работающим над жизненным уроком Честности. В поле каждого человека существует четыре линии ви­брации честности. Это тонкие вибрации, которые мы излучаем, сами не осознавая этого. Усвоение жизненного урока Чест­ности зависит от нашей способности гармонично объединить эти четыре линии.

Вот эти Четыре Вибрационные Линии Честности:

1. То, что мы говорим.

2. То, как мы действуем.

3. То, что мы думаем.

4. То, во что мы верим.

Если одна или более из этих линий не согласуется с дру­гими, вибрация, которую мы передаем, будет расплывчатой и неясной. Когда такое случается, размытый результат возвращается во всех наших творениях, что, в свою очередь, приводит к тому, что людям становится сложно понять нас или поверить нам. Это не только сбивает с толку, но и заставляет нас сомневаться в себе, что, конечно, размывает наше энерге­тическое поле еще больше. Выравнивание наших личных линий вибрации — это все, что требуется для того, чтобы войти в состояние вибрационной Честности. Находясь в этом состоянии, мы хорошо взаимодей­ствуем с другими, что не только помогает нам в отношениях с ними, но и облегчает процесс контакта и объединения с нашим Высшим «Я». Овладение сознательным движением в полной гармонии — самый важный шаг в овладении Честностью.

 

Основной жизненный урок  9

Любовь. Любовь к себе. Ключ к усвоению жизненного урока Любви — в том, чтобы научиться любить себя без всяких условий и в первую оче­редь. Любовь — это основа того, что мы называем Вселенской Энергией. Вся энергия исходит из основания Любви. Поскольку мы находимся в пространстве полярности, нам, людям, нужно испытать на себе одну полярность, чтобы понять другую. Самая сильная из всех эмоций — Любовь, а полярной противоположностью Любви является Страх. Вот почему те, кто работает с основным жизненным уроком Любви, часто попадают в замкнутый круг страха. Страх лежит в основе всех негативных эмоций. Но как тем­нота исчезает, когда на нее прольется свет, так и страх можно преодолеть присутствием любви. Темнота — лишь отсутствие света. Страх — лишь отсутствие любви. Самое первое проявление любви, наиболее сложное для усваивающих этот урок, — это любовь к себе. Сделать следу­ющий шаг возможно только при условии, что человек любит другого в той же степени, что и себя. Бог внутри, а не снаружи. Вот почему мы должны научиться любить прежде всего себя. Проявления любви, которые мы обнаружим в Новой Энергии, будут прямым отображением этой простой истины. Многие люди говорят, что ищут любовь, но на самом деле имеют в виду, что ищут кого-то, кто будет любить их. Они го­раздо быстрее добились бы успеха, если бы, вместо того чтобы искать кого-то, кто их полюбит, сосредоточились на поисках путей дарить любовь. Поскольку только через акт дарения люб­вимы можем настроить энергию для того, чтобы быть любовью и, таким образом, получить любовь.

 

 Основной жизненный урок  10

Доверие. Верить в себя. Жизненный урок Доверия прост для понимания, но очень сложен для усвоения. Конечная цель жизненного урока Доверия — научиться доверять в первую очередь себе. Люди, работающие с основным уроком Доверия, часто встречаются с большими трудностями, когда учатся доверять себе, принимать и удерживать свою собственную силу. Однако, когда этот урок усвоен ими, они часто идут по жизни, руководствуясь внутреннимчувством направления, и всегда выглядят и действуют так, словно точно знают, куда идут. В конце концов эти люди должны научиться настолько доверять себе, чтобы им уже не нужно было знать. Если говорить о Доверии, то вот интересная вещь: боль­шинству из нас совсем несложно довериться Богу. Но прак­тически у всех нас возникает большая проблема, когда нужно принять тот факт, что мы и есть Бог. Доверие — крайне важный жизненный урок; это качество позволяет нам стать частью целого, помещая нас в поток Все­ленской Энергии. Когда у нас нет Доверия, у нас нет Веры. Однажды научившись Доверию, мы можем позволить себе быть уязвимыми. Разрешая себе быть уязвимыми, мы пре­вращаем свои слабости в сильные черты. Фактически, как мы вскоре узнаем от Кристальных Детей, которые сейчас приходят в этот мир, наша уязвимость и есть источник нашей величай­шей силы!

 

Основной жизненный урок  11

Истина («Я»). Ответственность. Жизненные уроки Истины и Доверия очень близки, и их часто путают. Когда человек выбирает овладевать Истиной, его энергетическое устройство приведет к тому, что у него воз­никнут проблемы с различением и отстаиванием своей правды. Когда человеку трудно придерживаться своей собственной истины, он склонен приниматьистину других. Он всегда будет искать самую новую книгу, самую свежую концепцию, самую «крутую» идею, которой сможет следовать. Когда человек работает с Истиной на более высоком уров­не Мастерства, он часто становится учителем или лидером, который способен охватить много различных оттенков истины без привязанности к какому-либо одному. Усвоение этого жизненного урока также ведет к пониманию того, что истина основана исключительно на личном восприятии и что только путем изменения восприятия можно увидеть много других ис­тин, а не только одну свою. Мастерства в овладении этим качеством можно достичь только путем абсолютной честности с самим собой. Это означает взять на себя полную ответственность за свои мысли и действия. Я не говорю, что действия и мысли должны быть идеальными — они лишь должны быть своими. Когда вы начнете брать на себя от­ветственность за свою реальность, начнется и ваше овладение Истиной. Люди, которые только начинают знакомиться с этим уроком, обычно смотрят на себя глазами других людей. Они хорошо видят точку зрения других, но когда дело доходит до их виде­ния — обнаруживается «слепое пятно». Это люди, которые всегда судят себя по тому, что, как они думают, другие думают о них.            Истина — это очень сложное качество. Даже если на это уходит несколь­ко жизней, усвоение данного урока продвигает вперед все человечество в целом!

 

Основной жизненный урок  12

ГрацияИдти по жизни в гармонии со всем сущим. Грация — последний шаг на пути к Мастерству. Постигая этот урок, человек узнает, что на самом деле важен не конечный пункт назначения. Глав­ное — это сам путь и то изящество, с которым мы этот путь проходим. Чтобы понять важность этого урока, можно задать себе вопрос: как часто я просыпаюсь утром и говорю: «Я люблю свою жизнь и хочу поскорее узнать, что принесет сегодняшний день»?            Вы замечаете, что скучаете по Дому? Вы чувствуете, что однажды вы пробудились в этом неудобном теле, в котором здесь живете, и теперь тратите большую часть своей энергии в поисках обратного пути Домой? Если ответ на эти вопросы — «да», тогда вы еще не усвоили жизненный урок Грации.   Грация — это подключение к тому, что Группа называет Вселенской Энергией — энергией, которая соединяет все сущее. Жизненный урок Грации укрепляет нашу связь с энер­гией, которая протекает между всеми вещами.  Работающие с основным уроком Грации всегда хотят уви­деть самую большую картину. Они стремятся узнать, как все в мире взаимосвязано. Они нисколько не интересуются се­кретами земной жизни: им подавай секреты Вселенной! Они общаются с другими людьми без каких-либо проблем, но они также видят те части каждого из нас, которые находятся в иных измерениях, и внутренне распознают истину во всем, что слы­шат, видят или переживают. Когда на семинарах по Духовной Психологии мы начинаем определять жизненные уроки присутствующих, каждый сразу решает, что его урок — Грация. Но, пожалуйста, помните то, что я вам уже говорил: вы увидите себя в каждом жизненном уроке, но самостоятельно определить, какой урок ваш основной, очень сложно, поскольку именно под этот урок в вас заложено и сконфигурировано «слепое пятно». В Грации каждый видит какую-то часть себя, но все же случаи, когда человек работает над этим уроком в качестве основного, чрезвычайно редки.

 

Для понимания более масштабной картины нашего опыта духовных существ в человеческой форме полезно помнить, что мы здесь не для того, чтобы усвоить уроки как таковые. Это не самоцель. На самом деле можно даже сказать, что Двенадцать Основных Жизненных Уроков — это только отвле­чение внимания. Нас надо чем-то занять, пока мы осваиваем более масштабное качество, окружающее нас со всех сторон. Еще проще: на самом деле то, для чего мы приходим сюда, — это само Искусство Мастерства. «Мастерство» же, если дать точное определение, — это умение находить позитивные при­менения для всех энергий во всех ситуациях. Достигнув этого, мы наконец вспомним нашу истинную силу как Творцов.

Выдержки из книги Стива Ротера «Духовная психология: Двенадцать Основных Жизненных Уроков / Перев. с англ. — М.: ООО Издательский дом «София», 2006.»;
********************************************************************************

CIMG3873Фотография сделана после обучения духовной психологии  и личной консультации у Стива Ротера.

 

*********************************************************************************

Синдром «потерянного возраста»

Синдром «потерянного возраста»

Владимир Яковлев

После 55 или 60 лет про удовольствие от жизни можно благополучно забыть?

 

Слышали ли вы когда-нибудь о синдроме «потерянного возраста»? Нет? А очень интересно, между прочим. Потерянный возраст — это возраст с 50 до примерно 70 лет.И «потерянным» его называют потому, что этого времени в нашей жизни как бы не существует.

Не существует же по той простой причине, что в этот период мы сперва изо всех сил пытаемся казаться еще молодыми, а потом с тоскою признаем себя уже старыми. И в результате попросту вычеркиваем из своей жизни огромный кусок, который вообще-то может быть самым лучшим в нашей жизни.

Некоторые считают, после 55 или 60 лет про удовольствие от жизни можно благополучно забыть.

Да вообще ничего подобного! Секрет простой:

Не надо пытаться после 55 жить как в 30 или в 40 лет. Вместо этого нужно позволить себе развиваться ДАЛЬШЕ.

Мы же не пытаемся в 15 лет жить как в пять или, скажем, в 30 как в 15. В 15 не играем в куклы и солдатиков, как в пять. А в 30 не слушаем ту музыку, которой восхищались в 15.

Это не значит, естественно, что мы получаем меньше удовольствия. Это значит, что мы получаем удовольствие ОТ ДРУГОГО.

Я много раз слышал от разных людей о любопытном феномене. Примерно лет в 50–55 у многих возникает ощущение, будто в жизни что-то закончилось, а что-то еще, что должно было в этот момент начаться, тем не менее не началось. Проще говоря, в жизни образуется своего рода перерыв, пауза, которая, как ни печально, может продолжаться долго, очень долго до самой смерти.

Что здесь сказать?

Все дело в целях, друзья, все дело в целях! После 50 мы стандартно ставим перед собой цель жить не хуже, чем раньше. Не хуже, чем раньше, выглядеть, не хуже, чем прежде, работать, не хуже зарабатывать, не хуже отдыхать…

Ну и стоит ли удивляться, что так много людей с грустью ощущают, что после 50 их жизнь будто остановилась? Как может быть иначе, если все, что мы пытаемся сделать, это повторить самих себя?

Попробуйте поставить перед собой иную цель — жить ЛУЧШЕ, чем раньше. Получать от жизни больше удовольствия. Веселее развлекаться, интереснее отдыхать, лучше выглядеть, сильнее и ярче любить. Попробуйте — и вы сразу почувствуете, что в жизни снова появился смысл.

Что, невозможно? А почему нет, собственно?

Пока мы думаем, что после 50 лет наше личное развитие заканчивается, пока отчаянно стараемся держаться за прошлое, жить как прежде, о кайфе и радости можно забыть.

Радость и удовольствие от жизни после 55 появляется тогда, когда вы отпускаете прошлое и позволяете себя продолжать жить, меняться, развиваться, становиться иным, позволяя себе новые увлечения, новых друзей, новые дела, новые — другие! — удовольствия.

Даже по сравнению с поколением наших родителей нам добавили дополнительные 25 лет активной жизни! Четверть века!

Это нужно отпраздновать.

***************************************************************************

Запись на индивидуальные сессии  и консультации